Библиотеке требуются волонтёры

Первая исповедь. Взгляд священника

про­то­и­е­рей Дио­ни­сий Свеч­ни­ков

Эту статью хочу посвя­тить про­блеме первой испо­веди. Боль­шин­ство воцер­ков­ля­ю­щихся взрос­лых людей рано или поздно встают перед духов­ной потреб­но­стью испо­ве­до­вать свои грехи, кото­рые нако­пи­лись у них за годы созна­тель­ной жизни. В связи с этим воз­ни­кают мно­го­чис­лен­ные «тех­ни­че­ские» вопросы, а многие не могут пере­бо­роть свой стыд и страх перед ней и перед свя­щен­ни­ком. Чтобы раз­ве­ять сомне­ния, страхи и отве­тить на боль­шую часть вопро­сов, стоит для начала рас­ска­зать об испо­веди в общем, для чего она нужна, для чего на испо­веди необ­хо­димо рас­ска­зы­вать о своих грехах свя­щен­нику и почему нельзя обой­тись без нее.

Испо­ведь – это Таин­ство. Почему Таин­ство? Ответ кро­ется уже в назва­нии. Во время Таинств, кото­рых в Пра­во­слав­ной Церкви обычно назы­вают семь (Кре­ще­ние, Евха­ри­стия, Миро­по­ма­за­ние, Пока­я­ние, Свя­щен­ство, Брак и Еле­освя­ще­ние), про­ис­хо­дит непо­сред­ствен­ная встреча чело­века с Богом, Боже­ствен­ная бла­го­дать таин­ствен­ным и непо­сти­жи­мым для нас обра­зом дей­ствует на чело­века, освя­щая все чело­ве­че­ское есте­ство – и душу, и тело, ожи­во­тво­ряя и обо­го­тво­ряя, уго­тов­ляя для буду­щей Вечной Жизни. Испо­ведь, или Таин­ство пока­я­ния, по опре­де­ле­нию Пра­во­слав­ного Кати­хи­зиса, есть Таин­ство, в кото­ром испо­ве­ду­ю­щий грехи свои, при види­мом изъ­яв­ле­нии про­ще­ния от свя­щен­ника, неви­димо раз­ре­ша­ется от грехов Самим Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом. То есть испо­ве­ду­ю­щийся полу­чает остав­ле­ние своих грехов непо­сред­ственно от Бога, свя­щен­ник же в данном случае явля­ется посред­ни­ком между Богом и чело­ве­ком. В молит­вен­ном после­до­ва­нии перед испо­ве­дью свя­щен­ник име­ну­ется сви­де­те­лем, кото­рый при­зван сви­де­тель­ство­вать перед Богом все, что скажет ему чело­век. В связи с этим у многих людей часто воз­ни­кает вопрос – почему нельзя каяться напря­мую Богу, без уча­стия свя­щен­ника или какого-либо иного посред­ника или сви­де­теля, чтобы полу­чить про­ще­ние и раз­ре­ше­ние от грехов? Без­условно, каяться мы можем и должны не только на испо­веди, но и при каждой удоб­ной воз­мож­но­сти – сразу по осо­зна­нии греха, и на еже­днев­ной вечер­ней молитве (в молит­во­слове есть спе­ци­аль­ная молитва). Ведь грех – это духов­ная зараза, кото­рая, будучи при­ня­той в душу и сердце, начи­нает раз­ру­шать все вокруг себя. Грех имеет свой­ство накап­ли­ваться, поэтому нерас­ка­ян­ный грех подо­бен снеж­ному кому, катя­ще­муся с горы, он нарас­тает и пре­вра­ща­ется в лавину, кото­рую прак­ти­че­ски ничто не может оста­но­вить на пути. И только искрен­нее пока­я­ние спо­собно раз­ру­шить сети греха и изба­вить сердце и душу от его пагуб­ного вли­я­ния. Однако, отпу­ще­ние грехов можно полу­чить только на испо­веди. Так про­ис­хо­дит вовсе не от того, что «попы так при­ду­мали», а потому, что Гос­подь так уста­но­вил. Само по себе свя­щен­ство – это бого­уста­нов­лен­ный инсти­тут, полу­чив­ший свое начало еще во вре­мена Вет­хого Завета. Ново­за­вет­ный свя­щен­ник наде­лен от Бога правом объ­яв­лять от имени Бога про­ще­ние грехов. Гос­подь Иисус Хри­стос сказал апо­сто­лам: «Что вы свя­жете на земле, то будет свя­зано на небе, и что раз­ре­шите на земле, то будет раз­ре­шено на небе» (Мф. 18:18). Эта власть «вязать и решить» пере­шла от апо­сто­лов к их пре­ем­ни­кам – епи­ско­пам и свя­щен­ни­кам. Ко всему про­чему, свя­щен­ник – это еще и духов­ный настав­ник, руко­во­ди­тель, при­зван­ный Богом и Цер­ко­вью на это дело. Но он, явля­ясь таким же про­стым чело­ве­ком, как и при­шед­ший к нему на испо­ведь, имеет особую бла­го­дать от Бога, кото­рая дей­ствует в нем неза­ви­симо от его лич­ност­ных качеств. Эту бла­го­дать он полу­чает в Таин­стве свя­щен­ства.

Помню свою первую испо­ведь, кото­рую мне при­шлось при­ни­мать через 40 дней после свя­щен­ни­че­ского руко­по­ло­же­ния. Подо­шел муж­чина и рас­ска­зал о неко­то­рой про­блеме, кото­рая была непо­сред­ственно свя­зана с грехом. Он искренне каялся, но еще и желал полу­чить от меня духов­ный совет, как посту­пить в сло­жив­шейся ситу­а­ции. Я на тот момент не имел ника­кого свя­щен­ни­че­ского опыта, а в жизни я с таким нико­гда не стал­ки­вался. Дать ответ прак­ти­че­ски не пред­став­ля­лось воз­мож­ным. Но это было необ­хо­димо. Я молча помо­лился Гос­поду, попро­сил помощи. И тут, откуда ни возь­мись, в голове появи­лась ясная и отчет­ли­вая мысль, кото­рая раз­ви­ва­лась и обре­тала удоб­ную для изло­же­ния форму. Мы про­го­во­рили около два­дцати минут, разо­брали его про­блему по полоч­кам и в итоге он полу­чил тот самый совет, кото­рого так жаждал. При этом не кто-то гово­рил за меня или через меня, как это бывает с оккуль­ти­стами или сек­тан­тами-хариз­ма­тами, гово­рил я сам, полу­чив пер­во­на­чаль­ную мысль и развив ее. Несо­мненно, это было дей­ствие Боже­ствен­ной бла­го­дати, кото­рая изобильно изли­лась и на меня и на того муж­чину.

Итак, испо­ведь – это бого­уста­нов­лен­ное Таин­ство, в кото­ром, при посред­ни­че­стве и сви­де­тель­стве свя­щен­ника, чело­век полу­чает про­ще­ние и раз­ре­ше­ние испо­ве­дан­ных грехов от Самого Бога. Оче­видно, что Гос­подь весьма поза­бо­тился о нас, дав такую воз­мож­ность духов­ного очи­ще­ния. Посему не обре­та­ется причин, по кото­рым стоило бы отка­заться от этой Боже­ствен­ной мило­сти. Испо­ведь нужна нам как глоток све­жего воз­духа, это баня, омы­ва­ю­щая душу.

И все же первая испо­ведь сильно сму­щает боль­шин­ство тех, кто все же реша­ется впер­вые при­сту­пить к этому вели­кому Таин­ству пока­я­ния. Сму­щает, в первую оче­редь, стыд и необ­хо­ди­мость гово­рить о своих грехах в при­сут­ствии совер­шенно незна­ко­мого чело­века, пусть и с глазу на глаз. Но сму­щаться не стоит. Очень хорошо, что есть чув­ство стыда, было бы куда хуже, если бы оно отсут­ство­вало. Стыд в данном случае – это одно из след­ствий осо­зна­ния соб­ствен­ной гре­хов­но­сти. Пере­сту­пив еди­но­жды через барьер стыда и страха, будет намного легче испо­ве­до­ваться в буду­щем. И, конечно же, если при­сту­пать к испо­веди с искрен­ним пока­я­нием, то после нее ощу­ща­ется огром­ное чув­ство облег­че­ния, кото­рое ни с чем не срав­нится. Это чув­ство вооду­шев­ляет, окры­ляет, дает силы для того, чтобы бороться с гре­хами и, с помо­щью Божией, побеж­дать.

Суще­ствует несколько «мифов» и стра­хов, кото­рые обычно удер­жи­вают от первой испо­веди нево­цер­ко­в­лен­ных людей. Попро­бую рас­смот­реть наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные из них.

1. Мои грехи настолько страшны и постыдны, что свя­щен­ник отпря­нет от меня в ужасе, может быть, даже отру­гает и выго­нит из храма.
Конечно, это не так. Открою один «секрет» – свя­щен­ника вряд ли полу­чится чем-то уди­вить на испо­веди. За годы службы свя­щен­ники на испо­веди слы­шали очень много рас­ска­зов о грехах, поро­ках, стра­стях. Как пра­вило, все эти рас­сказы похожи друг на друга, ведь все мы стра­даем, по сути, одними и теми же гре­хами, в наших серд­цах кипят одни и те же стра­сти, но в разном виде. Свя­щен­ники – это тоже люди, кото­рым также свой­ственно гре­шить в силу слабой чело­ве­че­ской при­роды. Свя­щен­ники испо­ве­да­ются своим духов­ни­кам. Кроме того, свя­щен­ники – это не какие-нибудь мар­си­ане, они живут среди обыч­ных людей, и им известны многие труд­но­сти и про­блемы, с кото­рыми стал­ки­ва­ются и они сами. Наверно, нужно рас­ска­зать о чем-то дей­стви­тельно из ряда вон выхо­дя­щем, чтобы свя­щен­ник опешил. Но и в этом случае он вряд ли отпря­нет в ужасе. И, есте­ственно, свя­щен­ник не выго­нит из храма каю­ще­гося чело­века. Да и ругать тоже не станет. Ну как ругать за пока­я­ние?
Помню, одна­жды меня спро­сила одна нево­цер­ко­в­лен­ная зна­ко­мая: «Ты слу­ша­ешь на испо­веди сотни исто­рий о грехах, люди выво­ра­чи­вают свою душу перед тобой. Разве ты, узнав их грехи, не меня­ешь к ним своего отно­ше­ния? Ведь они навер­няка рас­ска­зы­вают и о страш­ных грехах, а не только о том, как украли яблоко в сосед­ском саду». В этот момент я впер­вые заду­мался об этом. И, про­ана­ли­зи­ро­вав те самые сотни и даже тысячи испо­ве­дей, кото­рые мне при­шлось при­ни­мать за 10 лет свя­щен­ни­че­ского слу­же­ния, я понял, что мое отно­ше­ние к испо­ве­ду­ю­щимся, дей­стви­тельно, меня­ется. Но меня­ется в лучшую сто­рону! Те люди, кото­рых я нико­гда не знал и даже видел впер­вые, за какие-то 5–10 минут ста­но­ви­лись мне близ­кими людьми, кото­рым хоте­лось помочь, хотя бы сове­том. Ведь все они при­хо­дили каяться! Они жаж­дали полу­чить про­ще­ние от Бога, при­ми­риться с Ним через вели­кое Таин­ство пока­я­ния. Но самое глав­ное – они хотели больше не гре­шить. Как же я мог отне­стись к ним плохо? Нет, такое вряд ли воз­можно.
Хуже, когда чело­век на испо­веди не про­яв­ляет при­зна­ков пока­я­ния и, более того, гово­рит, что не имеет грехов и пришел на испо­ведь «так, на всякий случай, а вдруг, если что есть, пусть Бог про­стит». С такими людьми сложно, при­хо­дится чуть ли не «кле­щами вытас­ки­вать грехи», разъ­яс­нять, ука­зы­вать. Иногда это при­но­сит плоды. А порой нет. Тогда при­хо­дится просто про­сить чело­века отойти и поду­мать о том, что без­греш­ных людей не бывает, почи­тать опре­де­лен­ную лите­ра­туру и, если обре­тется хоть один грех, то прийти на испо­ведь снова.

2. Свя­щен­ник на испо­веди осудит меня за грехи и, может быть, даже не захо­чет дальше общаться.
Конечно, многое зави­сит и от свя­щен­ника. Свя­щен­ники тоже разные бывают, но в основ­ной своей массе это добрые и отзыв­чи­вые люди. Лично я не знаком ни с одним свя­щен­ни­ком, кото­рый бы стал осуж­дать чело­века на испо­веди, да еще и отка­зы­вал в даль­ней­шем обще­нии. Ведь на испо­веди люди очень ранимы, их легко оби­деть неосто­рож­ным словом. Добрый пас­тырь не осудит, не отго­нит, а наобо­рот, поста­ра­ется помочь каю­ще­муся. Да и вообще всем, и свя­щен­ни­кам, и миря­нам, всегда нужно пом­нить, что Судья – только Бог, а нам не дано при­ви­ле­гий судить кого-то, осо­бенно если этот кто-то кается в том, что натво­рил.

3. Свя­щен­ник должен пере­чис­лять грехи, а я должен отве­чать, есть ли они у меня.
Тут палка о двух концах. С одной сто­роны, такая форма испо­веди могла бы быть удоб­ной для того, кто впер­вые испо­ве­ду­ется. Но она похожа на тести­ро­ва­ние с двумя вари­ан­тами ответа – «да» и «нет». Может полу­читься некое авто­ма­ти­че­ское дей­ствие, кото­рому на испо­веди не место. Свя­щен­нику неиз­вестны грехи сто­я­щего перед ним чело­века, что-то так можно и про­пу­стить. А это совер­шенно не нужно. С другой сто­роны, если чело­век пришел на испо­ведь, то ему есть в чем каяться, он думал о грехах, пришел к пока­я­нию. Ведь глав­ное на испо­веди – это не просто назвать грехи, а, дей­стви­тельно, в них рас­ка­и­ваться и иметь твер­дую мысль больше не повто­рять. Вовсе не обя­за­тельно рас­ска­зы­вать, как про­ис­хо­дило совер­ше­ние греха, вполне доста­точно одного лишь опре­де­ле­ния.

4. Свя­щен­ник может рас­ска­зать о моих грехах сослу­жив­цам или своим зна­ко­мым.
Такое прак­ти­че­ски нере­ально. Не могу, конечно, гово­рить за всех свя­щен­ни­ков. Но те, кото­рых я знаю, и их немало, нико­гда не рас­кры­вают тайны испо­веди, ука­зы­вая на кон­крет­ного чело­века и рас­ска­зы­вая о его грехах. Ко всему про­чему, тайна испо­веди – само­сто­я­тель­ный вид охра­ня­е­мых зако­ном тайн, одна из гаран­тий сво­боды веро­ис­по­ве­да­ния. В соот­вет­ствии с п. 7 ст. 3 ФЗ «О сво­боде сове­сти и о рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ниях» от 26 сен­тября 1997 г. и охра­ня­ется зако­ном. Согласно УПК РФ (п. 4ч. 3ст. 56) свя­щен­но­слу­жи­тель не может быть допро­шен в каче­стве сви­де­теля об обсто­я­тель­ствах, став­ших ему извест­ными из испо­веди. Согласно цер­ков­ному кано­ни­че­скому праву, свя­щен­ник не может нару­шить тайну испо­веди ни при каких усло­виях. Это строго запре­щено 120‑м пра­ви­лом Номо­ка­нона при Боль­шом Треб­нике: за откры­тие греха испо­ве­до­вав­ше­гося духов­ный отец запре­ща­ется на три года в слу­же­нии и каждый день должен класть сто покло­нов.

5. У меня нет особых грехов. Я не знаю, как назвать грех.
Все зави­сит от того, что пони­мать под «особым грехом». Если чело­веку дума­ется, что только убий­ство с отяг­ча­ю­щими обсто­я­тель­ствами явля­ется «особым» грехом, то это далеко не так. Любой грех особ по-своему. К при­меру, неко­то­рые жен­щины, не осо­зна­вая до конца, что аборт явля­ется грехом убий­ства, порой даже не назы­вают его на испо­веди, относя к «незна­чи­тель­ным» грехам. Поэтому полезно почи­тать нужную лите­ра­туру. В первую оче­редь, конечно, Свя­щен­ное Писа­ние. Откуда же еще пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину узнать о том, что он нару­шил запо­ведь Божью, как не из Библии, где все эти запо­веди содер­жатся? Помимо Свя­щен­ного Писа­ния есть раз­лич­ная пра­во­слав­ная лите­ра­тура, кото­рая рас­кры­вает суть многих грехов, так ска­зать, «пере­кла­ды­вает» их на нашу повсе­днев­ную жизнь. Мне очень нра­вится книга архи­манд­рита Иоанна Кре­стьян­кина «Опыт постро­е­ния испо­веди». Ее полезно про­чи­тать не только тем, кто гото­вится к первой испо­веди, но и тем, кто соби­ра­ется на оче­ред­ную испо­ведь. Полез­ность этой книги я вижу в том, что в ней все грехи раз­би­ра­ются по полоч­кам и даются опре­де­ле­ния. Ведь порой слу­ча­ется, что при­шед­шие на испо­ведь люди не знают, как пра­вильно назвать совер­шен­ный ими грех, и начи­нают рас­ска­зы­вать для пояс­не­ния длин­ные предыс­то­рии. Вовсе не обя­за­тельно рас­ска­зы­вать то, как про­ис­хо­дило совер­ше­ние греха, доста­точно назвать лишь одно опре­де­ле­ние. Если пона­до­бится, то свя­щен­ник оста­но­вит и попро­сит рас­ска­зать подроб­ней. Это может помочь в опре­де­ле­нии сте­пени греха. Чтобы было понятно, при­веду пример. Есть неко­то­рое коли­че­ство блуд­ных грехов – блудпре­лю­бо­де­я­ния, поло­вые извра­ще­ния, муже­лож­ство (гомо­сек­су­а­лизм) и ана­ло­гич­ные отно­ше­ния между двумя жен­щи­нами и другие. Назы­вать их на испо­веди надо, если даже очень стыдно и язык с трудом пово­ра­чи­ва­ется. Но совер­шенно не нужно рас­ска­зы­вать, как, где и с кем.

Хочется дать и несколько прак­ти­че­ских сове­тов. Не стоит выби­рать для первой испо­веди вос­крес­ные или празд­нич­ные дни. В эти дни в храме много людей, жела­ю­щих испо­ве­до­ваться и при­ча­ститься. Первая испо­ведь пред­по­ла­гает трату опре­де­лен­ного вре­мени для беседы со свя­щен­ни­ком, хотя бы 10–15 минут, а то и намного больше. Уде­лить столько вре­мени одному чело­веку, когда испо­веди ждут еще 100 или более чело­век, кото­рых нужно испо­ве­до­вать мак­си­мум до начала при­ча­стия, прак­ти­че­ски невоз­можно. В лучшем случае уда­ется выде­лить каж­дому пару минут. Поэтому во многих храмах испо­ведь про­во­дят с вечера, во время вечер­него бого­слу­же­ния или после него. Можно прийти вече­ром и испо­ве­до­ваться. Также можно при­сту­пить к испо­веди и нака­нуне вос­крес­ного дня, в суб­боту утром. Но, на мой взгляд, лучше всего сде­лать это в будние дни утром, когда жела­ю­щих испо­ве­до­ваться и при­ча­ститься бывает мало. Тогда у свя­щен­ника будет время и выслу­шать, и, если пона­до­бится, дать советы. В храмах, где в вос­крес­ный день утром слу­жится ранняя литур­гия, можно испо­ве­до­ваться во время нее. Людей также бывает немного.

Многие люди на испо­веди теря­ются, забы­вают то, о чем пом­нили 10 минут назад или раз­мыш­ляли нака­нуне вече­ром. Осо­бенно, когда при­хо­дится испо­ве­до­ваться впер­вые за многие годы. Тут уж упу­стить что-то проще про­стого. Поэтому, чтобы не забыть ничего, можно запи­сать грехи на листке бумаги и про­чи­тать по нему. Это обыч­ная прак­тика, и, на мой взгляд, очень полез­ная. Обычно я сове­тую за несколько дней до испо­веди осно­ва­тельно поду­мать, про­ли­стать всю жизнь, как книгу, и запи­сы­вать каждый, даже на первый взгляд незна­чи­тель­ный, грех. Все грехи тре­буют пока­я­ния. Но при этом не стоит забы­вать, что, рас­пи­сы­вая мелочи, можно забыть и о корне, о той самой при­чине, кото­рая стала осно­вой совер­шен­ного греха. И тут осно­ва­тель­ный разбор соб­ствен­ной жизни очень поле­зен, чело­век может найти при­чины многих своих бед, несча­стий и совер­шен­ных грехов. Вообще соби­ра­ние мело­чей при явном неве­де­нии корней – это особый раз­го­вор, и такое поло­же­ние вещей свой­ственно и неко­то­рым уже давно воцер­ко­в­лен­ным людям. На мой взгляд, очень пока­за­тельно то, что в Неделю Тор­же­ства Пра­во­сла­вия (первое вос­кре­се­нье Вели­кого поста) более 50% испо­ве­ду­ю­щихся в первую оче­редь рас­ска­зы­вает о том, как и сколько раз они в тече­ние этой недели нару­шили пост в еде. Оче­видно, что люди всю неделю думали в основ­ном о пище, забы­вая о том, что пост имеет две состав­ля­ю­щие – духов­ную и физи­че­скую. Причем если пост физи­че­ский необ­хо­дим чело­веку, чтобы научиться воз­дер­жа­нию, то пост духов­ный сбли­жает с Богом. Кое-кто, к сожа­ле­нию, забы­вает, что не «есть» людей в посту куда более важно, чем не есть мясо. Но это, как я уже выше отме­тил, отдель­ный раз­го­вор.

Не стоит и оття­ги­вать первую испо­ведь под раз­лич­ными пред­ло­гами. А пред­логи, уверен, най­дутся. Чего только я не слышал как оправ­да­ние оття­ги­ва­нию испо­веди. То болезнь или плохое само­чув­ствие, то дорогу снегом замело – не про­ехать, то род­ствен­ники пого­стить при­е­хали, не до испо­веди, борщи варить надо, то соседи сверху зато­пили, все утро с ними руга­лись, то, пока собаку не выгу­ляю, детей в школу не про­вожу, а мужа на работу, из дома выйти не могу, и многое другое. Все это «тех­ни­че­ские» накладки и про­блемы, кото­рые при жела­нии пре­одо­лимы и реша­емы. Куда хуже, когда выска­зы­ва­ется при­чи­ной него­тов­ность к первой испо­веди. Помню одну пожи­лую даму, быв­шего пар­тий­ного дея­теля, кото­рая регу­лярно при­хо­дила в храм, прак­ти­че­ски на все празд­ники и по вос­крес­ным дням, ста­вила свечки, моли­лась, но нико­гда не испо­ве­до­ва­лась и не при­ча­ща­лась. Сна­чала думали, что она некре­ще­ная, но через какое-то время она начала кре­ститься во время молитвы. Одна­жды к ней подо­шли с вопро­сом, почему же она, если кре­щена, не испо­ве­ду­ется и не при­ча­ща­ется. Думали, наверно, не знает, что такое, хотели объ­яс­нить. Но она была в курсе, что такое испо­ведь и при­ча­стие, хотя и не имела осно­ва­тель­ных знаний об этом. При­чи­ной отказа от испо­веди она выска­зала свою духов­ную него­тов­ность к ней. Причем пояс­нить, в чем эта самая него­тов­ность заклю­ча­ется, она не могла или не захо­тела, просто повто­рила: «не готова, и все». Воз­можно, ее душу отя­го­щали грехи, о кото­рых она не хотела гово­рить незна­ко­мому чело­веку, а, может быть, она еще не до конца осо­знала свои грехи, и поэтому ей каза­лось, что испо­ведь ей не особо нужна. Может, были и другие при­чины, о кото­рых мы так и не узнали. На после­ду­ю­щие попытки при­об­щить ее к актив­ной цер­ков­ной жизни она вновь отве­чала, что не готова к испо­веди. Она умерла, так и не при­сту­пив ни к испо­веди, ни к при­ча­стию. Жаль, конечно, но уже ничего не поде­лать, да и силком ее на испо­ведь тоже ведь нельзя было зата­щить. Это был ее выбор, пока­за­тель­ный для многих. И это случай, кото­рый при­клю­чился с пожи­лым чело­ве­ком, кото­рый знал, что жизнь бли­зится к логи­че­скому завер­ше­нию. А ведь такое слу­ча­ется и с моло­дыми, кото­рые думают, что еще вся жизнь впе­реди, и вдруг вне­запно уми­рают от неожи­данно посе­тив­шей болезни или несчаст­ного случая.

Неко­то­рые воцер­ков­ля­ю­щи­еся имеют плохую при­вычку бегать от свя­щен­ника к свя­щен­нику «в поис­ках духов­ника». Порой такое слу­ча­ется и с теми, кто при­хо­дит на первую испо­ведь. То ли от стыда, то ли от страха, то ли от сму­ще­ния, то ли еще от чего-то не назы­вают на испо­веди один или более грехов. А потом эти чув­ства еще более обу­ре­вают чело­века и он бежит к дру­гому свя­щен­нику с этими же нерас­ка­ян­ными на первой испо­веди гре­хами. Это невер­ный подход. Стоит пом­нить, что испо­ведь – это духов­ное лече­ние, и лечиться лучше у одного «врача», кото­рый уже знает о других «боляч­ках» и сможет, сложив все воедино, полу­чить более полную кар­тину, «поста­вить пра­виль­ный диа­гноз» и «выпи­сать пра­виль­ное лекар­ство».
Исходя из выше­опи­сан­ной логики, реко­мен­ду­ется супру­гам иметь одного духов­ника. В моей прак­тике был случай, когда семей­ная пара испо­ве­до­ва­лась у разных свя­щен­ни­ков. Жена первой пришла в храм, воцер­ко­ви­лась и стала ходить на испо­ведь к довольно стро­гому батюшке-монаху. А муж воцер­ко­вился позже и стал ходить к дру­гому свя­щен­нику, по харак­теру более мяг­кому и име­ю­щему опре­де­лен­ный опыт семей­ной жизни. Так про­дол­жа­лось несколько лет. И стало заметно, что супруги отда­ли­лись друг от друга, даже ходили в разные храмы. Всему виной стало то, что оба духов­ника имели разные воз­зре­ния на обыч­ные житей­ские ситу­а­ции, что, впро­чем, никак не про­ти­во­ре­чило ни кано­нам, ни цер­ков­ным пра­ви­лам. Батюшка-монах тре­бо­вал от своей духов­ной дочери мак­си­маль­ной стро­го­сти, а другой, жена­тый, батюшка учил снис­хож­де­нию к немощи ближ­него. И то, и другое – благо. Но в итоге оба эти мнения столк­ну­лись лбами, и полу­чи­лась довольно непри­ят­ная ситу­а­ция, когда супруги стояли на грани раз­вода. Брак уда­лось спасти, но путем неимо­вер­ных усилий и усерд­ных молитв. Поэтому лучше супру­гам искать одного духов­ника, кото­рый будет в курсе их семей­ной духов­ной жизни и не станет давать советы, кото­рые будут про­ти­во­ре­чить друг другу.

В свете выше­из­ло­жен­ного случая хоте­лось бы пре­ду­пре­дить о слож­но­стях испо­веди в мона­сты­рях. Как пра­вило, в мона­сты­рях духов­ники доста­точно строги и тре­бо­ва­тельны (хотя, конечно, не все), что может пока­заться воцер­ков­ля­ю­ще­муся чело­веку каким-то непре­одо­ли­мым барье­ром на пути к пол­но­цен­ной цер­ков­ной жизни. К при­меру, по итогам испо­веди в мона­стыре чело­веку может быть назна­чена епи­ти­мья по всей стро­го­сти кано­нов, что может ока­заться тяже­лой ношей для него. При­веду пример, чтобы было понятно. Сейчас очень многие люди, по незна­нию или наро­чито, при­бе­гают к помощи оккуль­ти­стов (гада­лок, экс­тра­сен­сов, био­энер­го­те­ра­пев­тов и прочих дея­те­лей), считая, что это все совер­шенно без­обид­ное заня­тие, а если и несет в себе какую-то опас­ность, то совсем неболь­шую. А вот как пове­ле­вают посту­пать каноны Пра­во­слав­ной Церкви: ««Пре­да­ю­щийся вол­шеб­ни­кам… дабы узнать от них, что вос­хо­тят им открыти, согласно с преж­ними оте­че­скими о них поста­нов­ле­ни­ями, да под­ле­жат пра­вилу шести­лет­ней епи­ти­мьи. Той же епи­ти­мьи под­ле­жит под­вер­гать … и так име­ну­е­мых обла­ко­го­ни­те­лей, оба­я­те­лей, дела­те­лей предо­хра­ни­тель­ных талис­ма­нов, и кол­ду­нов» (61 Пра­вило VI Все­лен­ского Собора). Т.е. чело­век должен быть отлу­чен от уча­стия в евха­ри­сти­че­ском обще­нии (попро­сту – от при­ча­стия) на шесть лет. И это при усло­вии того, что он уже кается в этом грехе и более не совер­шит его. А теперь пред­ставьте себе чело­века, кото­рый совсем недавно пришел в храм и попал на испо­ведь к стро­гому батюшке, кото­рый отлу­чил его на 6 лет от при­ча­стия. И вовсе не потому, что батюшка вред­ный или злой. А потому, что мона­стыр­ская жизнь имеет опре­де­лен­ный уклад по мона­стыр­скому уставу, что, несо­мненно, отра­жа­ется и на образе испо­веди в мона­стыре. Конечно, все ска­зан­ное – не одно­значно уста­нов­лен­ное пра­вило, кото­рого при­дер­жи­ва­ются абсо­лютно все духов­ники, абсо­лютно во всех мона­сты­рях, но знать об этом надо, чтобы потом не удив­ляться стро­гой епи­ти­мье и не искать спо­соба смяг­чить ее. Однако не стоит думать, что епи­ти­мьи накла­ды­вают только в мона­стыре. Епи­ти­мья – это способ вра­че­ва­ния каю­ще­гося греш­ника, заклю­ча­ю­щийся в испол­не­нии им дел бла­го­че­стия, опре­де­лен­ных его духов­ни­ком. Епи­ти­мия – духовно-испра­ви­тель­ная мера, направ­лен­ная на исправ­ле­ние чело­века, она – сред­ство помощи каю­ще­муся в борьбе с грехом. Епи­ти­мья может быть нало­жена и при­ход­ским свя­щен­ни­ком, но, скорее всего, она будет более мягкой, чем в мона­стыре. Глав­ное – пони­мать, что епи­ти­мья – это не нака­за­ние и, тем более, не сред­ство искуп­ле­ния греха. Иску­пи­тель только Один – Гос­подь Иисус Хри­стос. Никому из людей не дано иску­пить свои грехи.

Не лучший помощ­ник на испо­веди – попытка оправ­дать свои грехи вынуж­ден­но­стью или дей­стви­ями других людей. Грех всегда совер­шает чело­век, а не кто-то за него. А раз грех совер­шен, то, значит, он тре­бует осо­зна­ния и пока­я­ния. Но для этого нужно пере­стать искать вино­ва­тых. Как только это про­ис­хо­дит, сразу все ста­но­вится на свои места и при­хо­дит пока­я­ние. Также не стоит лука­вить, назы­вая один грех другим, более мягким, либо пряча грех под вити­е­ва­тыми фра­зами. К при­меру, избил, изна­си­ло­вал и обидел – это разные грехи, и нельзя все три назвать только одним опре­де­ле­нием «обидел». Все три имеют разную сте­пень слож­но­сти. От под­мены поня­тия суть не меня­ется, да и Бога обма­нуть невоз­можно.

И в конце, пожа­луй, самый важный совет тем, кто гото­вится к первой испо­веди. Ни в коем случае умыш­ленно не скры­вайте на испо­веди грехи, даже самые сокро­вен­ные, о кото­рых и поду­мать теперь страшно. Грех, ута­ен­ный на испо­веди, вме­ня­ется сугубо. Когда-то они были совер­шены, теперь они тре­буют пока­я­ния, абсо­лютно все, без исклю­че­ния. Если не пока­яться, то они, воис­тину, станут смерт­ными, как, впро­чем, и любой нерас­ка­ян­ный грех. Пусть будет тяжело ска­зать о грехах и пока­яться в них сего­дня, чем завтра полу­чить вечное осуж­де­ние от Бога.

Желаю всем помощи Божией и искрен­него пока­я­ния! И пред­ла­гаю вам, доро­гие чита­тели, поде­литься своим первым опытом первой испо­веди. Какие были пере­жи­ва­ния, сомне­ния, страхи, и чем в итоге все закон­чи­лось.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки