Главная » Алфавитный раздел » Подготовка к Исповеди » О чем говорить на исповеди?
Распечатать Система Orphus

О чем говорить на исповеди?

( О чем говорить на исповеди? 5 голосов: 5 из 5 )

иеромонах Евстафий (Халиманков)

 

Этот вопрос возникает у многих людей, желающих изменить свою жизнь при помощи Церкви и таинства Покаяния. Однако не всегда самостоятельный поиск приводит к правильному ответу. Попробуем дать ответ, исходя из реального опыта священнослужителей Жировицкой обители.

Приходя на исповедь, надо всегда задавать себе четкий и ясный вопрос: зачем я это делаю? Собираюсь ли я менять свою жизнь, что собственно и подразумевает само слово «покаяние» (с греч. метания – изменение ума, мировоззрения, умного подхода ко всему)?

В Таинстве покаяния можно выделить три основных момента или своеобразных покаянных этапа. Только последовательно пройдя все эти этапы, человек может надеяться на победу над грехом в себе. Вспомним притчу о блудном сыне. После того как младший сын получил от отца свою долю и промотал ее, «живя блудно», наступает «момент истины». Становится понятно, что он никому не нужен. И вот тогда-то младший сын вспоминает об отце: «Пришед же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода!» (Лк. 15:17).

Итак, первый этап покаяния – это «прийти в себя», задуматься о своей жизни: осознать, что я все-таки неправильно живу и… вспомнить о том, что всегда и в любой ситуации есть выход. И выход этот единственный: Господь. Все мы начинаем вспоминать о Боге только в скорбях, болезнях и т.п. В том числе, и люди церковные: те, кто более-менее регулярно посещают храм, исповедуются и причащаются; даже они вспоминают о Боге – о том, что все проблемы решаются именно в Нем – не сразу.

Второй этап – решимость расстаться с грехом и непосредственное исповедание греха. Блудный сын принимает это единственно правильное решение: «Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться» (Лк. 15:20-24). Человек уже понял, что так, как он живет сейчас, жить нельзя, поэтому он предпринимает конкретные шаги, чтобы изменить ситуацию.

Господь, подобно отцу из евангельской притчи, ждет каждого из нас. Господь, если можно так выразиться, жаждет нашего покаяния. Никто из нас не заботится о нашем собственном спасении так, как Бог. Каждый из нас, я полагаю, переживал ту радость, облегчение, глубокий мир души после по-настоящему серьезной исповеди? Господь и ждет от нас этой глубины, серьезности по отношению к Себе. Мы делаем шаг навстречу Богу, а Он – несколько шагов навстречу нам. Лишь бы мы решились и сделали этот спасительный шаг вперед… А это как раз и проявляется, прежде всего, в исповеди.

Что мы говорим на исповеди Богу? Это, собственно, и является основной темой настоящей статьи. Начнем с того, что человек иногда даже не понимает, в чем ему каяться: «Никого не убивал, не воровал» и т.д. И если в ветхозаветной системе координат, на уровне десяти Моисеевых заповедей (к которым близки так называемые «общечеловеческие ценности»), мы как-то ориентируемся, то Евангелие остается для нас какой-то далекой, запредельной реальностью, никак не связанной с жизнью. А ведь именно заповеди Евангелия являются для христиан тем законом, который должен регулировать всю их жизнь. Поэтому для начала мы должны потрудиться хотя бы узнать об этих заповедях. Лучше всего читать Евангелие с толкованием святых отцов. Вы спросите: а что, мы сами не сможем самостоятельно понять Новый Завет? Что ж, начните читать, и я думаю, у вас появится масса вопросов. Чтобы найти на них ответы, можно почитать книгу архиепископа Аверкия (Таушева) «Четвероевангелие». Также можно посоветовать замечательную книгу «Толкование Евангелия» Б. И. Гладкова, который весьма удачно синтезировал святоотеческий опыт. Похожий труд принадлежит М. Барсову: «Четвероевангелие. Руководство к изучению Священного писания». Все эти тексты сейчас без особых проблем можно найти в церковных лавках, магазинах или, во всяком случае, в сети Интернет.

Когда человеку откроется перспектива евангельской жизни, он, наконец, осознает, насколько его собственная жизнь далека от самых элементарных основ Евангелия. Вот тогда-то само собой станет понятно, в чем надо каяться и как дальше жить.

Теперь необходимо сказать несколько слов о том, как нужно исповедоваться. Оказывается, этому тоже надо учиться и, порой, всю жизнь. Как часто слышишь на исповеди сухое, формальное перечисление грехов, вычитанных в какой-нибудь церковной (или околоцерковной) брошюрке. Однажды на исповеди молодой человек прочитал по бумажке среди прочих грехов «любление экипажей». Я у него спросил – представляет ли он, что это такое? Он честно сказал: «Приблизительно» и улыбнулся. Когда выслушиваешь на исповеди эти трактаты, то со временем начинаешь определять первоисточники: «Ага, это из книжки «В помощь кающимся», а это из «Лекарства от греха…».

Конечно, есть действительно хорошие пособия, которые можно рекомендовать начинающим исповедникам. Например, «Опыт построения исповеди» архимандрита Иоанна (Крестьянкина) или уже упомянутая нами книга «В помощь кающимся», составленная по творениям святителя Игнатия (Брянчанинова). Ими, конечно, можно пользоваться, но только с известной оговоркой. Нельзя на них «застревать». Христианин и в исповеди должен прогрессировать. К примеру, человек может годами ходить на исповедь и, как хорошо заученный урок, твердить одно и то же: «Согрешил делом, словом, помышлением, осуждением, празднословием, нерадением, рассеянностью на молитве…» – далее следует определенный набор так называемых общих грехов так называемых церковных людей. В чем здесь проблема? Да в том, что человек отвыкает от духовной работы над своей душой и постепенно привыкает к этому греховному «джентльменскому набору» настолько, что почти ничего уже не чувствует на исповеди. Очень часто человек прячет за этими общими словами реальную боль и стыд от греха. Ведь одно дело скороговоркой пробормотать, среди прочего, «осуждением, празднословием, просмотром плохих изображений», и совсем другое – мужественно обнажить конкретный грех во всем его безобразии: поливал грязью коллегу за его спиной, упрекал своего друга за то, что не одолжил мне денег, смотрел порнофильм…

Можно, конечно, впасть и в другую крайность, когда человек погружается в мелочное болезненное самокопание. Можно дойти до того, что исповедник будет даже испытывать удовольствие от греха, как бы вновь его переживая, или же начнет гордиться: вот, мол, какой я глубокий человек со сложной и богатой внутренней жизнью… О грехе надо сказать главное, суть его, а не, простите, обсмактывать…

Также полезно напомнить, что когда мы исповедуем какие-либо грехи, то тем самым берем на себя обязательство их не совершать или, по крайней мере, бороться с ними. Просто поговорить о грехах на исповеди – великая безответственность. Некоторые при этом начинают еще и богословствовать: у меня нет смирения, потому что нет послушания, а послушания нет, потому что нет духовника, а духовников сейчас хороших не найти, потому что «последние времена» и «старцев нашему времени не дано»… Иные начинают вообще исповедоваться в грехах своих родственников, знакомых… только не в своих. Лукавая наша природа пытается таким образом даже на исповеди оправдать себя перед Богом и «свалить» вину на кого-нибудь другого. Поэтому грех надо действительно… оплакать на исповеди, обнажить без утайки всю его мерзость – обличить. Если человеку стыдно на исповеди, то это добрый знак. Значит, благодать Божия уже коснулась души.

Иногда человек кается (даже со слезами на глазах) в том, что съел в постный день непостный пряник или искусился супом с подсолнечным маслом… При этом совершенно не замечает, что живет уже много лет во вражде с невесткой или мужем, безразлично проходит мимо чужой беды; совершенно наплевательски относится к своим семейным или служебным обязанностям… Слепцы, не видящие дальше собственного носа, «оцеживающие комара, а верблюда поглощающие» (Мф. 23:24)!.. Это касается именно тех людей, которые считают себя воцерковленными, ходят не один год (или даже десятилетие) в храм Божий и… живут при этом в каком-то придуманном ими самими мире – там нет Бога, потому что нет главного: любви к людям. Как Господь Иисус Христос обличал нас в этой нравственной слепоте и скорбел о «закваске фарисейской и саддукейской», которой все мы более или менее поражены… Девчонку, зашедшую в церковь в брюках, или подвыпившего парня сразу видим и, как коршуны, набрасываемся на них: пошли вон из нашего храма!..

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония» (Мф. 23:27-28).

Итак, исповедоваться надо конкретно, лаконично, безжалостно по отношению к себе (к своему «ветхому человеку»), ничего не утаивая, не приукрашивая, не умаляя грех. Сначала нужно исповедовать самые грубые, самые постыдные, отвратительные грехи – решительно вываливать эти грязные замшелые камни из дома души. Затем уже собирать остальные камешки, выметать, выскабливать по сусекам…

Готовиться к исповеди нужно заранее, а не наспех, кое-как, уже стоя в храме. Можно готовиться за несколько дней (этот процесс на церковном языке называется говением). Подготовка к Таинствам Исповеди и Причастию – это не только пищевая диета (хотя это тоже важно), но и глубокое исследование своей души, и молитвенное призывание Божией помощи. Для последнего, кстати, предназначено так называемое Правило к Причастию, которое может быть разным в зависимости от уровня воцерковления христианина. Убежден, что заставлять человека, делающего первые шаги в Церкви, вычитывать все большое правило на непонятном для него церковнославянском языке – это «налагать бремена неудобоносимые» (Лк. 11, 42). Мера поста и молитвенного правила должна быть согласована со священником.

Теперь рассмотрим третий этап покаяния, наверное, самый сложный. После того как грех осознан и исповедан, христианин должен своей жизнью доказать покаяние. Это означает очень простую вещь: не совершать больше исповеданный грех. И вот тут-то начинается самое сложное, самое мучительное… Человек думал, что, поисповедовавшись, испытав опыт благодатного утешения от исповеди, все выполнил, и теперь, наконец, можно наслаждаться жизнью в Боге. Но, оказывается, все только начинается! Начинается жестокая борьба с грехом. Вернее, она должна бы начаться. На деле же часто человек пасует перед этой борьбой и снова впадает в грех.

Хотелось бы обратить ваше внимание на одну странную (на первый взгляд) закономерность. Вот человек поисповедовался в каком-то грехе. К примеру, в раздражении. И почему-то сразу – или в этот день, или в ближайшее время – снова находится повод для раздражения. Искушение тут как тут. Даже иногда в еще более тяжелой форме, чем это было до исповеди. Некоторые христиане поэтому даже боятся часто исповедоваться и причащаться – боятся «усиления искушений». Но в том-то и дело, что Господь, принимая наше покаяние, дает нам возможность доказать серьезность нашей исповеди и на деле это покаяние осуществить. Господь предлагает своеобразную «работу над ошибками», чтобы человек на этот раз не поддался греху, а поступил правильно: по-евангельски. И самое главное – человек уже вооружен на борьбу с грехом благодатью Божией, полученной в Таинстве исповеди. В меру нашей искренности, серьезности, глубины, проявленной на исповеди, Господь дает нам и Свою благодатную силу для борьбы с грехом. Нельзя упустить этот божественный шанс! Не надо бояться новых искушений, надо быть к ним готовым, чтобы мужественно встретить их и… не согрешить. Только тогда будет поставлена точка в нашей покаянной эпопее и будет одержана победа над каким-то отдельным грехом. Очень важен этот момент – необходимо сосредоточиться на борьбе, прежде всего, с каким-то отдельным грехом. Как правило, мы начинаем искоренять в себе самые очевидные, грубые грехи – такие, как блуд, пьянство, наркотики, табакокурение… Только исторгнув из своей души эти грубые грехи, человек начнет видеть в себе остальные, более тонкие (но не менее опасные) грехи: тщеславие, осуждение, зависть, раздражительсность…

Оптинский старец преподобный Никон (Беляев) так говорил по этому поводу: «Надо знать, какая страсть беспокоит более всего, с ней и нужно бороться особенно. Для этого надо ежедневно проверять свою совесть…». Не только на исповеди надо каяться в грехах, но хорошо, если христианин вечером, перед сном, например, вспомнит прожитый день и покается перед Господом в своих греховных мыслях, чувствах, намерениях или устремлениях… «От тайных моих очисти меня» (Пс. 18, 13), – молился псалмопевец Давид.

Итак, необходимо сосредоточиться на конкретном грехе, который действительно мешает жить, тормозит всю нашу духовную жизнь, и ополчиться на этот грех. Постоянно исповедовать его, бороться с ним всеми доступными нам средствами; читать творения святых отцов о способах борьбы с этим грехом, советоваться с духовником. Хорошо, если христианин найдет себе со временем духовника – это большая помощь в духовной жизни. Нужно молиться Господу, чтобы Он сподобил такого дара: настоящего духовника. Не обязательно это должен быть старец (да и где их, старцев, найдешь в наше время?). Достаточно найти трезвомыслящего, знакомого со святоотеческим преданием священника, обладающего хотя бы минимальным духовным опытом.

Исповедь должна быть регулярной (как и причастие Святых Христовых Таин). Частота исповеди и Причастия индивидуальна для каждого человека. Этот вопрос решается с духовником. Однако, в любом случае, христианин должен хотя бы раз в месяц исповедоваться и причащаться. Это важно именно потому, что душа регулярно засоряется всяким греховным хламом. Ни у кого не возникает вопросов, почему нужно регулярно умываться, чистить зубы, показываться врачу… Точно так же и душа наша нуждается в бережном уходе за ней. Человек – целостное существо, состоящее из души и тела. И если за телом мы ухаживаем, то о душе – увы! – часто совсем забываем… Именно в силу вышеуказанной целостности человека нерадение о душе сказывается потом и на телесном здоровье, да и вообще на всей жизни человека. Исповедоваться можно (и нужно!) и чаще (без Причастия), по мере необходимости. Заболит – сразу ведь бежим к врачу. Поэтому надо помнить, что и в храме нас всегда ждет Врач.

Да, инерция греха велика. Навык ко греху, который вырабатывался годами, не может не тянуть человека на дно. Страх перед этим навыком сковывает нашу волю и наполняет душу унынием: нет, я не могу победить грех… Так теряется вера в то, что Господь сможет помочь. Человек месяцами, потом годами ходит на исповедь и кается в одних и тех же трафаретных грехах. И… ничего, никаких положительных изменений.

И вот здесь очень важно помнить слова Господа о том, что «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12). Употреблять усилие в христианской жизни означает бороться с грехом в себе. Если христианин будет действительно бороться с собой, то скоро ощутит, как от исповеди к исповеди спрут греха начинает ослаблять свои щупальца и душа все свободнее начинает дышать. Нужно – необходимо, как воздух! – ощутить этот вкус победы. Именно жестокая, непримиримая борьба с грехом усиливает в нас веру – «и сия есть победа, победившая мир, вера наша» (1 Ин. 5:4).

Источник: Журнал «Ступени»

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru