О чем говорить на исповеди?

иеро­мо­нах Евста­фий (Хали­ман­ков)

Этот вопрос воз­ни­кает у многих людей, жела­ю­щих изме­нить свою жизнь при помощи Церкви и таин­ства Пока­я­ния. Однако не всегда само­сто­я­тель­ный поиск при­во­дит к пра­виль­ному ответу. Попро­буем дать ответ, исходя из реаль­ного опыта свя­щен­но­слу­жи­те­лей Жиро­виц­кой оби­тели.

При­ходя на испо­ведь, надо всегда зада­вать себе четкий и ясный вопрос: зачем я это делаю? Соби­ра­юсь ли я менять свою жизнь, что соб­ственно и под­ра­зу­ме­вает само слово «пока­я­ние» (с греч. мета­ния – изме­не­ние ума, миро­воз­зре­ния, умного под­хода ко всему)?

В Таин­стве пока­я­ния можно выде­лить три основ­ных момента или свое­об­раз­ных пока­ян­ных этапа. Только после­до­ва­тельно пройдя все эти этапы, чело­век может наде­яться на победу над грехом в себе. Вспом­ним притчу о блуд­ном сыне. После того как млад­ший сын полу­чил от отца свою долю и про­мо­тал ее, «живя блудно», насту­пает «момент истины». Ста­но­вится понятно, что он никому не нужен. И вот тогда-то млад­ший сын вспо­ми­нает об отце: «Пришед же в себя, сказал: сколько наем­ни­ков у отца моего избы­то­че­ствуют хлебом, а я умираю от голода!» (Лк. 15:17).

Итак, первый этап пока­я­ния – это «прийти в себя», заду­маться о своей жизни: осо­знать, что я все-таки непра­вильно живу и… вспом­нить о том, что всегда и в любой ситу­а­ции есть выход. И выход этот един­ствен­ный: Гос­подь. Все мы начи­наем вспо­ми­нать о Боге только в скор­бях, болез­нях и т.п. В том числе, и люди цер­ков­ные: те, кто более-менее регу­лярно посе­щают храм, испо­ве­ду­ются и при­ча­ща­ются; даже они вспо­ми­нают о Боге – о том, что все про­блемы реша­ются именно в Нем – не сразу.

Второй этап – реши­мость рас­статься с грехом и непо­сред­ствен­ное испо­ве­да­ние греха. Блуд­ный сын при­ни­мает это един­ственно пра­виль­ное реше­ние: «Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согре­шил против неба и пред тобою, и уже недо­стоин назы­ваться сыном твоим; прими меня в число наем­ни­ков твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжа­лился; и, побе­жав, пал ему на шею и цело­вал его. Сын же сказал ему: отче! я согре­шил против неба и пред тобою и уже недо­стоин назы­ваться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: при­не­сите лучшую одежду и оденьте его, и дайте пер­стень на руку его и обувь на ноги; и при­ве­дите откорм­лен­ного теленка, и зако­лите; станем есть и весе­литься! ибо этот сын мой был мертв и ожил, про­па­дал и нашелся. И начали весе­литься» (Лк. 15:20–24). Чело­век уже понял, что так, как он живет сейчас, жить нельзя, поэтому он пред­при­ни­мает кон­крет­ные шаги, чтобы изме­нить ситу­а­цию.

Гос­подь, подобно отцу из еван­гель­ской притчи, ждет каж­дого из нас. Гос­подь, если можно так выра­зиться, жаждет нашего пока­я­ния. Никто из нас не забо­тится о нашем соб­ствен­ном спа­се­нии так, как Бог. Каждый из нас, я пола­гаю, пере­жи­вал ту радость, облег­че­ние, глу­бо­кий мир души после по-насто­я­щему серьез­ной испо­веди? Гос­подь и ждет от нас этой глу­бины, серьез­но­сти по отно­ше­нию к Себе. Мы делаем шаг навстречу Богу, а Он – несколько шагов навстречу нам. Лишь бы мы реши­лись и сде­лали этот спа­си­тель­ный шаг вперед… А это как раз и про­яв­ля­ется, прежде всего, в испо­веди.

Что мы гово­рим на испо­веди Богу? Это, соб­ственно, и явля­ется основ­ной темой насто­я­щей статьи. Начнем с того, что чело­век иногда даже не пони­мает, в чем ему каяться: «Никого не убивал, не воро­вал» и т.д. И если в вет­хо­за­вет­ной системе коор­ди­нат, на уровне десяти Мои­се­е­вых запо­ве­дей (к кото­рым близки так назы­ва­е­мые «обще­че­ло­ве­че­ские цен­но­сти»), мы как-то ори­ен­ти­ру­емся, то Еван­ге­лие оста­ется для нас какой-то дале­кой, запре­дель­ной реаль­но­стью, никак не свя­зан­ной с жизнью. А ведь именно запо­веди Еван­ге­лия явля­ются для хри­стиан тем зако­ном, кото­рый должен регу­ли­ро­вать всю их жизнь. Поэтому для начала мы должны потру­диться хотя бы узнать об этих запо­ве­дях. Лучше всего читать Еван­ге­лие с тол­ко­ва­нием святых отцов. Вы спро­сите: а что, мы сами не сможем само­сто­я­тельно понять Новый Завет? Что ж, нач­ните читать, и я думаю, у вас появится масса вопро­сов. Чтобы найти на них ответы, можно почи­тать книгу архи­епи­скопа Авер­кия (Тау­шева) «Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие». Также можно посо­ве­то­вать заме­ча­тель­ную книгу «Тол­ко­ва­ние Еван­ге­лия» Б. И. Глад­кова, кото­рый весьма удачно син­те­зи­ро­вал свя­то­оте­че­ский опыт. Похо­жий труд при­над­ле­жит М. Бар­сову: «Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие. Руко­вод­ство к изу­че­нию Свя­щен­ного писа­ния». Все эти тексты сейчас без особых про­блем можно найти в цер­ков­ных лавках, мага­зи­нах или, во всяком случае, в сети Интер­нет.

Когда чело­веку откро­ется пер­спек­тива еван­гель­ской жизни, он, нако­нец, осо­знает, насколько его соб­ствен­ная жизнь далека от самых эле­мен­тар­ных основ Еван­ге­лия. Вот тогда-то само собой станет понятно, в чем надо каяться и как дальше жить.

Теперь необ­хо­димо ска­зать несколько слов о том, как нужно испо­ве­до­ваться. Ока­зы­ва­ется, этому тоже надо учиться и, порой, всю жизнь. Как часто слы­шишь на испо­веди сухое, фор­маль­ное пере­чис­ле­ние грехов, вычи­тан­ных в какой-нибудь цер­ков­ной (или око­ло­цер­ков­ной) бро­шюрке. Одна­жды на испо­веди моло­дой чело­век про­чи­тал по бумажке среди прочих грехов «люб­ле­ние эки­па­жей». Я у него спро­сил – пред­став­ляет ли он, что это такое? Он честно сказал: «При­бли­зи­тельно» и улыб­нулся. Когда выслу­ши­ва­ешь на испо­веди эти трак­таты, то со вре­ме­нем начи­на­ешь опре­де­лять пер­во­ис­точ­ники: «Ага, это из книжки «В помощь каю­щимся», а это из «Лекар­ства от греха…».

Конечно, есть дей­стви­тельно хоро­шие посо­бия, кото­рые можно реко­мен­до­вать начи­на­ю­щим испо­вед­ни­кам. Напри­мер, «Опыт постро­е­ния испо­веди» архи­манд­рита Иоанна (Кре­стьян­кина) или уже упо­мя­ну­тая нами книга «В помощь каю­щимся», состав­лен­ная по тво­ре­ниям свя­ти­теля Игна­тия (Брян­ча­ни­нова). Ими, конечно, можно поль­зо­ваться, но только с извест­ной ого­вор­кой. Нельзя на них «застре­вать». Хри­сти­а­нин и в испо­веди должен про­грес­си­ро­вать. К при­меру, чело­век может годами ходить на испо­ведь и, как хорошо заучен­ный урок, твер­дить одно и то же: «Согре­шил делом, словом, помыш­ле­нием, осуж­де­нием, празд­но­сло­вием, нера­де­нием, рас­се­ян­но­стью на молитве…» – далее сле­дует опре­де­лен­ный набор так назы­ва­е­мых общих грехов так назы­ва­е­мых цер­ков­ных людей. В чем здесь про­блема? Да в том, что чело­век отвы­кает от духов­ной работы над своей душой и посте­пенно при­вы­кает к этому гре­хов­ному «джентль­мен­скому набору» настолько, что почти ничего уже не чув­ствует на испо­веди. Очень часто чело­век прячет за этими общими сло­вами реаль­ную боль и стыд от греха. Ведь одно дело ско­ро­го­вор­кой про­бор­мо­тать, среди про­чего, «осуж­де­нием, празд­но­сло­вием, про­смот­ром плохих изоб­ра­же­ний», и совсем другое – муже­ственно обна­жить кон­крет­ный грех во всем его без­об­ра­зии: поли­вал грязью кол­легу за его спиной, упре­кал своего друга за то, что не одол­жил мне денег, смот­рел пор­но­фильм…

Можно, конечно, впасть и в другую край­ность, когда чело­век погру­жа­ется в мелоч­ное болез­нен­ное само­ко­па­ние. Можно дойти до того, что испо­вед­ник будет даже испы­ты­вать удо­воль­ствие от греха, как бы вновь его пере­жи­вая, или же начнет гор­диться: вот, мол, какой я глу­бо­кий чело­век со слож­ной и бога­той внут­рен­ней жизнью… О грехе надо ска­зать глав­ное, суть его, а не, про­стите, обсмак­ты­вать…

Также полезно напом­нить, что когда мы испо­ве­дуем какие-либо грехи, то тем самым берем на себя обя­за­тель­ство их не совер­шать или, по край­ней мере, бороться с ними. Просто пого­во­рить о грехах на испо­веди – вели­кая без­от­вет­ствен­ность. Неко­то­рые при этом начи­нают еще и бого­слов­ство­вать: у меня нет сми­ре­ния, потому что нет послу­ша­ния, а послу­ша­ния нет, потому что нет духов­ника, а духов­ни­ков сейчас хоро­ших не найти, потому что «послед­ние вре­мена» и «стар­цев нашему вре­мени не дано»… Иные начи­нают вообще испо­ве­до­ваться в грехах своих род­ствен­ни­ков, зна­ко­мых… только не в своих. Лука­вая наша при­рода пыта­ется таким обра­зом даже на испо­веди оправ­дать себя перед Богом и «сва­лить» вину на кого-нибудь дру­гого. Поэтому грех надо дей­стви­тельно… опла­кать на испо­веди, обна­жить без утайки всю его мер­зость – обли­чить. Если чело­веку стыдно на испо­веди, то это добрый знак. Значит, бла­го­дать Божия уже кос­ну­лась души.

Иногда чело­век кается (даже со сле­зами на глазах) в том, что съел в пост­ный день непост­ный пряник или иску­сился супом с под­сол­неч­ным маслом… При этом совер­шенно не заме­чает, что живет уже много лет во вражде с невест­кой или мужем, без­раз­лично про­хо­дит мимо чужой беды; совер­шенно напле­ва­тель­ски отно­сится к своим семей­ным или слу­жеб­ным обя­зан­но­стям… Слепцы, не видя­щие дальше соб­ствен­ного носа, «оце­жи­ва­ю­щие комара, а вер­блюда погло­ща­ю­щие» (Мф. 23:24)!.. Это каса­ется именно тех людей, кото­рые счи­тают себя воцер­ко­в­лен­ными, ходят не один год (или даже деся­ти­ле­тие) в храм Божий и… живут при этом в каком-то при­ду­ман­ном ими самими мире – там нет Бога, потому что нет глав­ного: любви к людям. Как Гос­подь Иисус Хри­стос обли­чал нас в этой нрав­ствен­ной сле­поте и скор­бел о «закваске фари­сей­ской и сад­ду­кей­ской», кото­рой все мы более или менее пора­жены… Дев­чонку, зашед­шую в цер­ковь в брюках, или под­вы­пив­шего парня сразу видим и, как кор­шуны, набра­сы­ва­емся на них: пошли вон из нашего храма!..

«Горе вам, книж­ники и фари­сеи, лице­меры, что упо­доб­ля­е­тесь окра­шен­ным гробам, кото­рые сна­ружи кажутся кра­си­выми, а внутри полны костей мерт­вых и всякой нечи­стоты; так и вы по наруж­но­сти каже­тесь людям пра­вед­ными, а внутри испол­нены лице­ме­рия и без­за­ко­ния» (Мф. 23:27–28).

Итак, испо­ве­до­ваться надо кон­кретно, лако­нично, без­жа­лостно по отно­ше­нию к себе (к своему «вет­хому чело­веку»), ничего не ута­и­вая, не при­укра­ши­вая, не умаляя грех. Сна­чала нужно испо­ве­до­вать самые грубые, самые постыд­ные, отвра­ти­тель­ные грехи – реши­тельно выва­ли­вать эти гряз­ные зам­ше­лые камни из дома души. Затем уже соби­рать осталь­ные камешки, выме­тать, выскаб­ли­вать по сусе­кам…

Гото­виться к испо­веди нужно зара­нее, а не наспех, кое-как, уже стоя в храме. Можно гото­виться за несколько дней (этот про­цесс на цер­ков­ном языке назы­ва­ется гове­нием). Под­го­товка к Таин­ствам Испо­веди и При­ча­стию – это не только пище­вая диета (хотя это тоже важно), но и глу­бо­кое иссле­до­ва­ние своей души, и молит­вен­ное при­зы­ва­ние Божией помощи. Для послед­него, кстати, пред­на­зна­чено так назы­ва­е­мое Пра­вило к При­ча­стию, кото­рое может быть разным в зави­си­мо­сти от уровня воцер­ко­в­ле­ния хри­сти­а­нина. Убеж­ден, что застав­лять чело­века, дела­ю­щего первые шаги в Церкви, вычи­ты­вать все боль­шое пра­вило на непо­нят­ном для него цер­ков­но­сла­вян­ском языке – это «нала­гать бре­мена неудо­бо­но­си­мые» (Лк. 11:42). Мера поста и молит­вен­ного пра­вила должна быть согла­со­вана со свя­щен­ни­ком.

Теперь рас­смот­рим третий этап пока­я­ния, навер­ное, самый слож­ный. После того как грех осо­знан и испо­ве­дан, хри­сти­а­нин должен своей жизнью дока­зать пока­я­ние. Это озна­чает очень про­стую вещь: не совер­шать больше испо­ве­дан­ный грех. И вот тут-то начи­на­ется самое слож­ное, самое мучи­тель­ное… Чело­век думал, что, поис­по­ве­до­вав­шись, испы­тав опыт бла­го­дат­ного уте­ше­ния от испо­веди, все выпол­нил, и теперь, нако­нец, можно насла­ждаться жизнью в Боге. Но, ока­зы­ва­ется, все только начи­на­ется! Начи­на­ется жесто­кая борьба с грехом. Вернее, она должна бы начаться. На деле же часто чело­век пасует перед этой борь­бой и снова впа­дает в грех.

Хоте­лось бы обра­тить ваше вни­ма­ние на одну стран­ную (на первый взгляд) зако­но­мер­ность. Вот чело­век поис­по­ве­до­вался в каком-то грехе. К при­меру, в раз­дра­же­нии. И почему-то сразу – или в этот день, или в бли­жай­шее время – снова нахо­дится повод для раз­дра­же­ния. Иску­ше­ние тут как тут. Даже иногда в еще более тяже­лой форме, чем это было до испо­веди. Неко­то­рые хри­сти­ане поэтому даже боятся часто испо­ве­до­ваться и при­ча­щаться – боятся «уси­ле­ния иску­ше­ний». Но в том-то и дело, что Гос­подь, при­ни­мая наше пока­я­ние, дает нам воз­мож­ность дока­зать серьез­ность нашей испо­веди и на деле это пока­я­ние осу­ще­ствить. Гос­подь пред­ла­гает свое­об­раз­ную «работу над ошиб­ками», чтобы чело­век на этот раз не под­дался греху, а посту­пил пра­вильно: по-еван­гель­ски. И самое глав­ное – чело­век уже воору­жен на борьбу с грехом бла­го­да­тью Божией, полу­чен­ной в Таин­стве испо­веди. В меру нашей искрен­но­сти, серьез­но­сти, глу­бины, про­яв­лен­ной на испо­веди, Гос­подь дает нам и Свою бла­го­дат­ную силу для борьбы с грехом. Нельзя упу­стить этот боже­ствен­ный шанс! Не надо бояться новых иску­ше­ний, надо быть к ним гото­вым, чтобы муже­ственно встре­тить их и… не согре­шить. Только тогда будет постав­лена точка в нашей пока­ян­ной эпопее и будет одер­жана победа над каким-то отдель­ным грехом. Очень важен этот момент – необ­хо­димо сосре­до­то­читься на борьбе, прежде всего, с каким-то отдель­ным грехом. Как пра­вило, мы начи­наем иско­ре­нять в себе самые оче­вид­ные, грубые грехи – такие, как блуд, пьян­ство, нар­ко­тики, таба­ко­ку­ре­ние… Только исторг­нув из своей души эти грубые грехи, чело­век начнет видеть в себе осталь­ные, более тонкие (но не менее опас­ные) грехи: тще­сла­вие, осуж­де­ние, зависть, раз­дра­жи­тель­ность…

Оптин­ский старец пре­по­доб­ный Никон (Беляев) так гово­рил по этому поводу: «Надо знать, какая страсть бес­по­коит более всего, с ней и нужно бороться осо­бенно. Для этого надо еже­дневно про­ве­рять свою совесть…». Не только на испо­веди надо каяться в грехах, но хорошо, если хри­сти­а­нин вече­ром, перед сном, напри­мер, вспом­нит про­жи­тый день и пока­ется перед Гос­по­дом в своих гре­хов­ных мыслях, чув­ствах, наме­ре­ниях или устрем­ле­ниях… «От тайных моих очисти меня» (Пс. 18, 13), – молился псал­мо­пе­вец Давид.

Итак, необ­хо­димо сосре­до­то­читься на кон­крет­ном грехе, кото­рый дей­стви­тельно мешает жить, тор­мо­зит всю нашу духов­ную жизнь, и опол­читься на этот грех. Посто­янно испо­ве­до­вать его, бороться с ним всеми доступ­ными нам сред­ствами; читать тво­ре­ния святых отцов о спо­со­бах борьбы с этим грехом, сове­то­ваться с духов­ни­ком. Хорошо, если хри­сти­а­нин найдет себе со вре­ме­нем духов­ника – это боль­шая помощь в духов­ной жизни. Нужно молиться Гос­поду, чтобы Он спо­до­бил такого дара: насто­я­щего духов­ника. Не обя­за­тельно это должен быть старец (да и где их, стар­цев, най­дешь в наше время?). Доста­точно найти трез­во­мыс­ля­щего, зна­ко­мого со свя­то­оте­че­ским пре­да­нием свя­щен­ника, обла­да­ю­щего хотя бы мини­маль­ным духов­ным опытом.

Испо­ведь должна быть регу­ляр­ной (как и при­ча­стие Святых Хри­сто­вых Таин). Частота испо­веди и При­ча­стия инди­ви­ду­альна для каж­дого чело­века. Этот вопрос реша­ется с духов­ни­ком. Однако, в любом случае, хри­сти­а­нин должен хотя бы раз в месяц испо­ве­до­ваться и при­ча­щаться. Это важно именно потому, что душа регу­лярно засо­ря­ется всяким гре­хов­ным хламом. Ни у кого не воз­ни­кает вопро­сов, почему нужно регу­лярно умы­ваться, чистить зубы, пока­зы­ваться врачу… Точно так же и душа наша нуж­да­ется в береж­ном уходе за ней. Чело­век – целост­ное суще­ство, состо­я­щее из души и тела. И если за телом мы уха­жи­ваем, то о душе – увы! – часто совсем забы­ваем… Именно в силу выше­ука­зан­ной целост­но­сти чело­века нера­де­ние о душе ска­зы­ва­ется потом и на телес­ном здо­ро­вье, да и вообще на всей жизни чело­века. Испо­ве­до­ваться можно (и нужно!) и чаще (без При­ча­стия), по мере необ­хо­ди­мо­сти. Забо­лит – сразу ведь бежим к врачу. Поэтому надо пом­нить, что и в храме нас всегда ждет Врач.

Да, инер­ция греха велика. Навык ко греху, кото­рый выра­ба­ты­вался годами, не может не тянуть чело­века на дно. Страх перед этим навы­ком ско­вы­вает нашу волю и напол­няет душу уны­нием: нет, я не могу побе­дить грех… Так теря­ется вера в то, что Гос­подь сможет помочь. Чело­век меся­цами, потом годами ходит на испо­ведь и кается в одних и тех же тра­фа­рет­ных грехах. И… ничего, ника­ких поло­жи­тель­ных изме­не­ний.

И вот здесь очень важно пом­нить слова Гос­пода о том, что «Цар­ство Небес­ное силою берется, и упо­треб­ля­ю­щие усилие вос­хи­щают его» (Мф. 11:12). Упо­треб­лять усилие в хри­сти­ан­ской жизни озна­чает бороться с грехом в себе. Если хри­сти­а­нин будет дей­стви­тельно бороться с собой, то скоро ощутит, как от испо­веди к испо­веди спрут греха начи­нает ослаб­лять свои щупальца и душа все сво­бод­нее начи­нает дышать. Нужно – необ­хо­димо, как воздух! – ощу­тить этот вкус победы. Именно жесто­кая, непри­ми­ри­мая борьба с грехом уси­ли­вает в нас веру – «и сия есть победа, побе­див­шая мир, вера наша» (1Ин. 5:4).

журнал “Сту­пени”

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки