Пояснения к Таинствам Исповеди и святого Причастия

свя­щен­ник Димит­рий Галкин

по бла­го­сло­ве­нию архи­епи­скопа
Перм­ского и Соли­кам­ского Афа­на­сия

Оглав­ле­ние


Таин­ство испо­веди-пока­я­ния есть вели­кая милость Божия

Каждый раз, когда в храме совер­ша­ется Боже­ствен­ная Литур­гия, перед нача­лом службы из алтаря выхо­дит свя­щен­ник. Он направ­ля­ется в при­твор храма, где его уже под­жи­дает народ Божий. В его руках Крест – зна­ме­ние жерт­вен­ной любви Сына Божия к чело­ве­че­скому роду, и Еван­ге­лие – благая весть о спа­се­нии. Свя­щен­ник пола­гает Крест и Еван­ге­лие на аналой и, бла­го­го­вейно покло­нив­шись, воз­гла­шает: «Бла­го­сло­вен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Так начи­на­ется Таин­ство Испо­веди. Само назва­ние ука­зы­вает на то, что в этом Таин­стве совер­ша­ется что-то глу­боко интим­ное, вскры­ва­ю­щее тайные пласты жизни лич­но­сти, кото­рых в обыч­ное время чело­век пред­по­чи­тает не касаться. Навер­ное поэтому так силен страх перед испо­ве­дью у тех, кто еще ни разу к ней не при­сту­пал. Сколь долго им при­хо­дится пере­ла­мы­вать себя, чтобы подойти к испо­ве­даль­ному аналою!

Напрас­ный страх!

Про­ис­хо­дит он от незна­ния того, что же на самом деле совер­ша­ется в этом Таин­стве. Испо­ведь – не насиль­ствен­ное «выко­вы­ри­ва­ние» грехов из сове­сти, не допрос и, тем более, не выне­се­ние «обви­ни­тель­ного» при­го­вора согре­шив­шему. Испо­ведь – это вели­кое Таин­ство при­ми­ре­ния Бога и чело­века; это – сла­дость про­ще­ния греха; это – тро­га­тель­ное до слез явле­ние любви Бога к чело­веку.

Мы все много грешим пред Богом. Тще­сла­вие, непри­язнь, пусто­сло­вие, насмешки, неуступ­чи­вость, раз­дра­жи­тель­ность, гнев – посто­ян­ные спут­ники нашей жизни. На сове­сти почти каж­дого из нас лежат и более тяжкие пре­ступ­ле­ния: дето­убий­ства (аборты), супру­же­ские измены, обра­ще­ние к кол­ду­нам и экс­тра­сен­сам, воров­ство, вражда, месть и многое другое, дела­ю­щее нас повин­ными гневу Божию.

При этом сле­дует пом­нить, что грех – это не факт в био­гра­фии, кото­рый можно лег­ко­мыс­ленно забыть. Грех – это «черная печать», до конца дней пре­бы­ва­ю­щая на сове­сти и не смы­ва­е­мая ничем, кроме Таин­ства Пока­я­ния. Грех обла­дает рас­тле­ва­ю­щей силой, спо­соб­ной вызы­вать за собой цепочку после­ду­ю­щих, более тяжких пре­гре­ше­ний.

Один подвиж­ник бла­го­че­стия образно упо­до­бил грехи… кир­пи­чам. Он гово­рил так: «Чем больше нерас­ка­ян­ных грехов на сове­сти у чело­века, тем толще стена между ним и Богом, состав­лен­ная из этих кир­пи­чей – грехов. Стена может стать настолько тол­стой, что живо­тво­ря­щая бла­го­дать Божия пере­стает дости­гать чело­века, и тогда он испы­ты­вает на себе душев­ные и телес­ные послед­ствия грехов. К душев­ным послед­ствиям отно­сятся нелю­бовь к отдель­ным людям или обще­ству в целом, повы­шен­ная раз­дра­жи­тель­ность, гнев­ли­вость и нер­воз­ность, страхи, при­ступы озлоб­ле­ния, депрес­сия, раз­ви­тие в лич­но­сти пагуб­ных при­стра­стий, уныние, тоска и отча­я­ние, в край­них формах порой пере­хо­дя­щее в тягу к само­убий­ству. Это вовсе не невроз. Так дей­ствует грех.

К телес­ным послед­ствиям отно­сятся болезни. Почти все забо­ле­ва­ния взрос­лого чело­века, явно или неявно, свя­заны с прежде соде­ян­ными им гре­хами.

Так вот, в Таин­стве Испо­веди совер­ша­ется вели­кое чудо мило­сти Божией к согре­шив­шему. После чисто­сер­деч­ного рас­ка­я­ния во грехах пред Богом в при­сут­ствии свя­щен­но­слу­жи­теля как сви­де­теля пока­я­ния, при чтении свя­щен­ни­ком раз­ре­ши­тель­ной молитвы, сам Гос­подь Своею все­силь­ною дес­ни­цей раз­би­вает стену из грехов-кир­пи­чей в пыль, и рушится пре­града между Богом и чело­ве­ком».

При­ходя на испо­ведь, мы каемся не перед свя­щен­ни­ком. Свя­щен­ник, будучи сам чело­ве­ком греш­ным, есть только сви­де­тель, посред­ник в Таин­стве, а истин­ным Тай­но­со­вер­ши­те­лем явля­ется Гос­подь Бог. Тогда зачем испо­ве­до­ваться в церкви? Не проще ли пока­яться дома, наедине пред Гос­по­дом, ведь Он везде нас слышит?

Да, дей­стви­тельно, личное пока­я­ние до испо­веди, при­во­дя­щее к осо­зна­нию греха, к сер­деч­ному сокру­ше­нию и оттор­же­нию соде­ян­ного про­ступка, необ­хо­димо. Но само по себе оно не явля­ется исчер­пы­ва­ю­щим. Окон­ча­тель­ное при­ми­ре­ние с Богом, очи­ще­ние от греха совер­ша­ется в рамках Таин­ства Испо­веди непре­менно при посред­ни­че­стве иерея. Такая форма Таин­ства уста­нов­лена самим Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом. Явив­шись апо­сто­лам по своем пре­слав­ном Вос­кре­се­нии, Он, дунув, сказал им: «…при­мите Духа Свя­того. Кому про­стите грехи, тому про­стятся; на ком оста­вите, на том оста­нутся» (Ин. 20:22-23). Апо­сто­лам, стол­пам древ­ней Церкви, дана была власть сни­мать с сердец людей покры­вало греха. От них эта власть пере­шла к их пре­ем­ни­кам – цер­ков­ным пред­сто­я­те­лям – епи­ско­пам и свя­щен­ни­кам.

Кроме того, важен мораль­ный аспект Таин­ства. Несложно пере­чис­лить свои грехи наедине перед Все­зна­ю­щим и Неви­ди­мым Богом. А вот откры­тие их в при­сут­ствии сто­рон­него лица – свя­щен­ника, тре­бует нема­лого усилия по пре­одо­ле­нию стыда, тре­бует рас­пя­тия своей гре­хов­но­сти, что при­во­дит к несрав­ненно более глу­бо­кому и серьез­ному осо­зна­нию личной неправоты.

Святые отцы Таин­ство испо­веди-пока­я­ния назы­вают «вторым кре­ще­нием». В нем к нам воз­вра­ща­ется та бла­го­дать и чистота, кото­рые были даны ново­кре­щен­ному и ока­за­лись утра­чены им через грехи.

Таин­ство испо­веди-пока­я­ния есть вели­кая милость Божия к сла­бому и склон­ному к паде­нию чело­ве­че­ству, оно есть доступ­ное всем сред­ство, веду­щее к спа­се­нию души, посто­янно впа­да­ю­щей в пре­гре­ше­ния.

В тече­ние всей нашей жизни наша духов­ная одежда непре­станно покры­ва­ется пят­нами греха. Их можно заме­тить лишь тогда, когда одежда наша бела, то есть очи­щена пока­я­нием. На темной от гре­хов­ной грязи одежде нерас­ка­ян­ного греш­ника пятна новых и отдель­ных грехов не могут быть заметны.

Поэтому нельзя откла­ды­вать наше пока­я­ние и давать сплошь зама­ры­ваться нашей духов­ной одежде: это ведет к при­туп­ле­нию сове­сти и к духов­ной смерти.

И только вни­ма­тель­ная жизнь и свое­вре­мен­ное очи­ще­ние гре­хов­ных пятен в Таин­стве испо­веди может сохра­нить чистоту нашей души и при­сут­ствие в ней Духа Свя­того Божия.

Святой пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский пишет: «Испо­ве­до­ваться в грехах надо чаще для того, чтобы пора­жать, биче­вать грехи откры­тым при­зна­нием их и чтобы больше чув­ство­вать к ним омер­зе­ние».

Как пишет о. Алек­сандр Ель­ча­ни­нов, «нечув­ствие, камен­ность, мерт­вость души – от запу­щен­ных и не испо­ве­дан­ных вовремя грехов. Как облег­ча­ется душа, когда немед­ленно, пока больно, испо­ве­ду­ешь совер­шен­ный грех. Отло­жен­ная испо­ведь может вызы­вать бес­чув­ствие.

Чело­век, часто испо­ве­ду­ю­щийся и не име­ю­щий зале­жей грехов в душе, не может не быть здоров. Испо­ведь – бла­го­дат­ный разряд души. В этом смысле гро­мадно зна­че­ние испо­веди, и вообще всей жизни, в связи с бла­го­дат­ной помо­щью Церкви. Поэтому не откла­ды­вай ее. Слабая вера и сомне­ния – не пре­пят­ствие. Непре­менно испо­ве­дуйся, кайся в слабой вере и сомне­ниях, как в своей немощи и грехе… Так оно и есть: полная вера только у силь­ных духом и пра­вед­ных; где нам, нечи­стым и мало­душ­ным, иметь их веру? Была бы она – мы были бы святы, сильны, боже­ственны и не нуж­да­лись бы в той помощи Церкви, кото­рую Она нам пред­ла­гает. Не укло­няйся и ты от этой помощи».

Отсюда уча­стие в Таин­стве испо­веди не должно быть редким – один раз за длин­ный период, как, может быть, думают те, кто ходит на испо­ведь один раз в год или немно­гим более.

Про­цесс пока­я­ния есть непре­рыв­ный труд по исце­ле­нию душев­ных язв и очи­ще­нию каж­дого вновь появив­ше­гося гре­хов­ного пят­нышка. Только в этом случае хри­сти­а­нин не будет утра­чи­вать своего «цар­ствен­ного досто­ин­ства» и будет оста­ваться в числе «народа свя­того» (1Пет. 2:9).

При пре­не­бре­же­нии Таин­ством испо­веди грех будет угне­тать душу и вместе с тем, по остав­ле­нии ее Духом Святым, в ней будут открыты двери для вхож­де­ния темной силы и раз­ви­тия стра­стей и при­стра­стий.

Также может насту­пить период непри­язни, вражды, ссор и даже нена­ви­сти к окру­жа­ю­щим, что отра­вит жизнь и согре­шив­шему и ближ­ним.

Могут появиться навяз­чи­вые дурные мысли («псих­асте­ния»), от кото­рых согре­шив­ший не в Силах осво­бо­диться и кото­рые отра­вят его жизнь.

Сюда же будут отно­ситься и так назы­ва­е­мая «мания пре­сле­до­ва­ния», силь­ней­шее коле­ба­ние в вере, и такие совер­шенно про­ти­во­по­лож­ные чув­ства, но оди­на­ково опас­ные и мучи­тель­ные, у – одних – непре­одо­ли­мый страх смерти, а у других – стрем­ле­ние к само­убий­ству.

Нако­нец, могут насту­пить такие душев­ные и физи­че­ские нездо­ро­вые про­яв­ле­ния, кото­рые обычно назы­вают «порчей»: при­падки эпи­леп­ти­че­ского харак­тера и тот ряд душев­ных без­об­раз­ных про­яв­ле­ний, кото­рый харак­те­ри­зу­ется как одер­жи­мость и бес­но­ва­тость.

Свя­щен­ное Писа­ние и исто­рия Церкви сви­де­тель­ствуют, что подоб­ные тяже­лые послед­ствия нерас­ка­ян­ных грехов вра­чу­ются силой бла­го­дати Божией через Таин­ство Испо­веди и после­ду­ю­щее при­ча­ще­ние Святых Тайн.

Пока­за­те­лен в этом отно­ше­нии духов­ный опыт старца иерос­хи­мо­наха Ила­ри­она из Опти­ной пустыни.

Ила­рион в своем стар­че­ском слу­же­нии исхо­дил из поло­же­ния, изло­жен­ного выше, что всякий душев­ный недуг есть след­ствие нали­чия в душе нерас­ка­ян­ного греха.

Поэтому у подоб­ных боль­ных старец прежде всего ста­рался путем рас­спроса выяс­нить все зна­чи­тель­ные и тяже­лые грехи, совер­шен­ные ими после семи­лет­него воз­раста и не выска­зан­ные в свое время на испо­веди, или по стыд­ли­во­сти, или по неве­де­нию, или по забве­нию.

После обна­ру­же­ния подоб­ного греха (или грехов), старец ста­рался убе­дить при­шед­ших к нему за помо­щью в необ­хо­ди­мо­сти глу­бо­кого и искрен­него пока­я­ния в грехе.

Если такое пока­я­ние появ­ля­лось, то старец, как иерей, после испо­веди отпус­кал грехи. При после­ду­ю­щем при­ча­ще­нии Святых Тайн обычно насту­пало полное избав­ле­ние от того душев­ного недуга, кото­рый мучил греш­ную душу.

В тех слу­чаях, когда у посе­ти­теля обна­ру­жи­ва­лось нали­чие тяже­лой и дли­тель­ной вражды к ближ­ним, старец пове­ле­вал немед­ленно при­ми­риться с ними и испро­сить у них про­ще­ния за все ранее при­чи­нен­ные обиды, оскорб­ле­ния и неспра­вед­ли­во­сти.

Подоб­ные беседы и испо­веди иногда тре­бо­вали от старца боль­шого тер­пе­ния, выдержки и настой­чи­во­сти. Так, он долго уго­ва­ри­вал одну одер­жи­мую сна­чала пере­кре­ститься, потом выпить святой воды, затем рас­ска­зать ему свою жизнь и свои грехи.

Вна­чале ему при­шлось выне­сти от нее много оскорб­ле­ний и про­яв­ле­ний злобы. Однако, он отпу­стил ее лишь тогда, когда боль­ная сми­ри­лась, стала послуш­ной и при­несла полное пока­я­ние на испо­веди в соде­лан­ных ею грехах. Так она полу­чила полное исце­ле­ние.

К старцу пришел один боль­ной, стра­дав­ший стрем­ле­нием к само­убий­ству. Старец выяс­нил, что у него ранее уже были две попытки к само­убий­ству – в 12-летнем воз­расте и в юности.

На испо­веди боль­ной ранее не при­но­сил в них пока­я­ния. Старец добился у него пол­ного рас­ка­я­ния – испо­ве­ды­вал и при­ча­стил его. С тех пор мысли о само­убий­стве пре­кра­ти­лись.

Как видно из выше­из­ло­жен­ного, искрен­нее пока­я­ние и испо­ведь в соде­лан­ных грехах несут хри­сти­а­нину не только их про­ще­ние, но и пол­ноту духов­ного здо­ро­вья лишь при воз­вра­ще­нии к согре­шив­шему бла­го­дати и сопре­бы­ва­ния с хри­сти­а­ни­ном Свя­того Духа.

Поскольку только через раз­ре­ше­ние свя­щен­ника грех окон­ча­тельно изгла­жи­ва­ется из нашей «книги жизни», то, чтобы не под­во­дила нас наша память в этом самом важном из дел нашей жизни, необ­хо­димо запи­сы­вать наши грехи. Этой же запис­кой можно поль­зо­ваться на испо­веди.

Так пред­ла­гал делать своим духов­ным детям старец о. Алек­сий Мечев. В отно­ше­нии испо­веди он давал такие ука­за­ния: «Под­ходя к испо­веди, надо все вспом­нить и со всех сторон рас­смот­реть каждый грех, все мелочи при­во­дить на память, так чтобы в сердце все бы пере­го­рело от стыда. Тогда грех наш станет про­ти­вен и создастся уве­рен­ность, что мы более не вер­немся к нему.

Вместе с тем надо почув­ство­вать и всю бла­гость Божию: Гос­подь излил за меня Кровь, забо­тится обо мне, любит меня, готов как мать при­нять меня, обни­мает меня, уте­шает, а я все грешу и грешу.

И тут уже, когда подой­дешь к испо­веди, то каешься рас­пя­тому на кресте Гос­поду, как дитя, когда оно со сле­зами гово­рит: «мама, прости, больше не буду”».

И тут есть ли кто, нет ли, будет все равно, ведь свя­щен­ник только сви­де­тель, а Гос­подь все грехи наши знает, все мысли видит. Ему нужно только наше созна­ние себя винов­ным.

Так, в Еван­ге­лии: «Он спро­сил отца бес­но­ва­того отрока, с каких пор это с ним сде­ла­лось (Мк. 9:21). Ему это было не нужно. Он все знал, а сделал для того, чтобы отец сознал свою винов­ность в болезни сына».

На испо­веди о. Алек­сий Мечев не допус­кал испо­вед­ника гово­рить подроб­но­сти для грехов плоти и касаться других лиц и их поступ­ков.

Винов­ным можно было счи­тать у него только себя. Рас­ска­зы­вая о ссорах, можно было гово­рить только то, что гово­рил сам (без смяг­че­ния и оправ­да­ний) и не касаться того, что отве­чали тебе. Он тре­бо­вал, чтобы других оправ­ды­вали, а себя обви­няли, даже если и не было твоей вины. Раз поссо­ри­лись, значит вино­ват ты.

Одна­жды ска­зан­ные на испо­веди грехи более уже не повто­ря­ются на испо­веди, они уже про­щены.

Но это не значит, что хри­сти­а­нин может совер­шенно выки­нуть из своей памяти наи­бо­лее серьез­ные из своих жиз­нен­ных грехов. Гре­хов­ная рана на теле души зале­чена, но рубец от греха оста­ется навсе­гда, и это должен пом­нить хри­сти­а­нин и глу­боко сми­ряться, опла­ки­вая свои гре­хов­ные паде­ния.

Как пишет пре­по­доб­ный Анто­ний Вели­кий:

«Гос­подь благ и отпус­кает грехи всех, обра­ща­ю­щихся к Нему, кто бы они ни были, так что не помя­нет о них более.

Однако же Он хочет, чтобы те (поми­ло­ван­ные) сами пом­нили о про­ще­нии своих грехов, доселе соде­лан­ных, чтобы забыв о том, не допу­стить чего-либо в пове­де­нии своем такого, из-за чего при­нуж­дены будут дать отчет и в тех грехах, кото­рые были уже про­щены – как это слу­чи­лось с тем рабом, кото­рому гос­по­дин воз­об­но­вил весь долг, кото­рый ранее был отпу­щен ему (Мф. 18:24-25).

Таким обра­зом, когда Гос­подь отпус­кает нам грехи наши, мы должны не отпус­кать их себе сами, но всегда пом­нить о них через (непре­стан­ное) воз­об­нов­ле­ние рас­ка­я­ния в них».

Об этом гово­рит и старец Силуан:

«Хотя грехи про­щены, но всю жизнь надо о них пом­нить и скор­беть, чтобы сохра­нить сокру­ше­ние».

Здесь сле­дует, однако, пре­ду­пре­дить, что вос­по­ми­на­ние о своих грехах может быть раз­лич­ным и в неко­то­рых слу­чаях (при плот­ских грехах) может даже вре­дить хри­сти­а­нину. Об этом так пишет пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий Вели­кий:

«Вос­по­ми­на­ние же грехов разу­мею не каж­дого порознь, чтобы иногда и через их при­по­ми­на­ние враг не ввел нас в то же пле­не­ние, но доста­точно лишь вспом­нить, что мы вино­ваты во грехах».

Сле­дует упо­мя­нуть вместе с тем, что старец о. Алек­сей Зоси­мов­ский считал, что хотя и было после испо­веди отпу­ще­ние какого-либо греха, но если он про­дол­жает мучить и сму­щать совесть, то надо снова в нем испо­ве­ды­ваться.

Для искренно каю­ще­гося во грехах не имеет зна­че­ния досто­ин­ство свя­щен­ника, при­ни­ма­ю­щего его испо­ведь. Об этом так пишет о. Алек­сандр Ель­ча­ни­нов:

«Для чело­века, дей­стви­тельно стра­да­ю­щего язвой своего греха – без­раз­лично через кого он испо­ве­дует этот томя­щий его грех; лишь бы как можно скорее испо­ве­дать его и полу­чить облег­че­ние.

В испо­веди самое важное состо­я­ние души каю­ще­гося, каков бы ни был испо­ве­ду­ю­щий. Важно наше пока­я­ние, а не он, что-то вам гово­ря­щий. У нас же часто лич­но­сти духов­ника уде­ля­ется пер­вен­ству­ю­щее место».

При испо­ве­да­нии своих грехов или при спра­ши­ва­нии у духов­ника совета очень важно улав­ли­вать его первое слово. Старец Силуан дает такие ука­за­ния по этому поводу.

«В немно­гих словах испо­вед­ник гово­рит свой помысл, или о своем состо­я­нии самое суще­ствен­ное и затем остав­ляет духов­ника сво­бод­ным.

Духов­ник, молясь с пер­вого момента беседы, ждет вра­зум­ле­ния от Бога, и если чув­ствует в душе «изве­ще­ние», то дает такой ответ, на кото­ром и сле­дует оста­но­виться, потому что когда упу­щено «первое слово» духов­ника, то вместе с тем ослаб­ля­ется дей­ствен­ность Таин­ства, и испо­ведь может пре­вра­титься в про­стое чело­ве­че­ское обсуж­де­ние».

Может быть, неко­то­рые каю­щи­еся в серьез­ных грехах на испо­веди свя­щен­нику думают, что послед­ний будет с непри­яз­нью к ним отно­ситься, узнав их грехи. Но это не так.

Как пишет архи­епи­скоп Арсе­ний (Чудов­ской): «Когда греш­ник чисто­сер­дечно, со сле­зами кается духов­нику, то у послед­него невольно в сердце воз­ни­кает чув­ство отрады и уте­ше­ния, а вместе с тем и чув­ство любви и ува­же­ния к каю­ще­муся.

Откры­вав­шему же грехи может, пожа­луй, пока­заться, что пас­тырь и не посмот­рит теперь на него, так как он знает его скверны и пре­зри­тельно отне­сется. О, нет! Мил, дорог и как бы родной дела­ется пас­тырю каю­щийся искренно греш­ник».

О. Алек­сандр Ель­ча­ни­нов так пишет об этом же:

«Почему духов­нику не про­ти­вен греш­ник, как бы ни были отвра­ти­тельны его грехи? – Потому что в Таин­стве пока­я­ния свя­щен­ник созер­цает полное раз­де­ле­ние греш­ника и его греха».

Испо­ведь  (по рабо­там о. Алек­сандра Ель­ча­ни­нова)

Обычно люди, неопыт­ные в духов­ной жизни, не видят мно­же­ствен­но­сти своих грехов.

«Ничего осо­бен­ного», «как у всех», «только мелкие грехи – не украл, не убил», – таково обычно начало испо­веди у многих.

А само­лю­бие, непе­ре­не­се­ние укоров, черст­вость, чело­ве­ко­уго­дие, сла­бость веры и любви, мало­ду­шие, духов­ная леность – разве это не важные грехи? Разве мы можем утвер­ждать, что доста­точно любим Бога, что вера наша дей­ственна и горяча? Что каж­дого чело­века мы любим как брата во Христе? Что мы достигли кро­то­сти, без­гне­вия, сми­ре­ния?

Если же нет, то в чем заклю­ча­ется наше хри­сти­ан­ство? Чем объ­яс­нить нашу само­уве­рен­ность на испо­веди, как не «ока­ме­не­лым нечув­ствием», как не «мерт­во­стью» сер­деч­ной, душев­ной смер­тью, телес­ную пред­ва­ря­ю­щей?

Почему святые отцы, оста­вив­шие нам пока­ян­ные молитвы, счи­тали себя пер­выми из греш­ни­ков и с искрен­ней убеж­ден­но­стью взы­вали к Иисусу Слад­чай­шему: «Никто не согреши на земле от века, якоже согре­ших аз ока­ян­ный и блуд­ный», а мы убеж­дены, что у нас все бла­го­по­лучно?

Чем ярче свет Хри­стов оза­ряет сердца, тем яснее созна­ются все недо­статки, язвы и раны. И, наобо­рот, люди, погру­жен­ные в мрак гре­хов­ный, ничего не видят в своем сердце, а если и видят, то не ужа­са­ются, так как им не с чем срав­нить.

Поэтому прямой путь к позна­нию своих грехов, это – при­бли­же­ние к Свету и молитва об этом Свете, кото­рый есть суд миру и всему «мир­скому» в нас самих (Ин. 3:19). А пока нет такой бли­зо­сти ко Христу, при кото­рой пока­ян­ное чув­ство явля­ется нашим обыч­ным состо­я­нием, надо, гото­вясь к испо­веди, про­ве­рять свою совесть – по запо­ве­дям, по неко­то­рым молит­вам (напри­мер, 3‑я вечер­няя, 4‑я перед Св. При­ча­ще­нием), по неко­то­рым местам Еван­ге­лия и Посла­ний (напри­мер, Мф.5, Рим.12, Еф.4, Иак.3).

Раз­би­ра­ясь в своей душе, надо поста­раться раз­ли­чать основ­ные грехи от про­из­вод­ных, симп­томы – от более глу­боко лежа­щих причин.

Напри­мер, очень важны – рас­се­ян­ность на молитве, дре­мота и невни­ма­ние в церкви, отсут­ствие инте­реса к чтению Свя­щен­ного Писа­ния. Но не про­ис­хо­дят ли эти грехи от мало­ве­рия и слабой любви к Богу? Нужно отме­тить в себе свое­во­лие, непо­слу­ша­ние, само­оправ­да­ние, нетер­пе­ние укоров, неуступ­чи­вость, упрям­ство; но еще важнее открыть их связь с само­лю­бием и гор­до­стью.

Если мы заме­чаем в себе стрем­ле­ние к обще­ству, сло­во­охот­ли­вость, сме­хо­сло­вие, уси­лен­ную заботу о своей наруж­но­сти и не только своей, но своих близ­ких, то надо вни­ма­тельно иссле­до­вать, не явля­ется ли это формой «мно­го­об­раз­ного тще­сла­вия».

Если мы слиш­ком при­ни­маем к сердцу житей­ские неудачи, тяжело пере­но­сим раз­луку, неутешно скор­бим об ото­шед­ших, то кроме силы и глу­бины наших чувств, не сви­де­тель­ствует ли все это также о неве­рии в Про­мысл Божий?

Есть еще одно вспо­мо­га­тель­ное сред­ство, веду­щее нас к позна­нию своих грехов – вспо­ми­нать, в чем обычно обви­няют нас другие люди, враги наши, а осо­бенно бок о бок с нами живу­щие, близ­кие: почти всегда их обви­не­ния, укоры, нападки имеют осно­ва­ния. Можно даже, побе­див само­лю­бие, прямо спро­сить их об этом – со сто­роны виднее.

Необ­хо­димо еще перед испо­ве­дью про­сить про­ще­ния у всех, перед кем вино­вен, идти к испо­веди с неотя­го­щен­ной сове­стью.

При таком испы­та­нии сердца нужно сле­дить, чтобы не впасть в чрез­мер­ную мни­тель­ность и мелоч­ную подо­зри­тель­ность ко вся­кому дви­же­нию сердца; ставши на этот путь, можно поте­рять чув­ство важ­ного и неваж­ного, запу­таться в мело­чах.

В таких слу­чаях надо вре­менно оста­вить испы­та­ние своей души и с молит­вой и доб­ро­де­ла­нием упро­стить и про­яс­нить свою душу.

Дело не в том, чтобы воз­можно полно вспом­нить и даже запи­сать свои грехи, а в том, чтобы достиг­нуть такого состо­я­ния сосре­до­то­чен­но­сти, серьез­но­сти и молитвы, при кото­рых, как при свете, ста­но­вятся ясны наши грехи,

Но знать свои грехи, это еще не значит – каяться в них. Правда, Гос­подь при­ни­мает испо­ве­да­ние – искрен­нее, доб­ро­со­вест­ное, когда оно и не сопро­вож­да­ется силь­ным чув­ством рас­ка­я­ния.

Все же «сокру­ше­ние сердца» – скорбь о своих грехах есть важ­ней­шее из всего, что мы можем при­не­сти на испо­ведь.

Но что же делать, если «ни слез, ниже пока­я­ния имеем, ниже уми­ле­ния?» Что же делать, если «иссох­шее гре­хов­ным пла­ме­нем» наше сердце не оро­ша­ется живи­тель­ными водами слез? Что, если «немощь душев­ная и плоти немо­же­ние» так велики, что мы не спо­собны на искрен­нее пока­я­ние?

Это все-таки не при­чина откла­ды­вать испо­ведь – Бог может кос­нуться нашего сердца и в тече­ние самой испо­веди: само испо­ве­да­ние, наиме­но­ва­ние наших грехов может смяг­чить пока­ян­ное наше сердце, утон­чить духов­ное зрение, обост­рить чув­ство. Больше же всего к пре­одо­ле­нию нашей духов­ной вяло­сти служит при­го­тов­ле­ние к испо­веди – пост, кото­рый, исто­щая наше тело, нару­шает гибель­ное для духов­ной жизни наше телес­ное бла­го­по­лу­чие и бла­го­ду­шие. Для того же служат – молитва, ночные мысли о смерти, чтение Еван­ге­лия, житий святых, тво­ре­ний святых отцов, уси­лен­ная борьба с собой, упраж­не­ние в добрых делах.

Наше бес­чув­ствие на испо­веди боль­шей частью имеет своим корнем отсут­ствие страха Божия и скры­тое неве­рие. Сюда и должны быть направ­лены наши усилия.

Глав­ное – добиться искрен­него пока­я­ния, если воз­можно – слез, при кото­рых не нужны подроб­но­сти, но для выяв­ле­ния кото­рых часто нужен подроб­ный и кон­крет­ный рас­сказ.

Вот почему так важны слезы на испо­веди – они раз­мяг­чают наше ока­ме­не­ние, потря­сают нас «от верху до ног», упро­щают, дают бла­го­да­тель­ное само­заб­ве­ние, устра­няют глав­ное пре­пят­ствие к пока­я­нию – нашу «самость». Гордые и само­лю­би­вые не плачут. Раз запла­кал, значит – смяг­чился, сми­рился.

Вот почему после таких слез – кро­тость, без­гне­вие, умяг­чен­ность, уми­лен­ность, мир в душе у тех, кому Гос­подь послал «радо­сто­твор­ный плач» (тво­ря­щий радость). Не нужно сты­диться слез на испо­веди, нужно дать им сво­бодно литься, смывая наши скверны. «Тучи ми подаждь слез в посте каждый день, яко да вос­плачу и омыю скверну, яже от сла­стей, и явлюся Тебе очищен» (1‑я Сед­мица Вели­кого поста, поне­дель­ник вечера).

Третий момент на испо­веди – сло­вес­ное испо­ве­да­ние грехов. Не нужно ждать вопро­сов, надо самому сде­лать усилие; испо­ведь есть подвиг и само­при­нуж­де­ние. Гово­рить надо точно, не затем­няя непри­гляд­ность греха общими выра­же­ни­ями (напри­мер, «грешен против 7‑й запо­веди»). Очень трудно, испо­ве­ду­ясь, избег­нуть соблазна само­оправ­да­ния, попы­ток объ­яс­нить духов­нику «смяг­ча­ю­щие обсто­я­тель­ства», ссылок на тре­тьих лиц, введ­ших нас в грех. Все это при­знаки само­лю­бия, отсут­ствия глу­бо­кого пока­я­ния, про­дол­жа­ю­ще­гося кос­не­ния в грехе.

Испо­ведь не есть беседа о своих недо­стат­ках, сомне­ниях, не есть осве­дом­ле­ние духов­ника о тебе и менее всего «бла­го­че­сти­вый обычай». Испо­ведь – горя­чее пока­я­ние сердца, жажда очи­ще­ния, идущая от ощу­ще­ния свя­тыни, уми­ра­ние для греха и ожив­ле­ние для свя­то­сти…

Заме­чаю часто в испо­ве­ду­ю­щихся жела­ние без­бо­лез­ненно для себя пройти через испо­ведь – или отде­лы­ва­ются общими фра­зами, или гово­рят о мело­чах, умал­чи­вая о том, что дей­стви­тельно должно бы тяго­тить совесть. Тут есть и ложный стыд перед духов­ни­ком и вообще нере­ши­тель­ность, как перед каждым важным дей­ствием и осо­бенно – мало­душ­ный страх все­рьез начать воро­шить свою жизнь, полную мелких и при­выч­ных сла­бо­стей. Насто­я­щая же испо­ведь, как благое потря­се­ние души, стра­шит своей реши­тель­но­стью, необ­хо­ди­мо­стью что-то пере­ме­нить или даже просто хоть заду­маться над собой.

Иногда на испо­веди ссы­ла­ются на слабую память, не дающую будто воз­мож­но­сти вспом­нить грехи. Дей­стви­тельно, часто бывает, что ты легко забы­ва­ешь свои гре­хо­па­де­ния, но про­ис­хо­дит ли это только от слабой памяти?

В испо­веди слабая память не оправ­да­ние; забыв­чи­вость – от невни­ма­ния, несе­рьез­но­сти, черст­во­сти, нечув­стви­тель­но­сти ко греху. Грех, тяго­тя­щий совесть, не забу­дется. Ведь, напри­мер, случаи, осо­бенно больно задев­шие наше само­лю­бие или, наобо­рот, польстив­шее нашему тще­сла­вию, наши удачи, похвалы по нашему адресу – помним долгие годы. Все, что про­из­во­дит на нас силь­ное впе­чат­ле­ние, мы долго и отчет­ливо помним, и, если мы забы­ваем наши грехи, то не значит ли это, что мы просто не при­даем им серьез­ного зна­че­ния?

Знак совер­шив­ше­гося пока­я­ния – чув­ство лег­ко­сти, чистоты, неизъ­яс­ни­мой радо­сти, когда грех кажется так же труден и невоз­мо­жен, как только что далека была эта радость.

Рас­ка­я­ние наше не будет полным, если мы, каясь, не утвер­димся внут­ренне в реши­мо­сти не воз­вра­щаться к испо­ве­дан­ному греху.

Но, гово­рят, как это воз­можно? Как я могу обе­щать себе и своему духов­нику, что я не повторю своего греха? Не будет ли ближе к истине как раз обрат­ное – уве­рен­ность, что грех повто­рится? Ведь опытом своим всякий знает, что через неко­то­рое время неиз­бежно воз­вра­ща­ешься к тем же грехам. Наблю­дая за собой из года в год, не заме­ча­ешь ника­кого улуч­ше­ния, «под­прыг­нешь и опять оста­ешься на том же месте».

Было бы ужасно, если бы это было так. К сча­стью, это не так. Не бывает случая, чтобы при нали­чии доб­рого жела­ния испра­виться, после­до­ва­тель­ные испо­веди и Святое При­ча­стие не про­из­вели бы в душе бла­го­де­тель­ных пере­мен.

Но дело в том, что прежде всего мы не судьи самим себе. Чело­век не может пра­вильно судить о себе, стал ли он хуже или лучше, так как и он, судя­щий, и то, что он судит – вели­чины меня­ю­щи­еся.

Воз­рос­шая стро­гость к себе, уси­лив­ша­яся зря­честь духов­ная, обострен­ный страх греха могут дать иллю­зию, что грехи умно­жи­лись и уси­ли­лись: они оста­лись те же, может быть, даже ослабли, но мы их раньше так не заме­чали.

Кроме того, Бог по осо­бому про­мыш­ле­нию Своему, часто закры­вает нам глаза на наши успехи, чтобы защи­тить нас от злей­шего греха – тще­сла­вия и гор­до­сти. Часто бывает, что грех-то остался, но частые испо­веди и При­ча­ще­ние Святых Тайн рас­ша­тали и осла­били его корни. Да и сама борьба с грехом, стра­да­ния о своих грехах – разве не при­об­ре­те­ние?

«Не устра­шайся, – гово­рит Иоанн Лествич­ник, – хотя бы ты падал каждый день, и не отходи от путей Божиих. Стой муже­ственно и ангел, тебя охра­ня­ю­щий, почтит твое тер­пе­ние».

Если же нет этого чув­ства облег­че­ния, воз­рож­де­ния, надо иметь силы вер­нуться опять к испо­веди, до конца осво­бо­дить свою душу от нечи­стоты, сле­зами омыть ее от чер­ноты и скверны. Стре­мя­щийся к этому всегда достиг­нет, чего ищет.

Только не будем при­пи­сы­вать себе свои успехи, рас­счи­ты­вать на свои силы, наде­яться на свои усилия – это зна­чило бы погу­бить все при­об­ре­тен­ное.

«Рас­се­ян­ный мой ум собери. Гос­поди, и оле­де­нев­шее сердце мое очисти: яко Петру, дай мне пока­я­ние, яко мытарю – воз­ды­ха­ние и якоже блуд­нице – слезы».

А вот советы архи­епи­скопа Арсе­ния (Чудов­ского) о под­го­товке к испо­веди:

«Мы при­хо­дим на испо­ведь с наме­ре­нием полу­чить про­ще­ние грехов от Гос­пода Бога через свя­щен­ника. Так знай же, что испо­ведь твоя бывает пуста, без­дельна, недей­стви­тельна и даже оскор­би­тельна для Гос­пода, если ты идешь на испо­ведь без всякой под­го­товки, не испы­тав своей сове­сти, по стыду или другой при­чине скры­ва­ешь свои грехи, испо­ве­ду­ешься без сокру­ше­ния и уми­ле­ния, фор­мально, холодно, меха­ни­че­ски, не имея твер­дого наме­ре­ния вперед испра­виться.

Часто под­хо­дят к испо­веди не при­го­то­вив­шись. А что значит при­го­то­виться? Испы­тать усердно свою совесть, вызвать в памяти и восчув­ство­вать серд­цем своим согре­ше­ния, решиться все их, без всякой утайки, пове­дать духов­нику, в них пока­яться, и не только пока­яться, но и впредь их избе­гать.

А так как часто память нам изме­няет, то хорошо делают те, кото­рые на бумагу зано­сят вос­по­мя­ну­тые грехи. А о тех грехах, кото­рых ты, при всем своем жела­нии не можешь вспом­нить, не бес­по­койся, что они тебе не про­стятся. Ты только имей искрен­нюю реши­мость во всем пока­яться и со сле­зами проси Гос­пода про­стить тебе все твои грехи, кото­рые пом­нишь и кото­рые не пом­нишь.

На испо­веди говори все, что тебя бес­по­коит, что у тебя болит, не стес­няйся поэтому лишний раз ска­зать о своих преж­них грехах. Это хорошо, это будет сви­де­тель­ство­вать, что ты посто­янно ходишь с чув­ством своего ока­ян­ства и пре­по­беж­да­ешь всякий стыд от обна­ру­же­ния своих гре­хов­ных язв.

Есть так назы­ва­е­мые неис­по­ве­дан­ные грехи, с кото­рыми многие живут в тече­ние многих лет, а может быть, и всей своей жизни. Хочется иной раз их открыть духов­нику, да уж слиш­ком стыдно о, них гово­рить, так и про­хо­дит год за годом; а между тем они посто­янно тяго­тят душу и гото­вят ей вечное осуж­де­ние. Иные из этих людей бывают счаст­ливы, при­хо­дит время, Гос­подь посы­лает им духов­ника, отвер­зает уста и сердца этих нерас­ка­ян­ных греш­ни­ков, и они испо­ве­дуют все свои согре­ше­ния. Нарыв, таким обра­зом, про­ры­ва­ется, и эти люди полу­чают духов­ное облег­че­ние и как бы выздо­ров­ле­ние. Однако, как надо бояться нерас­ка­ян­ных грехов!

Неис­по­ве­дан­ные грехи – это как бы наш долг, кото­рый посто­янно нами чув­ству­ется, посто­янно нас тяго­тит. И на что лучше, как с долгом рас­пла­титься – спо­койно тогда на душе; то же и с гре­хами – этими духов­ными дол­гами нашими: испо­ве­ду­ешь их перед духов­ни­ком, и на сердце легко-легко станет.

Пока­я­ние на испо­веди есть победа над самим собой, есть побед­ный трофей, так что пока­яв­шийся достоин вся­кого ува­же­ния и чести».

Под­го­товка к испо­веди

В каче­стве образца для опре­де­ле­ния своего внут­рен­него духов­ного состо­я­ния и для обна­ру­же­ния своих грехов может быть взята несколько изме­нен­ная при­ме­ни­тельно к совре­мен­ным усло­виям «Испо­ведь» свя­ти­теля Игна­тия Брян­ча­ни­нова.

Испо­ве­даю аз мно­го­греш­ный (имя рек) Гос­поду Богу и Спасу нашему Иисусу Христу и тебе, чест­ный отче, вся согре­ше­ния моя и вся злая моя дела, яже содеял во все дни жизни моей, яже помыс­лил даже до сего дня.

Согре­шил: Обеты Свя­того Кре­ще­ния не соблюл, ино­че­ского обе­ща­ния не сохра­нил, но во всем солгал и непо­требна себе пред Лицем Божим сотво­рил.

Прости нас, Мило­серд­ный Гос­поди (для народа).

Прости мя, чест­ный отче (для оди­но­ких).

Согре­шил: пред Гос­по­дом мало­ве­рием и замед­ле­нием в помыс­лах, от врага все­ва­е­мых против веры и святой Церкви; небла­го­дар­но­стью за все Его вели­кия и непре­стан­ныя бла­го­де­я­ния, при­зы­ва­нием имени Божия без нужды – всуе.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: неиме­нием ко Гос­поду любви, ниже страха, неис­пол­не­нием святой воли Его и святых запо­ве­дей, небреж­ным изоб­ра­же­нием на себе крест­наго зна­ме­ния, небла­го­го­вей­ным почи­та­нием святых икон; не носил креста, сты­дился кре­ститься и испо­ве­ды­вать Гос­пода.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: любви к ближ­нему не сохра­нил, не питал алчу­щих и жаж­ду­щих, не одевал нагих, не посе­щал боль­ных и в тем­ни­цах заклю­чен­ных; закону Божию и святых Отцов пре­да­ниям от лено­сти и небре­же­ния не поучался.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: цер­ков­ного и келей­ного пра­вила неис­пол­не­нием, хож­де­нием в храм Божий без усер­дия, с лено­стию и небре­же­нием; остав­ле­нием утрен­них, вечер­них и других молитв; во время цер­ков­ной службы – согре­шил празд­но­сло­вием, смехом, дре­ма­нием, невни­ма­нием к чтению и пению, рас­се­я­но­стию ума, исхож­де­нием из храма во время службы и нехож­де­нием в храм Божий по лено­сти и нера­де­нию.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: дерзая в нечи­стоте ходить в храм Божий и всякия свя­тыни при­ка­са­тися.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: непо­чи­та­нием празд­ни­ков Божиих; нару­ше­нием святых постов и нехра­не­нием пост­ных дней – среды и пят­ницы; невоз­дер­жа­нием в пище и питии, мно­го­яде­нием, тай­но­яде­нием, раз­но­яде­нием, пьян­ством, недо­воль­ством пищей и питием, одеж­дой, туне­яд­ством; своея воли и разума испол­не­нием, само­нра­вием, само­чи­нием и само­оправ­да­нием; не долж­ным почи­та­нием роди­те­лей, не вос­пи­та­нием детей в пра­во­слав­ной вере, про­кли­на­нием детей своих и ближ­них.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: неве­рием, суе­ве­рием, сомне­нием, отча­я­нием, уны­нием кощун­ством, божбою ложною, пля­са­нием, куре­нием, игрой в карты, сплет­нями, поми­нал живых за упокой, ел кровь живот­ных*.(* VI Все­лен­ский собор, 67‑е пра­вило. Деяние Апо­сто­лов, 15 гл)

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: обра­ще­нием за помо­щью к посред­ни­кам бесов­ской силы – оккуль­ти­стам: экс­тра­сен­сам, био­энер­ге­ти­кам, бес­кон­такт­ным мас­са­жи­стам, гип­но­ти­зе­рам, «народ­ным» цели­те­лям, кол­ду­нам, воро­жеям, зна­ха­рям, гадал­кам, аст­ро­ло­гам, пара­пси­хо­ло­гам; уча­стием в сеан­сах коди­ро­ва­ния, снятия «порчи и сглаза», спи­ри­тизма; кон­так­ти­ро­ва­нием с НЛО и «высшим разу­мом»; под­клю­че­нием к «кос­ми­че­ским энер­гиям».

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: про­смат­ри­ва­нием и про­слу­ши­ва­нием теле- и радио­пе­ре­дач с уча­стием экс­тра­сен­сов, цели­те­лей, аст­ро­ло­гов, гада­те­лей, зна­ха­рей.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: изучая раз­лич­ные оккульт­ные учения, тео­со­фию, восточ­ные культы, учение «живая этика»; зани­ма­ясь йогой, меди­та­цией, обли­ва­нием по системе Пор­фи­рия Ива­нова.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: чте­нием и хра­не­нием оккульт­ной лите­ра­туры.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: посе­щая выступ­ле­ния про­те­стант­ских про­по­вед­ни­ков, участ­вуя в собра­ниях бап­ти­стов, мор­мо­нов, «сви­де­те­лей Иеговы», адвен­ти­стов, «бого­ро­дич­ного центра», «белого брат­ства» и иных сект, при­ни­мая ере­ти­че­ское кре­ще­ние, укло­ня­ясь в ересь и сек­тант­ское учение.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: гор­до­стию, само­мне­нием, высо­ко­умием, само­лю­бием, често­лю­бием, зави­стию, пре­воз­но­ше­нием, подо­зри­тель­но­стию, раз­дра­жи­тель­но­стию.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: осуж­де­нием всех людей – живых и мерт­вых, зло­сло­вием и гневом, памя­то­зло­бием, нена­ви­стию, зло за зло воз­да­я­нием, окле­ве­та­нием, уко­ре­нием, лукав­ством, лено­стию, обма­ном, лице­ме­рием, пере­су­дами, спо­рами, упрям­ством, неже­ла­нием усту­пить и услу­жить ближ­нему; согре­шил зло­рад­ством, зло­же­ла­тель­ством, зло­со­ве­то­ва­нием, оскорб­ле­нием, над­сме­я­нием, поно­ше­нием и чело­ве­ко­уго­дием.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: невоз­дер­жа­нием душев­ных и телес­ных чувств; нечи­сто­тою душев­ною и телес­ною, услаж­де­нием и мед­ле­нием в нечи­стых помыс­лах, при­стра­стием, сла­до­стра­стием, нескром­ным воз­зре­нием на жен и юношей; во сне блуд­ным ночным осквер­не­нием, невоз­дер­жа­нием в супру­же­ской жизни.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: нетер­пе­нием болез­ней и скор­бей, люб­ле­нием удобств жизни сей, пле­не­нием ума и ока­ме­не­нием сердца, непо­нуж­де­нием себя на всякое доброе дело.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: невни­ма­нием к вну­ше­ниям сове­сти своей, нера­де­нием, лено­стию к чтению слова Божия и нера­де­нием к стя­жа­нию Иису­со­вой молитвы. Согре­шил любо­с­тя­жа­нием, среб­ро­лю­бием, непра­вед­ным при­об­ре­те­нием, хище­нием, воров­ством, ску­по­стью, при­вя­зан­но­стию к раз­ного рода вещам и людям.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: осуж­де­нием архи­ереев и свя­щен­ни­ков, ослу­ша­нием отцов духов­ных, ропо­том и обидой на них и неис­по­ве­да­нием пред ними грехов своих по забве­нию, нера­де­нию и по лож­ному стыду.

Согре­шил: неми­ло­сер­дием, пре­зре­нием и осуж­де­нием нищих; хож­де­нием в храм Божий без страха и бла­го­го­ве­ния.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: лено­стию, рас­слаб­ле­нием негою, люб­ле­нием телес­ного покоя, мно­го­с­па­нием, сла­до­страст­ными меч­та­ни­ями, при­страст­ными воз­зре­ни­ями, бес­стыд­ными тело­дви­же­ни­ями, при­кос­но­ве­ни­ями, блудом, пре­лю­бо­де­я­нием, рас­тле­нием, руко­блу­дием, невен­чан­ными бра­ками; (тяжко согре­шили те, кто делали аборты себе или другим, или скло­няли кого-нибудь к этому вели­кому греху – дето­убий­ству).

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: про­вож­де­нием вре­мени в пустых и празд­ных заня­тиях, в пустых раз­го­во­рах, в неуме­рен­ном смот­ре­нии теле­ви­де­ния.

Согре­шил: уны­нием, мало­ду­шием, нетер­пе­нием, ропо­том, отча­я­нием в спа­се­нии, неиме­нием надежды на мило­сер­дие Божие, бес­чув­ствием, неве­же­ством, наг­ло­стию, бес­стыд­ством,

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: кле­ве­тою на ближ­него, гневом, оскорб­ле­нием, раз­дра­же­нием и осме­я­нием, непри­ми­ре­нием, враж­дой и нена­ви­стию, пре­ко­сло­вием, под­смат­ри­ва­нием чужих грехов и под­слу­ши­ва­нием чужих раз­го­во­ров.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: холод­но­стию и бес­чув­ствен­но­стию на испо­веди, ума­ле­нием грехов, обви­не­нием ближ­них, а не себя осуж­де­нием.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: против Живо­тво­ря­щих и Святых Тайн Хри­сто­вых, при­сту­пая к Ним без долж­ного при­го­тов­ле­ния, без сокру­ше­ния и страха Божия.

Прости мя, чест­ный отче.

Согре­шил: словом, помыш­ле­нием и всеми моими чув­ствами: зре­нием, слухом, обо­ня­нием, вкусом, ося­за­нием, – волею или нево­лею, веде­нием или неве­де­нием, в разуме и нера­зу­мии, и не пере­чис­лить всех грехов моих по мно­же­ству их, Но во всех сих, так и в неиз­ре­чен­ных по забве­нию, рас­ка­и­ва­юсь и жалею, и впредь с помо­щию Божиею обе­ща­юсь блю­стись.

Ты же, чест­ный отче, прости мя и раз­реши от всех сих и помо­лись о мне греш­ном, а в оный судный день засви­де­тель­ствуй пред Богом об испо­ве­дан­ных мною грехах. Аминь.

Конец и Богу слава.

Общая испо­ведь

Как известно, в церкви прак­ти­ку­ется не только отдель­ная, но и так назы­ва­е­мая «общая испо­ведь», при кото­рой свя­щен­ник отпус­кает грехи, не выслу­ши­вая их от каю­щихся.

Замена отдель­ной испо­веди общей вызвана тем, что теперь свя­щен­ник часто не имеет воз­мож­но­сти при­нять испо­ве­да­ние от всех жела­ю­щих. Однако, тако­вая замена, без­условно, крайне неже­ла­тельна и не всем и не всегда можно участ­во­вать в общей испо­веди и после нее идти к При­ча­стию.

При общей испо­веди каю­ще­муся не при­хо­дится откры­вать грязи своих духов­ных оде­я­ний, не при­хо­дится сты­диться за них перед свя­щен­ни­ком, и не будут задеты его гор­дость, само­лю­бие и тще­сла­вие. Таким обра­зом, не будет того нака­за­ния за грех, кото­рое в допол­не­ние к нашему рас­ка­я­нию снис­кало бы нам милость Божию.

Во-вторых, общая испо­ведь таит ту опас­ность, что к Свя­тому При­ча­стию подой­дет такой греш­ник, кото­рый при отдель­ной испо­веди не был бы допу­щен до Него свя­щен­ни­ком.

Многие серьез­ные грехи тре­буют серьез­ного и дли­тель­ного пока­я­ния. И тогда свя­щен­ник запре­щает при­ча­стие на опре­де­лен­ный срок и накла­ды­вает епи­ти­мию (пока­ян­ные молитвы, поклоны, воз­дер­жа­ние в чем-либо). В других слу­чаях — свя­щен­ник должен полу­чить от каю­ще­гося обе­ща­ние – не повто­рять более греха и только тогда допу­стить к при­ча­стию.

Поэтому к общей испо­веди нельзя при­сту­пать в сле­ду­ю­щих слу­чаях:

  1. тем, кто долго – несколько лет или много меся­цев не был на отдель­ной испо­веди;
  2. тем, кто имеет или смерт­ный грех, или такой грех, кото­рый сильно заде­вает и мучает его совесть.

В таких слу­чаях испо­вед­ник должен после всех прочих участ­ни­ков испо­веди подойти к свя­щен­нику и ска­зать ему те грехи, кото­рые лежат на его сове­сти.

Можно счи­тать допу­сти­мым (по нужде) уча­стие в общей испо­веди лишь тех, кто испо­ве­ду­ется и при­ча­ща­ется доста­точно часто, про­ве­ряет себя по вре­ме­нам на отдель­ной испо­веди и уверен в том, что те грехи, кото­рые он скажет на испо­веди, не послу­жат пово­дом к запре­ще­нию для него При­ча­стия.

При этом необ­хо­димо также, чтобы мы участ­во­вали в общей испо­веди или у своего духов­ного отца, или у свя­щен­ника, хорошо нас зна­ю­щего.

Испо­ведь у старца Зосимы

О воз­мож­но­сти в неко­то­рых слу­чаях глухой (то есть без слов) испо­веди и о том, как к ней надо гото­виться, гово­рит сле­ду­ю­щий рас­сказ из жиз­не­опи­са­ния старца Зосимы из Троице-Сер­ги­ев­ской Лавры.

«Был случай с двумя дамами. Идут они в келью к старцу, и одна всю дорогу кается в своих грехах -“Гос­поди, как я грешна, вот то-то и то не так сде­лала, того-то осу­дила и т.д. …прости же Ты меня, Гос­поди». …И сердце и ум как бы при­па­дают к стопам Гос­пода.

«Прости, Гос­поди, и дай силы больше так не оскорб­лять Тебя».

Все грехи свои она ста­ра­лась вспом­нить и все кая­лась и кая­лась по дороге.

Другая же спо­койно шла к старцу. «Приду, поис­по­ве­ду­юсь, во всем грешна, скажу, завтра при­ча­щусь». И затем она думает: «Какую бы мне мате­рию купить на платье моей дочурке, и какой бы фасон­чик ей выбрать, чтобы шло к ее личику…» и тому подоб­ные мир­ские мысли зани­мали сердце и ум второй дамы.

Обе вместе вошли в келью к батюшке Зосиме. Обра­ща­ясь к первой, старец сказал:

- Ста­но­вись на колени, я сейчас отпущу тебе грехи.

- Как, батюшка, да ведь я вам еще не ска­зала?..

- Не надо гово­рить, их ты все время Гос­поду гово­рила, всю дорогу моли­лась Богу, так что я сейчас раз­решу тебя, а завтра бла­го­словлю при­ча­ститься… А ты,- обра­тился он к другой даме,- ты иди, купи на платье своей дочери мате­рии, выбери фасон, сшей, что заду­мала.

А когда душа твоя придет к пока­я­нию, при­ходи на испо­ведь. А сейчас я тебя испо­ве­до­вать не стану».

О епи­ти­миях

В неко­то­рых слу­чаях свя­щен­ник может нала­гать на каю­ще­гося епи­ти­мии – духов­ные упраж­не­ния, назна­ча­е­мые с целью иско­ре­не­ния навы­ков греха. В соот­вет­ствии с этой целью и назна­ча­ются подвиги молитвы и добрых дел, кото­рые должны быть прямо про­ти­во­по­ложны тому греху, за кото­рый назна­чены: напри­мер, среб­ро­любцу назна­ча­ются дела мило­сер­дия, неце­ло­муд­рен­ному – пост, осла­бе­ва­ю­щему в вере – коле­но­пре­кло­нен­ные молитвы и т.д. Иногда, в виду упор­ной нерас­ка­ян­но­сти испо­ве­ду­ю­ще­гося в каком-либо грехе духов­ник может отлу­чить его на неко­то­рый срок от уча­стия в Таин­стве При­ча­ще­ния. К епи­ти­мии нужно отно­ситься как к воле Божией, изре­чен­ной через свя­щен­ника о каю­щемся, и должно при­ни­мать ее к обя­за­тель­ному испол­не­нию. В случае невоз­мож­но­сти по тем или иным при­чи­нам испол­нить епи­ти­мию сле­дует обра­титься для раз­ре­ше­ния воз­ник­ших труд­но­стей к тому свя­щен­нику, кото­рый ее нало­жил.

О вре­мени совер­ше­ния таин­ства испо­веди

По суще­ству­ю­щей цер­ков­ной прак­тике Таин­ство Испо­веди совер­ша­ется в храмах утром в день слу­же­ния Боже­ствен­ной Литур­гии. В неко­то­рых церк­вях испо­ведь бывает еще и нака­нуне вече­ром. В храмах, где Литур­гия слу­жится каждый день, испо­ведь еже­днев­ная. Ни в коем случае нельзя опаз­ды­вать к началу Испо­веди, так как Таин­ство начи­на­ется чте­нием чино­по­сле­до­ва­ния, в кото­ром должен молит­венно участ­во­вать каждый жела­ю­щий испо­ве­даться.

Заклю­чи­тель­ные дей­ствия на испо­веди: после испо­ве­да­ния грехов и про­чте­ния свя­щен­ни­ком раз­ре­ши­тель­ной молитвы, каю­щийся целует лежа­щие на аналое Крест и Еван­ге­лие и берет бла­го­сло­ве­ние у духов­ника.

Связь таин­ства еле­освя­ще­ния с про­ще­нием грехов

«Молитва веры исце­лит боля­щего… и если он соде­лал грехи, про­стятся ему» (Иак.5:15).

Как бы тща­тельно мы ни ста­ра­лись запо­ми­нать и запи­сы­вать свои грехи, может слу­читься, что суще­ствен­ная часть их не будет ска­зана на испо­веди, неко­то­рые будут забыты, а неко­то­рые просто не осо­знаны и не заме­чены, в силу духов­ной сле­поты.

В этом случае цер­ковь при­хо­дит на помощь каю­ще­муся с Таин­ством Еле­освя­ще­ния или, как его часто назы­вают, «собо­ро­ва­ния». Это Таин­ство осно­вано на ука­за­нии апо­стола Иакова – главы первой иеру­са­лим­ской церкви.

«Болен ли кто из вас, пусть при­зо­вет пре­сви­те­ров церкви и пусть помо­лятся над ним, пома­зав его елеем во имя Гос­подне. И молитва веры исце­лит боль­ного, и вос­ста­но­вит его Гос­подь; и если он соде­лал грехи, про­стятся ему» (Иак.5:14-15).

Таким обра­зом, в Таин­стве Еле­освя­ще­ния про­ща­ются нам грехи, не ска­зан­ные на испо­веди по незна­нию или же по забыв­чи­во­сти. А как болезни есть след­ствие нашего гре­хов­ного состо­я­ния, то осво­бож­де­ние от греха часто ведет и к исце­ле­нию тела.

Неко­то­рые из нера­ди­вых хри­стиан пре­не­бре­гают Таин­ствами церкви, по нескольку и даже помногу лет не бывают на испо­веди. И когда сознают ее необ­хо­ди­мость и придут на испо­ведь, то им, конечно, трудно вспом­нить все грехи за много лет соде­лан­ные. В этих слу­чаях Оптин­ские старцы всегда реко­мен­до­вали таким рас­ка­яв­шимся хри­сти­а­нам при­нять уча­стие сразу в трех Таин­ствах: испо­веди, Еле­освя­ще­ния и При­ча­ще­ния Святых Тайн.

Неко­то­рые из стар­цев счи­тают, что в Таин­стве Еле­освя­ще­ния могут участ­во­вать через несколько лет и не только тяжело боль­ные, но и все рев­ну­ю­щие о спа­се­нии своей души.

Вместе с тем сле­дует ука­зать, что тем хри­сти­а­нам, кото­рые не пре­не­бре­гают доста­точно частым Таин­ством испо­веди, оптин­ские старцы не сове­то­вали собо­ро­ваться без нали­чия серьез­ного забо­ле­ва­ния.

В совре­мен­ной цер­ков­ной прак­тике Таин­ство Еле­освя­ще­ния совер­ша­ется в храмах еже­годно в Вели­кий Пост.

Тем же хри­сти­а­нам, кото­рым почему-либо не будет воз­мож­но­сти при­нять уча­стие в Таин­стве Еле­освя­ще­ния, нужно пом­нить ука­за­ния стар­цев Вар­со­но­фия и Иоанна, кото­рые даны были уче­нику на вопрос – «забве­ние уни­что­жает памя­то­ва­ние многих согре­ше­ний – что мне делать?» Ответ был таким:

«Какого заи­мо­давца можешь найти вернее Бога, зна­ю­щего и то, чего еще не было? Итак, воз­ложи на Него счет забы­тых тобою пре­гре­ше­ний и скажи ему:

«Вла­дыко, поскольку и забыть свои согре­ше­ния есть грех, то я во всем согре­шил Тебе Еди­ному Серд­це­ведцу. Ты и прости меня за все по Твоему чело­ве­ко­лю­бию, ибо там-то и про­яв­ля­ется вели­ко­ле­пие славы Твоей, когда Ты не воз­да­ешь греш­ни­кам по грехам им, ибо Ты пре­п­ро­слав­лен во веки. Аминь”».

При­ча­ще­ние святых тайн тела и крови Хри­сто­вых

Зна­че­ние Таин­ства

«Если не будете есть плоти Сына чело­ве­че­ского и пить крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин.6:53)

«Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь во Мне пре­бы­вает и Я в нем» (Ин.6:56)

Этими сло­вами Гос­подь указал на совер­шен­ную необ­хо­ди­мость для всех хри­стиан уча­стия в Таин­стве Евха­ри­стии. Самое Таин­ство было уста­нов­лено Гос­по­дом на Тайной Вечери.

«Иисус взял хлеб и, бла­го­сло­вив, пре­ло­мил и, раз­да­вая уче­ни­кам, сказал: при­и­мите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и бла­го­да­рив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изли­ва­е­мая во остав­ле­ние грехов» (Мф.26:26-28).

Как учит Святая Цер­ковь, хри­сти­а­нин, при­ни­мая Святое При­ча­стие, таин­ственно соеди­ня­ется со Хри­стом, ибо в каждой частице раз­дроб­лен­ного агнца содер­жится весь Хри­стос.

Неиз­ме­римо зна­че­ние Таин­ства Евха­ри­стии, пости­же­ние кото­рого пре­вос­хо­дит воз­мож­но­сти нашего разума.

Это Таин­ство зажи­гает в нас Хри­стову любовь, воз­но­сит к Богу сердце, зарож­дает в нем доб­ро­де­тели, сдер­жи­вает напа­де­ние на нас темной силы, дарует силу против иску­ше­ний, ожив­ляет душу и тело, исце­ляет их, дает им силу, воз­вра­щает доб­ро­де­тели – вос­ста­нав­ли­вает в нас ту чистоту души, кото­рая была у пер­во­род­ного Адама до гре­хо­па­де­ния.

В раз­мыш­ле­ниях о Боже­ствен­ной литур­гии епи­скопа Сера­фима Звез­дин­ского име­ется опи­са­ние виде­ния одного старца-подвиж­ника, ярко харак­те­ри­зу­ю­щее зна­че­ние для хри­сти­а­нина При­ча­ще­ния Святых Тайн.

Подвиж­ник видел «огнен­ное море, волны взды­ма­лись и бур­лили, пред­став­ляя из себя страш­ное зре­лище. На про­ти­во­по­лож­ном берегу стоял пре­крас­ный сад. Оттуда доно­си­лось пение птиц, нес­лось бла­го­уха­ние цветов.

Подвиж­ник слышит голос: «Перейди через это море». Но перейти не было воз­мож­но­сти. Долго стоял он в раз­ду­мье, как перейти, и слышит снова голос.

«Возьми два крыла, кото­рые дала Боже­ствен­ная Евха­ри­стия: одно крыло – Боже­ствен­ная Плоть Хри­стова, второе крыло – Живо­тво­ря­щая Кровь Его. Без них, как ни велик был бы подвиг, достиг­нуть Цар­ствия Небес­ного нельзя».

Отец Вален­тин Свен­циц­кий пишет:
«Евха­ри­стия – это основа того реаль­ного един­ства, кото­рое чаем во все­об­щем вос­кре­се­нии, ибо и в прео­су­ществ­ле­нии Даров и в нашем При­ча­ще­нии залог нашего спа­се­ния и вос­кре­се­ния не только духов­ного, но и телес­ного».

Старец Пар­фе­ний Киев­ский одна­жды в бла­го­го­вей­ном чув­стве пла­мен­ной любви к Гос­поду долго повто­рял в себе молитву: «Гос­поди Иисусе, живи во мне и мне дай в Тебе жити» и услы­шал тихий, слад­кий голос: «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пре­бы­вает и Аз в нем».

В неко­то­рых духов­ных болез­нях таин­ство При­ча­ще­ния явля­ется наи­бо­лее дей­стви­тель­ным вра­чев­ством: так, напри­мер, при напа­де­нии на чело­века так назы­ва­е­мых «хуль­ных мыслей» духов­ные отцы пред­ла­гают бороться с ними частым при­об­ще­нием Святых Тайн.

Святой пра­вед­ный о. Иоанн Крон­штад­ский пишет о зна­че­нии Таин­ства Евха­ри­стии при борьбе с силь­ными иску­ше­ни­ями:
«Если почув­ству­ешь тяжесть борьбы и уви­дишь, что тебе не спра­виться одному со злом, беги к духов­ному отцу своему и проси его при­об­щить тебя Святых Тайн. Это вели­кое и все­силь­ное оружие в борьбе».

Для одного душев­но­боль­ного отец Иоанн реко­мен­до­вал, как сред­ство изле­че­ния, пожить дома и почаще при­об­щаться Святых Тайн.

Недо­ста­точно одного пока­я­ния для сохра­не­ния чистоты нашего сердца и укреп­ле­ния нашего духа в бла­го­че­стии и доб­ро­де­те­лях. Гос­подь сказал: «Когда нечи­стый дух выйдет из чело­века, то ходит по без­вод­ным местам, ища покоя и, не находя, гово­рит: воз­вра­щусь в дом мой, откуда вышел. И при­шедши, нахо­дит его выме­тен­ным и убран­ным. Тогда идет и берет с собой семь других духов, злей­ших себя и вошедши живут там. И бывает для чело­века того послед­нее хуже пер­вого» (Лк.11:24-26).

Итак, если пока­я­ние очи­щает нас от скверны нашей души, то при­ча­стие Тела и Крови Гос­под­них напо­яет нас бла­го­да­тью и пре­граж­дает воз­вра­ще­ние в нашу душу лука­вого духа, изгнан­ного пока­я­нием.

Поэтому по обычаю церкви Таин­ства Пока­я­ния (испо­ведь) и При­ча­ще­ния сле­дуют непо­сред­ственно одно за другим. И преп. Сера­фим Саров­ский гово­рит, что воз­рож­де­ние души совер­ша­ется через два таин­ства: «через пока­я­ние и совер­шен­ное очи­ще­ние от всякой скверны гре­хов­ной Пре­чи­стыми и Живо­тво­ря­щими Тай­нами Тела и Крови Хри­сто­вых».

Вместе с тем, как бы ни было для нас необ­хо­димо при­ча­ще­ние Тела и Крови Хри­сто­вых, оно не может иметь места, если не пред­ше­ствует ему пока­я­ние.

Как пишет архи­епи­скоп Арсе­ний (Чудов­ской):
«Вели­кое дело при­ни­мать Святые Тайны и велики от этого плоды: обнов­ле­ние нашего сердца Духом Святым, бла­жен­ное настро­е­ние духа. И сколь велико это дело, столь тща­тель­ной оно тре­бует от нас и под­го­товки. А поэтому хочешь от Свя­того При­ча­ще­ния полу­чить бла­го­дать Божию, – ста­райся все­мерно об исправ­ле­нии своего сердца».

Как часто надо при­об­щаться святых тайн?

На вопрос: «как часто надо при­об­щаться Святых Тайн?» свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст отве­чает: «чем чаще, тем лучше». Однако, он ставит непре­мен­ное усло­вие: при­сту­пать ко Свя­тому При­ча­ще­нию с искрен­ним рас­ка­я­нием в своих грехах и чистою сове­стию.

В жиз­не­опи­са­нии пре­по­доб­ного Мака­рия Вели­кого име­ются слова его одной жен­щине, жестоко постра­дав­шей от наго­вора чаро­дея: «Ты под­верг­лась напа­сти, потому что уже пять недель не при­ча­ща­лась Святых Тайн».

Святой пра­вед­ный о. Иоанн Крон­штадт­ский ука­зы­вал на забы­тое апо­столь­ское пра­вило – отлу­чать от церкви тех, кто три недели не был у Свя­того При­ча­стия.

Преп. Сера­фим Саров­ский запо­ве­ды­вал Диве­ев­ским сест­рам неопу­сти­тельно испо­ве­ды­ваться и при­об­щаться во все посты и, кроме того, Дву­на­де­ся­тые празд­ники, не мучая себя мыслью, что недо­стойна, «так как не сле­дует про­пус­кать случая как можно чаще поль­зо­ваться бла­го­да­тью, дару­е­мой при­об­ще­нием святых Хри­сто­вых Тайн. Ста­ра­ясь, по воз­мож­но­сти, сосре­до­то­читься в сми­рен­ном созна­нии все­це­лой гре­хов­но­сти своей, с упо­ва­нием и твер­дою верою в неиз­ре­чен­ное Божие мило­сер­дие, сле­дует при­сту­пить к искуп­ля­ю­щему все и всех свя­тому Таин­ству».

Разу­ме­ется, очень спа­си­тельно при­ча­щаться в дни своих именин и рож­де­ния, а супру­гам – в день их вен­ча­ния.

Отец Алек­сий Зоси­мов­ский реко­мен­до­вал своим духов­ным детям при­сту­пать к При­ча­стию также и в памят­ные дни кон­чины и именин умер­ших близ­ких; это соеди­няет с покой­ни­ками души живу­щих.

Архи­епи­скоп Арсе­ний (Чудов­ской) пишет: «Посто­ян­ное При­ча­ще­ние должно быть иде­а­лом всех хри­стиан. Но враг рода чело­ве­че­ского… сразу понял, какую силу даро­вал нам Гос­подь в Святых Тайнах. И он начал дело откло­не­ния хри­стиан от Свя­того При­ча­ще­ния. Из исто­рии хри­стан­ства мы знаем, что сна­чала хри­сти­ане при­ча­ща­лись еже­дневно, затем 4 раза в неделю, далее по вос­кре­се­ньям и празд­ни­кам, а там – во все посты, то есть 4 раза в год, нако­нец, едва-едва раз в год, а ныне и того реже».

«Хри­сти­а­нин всегда должен быть готов к смерти и к При­ча­ще­нию», – гово­рил один из духо­нос­ных отцов.

Итак, от нас зави­сит частое уча­стие в Тайной Вечери Хри­сто­вой и при­ня­тие на ней вели­кой бла­го­дати Тайн Тела и Крови Хри­сто­вых.

Одна из духов­ных доче­рей старца отца Алек­сия Мечева как-то ска­зала ему:

- Иногда жаж­дешь душой соеди­ниться с Гос­по­дом через При­ча­ще­ние, а мысль, что при­ча­ща­лась недавно – удер­жи­вает.

- Это значит Гос­подь каса­ется сердца, – отве­тил ей старец, – так что тут уже все эти холод­ные рас­суж­де­ния не нужны и не уместны… Я вас при­ча­щаю часто, я исхожу из того, чтобы вас при­об­щить ко Гос­поду, чтобы вы почув­ство­вали, как это хорошо – пре­бы­вать со Хри­стом.

Один из мудрых пас­ты­рей два­дца­того сто­ле­тия о. Вален­тин Свен­циц­кий пишет:

«Без частого при­ча­ще­ния невоз­можна духов­ная жизнь в миру. Ведь тело твое иссы­хает и дела­ется бес­силь­ным, когда ты не даешь ему пищи. И душа тре­бует своей небес­ной пищи. Иначе и она иссох­нет и обес­си­лит.

Без при­ча­ще­ния заглох­нет духов­ный огонь в Тебе. Зава­лит его мир­ской хлам. Чтобы осво­бо­диться от этого хлама и нужен огонь, попа­ля­ю­щий тернии наших пре­гре­ше­ний.

Жизнь духов­ная – не отвле­чен­ное бого­сло­вие, а дей­стви­тель­ная и самая несо­мнен­ная жизнь во Христе. Но как она может начаться, если ты не при­мешь в этом страш­ном и вели­ком таин­стве пол­ноты Духа Хри­стова? Как не приняв Плоти и Крови Хри­сто­вой, будешь жить в Нем?

И здесь, как и в пока­я­нии, не оста­вит тебя враг без напа­де­ний. И здесь он будет стро­ить тебе всякие козни. Он воз­двиг­нет мно­же­ство и внеш­них и внут­рен­них пре­град.

То будет тебе неко­гда, то почув­ству­ешь себя нездо­ро­вым, то захо­чется отло­жить нена­долго, «чтобы лучше при­го­то­виться». Не слушай. Иди. Испо­ве­дуйся. При­ча­щайся. Ведь не знаешь ты, когда при­зо­вет тебя Гос­подь».

Пусть же каждая душа чутко при­слу­ши­ва­ется к своему сердцу и боится про­слу­шать стук в его двери руки Высо­кого Гостя; пусть боится она того, что ее слух огру­беет от мир­ской суеты и не может слы­шать тихих и нежных при­зы­вов, идущих из цар­ства Света.

Пусть боится душа под­ме­нить пере­жи­ва­ния небес­ной радо­сти еди­не­ния с Гос­по­дом мут­ными раз­вле­че­ни­ями мира или низ­мен­ными уте­ше­ни­ями телес­ной при­роды.

А когда она в силах ото­рваться от мира и всего чув­ствен­ного, когда затос­кует о свете Гор­него мира и потя­нется к Гос­поду, пусть дер­зает еди­не­ния с Ним в вели­ком Таин­стве, одевая себя при этом в духов­ные одежды искрен­него пока­я­ния и глу­бо­чай­шего сми­ре­ния и неиз­мен­ной пол­ноты нищеты духов­ной.

Пусть также не сму­ща­ется душа от того, что она при всем своем пока­я­нии все же недо­стойна При­ча­ще­ния. Про это так гово­рит старец о. Алек­сий Мечев:

«При­ча­щай­тесь чаще и не гово­рите, что недо­стойны. Если ты так будешь гово­рить, то нико­гда не будешь при­ча­щаться, потому что нико­гда не будешь достоин. Вы дума­ете, что на Земле есть хотя бы один чело­век, достой­ный при­ча­ще­ния Святых Тайн?

Никто этого не достоин, а если мы все-таки при­ча­ща­емся, то лишь по осо­бому мило­сер­дию Божию.

Не мы созданы для при­ча­стия, а при­ча­стие для нас. Именно мы, греш­ные, недо­стой­ные, слабые, более чем кто-либо нуж­да­емся в этом спа­си­тель­ном источ­нике».

А вот что гово­рил про частое при­ча­ще­ние Святых Тайн извест­ный мос­ков­ский пас­тырь о. Вален­тин Амфи­те­ат­ров:

«…Нужно каждый день быть гото­вым к при­ча­ще­нию, как к смерти… Кто часто при­об­ща­ется – это мои друзья. Древ­ние хри­сти­ане каждый день при­ча­ща­лись.

Надо к Святой Чаше под­хо­дить и думать, что недо­стоин и со сми­ре­нием взы­вать: все – тут, в Тебе, Гос­поди – и мать, и отец, и муж – все Ты, Гос­поди, и радость и уте­ше­ние».

Извест­ный всей пра­во­слав­ной России старец Псково-Печер­ского мона­стыря схи­и­гу­мен Савва (1898–1980) в своей книге «О Боже­ствен­ной Литур­гии» писал так:

«При­ят­ней­шее удо­сто­ве­ре­ние в том, как сильно желает Сам Гос­подь наш Иисус Хри­стос, чтобы мы при­сту­пали к тра­пезе Гос­под­ней, есть его обра­ще­ние к апо­сто­лам: «Жела­нием воз­же­лех сию пасху ясти с вами, прежде даже не приму мук» (Лк.22:15).

Не о вет­хо­за­вет­ной пасхе гово­рил Он им: она совер­ша­лась еже­годно и была обык­но­венна, а отныне должна совер­шенно пре­кра­титься. Пла­менно желал Он пасхи ново­за­вет­ной, – той пасхи, в кото­рой Сам Себя при­но­сит в жертву. Сам Себя пред­ла­гает в пищу.

Слова Иисуса Христа можно выра­зить так: жела­нием любви и мило­сер­дия «воз­же­лех сию пасху ясти с вами», потому что в ней запе­чат­ле­ва­ется вся Моя к вам любовь, и вся ваша истин­ная жизнь и бла­жен­ство.

Если Гос­подь, по своей неиз­ре­чен­ной любви, так пла­менно желает ее не ради Себя, но ради нас, то как пла­менно должны желать ее мы, по любви и бла­го­дар­но­сти к Нему, и для нашего соб­ствен­ного блага и бла­жен­ства!

Хри­стос сказал: «При­и­мите, ядите…» (Мк.14:22). Он пред­ло­жил нам Тело Свое не для одно­крат­ного или неча­стого и слу­чай­ного упо­треб­ле­ния, как вра­чев­ство, но для пита­ния посто­ян­ного и все­гдаш­него: ядите, а не вку­сите. Но если бы Тело Хри­стово пред­ло­жено было нам только как вра­чев­ство, то и тогда мы должны были бы про­сить поз­во­ле­ния при­ча­щаться как можно чаще, так как мы немощны душой и телом, и осо­бенно ска­зы­ва­ются в нас немощи душев­ные.

Гос­подь даро­вал нам Святые Тайны как насущ­ный хлеб, по слову Его: «хлеб, его же Аз дам, плоть Моя есть» (Ин.6:51).

Из этого видно, что Хри­стос не только поз­во­лил, но и пове­лел, чтобы мы часто при­сту­пали к Его тра­пезе. Мы не остав­ляем себя надолго без хлеба обык­но­вен­ного, зная, что иначе ослаб­ляют наши силы, и жизнь телес­ная пре­кра­тится. Как же не боимся надолго остав­лять себя без хлеба небес­ного, боже­ствен­ного, без хлеба жизни?

Редко при­сту­па­ю­щие ко Святой Чаше обычно гово­рят в свое оправ­да­ние: «Мы недо­стойны, мы не готовы». А кто не готов, тот пусть не ленится и при­го­то­вится.

Не достоин ни один чело­век обще­ния со все­свя­тым Гос­по­дом, потому что один Бог без­гре­шен, но нам предо­став­лено право веро­вать, каяться, исправ­ляться, быть про­щен­ным и упо­вать на бла­го­дать Спа­си­теля греш­ни­ков и Взыс­ка­теля погиб­ших.

Кто бес­печно остав­ляет себя недо­стой­ным обще­ния со Хри­стом на земле, тот оста­нется недо­стой­ным обще­ния с Ним на Небе. Разумно ли уда­лять себя от источ­ника жизни, силы, света и бла­го­дати? Разу­мен тот, кто посильно исправ­ляя свое недо­сто­ин­ство, при­бе­гает к Иисусу Христу в Пре­чи­стых Его Тайнах, иначе сми­рен­ное созна­ние своего недо­сто­ин­ства может обра­титься в холод­ность к вере и к делу своего спа­се­ния. Избави, Гос­поди!»

В заклю­че­нии при­ве­дем мнение офи­ци­аль­ного изда­ния Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви – Жур­нала Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии (ЖМП N 12, 1989 г., стр. 76) отно­си­тельно частоты при­ча­ще­ния:

«По при­меру хри­стиан первых веков, когда не только иноки, но и про­стые миряне при всяком удоб­ном случае при­бе­гали к Таин­ствам Испо­веди и Свя­того При­ча­ще­ния, пони­мая, какое вели­кое спа­си­тель­ное зна­че­ние они имеют, и нам над­ле­жит по воз­мож­но­сти чаще очи­щать свою совесть пока­я­нием, укреп­лять свою жизнь испо­ве­да­нием веры в Бога и при­сту­пать к Таин­ству Свя­того При­ча­ще­ния, чтобы тем самым полу­чить от Бога милость и про­ще­ние грехов и теснее соеди­ниться со Хри­стом…

В совре­мен­ной прак­тике при­нято при­ча­щаться всем веру­ю­щим людям не реже одного раза в месяц, в посты чаще – два-три раза за пост. При­ча­ща­ются также в день Ангела и день рож­де­ния. Поря­док и частоту при­ча­ще­ния Святых Тайн веру­ю­щие уточ­няют со своим духов­ни­ком и по его бла­го­сло­ве­нию ста­ра­ются выдер­жи­вать сроки при­ча­ще­ния и испо­веди».

Как гото­виться ко свя­тому при­ча­ще­нию

Осно­вой под­го­товки к Таин­ству При­ча­ще­ния явля­ется пока­я­ние. Осо­зна­ние своей гре­хов­но­сти вскры­вает лич­ност­ные немощи и воз­буж­дает жела­ние стать лучше через еди­не­ние со Хри­стом в Его Пре­чи­стых Тайнах. Настра­и­вают душу на пока­ян­ный лад молитва и пост…

В дни гове­ния над­ле­жит посе­щать бого­слу­же­ния в храме, если поз­во­ляют обсто­я­тель­ства, и более при­лежно выпол­нять домаш­нее молит­вен­ное пра­вило: кто читает обычно не все утрен­ние и вечер­ние молитвы, пусть читает все пол­но­стью. Нака­нуне при­ча­ще­ния надо быть на вечер­нем бого­слу­же­нии и про­чи­тать дома, кроме обыч­ных молитв на сон гря­ду­щим, канон пока­ян­ный, канон Бого­ро­дице и Ангелу хра­ни­телю. Каноны чита­ются или один за другим пол­но­стью, или соеди­няя таким обра­зом: чита­ется ирмос первой песни пока­ян­ного канона («Яко по суху…») и тро­пари, затем тро­пари первой песни канона Бого­ро­дице («Мно­гими содер­жимь…»), опус­кая ирмос «Воду прошед», и тро­пари канона Ангелу хра­ни­телю, тоже без ирмоса «Поим Гос­по­деви». Так же читают и сле­ду­ю­щие песни. Тро­пари перед кано­ном Бого­ро­дице и Ангелу хра­ни­телю в таком случае опус­ка­ются.

Чита­ется также канон ко при­ча­ще­нию и, кто поже­лает, – ака­фист Иисусу Слад­чай­шему. После полу­ночи уже не едят и не пьют, ибо при­нято при­сту­пать к Таин­ству При­ча­ще­ния нато­щак. Утром про­чи­ты­ва­ются утрен­ние молитвы и все досле­до­ва­ние ко Свя­тому При­ча­ще­нию, кроме канона, про­чи­тан­ного нака­нуне.

Перед при­ча­ще­нием необ­хо­дима испо­ведь – вече­ром ли, или утром, перед литур­гией».

Сле­дует заме­тить, что многие веру­ю­щие при­ча­ща­ются редко, так как не могут найти вре­мени и сил для дли­тель­ного гове­ния, кото­рое тем самым пре­вра­ща­ется в само­цель. Кроме того, зна­чи­тель­ную, если не боль­шую часть совре­мен­ной паствы состав­ляют хри­сти­ане, вошед­шие в Цер­ковь недавно, и потому не при­об­рет­шие еще над­ле­жа­щих молит­вен­ных навы­ков. Тако­вым ука­зан­ное при­го­тов­ле­ние может ока­заться непо­силь­ным.

Цер­ковь предо­став­ляет решать вопрос о частоте При­ча­ще­ния и объеме под­го­товки к Нему свя­щен­ни­кам, духов­ни­кам. Именно с духов­ным отцом и надо согла­со­вы­вать, как часто при­ча­щаться, как долго говеть и какое молит­вен­ное пра­вило совер­шать перед этим. Разные свя­щен­ники бла­го­слов­ляют по-раз­ному в зави­си­мо­сти от состо­я­ния здо­ро­вья, воз­раста, сте­пени цер­ков­но­сти и молит­вен­ного опыта гове­ю­щего,

Схи­и­гу­мен Пар­фе­ний в своей книге «Тро­пинка к еди­ному на потребу – Бого­об­ще­нию» пишет:

«Вели­ким постом Цер­ков­ным Уста­вом назна­чено вели­кое гове­ние – целая сед­мица: с немного мень­шей стро­го­стью сле­дует гото­виться и в другие три мно­го­днев­ные посты. Гове­ние же в прочие дни года можно огра­ни­чить одним днем, то есть нака­нуне соблю­сти стро­гий пост – пищу вку­шать без рас­ти­тель­ного масла».

Вообще, надо учи­ты­вать ниже­сле­ду­ю­щее ука­за­ние свя­того пра­вед­ного Иоанна Крон­штадт­ского:

«Неко­то­рые постав­ляют все свое бла­го­по­лу­чие и исправ­ность перед Богом в вычи­ты­ва­нии всех поло­жен­ных молитв, не обра­щая вни­ма­ние на готов­ность сердца для Бога – на внут­рен­нее исправ­ле­ние свое, напри­мер, многие так вычи­ты­вают пра­вило к при­ча­ще­нию. Между тем, здесь прежде всего надо смот­реть на исправ­ле­ние и готов­ность сердца к при­ня­тию Святых Тайн.

Если сердце право стало во утробе твоей, по мило­сти Божией, если оно готово встре­тить Жениха, то и слава Богу, хотя и не успел ты вычи­тать всех молитв.

«Цар­ство Божие не в сло­веси, а в силе» (1Кор.4:20). Хорошо послу­ша­ние во всем матери Церкви, но с бла­го­ра­зу­мием, и, если воз­можно, «могий вме­стити» – про­дол­жи­тель­ную молитву – «да вме­стит». Но «не вси вме­щают сло­весе сего» (Мф.19:11); если же про­дол­жи­тель­ная молитва несов­ме­стима с горяч­но­стью духа, лучше сотво­рить крат­кую, но горя­чую молитву.

При­пом­ним, что одно слово мытаря, от горя­чего сердца ска­зан­ное, оправ­дало его. Бог смот­рит не на мно­же­ство слов, а на рас­по­ло­же­ние сердца. Глав­ное дело – живая вера сердца и теп­лота рас­ка­я­ния во грехах».

Тем, кто впер­вые при­хо­дит к Таин­ствам Испо­веди и При­ча­ще­ния можно реко­мен­до­вать сосре­до­то­чить все вни­ма­ние на под­го­товке к первой в их жизни испо­веди.

Очень важно прежде При­ча­ще­ния Святых Тайн Хри­сто­вых про­стить всех своих обид­чи­ков. В состо­я­нии злобы или вражды на кого-либо при­ча­щаться ни в коем случае нельзя.

О при­ча­ще­нии детей

По обычаю Церкви мла­денцы после их кре­ще­ния до семи­лет­него воз­раста могут при­ча­щаться очень часто, не только каждую неделю, но и каждый день, притом без пред­ва­ри­тель­ной испо­веди и поста. Начи­ная с 5–6 лет, а если воз­можно – и с более ран­него воз­раста, полезно при­учать детей при­ча­щаться нато­щак.

Обычаи церкви для дня при­ча­ще­ния святых тайн

Вставши утром, гото­вя­щийся ко При­ча­ще­нию должен вычи­стить зубы, чтобы не чув­ство­ва­лось от него ника­кого непри­ят­ного запаха, оскорб­ля­ю­щего неко­то­рым обра­зом самую свя­тыню Даров. При этом может слу­читься так, что чело­век неча­янно про­гло­тит немного воды; может ли он при­сту­пать ко Свя­тому При­ча­стию? Должен по пра­ви­лам Церкви. «Иначе сатана, обретши случай уда­лити его от при­ча­стия, чаще будет делать то же» (Тимо­фей Алек­сан­дрий­ский, кано­ни­че­ский ответ 16).

При­хо­дить в храм нужно к началу Литур­гии без опоз­да­ний. При выносе Святых Даров все при­част­ники делают земной поклон. Земной поклон повто­ря­ется, когда свя­щен­ник закон­чит читать пред­при­част­ную молитву «Верую, Гос­поди, и испо­ве­дую…».

Под­хо­дить ко Святой Чаше при­част­ники должны посте­пенно, не тол­пясь, не тол­ка­ясь и не ста­ра­ясь опе­ре­дить друг друга. Лучше всего во время при­бли­же­ния к Чаше читать Иису­сову молитву: «Гос­поди Иисусе Христе, Сыне Божий, поми­луй мя греш­наго»; или молит­венно петь со всеми нахо­дя­щи­мися в храме: «Тело Хри­стово при­и­мите, источ­ника без­смерт­наго вку­сите». Под­ходя ко Святой Чаше не надо кре­ститься, а иметь руки кре­сто­об­разно сло­жен­ными на груди (правую на левую) из опа­се­ния задеть Чашу или лжицу.

Приняв в уста со лжицы Тело и Кровь Гос­подню, при­част­ник должен поце­ло­вать край Святой Чаши, как бы самое ребро Спа­си­теля, из кото­рого истекла кровь и вода. Крайне предо­су­ди­тельно при­сту­пать к При­ча­стию жен­щи­нам с накра­шен­ными губами.

Отойдя от Святой Чаши нужно сде­лать пояс­ной поклон перед иконой Спа­си­теля и пройти к сто­лику «с теп­ло­той», и запи­вая, омыть рот, чтобы какая-либо малая частица не оста­лась во рту.

День при­ча­ще­ния – это особый день хри­сти­ан­ской души, когда она особым, таин­ствен­ным обра­зом соеди­ня­ется со Хри­стом. Как для приема наи­бо­лее почет­ных гостей весь дом уби­рают и при­во­дят в поря­док и все обыч­ные дела остав­ляют, так и день при­ча­ще­ния сле­дует про­во­дить как вели­кие празд­ники, посвя­щая их, насколько это воз­можно, уеди­не­нию, молитве, сосре­до­то­чен­но­сти и духов­ному чтению.

Святой пре­по­доб­ный Нил Сор­ский после при­ча­ще­ния Святых Тайн имел обык­но­ве­ние неко­то­рое время про­во­дить в глу­бо­ком мол­ча­нии и сосре­до­то­чии в самом себе и другим сове­то­вал то же, говоря, что «нужно дать тишине и мол­ча­нию удоб­ство Святым Тайнам воз­дей­ство­вать спа­си­тельно и целебно на душу, боля­щую гре­хами».

Старец отец Алек­сий Зоси­мов­ский ука­зы­вает, кроме того, на необ­хо­ди­мость осо­бенно обе­ре­гать себя первые два часа после при­ча­ще­ния; в это время враг чело­ве­че­ский вся­че­ски ста­ра­ется чтобы чело­век оскор­бил свя­тыню, и она пере­стала бы освя­щать чело­века. Она может оскорб­ляться и зре­нием, и неосто­рож­ным словом, и слухом, и мно­го­сло­вием, и осуж­де­нием.

Он реко­мен­дует в день При­ча­ще­ния больше мол­чать.

Есть обычай, что при­ча­стив­ши­еся не целуют в этот день икон или руки свя­щен­ника и не делают земных покло­нов.

Однако сле­дует заме­тить, что невы­пол­не­ние таких обы­чаев – как не делать земных покло­нов в опре­де­лен­ные дни и не цело­вать рук свя­щен­ника не явля­ется грехом.

Во время Пяти­де­сят­ницы по уставу не пола­га­ется делать земных покло­нов. Однако, старец о. Алек­сий Мечев так гово­рил про свое само­чув­ствие в это время:

«Иногда чув­ству­ешь, что и на икону-то и на лик Гос­пода смот­реть недо­стоин – как тут не поло­жить поклона? Я вот, напри­мер, не могу не покло­ниться в землю, когда поют «Покло­нимся Отцу и Сыну и Свя­тому Духу”».

А другой-хри­сти­а­нин, когда ему заме­тили, что «нельзя теперь кла­няться в землю», отве­тил: «Это пра­вило отно­сится к вам, пра­вед­ни­кам, а не к таким греш­ни­кам, как я».

Схи­и­гу­мен Пар­фе­ний ука­зы­вает:
«Сле­дует здесь упо­мя­нуть и о пре­уве­ли­чен­ной у неко­то­рых осто­рож­но­сти после При­ча­ще­ния. Они ста­ра­ются не только не пле­вать целый день после при­ча­ще­ния, что, конечно, похвально, но и отходы пищи, если они побы­вали во рту, счи­тать свя­щен­ными, и потому даже ста­ра­ются про­гло­тить несъе­доб­ное, а что никак нельзя про­гло­тить (рыбьи кости и др.) ста­ра­ются сжечь на огне. Такой чрез­вы­чай­ной стро­го­сти мы нигде не встре­чаем в Цер­ков­ном Уставе. Тре­бу­ется только запить после при­ча­ще­ния и, про­по­лос­кав запив­кой рот, про­гло­тить, чтобы какая-либо малая кру­пица не оста­лась во рту – и только! При­ду­ман­ные по этому вопросу «над­стройки» не имеют совер­шенно отзвука в Цер­ков­ном Уставе.

Совер­шенно неосно­ва­тельно также рас­суж­де­ние неко­то­рых, будто нельзя после При­ча­ще­ния при­кла­ды­ваться к иконам, к мощам святых угод­ни­ков, цело­вать друг друга. В опро­вер­же­ние таких вымыс­лов можно ука­зать на обычай свя­щен­но­слу­жи­те­лей при архи­ерей­ском слу­же­нии. Все свя­щен­но­слу­жи­тели, при­ни­мав­шие уча­стие в слу­же­нии Литур­гии, обя­за­тельно после При­ча­ще­ния и запивки под­хо­дят к архи­ерею и бла­го­слов­ля­ются от него, целуя руку. А после Литур­гии, если бывает собор­ный празд­нич­ный моле­бен, все свя­щен­но­слу­жи­тели целуют икону празд­ника или мощи святых угод­ни­ков».

В заклю­че­ние при­ве­дем слова пре­по­доб­ного Нико­дима Свя­то­горца:
«Истин­ные при­част­ники всегда бывают вслед за При­ча­стием в ося­за­тельно бла­го­дат­ном состо­я­нии. Сердце вку­шает тогда Гос­пода духовно.

Но как мы и телом стес­нены, и внеш­ними делами и отно­ше­ни­ями окру­жены, в кото­рых подолгу должны при­ни­мать уча­стие, то духов­ное вку­ше­ние Гос­пода, по раз­дво­е­нию нашего вни­ма­ния и чув­ства, день ото дня ослаб­ля­ется, засло­ня­ется и скры­ва­ется…

Поэтому рев­ни­тели, ощутив оску­де­ние его, спешат вос­ста­но­вить его в силе, и когда вос­ста­но­вят, чув­ствуют, что как бы снова вку­шают Гос­пода».

Конец и Богу слава!

Список исполь­зо­ван­ной лите­ра­туры

  1. Еп. Игна­тий Брян­ча­ни­нов. «В помощь каю­щимся». С‑Пб., «Сатис». 1994.
  2. Св. прав. Иоанн Крон­штадт­ский. «Мысли хри­сти­а­нина о Пока­я­нии и Святом При­ча­ще­нии». М., Сино­даль­ная биб­лио­тека. 1990.
  3. Прот. Гри­го­рий Дья­ченко. «Вопросы на испо­веди детей». М., «Палом­ник». 1994.
  4. Схи­и­гу­мен Савва. «О Боже­ствен­ной Литур­гии». Руко­пись.
  5. Схи­и­гу­мен Пар­фе­ний. «Тро­пинка к еди­ному на потребу — Бого­об­ще­нию». Руко­пись.
  6. ЖМП. 1989, 12. стр. 76.
  7. Н.Е. Пестов. «Совре­мен­ная прак­тика пра­во­слав­ного бла­го­че­стия». Т. 2. С‑Пб., «Сатис». 1994.
Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки