О каком искажении Библии говорил Пророк?

Ибра­гим Камаль Тауфик,
д. ф. н., про­фес­сор, пред­се­да­тель Рос­сий­ского обще­ства исла­мо­ве­дов

Оглав­ле­ние


В насто­я­щей статье мы оста­но­вимся на отно­ше­нии Корана к иудей­ско-хри­сти­ан­скому Свя­щен­ному Писа­нию, к Библии. Вскользь о кора­ни­че­ской пози­ции каса­тельно иудеев и хри­стиан гово­ри­лось в преды­ду­щих ста­тьях, где мы пока­зали, что Ислам при­знает небес­ное послан­ни­че­ство Моисея и Иисуса, под­чер­ки­вает боже­ствен­ность Библии (аль-Китаб) с двумя глав­ными ее частями — Торой (ат-Таурат) и Еван­ге­лием (аль-Инджиль)1, отме­чая их после­до­ва­те­лей почет­ным про­зви­щем «люди [бого­от­кро­вен­ного] Писа­ния», или «люди Библии» (ахль аль-Китаб). Было ука­зано также, что рели­ги­оз­ное мно­го­об­ра­зие, сосу­ще­ство­ва­ние наряду с Исла­мом Хри­сти­ан­ства, Иуда­изма и других веро­ва­ний вполне соот­вет­ствует Божьему плану миро­устрой­ства; что име­ю­щи­еся между раз­ными религиями/конфессиями веро­учи­тель­ные раз­но­гла­сия не должны стать источ­ни­ком вражды и воору­жен­ных кон­флик­тов, но подо­бает оста­вить спор­ные вопросы на реше­ние Бога в Судный день; что в ожи­да­нии такого Суда люди разных веро­ис­по­ве­да­ний должны быть открыты друг другу, сотруд­ни­чать между собой в добре, сорев­но­ваться во имя общего блага. Для углуб­ле­ния вза­и­мо­по­ни­ма­ния с дру­гими рели­ги­ями Коран при­зы­вает своих при­вер­жен­цев вести диалог, осо­бенно с Хри­сти­ан­ством и Иуда­из­мом, — диалог доб­ро­же­ла­тель­ный и мак­си­мально пози­тив­ный: «Спорьте с людьми Библии / Только наи­бла­го­об­раз­ней­шим обра­зом.., / Гово­рите им: / «Мы веруем в нис­по­слан­ное нам и в нис­по­слан­ное вам; / Бог наш и Бог ваш — един» (29:46)

Однако враз­рез с этими плю­ра­ли­сти­че­ско-толе­рант­ными уста­нов­ками зна­чи­тель­ное число бого­сло­вов фак­ти­че­ски сводит на нет кора­ни­че­ское при­зна­ние Хри­сти­ан­ства и Иуда­изма, со ссыл­кой на сам Коран утвер­ждая прин­ци­пи­аль­ный отход хри­стиан и иудеев от истин­ной веры и их суб­стан­ци­о­наль­ное извра­ще­ние искон­ной Библии. Кора­ни­че­скую кри­тику неко­то­рых иудей­ских и хри­сти­ан­ских сект Аравии они непра­во­мерно рас­про­стра­няют на Иуда­изм и Хри­сти­ан­ство вообще2.

Прежде чем при­сту­пить к обсуж­де­нию тезиса об иска­же­нии (тахриф) небес­ного, пер­во­на­чаль­ного текста Библии, хоте­лось бы отме­тить сле­ду­ю­щую осо­бен­ность этого вопроса срав­ни­тельно с обсуж­да­е­мыми выше темами, в отно­ше­нии кото­рых совре­мен­ная мусуль­ман­ская мысль посте­пенно отхо­дит от узко риго­ри­сти­че­ского, поле­мико-кон­фрон­та­ци­он­ного под­хода сред­не­ве­ко­вых бого­сло­вов. В вопросе об иска­жен­но­сти Библии все обстоит как раз наобо­рот, ибо тра­ди­ци­он­ная, клас­си­че­ская пози­ция была менее ради­каль­ной и менее кате­го­рич­ной. И это объ­яс­ня­ется тем фактом, что совре­мен­ные поле­ми­сты берут на воору­же­ние многие резуль­таты запад­ной либе­рально-рефор­ма­тор­ской и секу­ля­рист­ской кри­тики Библии (а точнее, кри­тики тра­ди­ци­он­ного, орто­док­саль­ного взгляда на нее). Апел­ли­руя к этой кри­тике, ради­каль­ные поле­ми­сты пола­гают, что они тем самым под­твер­ждают и под­креп­ляют слова Корана об «иска­же­нии» Библии. Но это насто­я­щая «мед­ве­жья услуга» Корану и Исламу, так как подрыв авто­ри­тета Библии бро­сает тень и на Коран, кото­рый — и вопреки пред­по­ло­же­ниям недаль­но­вид­ных поле­ми­стов — не гово­рит об иска­же­нии Библии, а под­твер­ждает ее под­лин­ность. И вместо зло­рад­ного пере­ни­ма­ния такой кри­тики нашим бого­сло­вам сле­до­вало бы, с одной сто­роны, более серьезно заду­маться над ее тео­ре­тико-мето­до­ло­ги­че­скими сто­ро­нами для пере­осмыс­ле­ния тра­ди­ци­он­ного под­хода к этим тек­стам, а с другой сто­роны — перейти от поле­мики к сотруд­ни­че­ству с хри­сти­ан­скими и иудей­скими бого­сло­вами ради выра­ботки достой­ных отве­тов совре­мен­ным вызо­вам во имя сохра­не­ния и укреп­ле­ния пози­ций всех трех посла­ний еди­ного Бога — Торы, Еван­ге­лия и Корана.

Айаты об иска­же­нии

В обос­но­ва­нии тезиса о фаль­си­фи­ка­ции пер­во­на­чаль­ного текста Библии бого­словы-поле­ми­сты прежде всего ссы­ла­ются на кора­ни­че­ские откро­ве­ния, согласно кото­рым при­вер­женцы Библии «иска­жают (йухар­ри­фун) Слово Божье (Калям Аллах)», или «иска­жают рече­ния (аль-калим)» (2:75; 4:46; 5:13, 41). Порой к этим айатам при­со­еди­няют и слова Корана о том, что хри­сти­ане и иудеи «искрив­ляют (йаль­вун) Писа­ние своими язы­ками» (3:78); «сочи­няют Писа­ние соб­ствен­ными руками» (2:79); «скры­вают» истину или часть Писа­ния (2:42; 3:187; 5:15; 6:91 и др.); «забыли часть из Завета [Божи­его] им» (5:13, 14); и т.п.

Но при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии обна­ру­жи­ва­ется, что такие ссылки бого­сло­вов-поле­ми­стов на Коран фак­ти­че­ски пред­став­ляют тот самый некор­рект­ный метод выры­ва­ния слов из кон­тек­ста, кото­рый в мусуль­ман­ской тра­ди­ции изве­стен как «прием «не тво­рите молитву!»» (тари­кат «ла такрабу ас-салата»). Слова ”не тво­рите молитву!” дей­стви­тельно име­ются в Коране, в айате 4:43, и кто-то может сде­лать здесь оста­новку, ото­рвав их от после­ду­ю­щих — «будучи пья­ными». Ибо в самом Коране четко ука­зы­ва­ется, о каком иска­же­нии идет речь, и сие иска­же­ние не имеет ника­кого отно­ше­ния к фаль­си­фи­ка­ции биб­лей­ского текста.

В самом деле, выра­же­ние «йухар­ри­фун аль-калим» («иска­жают слово/речь») в Коране встре­ча­ется трижды — в айатах 4:46, 5:13 и 5:41, а выра­же­ние «йухар­ри­фу­наху» («иска­жают его»), т.е. иска­жают калям Аллах, «слово Божие» — лишь один раз, в айате 2:75. Согласно послед­нему айату, «неко­то­рые из них (иудеев) слы­шали слово Божие/ И, поняв его, иска­жали его». Но ведь сами эти айаты ясно ука­зы­вают, что речь идет об иска­же­нии слова, уже пра­вильно поня­того, т.е. не об иска­же­нии текста, а об извра­ще­нии его тол­ко­ва­ния. И многие клас­си­че­ские ком­мен­та­торы (в част­но­сти, ат-Табари) пола­гают, что айаты под­ра­зу­ме­вают иудеев времен Моисея, кото­рые были при нем, когда он полу­чил десять запо­ве­дей, но к послед­ним доба­вили, будто Бог оста­вил испол­не­ние этих запо­ве­дей на усмот­ре­ние самих изра­иль­тян, по мере их жела­ния и воз­мож­но­стей. В таком случае мы имеем дело с неко­то­рыми совре­мен­ни­ками Моисея, кои непра­вильно истол­ко­вы­вали нис­по­слан­ный текст, но не сам текст, ибо неве­ро­ятно, чтобы Моисей, Аарон и после­ду­ю­щие за ними про­роки допус­кали нечто подоб­ное.

Если же пола­гать, что в айате под­ра­зу­ме­ва­ется Тора времен про­рока Мухам­мада (и такое мнение нам кажется более прав­до­по­доб­ным), то после­ду­ю­щие айаты (2:76–77) разъ­яс­няют суть «иска­же­ния»: иудеи скры­вали данные им в Торе откро­ве­ния, бла­го­вест­ву­ю­щие о при­ходе нового послан­ника Божьего, Мухам­мада. При обоих тол­ко­ва­ниях, значит, речь не идет о фаль­си­фи­ка­ции текста, но лишь о сокры­тии его или о непра­виль­ной его интер­пре­та­ции.

В айатах же 4:46, 5:13 и 5:41 повест­ву­ется об ара­вий­ских иудеях времен про­рока Мухам­мада, кото­рые иска­жали калим, «слово/речь». Но и здесь кон­текст айатов недву­смыс­ленно сви­де­тель­ствует, что ника­кого отно­ше­ния к изме­не­нию текста Библии они не имеют. Более того, в первом айате и вовсе не гово­рится о Библии. Ибо полный текст айата звучит так: «Среди иудеев встре­ча­ются такие, / Кто иска­жает рече­ния / И гово­рит [Про­року]: / «Сами‘на ва-‘асайна», / «Исма‘ гайр мусма‘» и «ра‘ина», / Искрив­ляя [слова] своими устами / И глу­мясь над [осно­ва­те­лем новой] веры. / Если бы они ска­зали: / «Сами‘на ва-ата‘на» / «Исма‘» и «унзурна», / Было бы лучше и чест­нее…»

Как видно, в айате обо­зна­чены неко­то­рые медин­ские иудеи, кото­рые в беседе с Про­ро­ком имели обык­но­ве­ние под­бра­сы­вать едкие заме­ча­ния, обыг­ры­вая дво­я­кие зна­че­ния араб­ских слов или их зву­ча­ние на араб­ском и близ­ком к нему еврей­ском языках. В обра­ще­нии к нему они про­из­но­сили фор­мулу, упо­треб­ляв­шу­юся ими во время бого­слу­же­ния на иврите: «Шама‘ну ва-‘асину» — «Слу­ша­емся и пови­ну­емся», что соот­вет­ствует «Сами‘на ва- ата‘на» на араб­ском и что в слегка изме­нен­ной форме звучит так: «Сами‘на ва-‘асайна» — «Слы­шали, но ослу­ша­емся». Точно также выра­же­ние «исма‘ гайр мусма‘» может озна­чать: «Слушай, да не услы­шишь [ничего дур­ного]», или по-дру­гому: «Слушай, да не будешь больше услы­шан», иначе говоря: «Чтоб ты сгинул». И нако­нец, «ра‘ина» — это обра­ще­ние, явля­ю­ще­еся крат­кой формой от «ра‘ина сама‘ак», — «обрати на нас свой слух», «выслу­шай нас» и допус­ка­ю­щий тол­ко­ва­ние: «о, наш пастух» (от ра‘и — пастух), и еще: «о, наш без­рас­суд­ный» (от гла­гола ра‘уна, «быть без­рас­суд­ным»). В отли­чие от ра‘ина слово унзурна («обрати на нас свой взор», т.е. «выслу­шай нас») не допус­кает подоб­ной игры слов.

Также и в айате 5:41 после­ду­ю­щие слова четко разъ­яс­няют, какое «иска­же­ние рече­ний» допус­кают иудеи: «Они гово­рят: / Если [Мухам­мад] явит вам такое-то [пред­пи­са­ние], / При­мите сие, / А коли не оно, осте­ре­ги­тесь». По-види­мому, о том же «иска­же­нии» речь идет и в айате 13 той же суры 5. И в этой суре, значит, «иска­же­ние» свя­зано не с фаль­си­фи­ка­цией текста Библии, а с непра­вед­ным отно­ше­нием к учению Про­рока, поскольку они доби­ва­лись от него не того реше­ния, кото­рое соот­вет­ствует Божьему Закону, а того, что удо­вле­тво­ряет их соб­ствен­ные склон­но­сти.

Согласно одному широко рас­про­стра­нен­ному пре­да­нию, обычно при­во­див­ше­муся в клас­си­че­ских тол­ко­ва­ниях к айату 5:41, как-то к Про­року обра­ти­лись иудеи по поводу муж­чины и жен­щины, обли­чен­ных в пре­лю­бо­де­я­нии. Сами иудеи к тому вре­мени уже не при­ме­няли к пре­лю­бо­деям поло­жен­ное по Торе нака­за­ние в виде поби­ва­ния кам­нями, но огра­ни­чи­ва­лись биче­ва­нием с опо­зо­ри­ва­нием. И они наде­я­лись, что Пророк станет санк­ци­о­ни­ро­вать такую их прак­тику. При этом они про себя решили: если Пророк при­су­дит винов­ных к биче­ва­нию, они примут его судей­ство, и это станет оправ­да­нием для них перед Богом, раз какой-то пророк Божий рас­су­дил таким обра­зом, но коли он при­го­во­рит к поби­ва­нию кам­нями, то не при­знать его суд. Но Пророк вынес реше­ние в соот­вет­ствии с пред­пи­са­нием Торы.

В одной версии этого пре­да­ния гово­рится, что в споре с медин­скими иуде­ями, отри­цав­шими нали­чие в Торе пред­пи­са­ния о поби­ва­нии кам­нями, Пророк тре­бо­вал обра­титься к самому Писа­нию. Когда при­несли Тору и рас­крыли ее, кто-то из иудеев, при­крыв ладо­нью стих о поби­ва­нии кам­нями, огла­сил пред­ше­ству­ю­щие и после­ду­ю­щие стихи. Нече­стивца раз­об­ла­чили, и иудеям ничего не оста­ва­лось, как при­знать нали­чие в Торе дан­ного стиха (Б 4556; М 1699). Сооб­щают также, что, когда при­несли Тору, Пророк взял подушку и под­ло­жил под Писа­ние со сло­вами: «Верую в тебя и в Нис­по­слав­шего тебя» (Д 4449). И еще пере­дают, как Пророк в знак ува­же­ния при­встал, когда вынесли Тору [Ибн Касир, 1990, т.2, с. 148].

Поэтому если «иска­же­ние» в айате 5:41 и свя­зано с Торой, то лишь в том плане, что медин­ские иудеи непра­вильно истол­ко­вы­вали ее поло­же­ние о нака­за­нии пре­лю­бо­деев, изме­нив поби­ва­ние кам­нями на биче­ва­ние. Сле­до­ва­тельно, все айаты, в кото­рых явно ска­зано об «иска­же­нии» и на кото­рые пре­иму­ще­ственно ссы­ла­ются сто­рон­ники тезиса о фаль­си­фи­ка­ции биб­лей­ского текста, ни в коей мере не под­твер­ждают этот тезис.

Не под­твер­ждают данный тезис и осталь­ные айаты. В част­но­сти, слова айата 3:78 о тех, кто «искрив­ляет (йаль­вун) Писа­ние своими язы­ками, / Чтоб вы при­няли сие [искрив­лен­ное] за Писа­ние, / Хотя вовсе не Писа­ние оно, / И гово­рят: «От Бога это». / А ведь не от Бога оно — / Созна­тельно навет воз­во­дят они на Него», может озна­чать лишь непра­виль­ное тол­ко­ва­ние смысла соот­вет­ству­ю­щих биб­лей­ских тек­стов. О том же иска­жен­ном тол­ко­ва­нии, но уже в пись­менно-зафик­си­ро­ван­ном виде, гово­рится, по-види­мому, в айате 2:79 — «Сочи­няют [вставки к] Писа­нию, / Выда­вая их за [разъ­яс­не­ния слова] Божьего».

Что же каса­ется айатов, в кото­рых гово­рится о сокры­тии части Писа­ния или о забве­нии Завета, то это, как ука­зы­ва­ется в клас­си­че­ских ком­мен­та­риях, отно­сится к нераз­гла­ше­нию под­лин­ного текста биб­лей­ских откро­ве­ний или к сокры­тию их под­лин­ного смысла, или к неис­пол­не­нию соот­вет­ству­ю­щих пред­пи­са­ний. В этой связи обычно упо­ми­нают стих о нака­за­нии пре­лю­бо­деев поби­ва­нием кам­нями и стихи, воз­ве­ща­ю­щие о гря­ду­щем при­ходе нового послан­ника Божьего, про­рока Мухам­мада. Стих о поби­ва­нии кам­нями, как было ска­зано, сохра­нился в том экзем­пляре Библии, кото­рый имелся у медин­ских иудеев, он при­сут­ствует в иудей­ско-хри­сти­ан­ском каноне Библии. А биб­лей­ские стихи с бла­го­ве­стием о Про­роке еще сред­не­ве­ко­вые мусуль­ман­ские авторы обна­ру­жи­вали сот­нями. Значит, ни о какой-либо утрате пер­во­на­чаль­ного биб­лей­ского текста речь здесь не идет.

А раз пре­даны огласке глав­ные стихи Библии, прежде скры­ва­е­мые, с пред­пи­са­нием о нака­за­нии пре­лю­бо­деев и с про­ро­че­ствами о послан­ни­че­стве Мухам­мада, то тема «сокры­тия» фак­ти­че­ски была снята с повестки дня. И об этом сви­де­тель­ствует, в част­но­сти, айат 15 суры 5: «О люди Писа­ния! / Наш Послан­ник явился к вам, / Дабы открыть многое из того, / Что сокрыли вы из Писа­ния, / И дабы многое [такое] про­стить».

Согласно неко­то­рым тол­ко­ва­те­лям, в послед­ней строке гово­рится об обходе мол­ча­нием ряда «сокры­тых» пред­пи­са­ний Библии, кото­рые явля­ются вто­ро­сте­пен­ными и уже поте­ряли свою зна­чи­мость для чело­ве­че­ского сооб­ще­ства. Другие же тол­ко­ва­тели пони­мают эту строку в смысле про­ще­ния грехов тем иудеям. И к про­ще­нию при­зы­вает айат 13 той же суры 5, в кото­ром, после упо­ми­на­ния об иска­же­нии рече­ний, забве­нии части из Завета и посто­ян­ных недру­же­ствен Божье: «Но прости ты их и извини — / Ведь любит Бог людей вели­ко­душ­ных».

Такой крот­кий тон вряд ли был бы уме­стен, если бы речь шла о фаль­си­фи­ка­ции (тем более суб­стан­ци­о­наль­ной) биб­лей­ского текста. Одно­вре­менно в этой толе­рант­но­сти зало­жен и поучи­тель­ный урок нам в плане «наи­бла­го­об­раз­ней­шего диа­лога» с пред­ста­ви­те­лями иных кон­фес­сий.

Другой урок, на сей раз каса­тельно объ­ек­тив­но­сти, подает нам Все­выш­ний во всех обсуж­да­е­мых нами выше айатах, когда Он посто­янно ого­ва­ри­вает: иска­же­ние или сокры­тие творят не все иудеи, а «часть», «неко­то­рые» из них. Значит, иска­же­ние, если оно и каса­ется непо­сред­ственно биб­лей­ского текста, не было повсе­мест­ным и все­об­щим даже среди медин­ских иудеев. Что тогда гово­рить об иудеях всего мира и всех времен?!3

И еще одно заме­ча­ние. Все айаты, упо­ми­на­ю­щие об «иска­же­нии», отно­сятся исклю­чи­тельно к медин­скому пери­оду4, отра­жая пре­иму­ще­ственно поле­мику Про­рока с медин­скими иуде­ями, и о хри­сти­а­нах в этом кон­тек­сте вовсе не упо­ми­на­ется, тогда как бого­словы-поле­ми­сты обычно пола­гают, что «иска­же­ние» больше каса­ется Еван­ге­лия, нежели Торы. Если бы Пророк считал Библию уже фаль­си­фи­ци­ро­ван­ной и он явился в мир, дабы, в част­но­сти, про­воз­гла­сить такую истину, вряд ли он в тече­ние три­на­дца­ти­лет­него слу­же­ния в Мекке обхо­дил бы эту тему сто­ро­ной. Тем более такой вопрос встает отно­си­тельно мол­ча­ния о Еван­ге­лии и в после­ду­ю­щий, медин­ский период.

Десять кора­ни­че­ских сви­де­тельств под­лин­но­сти Библии

Бого­словы, при­пи­сы­ва­ю­щие Корану отри­ца­ние под­лин­но­сти налич­ного биб­лей­ского текста, не заме­чают мно­го­чис­лен­ных сви­де­тельств Корана в пользу аутен­тич­но­сти совре­мен­ной про­року Мухам­маду Библии и даже невоз­мож­но­сти иска­же­ния ее.

  1. Библия (Тора и Еван­ге­лие) — Слово Божье, а Слово Божье, как под­чер­ки­ва­ется в Коране, не может быть под­верг­нуто изме­не­нию или иска­же­нию со сто­роны людей (ля мубад­диля — или: ля таб­диля — ли кали­мат Аллах — 6:34, 115; 8:27; 10:64)5. Божьи заве­ре­ния — «Это Мы нис­по­слали Поуче­ние (Зикр), / И это Мы обе­ре­гаем Его» (14:9) — бого­словы отно­сят на счет одного лишь Корана, исходя из того, что несколь­кими айа­тами раньше (14:6) гово­рится о даро­ва­нии Зикра/Поучения про­року Мухам­маду. При этом забы­ва­ется, что в самом Коране слово «зикр» (или «зикра») при­ла­га­ется к откро­ве­нию Божьему вообще, вклю­чая Библию (см., в част­но­сти, айаты 16:34; 21:48, 105; 40:54)6.
  2. Коран назы­вает нали­че­ству­ю­щую у иудеев и хри­стиан времен Про­рока Библию «Книгой Божьей» (2:101; 3:23), «Словом Божьим» (2:75), «айа­тами Божьими» (3:70; 4:155; 5:44). Воз­можна ли такая харак­те­ри­стика Торы и Еван­ге­лия, если они уже были иска­жены или извра­щены?!
  3. Коран пред­пи­сы­вает мусуль­ма­нам «верить и в нис­по­слан­ное Послан­нику [Мухам­маду] Писа­ние, и в нис­по­слан­ное прежде Писа­ние» (4:136), т.е. в Библию, и при­зы­вает их заяв­лять совре­мен­ным им иудеям и хри­сти­а­нам: «Мы веруем в нис­по­слан­ное нам и в нис­по­слан­ное вам» (29:46). Более того, мно­го­чис­лен­ные айаты ука­зы­вают, что сам Коран явился «в под­твер­жде­ние истин­но­сти (мусад­ди­кан)» преж­них Писа­ний вообще (байн йадайх — 2:97; 3:3; 5:48; 6:92; 10:37; 12:111; 35:31; 46:30) и, в част­но­сти, у иудеев и хри­стиан Библии (ли-ма ма‘кум/ма‘хум, «име­ю­щихся у вас/у них» — 2:41, 89, 91, 101; 3:81; 4:47). И вновь спра­ши­ва­ется: разве мог Коран под­твер­дить истин­ность уже фаль­си­фи­ци­ро­ван­ной книги и при­зы­вать мусуль­ман к вере в нее?!
  4. В том же духе Коран повест­вует, что Бог велел Иоанну Кре­сти­телю «крепко дер­жаться» Писания/Торы (19:12), что Иисус явился с под­твер­жде­нием имев­шейся до него Торы (3:50; 5:46; 61:6) и что Все­выш­ний обучал его Торе (3:49; 5:110).
  5. Коран сви­де­тель­ствует, что «люди Писа­ния» времен Про­рока читали под­лин­ную Библию. Согласно айату 2:121, «те, кому даро­вали Мы Писа­ние, читая его над­ле­жа­щим обра­зом, — / Те истинно веру­ю­щие в Него, / А отвер­га­ю­щие его — обре­чены». Как разъ­яс­няет круп­ней­ший ком­мен­та­тор Корана ат-Табари, речь здесь идет об иудеях, совре­мен­ни­ках Про­рока, а под «над­ле­жа­щим чте­нием» име­ется в виду сле­до­ва­ние Писа­нию, нис­по­слан­ному Моисею, «таким, каким оно было нис­по­слано им» (ка-ма унзиля ‘аляй­хим), не изме­няя его и не иска­жая ни тол­ко­ва­нием, ни чем-то иным7.
  6. Коран при­зы­вает иудеев и хри­стиан строго при­дер­жи­ваться Библии. По айату 5:66, «Если бы они соблю­дали (акаму) Тору и Еван­ге­лие, / [Испол­няя] нис­по­слан­ное им от Гос­пода их, / Со всех сторон сте­кало бы к ним добро», а после­ду­ю­щий, 68 айат той же суры уве­ще­вает «людей Писа­ния»: «Вы не будете иметь под собой ничего [проч­ного], / Покуда не будете соблю­дать (тукыму) Тору и Еван­ге­лие, / [Испол­няя] нис­по­слан­ное вам от Гос­пода вашего»8. Кроме того, айат 5:47 пред­пи­сы­вает, чтобы «после­до­ва­тели Еван­ге­лия судили (йахкум) согласно нис­по­слан­ному Богом в нем», и айат 5:43 даже выра­жает удив­ле­ние, как иудеи обра­ща­ются к про­року Мухам­маду за судей­ством, «раз у них есть Тора, / В коей содер­жится суд (хукм) Божий?!»
  7. В айате 2:44 Все­выш­ний, обра­ща­ясь к сынам Изра­и­ле­вым, вопро­шает: «Как ста­нете вы пове­ле­вать людям добро, / Сами забы­вая [тво­рить оное], / При том, что вы чита­ете Библию?!» В другом же айате, 2:113, сооб­ща­ется о вза­им­ных обви­не­ниях иудеев и хри­стиан, когда каждая сто­рона счи­тала другую «не име­ю­щей под собой ничего», выра­жает удив­ле­ние по этому поводу, ибо обе сто­роны читают единое Писа­ние9! Была бы тогдаш­няя Библия сильно иска­жена — ничего уди­ви­тель­ного не было бы ни в первом случае, ни во втором.
  8. Айат 2:85 грозит позо­ром в земной жизни и самым жесто­ким нака­за­нием в жизни поту­сто­рон­ней тем иудеям, кото­рые «при­знают часть Писания/[Библии], но отвер­гают другую». Посы­лал ли Коран такие угрозы иудеям, если бы считал извра­щен­ной име­ю­щу­юся у них Библию?!10
  9. Коран неод­но­кратно при­зы­вает обра­титься к Библии за раз­ре­ше­нием спора с иуде­ями. Так, в ответ на заяв­ле­ние иудеев «Ад кос­нется нас пла­ме­нем своим лишь на счи­та­ные дни»11 Бог пред­ло­жил апел­ли­ро­вать к име­ю­щейся у них «Книге Божьей», к Торе12, за опре­де­ле­нием истины, но те отка­за­лись (3:23–24). И когда воз­никло раз­но­гла­сие каса­тельно пище­вых запре­тов, Пророк, по вну­ше­нию Божьему, бросил вызов иудеям: «Несите Тору и читайте ее, / Коли вы прав­дивы» (3:93). Согласно же айату 2:146, «Те, кому Мы даро­вали Писание/[Библию], / Знают его, как знают сыно­вей своих», т.е. знают о при­ходе Мухам­мада как послан­ника Божьего или о нис­по­сла­нии Корана как Слова Божьего. Если бы Пророк не был уверен в под­лин­но­сти Библии, разве стал бы он при­бе­гать к ней в каче­стве сви­де­теля своего послан­ни­че­ства и судьи в спорах с оппо­нен­тами?!
  10. Также неод­но­кратно Коран при­зы­вает ара­вий­ских языч­ни­ков, да и самого Про­рока, обра­титься к «людям Библии» за раз­ре­ше­нием сомне­ний. Так, отно­си­тельно сомне­ния мек­кан­цев о Божьем откро­ве­нии Коран пред­ла­гает медин­цам: «Если вы не веда­ете о сем, / Спро­сите у людей Писа­ния (аз-Зикр)» (16:43; 21:7). И, обра­ща­ясь к Про­року, Все­выш­ний гово­рит: «Если ты сомне­ва­ешься в нис­по­слан­ном Нами тебе, / Спроси тех, кто читает Писа­ние преж­нее» (10:94). Если людям Библии нельзя было дове­рить соб­ствен­ную Книгу, то как можно было ото­слать к ним Про­рока и мек­кан­цев за выяс­не­нием правды?

Этот список аргу­мен­тов «от Корана» в пользу под­лин­но­сти Библии можно было бы про­дол­жить. К нему можно было бы доба­вить и соот­вет­ству­ю­щие сви­де­тель­ства Сунны. Взять хотя бы хадис: «Пере­да­вайте от сынов Изра­и­ле­вых, не сму­ща­ясь этим» (Б 3461; Т 2669; Х 6450).

Раци­о­наль­ные обос­но­ва­ния невоз­мож­но­сти фаль­си­фи­ка­ции

Против тезиса о воз­мож­ной фаль­си­фи­ка­ции Библии гово­рят также сооб­ра­же­ния бого­слов­ского и раци­о­нально-логи­че­ского харак­тера. Ведь для обос­но­ва­ния фаль­си­фи­ка­ции нужно иметь перед собой ори­ги­наль­ный текст, дабы сли­чить под­лин­ник с фаль­шив­кой. Где же она, под­лин­ная Библия? Считал бы Бог или Пророк Библию фаль­си­фи­ци­ро­ван­ной, но почему ни в Коране, ни в Сунне ни разу не обо­зна­ча­ется ни одно место Библии, кото­рое под­верг­лось бы изме­не­нию или иска­же­нию?!

Тезис о фаль­си­фи­ка­ции Библии самими ее при­вер­жен­цами не сооб­ра­зу­ется и с акси­о­мами рели­ги­оз­ной веры. Ибо невоз­можно, чтобы иудеи или хри­сти­ане, веруя в свое Писа­ние, пошли на его иска­же­ние. И даже если допу­стить, что неко­то­рые нече­стивцы воз­на­ме­ри­лись это сде­лать, то невоз­можно себе пред­ста­вить, чтобы все бла­го­вер­ные согла­си­лись с этим и не про­ти­во­сто­яли таким зло­на­ме­ре­ниям.

Пред­по­ло­же­ние о воз­мож­ной фаль­си­фи­ка­ции биб­лей­ского текста не соот­вет­ствует рели­ги­оз­ному пред­став­ле­нию и о его фун­да­мен­таль­ном назна­че­нии. Ведь Писа­ние дается, чтобы люди знали Божью истину, руко­вод­ство­ва­лись ею и впо­след­ствии обрели вечное спа­се­ние. А если Писа­ние может под­вер­гаться изме­не­нию, то, значит, оно не только пере­стает выпол­нять свою води­тель­скую миссию, но и пре­вра­ща­ется в орудие заблуж­де­ния. И в чем тогда вина тех людей, кото­рые верят в текст, тра­ди­ци­онно счи­тав­шийся Божьим откро­ве­нием?13

Порой гово­рят, что данное про­року Иисусу небес­ное Писа­ние — Еван­ге­лие — было сокрыто вра­гами хри­стиан из числа иудеев еще на самых ранних этапах хри­сти­ан­ской исто­рии или что именно иудеи внесли иска­же­ние в нали­че­ству­ю­щие у хри­стиан четыре Еван­ге­лия. Но это нело­гично не только с выше­ука­зан­ной точки зрения о спа­си­тель­ной функ­ции Еван­ге­лия, но и в свете кора­ни­че­ского обе­ща­ния Иисусу, что его после­до­ва­те­лей Бог воз­вы­сит, вплоть до Суд­ного Дня, над не уве­ро­вав­шими в него (3:55), и в свете кора­ни­че­ского сви­де­тель­ства о Божьей под­держке сто­рон­ни­кам Иисуса над вра­гами и об одер­жа­нии пер­выми верха (61:14). Что же это тогда за победа, если хри­сти­ане оста­лись с фаль­си­фи­ци­ро­ван­ным Писа­нием?!

Встре­ча­ется и мнение о том, что надеж­ная пере­дача (тава­тур) Торы пре­рва­лась во время Вави­лон­ского пле­не­ния (6 в. до н.э.). По одному око­ло­ко­ра­ни­че­скому пре­да­нию, после взятия Пале­стины Наву­хо­до­но­со­ром Иеру­са­лим­ский храм был раз­ру­шен, и свитки Торы, хра­нив­ши­еся в нем, были сожжены, а посвя­щен­ные в нее рав­вины и книж­ники были уни­что­жены. После воз­вра­ще­ния иудеев из плена в Пале­стину Ездра (кора­ни­че­ский Узайр) вос­ста­но­вил для них Тору14. Но даже если верить такому пре­да­нию, с его неве­ро­ят­ной вер­сией об уни­что­же­нии всех без исклю­че­ния экзем­пля­ров Торы, то, во-первых, Ездра/Узайр, согласно боль­шин­ству мусуль­ман­ских бого­сло­вов, был про­ро­ком, а про­роки непо­гре­шимы, и, значит, вос­ста­нов­лен­ная им Тора должна быть аутен­тич­ной. Во-вторых — и это глав­ное — по этой же, «после­ва­ви­лон­ской» Библии учили и после­ду­ю­щие про­роки, воз­двиг­ну­тые Богом среди изра­иль­тян, вклю­чая Заха­рию, Иоанна Кре­сти­теля и Иисуса Христа, и послед­ним, как повест­вует выше­при­ве­ден­ные сви­де­тель­ства Корана, Бог пове­лел сле­до­вать самой этой Библии.

Иска­же­ние биб­лей­ского текста невоз­можно также в свете факта нали­чия и в Иуда­изме, и в Хри­сти­ан­стве мно­го­чис­лен­ных, враж­ду­ю­щих между собой толков, не говоря уже о спорах между хри­сти­а­нами и иуде­ями. И, несмотря на это, все они фак­ти­че­ски опи­ра­ются на один и тот же текст. Трудно себе пред­ста­вить, чтобы все толки и секты, все люди и народы на всех кон­ти­нен­тах и на всех языках сго­во­ри­лись между собой для иска­же­ния Слова Божьего. Допу­стить такое — значит допу­стить воз­мож­ную фаль­си­фи­ка­цию всех свя­щен­ных тек­стов и всех осно­ван­ных на пре­да­ниях сви­де­тельств15.

Самые же серьез­ные воз­ра­же­ния против пред­по­ло­же­ния об иска­жен­но­сти текста Библии пред­став­ляет биб­лей­ская архео­ло­гия. Ибо сохра­ни­лись руко­писи Торы, дати­ру­е­мые несколь­кими веками до рож­де­ния Иисуса Христа, и руко­писи Еван­ге­лия, отно­ся­щи­еся к первым векам нашей эры. А текст этих руко­пи­сей прин­ци­пи­ально не отли­ча­ется от ныне при­знан­ного в иудей­ско-хри­сти­ан­ской тра­ди­ции.

Стало быть, какими бы ни были фаль­си­фи­ка­ции биб­лей­ского текста со сто­роны медин­ских иудеев, это никак не могло повли­ять на судьбу биб­лей­ского текста, не могло иметь какого-либо отно­ше­ния к обще­при­ня­тому канону. И совсем наив­ным выгля­дит пред­по­ло­же­ние, кое встре­ча­ется не только у неко­то­рых сред­не­ве­ко­вых бого­сло­вов, но и у ряда совре­мен­ных авто­ров, будто пре­сло­ву­тая фаль­си­фи­ка­ция биб­лей­ского текста про­изо­шла уже после смерти Про­рока (раз он под­твер­дил истин­ность тогдаш­ней Библии).

Многие мои еди­но­верцы, воз­можно, не подо­зре­вают, что изло­жен­ное нами мнение о под­лин­но­сти Библии было широко пред­став­лено в клас­си­че­ской мусуль­ман­ской мысли, в кото­рой были сфор­му­ли­ро­ваны почти все выше­упо­мя­ну­тые кора­ни­че­ские и раци­о­наль­ные аргу­менты. В тол­ко­ва­нии к айатам об иска­же­нии Фахрад­дин ар-Рази сооб­щает, что боль­шин­ство бого­сло­вов-мута­кал­ли­мов при­дер­жи­ва­ется этого мнения, пола­гая, что иска­же­ние (тахриф, таб­диль) может затра­ги­вать лишь тол­ко­ва­ние текста, но не его слова [см. также: Ибн Касир, 1990, т.2, с. 149]16.

И, навер­ное, еще больше они будут удив­лены, если узнают, что это мнение выдви­нули два круп­ней­ших зна­тока Корана и Сунны — Ибн Аббас и аль-Бухари. В «Сахихе» аль-Бухари пере­дает слова Ибн Аббаса отно­си­тельно упо­мя­ну­того в Коране «иска­же­ния» Писа­ния: «Ни один смерт­ный не в силах изме­нить текст чего-либо из Писа­ний Божьих (ляйса ли-ахад ан-йузиль лафз китаб мин кутуб Аллах), а только иска­зить пере­ина­чи­ва­нием его смысла»17. И сам аль-Бухари «не отвер­гал это мнение, но согла­сился с ним» [Ибн Касир, 1990, т.2, с. 149]18.

О кри­ти­ку­е­мых в Коране дог­ма­тах

В обос­но­ва­нии тезиса о фаль­си­фи­ка­ции Библии порой ссы­ла­ются на рас­хож­де­ния между ней и Кора­ном и осо­бенно на кора­ни­че­скую поле­мику с неко­то­рыми рели­ги­оз­ными поло­же­ни­ями, имев­шими хож­де­ния среди ара­вий­ских иудеев и хри­стиан времен Про­рока. Иногда при­во­дят и чисто раци­о­наль­ные доводы. На этой поле­мике, кото­рая прежде всего и инте­ре­сует нас здесь, мы подробно оста­но­вимся ниже. Каса­тельно же ссылки на рас­хож­де­ния между двумя Писа­ни­ями и на раци­о­наль­ные доводы мы огра­ни­чи­ва­емся несколь­кими общими заме­ча­ни­ями.

Сна­чала о раци­о­наль­ных дово­дах. Неко­то­рые бого­словы-поле­ми­сты, дока­зы­вая «иска­жен­ность» Библии, увле­ка­ются поис­ком «несо­от­вет­ствий» и «рас­со­гла­со­ва­ний» между раз­лич­ными биб­лей­скими вер­си­ями одного и того же рас­сказа или «про­ти­во­ре­чий» тех или иных биб­лей­ских поло­же­ний опре­де­лен­ным исто­ри­че­ским или есте­ственно-науч­ным фактам. Но ведь такого рода про­блемы имеют место, пусть и в несрав­ненно мень­шей сте­пени, также в отно­ше­нии к нашим, мусуль­ман­ским свя­щен­ным тек­стам. Напом­ним, в част­но­сти, что в мусуль­ман­ской кора­ни­стике и хади­со­ве­де­нии есть спе­ци­аль­ные раз­делы, посвя­щен­ные «кажу­щимся про­ти­во­ре­чиям» (муш­киль — при­ме­ни­тельно к айатам Корана, мух­та­лиф — при­ме­ни­тельно к хади­сам Сунны). Наши бого­словы доста­точно успешно сни­мают подоб­ные «про­ти­во­ре­чия». У иудей­ских и хри­сти­ан­ских бого­сло­вов также име­ются соот­вет­ству­ю­щие ответы каса­тельно «про­ти­во­ре­чий» в Библии, и к ним подо­бает вни­ма­тельно при­слу­ши­ваться19.

Более серьез­ными могут пока­заться рас­хож­де­ния между кора­ни­че­ской и биб­лей­ской вер­си­ями свя­щен­ной исто­рии. Но это не так. Ибо «повест­во­ва­тель­ные сюжеты» в Библии — и осо­бенно в Коране — пред­став­ляют собой не столько исто­ри­че­ские собы­тия, сколько морально-нази­да­тель­ные рас­сказы на исто­ри­че­ские темы. Поэтому к ним нельзя при­ме­нять кри­те­рий исто­ри­че­ской науки20. При таком под­ходе к биб­лей­ским и кора­ни­че­ским рас­ска­зам многие кажу­щи­еся важ­ными «рас­хож­де­ния» в вер­сиях (или несо­от­вет­ствия реаль­ной исто­рии) теряют всякую зна­чи­мость.

Говоря о некор­рект­ных выво­дах из срав­не­ния Библии и Корана, мы не можем не оста­нав­ли­ваться на двух, довольно рас­про­стра­нен­ных при­ме­рах, отно­ся­щихся к свя­щен­ной исто­рии, — уж часто нам лично при­хо­ди­лось слы­шать их из уст как доста­точно обра­зо­ван­ных, так и рядо­вых еди­но­вер­цев. Первый из них каса­ется сотво­ре­ния Адама: в Библии ска­зано о его созда­нии «по образу и подо­бию» Бога, а в Коране такие слова отсут­ствуют. И в этом видят явное иска­же­ние под­лин­ной биб­лей­ской версии, поскольку такой антро­по­мор­физм несов­ме­стим с истин­ным мониз­мом. При этом не заме­чают, что таким же антро­по­мор­физ­мом про­ни­заны и кора­ни­че­ские образы о вдох­но­ве­нии в Адама «от духа» Бога, о созда­нии его «соб­ствен­ными руками» Божьими. Более того, многие не знают, что тож­де­ствен­ная фор­мула «по образу Своему» (‘аля сура­тих) фигу­ри­рует в двух самых авто­ри­тет­ных сбор­ни­ках хади­сов — и у аль-Бухари (N 6227), и у Муслима (N 2841).

Второе, и одно из самых ярких21 сви­де­тельств фаль­си­фи­ка­ции Библии, усмат­ри­вают в повест­во­ва­нии о Божьем пове­ле­нии Авра­аму при­не­сти в жертву своего сына. В Коране сын не назван по имени, а по Библии это Исаак. Согласно кора­ни­че­скому рас­сказу, Исмаил вместе с отцом воз­двиг храм Каабу, впо­след­ствии глав­ную свя­тыню мусуль­ман, к кото­рой они обра­ща­ются лицом во время риту­аль­ной молитвы-салата и к кото­рой совер­шают обряд палом­ни­че­ства-хаджжа, куль­ми­на­цией коего высту­пает жерт­во­при­но­ше­ние, памя­ту­ю­щее, согласно широко рас­про­стра­нен­ным пред­став­ле­ниям, именно о бла­го­по­луч­ном исходе Авра­амова испы­та­ния. На этом осно­ва­нии боль­шин­ство мусуль­ман пола­гает, что в Коране под сыном-жерт­вой обо­зна­ча­ется Исмаил, а сле­до­ва­тельно имя Исаака в каче­стве жертвы не более чем вставка в ори­ги­наль­ный текст Библии.

В нашу задачу не входит разбор или оценка аргу­мен­тов в пользу той или иной версии о жертве — Исма­ила или Исаака. Хоте­лось бы только заме­тить, что пре­да­ние о жерт­во­при­но­ше­нии Исма­ила, при всей его рас­про­стра­нен­но­сти, явля­ется вне­ка­но­ни­че­ским: оно не входит ни в один из «шести сводов» хади­сов. Вне­ка­но­ни­че­ским явля­ется и широко рас­про­стра­нен­ное выска­зы­ва­ние Про­рока о себе как о «потомке двух избран­ных для при­не­се­ния в жертву» (ибн аз-Заби­хайн), что под­ра­зу­ме­вает его отца, Абдал­лаха, кото­рый должен был быть при­не­сен в жертву, и его предка Исма­ила.

Кроме того, в первые века Ислама пре­об­ла­да­ю­щим было мнение об Исааке как о жертве (причем, к сто­рон­ни­кам этого мнения при­чис­ляют хали­фов Умара и Али), так что ат-Табари считал эту версию более прав­до­по­доб­ной. Далее, если уточ­не­ние о сыне столь прин­ци­пи­ально, то как могло слу­читься, чтобы и Коран, и Сунна обхо­дили его мол­ча­нием?! Почему не было ука­зано при­вер­жен­цам Библии на их ошибку?! Как оно не ока­за­лось среди тех «сокры­тых вещей», кото­рые Пророк предал огласке?!

Обра­тимся теперь к соб­ственно кора­ни­че­ской поле­мике с «людьми Писа­ния». При­водя эту поле­мику в под­твер­жде­ние тезиса об иска­же­нии Библии, бого­словы-поле­ми­сты создают впе­чат­ле­ние, словно кри­ти­ку­е­мые Кора­ном дог­маты — биб­лей­ские. На самом же деле подав­ля­ю­щее боль­шин­ство этих поло­же­ний или вовсе не фигу­ри­руют в самой Библии, или суть бого­слов­ские интер­пре­та­ции биб­лей­ских тек­стов. К тому же многие из них были харак­терны для иудей­ских и хри­сти­ан­ских сект Аравии, кото­рые скорее высту­пали в каче­стве ересей, не пред­став­ляя соб­ственно иудей­скую или хри­сти­ан­скую орто­док­сию. Не упо­мя­нуть об этом в тол­ко­ва­ниях к Корану на араб­ском и в пере­воде его на другие языке значит, мягко говоря, дать людям не вполне адек­ват­ное пред­став­ле­ние о данных рели­гиях.

Так, на первом месте среди дог­ма­ти­че­ских заблуж­де­ний иудеев в Коране зна­чится воз­дви­же­ние упо­мя­ну­того выше Ездры/Узайра сыном Божьим — в айате 9:30 его бого­сы­нов­ство рядо­по­ла­га­ется бого­сы­нов­ству Иисусу: «Иудеи гово­рят: / «Ездра есть сын Божий». / И хри­сти­ане гово­рят: / «Иисус есть сын Божий»… / О Боже, какая неправда!».

К сожа­ле­нию, сред­не­ве­ко­вые ком­мен­та­торы, увлек­шись поле­ми­кой с Иуда­из­мом и Хри­сти­ан­ством, не разъ­яс­няли, что такое мнение об Ездре было свой­ственно только неко­то­рым иудей­ским медин­цам. В самой Библии нет каких-либо осно­ва­ний для подоб­ного культа, и он, в целом, неиз­ве­стен иудей­ской тра­ди­ции. Больше удив­ляют совре­мен­ные авторы, кото­рые не нахо­дят нужным ука­зать на этот факт, остав­ляя без соот­вет­ству­ю­щих ком­мен­та­риев данный айат, кото­рый можно понять как все­об­щее обви­не­ние в адрес иудеев. В част­но­сти, в ком­мен­та­риях к пере­воду Корана Э. Кули­ева не нашлось места для соот­вет­ству­ю­щего уточ­не­ния адре­сата этого айата, а авторы «аль-Мун­та­хаба» только под­чер­ки­вали его уни­вер­са­лист­ское зву­ча­ние: «Иудеи в своих убеж­де­ниях не при­дер­жи­ва­ются еди­но­бо­жия, а гово­рят, что Узайр — сын Аллаха… Да погу­бит Аллах этих невер­ных!» [аль-Мун­та­хаб, 2000]. В «Зна­че­нии и смысле Корана» при­во­дятся такие ком­мен­та­рии: «Что иудеи счи­тали Узайра «сыном Бога», сего­дня почти неизвестно…То, что Коран упо­ми­нает об этом, явля­ется доста­точ­ным дока­за­тель­ством, что были неко­то­рые из них, кото­рые так утвер­ждали, осо­бенно медин­ские иудеи» (С. Кутб); «Коран не гово­рит, что все иудеи назы­вали Узайра сыном Бога. Он хочет ска­зать, что вера иудеев так выро­ди­лась, что неко­то­рые из них объ­яв­ляли его тако­вым» (А. Мау­д­уди). Из этих же слов у рядо­вого чита­теля может создаться впе­чат­ле­ние, будто культ Ездры был широко рас­про­стра­нен у иудеев, хотя сего­дня об этом и неиз­вестно, или хотя и «не все» при­дер­жи­ва­лись его!

Ана­ло­гич­ным обра­зом фак­ти­че­ски обстоит дело и с про­чими пори­ца­ни­ями Корана в адрес иудеев — кри­тика обра­щена исклю­чи­тельно к медин­ским (или ара­вий­ским) иудеям и никак не может быть отне­сена ко всем иудеям, ни даже к зна­чи­тель­ному их числу. Разве соот­вет­ствуют иудей­ской орто­док­сии такие заяв­ле­ния: «Бог — беден, а мы — богаты» (3:181); «Рука Бога сжата»22 (5:64) и т.п.?!

И вообще, ника­ких серьез­ных рас­хож­де­ний веро­учи­тель­ного харак­тера между Кора­ном и орто­док­саль­ным иуда­из­мом не обна­ру­жи­ва­ется. Даже бого­из­бран­ни­че­ство не только не отри­ца­ется за сыно­вьями Изра­и­ле­выми, но и мно­го­кратно повто­ря­ется в Коране (напри­мер, в айатах 2:47, 122; 44:32). Кора­ни­че­ские упреки свя­заны только с вуль­гар­ным пони­ма­нием этого избран­ни­че­ства, выра­жав­шимся в гор­де­ли­вых заяв­ле­ниях о себе как о един­ственно води­мых Богом (2:135) и един­ственно достой­ных рай­ского бла­жен­ства на том свете (2:111).

Правда, опре­де­лен­ное напря­же­ние в исламо-иудей­ском диа­логе все еще создает вопрос о при­зна­нии иуде­ями небес­ного послан­ни­че­ства нашего Про­рока. Однако нам, мусуль­ма­нам, сле­дует понять всю колос­саль­ную слож­ность про­блемы интер­пре­та­ции соот­вет­ству­ю­щих биб­лей­ских про­ро­честв о гря­ду­щем мессии. Это видно хотя бы в свете того факта, что многие бла­го­ве­стия, в кото­рых мы узнаем нашего Про­рока, хри­сти­ане свя­зы­вают с Иису­сом. Не менее сложна и про­блема, кото­рая была постав­лена в нашем клас­си­че­ском бого­сло­вии и кото­рая не нашла там одно­знач­ного ответа: вино­ват ли чело­век, кото­рый при всем своем жела­нии и ста­ра­нии так и не смог убе­диться в истин­но­сти послан­ни­че­ства дан­ного про­рока.

Что же каса­ется кора­ни­че­ской поле­мики с хри­сти­а­нами, то она сосре­до­та­чи­ва­лась на хри­сто­ло­ги­че­ских дог­ма­тах — о Троице («не гово­рите о трех [боже­ствах]» — 4:171; «свя­то­тат­ствуют назы­ва­ю­щие Бога тре­тьим из трех» — 5:73), бого­сы­нов­стве Иисуса (4:171; 9:30; 19:34–35) и его рас­пя­тии (4:157). Если рас­смат­ри­вать эти дог­маты в пер­спек­тиве их биб­лей­ского про­ис­хож­де­ния — и сие пре­иму­ще­ственно пред­став­ляет инте­рес для нашей темы, — то можно кон­ста­ти­ро­вать: первые два дог­мата суть только интер­пре­та­ции биб­лей­ского текста, в кото­ром нет ника­ких четких фор­му­ли­ро­вок на сей счет, и как дог­ма­ти­че­ские опре­де­ле­ния они утвер­ди­лись лишь спустя несколько веков после воз­ник­но­ве­ния Хри­сти­ан­ства.

В опро­вер­же­ние бого­сы­нов­ства Коран заме­чает, что у Бога нет супруги (6:101; 72:3). Сле­до­ва­тельно, у кри­ти­ку­е­мых хри­стиан сынов­ство пони­ма­лось физи­че­ски-телесно, на чело­ве­че­ский манер. И под осуж­де­нием таких вуль­гар­ных взгля­дов, имев­ших рас­про­стра­не­ние среди неко­то­рых хри­стиан Аравии, с не мень­шим рве­нием поста­вят свою под­пись и орто­док­саль­ные бого­словы всего хри­сти­ан­ского мира.

Для ара­вий­ских хри­стиан, с кото­рыми, соб­ственно, и поле­ми­зи­рует Коран, было харак­терно и вуль­гар­ное пони­ма­ние Троицы, фак­ти­че­ское испо­ве­до­ва­ние веры в трех богов. И такое ере­ти­че­ское пред­став­ле­ние, извест­ное как три­те­изм (трое­бо­жие), офи­ци­ально осуж­да­лось Хри­сти­ан­ством еще за несколько веков до воз­ник­но­ве­ния Ислама.

Среди ара­вий­ских при­вер­жен­цев такого три­те­изма одни учили о Троице, состо­я­щей из Бога, Супруги Его и Сына, а другие (в част­но­сти, марья­миты) испо­ве­до­вали Троицу в составе Бога, Пре­свя­той Марии/Марьям и Иисуса. И клас­си­че­ские ком­мен­та­торы пола­гают, что именно против послед­них и направ­лен айат 5:116, осуж­да­ю­щий тех, кто при­ни­мает Иисуса и Марию за боже­ства, наряду с Богом.

Таким обра­зом, Коран поле­ми­зи­рует не с хри­сти­ан­ским уче­нием о Троице вообще, а лишь с неко­то­рыми сек­тант­скими его раз­но­вид­но­стями. Отно­си­тельно же самого этого учения заме­тим вкратце, что хри­сти­ан­ская мысль посте­пенно отхо­дит от традиционных/средневековых фор­му­ли­ро­вок в сто­рону более рафи­ни­ро­ван­ной (и более при­ем­ле­мой для Ислама) интер­пре­та­ции и что ряд наших бого­сло­вов-мута­кал­ли­мов клас­си­че­ской эпохи снис­хо­ди­тельно отзы­вался о хри­сти­ан­ском тол­ко­ва­нии трех ипо­ста­сей на манер мусуль­ман­ского пони­ма­ния Божьих атри­бу­тов — в част­но­сти, как Самость (Зат), Слово (Калима)/Знание (‘ильм) и Жизнь (Хайат).

О рас­пя­тии же Иисуса повест­вуют все четыре версии Еван­ге­лия как о сви­де­тель­стве уче­ни­ков Иисуса, но не самого Бога. А под «Еван­ге­лием» в стро­гом смысле слова сле­дует пони­мать Слово Божье, про­воз­гла­шен­ное Иису­сом. Поэтому и здесь дело не свя­зано с фаль­си­фи­ка­цией самого текста Божьего Писа­ния.

Сви­де­тель­ства Корана можно понять в смысле отри­ца­ния распятия/убийства Иисуса23. Но для адек­ват­ной интер­пре­та­ции этого отри­ца­ния прин­ци­пи­аль­ную важ­ность имеет кон­текст данной поле­мики. Ведь Коран ведет спор на сей счет не с хри­сти­а­нами, а с иуде­ями. И отри­ца­ние рас­пя­тия скорее служит защи­той Хри­сти­ан­ства против тех иудеев, кото­рые назы­вали Иисуса сыном блуд­ницы, отвер­гали его послан­ни­че­ство и усмат­ри­вали в пре­да­нии его «позор­ной» (с их точки зрения) смерти на кресте дока­за­тель­ство его «само­зван­ства». Поэтому и ска­зано в Коране: «[Иудеи были про­кляты Богом за то], / Что они воз­вели на Марию навет вели­кий, / И за такие слова их: / «Мы убили Мессию, / Иисуса, сына Марии, [Якобы] послан­ника Божьего». / Воис­тину, они не убили его, / Не рас­пяли они его: / Сие только им пока­за­лось…» (4:156–157).

Сле­до­ва­тельно, кора­ни­че­ская поле­мика с опре­де­лен­ными дог­ма­тами Хри­сти­ан­ства и Иуда­изма не под­твер­ждают тезис о фаль­си­фи­ка­ции биб­лей­ского текста. И в целом кора­ни­че­ские откро­ве­ния не дают какого-либо осно­ва­ния для вывода о такой фаль­си­фи­ка­ции.

Лите­ра­тура

  1. Аль-Аска­ляни. Фатх аль-Бари би-шарх Сахих аль-Бухари. Бейрут, 1990.
  2. [«Джа­ля­ляйн»]. Тафсир аль-Джа­ля­ляйн. Бейрут, 1385х. [1965–1966гг.].
  3. Зна­че­ние и смысл Корана. Пер. А.С. Аль-Манси и С. Афифи. [Под эгидой] Ислам­ского Кон­гресса. М., 2002.
  4. Ибн Касир. Аль-Бидайа ва-н-нихайа. Бейрут, 1990.
  5. Ибн Касир. Тафсир аль-Кур’ан аль-‘азым. Эр-Рияд, 1999.
  6. Ибн Тай­миййа. Аль-Джаваб ас-сахих. Эр-Рияд, 1414х. [1995г.].
  7. Аль-Мун­та­хаб. Тол­ко­ва­ние Свя­щен­ного Корана. [Под эгидой] аль-Азхара, Мин. ваку­фов и Выс­шего совета по делам Ислама. АРЕ. Каир, 2000.
  8. Ар-Рази, Фахрад­дин. Мафа­тих аль-Гайб. Бейрут, 1981.
  9. Свя­щен­ный Коран / Пер. и ком­мент. М. Али. США: Лахор ИНК, 1997.
  10. Смыс­ло­вой пере­вод Свя­щен­ного Корана /Пер. Э. Кули­ева. [Под эгидой] Мин. ислам­ских дел Сау­дов­ской Аравии. Медина: 1425х. [2004–2005 гг.].
  11. Ат-Табари. Джами‘ аль-байан ‘ан та’виль āй аль-Кур’ан. Бейрут, 1988.

При­ме­ча­ния:

1В Коране, как в клас­си­че­ской мусуль­ман­ской лите­ра­туре в целом, под «Торой» порой пони­ма­ется не только «Пяти­кни­жие», но и весь иудей­ский канон Библии, «Ветхий Завет», а под «Еван­ге­лием» — не только четыре Еван­ге­лия, но и весь «Новый Завет».

2На осно­ва­нии тезиса об иска­жен­но­сти Торы/Библии неко­то­рые бого­словы-факихи счи­тали, что налич­ный ее текст пере­стал быть вполне свя­щен­ным, поэтому на него не рас­про­стра­ня­ются куль­то­вые пред­пи­са­ния, уста­нов­лен­ные каса­тельно Корана – в част­но­сти, запрет на при­ка­са­ние к ней в состо­я­нии риту­аль­ной нечи­стоты. Хана­фит­ские же факихи и неко­то­рые шафи­иты при­ме­няли сии пред­пи­са­ния и к Библии.

3«Даже если при­нять, что неко­то­рые слова той Торы, кото­рая была у иудеев Медины во вре­мена Послан­ника Божьего, были изме­нены после его послан­ни­че­ства, мы не можем ска­зать, что каждый ее экзем­пляр повсюду в мире был изме­нен… ведь это невоз­можно» [Ибн Тай­миййа, 1995, т.2, с. 422].

4Сура 6 дати­ру­ется как мек­кан­ская, но айаты, содер­жа­щие поле­мику с «людьми Писа­ния», отно­сятся к медин­скому пери­оду.

5В айате 6:34 об этом гово­рится в смысле неми­ну­е­мого испол­не­ния Божьего обе­ща­ния про­ро­кам победы над их сооте­че­ствен­ни­ками-невер­ными – но разве сохра­не­ние откро­ве­ния в непри­кос­но­вен­но­сти не входит в эту обе­щан­ную победу?!

6Напо­до­бие того, как все три Писа­ния – Коран, Тора и Еван­ге­лие – в Коране оди­на­ково име­ну­ются как «Писа­ния» (Китаб), «Спасение»/«Различение» (Фуркан) и т.п.

7Близ­кую интер­пре­та­цию дает «Джа­ля­ляйн», пола­гая, правда, что в нем под­ра­зу­ме­ва­ются при­ез­жие из Эфи­о­пии [хри­сти­ане]. Тот же ат-Табари отвер­гает тол­ко­ва­ние айата 2:121 в смысле ука­за­ния в нем на мусуль­ман и на Коран соот­вет­ственно, ибо, как спра­вед­ливо отме­чает ком­мен­та­тор, весь кон­текст посвя­щен сынам Изра­и­ле­вым.

8В «аль-Мун­та­хабе» тол­ко­ва­ние айата 5:66 звучит так: «Если бы они берегли (хафизу) Тору и Евангелие…в том виде, в каком они были нис­по­сланы», а айат 5:68 – «Вы не будете на прямом пути рели­ги­оз­ной истины, пока вы не объ­явите обо всех заве­тах, пове­ле­ниях и запо­ве­дях, нис­по­слан­ных в Торе и Еван­ге­лии…». Авторы словно не заме­чают, что такое тол­ко­ва­ние пер­вого айата, упре­ка­ю­щее иудеев и хри­стиан в иска­же­нии пер­во­на­чаль­ного текста Библии, не согла­су­ется с тол­ко­ва­нием вто­рого айата, по кото­рому от иудеев и хри­стиан тре­бу­ется про­воз­гла­ше­ние име­ю­ще­гося у них под­лин­ного текста.

9По клас­си­че­ским ком­мен­та­то­рам, Бог пори­цает тех и других, поскольку в Еван­ге­лии содер­жится под­твер­жде­ние послан­ни­че­ства Моисея, а в Торе – послан­ни­че­ство Иисуса.

10Точно так же айат 3:119, про­ти­во­по­став­ляя после­до­ва­те­лей Про­рока жившим по сосед­ству с ними «людям Библии», заме­чает, что мусуль­мане «веруют в Писание/[Библию] цели­ком», а те – только в одну его часть.

11По тол­ко­ва­те­лям, медин­ские иудеи утвер­ждали, что пре­бы­ва­ние их в Аду про­дол­жится лишь семь дней – соот­вет­ственно сроку мира в семь тысяч лет; или в сорок дней – согласно сроку покло­не­ния Золо­тому тельцу.

12«К Корану», пола­гают авторы «аль-Мун­та­хаба», вопреки клас­си­че­скому тол­ко­ва­нию и оче­вид­ному смыслу!

13«Если неко­то­рые иска­зили часть [нис­по­слан­ного какому-то про­року] Писа­ния, а другие, не зная о том, сле­до­вали этому [иска­жен­ному] Писа­нию.., то послед­них нельзя счи­тать заслу­жи­ва­ю­щими нака­за­ния» [Ибн-Тай­миййа, 1995, т. 2, с. 294]; «Если [все] уче­ники [Иисуса] (хава­риййун) или неко­то­рые из них, многие из людей Библии или боль­шин­ство их верили, что сам Иисус был распят, то они ошиб­лись в этом, но сия ошибка не поро­чит их веру в Иисуса…и не обре­кает их на [нака­за­ние в] Аду .., ибо нали­че­ству­ю­щие у людей Библии Еван­ге­лия упо­ми­нают о рас­пя­тии Иисуса» [Там же, с. 302–303].

14Версия: по памяти, ибо Узайр еще ребен­ком знал Писа­ние наизусть. В иудей­ско-хри­сти­ан­ской биб­ле­и­стике с именем Ездры порой свя­зы­вают окон­ча­тель­ную фик­са­цию канона Торы/Пятикнижия.

15В отно­ше­нии книги, пере­дан­ной боль­шим коли­че­ством людей (ман­куль би-т-тава­тур), невоз­можно иска­же­ние текста (тагиир аль-лафз), пишет Фахрад­дин ар-Рази в ком­мен­та­риях к айатам об «иска­же­нии», выра­жая пре­об­ла­да­ю­щее в клас­си­че­ском мусуль­ман­ском бого­сло­вии мнение.

16Так бого­словы раз­ли­чали «сло­вес­ное иска­же­ние» (тахриф лафзи), изме­не­ние текста и «смыс­ло­вое иска­же­ние» (тахриф ма‘анави), непра­виль­ное тол­ко­ва­ние.

17Эти слова при­ве­дены аль-Бухари перед хади­сом.

18«Что каса­ется под­лин­но­сти слов Писа­ний, кото­рые мы имеем на руках, т.е. Торы и Еван­ге­лия, то неко­то­рые мусуль­мане согласны с ними (людьми Библии) в этом, но боль­шин­ство мусуль­ман сие оспа­ри­вают, хотя и согласны с ними насчет боль­шин­ства слов» [Ибн Тай­миййа, 1995, т.2, с.380];. «Но те, кото­рые гово­рят об иска­же­нии неко­то­рых слов…не утвер­ждают, что были иска­жены слова во всех экзем­пля­рах, как на востоке земли, так и на западе» [Там же, т.2., с. 418].

19Сле­дует также иметь в виду, что утвер­див­ше­еся в мусуль­ман­ском бого­сло­вии пони­ма­ние «откро­ве­ния», «писа­ния» и «про­ро­че­ства» (вклю­чая пред­став­ле­ние о непо­гре­ши­мо­сти про­ро­ков) суще­ственно отли­ча­ется от него в иудей­ско-хри­сти­ан­ской тра­ди­ции. Так, в этой тра­ди­ции боже­ствен­ность Писа­ния необя­за­тельно свя­зы­ва­ется с неким небес­ным архе­ти­пом, с некоей небес­ной Скри­жа­лью (аль-Лаух аль-махфуз, «Свя­то­хра­ни­мая скри­жаль»), на кото­рой извечно были пред­на­чер­таны соот­вет­ству­ю­щие слова, впо­след­ствии вос­про­из­ве­ден­ные точь-в-точь в их земном вопло­ще­нии. Скорее, эта боже­ствен­ность выра­жа­ется в бого­вдох­но­вен­но­сти Писа­ния со сто­роны общего его смысла, кото­рый сло­весно оформ­ля­ется людьми – про­ро­ками, их уче­ни­ками и т.п., что откры­вает воз­мож­ность для инди­ви­ду­аль­ных отли­чий в пре­да­нии и для появ­ле­ния неко­то­рых (но не прин­ци­пи­аль­ных) неточ­но­стей. Поэтому Евангелие/Новый Завет для хри­стиан – это аналог не Корана в мусуль­ман­ском пони­ма­нии, а Сунны. С этой точки зрения, четыре Еван­ге­лия соот­вет­ствуют шести кано­ни­че­ским сводам хади­сов.

20В Коране, напри­мер, диалог Бога с Сата­ной, отка­зав­шимся пре­кло­ниться перед Адамом, изла­га­ется в четы­рех сурах, и каждый раз он выра­жа­ется иными сло­вами (см.: 7:12–18; 15:31–44; 17:61–65; 38:75–85). Согласно версии суры 15, ангелы бла­го­ве­стили самому Авра­аму о гря­ду­щем рож­де­нии у него сына (15:53–56), а согласно версии суры 11 — его жене (11:71–73). При­ме­ча­те­лен в этом отно­ше­нии кора­ни­че­ский рас­сказ об «отро­ках пещеры» (18:9–25), в кото­ром Бог кате­го­ри­че­ски отка­зы­ва­ется назвать число юношей – три, пять или семь; или назвать про­дол­жи­тель­ность их сна – 309 лет или другую. Такие цифры важны для исто­рика и в исто­ри­че­ском сочи­не­нии, но не в боже­ствен­ной педа­го­гике.

21На нем акцен­ти­руют вни­ма­ние даже такие авторы, как Ибн Тай­мийа и Ибн Касир, зани­ма­ю­щие в вопросе об иска­жен­но­сти Библии доста­точно уме­рен­ную пози­цию.

22Впро­чем, неко­то­рые видные пред­ста­ви­тели иудей­ской бого­слово-фило­соф­ской мысли (вклю­чая Май­мо­нида, ум. 1204) выска­зы­ва­лись поло­жи­тельно в смысле воз­мож­но­сти такого при­зна­ния.

23Анализ кора­ни­че­ских откро­ве­ний отно­си­тельно конца земной жизни Иисуса, допус­ка­ю­щих раз­лич­ные тол­ко­ва­ния, не входит в круг рас­смат­ри­ва­е­мых нами здесь тем.

Мусуль­мане России. Офи­ци­аль­ный сайт Духов­ного управ­ле­ния мусуль­ман Рос­сий­ской Феде­ра­ции. (Статья опуб­ли­ко­вана в жур­нале «Мина­рет», № 11)

***

Ком­мен­та­рий к статье «О каком иска­же­нии Библии гово­рил Пророк?»

Пред­ла­га­е­мая вашему вни­ма­нию статья посвя­щена одному из важ­ней­ших вопро­сов из обла­сти биб­ле­и­стики: «соот­вет­ствуют ли содер­жа­ние совре­мен­ной Библии содер­жа­нию тек­стов её древ­него экви­ва­лента». Известно, что согласно мнению, под­дер­жи­ва­е­мому мно­же­ством мусуль­ман, как иудеи, так и хри­сти­ане опи­ра­ются на иска­жен­ные, а не на под­лин­ные биб­лей­ские тексты. Автор статьи аргу­мен­ти­ро­ванно опро­вер­гает это мнение. «Значи­тель­ное число бого­сло­вов, — пишет он, — фак­ти­че­ски сводит на нет кора­ни­че­ское при­зна­ние хри­сти­ан­ства и иуда­изма, со ссыл­кой на сам Коран утвер­ждая о прин­ци­пи­аль­ном отходе хри­стиан и иудеев от истин­ной веры и об их суб­стан­ци­о­наль­ном извра­ще­нии искон­ной Библии». В защиту своей пози­ции про­фес­сор при­во­дит ряд убе­ди­тель­ных дово­дов, и среди них — осно­ван­ные на аятах Корана. «Бого­словы, при­пи­сы­ва­ю­щие Корану отри­ца­ние под­лин­но­сти налич­ного биб­лей­ского текста, — кон­ста­ти­рует он, — не заме­чают мно­го­чис­лен­ных сви­де­тельств Корана в пользу аутен­тич­но­сти совре­мен­ной про­року Мухам­маду Библии и даже невоз­мож­но­сти иска­же­ния ее».

В заклю­чи­тель­ной части статьи автор ука­зы­вает на нали­чие рас­хож­де­ний между поло­же­ни­ями иудей­ского и хри­сти­ан­ского веро­уче­ния с одной сто­роны и поло­же­ни­ями веро­уче­ния мусуль­ман с другой. При этом он под­чер­ки­вает, что рас­хож­де­ния свя­заны, глав­ным обра­зом, с раз­но­стью в под­хо­дах к интер­пре­та­ции биб­лей­ских тек­стов. Так, напри­мер, соот­вет­ственно его рас­суж­де­нию, «опре­де­лен­ное напря­же­ние в исла­мо­иудей­ском диа­логе все еще создает вопрос о при­зна­нии иуде­ями небес­ного послан­ни­че­ства нашего Про­рока… Многие бла­го­ве­стия, в кото­рых мы узнаем нашего Про­рока, хри­сти­ане свя­зы­вают с Иису­сом».

Затра­ги­вая тему хри­сти­ан­ского учения о Святой Троице, он отме­чает, что «Коран поле­ми­зи­рует не с хри­сти­ан­ским уче­нием о Троице вообще, а лишь с неко­то­рыми сек­тант­скими его раз­но­вид­но­стями», что «хри­сти­ан­ская мысль посте­пенно отхо­дит от традиционных/средневековых фор­му­ли­ро­вок в сто­рону более рафи­ни­ро­ван­ной (и более при­ем­ле­мой для ислама) интер­пре­та­ции» и что, нако­нец, «ряд… бого­сло­вов мута­кал­ли­мов клас­си­че­ской эпохи снис­хо­ди­тельно отзы­ва­лись о хри­сти­ан­ском тол­ко­ва­нии трех ипо­ста­сей на манер мусуль­ман­ского пони­ма­ния Божьих атри­бу­тов – в част­но­сти, как Самость (Зат), Слово (Калима)/Знание (‘Ильм) и Жизнь (Хаят)».

Если со мно­гими выво­дами, содер­жа­щи­мися в первой части статьи, можно согла­ситься, то здесь есть чему воз­ра­зить. При­ни­мая на ум, что в мусуль­ман­стве, как и в иудей­стве, Бог опо­зна­ётся как обла­да­ю­щий разу­мом и зна­нием (а иначе что это был бы за Бог? (см. по дан­ному поводу: Слово о вопло­ще­нии Бога-Слова, и о при­ше­ствии Его к нам во плоти )), всё же в хри­сти­ан­стве Слово Отца (Сын Божий, Бог Слово) опре­де­ля­ется не как атри­бу­тив­ная при­над­леж­ность Бога, а как Все­со­вер­шен­ный Бог, и так Он опре­де­лялся всегда, в соот­вет­ствии с Еван­ге­лием: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин.1:1).

Заме­тим, что истин­ность Еван­ге­лия не ста­вится авто­ром под сомне­ние. Вот его слова: «Коран назы­вает нали­че­ству­ю­щую у иудеев и хри­стиан времен Про­рока Библию Книгой Божьей (2:101; 3:23), Словом Божьим (2:75), айа­тами Божьими (3:70; 4:155; 5:44). Воз­можна ли такая харак­те­ри­стика Торы и Еван­ге­лия, если они уже были иска­жены или извра­щены?!». А это под­тал­ки­вает вни­ма­тель­ного чита­теля к заклю­че­нию: суще­ство­ва­ние парал­ле­лей между ислам­ским и хри­сти­ан­ским уче­ни­ями о Боге сви­де­тель­ствует не о том, что уро­вень вос­при­я­тия хри­сти­а­нами биб­лей­ских сви­де­тельств о Боге несколько ниже, чем уро­вень вос­при­я­тия этих истин мусуль­ма­нами, а о другом: учение мусуль­ман о Боге содер­жит зёрна истины — в той мере, в какой оно согла­су­ется с Бого­от­кро­вен­ным хри­сти­ан­ским уче­нием.

А.М. Леонов

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки