митрополит Филарет (Вознесенский)

2. Великий пост

«Душе Моя, Душе Моя, Восстани...»

«Душе моя, душе моя, восстани, что спиши? Конец приближается и имаши смутитися...»

Эти слова, являющиеся в каком-то смысле центральными в Великом покаянном каноне, написал св. Андрей Критский, автор этого канона, один из великих Божиих угодников.

Он обращается к своей душе: «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши?» И если этот великий праведник свою душу обличал в том, что она духовно заснула, то что же нам сказать о себе?

Святые отцы часто утверждали, что в духовной жизни есть, как говорят, парадокс (как будто бы внешне самопротиворечивое, противоречащее себе утверждение, имеющее, однако, глубокий внутренний смысл). Этот «духовный парадокс» заключается в том, как говорили отцы, что грешники видят себя праведниками, а праведники видят себя грешниками, – почему? Почему же грешник видит себя праведником? Потому, что он не знает самого себя, в то время, как праведник все силы души устремляет на самопознание.

То, что нужно как-то уметь разбираться в своем внутреннем мире, сознавали и лучшие из язычников. Еще от дохристианской древности идет к нам изречение «познай самого себя», которое приписывали или Сократу или кому-либо другому из языческих мудрецов. А что касается христианского понимания этой истины, то ведь недаром, мы с вами все время в Великом посту молимся: «Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения» (даруй мне видеть мои прегрешения). Если бы мы их видели, как следует, то не было бы и нужды молиться этими словами.

Как-то ранее здесь приводился один пример, взятый из Житий святых. Один праведник стал молить Господа, чтобы Господь показал ему, до какой глубины проник грех в существо человека, насколько он его так сказать изуродовал, наполнил собою и покорил себе. И когда Господь исполнил смиренную молитву подвижника и показал ему, насколько отравлена и изуродована грехом наша природа, то подвижник в ужасе почувствовал, что он может потерять рассудок, и стал молиться, чтобы Господь поскорее закрыл от него это страшное видение. Вот как отравлен грехом человек.

И чем больше человек в себя погружается, чем больше привыкает он разбираться в своем внутреннем мире, тем яснее и больнее он чувствует свое внутреннее повреждение от греха.

Не даром же Василий Великий, Иоанн Златоуст и им подобные святые в составленных ими молитвах перед Святым Причащением, именовали себя грешниками из грешников, недостойными воззреть на высоту небесную. Никакого «фразерства», никакого преувеличения тут не было. Они видели себя именно такими, как говорили.

Не даром великий праведник нашей русской земли преподобный Серафим, которого видели сияющим, как солнце, видели, как он в молитве своей поднимался над землею на воздух, любил себя называть «убогий Серафим». Ибо праведник воистину чувствует себя грешником.

Если в какой-нибудь комнате лежит запачканная тряпка, но света там нет, то эта грязь, которая на ней, не видна. А если проникнет в комнату свет, то она сразу становится заметной. И чем больше света, тем отчетливее видна эта грязь. И поэтому, чем больше святые приближаются к Богу, тем яснее они видят свою греховность. И вот, когда человек, действительно, приближается к Богу, то совесть его просветляется, проясняется и голос ее звучит, как колокол, и упрекает его за всякое отпадение от Бога, за всякую неверность Ему.

А что касается грешника, то не знает он ни себя, ни души своей, и даже когда идет на исповедь, то все ему кажется, что он не такой уж плохой. Когда он слышит о тяжких грешниках, то – как многие подобные ему – думает: «Ну, я все-таки не такой! Праведником я себя не считаю, я не святой, но все-таки не такой уж я плохой; есть, наверное, и похуже меня...» Но ни малейшего самооправдания не допускает в свою душу ни один истинно праведный человек, который помнит только свои грехи, а не чужие, всегда сокрушается о них и видит себя безответным пред Богом.

Мы вступили теперь в период покаянной думы и молитвы. Будем же молиться о том, чтобы Господь и нам, грешным, воистину даровал видеть свои прегрешения, а не чужие. Чужие грехи, недостатки и промахи всегда нам бросаются в глаза, а свои мы часто и не замечаем, а если и заметим, то за оправданием дело не станет – сразу найдем. Так будем же, повторяю, искренно молиться о том, чтобы Господь даровал нам зрети наши прегрешения, ибо без этого – истинного покаяния быть не может... Аминь.

«Душа моя, восстани, что спиши».

Святая Церковь указывает нам на то, что в Великом покаянном каноне, центральным его местом является кондак, который начинается словами: «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши? Конец приближается и имаши смутитися...» Кто это говорит? Говорит автор канона, обращаясь к себе. А был это великий иерарх, один из величайших угодников Божиих, святой архиепископ Андрей Критский, известный своею мудростью и благочестивой подвижническою жизнью. Он один из тех, кого Церковь называет «земной ангел и небесный человек». Он так себе говорил: «Душе моя, душе моя, возстани, что спиши?»

Действительно, спит душа наша... А теперь, в наше время, в особенности, когда мир потрясается от всякого рода скорбей, тяжких кошмарных переживаний, в духовном отношении, спит человечество! Разговоров, конечно, много о всех этих переживаниях, перетурбациях военных, бунтарских и о всяких других. Господь Иисус Христос, об этом предупреждая, говорил: «Услышите о бранях, услышите о войнах и о военных слухах. Cмотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но не тогда еще самый конец" (Мф. 24:6)!

Когда вы слышите слова этого покаянного канона преподобного Андрея, прежде всего, нужно спросить себя: а нам что нужно делать? Если бы человек как должно исполнял Божий закон, его жизнь была бы заполнена совсем другим содержанием. Вот для того Церковь и предлагает нам эти глубокие, проникновенные великопостные моления, чтобы мы заглянули поглубже в свою душу и посмотрели бы, что там. А душа-то – спит... В этом и горе наше и беда наша! Помните, как в замечательной молитве преп. Ефрема Сирина мы говорим: «Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения!» – Я их не вижу, душа моя заснула, задремала и я этих грехов, как должно, даже и не вижу. Как же я буду каяться в них! И вот потому, повторяю, нужно нам в эти дни побольше сосредотачиваться в себе, оценивая свою жизнь и ее содержание строгой евангельской мерой, а никакой другой. Если христианин так будет подходить к своему подвигу и труду покаяния и молитвы, то тогда, с Божией помощью, он сможет совершить какой-то посев духовный для своего сердца и души и тогда покаянное время не пройдет у него бесполезно и впустую, а действительно принесет плод, которого ждет от него Господь и к которому Церковь его призывает. Аминь.

Покаяние

Начался Великий пост. В особенности первая его неделя вся посвящена покаянию. И этот Великий канон и почти все молитвословия этой недели – все призывает человеческую душу совершить покаянный подвиг, покаяться Богу Всеведущему и всегда готовому принять кающегося грешника.

Покаяние бывает двоякое. Одно покаяние это то, которым покаяться должен человек, предавшийся греху и до этого живший совершенно не по христиански: вдалеке от Бога, без Божия закона, далеко от Церкви, был рабом своих страстей. Но вот опомнился он, совесть его заговорила. Книга ли добрая какая привела его к сознанию – так или иначе, он хочет покаяться. В таком случае покаяние есть не просто признание во грехах, с просьбой, чтобы Господь их простил, а покаяние, как значит самое слово греческое «метания», которое переведено, как «покаяние», означает «обращение», т.е. поворот, решительный поворот в другую сторону. Иначе говоря, перемена всей жизни на другую. Для такого покаяния, как говорил великий Оптинский старец Амвросий, не годы нужны, ни месяцы, а мгновение.

Припомните Марию Египетскую: вся она погрузилась в бездну греховную, «в бездне греховной» буквально валяясь. Она однако же, повинуясь какому-то внутреннему чувству, идет в Святую Землю, и там хочет приложиться к величайшей Святыне Животворящего Древа, видит, как вокруг ее люди подходят, а ее явно, какая-то сила просто не допускает. Это и был момент, когда благодать Божия коснулась ее души, и она вдруг и сразу поняла все безобразие жизни своей, весь ужас того, что она натворила. Один только момент, и все решено. Обращается она к Царице Небесной, чтобы Она Сама была Сподручницей ее покаяния. И тогда, после этого благого решения, тут же идет и беспрепятственно прикладывается к этой Великой Святыне и, окрыленная милостью Божией, уходит в пустыню на те свои чрезвычайные труды и подвиги, которые ее из человека превратили в ангела. Ибо знаем мы, что сам великий подвижник Зосима преподобный, когда увидел ее там, то «ужасом исполнялся», как говорится в этом каноне. Ужасом исполнялся, потому что думал, что он видит не человека, а ангела во плоти: он видел, как она переходила Иордан, как по сухому, он видел, как она поднималась на воздух, на молитве. Настолько уже было всецело ее покаяние, настолько уже пламенел ее дух, в стремлении к Богу, что то самое тело, которое так грешило когда-то, было настолько одухотворено и преображено, что вслед за душой поднималось и оно в устремлении к Богу. Вот, что такое покаяние для человека, который видит, что он жил неправильно. Дальше пошли ее покаянные труды, ибо они и сделали ее земным ангелом и небесным человеком. Но момент покаяния – решение было сразу принято, а дальше исполнено.

Церковь для всех положила молитву: «Прочее время живота нашего в мире и в покаянии скончати». Этой молитвой молились и великие угодники Божии, когда бывали в храме. Это значит то, что покаяние, как раскаянье и борьба с грехом, должно быть неотлучно от жизни каждого человека. Святитель Феофан Затворник, великий наставник духовной жизни, говорил, что у христианина каждый вздох, который вырывается из его груди, пока он живет, должен быть не простым выдыханьем воздуха из легких, а должен быть покаянным вздохом. Все время человек ощущает себя пленником греха и призывает милость Божию в покаянной молитве. Вот такое покаяние должно быть постоянным спутником человека. О нем мы и молимся, чтобы все время остающейся нам жизни, все время «прочее время живота нашего», в мире и покаянии скончать, чтоб покаяние было бы неотлучно от нас. Когда человек так приносит покаяние, то он все больше и больше сознает и величие милости Божией и свою собственную греховность.

Умирает один из величайших подвижников преп. Сысой Великий, человек, который молитвою своею мертвых воскрешал. Собрались иноки к его гробу, к его смертному одру и оказывается, не только они пришли. Просветилось лицо святого старца, и он говорит: «Вот пришли, пришли». Другие не видят, а его очам уже открывается небесный мир, и он видит, как пришли его приветствовать, его великого праведника, другие великие праведники. «Вот пришли пророки, вот пришли преподобные, вот пришли апостолы» – говорит он. Еще больше просветился лик старца, и он тихо стал с кем-то говорить. Спрашивают его собравшиеся: «Авва, с кем ты говоришь?» Он говорит: «Ангелы пришли уже взять меня, а я прошу, чтобы они оставили мне время на покаяние». Все знали, что он совершен, и удивленно говорят: «Авва, ты не имеешь нужды в покаянии». Смиренный старец отвечает: «Поистине я не знаю, начинал ли я его еще». Но после этих смиренных слов, в которых так просияла глубина его смирения, лицо его засияло, как солнце, и он говорит: «Вот Господь идет и говорит: «Принесите Мне сосуд, избранный из пустыни"". С этими словами душа его оставила тело, как молния сверкнула и все, в трепете, быстро разошлись. Вот, как смиренный подвижник смотрел на необходимость покаяния.

Пусть же и у нас всегда будет, возлюбленные, искренна эта молитва к Богу, чтобы Господь помог нам «прочее время живота нашего» – большое или малое, сколько Его промысл еще нам оставил жить, чтобы эта жизнь была «в мире и покаянии». Аминь.

Призыв к пробуждению от духовного сна

Вероятно, если не все, то большинство из нас знают притчу Спасителя «О десяти девах». Там сказано: «коснясшеся же жениху, – т.е. когда жених замедлил, – воздремашеся вся и спаху» (Мф. 25:5). Жених задерживается, все задремали и уснули. Не только девы юродивые, но и мудрые девы – все заснули. Но когда жених пришел, то мудрые оказались готовы, а юродивые не готовы.

И вот теперь, мне кажется, если посмотреть на то, в каком состоянии находится мир, это как раз подходит: «воздремашеся вся и спяху» . В духовном отношении тяжкий и мрачный сон напал на человечество и только немного людей, которые думают о каких-то духовных началах, к чему-то стремятся. А подавляющее большинство человечества обезумело от этого тяжкого и мрачного сна. Но вот, святой Андрей Критский, автор покаянного канона, обращаясь к себе самому, причисляя и себя к таким спящим, говорит: «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши? Конец приближается и имаши смутитися».

Да скажет же это каждая христианская душа о себе! Все мы подвержены духовной спячке и поэтому этот призыв, который великий праведник обратил к себе самому, тем более к нам с вами относится. И нужно нам молить Господа, чтобы Господь открыл наши духовные очи и возбудил нас от этой духовной спячки во грехах. Аминь.

Призыв к покаянию

Вот и окончился Великий канон. Еще раз он будет прочитан, Бог даст, уже на пятой неделе, весь в один прием, как это положено тогда церковным уставом. Слышали мы с вами эти воздыхания кающейся души, когда великий праведник каялся перед Богом, как великий грешник. И вспоминается опять и опять, как год тому назад, слышали мы этот покаянный канон, а многие из тех, кто тогда его слушали, уже вышли из среды живущих на земле, и теперь предстоят уже пред нелицемерным судилищем Бога Живаго.

Будем это помнить, возлюбленные. Мы не знаем, кто из нас последний раз слышит этот канон. Но ведь он так составлен, что может смягчить и умилить самую ожесточенную, самую очерствевшую душу, если только человек избегает своего самооправдания, а действительно видит себя грешником, как видел себя великий праведник святой Андрей, архиепископ Критский.

Уже говорили мы здесь о том, что Церковь предлагает нам пост, как поприще спасительное, как подвиг и время думы и молитвы. Теперь первая неделя покаянная кончается, многие говеют на ней, готовятся причащаться Святых Тайн. Они, да и все конечно, должны помнить, что если не используем с вами это время, как должно христианину его использовать, и не сумеем как-то душу заполучить семенами добродетелей, то может быть мы больше этого канона и не услышим. Поэтому дорожи тем, благодари Бога, душа христианская, и стремись к тому, чтобы действительно к таинству покаянной исповеди приступить от всей души искренно, так, как это и ждет всегда Господь, Который принимает всякого грешника, лишь бы он искренно покаялся. Аминь.

Канон св. Андрея Критского

Теперь, когда уже начался Великий пост, началось время покаянных трудов поста и молитвы, какие разнообразные примеры покаяния Церковь ставит пред нами! И многие из них, как раз и святой Андрей Критский – автор этого покаянного канона, предлагает нам в своем каноне. Говорит он о том, как покаялся царь и пророк Давид. Покаяние этого великого предка Спасителя по плоти, в особенности, назидательно для нас, ибо открывается нам в нем, как милостив Господь и как готов Он принять человека милостью Своею, как только человек сознает свою греховность и будет просить прощенье, именно твердо решивши не возвращаться к своим грехам, а начать борьбу с ними с помощью Божией.

Тяжко пал царь и пророк Давид. Когда-то, увидевши из своего царского дворца, купающуюся на кровле обнаженную красавицу Вирсавию, прельстился ее красотою и впал с ней в грех. Но этого мало; у нее был законный муж, верный преданный победоносный, храбрый военачальник, всецело своему государю преданный. И вот государь такое дело совершив, мало того, что впал в грех с его женою, его самого отправил на войну и приказал, окружавшим его солдатам, в момент самой острой схватки военной, оставить его, отойти от него, чтобы он оказался одинок, окруженный врагами. Так это и было: храбрый воин смертью храброго упал на поле брани и об этом доносят царю. Царь берет его жену уже к себе, как законную жену и как будто бы все скрыто, все благополучно.

Приходит к царю после того, как прошло некоторое время, его частный друг и собеседник святой пророк Нафан, приводит его к сознанию греха. Сказал ему притчу о том, как один богатый человек обидел бедного, вопиюще обидел. Справедливый и добрый государь сразу воспламенился и говорит, что такой человек достоин смерти и вдруг слышит от Нафана: «Человек этот – ты! Ты убил, как будто бы своей рукой убил, потому что по твоей воле и приказу он расстался с жизнью. Мало того, ты отнял у него жену». И вот когда пророк Нафан ему так сказал, то царь и пророк Давид тут только понял, что он натворил! И сказал он короткую фразу: «Согрешил я пред Господом!» И пророк Нафан радостно объявляет ему милость от Лица Господа, говоря: «И Господь отъял согрешения твоя!» Как недавно мы говорили в этом святом храме – это пример исполнения того, о чем говорил когда-то Великий старец Амвросий Оптинский, когда одному человеку сказал, что для истинного покаяния не нужны месяцы и годы, а нужно мгновенье! И вот в это мгновенье и принес Богу свое покаяние царь и пророк Давид, ибо понял глубину падения своего. Он с таким ужасом и отвращением отшатнулся от него в сторону, что Господь сразу увидал, что он порвал навсегда с этим грехом, и сразу через Своего служителя изрекает ему милость прощения.

И вот, в результате этого тяжкого двойного падения, но и восстания через покаяние, пророк Давид и написал тот псалом 50, о котором когда-то сказал великий проповедник Русской Православной Церкви святитель Иннокентий Херсонский, который, объясняя этот псалом, говорил: «Я думаю, что сатана и сейчас содрогается от ужаса, когда слышит этот покаянный псалом». В этом псалме целая школа покаяния: и сокрушенное признание своей вины, безответной вины и, вместе с тем, какой громадный духовный опыт чувствуется у царя Давида, видимо, богата была его духовная жизнь.

Бывали, вероятно, такие тяжкие падения в грех и восстания. Наученный духовным опытом, он и здесь, так тяжко павший, не отчаялся, а только что согрешивший так тяжело, однако же дерзновенно молится не только о прощении, а молится, чтобы Господь не отвергнул его «от Лица Твоего, и Духа Твоего Святаго» (Пс. 50:13) не отнял от него. И Церковь часто, часто повторяет эти слова, ободряя всякую кающуюся душу.

И вот, когда мы проходим это время покаяния, подвиг покаяния, каждый человек должен постараться заглянуть в свою душу, как можно поглубже, в самую ее глубину. Где мы живем, где мы переживаем, где мы радуемся, где мы скорбим, где мы печалимся, где мы гневаемся, где мы раздражаемся – в самой глубине нашей души, в самом сердце нашем, потому что именно туда смотрит Всевидящий и Всеведущий Бог. Сумей же усмотреть свои грехи, душа человеческая, проходящая подвиг покаяния! Конечно, нам самим это тяжело, да и непосильно, но вот и Церковь идет нам навстречу, на помощь и учит нас молиться Господу Богу о помощи, чтобы Он Сам даровал нам «зрети наши прегрешения» и о них заботиться, о них печалиться и помнить свои грехи, никогда не осуждать брата своего. Аминь.

Канон св. Андрея Критского

За три недели до Великого поста, Церковь от лица каждого из нас начала возносить молитвы Своему Господу, словами: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». И вот пост наступил, наступило время покаянных молений, покаянных трудов молитвы и поста. В эти дни, когда Церковь самым строем своих богослужений: продолжительных, строгих, с глубоко покаянным их содержанием, призывает нас к тому, чтобы мы остановились среди того круговорота, в котором постоянно находимся, оглянулись на себя и на свою жизнь.

В эти дни полезно нам вспомнить и о том, для чего, вообще, сошел на землю Сын Божий, Господь Иисус Христос. Святое Писание нам говорит неоднократно о том, что Сын Божий пришел, «чтобы разрушить дела диавола» (1Ин. 3:8), а в другом месте говорится, что Сын Человеческий пришел «взыскать и спасти погибшего» (Лк. 19:10).

И когда мы с вами перелистываем страницы Евангелия, то видим, как, действительно, на всех почти страницах евангельских мы находим трогательные повествования о том, как Сын Человеческий умел находить и взыскать погибшего человека. Как много этих примеров в Евангелии! Некоторые из них упоминались и сейчас в чтении покаянного канона. Вспомните, как Спаситель идет к Иерихону, там, где мытарь Закхей, начальник мытарей. Услышал он, что Чудотворец Божественный приближается, загорелось у него одно желание: посмотреть на Того, о Котором он так много слыхал. Забрался на смоковницу, вероятно, под насмешки окружающих, но, не обращая на них внимания, забрался для того, чтобы исполнить свое желание. Но оказалось, что Господь наш любит давать больше, чем мы у Него просим, чем человек даже может пожелать: Закхей только хотел посмотреть на Него, как вдруг слышит слова: «Закхей! слезь поскорее – Мне ныне нужно быть у тебя в доме» (Лк. 23:43). Повторяю, Господь наш любить давать больше, чем мы у Него просим и ожидаем.

Сколько и других примеров того, как Сын Человеческий находил и спасал погибшего, спасал тех, которые казалось бы были обречены на погибель. Вспомните, как к Нему, озлобленные Его враги торжествующе приволокли женщину, которая была схвачена в тяжком грехе прелюбодеяния. Что она, несчастная, пережила в то время, когда ее тащили, потому что ей, вероятно, в уши кричали, что таких Моисей заповедал камнями побить, смертной казни предать. Переживая весь этот ужас, она знала, к Кому ее привели. Конечно, к ужасу нависшей гибели еще присоединяется мучительный стыд и позор, ибо знала она, конечно, как высок, чист и свят Тот, перед Кем она сейчас предстанет. Но знаем мы, чем все это кончилось. Не на сторону ее врагов, а на ее сторону встал Господь Иисус Христос. Мудрым и властным словом заставил ее врагов с позором удалиться, когда сказал: «кто из вас без греха, первый брось в нее камень» (Ин. 8:7)! Ни у кого рука не поднялась: всех совесть остановила, и они с позором и срамом ушли. Могла бы и она уйти – ее никто не держит, но она не уходит. Во-первых, потому, конечно, что после всего пережитого ужаса, она чувствует как хорошо около Него, как мирно и спокойно! А во-вторых, – она уже потянулась к Нему всей душой и надеется на милостивый Его суд. И не ошиблась в уповании своем. Снова обращается Господь – уже никого нет, только женщина стоит. С какой любовью, вероятно, смотрел Он на нее, видя эту заблудшую овцу, которая к своему Пастырю потянулась, и ободряюще спрашивает: «женщина! где твои обвинители? Никто тебя не осудил?.. никто, Господи... и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ин. 8:10, 11)! Вспомним снова из Евангелия: «другая женщина пришла к Спасителю, когда Он был на вечери у Симона Прокаженного, облила слезами Его Ноги, мазала их миром, власами главы отерла и услышала: Отпускаются тебе грехи твои» (Лк. 7:38, 48).

Но один потрясающий пример, это пример разбойника благоразумного. Прав был Великий Златоуст, когда говорил, что примера такой веры и в Евангелии больше нигде не найдешь! Мы знаем примеры, когда в Господа уверовали один, другой, третий, – много людей, но они видели или Его чудеса или слышали Его Божественное учение. А какой же могучий порыв веры должен быть, чтоб в висящем рядом на таком же кресте, измученном, окровавленном, оплеванном распятом человеке увидеть Господа и Владыку... Воистину, пламя веры так запылало вдруг в душе человека, который был предан до этого только злодейству. Какое пламя веры загорелось, что в этом пламени сгорели все его злодеяния и слышна только смиренная просьба: «помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем!" (Лк. 23:42). Т.е. когда придешь Ты во всей Славе царственного величия Твоего, не забудь обо мне, вспомни меня... И непостижимый Душелюбец, Господь, дает больше гораздо, чем тот смиренно попросил, ибо слышны слова Божественного величия и царственной милости: «аминь глаголю тебе, днесь со Мною будешь в раю» (Лк. 23:43). – Вот, что Он дал ему, в ответ на смиренную малую просьбу того.

Как трогателен этот пример веры, и как умилителен этот подвиг любви Того, Кто пришел «взыскать и спасти погибшего» (Лк. 19:10)! Мы часто говорим, что когда человек что-либо тяжко переживает, страдает, то ему не до других, и это все считают уже законным. Когда сам человек поглощен своими тяжкими, скорбными переживаниями, так и говорят: «Ему не до других, он занят собою». Что может быть страшнее, ужаснее и многоскорбнее того, что переживал на Кресте Распятый Искупитель и Спаситель мира? Но Он и тут не забыл о Своем деле, невыносимо тяжко страдая. Он и тут нашел заблудившуюся овцу и сумел ее привлечь в Царство Небесное.

И вот эти-то трогательные примеры так могут облегчить человеку дело покаяния! Если мы заглянем в себя поглубже, как и следует в эти святые дни, то увидим мы внутри себя много непотребств и грязи. И если бы человек впервые так столкнулся с собственною испорченностью, то душа его могла бы прийти в отчаяние, но вот все эти примеры и указывают нам, что нет, в этом святом храме не было и не бывало и не будет того, чтобы Господь наш оттолкнул кающегося человека. Погибает только тот, кто не кается. Погибает только тот, кто поворачивается спиной к Нему, к Его благодати, а не тот, кто к Нему притекает, пусть он весь покрыт грехами с ног до головы. Мы слышали в первые дни этой недели, как Сам Господь говорит: «придите ко Мне и стягните», по-русски: «придите ко Мне и рассудим... и если будут грехи ваши как багряные, – как снег убелю; и если будут грехи ваши, яко червленые, как волну убелю» (Ис. 1:18)! Сам Он обещает! Ему можно поверить! Следственно, каковы ни были бы твои грехи, как бы они ни были многочисленны, как бы они ни были тяжелы и скверны, не падай духом, а иди к Нему с покаянием. Помни притчу о Блудном Сыне: отец, как встретил сына, пришедшего с покаянием? – Ни одного слова упрека, ни поношения, ни гнева, ни наказания – одна только прощающая и милующая любовь! И если ты вспомнишь про это, то дерзновенно придешь в объятия Отчие! Блаженный Августин, говорил: «Ты грешник, тебе грозит Божий гнев, хочешь избежать Божьего гнева – иди и бросайся в объятия Его Отеческой любви!» Аминь.

Канон св. Андрея Критского

Окончилось чтение Великого покаянного канона, который будет еще целиком читаться в один прием в среду на 5-ой седмице Великого поста. Жаль, конечно, братие, что православные русские люди мало знают Святую Библию. Кто хорошо знаком с ее содержанием, у того, когда слушает он этот Великий канон, то перед ним проходит в лицах и событиях вся ветхозаветная и новозаветная история. Начиная с грехопадения наших праотцев, дальше переходя к фактам и событиям в жизни святых людей и грешных, словно на широкой, громадной картине яркими красками, яркими мазками пишет пред нами мудрый и святой автор канона эту историю человеческого рода, как праведников, так и грешников для того, чтобы извлечь назидание для всякой человеческой души.

После 6-ой песни канона находится кондак. Каждый праздник и каждое церковное событие или воспоминание имеет две основных песни, два молитвословия главных: тропарь и кондак. Тропарь, главным образом, прославительного характера песнопение. Кондак также прославительное, но прежде всего, описательное, где говорится о содержании праздника или о главной мысли его, также и о главной мысли того канона, в центре которого находится этот кондак. И вот, св. Андрей Критский, когда нужно ему было этот кондак составить, обратился к себе самому и написал кондак: «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши? Конец приближается и имаши смутитися». Это говорил, обращаясь к себе, великий светильник Церкви, тот, кому самому применимо было выражение, которое он употребил относительно преподобной Марии Египетской, действительно «ангел во плоти». И вот он так к себе обратился, упрекая себя за то, что душа его спит. Если он видел себя таким, то какими должны мы видеть себя? Погруженные уже не только в духовный сон беспробудный, но в какое-то омертвение...

В каноне только что говорилось: «Покаяния время. Прихожду к Тебе, Создателю моему». – Это может сказать всякий кающийся грешник, наипаче, в дни Великого Поста, приходящий с покаянием. И, действительно, что же мы можем сказать о себе, как не словами этого же канона: «Согрешихом, беззаконновахом, неправдоваху пред Тобою!» Но беда нашего покаяния в том, что оно сплошь и рядом, если и искренно бывает, бывает не глубоко, и во всяком случае бесплодно. Великий проповедник покаяния Христов Предтеча и Креститель Иоанн, когда к нему приходили, говорил: «сотворите... плоды, достойные покаяния» (Мф. 3:8). О таких плодах, когда-то говорил о. Амвросий Оптинский. Он говорил кому-то: «Какое настало время! Раньше, когда человек искренно исповедовался, искренно от души покаялся, то по дальнейшей его жизни сразу видно, что это было искренно и глубоко, его жизнь явно изменяется к лучшему. А теперь – придет и расскажет все, может, даже и поплачет о грехах, а потом за то же принимается». Конечно, Господь не требует от человека безгрешности, ибо только Он Сам Един есть безгрешный, и «несть человека, иже жив будет и не согрешит». Но когда человек приходит к покаянию, приходит к исповеди, он должен позаботиться о том, чтобы Тот, Кто видит и прозирает самую глубину его души, видел там не просто регистрацию его грехов: что вот то-то сделал, да то-то сделал, а видел покаянную скорбь и сокрушение и видел мольбу к Богу Всемогущему о том, чтобы Господь его, немощного, укрепил и помог ему принести плоды, достойные покаяния, а не отойти с тем, чтобы снова беззаботно браться за то же самое.

Грешен человек, конечно, грех его отравил, грех далеко проник, и сам по себе человек даже и увидеть не может своей греховности, как должно. Вот почему в Великом посту мы так настойчиво и молимся Богу: «Даруй ми зрети моя прегрешения». Но если бы человек, по крайней мере, хоть заботился бы о том, чтобы увидеть их и просил Господа открыть ему очи, тогда он не стал бы другого осуждать. Помни, что в этом последнем прошении молитвы преподобного Ефрема Сирина, части первая и вторая слиты воедино: «Даруй ми зрети моя прегрешения», и не просто, как новая мысль, а как результат, истекающий из первой мысли: «Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего», потому что, когда я увижу свои согрешения, то мне будет уже не до чужих грехов. Аминь.

Канон св. Андрея Критского

Как вы сами видите и слышите, возлюбленные, этот Великий канон св. Андрея Критского исключительно исполнен духом глубокого покаяния и составивший его великий праведник Церкви Православной св. Андрей Критский, себя самого во всем осуждая, смиряется пред Богом, и как последний грешник просит у Него оставления грехов.

Бывает в жизни так, что у человека вдруг проснется, как говорят, совесть и громко заговорит. И в особенности, это остро бывает тогда, когда человек до этого жил развеянной жизнью, ни о Боге не думал, ни о своей душе, ни о вечности – ни о чем! А потом засиял вдруг Свет истинный в его душе и видит он, во свете этой истины, все окаянство свое. Тут Церковь идет навстречу грешнику, сознающему свою крайнюю безответственность и вину, с примерами тех, кто принес покаяние и этим покаянием сумел от бездны греховной прямо к небу вознестись. Поэтому никогда не следует кающемуся человеку впадать в отчаянье. Смирить нужно себя, когда грехи язвят совесть, когда душа от них болит, смиряться перед Богом нужно, признавать себя во всем непотребным, никуда не годным, но никак не отчаиваться.

Мы с вами слышим в этом каноне о преподобной Марии Египетской. Трудно было, кажется, ниже упасть, чем упала она, до полного поругания женской чести и достоинства, а покаяние сделало из нее невесту Христову, как говорит Церковь. Преподобный Зосима, сам великий праведник, видел, как она Иордан переходила как по сухому и на молитве поднималась от земли на небо. Вот, что делает покаяние всем, кто искренно кается.

Один проповедник говорил, указывая на другой пример. У преп. Марии покаяние было длительное: как долго она грешила, так еще дольше приносила покаяние, пока действительно не стала «земным ангелом и небесным человеком». Но проповедник указывает на другой пример, на пример разбойника благоразумного, который не принес такого покаяния, как преп. Мария, а который опомнился только на кресте в лютых страданиях, за несколько часов до кончины и, однако же, что он слышит? Просит только о том, чтобы Господь его помянул, не забыл о нем, когда придет во Царствие Свое. А так как (мы не раз говорили) Господь наш любит давать больше, чем у Него просят, поэтому услышал ответ: «днесь», – не тогда, когда Я приду, а «днесь», сегодня – «со Мной будешь в раю» (Лк. 23:43). Указывая на этот пример, как был принят этот человек, всю жизнь грешивший, а только опомнившийся уже на ее самом конце, проповедник говорил, что православный человек не имеет права отчаиваться, не имеет права опасаться в том, что покаяние его не будет принято, когда было принято покаяние разбойника.

Также мы здесь приводили слова Златоуста, которого Церковь по преимуществу именует «проповедником покаяния», т.к. Златоуст любил подчеркивать, что там, где покаяние есть, там не может не быть милости Божией. Господь Свою милость как бы спаял, сочетал с покаянием человека. Недаром, еще в Ветхом Завете, Он говорил, что если к Нему придут с искренним покаянием, то, как говорил Господь: «Если будут ваши грехи... багряны, яко снег убелю... и будут, яко червлены (т.е. темнокрасные), яко волну драгоценную убелю" (Ис. 1:18). Поэтому, сознавая свою греховность, в то же самое время помните, что настоящее покаяние есть чувство не просто скорбное, не унылое, а искреннее со знание своей греховности и непотребства, но вместе с тем есть и радость, потому что мы знаем, что если мы искренно каемся, то Господь не отвергнет нас и примет нас, как Он принял блудного сына. Аминь.

«Да исправится молитва моя...»

Вот и окончено, возлюбленные братие, чтение покаянного канона на этой седмице. Завтра уже пятница; первая седмица Великого поста приближается к концу.

Вчера мы беседовали о той молитве, которая так часто повторяется в церкви в великопостные дни, – о молитве преподобного Ефрема Сирина: «Господи, и Владыко живота моего...» Но, вот, есть еще одна молитва, которая в эти великопостные дни поется так, как не поется в другое время года. Обычным порядком она поется на каждой вечерне как на будничной, так и на праздничной, в течение всего года; эта молитва нам знакома с детства и начинается она словами: «Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою...»

За литургией Преждеосвященных Даров эта молитва, после того, как она пропета обычным порядком, несколько позднее снова, многократно, поется перемежаясь с пением стихов, взятых также из псалтири. «Да исправится молитва моя яко кадило пред Тобою...» (Пс.140:2). Слова «да исправится» здесь не значит пусть будет исправлена, поправлена – нет. Они употребляются в том смысле, как, например, говорится про человека, что «он исправляет свои обязанности, свою должность»; это не значит, что он что-то поправляет, а говорится в том значении, что он выполняет свои обязанности исправно – регулярно, твердо, обычным заведенным порядком.

Так и тут. Мы молимся «да исправится молитва моя, яко кадило пред тобою» – т.е. пусть выполняется, пусть совершается молитва моя, яко кадило пред Тобою. Какое понятное и красивое сравнение: всякий знает, как поднимается из кадила кверху благоухающий ароматом кадильный дым. Вот так должна возноситься молитва христианина: «горе», к Престолу Божию. Но, к сожалению, молитвы наши часто не возносятся «горе» к Богу, – а стелятся по земле, в нашем равнодушии, нашей холодности. А потому и молимся мы о том, чтобы молитва наша возносилась к Богу как благоуханный дым из кадила.

«Яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею...» В древности часто молились, воздевая – поднимая руки кверху, указывая на стремление души человеческой «горе», к Престолу Всемогущего Господа; так и теперь в некоторые моменты во время молитв, как вы знаете, священнослужители молятся, воздевая руки вверх. Слова «жертва вечерняя» – указывают на то, что молитва поется за вечерним богослужением.

Дальше поются слова, которые понятны. «Господи, воззвах к Тебе, услыши мя: вонми (т.е. внимай) гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе – внимай, когда я буду взывать к Тебе, услыши мя, – услыши мя, Господи».

И затем идут слова из псалмов, которые поются на литургии Преждеосвященных Даров: «Положи, Господи, хранение устам моим и дверь ограждения о устнах моих». О чем мы тут молимся? Помните, как вчера мы с вами говорили о том, как преп. Ефрем Сирин молился, чтобы Господь устранил от него духа празднословия, чтобы были связаны грехи языка, и вот опять, напоминая нам об этом, Церковь молится за каждого из нас, чтобы Господь Сам положил хранение устам нашим и дверь ограждения о устнах наших – ибо так важно беречься от грехов языка. И отсюда мы одновременно видим, что только Господь может положить это «хранение» на наши уста.

Как нелегко человеку воздержаться от грехов языка, как трудно бороться ему с этим грехом без помощи Божией, – нам разъясняют св. отцы Церкви. Пока человек не начал борьбы с каким-либо грехом, он не понимает насколько крепко этот грех держит его в своих когтях, а как только начнет борьбу с этим грехом – так сейчас же чувствует, что он – во власти этого греха, и что без помощи Божией ему нечего и думать о том, чтобы этот грех победить.

Вот что говорят о грехах языка святые Божии угодники – люди, отдавшие всю свою жизнь подвигу, постоянно себя строго контролирующие, постоянно себя очищавшие. Великий подвижник, наставник монахов, известный в древности своею мудростью – преп. Пимен Великий, беседуя однажды со своими учениками, и читая Евангелие, прочитал им слова Спасителя: «Глаголю... вам, что за всякое слово праздное, какое скажут люди, они дадут ответ в день судный . Потому что, – пояснил Господь, – от слов своих оправдаешься, и от слов своих осужден будешь» (Мф.12:36). Прочитав эти слова, Авва Пимен сказал ученикам: «Чада мои, где уж нам оправдаться от наших слов; чтобы не быть осужденными, – будем лучше молчать».

А другой подвижник – Агафон Великий, 3 года носил во рту камень, чтобы приучить себя молчать: когда язык хотел что-нибудь сказать, – камень напоминал, что, быть может, лучше помолчать или, во всяком случае, сначала, как следует, подумать.

Авва Арсений Великий перед смертью так говорил своему ученику: «Сын мой, скажу тебе, – сколько раз я каялся в том, что говорил, и ни разу не раскаялся в том, что промолчал».

И преп. Сисой Великий – подвижник, который силой своей молитвы воскрешал мертвых, так говорит своему ученику: «Сын мой, вот уже 20 лет, как я ежедневно утром и вечером молюсь: «Господи Иисусе, защити меня от языка моего, я ничего с ним сделать не могу!»

Вот как держится этот грех за сердце человека. Вот потому и молится церковь: «Положи, Господи, хранение устам моим и дверь ограждения о устнах моих», чтобы не вылетала из них празднословная, лишняя, грешно осуждающая речь. И дальше к этим словам добавляются слова, которые далеко не все понимают: «Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех».

Имейте ввиду – прежде всего, что слово «вина» по славянски имеет иное значение, нежели по-русски: по-славянски оно означает извинение, оправдание; «непщевать» значит: придумывать, изобретать. Поэтому, слова «не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех» – означают: не уклони меня в такое лукавство (когда я буду каяться), – не допусти, чтобы я стал придумывать, изобретать оправдания своим грехам...

А как часто бывает, что человек говеющий и пришедший уже на исповедь пред Крестом и Евангелием, себя духовно обкрадывает, лишая себя истинного покаяния. Вместо того, чтобы истинным, искренним покаянием заслужить у Господа бесконечную милость, – он сам себя начинает оправдывать. Говоря о каком-либо грехе, он непременно придумывает смягчающие мотивы, стараясь как бы оправдать себя. И это, к сожалению, бывает очень часто. А святые угодники учили: не оправдывай себя сам, а то от Господа оправдания не получишь.

Так, вот, нужно бояться того, чтобы не придумывать оправдания своим грехам. А то бывает такое впечатление, что человек на исповедь пришел, но боится, чтобы батюшка не счел его уж очень большим грешником, и поэтому исповедуется с опаской, как бы о себе слишком много не наговорить, не сознавая того, что этим он отнимает всякую цену у своей исповеди и у своего покаяния. Мало этого. Бывает, к сожалению и так, что человек на исповеди сознательно утаивает грехи.

Такой человек лучше бы на исповедь не ходил; пусть он запомнит, что, в случае, если человек идет на исповедь с намерением хоть один грех на исповеди скрыть, утаить, – то он ни в одном грехе прощения не получит, и прибавит ко всему этому еще один, но более худший грех. Великий знаток жизни и человеческого сердца блаженный митрополит Антоний грозно предупреждал: «Лгущие на исповеди обыкновенно кончают свою жизнь самоубийством».

Поэтому берегитесь утаивать грехи, ибо, по указанию Владыки Антония, многие и многие случаи из так называемых «неразгаданных» самоубийств тем духовно и объясняются, что человек солгал на исповеди, надругался над благодатью Святаго Духа, Всеведущего Бога пытался обмануть, и этим самым вверг себя в бездну погибели и окончил жизнь самоубийством – страшным Иудиным грехом.

Будем помнить это, возлюбленные. Говение ваше подходит к концу, скоро уже придет тот час, когда придется вам стать на кроткое судилище Господне. Какова милость Господня! Как она велика! Как страшен будет тот суд, от которого никто из нас не уйдет, когда воссядет Царь Славы на престоле Своем! Он Сам говорил, когда пришел в мир первый раз, что Он пришел не судить мир, а пришел спасти его (Ин.12:47); но во второе Свое пришествие Он придет уже не спасать, а судить, и грозным и страшным будет Его суд для нераскаявшихся грешников. Но здесь, в этом милостивом судилище покаяния, Он с любовью ждет тебя, обремененного грехами, чтобы ты свое бремя тяжкое, греховное сложил у Его ног: здесь Он не осуждает, а прощает. Только нераскаявшийся, лгущий на исповеди уйдет отсюда осужденным, не получившим милости. Подумай же о том, – чтобы тебе придя во Врачебницу, не уйти отсюда неисцеленным! Аминь.

Исповедь

Вот уже и оканчивается, возлюбленные, первая седмица. Оканчивается и говение тех, кто готовится причащаться Святых Христовых Тайн за Божественной литургией – или завтра, или послезавтра – в воскресный день. А сейчас те, кто оканчивает говение, должны исповедовать грехи свои, чтобы совершилось над ними святое таинство покаяния, которое обычно предшествует у нас таинству Святого Причащения. Должно заметить, что в доброе старое время у нас – на Руси-матушке, не так говели, как говеют теперь. Во-первых, нормальным, обычным порядком считалось совсем не то, чтобы человек говел один раз в году, как делают это в наши дни. Считалось обычном порядком то, чтобы говеть в каждом посту: в Великом посту, Петровом, Успенском и Рождественском, причем в длинные посты многие говели дважды, а то и больше; многие, усердствующие, говели еще, помимо постов, в двунадесятые праздники, в престольные праздники своего храма, своего прихода, в свой день Ангела, в день рождения и т.д. А причащаться один раз в году разрешалось (в виде исключения) только тем, кто по условиям своей жизни, или по каким-нибудь особо уважительным причинам не мог делать этого чаще, нежели один раз в году. Но так было раньше, в нашей русской древности. Уже в последние десятилетия, к сожалению, этот благочестивый порядок начал изменяться: то, что было исключением, стало почти какой-то нормой – большинство считало вполне достаточным для себя говеть один раз в году, во время Великого поста.

Конечно, в нынешних уродливых условиях жизни, в каком-то смысле, и это хорошо, т.к. многие не говеют сейчас по несколько лет, приводя в свое оправдание разные отговорки: то некогда, то какие-то особые причины мешают, то какие-то обстоятельства жизни не позволяют... Против всех этих отговорок св. Феофан Затворник в свое время сказал: «захотел бы как следует, – и все твои помехи отошли бы в сторону», или как он говорил – «топнул бы ногой и сказал «быть по сему», и все искушения, все мешающие обстоятельства убрались бы с дороги твоей». Но, вот человек отговел, готовится приступить к исповеди, готовится предстать пред Крестом и Евангелием. Не напрасно исповедующийся имеет пред собой на аналое Животворящий Крест и Святое Евангелие. Евангелие – книга закона Божия, закона Господня. Она кающемуся грешнику напоминает о том, что он постоянно нарушает этот Закон, и что для того он и пришел на исповедь, чтобы покаяться в нарушении этого Божьего закона, все преступления против которого ярко и определенно указываются в этой же книге. А Животворящий Крест напоминает о той кровавой цене, которой Господь спас наше человечество. Не будь Крестной Жертвы Христовой, никакое наше покаяние не сняло бы с нас вины за грех: виноват – отвечай; грешил – неси возмездие за грех. Но Господь по милосердию Своему возлюбил нас грешных так, что Сам себя принес в жертву за наши грехи. Он взял на Себя грехи человеческие, пригвоздил их ко Кресту, как говорится в молитвах церковных, и этой жертвой соделал спасению всему человечеству. И не ради наших молитв покаянных, а ради Крестного подвига Сына Своего Единородного, Бог Отец приемлет наше покаяние, и мы очищаемся от грехов наших, – после чего уже приготовляемся принять Святые Дары. На исповеди прежде всего, как огня берегись что-либо скрыть. Лучше вовсе не ходить на исповедь, нежели что-нибудь утаить, т.к. не только ни в одном грехе прощения не получишь, а, наоборот прибавишь еще один самый тяжелый и самый страшный грех. Тот, кто скрывает грехи на исповеди, не только отца своего обманывает, но лжет Духу Святому, – предает поруганию благодать Господню, которую получает истинно исповедующийся. Страшна участь такого человека. Блаженнейший митрополит Антоний в своих творениях определенно указывал на то, что те, кто на исповеди умалчивают о своих грехах, свою жизнь обыкновенно оканчивают Иудиной смертью – самоубийством.

Если исповедующийся что нибудь скрывает или пытается на исповеди обмануть своего духовного отца, – то он не получит прощения грехов. Духовный отец твой, властью ему данной от Бога, дает прощение грехов. святитель Феофан Затворник говорит: «смиренный пастырь Церкви не своею властью дает тебе отпущение грехов, а делает это той же властью, которая в Самом Господе Иисусе Христе». Чьей властью действует пастырь Церкви, указывает и Сам Господь, давший ему эту власть. Господь сказал апостолам, а через них и пастырям Церкви: «что... свяжете на земле, то будет связано на небесах, и что разрешите на земле, то разрешено будет на небесах» (Мф. 18:18). Вот какую исключительную, страшную власть имеет и какую ответственность несет на себе смиренный пастырь Церкви; этой власти не имеет никакой земной правитель, никакой земной властелин. Это власть Самого нашего Спасителя и Начальника нашего спасения, которую имеют пастыри Церкви. Но в том случае, если ты вздумаешь солгать на исповеди или что то утаить, – тогда слова пастыря могут разойтись с определением Самого Спасителя, ибо пастырь не знает, что ты солгал и сказал тебе «прощаю и разрешаю», но Господь не простил и не разрешил тебя, ибо Ему ведомо, что ты солгал на исповеди!

Но если ты на исповеди ничего не скрыл и откровенно признался во всем, то помни, что не в этом только дело. Принес ли ты ко Кресту и Евангелию покаянное сокрушение во грехах своих? Этого то у нас как раз часто не хватает, а ведь это так необходимо! Мне, грешному служителю Церкви, не раз приходилось, принимая исповедь кающихся, видеть как они оплакивали свои грехи – пред аналоем пол буквально был залит их слезами. Вот, как умеют каяться люди! А ведь часто на исповедь приходит человек с дремлющей совестью, не разбудивший свою душу; скажет по привычке несколько слов и отойдет не уврачевавшись... Владыка Антоний по этому поводу говорил: «если человек приходит на исповедь с такой дремлющей душой, без покаянного чувства и скорби о своих грехах, то состояние его души может оказаться печальнее и опаснее, чем у самого великого грешника, который тяжко согрешил, но скорбит и сокрушается о своих грехах».

Приходи же на исповедь с сокрушением, с сознанием своей вины, с сокрушением о том, как много ты нагрешил; вспомни, как Господь тебя Своим промыслом, Своей благостью, Своей державной Десницей останавливал, отводил от греха, а ты его Десницу отстранял, не слушал Его закона, не внимал Его предостережениям, и упорно грешил и грешил...

А если нет у тебя такого покаянного сознания и скорби – то принеси Господу хотя бы печальное сознание этой своей непокаянности. В этом кайся Богу. Согрешить то ты со грешил, а каяться не умеешь – так хотя это сокрушенно исповедуй, Господь и этого смиренного покаяния не отвергнет и дарует тебе благодать Свою.

Святые отцы говорят нам, что истинно кающийся – принося покаяние, – исповедует все и при этом дает Господу обещание исправить свою жизнь. Вот мы грешники, грехов у нас несчетное количество, но для того и дается человеку время говения, для того Церковь призывает его к усиленной молитве и посту, чтобы он, сосредоточившись, разобрался в своей душе, и увидев, осознал главный свой грех, свою главную слабость – почти у каждого она есть.

За время говения необходимо отдать себе отчет в том, что больше всего обременяет и связывает твою душу, чтобы, если духовный отец тебя спросит – в чем ты больше всего грешен, ты сразу смог дать ответ.

При этом, никогда не следует сомневаться в том, что каковы бы ни были наши грехи, как бы тяжко мы не согрешили, но, если мы искренно и сокрушенно исповедуемся, – то Господь, Который сказал: «приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6:37), и нас не изгонит и дарует нам милость и прощение. Аминь.

Перед Причастием

В эти последние минуты каждый должен углубиться в самого себя, и проверить, с должным ли он благоговением подходит к этому Святейшему Таинству из Таинств. Не забывайте – недостойные причащаются только «в суд и во осуждение себе». А тот, кто подходит с верою и смирением, – тот получает в этой Святыне такое освящение и укрепление духовное, какого нигде и никогда в других условиях получить не может душа человеческая. Помните, – никто из причастников от Чаши не отходит таким, каким он к Ней подходил; внешне он, как будто, остается таким же, но в действительности – нет: тот, кто подходит без веры, без смирения и покаяния, – тот худшим, чем был до того отойдет, ибо Божия благодать попаляет недостойных; а тот, кто подходит с верою и смирением, тот сподобляется великой и неизреченной Милости Господа, сказавшего: «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Аз в нем» (Ин. 6:56). То есть, «Тот, кто вкушает Мое Тело и тот, кто пьет Мою Кровь, – тот во Мне пребывает, и Я в нем пребываю», говорит Сам Господь Иисус Христос.

Так помните же это и, повторяю, в эти последние минуты святые сосредоточьтесь в себе и молитесь к Господу Богу, чтобы Он удостоил вас причаститься Святых Христовых Тайн не в суд и осуждение, а в оставление грехов и в жизнь вечную.

Когда вы будете подходить к Святой Чаше, – подходите спокойно, не теснясь, не толкая друг друга, сложив руки крестообразно на груди; называйте отчетливо свое имя, и ни в коем случае у Самой Чаши не осеняйте себя крестным знамением, потому что были ужасные случаи, когда человек, желая перекреститься у Самой Чаши, задевал Чашу рукой, и Величайшая и Страшная Святыня проливалась на пол. Чтобы не случилось чего-либо подобного, у Самой Чаши не креститесь и не подходите к Чаше вплотную, а когда отойдете от Чаши на шаг, на два, – тогда благоговейно осеняйте себя крестным знамением и отходите запить Святое Причастие теплотой. Если среди готовящихся принять Святые Тайны находятся женщины с накрашенными губами, пусть они это уничтожат и приведут себя в должный вид, иначе они к Святым Тайнам допущены не будут и Святого Причастия не получат.

Господь да дарует всем нам Свои великие и богатые Милости! Аминь.

Принятие Святых Христовых Тайн

Не буду утомлять вас длинным словом, возлюбленные, а только скажу несколько слов: Поздравляю вас, всех причастников, с великой милостью Господней, с радостным днем принятия Святых Таин. В жизни каждого человека этот день является большим и великим праздником. Милость Божия – принятие Святых Тайн так велика, что, как говорил блаженнейший митрополит Антоний, человек, достойно причастившийся Святых Тайн, уже наполовину спасен, наполовину готов для вечности, для Царствия Божия, лишь бы он только постарался достойно сохранить полученный им Дар.

Гладя на причастников, среди которых крайне отрадно видеть детей, я хочу задать один вопрос: Сегодня мы видим в церкви много детей, которые являются причастниками Трапезы Христовой. И, вот, мне хочется задать вопрос старшему поколению: Где же эти дети в другие праздники? Почему их нет в храме под большие праздники и в самые дни больших праздников? Храм бывает полон, а детей мало. Где же дети? В других храмах то же самое!

Почему же получается так? Радостно видеть их здесь, сегодня в храме Божием. Но где же они в другие праздничные дни? Дети – это наша смена, это – будущая Россия! Почему мы их так мало видим в церкви? Над этим следует очень крепко призадуматься нам всем, – и родителям, и воспитателям. В этот праздничный радостный день я не хочу вас упрекать, а только прошу об этом подумать.

Еще раз от души поздравляю всех причастников, и взрослых, и учащихся, с принятием Святых Таин: и да даст Господь, чтобы это было действительно во здравие души и тела! Аминь!

Неделя 1-я Великого поста: Торжество Православия

Когда Господь наш Иисус Христос на Тайной Вечери беседовал со Своими учениками, то предупредивши их в конце этой беседы словами «в мире скорбны будете» , Он закончил эту беседу словами «но дерзайте, ибо Я победил мир» (Ин. 16:33). И как бы продолжая речь своего божественного Учителя, один из тех, кто слышали Его слова на Тайной вечери, апостол и евангелист Иоанн Богослов в своем послании написал «сия есть победа, победившая мир, вера наша» (1Ин. 5:4). И вот Церковь Православная, в первый воскресный день в Великом посту, празднует Торжество Православия, празднует свою победу, победу веры Православной над всеми заблуждениями, над всеми притеснениями и гонениями, которых так много испытывала она на своем светлом, но и скорбном пути.

С самого начала на молодую первохристианскую Церковь обрушились со своей враждой и злобой иудеи, и хотя они самостоятельной власти не имели, но принесли Церкви немало затруднений и скорбей. Вслед за ними обрушилась на Церковь со своими гонениями уже могучая римская власть, причем последние гонители напрягали все свои силы к тому, чтобы совсем уничтожить христианство, но потерпели полную неудачу, т. к. языческий мир, в конце концов, после этих гонений склонился к подножию христианского Креста.

Но еще сами апостолы, в особенности св. апостол Павел, предупреждали христиан, что в их среде появятся люди, неправо мыслящие и учащие, и это сбылось. Сразу же после апостолов, даже еще и при них, начали появляться первые еретики со своим неправо-мыслием и лжеучениями; в первое время, в первые века, ереси особенно не волновали Церковь, но когда кончилась эпоха гонений, началась эпоха ересей. Ереси были для Церкви опаснее гонений. Гонения – это притеснение совне, и верные не боятся гонений; Церковь в эпоху гонений мученическою кровию только украшается. А ереси разрушают Церковь изнутри.

Первая из больших и опасных ересей, ересь Ария, волновала Церковь более ста лет – волновала и тогда, когда сам ересеначальник Арий уже умер, уподобившись позорной смертью Иуде предателю. Были и другие ереси, из которых последней, долго волновавшей Церковь, была ересь иконоборцев. Она была в особенности тяжела для Церкви потому, что появлялись императоры-иконоборцы, которые восставали против почитания святых икон и жестоко преследовали защитников этого почитания.

Но все это миновало, и на последнем Вселенском Соборе, утвердившем истину почитания святых икон, было установлено Торжество Православия, торжество победы нашей веры над всеми ее врагами, над всеми заблуждениями, над всеми гонениями.

Нынешний день больше всякого другого напоминает нам о том, чтобы все мы проверили свою православность. Православен ли ты во всем? Если ты именуешь себя православным и убежден, что ты православный, то торжество православия и твое торжество. Однако же, позаботься о том, чтобы название «православный» применительно к тебе соответствовало действительности.

Основы нашей веры точно, кратко, сжато и исчерпывающе изложены в нашем Символе Веры, который завтра, во время чина Православия, будет торжественно возглашаться с этого святого места. В Символе Веры изложены все основные пункты нашего вероучения и человеку полезно не только теперь, но и вообще почаще проверять себя по этим пунктам и помнить, что если хоть какой-нибудь пункт в Символе Веры им не принимается с полной верой и благоговением, то его православность, как говорят, критики не выдерживает. А ведь есть в нашей вере много такого, в чем сомневаются люди, считающие себя православными.

Как-то раз уже здесь приводился пример, как богатый купец в Москве держал на свои средства прекрасную неугасимую лампаду у Иверской Иконы Божией Матери. Когда друзья хвалили его за то, что он такой благочестивый и так усердствует, то он говорил: «да, да, конечно, это может пригодиться; может быть там и в самом деле что-нибудь есть». Вот вам и православный! Он совсем не убежден, что там, за гробом, «что-то есть», есть какой-то иной, духовный мир, но «на всякий случай» держит эту лампаду.

Есть люди, которые сомневаются в других пунктах веры. Есть такие, например, которые не только нарушают посты (это может быть еще по немощи), но просто не считают, что они обязаны их соблюдать, а это – уже не православно. Преп. Серафим Саровский в свое время не остановился перед утверждением, что человек, не соблюдающий постов, вообще – не христианин. Так преподобный и сказал: «Каким бы православным себя такой человек ни считал, но если он постов не соблюдает, Церкви не повинуется, то он – не христианин». Ведь Сам Господь сказал, что человек, который Церкви не слушает и ей не повинуется – все равно, что язычник и мытарь (Мф. 18:17).

Так вот, и нужно нам проверять свою православность; а если, действительно, ты чувствуешь по совести, что все богатое и прекрасное содержание нашей веры тобою приемлется с благоговением, как святыня, как с неба принесенное учение об истине, то тогда ты, действительно, православен и тогда Торжество Православия будет и твоим праздником и торжеством. Аминь.

Неделя 1-я Великого поста: Торжество Православия

Вчера за всенощным бдением, братие, говорили мы о том, через какие трудности проходила Православная Церковь на своем пути в древние времена, когда была сначала эпоха гонений, а после нее – эпоха ересей. Но это было, и ушло; и от нас это уже далеко.

Осмотримся вокруг, в каких условиях сейчас находится Церковь и истинное Православие? Ереси в древности были, но не было того, чего так много теперь: духовных подделок, духовной фальши, соблазнов подменить истинную Церковь и истинное Православие лже-церковью или, во всяком случае, лже-православием (искаженным православием).

Сами вы знаете, как теперь разливается повсюду зараза так называемого экуменизма, на платформу которого охотно становятся все, у кого гибкая спина и гибкая совесть; удобна эта платформа! Говорят: «Мы всех хотим воедино соединить. Мы признаем, что каждая церковь, каждое исповедание имеет долю истины, и вот эти доли истины мы хотим соединить вместе, чтобы получилось одно целое – новая истинная церковь». Это значит, как я уже прежде говорил, что и наша Русская Православная Церковь должна согласиться с тем, что она полнотой истины Христовой не обладает, а только частицей ее, а все остальное – ложь и заблуждение. Что сказали бы преп. Серафим Саровский или св. прав. Иоанн Кронштадтский, если бы им сказали такую вещь?

Наша Православная Церковь истину имеет и в истине твердо стоит, и никогда от истины не отступит. Мы – люди слабые, и служители Церкви и рядовые чада Ее, каждый из нас погрешает, спотыкается, но истиной мы, находясь в Церкви, обладаем – по великой милости Божией – и никогда не согласимся с тем, что это не вся истина, а только часть ее.

Из этого соблазна вырастает другой; принципиальная неверность всегда влечет за собой и практическую неверность. Возьмите теперь так называемый модернизм, который в наши дни тоже вклинивается всюду в церковную жизнь. Разве мы не видим, как искажается и опустошается до неузнаваемости самое наше богослужение и, вообще, все содержание нашей церковной жизни? Когда священные традиции, как древние, святоотеческие, так и наши православные российские, называются чем-то отжившим, с чем уже считаться не нужно. Сами вы хорошо помните, сколько было смущения и соблазна, когда те, которые здесь в Америке когда-то откололись от Зарубежной Церкви, и о которых мы надеялись, что когда-нибудь да совершится желанное их возвращение и воссоединение, объявили свою так называемую «автокефалию». Недаром отошли от них некоторые приходы со своими духовными руководителями, а в последнее время отошел от автокефалии и один из архипастырей, который сегодня уже молится и служит здесь – преосвященный архиепископ Амвросий. Он увидел, во что обращается эта красная автокефалия, и своим переходом к нам засвидетельствовал, что архипастырская совесть русского православного архиерея никогда не помирится с этой преступной затеей.

Но грустно то, что реакция на красную автокефалию – далеко не такая, какая должна была бы быть. Казалось бы, и приходы и православные русские люди должны бы в массе своей отойти от этой заразы. Но мы этого пока не видим. Отошла только незначительная часть. Это и указывает на то, как трудно становится теперь защищать Православие, и каким трудным становится путь Зарубежной Церкви, которая своей священной задачей поставила сохранение всех святоотеческих преданий и добрых православных традиций нашей Русской Православной Церкви.

Конечно, знаем мы с вами хорошо, что где правда, там и Бог, и если мы стараемся хранить верность правде и истине, то Господь нас не забудет и не оставит.

Но мне хотелось бы повторить то, что уже приходилось говорить не один раз, но приходится повторять потому, что, во-первых, это забывается, а, во-вторых, потому, что многие этого не слышали раньше и задают вопросы: каким это образом Православная Церковь в неделю Православия проклинает тех, кто заблудился, кто отошел от Православия и от Церкви и почему она их проклинает? Это слишком сурово, это слишком жестоко!

Да будет известно каждому, что Церковь никогда и никого не проклинает. Слово «проклятие» – страшное слово. И в Евангелии мы знаем одно только указание, когда это страшное слово будет произнесено Тем, Кто один только может его произнести, – когда на Страшном Суде грозный Судия тем, кто был неверен Ему, скажет: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его» (Мф 25:41).

Он только Один может это сказать, а мы никого не проклинаем. Анафема, возглашаемая Церковью, есть никак не проклятие, не призывание на голову человека кары и гнева Божия, а только отлучение от Церкви, отлучение от нее того, кто фактически перестал в ней уже состоять. В Церкви состоит и ее членом является только тот, кто верен ей.

Вчера мы приводили слова Спасителя: «Кто Церковь не слушает , тот все равно, что язычник и мытарь» (Мф. 18:17), т.е. перестал уже быть христианином. О таких Церковь и объявляет, что они себя отсекли от общения с Церковью, перестали слушаться ее материнского голоса. И это – не только для сведения других, чтобы они знали это, но и для пользы самих отлучаемых. Церковь уповает, что хоть это грозное предупреждение подействует на них – они содрогнутся, слыша, какому суду Церковь их подвергла за их заблуждения, и одумаются.

Когда-то апостол Павел писал к Галатийским христианам о том, что после него закрались лжеучители, которые старались их сбить столку, проповедуя им не то, что он проповедовал. Указывая Галатам на это, апостол Павел говорит: "если не только мы , но и Ангел с неба будет вам благовествовать не то, что... вы приняли от нас раньше, анафема да будет» (Гал.1:8, 9). Так Апостол и сказал – и после этого снова повторил: «анафема да будет» . Вот потому-то Церковь и возглашает анафему.

Но помните, что провозглашение анафемы соединяется в Торжестве Православия с умилительными молитвами ко Господу о том, чтобы Господь Сам вразумил заблудившихся. Церковь вынуждена о них сказать, что они – анафема, т.е. отступники – и отлучаются от Церкви, но она скорбит о них и молится за них, чтобы Господь помог им образумиться и вернуться в лоно Матери Церкви. Аминь.

Неделя 1-я Великого поста: Торжество Православия

Православная Церковь завтра торжественно празднует день, посвященный самой православной вере нашей, ибо завтрашний день так и именуется «Торжество Православия». Церковь празднует свою победу над всеми своими врагами, которые на протяжении тысячелетий восставали против нее и против ее ученья.

Трудным путем, крестным путем, многоскорбным и многострадальным путем шла Церковь. Этот путь остается и теперь, в особенности теперь. Но верно слово Божественного Благого Основателя Церкви, Который сказал, когда апостол Петр, от лица не только своего, но и от всего апостольского сонма, исповедовал веру в Него, что Он есть Сын Бога Живаго. Господь на это апостольское исповедание сказал, что на этой вере, на камне этого исповедания, Он создаст Церковь Свою и врата ада, т.е. все адские усилия, все усилия темных адских сил, Церкви не одолеют.

А эти темные адские силы обрушились на тех сразу. Самое первое время – чрез неверующих евреев, книжников, фарисеев, членов синедриона – врагов Христовых. Они надеялись угрозами и всякого рода притеснениями подавить христианство, но, конечно, не смогли. Когда увидели они, что христианство распространяется и ширится, тогда уже поняли они, что им не победить его и стали всячески возбуждать уже господствующую, государственную языческую римскую власть, к гонениям против Церкви Христовой. И эта власть обрушилась на Церковь со всем своим могучим государственным аппаратом – мучениями, пытками. Всякого рода насилиями действовало языческое государство, чтобы христианство победить и уничтожить, но оказалось само побежденным. В особенности, в начале и в конце гонений они были лютые и страшные. Первые гонения Нерона, который приказал христиан распинать на крестах, а потом заживо их сжигать, и последние императора Диоклетиана, который, в конце концов, обезумевши совершенно, издал эдикт (распоряжение), приказывающий всех христиан в государстве к поголовному истреблению.

Вскоре после него воцарился равноапостольный Константин, при котором уже христианство воссияло, как та вера, про которую говорит св. Апостол: «сия есть победа, победившая мир, вера наша» (1Ин. 5:4)! Правда, была еще безумная попытка и позднее. Попытка императора Юлиана Отступника, который в юности воспитывался в недрах Церкви, имел степень чтеца церковного, участвовал в богослужениях. Но великий столп православия святитель Григорий Богослов, который учился вместе с ним в одной и той же школе, говорил, что он тогда еще видел, какое зло возрастает в недрах Церкви. Зло, которое потом обратится на Церковь же. «И мне хотелось, – говорил св. Григорий Богослов, – быть пророком, который ошибется. Но увы! я не ошибся». Император Юлиан, отправляясь в поход против персов, также дал чуть не клятвенное обещание, когда он вернется, христианство истребить. Но не вернулся, ибо был во время битвы поражен чудесно небесной Рукой.

Когда прекратилась эпоха гонений, темные адские силы адовы, не успокоившись, стали на Церковь нападать другим образом: появились ереси. Они были и раньше, в эпоху гонений, но они не волновали Церковь особенно, а вот когда появилась первая ересь Ария, та взбунтовала всю Церковь. Именно эта ересь, как и последняя ересь иконоборческая, подобно тому, как и в эпоху гонений, первая и последняя были самые лютые и злобные, так и первая ересь Ария и последняя ересь иконоборческая, в особенности, долго и упорно волновали Церковь.

Поразительно, как живуча была эта ересь Ария: осудил ее Вселенский Собор, победоносно боролись с ней Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст и прочие, и, несмотря на это, она существовала, и существовала, и воевала с Церковью более ста лет. Также упорно и долго волновала Церковь ересь иконоборческая. И вот, наконец, когда на 7-ом Вселенском Соборе был окончательно установлен догмат иконопочитания, то тогда и было установлено Торжество Православия совершать в первый воскресный день Великого поста.

Собор в основу своего постановления о святых иконах положил точное определение Святителя Василия Великого, который, говоря о молитвах пред иконой, пред святыми образами, указал, что честь воздаваемая пред образом, не к образу самому, как вещи, относится, а эта честь и молитва от образа к первообразу восходит, т.е. восходит от образа к тому, Кто или Что изображены на святой иконе. И вот, Церковь установила это Торжество Православия.

Мы не знаем путей церковных впереди, но знаем мы то, что наше время есть время, когда новая ересь появилась, которая именуется «экуменизмом». Как когда-то говорил наш собор, Архиерейский Собор Русской Зарубежной Церкви, в докладах своих святителей и в своих собеседованиях, это – ересь из ересей, ересь всех ересей, потому что, как раз, экуменисты хотят соединить несоединимое, сочетав правду с ложью и создав гармоническое целое. Безумная попытка! Но как она привлекательно предлагается в наши дни, что не нужно много разглядывать, чтобы сразу увидать, как многие и многие захвачены соблазном этой духовной подделки, этого ложного единения. Берегись, христианин! берегись этих соблазнов в наши дни! Когда завтра будет совершаться Чин Православия, когда в слух всех молящихся протодиакон будет возглашать Символ Веры, как общее верование всей Православной Церкви, а дальше будет указано, что «сия вера апостольская, отеческая, православная», что она вселенную укрепила, тогда проверяй себя. Символ Веры точно и кратко содержит изложение нашей веры. Проверяй себя, так ли ты веруешь, по всем ли пунктам, которые указывает Символ Веры. И если в чем-либо сомневаешься, если в чем-либо мыслишь не так, то помни, что в этом пункте, в котором твои мысли расходятся с учением Церкви, ты должен поступить с ними так, как на иконе поступает Архангел Михаил с диаволом или великомученик Георгий с драконом: попрать ногами и пронзить копьем – беспощадно уничтожить всякую свою мысль, которая противится ученью церковному.

Берегись не соглашаться с каким-либо пунктом учения Церкви. Основатель Церкви сказал, что кто Церковь не слушает, тот все равно, что язычник и мытарь. Поэтому, если ты в чем-нибудь заколебался, то помни, что в день Торжества Православия, тебе нужно Господа молить, чтобы Господь помог тебе всяческие твои сомненья преодолеть и решительно во всем верить в то, чему учит тебя твоя Мать-Церковь, в недрах которой ты живешь, без которой ты не спасешься, которая есть совершительница верного твоего спасения. Поэтому, повторяю, если в чем-нибудь сомнение закралось, молись Господу, чтобы Господь дал сил тебе быть верным Его Церкви, верному Его Православию. Если ты верен, то тогда действительно Торжество Православия будет и твоим торжеством, будет великим и радостным праздником для души твоей. Аминь.

Неделя 1-я Великого поста: Торжество Православия

Завтрашний воскресный день, первое воскресенье в Великом посту, именуется «Неделя Православия», когда Церковь Православная торжественно празднует свою победу над всеми злоучениями и над всеми скорбями, притеснениями и гонениями, которые испытала она за все эти многие сотни и тысячи лет своего пребывания на земле. Священное Писание говорит: «мир во зле лежит» (1Ин. 5:19), зло разлито в мире. Теперь мы это в особенности ясно видим, когда стараются победоносно занять командные позиции в жизни. Раньше было не то. Оно было всегда, это зло, но раньше, как Сам Господь Иисус Христос говорил, оно таилось больше во тьме, а теперь оно вылезает наружу гордо и нагло.

Но так или иначе – мир лежит во зле. И когда в мир пришел Свет, когда в мир пришла Любовь воплощенная, когда пришли правда и добро, то естественно, что зло, которое в мире, обрушилось на этот Свет и на это добро, и прежде всего обрушилось на Того, Кто его принес, на Самого Господа Иисуса Христа, и предало Его на позорную тяжкую Крестную смерть. Они не знали еще, что имеют дело с Богом воплотившимся, Который воскрес из мертвых, и этим положил начало Нового Завета.

Сам Он был после этого, конечно, для них абсолютно неуязвим, недоступен. Но тогда на Церковь Его обрушилось это зло со всеми своими злобными силами. Сначала Церковь заливалась кровью христианской. Могучее римское языческое царство обрушилось на Церковь со всей силой своего мощного государственного аппарата: все было мобилизовано для того, чтобы сломить христиан.

Это пробовали сделать еще в первые десятилетия христианского существования Христовой веры – иудеи. Но у них не было силы, и они сумели восстановить мир римский могучей его властью против христианства. Прошло несколько веков кровавых гонений, в которых была борьба между Церковью Христовой и языческим царством римским. Римское царство было вооружено всеми средствами борьбы притеснения и убийства, а христиане были вооружены только верою, надеждою, любовью и всепрощеньем. В этой борьбе христианство победило, и мир языческий склонился к подножию Христа. Аминь.

Неделя 2-я Великого поста: Исцеление расслабленного

Евангелие от Марка начинается словами: «Через несколько дней опять Он пришел в Капернаум; и слышно стало, что Он в доме» (Мк. 2:1–2). А вы припомните, как в Евангелии говорил Господь о городе Капернауме, где Он часто бывал, где Он часто учил и говорил чудеса. Господь о Капернауме сказал: «И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься» (Мф.11:23).

Почему Капернаум вознесся до неба? Почему так сказал Господь о Капернауме? Потому что в нем обитал Господь. Капернаум как будто превратился в небо, потому что в нем обитал именно Тот, Кто обитает на небе, как мы говорим. Но Господь говорит и предупреждает, что ты, хотя до неба вознесся, потому что в тебе обитал Владыка неба и земли, низвергнешься до ада. И вот здесь говорится «через несколько дней пришел в Капернаум» .

Тут появляется вопрос: что значит «через несколько дней» ? Причем, характерно, что русский текст отличается от славянского: в славянском не сказано «через несколько дней» , а сказано слово "паки" «вниде паки в Капернаум» . Русский текст говорит «через несколько дней» и невольно наводит на мысль: а что было до этого? Через несколько дней после чего? А там за несколько дней до этого было исцеление прокаженного, который просил Спасителя об исцелении. Господь его исцелил, но сказал: «пойди, покажись (как всегда говорил) священнику, чтобы он засвидетельствовал о твоем исцелении, но никому ничего не рассказывай (Мк. 1:4). А тот пошел и стал всем разглашать об этом. Господь, конечно, знал, что он из благодарности, от радости не удержится от разглашения, но Он дал ему это повеление, чтобы дать пример никогда о добрых делах своих не разглашать, а всячески их скрывать, насколько это возможно.

Господь о многих Своих чудесах так говорил, хотя знал, что фактически этого не сделаешь, но принципиально Он вопрос ставил именно так. Помните, как Он воскресил дочь Иаира? Помните девочку? Об этом знал весь город, что она умерла и что Он её воскресил. Это невозможно было утаить, и однако же, Господь сказал родителям, чтобы никому об этом не рассказывали. Просто, чтобы научить нас тому, что добрые дела нужно, по возможности, скрывать, а не разглашать о них. Интересно, как митрополит Филарет Московский, в одной из своих проповедей, заметил, что человек, который делает добро, но старается, чтобы о нем узнало как можно большее множество людей, похож на курицу, которая яйцо снесет и кудахчет, чтобы все узнали, что она снесла яйцо.

Так через несколько дней, после этого исцеления прокаженного, Господь пришел в Капернаум и слышно стало, что Он в доме. Тотчас собрались многие, так что и у дверей не было места, и Он говорил им слово. Так было в первое время деятельности Спасителя. Гремела всюду слава о Его мудрости, а главное о чудесах, которые Он творил. Поэтому народ к Нему так и стремился. А не помните ли вы, когда произошел переломный момент, когда некоторые уже оставили Его, не стали с Ним ходить? Припомните, когда Он сказал после Своей беседы о Хлебе Небесном: «Ядый мою плоть и пияй мою кровь во мне пребывает, и аз в нем» (Ин. 6:56) – Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь будет иметь вечную жизнь, а если не будет вкушать Плоти Сына Человеческаго и пить Его Кровь, то не будет жизнь иметь в себе (Ин. 6:53). Евангелист Иоанн, который об этом сообщает, тут же отмечает, что иудеи стали спорить между собою: Как Он может дать нам Тело Свое есть? Апостолы тоже этого понять не могли, но они это приняли смиренной верой и поэтому и удостоились в свое время быть первыми причастниками. Но те, которые слышали Спасителя и грубо буквально понимали, т.е. не поняли, что тут дело о некоторой высокой Тайне, смутились и отошли от Него. Это был переломный момент, когда некоторые стали Его оставлять.

Здесь пока народ к Нему неудержимо стремился. И вот сказано, что даже невозможно было к Нему пройти, настолько Он был окружен народом, когда учил. Но произошло такое событие: «пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо» (Мк. 2:3). Как по нашему назвать этот недуг расслабления? Паралич, конечно. Как вы сами знаете, часто паралич человека постигает за грешную невоздержанную жизнь, часто за развратную жизнь: расслабление всех сил и души и тела. Вот его «несли четверо». «Не имея возможности приблизиться к Нему из-за многолюдства, они раскрыли кровлю дома , где Спаситель находился» (Мк. 2:4). Раньше, в те времена Евангельские, дома крыли особыми черепицами, которые одна к другой прикладывались и которые было легко разобрать. Вот тогда они это и сделали, «не имея возможности приблизиться к Нему из- за многолюдства» . Была такая теснота, что и одному, вероятно, было почти невозможно пройти, а тут еще нести человека: четверо несут еще одного на переносной постели. Они раскрыли кровлю дома, где Он находился и, прокопавши ее, «спустили постель, на которой лежал расслабленный».

Если даже они и не успели и не смогли оттуда сверху Спасителю что-то сказать, то во всяком случае, сам поступок, такой решительный, ясно свидетельствовал о том, что люди с крепкою верой пришли к Нему. Поэтому не сказано, чтобы они о чем-то просили, а про Спасителя просто сказано, что Иисус, видя веру их, не спрашивая ни о чем, говорит расслабленному: «чадо! прощаются тебе грехи твои» (Мк. 2:5). Они пришли, чтобы Он его исцелил, а Он заботится об его грехах. Почему так: как будто бы речь не на тему! Почему о грехах Он говорит? Болезнь, вообще, есть всегда результат греха, – иногда прямого, а иногда косвенного. Но все равно: будь человек безгрешен, он бы не болел, а грешная природа этим грехом расслабляется и поэтому становится доступной для болезни. Тут точно несомненно, что эта болезнь прямо за грехи его постигла. Почему Господь и врачует самый корень болезни. Это единственный правильный способ лечения: прежде, чем устранять последствие, устранить его причину.

Я помню, когда я был еще светским молодым человеком, я всегда говорил, что если я тяжело заболею, то прежде, чем приглашать ко мне врача, необходимо совершить надо мной таинство соборования-елеосвящения. До этого таинства я лечиться у врача не стану. Дело в том, что, по верованию Церкви, таинство елеосвящения, в частности, не только призывает милость Божию на телесный недуг человека, но ему прощаются забытые грехи. А кто не может припомнить, не может их принести сознательно покаянию, то благодать таинства очищает его душу от этой скверны. Так Господь врачует причину, после чего легко врачевать и последствие. Господь говорит: «прощаются тебе твои грехи» .

Не раз мы с вами в Евангелии читали о том, как Господь говорил: «прощаются тебе грехи» . И почти всегда какие были последствия? Его враги всегда тут присутствовали и всегда обвиняли Его в богохульстве. Помните, как-то к Нему пришла женщина, которая оплакивала свои грехи так, что слезы лились на Его Ноги, и она отирала их своими волосами (Лк.7:37, 38). Помните, когда Христос сказал, что «прощаются тебе грехи твои», сразу евангелист отмечает, что сидевшие кругом сами про себя говорили: "кто же Он такой, что... грехи прощает?» (Лк.7:48, 49).

Так и здесь, когда Господь даровал этому несчастному прощение от грехов (а Его слово есть и дело, раз Он сказал, значит кончено, грехов больше нет – они прощены), «тут сидели некоторые из книжников и помышляли в сердцах своих, что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме Одного Бога?» (Мк. 2:6, 7) (Сами не зная того, что они это слово «богохульство» неправильно употребили, а в том, что никто грехи не может прощать, кроме Бога – они правы). Сами того не зная, они произносили, собственно, исповедание в Него, как Бога. (Они, конечно, не только об этом не думали, но и не хотели бы никогда с этим согласиться). «Иисус, тотчас узнав Духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего так помышляете в сердцах ваших? Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? или сказать: встань, возьми твою постель и ходи?» (Мк. 2:8, 9). Что легче? По-человечески говоря, сказать: «встань, возьми постель твою и ходи» , а он не встанет и не пойдет?! Значит, по человечески говоря, как думали и книжники и фарисеи, что «встань, возьми твою постель и ходи» это – труднее, а сказать: «прощаются грехи» – легко. А по настоящему, по духовному, по христиански, конечно, легче сказать второе, потому что все-таки врачи, как-то врачебную силу потребляющие, к тому же и направляют – тот, кто не мог встать, встал и пошел. А прощать грехи никакой доктор не может – в духовном смысле. Но Господь как бы говорит: «По вашему так, и вот, применяясь к вашим понятиям, я и делаю то, что по вашему труднее».

Он говорит: «чтобы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, говорит расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою, иди в дом твой . Расслабленный тотчас встал взял постель, вышел перед всеми , – как будто никогда не болел, – так что все изумились и прославили Бога, говоря, что никогда ничего такого мы не видели» (Мк. 2:10–12). В таких случаях самый факт всегда приводил книжников и фарисеев в молчание, потому что возражать нечего.

Не так давно, в один из субботних дней, читалось Евангелие о том, как Господь однажды, в субботний день, был в синагоге. А вы знаете, вероятно, что книжники и фарисеи всегда к Нему придирались, когда Он творил добро в субботу, в народе. «Там был человек, имеющий иссохшую, парализованную руку" (Мк. 3:1). Она висела, как плеть, потому что она отнялась, а так как он ею никогда не работал, то все мышцы отмерли. И вот такой несчастный однорукий был с народом. Это было в субботу. Господь его подозвал и обратился к врагам Своим, которые за Ним смотрели во все глаза, чтобы обвинить Его в нарушении субботы, говорит им: «Спрошу Я вас, – этим обращая внимание на них и всех остальных, кто был в синагоге. – Что нужно делать в субботу: добро или зло? спасти человека или погубить? Пользу ему принести или вред?» (Мк.3:4). Это один из вопросов, на который ответить легко. Но таково было их злобное упорство, что они молчали. Тут в Евангелии говорится, что Господь посмотрел на них «с гневом» (Мк.3:5). (Это единственный раз. Есть еще случай, но там, все таки сказано не гнев, а «негодование», это несколько другое, скорее недовольство. Вы помните, когда было негодование? Когда апостолы некстати проявили свою заботу о Нем, с детьми. Спаситель очень любил детей. Сам будучи абсолютно чист, безгрешен, Он Своей чистой душой, чистейшей и святейшей, как бы отдыхал с этими чистыми маленькими созданиями. Апостолы, по своему заботясь о нем, запрещали матерям подводить к Нему детей под благословение. Как сказано в Евангелии, «Иисус, увидя это, вознегодовал» (Мк.10:14)). Единственный раз в Евангелии прямо сказано так, но добавлено сразу: «воззрев на них с гневом, скорбя об ожесточении их сердец . Он сказал человеку тому: протяни руку твою» , – и тот сведенную руку протянул хорошо.

Евангелист говорит, они пришли в бешенство и вышли оттуда, совещаясь, что бы им сделать. А почему они в бешенство пришли, как вы думаете? Дело вот в чем: они обвиняли, что Он добро делает в субботу как какие-то задания. А даже и в субботний день, можно ли человеку запрещать, как они делали? Что Он или этот человек сделали такого, разве этим могли они нарушить субботний покой? Придираться не к чему: нельзя что ли свободно руку согнуть? Не придерешься ни к чему – вот это их в бешенство и привело. Они вышли и просто не знают, что им с Ним делать. Когда Он сказал там человеку: «встань, возьми постель твою и иди» , – это привело их к толкованию, что этим Он нарушает субботний покой, что человек трудом занимается, неся постель, а тут что? Руку протянуть – какой же это труд? И сколько бы раз они ни привязывались к Спасителю, всегда бывали с позором посрамлены. Господь даже их щадил, Он их самолюбие щадил. Когда Он давал им такой отпор, что им некуда было деваться, то всегда это делал в возможно более мягкой форме, щадя уже их самолюбие, но все-таки всегда они были посрамлены.

Помните рассказ, как к Нему грешницу привели и говорят, что «Моисей нам сказал побивать таких камнями: а Ты что скажешь?» (Ин.8:5) Если бы Он сказал: «Ну, что ж, раз так закон говорит, то делайте», то сразу бы Ему сказали: вот Он какой жестокий! А если бы сказал «нет», то нужно Его Самого камнями побить, потому что закон нарушает. А вы Его бесподобный ответ помните? «кто из вас без греха – тот первый брось в нее камень» (Ин.8:7)! Что получилось? Они «один за другим» ушли (Ин.8:9). Не только их совесть обличила (и это было!). Они попали в совершенно безвыходное положение: кто же мог бы взять камень и бросить, ведь они же друг друга знали хорошо и всегда могли бы сказать: «Как ты берешь камень, разве ты безгрешен?!» Никто этого не мог сделать, ибо у каждого было много грехов на его совести. По преданию, когда Господь наклонился и писал на песке, то Он писал те грехи каждого, которые были хуже. Я помню, когда-то в юности я видел картину из жизни Спасителя. Конечно, это не одобрительно, потому что кто берет на себя роль Спасителя – он ведь кощунствует. Но вообще картина была. Она была не русской продукции, а западной, и как они умели, так и поставили. И вот, я помню этот момент, когда к Нему привели эту несчастную, которая выражала ужас. И как Господь написал их грехи и как первый же фарисей, услышавши такой ответ, смутился и отошел, так же и другие. По преданию Господь писал грехи их всех. И они это видя, обличаемые совестью, как сказано в Евангелии, разошлись и, наконец, осталась только эта бедная женщина, согрешившая, и остался Тот Один, Кто имел бы право камень бросить в нее, но Он камня не бросил, а сказал: «Я тебя не осуждаю; иди , но впредь не греши» (Ин.8:11).

Обратите внимание, когда они все разбежались, и она могла уйти. Ведь ей, только что захваченной на таком скверном грехе, несомненно, было мучительно стыдно стоять около Него. Она знала Его чистоту и святыню и однако, она не уходит. Не уходит, потому что после того кошмара и ужаса, какой она пережила, когда ей было трудно, она почувствовала себя так хорошо и легко около Него. Весь ужас и кошмар миновал! Она почувствовала, что никакая опасность ей не грозит и ей просто хорошо быть около Него.

Вот сколько раз они ни пытались ставить Ему ловушки, Господь, без всякого усилия, легко их отстранял. архиепископ Иннокентий Херсонский, знаменитый русский проповедник, говорит: «Так и чувствуется Тот, Кто весь мир из ничего создал!» Это по поводу знаменитого ответа Спасителя, когда Ему сказали: «давать нам подати или не давать?» (Мк.12:14) Тут уж им казалось, что они в совершенно безвыходное положение поставили Спасителя. А Спаситель спокойно ответил: «давайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мк.12:17). Святитель Иннокентий говорит в восторге перед этим ответом: «Ответ сотворен из ничего. Как Господь воздвиг мир из ничего, так и тут». Как будто нельзя было найти никакого удовлетворительного ответа. Он так просто не только ответил всем Своим врагам, а положил правило твердое на всю жизнь для всех: «Дадите кесарево – кесарю, а Божие – Богу!» Недаром евангелист говорит: «Они, услышавши это, удивились и ушли» (Мф.22:22). Аминь.

Неделя 2-я Великого поста: Св. Григорий Палама

По церковному уставу, во второй воскресный день Великого поста, Православная Церковь, помимо празднования воскресного дня, еще вспоминает одного из великих иерархов и проповедников чистого православия, святителя Григория Паламу, который был архиепископом города Солуни или иначе Фессалоник.

Святитель Григорий принадлежал к числу тех великих благовестников христианской истины, у которых дело с жизнью не расходилось, и поэтому, помимо тех богословских сокровищ знания, которые он оставил в изобилии, как наследство для Православной Церкви, он привлекал к себе души человеческие своею святою и подвижническою жизнью и, таким образом, его духовное воздействие было двойным: он учил и своим словом и самою жизнью своею.

Ему приходилось бороться с еретиками, которые искажали истину православия самыми различными способами.

Был один вопрос, чисто богословский, из-за которого у него была долгая борьба с исказителями истины. Когда Господь Иисус Христос преобразился на горе Фавор и просиял там, «как солнце» (Мф. 17:2) – по их утверждениям, этот чудесный свет, был обычным светом, какой мы постоянно видим в солнце и других источниках света – светом обычного порядка.

Святитель Григорий Палама, возражая на это, учил, что это был совсем иного порядка свет, ибо он указывал на слова апостольские «Бог есть Свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1Ин.1:5). А Символ Веры наш, как вы знаете, говоря о Сыне Божием, о Господе Иисусе Христе и Его воплощении на земле, гласит, что Он есть «Свет от Света, Бог истинный от Бога истинного». А о нашем обычном свете Библия говорит, что он не присущ Богу, как вечное свойство самой Его Природы, а сотворен Им во времени: «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет» (Быт. 1:3). В конце концов, эта чисто православная точка зрения восторжествовала и противники святителя были посрамлены.

В наше время теперь часто говорят, что это «отвлеченно-богословская тема». Может быть, конечно, для наших теперешних современников это и так, потому что их обыкновенно интересуют совсем другие вопросы, а что касается истин бытия Божественного, истин духовного порядка, относящихся к тому, что невидимо и что вечно, это к сожалению теперь мало кого интересует.

Сейчас вообще, братие, когда мы наблюдаем окружающую жизнь, то мы видим, какие сбивчивые, какие неправильные представления об истине христианской наблюдаются у теперешних людей, у многих из тех, кто именует себя и может искренно считает себя верными чадами Православной Церкви. А в действительности, как приходится часто наблюдать, об православии, об основных истинах православия, они имеют самые сбивчивые и неясные понятия, а часто и вообще никаких не имеют.

Чтобы убедиться в этом в наше время, достаточно, например, задать православным христианам такой вопрос: назовите три главных догмата нашей православной веры (это – догматы Святой Троицы, воплощения Сына Божия и искупления). Многие ли смогут это сделать? А к сожалению, сейчас мы слышим и видим, как люди мало церковные и мало сведущие в истинах веры берутся рассуждать и о богословии и о церковной жизни, о том, как должна жить Церковь, и как нужно Церковью управлять; причем, говорят это они чрезвычайно самоуверенно, и чем меньше они в этом деле понимают, тем больше у них самоуверенности...

Справедливо было сказано несколько времени тому назад в одном православном органе печати, что в последние годы вдруг все себя возомнили знающими все – знающими и православную веру и богословские истины и все, что касается церковной жизни, и администрирования и т. д. Решили, что они все знают и все понимают и могут всех учить и наставлять. Потому то так много сейчас путаницы, неразберихи, и несогласий, внутри церковной ограды. Люди сами не знают и того, что они говорят. Эти слова не мне принадлежат; еще святой апостол Павел говорил о том, что люди хотят быть учителями, но не понимают того о чем они говорят и не понимают как следует даже и того, что сами они говорят.

А когда звучит голос истины, то ему мало внимают.

Когда жил святитель Григорий Палама, было время иное. Это теперь людям кажется, что тот вопрос из-за которого он боролся с еретиками, был «отвлеченно богословский» вопрос; а тогда, все что относилось к истине православия, живо интересовало людей – оно было близко их душе и сердцу, поэтому для них это не были отвлеченные споры. А теперь все это, к сожалению, далеко от сознания и сердца наших современников, поэтому они и считают что это какие-то оторванные от жизни теоретические положения, а никак не что-то такое, что может душу человека наполнить, заинтересовать и освятить. Но будем с вами помнить, что только Церковь Христова есть столп и утверждение истины, что только Господь Иисус Христос есть источник чистого, истинного учения. Он Сам о Себе сказал: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин.14:6). Он есть сама воплощенная истина. Только Пилат и ему подобные не умели и не умеют по своему равнодушию эту истину увидать, а тот, у кого очи открыты, чтобы видеть и уши отверсты, чтобы слышать, знает и чувствует душою своею, что действительно истина – это Христос. И потому-то, христианин должен всегда, когда он встречается с каким-либо учением, всегда проверить его истиною Христовою. То, что нас приводит ко Христу, истинно и благословенно, а то что нас отводит от Христа и от православия, есть только гибельный обман, в какие бы привлекательные виды ни облекался этот обман, и как бы красиво о нем ни говорилось. Еще раз повторяю: помните, все, что отводит нас от Христа Спасителя, от Его учения и чистой православной церковности, все это только заблуждение и гибель. Поэтому раз и навсегда скажи себе, душа христианская: «Не принимаю никакого учения, кроме Христова, и не знаю никакого другого учителя, кроме Христа Спасителя, – не знаю и знать не хочу...» Аминь.

Неделя 2-я Великого поста: Свет Христов

Православная Церковь призывает нас прославить свят. Григория Паламу, архиепископа Солунского, который еще иначе называется Фессалоникским – по имени того города, в котором совершал свое архипастырское служение этот Великий иерарх.

Яркий след оставил он после себя, в истории Церкви, в области богословских трудов, которыми так богата сокровищница церковная. В особенности обессмертил он свое имя той богословской борьбой, которую вел он когда-то против тех, кто в заблуждении своем, в одном чисто богословском вопросе заблуждались, и это заблуждение свое настойчиво распространяли, вследствие чего возник спор о так называемом Фаворском свете.

Вы знаете, конечно, историю праздника Преображения Господня, знаете, как Господь, преобразившись во славе, сиял светом ярче, чем солнечным. И вот, поднялся тогда спор – какого рода был этот свет. Был ли это безначальный, присносущный свет, присносущного и безначального Бога, или это был хотя и яркий, но наш обычный земной свет, так называемый «сотворенный свет». Иными словами, спор шел на тему – был ли этот Фаворский свет сотворенным или не сотворенным светом?

Казалось бы, можно было бы сразу сказать, что поскольку там преобразился Сам Господь Иисус Христос, Второе Лицо Святой Троицы, Бог бесконечный, то и слава Его была – слава божественная, и свет был – свет вечного безначального божества, ибо когда мы с вами и в Символе Веры говорим, что мы веруем в Господа Иисуса Христа, Сына Божия, то как «света от света» – Того, Кто был Светом от Света – Отца Своего, еще до того, как был мир сотворен.

В этом мире все сотворено всемогуществом и десницею Господнею. Не только то, что мы видим и о чем помышляем, но и самые критерии, самые понятия и условия пространства и времени, созданы Творцом, Который Сам выше этого и не подчинен ни времени ни пространству. И как все сотворенное в этом мире имеет начало, имеет начало и этот материальный сотворенный свет.

Мы знаем из Библии, что Бог, в Котором, по слову апостола, «нет никакой тьмы» (1Ин. 1:5), изрек в начале творения: «да будет свет. И стал свет» (Быт.1:3) – появился этот сотворенный свет. Но Бог есть свет несотворенный и вечный. И хотя заблуждающиеся упорно стояли на своем, в этом богословском споре святитель Григорий Палама одержал решительную победу, и ложное учение было побеждено и исчезло.

Могут сказать, – вероятно, говорили и тогда, а теперь тем более – при удаленности нашей жизни от духовных интересов и ценностей – могут сказать, что это был только отвлеченный богословский спор, схоластический и не жизненный. Но те, кто так говорят, указывают только на то, как они далеки от мира духовного.

Конечно, жизнь наша такова, что богословские истины, основные догматические истины нашей веры если нами может быть и исповедуются и признаются, то они как-то в жизни не отражаются. Блаженнейший митрополит Антоний в свое время постоянно, мудро и убедительно разъяснял, что все догматы нашей веры тем и прекрасны, что открывая нам, божественные истины, они в то же самое время нравственно и духовно нас укрепляют, ибо должны они быть основными началами, на которых должна быть построена и наша практическая жизнь.

Но увы, от нас это далеко. И когда ведется речь о том, как говорил когда-то св. Григорий, что свет божества на Фаворе был несотворенный и безначальный, а не тот свет, который во времени сотворен, то некоторые говорят – это схоластика, это нечто оторванное от жизни, отвлеченное.

Да, действительно; иногда люди, так настроенные, так живущие, бывают гораздо больше задеты за живое, кода потухнет вот этот сотворенный свет, как это было, например, в нашем городе 5 лет тому назад.

Когда погасло все электричество и остановились все моторы, то люди почувствовали, что такое свет! Это их задело, потому что это был удар по практической жизни, по ее устроению. А когда в вопросах духовных люди говорят «это нежизненно», то свидетельствуют тем, что не умеют жить в мире духовных ценностей.

Господь Иисус о Себе сказал есмь Свет миру» (Ин. 8:12), и добавил, что кто идет за Ним, тот не будет во тьме, но будет иметь свет жизни. И церковь, верная своему Господу, ежедневно исповедует в молитве 1-го часа, что Христос есть свет истинный, просвещающий всякого человека, грядущего в мир. И этот свет всегда сияет. Он сияет и теперь. И хотя мы с вами видим, какая тьма окутала сейчас нашу землю, окутала человеческий род, тьма и в области догмы и в области морали, но это не значит, что свет Христов перестал сиять – нет. Апостол и евангелист Иоанн Богослов в том Евангелии, которое читается в Светлую Пасхальную Ночь, говорит, что этот «свет во тьме светится, и тьма его не может объять» (Ин. 1:5).

Но к сожалению, с человеком часто бывает то, о чем нас предупреждает Священное Писание – что он сам закрывает свои глаза и затыкает свои уши, чтобы не видеть и не слышать. Так и теперь, когда духовные ценности, духовный свет предстает пред ним, он не только равнодушен к нему, но и часто сам произвольно отходит от него, чтобы не видеть и не слышать то, что он должен видеть, и то, что он должен слышать. Он от этого уклоняется, потому что живет совсем другими интересами. О таких людях говорит евангельская притча: Царь зовет на царский пир, а званные отказываются; у каждого своя причина, но все отказались (Мф. 22:2–5). «Хотя там и царский пир, да вкусы у нас не те», – как говорит св. Феофан Затворник об этой притче. Людям не интересно и чуждо то, что предлагается в мире духовных ценностей. Потому что человек всецело прильнул к земле, только земным и землею он живет, и тогда у него очи закрыты и уши заткнуты, чтобы и не видеть и не слышать.

Но свет Христов светит и всегда будет сиять, и те, у кого очи и уши открыты, видят и слышат, освящаются и освещаются этим светом. Этот свет всегда будет видим каждой христианской душе, которая не закрыла себя от него.

Брат христианин, не смущайся тьмой, которая разливается всюду. Конечно, нельзя не скорбеть о том, что человечество теперь блуждает в таких мрачных потемках, но если человек ищет света и стремится к нему, то этот свет не закрыт от него.

Господь Иисус Христос, по словам Его Первоверховного Апостола, «всегда, днесь той же, и во веки» (Евр. 13:8). Если Он во время Своей жизни на земле был светом, просвещающим всякого человека, то и теперь Он просвещает всякого, кто не закрывает своих очей, кто не затыкает свои уши, а идет навстречу этому свету. И если он примет этот свет Христов, то на нем сбудутся слова евангельские: «дондеже свет им ее те, веруйте во свет, да сынове света будете» (Ин.12:36). Аминь.

Неделя 3-я Великого поста: Крест Господень

«Радуйся, живоносне Кресте, благочестия непобедимая победа, дверь райская, верных утверждение, Церкви ограждение, им же клятва разрушися и упразднися, и попрася смертная держава и вознесохомся от земных к небесным. Оружие непобедимое, бесов сопротивоборче, слава мучеников, преподобных яко воистину украшение, пристанище спасения, даруяй мирови велию милость». Такими словами (и иными многими) ныне Церковь возвеличивает и прославляет Живоносный Крест, это орудие нашего спасения.

Знаем мы с вами, конечно, что Животворящий Крест есть главная наша святыня, главное наше духовное сокровище. И Церковь эту святыню особо славит. В течение целого года, в среду и пятницу, в молитвословиях церковных почти на каждой седмице прославляется Крест. Он торжественно износится на поклонение три раза в году: летом, первого августа ст. стиля, когда воспоминается торжественное изнесение его из соборного храма в Константинополе, царствующем граде, и его шествие с крестным ходом там по улицам этого града; 14 сент. ст. стиля – главный крестный праздник, когда воспоминается его торжественное Воздвижение, и нынешний праздник – в середине Великого Поста.

Почему же Церковь именно в этот день, в третье великопостное воскресенье, особо так предлагает Крест нашей молитве и поклонению?

Был в Ветхом Завете случай, о котором рассказывает Святая Библия, когда народ еврейский, странствуя по пустыне под предводительством пророка и боговидца Моисея, шел по пустыне, долго не имея воды, и наконец люди стали изнемогать от жажды. Наконец, увидали источник с водой. Истомившиеся, измученные, бросились они к этому источнику, но увы, вода оказалась настолько нестерпимо горькою, что не было возможности ее пить. Воззвали к Моисею. Моисей прямо обращается к Самому Господу с молитвой, указывая Ему на бедственное состояние народа и на этот источник воды, а Господь указывает ему на древо, которое он должен с молитвою погрузить в воды этого источника. Когда Моисей это сделал, с водой произошла чудесная перемена и она стала приятной на вкус и освежающей, как это бывает только в самых лучших и чистых источниках воды.

И вот это-то чудо, как указывали св. отцы, было прообразом того, как Животворящий Крест услаждает бушующие и горькие воды житейского моря, в котором мы с вами находимся. А в частности, вот теперь, во время Великого поста, Церковь для того нам напоминает о Кресте и его предлагает, чтобы ободрить нас и укрепить нас на дальнейшее прохождение крестного подвига.

Конечно, кто не постится, тому это непонятно – он не видит в этом нужды; но тот, кто пост соблюдает, тот знает, что немощь человеческая дает себя знать во время этого труда постного и что человек слабеет; и для того, чтобы ободрить его и духовно укрепить, Церковь напоминает ему о кресте, о том, что сделал Господь Иисус Христос для нас людей, как Он взял на себя грехи наши, пригвоздил их ко Кресту, Сам на нем пригвоздился и этими Своими Крестными страданиями исходатайствовал нам спасение и помилование от божественного Правосудия.

В особенности понятно это великим постникам подвижникам, истинным инокам в строгих монастырях. Там постятся строго, сурово, не жалея себя. Некоторые постники целые дни проводят совершенно без пищи и пития. И для того, чтобы укрепить человеческую немощь, ослабевающую в этих постных подвигах, подвижники и обращаются к Древу Крестному. Оно говорит нам о том, что Господь претерпел для нас, и этим окрыляет на новые труды, на новые подвиги.

Но помните, когда мы с вами покланяемся Животворящему Кресту, прикладываемся к нему и целуем его, как нашу святыню, как драгоценность, как сокровище, нас освящающее, мы всегда должны иметь в мыслях память о том, что произошло на Кресте.

Тайна Крестного подвига Спасителя заключается в том, что Он пригвоздился ко Кресту Своей человеческой природой и этой природой принял все Крестные муки. Но в то же самое время, т. к. Он был не просто человек, а Богочеловек, Его божественная всеведущая природа сообщала Ему полное ведение о всех грехах всех людей всех веков. И о наших также. И когда Он там страдал, переживая скорбно в этих муках грехи всего человечества, то и наши грехи там были пред Ним и о них Он скорбел и за них Он пригвоздился – за грехи каждого из нас.

При этом, св. отцы говорят нам следующее: так как сила Крестного подвига, его спасительное действие распространяется на все времена и, следственно, касается всех человеческих грехов, то всякий раз, когда мы с вами совершаем грех, мы как бы отяжеляем ту муку, которую Господь на Кресте переносит за нас. Св. отцы так прямо и говорили, что грешники, нераскаянно грешащие, второй раз распинают Сына Божия, как бы снова Его пригвождая ко Кресту, как бы сами участвуя в тех страшных ударах, под которыми гвозди крестные вонзались в святейшее тело нашего Господа.

Существует повествование о чудотворном образе Божией Матери «Нечаянная Радость», где рассказывается о том, как один человек грешник, часто проходивший мимо Иконы Божией Матери, несмотря на то, что шел на свои грехи, однако же с верой и благоговейно славословил Ее, произнося ангельское приветствие «Богородице Дево, радуйся, благодатная Мария, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах». И вот однажды, после такого приветствия, он вдруг с ужасом видит, что образ как бы ожил, Божия Матерь и Спаситель на нем как бы живые, а из ран Спасителя струится живая кровь. Затрепетал он, упал пред образом в ужасе и просит Матерь Божию: «Матерь Милосердия, ходатайствуй о мне грешном пред Сыном Твоим, чтобы Он простил мне мои беззакония». А Она ему ответила: «Вы называете Меня Матерью Милосердия, а сами не милосердны к Моему Сыну, ибо всякий раз, когда вы так нераскаянно грешите, вы второй раз пригвождаете Его ко Кресту». Человек грешник умолил Ее. Она исходатайствовала у Сына Своего прощение для него – но какое здесь назидание для нас!

Помни об этом, христианин, и склоняясь пред Крестом и лобызая его, моли Господа, чтобы Господь силою Крестною укрепил тебя на борьбу с грехом, чтобы не грешить тебе нераскаянно, и этими нераскаянными грехами вновь не пригвождать своего Господа ко Кресту. Аминь.

Неделя 3-я Великого поста: Крест Господень

Из года в год, в третье воскресенье Великого поста, св. Церковь за божественной литургией, предлагает нам Евангелие от Марка, в котором святой Евангелист передает нам призыв Господа Иисуса Христа, Который говорит: если человек хочет идти за Ним, он должен отвергнуться себя, взять крест свой и идти за Ним (Мк. 8:34).

Обыкновенно, как мы знаем, все многочисленные мудрецы века сего, все теперешние умники, предлагающие каждый на свой лад рецепт общечеловеческого благоденствия, стараются будущее, которое пред нами, если только мы последуем их призыву, представить, как что-то очень приятное; всякие блага сулят они. Правда, действительная жизнь показывает, что вместо всего того, что они обещают, жизнь по их рецептам часто бывает похожа на какое-то преддверие ада; но, тем не менее, они своим последователям сулят безмятежное, привольное житие.

Так ли поступал Господь наш Иисус Христос? Убаюкивал ли Он Своих учеников, Своих последователей, такими розовыми обещаниями? Нет. Знаем мы, как Он говорил им: «будете ненавидимы всеми Имени Моего ради: только претерпевый... до конца, тот спасен будет» (Мф. 10:22). А вот в нынешнем Евангелии Он, как уже было сказано, говорит, что тот, кто хочет быть Его последователем, должен идти за Ним, взяв крест.

Быть может, тогда – до Креста Христова – не так ясно было, что такое крест и крестоношение. Не так ясно, как для нас с вами. Но тем не менее, всякий знал тогда, что крест есть орудие страшной, мучительной и позорной казни и поэтому, если говорилось о том, что нужно взять крест, то всякому становилось понятно, что тут речь о том, чтобы принять жребий страдания в жизни.

Кого считают люди в мире благополучными, счастливыми? Обычно, – и больше всего – того человека, у которого есть богатство, большие средства, потому что человеку такому все доступно. Все свои желания и прихоти он может исполнить. Все наслаждения в жизни ему доступны, благодаря его материальным средствам. Как часто люди завидуют таким счастливцам, думая: хорошо бы, если бы у меня было такое богатство, или хотя бы быть немножко посостоятельнее и побогаче!

Так судит мир; но совсем не так рассудило Евангелие. И Господь Иисус Христос говорил: «какая польза человеку, если он весь мир приобретет, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?» (если она погибает) (Мф.16:26). Примеры того, как это бывает, мы в Евангелии же можем найти. Вспомните одну из самых коротких и вместе с тем одну из самых устрашающих и грозных притч Господа Спасителя о человеке, у которого был богатый урожай. Как он сам себе говорил: «Много у меня хлеба – некуда собрать. Я мои житницы и амбары сломаю, соберу все это туда и скажу своей душе: душа моя! Имеешь многие блага, на много лет тебе хватит. Почивай, ешь, пей, веселись!» . И тут на него и на его «благополучие» обрушился страшный приговор Божия правосудия, ибо Бог ему сказал: «Безумец! В эту ночь душу твою возьмут у тебя (сказано по-славянски «истяжут» , т.е. немилостиво отнимут, вырвут у тебя), а то, что ты заготовил, кому останется?» (Лк.12:16–20).

Вот так и сегодня Господь говорит в Евангелии: «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» Т.е. бессмертную человеческую душу ее Творец оценил дороже всего этого мира.

Помни же, человек, как драгоценна для Бога душа твоя. Господь ее ценит дороже всего мира со всеми его богатствами. Чтобы спасти наши души грешные, Господь пригвоздился ко Кресту, на котором совершил наше спасение и которому мы ныне поклоняемся.

Но когда Господь говорит нам, что человек, который хочет за Ним идти, должен взять крест свой и отвергнуться себя, то что это значит? Как говорят св. отцы, «отвергнуться себя» – это значит, обойтись с собою так, как человек обходится, например, с запачкавшейся и изодранной одеждой, которую нельзя ни починить, ни вычистить. Она отбрасывается, он ее отвергает. Вот он так должен отвергнуться себя, отвергнуть свои прихоти и грешныя наклонности, осудить весь свой суетный образ жизни, в котором он запутался и погряз с головой в суете и грехах, и идти за Христом, исполняя Его заповеди.

Что касается исполнения заповедей, то в теперешней жизни, которая кажется построена так, чтобы ни с одной заповедью Господней не считаться, исполнение заповедей будет, действительно, тяжким крестоношением, ибо человеку, стремящемуся исполнять заповеди Христовы, мир все время будет становиться на дороге и соблазнять его своими греховными утехами и грешными суетными приманками...

Но помни, человек: один только раз дается тебе жизнь земная. Она не будет повторена. За ней дальше наступит вечность, которой уже не будет конца. Но эта вечность будет в точности соответствовать тому, как ты проведешь эту земную жизнь, этот краткий отрезок твоего бытия на земле. Подумай же об этом, особенно в нынешний день, когда Господь призывает нас к тому, чтобы мы были крестоносцами, чтобы взяли крест свой и несли этот крест, следуя за Ним, чтобы потом, в конце жизни своей, свой жизненный крест сложить к подножию Его всеобъемлющего, Животворящего Креста.

И это крестоношение есть долг каждого христианина, каждой христианской души. Ведь недаром на нас с вами надели крест при крещении. Недаром, когда христианин погребается, для того, чтобы упокоиться до будущего воскресения, над его погребенным телом ставят также Животворящий Крест. Это значит, что он был, или должен был быть крестоносцем.

Будем же об этом помнить всегда, и поклоняясь пред Крестом Животворящим, будем молиться Господу, чтобы Он и нам дал силу, постоянство, терпение и стойкость для того, чтобы свой жизненный крест донести до конца. Аминь.

Неделя 3-я Великого поста: Крест Господень

«Иже хочет по Мне идти, да отвержется себе, и возьмет крест свой, и по Мне грядет» (Мк. 8:34). Такое строгое условие поставил Господь Иисус Христос перед всяким, кто хотел бы, действительно, не на словах, а на деле последовать Ему. Что же значат эти слова сегодняшнего евангельского чтения? «Да отвержется себе» значит – пусть поступит с самим собою, с наличным содержанием своей внутренней жизни, со всем, чем до сих пор душа жила, в чем находила удовольствие, успокоение и утешение – так, как поступает человек с изношенной и никуда уже не годной одеждой – он отвергает ее и выбрасывает вон. В духовном смысле человек должен так же поступить по отношению к своему внутреннему содержанию, устремиться к иной, лучшей жизни и просить у Бога помощи, чтобы жить по-христиански, а не по началам мирской суеты.

Евангелие дальше говорит: «какая польза человеку, аще мир весь приобрящет, и отщетит душу свою? или что даст человек измену на души своей?» (Мк. 8:36, 37). Эти слова Господа можно так объяснить: Какая польза человеку, если он приобретет не только большое богатство или что-нибудь такое, чему другие будут завидовать, но даже – если он весь мир приобретет, а душе своей повредит? «Какой выкуп он даст за душу свою?»

Когда окажется на последнем суде, что человек жил только землею, только земными интересами и земными приобретениями, вообще был погружен только в сферу, в стихию земных переживаний и всецело прилепился к земле, и откроется, что для вечности, для жизни в Боге он ничего не приобрел, и, будучи в материальном смысле богатым человеком, в духовном смысле оказался полным бедняком и банкротом – какова будет его участь? О таких сказано в Апокалипсисе: «окаянен и беден, и нищ и слеп и наг» (Откр. 3:17). Когда это станет явным так, что он сам и весь мир увидит его полное банкротство перед вечностью, в которую он вступает, тогда – какой выкуп он даст за душу свою? Чем он ее выкупит тогда? Материальными богатствами, которых он столько приобрел на земле? Нет, на них и смотреть никто не станет. И погибнет бедная душа для вечности из-за того, что она вся погрузилась в земное.

Вот этот евангельский урок нам нужно крепко запомнить, возлюбленные. Какая польза человеку, если он приобретет даже весь мир, а душе своей повредит? Скажите, много ли найдется таких людей, которые были бы свободны от желания быть побогаче, иметь побольше и т. д.? Не беда, если у человека есть богатство, если он приобрел многое; это не плохо, но только он должен помнить указание св. Библии«богатство аще течет , не прилагай к нему сердца» (Пс. 61:11) – т.е. не привязывайся к нему, смотри на него как на нечто преходящее. Пробьет момент твоей кончины – и ты все это оставишь. Ничто за тобой не пойдет. А когда человек обогащается духовно, тогда он это богатство духовное понесет с собою за гроб, за могилу и принесет с собою в вечность.

Будем же помнить этот евангельский урок! Господь непременным условием следования за Ним ставит отвержение себя и устремление к иной, новой жизни. Могут спросить тут: «Что же делать? Значит, надо со всем порвать? Все бросить и искать каких-то совершенно новых путей?» Нет, не нужно думать так.

Правда, есть души, которые, загоревшись огнем божественного желания, действительно, порвали со всем земным, все отбросили и устремились только в духовную жизнь, чтобы служить одному Богу, чтобы постоянно предстоять пред Ним, Им жить, Им дышать и в Нем находить успокоение и свое духовное богатство. Есть такие души, но их не так много. Но для всякого христианина необходимо, чтобы он ни к чему земному не привязывался и, имея достаток, относился к нему спокойно, не прилепляясь к нему сердцем; а если он живет в недостатке и нужде, чтобы не унывал и не падал духом от этого, зная, что человек, материально нуждающийся, может быть духовно богаче многих других.

Господь призывает отвергнуться себя и идти за Ним, взявши крест. Каждый христианин должен быть крестоносцем в том смысле, чтобы покорно принимать от десницы Господней все земные прискорбности, из которых и складывается наш христианский крест. И не только покорно, но и охотно, с радостью, с убеждением, что в этом его спасение.

Почему св. отцы были так могучи, так непоколебимы в перенесении скорбей и страданий? Почему св. мученики были так стойки в страданиях и пытках? Потому, что они прекрасно понимали, что это все посылается Промыслом Божиим – на пользу им. Подобно благоразумному разбойнику принимали они благодарным и преданным сердцем все то, что Господь им посылал, зная, что все это полезно для души.

Отец Небесный вместо хлеба камня никому не дает; и если Он послал человеку испытание и скорбь, то это значит, что наступил очередной момент принятия и несения креста. Вот и молись, христианин, перед Животворящим Крестом, чтобы Господь силою Крестною утвердил тебя на несение твоего христианского креста. Аминь.

Неделя 3-я Великого поста: Крест Господень

Около полугода назад, в канун праздника Воздвижения Честнаго и Животворящаго Креста Господня, в этом святом храме совершалось торжественное богослужение. Вы знаете, конечно, что особенностью богослужения этого великого праздника является совершение обряда воздвижения самого Креста; но это торжественное, и исполненное глубокого смысла, священнодействие является принадлежностью только этого дня, только этого праздника.

Святая Церковь как бы не удовлетворяется этим, воздвигая Животворящий Крест Господень, поклоняясь ему и прославляя его в день праздника Воздвижения, она вторично совершает празднование, посвященное Животворящему Кресту Господню в третье воскресенье Великого Поста.

Не трудно догадаться, почему именно в это время – середине Великого Поста Церковь снова поставляет пред нами Животворящий Крест. Человеческая немощь нуждается в укреплении. Те, кто не постятся, не чувствуют нужды в духовном укреплении, но те, кто, как должно, в послушании Церкви проходят подвиг пощения, те чувствуют немощь человеческой природы и ослабление сил: некоторые изнемогают. И вот, для того, чтобы ободрить нас и подкрепить нашу немощь, Церковь и предлагает нам Животворящий Крест, чтобы мы освятили и укрепили себя силою крестною, и вспомнили, что сделал Господь для нашего спасения. Если верующий человек вспомнит об этом, как должно, то снова бодростью наполнится его душа, и он будет ревностно проходить великопостный подвиг поста и молитвы, помня о том Крестоношении, которое было у Самого Спасителя в течение Его жизни. Ведь, еще до того, как Господь Иисус Христос нес Свой Крест на Голгофу, чтобы там быть пригвожденным на Нем, вся Его жизнь была сплошным крестоношением! И так как подвиг поста является в некотором смысле, как бы крестоношением для нашей немощной природы, то для того, чтобы мы могли нести этот спасительный крест, как должно, Церковь и укрепляет нас силою Честнаго и Животворящаго Креста Христова.

Но не только об этом, говорит нам Животворящий Крест – знамение победы христианской. Он говорит нам и о силе Крестной. Как часто неразумные люди говорят: «Во сне Крест видел – быть какой-то беде», Какое нехристианское рассуждение! А почему бы тебе, человек христианин, не обрадоваться, увидев величайшую христианскую Святыню? Быть может, никакая особая беда тебя не ожидает, а Церковь напоминает тебе о силе Крестной, о той силе, которая является непреоборимой защитой для всякой верующей души. В сложных и тяжких условиях наших дней Церковь этим стремится тебя поддержать и укрепить, а вовсе не пугать тебя какими-то бедами, которые, вероятно, и не придут...

Тот, кто благоговейно чтит Животворящий Крест, кто благоговейно, с верой и молитвой употребляет крестное знамение, часто на опыте убеждается в победоносной и спасительной силе Животворящаго Креста. И не нужно думать, что за чудесами от Креста, от крестного знамения следует идти куда-то далеко, – назад, в древность.

Теперь часто говорят, что в наше время чудес не бывает, – они бывали только в древности... Но вот, совсем недавно, перед самой кровавой годиной всероссийской разрухи, было одно из чудес, рассказанное очевидцем – чудо, в котором явно проявилась животворящая и спасающая сила крестного знамения. Один священник заехал в гостиницу, где, кроме него, были и другие люди. Всем им был предложен обед. И, когда они собрались к этому столу, то священник, как пастырь Церкви, говорит: «Братие, прежде всего станем на молитву. Помолимся перед тем, как вкушать пищу». Все встали; священник прочитал молитву Господню «Отче наш» и, заканчивая ее, обращается к столу и осеняет его крестообразно своим пастырским благословением. И в эту секунду большой графин с квасом, стоявший на столе, без всякой видимой причины и без всякого удара со стороны, разлетелся вдребезги. Квас разлился; все ахнули. Хозяйка схватилась за голову, бросилась в соседнее помещение, откуда донесся ее крик; она снова вбежала обратно, бросилась священнику в ноги и тут же призналась, что этот графин она поставила на стол по ошибке. В нем был отравленный квас преступно приготовленный ею для отравления собственного мужа. На стол же она хотела поставит другой графин с хорошим квасом, но перепутала ввиду того, что оба графина совершенно походили один на другой, и подала убийственную отраву на стол. И, если бы ни молитва Господня, если бы пастырь Церкви не осенил своим благословением этот стол для трапезы, – то, быть может, последовала бы страшная катастрофа массового отравления. Сила Креста спасла людей от этого. Подобные случаи бывали не раз. Поэтому, когда Церковь укрепляет нас во время силою Животворящей Креста – человек должен с радостью вспоминать, как Крест его укрепляет и спасает. Тот христианин, который благоговейно, по-настоящему верует, прибегает к силе крестной и осеняет себя крестом во все важные моменты своей жизни: перед началом каждого дела, в минуту опасности, отправляясь куда-нибудь в далекий путь...

Как часто видели мы, как верующий, благоговейный христианин, уже умирая, в последний момент, холоднеющей рукой, осенял себя крестным знамением, ограждал и освящая себя этим на последний свой путь. И на могиле христианина ставится крест, чтобы знали все, что под этим крестом, в этой могиле лежит христианин.

Будем же это помнить, преклоняя колена пред Животворящим Крестом; будем укреплять себя на время прохождения постного подвига и ободрять себя тем, что непобедимая, непостижимая и божественная сила Честнаго и Животворящего Креста не оставит нас грешных, если мы сами не уйдем от нее... Аминь.

Неделя 3-я Великого поста: Крестопоклонная

По милости Божией мы с вами уже подходим к середине Великого поста. Следующая его седмица так и именуется «Средокрестная Седмица», а завтрашний воскресный день именуется «Крестопоклонная Неделя», в силу того, что выносится сегодня и завтра и еще будет предметом благоговейного поклонения, как и всю эту седмицу, Животворящий Крест.

Не раз здесь уже говорилось о том, что, по мудрому установлению церковному, это поклонение Кресту и его прославление в середине Великого поста, Церковью установлено, прежде всего, для того, чтобы тех, кто строго постится по уставу церковному, укрепить благодатною силою крестною, чтобы дальше проходили путь подвига постного. Те, кто, действительно, строго пост соблюдают, кто себя крепко ограничивают на время поста, те знают, как это действенно и как укрепляется человек, неся тот крест, усиленного особого пощения, как он укрепляется, когда вспоминаем, поклоняясь Животворящему Кресту, что перетерпел на нем для нашего спасения Господь Иисус Христос.

Святые отцы, говоря о Крестном страдании нашего Господа, любили указывать на то, что наша действительная жизнь, жизнь человеческая, удивительно отразилась в Святом Евангелии. На все ее стороны мы находим там указания. И вот, вы знаете, что Господь призывает всех к крестоношению. «Кто хочет идти за Мною , – говорит Он, – пусть возьм ет свой крест и идет за Мной...» (Мф. 16:24). А вот, на Голгофе мы видим, что кроме Животворящего Креста, на котором Спаситель наш страдал за наше спасение, еще есть два креста и на них два крестоносца, два разбойника один справа, другой слева. И знаем мы с вами, как Церковь воспевает разбойника «благоразумного», который опомнился от своей жизни, исполненной всяких беззаконий и разбоя, опомнился, уже в последние предсмертные часы, часы страшных страданий, опомнился, осознав, что он страдает заслуженно. Он признал это и это смиренное признание сейчас же просветило его душу, просветлела она для покаяния, и он унимал дух своего собрата, который был далек от этого духа покаяния и поносил Распятого Спасителя. Он его останавливал, а к Спасителю обратился со смиренной просьбой, чтобы Господь помянул его, не забыл его только, когда придет во Царствие Свое. Значит, и в этих страданиях, как будто бы поруганный, униженный и опозоренный Христос Спаситель, однако же сиял Своим Царственным величием, которое видели те, кто недалеко, чтобы видеть, и вот покаяние отверзло очи этому разбойнику: он увидел в Том, Кто был распят рядом с ним человека, и не просто человека, а Того, Кто имеет царственное достоинство и просит помянуть его, и получил ответ, величественно царственный и милостивый. Ответ, именно, царской милости исполненный, ибо Господь любит давать больше, чем у Него просят; разбойник только смиренно просил помянуть его, а Господь говорит: "Днесь (сегодня же), как только кончатся эти страдания, будешь со Мною в раю» (Лк.23:43).

Но Церковь не забывает и о неблагоразумном, несчастном разбойнике и указывает нам на то, что эти два крестоносца – образец всего человечества: хочет человек или не хочет, но под крестом житейских страданий, он все равно страждет. Осознает он или нет, приводит ли это его к покаянию или нет, но под крестом страждет каждый человек. Но вот Церковь указывает, что одному из распятых этот крест послужил во спасение, он через крестоношение спасся, а другой, также страдавший, спасения не получил, погубил себя своим ропотом и нераскаянностью. Вот и говорят нам святые отцы, что пример благоразумного разбойника нам ясно указывает, что как только человек примет свой крест покорно, сознает, что он заслуживает те страдания, которые связаны с несением этого креста, так сейчас же милость Божия его осенит, как она осенила этого разбойника. И человек, если он только под крестом своим от какой-либо тяжкой скорби роптал бы, не мог никак с этим примириться, считал, что он этого не заслуживает, а потом нашел бы в себе силы смирить себя, признать, что он все это заслужил, как сейчас же меняется все настроение. Весь дух, вся настроенность его души светлеет и становится способной принять Божественную благодать. И человек, действительно, знает по себе, как только перестанет он роптать, и примет покорно свою скорбь, благодушно, повинуясь Божьему промыслу, – сейчас же она приобретает совершенно другой характер. Все вокруг него то же самое, и скорбь его, как будто бы та же самая, а он совсем по-другому ее переносит. И начинает тогда понимать, почему апостол Павел говорил, что мы бываем со скорбями. Совсем по-другому переносится скорбь, когда христианин ее примет, как заслуженную, мало того, – как спасительную.

И вот об этом-то Церковь напоминает, указывая нам на двух разбойников – благоразумного и неблагоразумного и призывает нас следовать примеру благоразумного разбойника. Один проповедник, говоря о том, какую милость получил разбойник благоразумный, говорит, что после этого изумительного примера того, как человек всю жизнь беззакония творил и разбойничал и только в последние часы опомнился и был Господом прямо принят в Свое Царствие за свое покаяние – этот пример просто не позволяет, не разрешает никакому человеку отчаиваться или впадать в унынье. Человек права не имеет сомневаться в милости Господней, если ее получил такой человек, как благоразумный разбойник, пострадавший на кресте и спасшийся этим крестным страданием. Аминь.

Неделя 3-я Великого поста: Безропотное ношение жизненного креста

В Святом Евангелии мы читаем, как Господь наш Иисус Христос говорил: «кто хочет идти за Мною , пусть возьмет крест свой и тогда идет за Мной» (Мф. 16:24). И мы знаем, что иного пути Господь не указал для Своих последователей, а только поставил категорическое требование такое, что за Ним может идти только тот, кто принимает свой крест.

Под крестом, обычно, под жизненным крестом человека, понимается сочетание всего неприятного, всего трудного, всего скорбного, что ему приходится переживать. Поэтому и говорят: «Он тяжкий крест несет», когда говорят о человеке, которому трудно живется. Но вот, вчера за всенощной читалась выдержка из паремий, из Священного Писания Ветхого Завета, где говорилось о том, что когда-то, когда Моисей вел народ свой через пустыню, они пришли в место, где не было воды, и они стали мучиться и страдать, не имея влаги, не имея воды. Наконец, дошли до источника, но оказалось, что эта вода была настолько отвратительной, невыносимо горькой, что пить ее не было никакой возможности. Народ стал роптать на Моисея, что он завел его в такое место. Когда Моисей помолился Богу, Господь показал ему одно дерево и сказал: Положи его в источник воды, который так невозможен. Моисей положил, и вода стала сладкая и приятная на вкус (Исх. 15:25).

Не напрасно это читается как раз, когда мы говорим и молимся Господу перед Его Животворящим Крестом. Тот, кто умеет принять свой крест, покорно воле Божией, тот знает, что не так он страшен, и не так мучителен, когда он принят человеком покорно воле Господней. Когда человек все свои скорби и страдания принимает с ропотом, тяготится, то ему, конечно, тяжело, и он этим ропщет на Бога. От ропщущей души Господь отдаляется, и ей еще хуже становится. А когда человек принимает волю Господню, то с его крестом происходит то же, что вот с этой водой, которая была горькая, а потом стала приятная на вкус. Как будто вокруг него то же самое – те же скорби, а он принимает все совсем по-другому, ощущает совсем не так. Ему становятся понятны слова апостола, который говорит, что когда умножаются наши скорби, то умножается от Бога и утешение наше (2Кор.1:5).

Так будем помнить, возлюбленные, что тот, кто крест принимает покорно воле Господней, знает, что Господь все посылает только на пользу, тому крест сразу становится гораздо легче, чем когда он переносил все это, не покоряясь воле Господней, а ропща. Не будем же роптать на Господа за те скорби, которые Он нам посылает. Эти скорби осветительные, они полезны для души. Благословенна та душа, которая принимает, говоря: «Да будет воля Твоя, Господи, не так, как я хочу, а как Ты». Аминь.

Неделя 5-я Великого поста: Преп. Мария Египетская

Припомним, братие, как (не так давно), когда приближался Великий пост, Церковь нас подводила к подвигу покаяния постепенно, сначала в неделю Мытаря и Фарисея, указывая нам на то, как должен и как не должен молиться человек, ибо в подвиге покаяния самое существенное значение имеет молитва и пост.

В следующей неделе о Блудном Сыне, Церковь напоминала нам об отеческом милосердии Господа к кающимся грешникам; затем, на неделе о Страшном Суде Церковь угрожала нераскаянным грешникам, напоминая, что наступит тот Страшный Суд, на котором придется дать ответ за все содеянные беззакония, и, наконец, при самом вступлении в Великий пост, Церковь указывала нам, почему нужно нам каяться и поститься. Мы, в лице прародителей наших, Адама и Евы, пали в грех преслушания Богу и должны обратными подвигами, которыми бы уничтожались те злодеяния, которые были совершены прародителями в Эдемском саду в печальный день их грехопадения, стараться очистить себя от грехов.

Поскольку наши прародители возгордились, Церковь приглашает нас к покаянию и зовет смириться; поскольку они нарушили пост, вкусили от того плода, от которого запрещено было им вкушать, Церковь призывает нас к посту, чтобы этим постом исправить то греховное повреждение, которое произошло тогда и которое мы унаследовали от них.

Но вот начался пост, проходило воскресенье за воскресеньем, седмица за седмицей, и, наконец, мы с вами сегодня в последний раз в этом году услышали призыв к покаянию – «покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче».

И вот Церковь теперь, когда уже покаянные труды подходят к концу, заботится о тех людях, которые отчаиваются в грехах своих, считая, что они настолько уже погрязли в этих грехах, что исправления уже не может быть, что не могут они одолеть греховных навыков, что с грехом им не совладать и поэтому безнадежны всякие попытки исправить свою жизнь, а, следственно, покаяния для них нет, ибо истинное покаяние должно непременно сопровождаться исправлением жизни. Церковь в завтрашний воскресный день и ставит перед нами пример совершенно необычного, я бы сказал, пример потрясающего по силе и глубине покаяния.

Первого апреля ст. ст. Церковь по нашему церковному календарю прославляет св. Марию Египетскую. Ее уже мы вспоминали недавно на минувшей седьмине, когда было стояние Андрея Критского, или Марии Египетской, когда читался Великий Покаянный канон, в котором все время после покаянных молений мы обращались к этой великой угоднице Божией. Но этого как бы мало для Церкви, и вот она сегодня, в 5-е воскресенье Великого поста еще раз перед нами ставит образ той, которая когда-то была великой грешницей, а потом стала праведницей из праведниц.

В Покаянном каноне есть такое место: автор его обращается к своей душе и говорит: помни о том, как исцелилась рука Моисеева. Когда, по повелению Божию, Моисей положил руку себе в складки одежды, и вынул ее, она была покрыта страшной болезнью – проказой. Испугался он, конечно, но Господь сказал: «Сделай то же самое еще раз». Он повторил тот же жест и рука была совершенно здорова (Исх. 4:6). И вот, обращаясь к своей душе, он говорит: «Помяни, душа моя, это исцеление Моисея от проказы, помни, как Господь Бог может прокаженное житие очистить, и не отчайся сама в себе, даже если ты и прокаженна еси».

И вот мы видим, как может Господь действительно убелить житие, покрытое проказой греха.

Преподобная Мария Египетская, красивой юной девушкой поддалась соблазнам нечистой распутной жизни. Пала не раз и не два, а опустилась совсем, скатилась по наклонной плоскости в самую бездну падения и стала уже одной из тех несчастных, которые добровольно предлагают любому насытить свою блудную страсть. И казалось бы она, которая не год и не два, а многие годы проводила в любострастном образе жизни, уже погибла; но знаем мы, что сделало с ней покаяние.

Знаем мы, что после того, как она в покаянных подвигах наедине с Господом Богом и своей совестью провела многие десятки лет, в пустыне, не видя человеческого лица, с ней встретился в пустыне преп. Зосима Палестинский, сам Великий и святой подвижник. И он, как говорится в том же каноне, ужасался, ибо видел перед собою не человека, а ангела во плоти – видел, как она переходила через воды Иорданские, как по твердой земле, видел, как она воздевши руки, стала молиться Богу о мире и в этой молитве поднялась на воздух, отделившись от земли. Так могуче устремлялся ее просветленный, очищенный дух к небесам, к Господу Богу, к горнему миру, что и очищенную от всяких страстей плоть как бы увлекал за собою туда.

Вот, что такое покаяние и как оно может человека совершенно изменить. И вот этот-то пример покаяния Церковь ставит перед тем, кто отчаивается в возможности исправления. Справедливо указывается на то, что два примера в этом отношении особенно должны быть ободряющими для грешников. Один – этот пример преп. Марии Египетской, другой – благоразумного разбойника.

Мария провела десятки лет в покаянных трудах, а разбойник опомнился за несколько часов до страдальческой кончины своей. И однако, когда он опомнился, и устремился с мольбой к Тому, Кто был распят около него, то и получил от Господа (как и имеет Господь обычай давать) неизмеримо больше того, что он просил. Он смиренно просит: «помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Твоем" , и слышит ответ: «аминь, глаголю тебе – днесь со мною будеши в раи» (Лк. 23:42, 43). Не «когда-то» и не «завтра», а сегодня же будешь со мною в раю – говорит ему Тот, Кто пришел спасти не праведников, а грешников, Тот, Кто и на Кресте не забыл этого своего главного дела, и тут привлекает покаявшуюся душу в объятия своего милосердия.

Эти примеры, поразительные и трогательные, должны изгнать отчаяние из всякой человеческой души, как бы она ни была грешна, как бы ни была изуродована грехом, каким бы печальным ни было в этом отношении ее прошлое. Нет места отчаянию. Господь принял этих грешников – падшую женщину и разбойника. Она грешила многие годы, а разбойник разбойничал всю жизнь и, однако, они оказались желанными обитателями Его Небесного Царствия, Его блаженного рая. Не падай духом и ты, кающийся грешник, помни, что Господь может и твою душу и твое прокаженное грехами житие убелить паче снега, как убелил Он чрез покаяние эти покаявшиеся души.

Неделя 5-я Великого поста: Преподобная Мария Египетская

Многие из вас знают, вероятно, что в сегодняшний воскресный день, помимо празднования воскресения, Церковь еще воспоминает ту великую грешницу, которая потом стала величайшей праведницей, ангелоподобной чистоты – преподобную Марию Египетскую. Не раз уже мы здесь останавливались на подвигах, на примере преподобной Марии. Пример ее покаяния указывает нам на то, что как бы ни упал человек, как бы ни погрузился он в бездну греховную, сила покаяния может упразднить все это и сделать его воистину новою тварью (2Кор. 5:17). Так было с Марией Египетской. Уж кажется, невозможно было женщине упасть в бездну грязи и разврата, более глубоко, чем упала Мария. А после ее покаяния видел ее сам Великий подвижник преподобный Зосима, и, как говорится в каноне церковном, он «ужасом исполнился», ибо видел пред собою не человека, а ангела во плоти: преподобная Мария на его глазах по суху перешла Иордан, как по земле; на его глазах она на молитве поднималась от земли на воздух. То самое тело, которое было годами вместилищем грязи и разврата, настолько было в покаянии просветлено, возвышено, облагодатствено, что оно как бы стремилось само за духом своим туда в горний мир, к Божьему Престолу.

Мне еще хочется обратить ваше внимание на сегодняшнее Евангелие. Оно на многое нам глаза открывает. Говорится в этом Евангелии о том, как Господь однажды стал Своим апостолам прямо говорить о том, что Его ожидает в Иерусалиме, ибо тогда они уже шли к Иерусалиму последним своим путем. Он прямо стал им говорить, что с Ним сделают его враги и что Он в конце концов воскреснет. Евангелист Марк ограничивается этим сообщением, но евангелисты дополняют его, указывая, что апостолы ничего не поняли из того, что Господь им говорил. Настолько это было чуждо для них, настолько они были далеки от всякой мысли, о возможности чего-либо подобного, что они просто Его не поняли. А что это так, как раз сегодняшнее Евангелие и указывает. Только что Господь им об этом сказал, как слышит Он просьбу от двух апостолов Своих, причем, поддержанную, по евангелисту Матфею, их матерью Соломией. Это были сыновья Зеведеевы Иаков и Иоанн. Они, поддержанные матерью, обращаются к Нему с просьбой, чтобы Он дал им сесть в Его Царствии, когда Он воссядет на Престоле Славы Своея, одному – справа, другому – слева от Него (Мф.20:20, 21), т.е. занять ближайшие места. Вознегодовали другие апостолы, говорит евангелист, когда услышали такую просьбу. Но нужно помнить, что апостолы не были еще просвещены до конца Духом Святым и очищены Им, а в Иакове и Иоанне, все-таки, говорила любовь к Учителю Своему. Им хотелось быть как можно ближе около Него. А кроме того, быть может, у них осталось в памяти, когда Господь Иисус Христос, совсем незадолго до этого события, сказал апостолу Петру: "ты еси Петр... на сем камне... создам Церковь Свою, и врата ада не одолеют ея, и дам тебе ключи Царства Небесного» (Мф.16:18, 19). Могли апостолы так и понять, что Господь их говорит об особенных преимуществах апостола Петра и поэтому и им захотелось также чего-то особенного в Царствии Небесном. Но ответ они услышали тот, который, вероятно, не ожидали. Господь сказал им: «не знаете, чего просите» (Мф.20:22). И, действительно, не знали они, чего просили. Они просили, чтобы им сесть одному справа, а другому слева от Него, когда Он сядет на Престоле Царствия Своего, но ведь мы же с вами знаем, что немного времени и прошло, и злоба человеческая вознесла Его на Престол, но этим престолом был Крест Голгофский: справа от Него был один разбойник, слева – другой. И, следовательно, об этих местах у креста, не зная этого, и просили у Него апостолы. Потому Христос, сказавши, «не знаете, чего просите» , поясняет: «Можете ли пить чашу, которую Я пью и крещением креститься, которым Я буду кре ститься ?" – говоря о голгофском Крещении. Не понявши Его, конечно, как следует, апостолы, однако, с готовностью любви и преданности, говорят: "можем !"

И Господь не отверг этого их обещания, не остановил их, как Он остановил потом апостола Петра, когда он стал уж слишком самонадеянно говорить о том, как он будет верен. Их Господь не остановил, а сказал: "чашу , которую Я буду пить , вы выпьете, и крещением, которым Я крещусь, вы будете креститься, но... сесть от Меня справа и слева зависит от того, кому это уготовано» (Мф.20:23), потому что тут не вывод может быть, какой-то произвольный, а только может быть это в силу того, что сделает человек. Его место в Царствии Небесном будет ему уготовано в соответствии с тем, как он послужил Господу Своему и ближнему своему, как он был верен Господу и Богу Своему. Этим определится его место, а по субъективному желанию предоставлено оно не может быть.

Как не понимали Спасителя те, кто окружал Его! Когда Он сталкивался с неверием, с упорным неверием людей, то это вызывало из Его пречистых уст скорбно негодующий возглас: «о, род неверный... развращенный! до каких пор Я буду с вами? до каких пор Я буду вас терпеть?» (Мф.17:17). Это было однажды только. Но когда встречался Он с упорным неверием и злобой, а здесь даже Его ближайшие ученики, которых Он называл друзьями Своими, и они Его, как должно, не понимали. Мы с вами видим, какой тяжкий крест нес Господь Иисус Христос, в каком одиночестве Он жил! Его окружали люди и преданные Ему – апостолы, мироносицы, но никто Его, как должно, понять не мог. И в этом внутреннем одиночестве нес Он Свой крест еще до Голгофы, а потом понес уже на Голгофу.

Это время, когда мы с вами будем воспоминать Его страдания, приближается. Только одна седмица нас отделяет от того, когда мы вспоминаем Его искупительные страдания. Так будем же готовиться к тому, чтобы понять, как должно, Его подвиг, который Он для нас совершил, как должно и вступить в эти священные воспоминания. Аминь.

Великопостная беседа на пассии

Всем известно, конечно, что Великий пост есть духовная и молитвенная подготовка к Страстной Седмице; но и сама Страстная Седмица готовит нас к празднику Светлого Христова Воскресения.

И вот, не везде, но во многих храмах Зарубежья происходит только что совершенное богослужение, именуемое «пассия», которая как бы подводит нас к Страстной Седмице, ибо в ней уже вспоминаются в евангельских чтениях и песнопениях Страстной Седмицы Страсти Христовы. Этим мы постепенно подготовляемся к тому, чтобы как должно встретить и провести Страстную Седмицу.

О страданиях Спасителя можно говорить бесконечно. Это – духовная бездна, которую не исчерпает никакое человеческое слово. Я только хочу остановить ваше внимание на одном событии, которое было в эту ночь страданий Господа.

Мы знаем из Св. Евангелия, что Господь предупреждал Своих апостолов на Тайной вечери, говоря им: «все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь...» (Мк. 14:27). Послышался ответ апостола Петра: «аще и вси соблазнятся, аз един никогда не соблазнюсь» (Мк. 14:29), т.е. если и все соблазнятся, я один никогда не соблазнюсь. В ответ апостол услышал страшное предсказание, которому он как должно не поверил, и потом, конечно, горько жалел. Господь ему сказал: «говорю тебе, Петр, что не пропоет еще петух, как ты уже отвергнешься Меня троекратно» (Мк. 14:30). Однако же, апостол не верил и настаивал на своем.

Не сомневайтесь: когда Петр клялся своему Учителю, что он готов с Ним в темницу и на смерть идти, то в этот момент он и пошел бы; он правду говорил. Он любил своего Учителя так, как дал бы и нам Господь иметь хотя бы одну сотую часть его любви... Все апостолы любили Своего Учителя так, что Он был для них как светлое солнышко, и когда это солнышко погасло на Кресте, им стало страшно, холодно, пусто и мрачно. Апостол Петр говорил от всей души, и он тут бы, действительно, пошел на смерть с Учителем, но он не знал еще себя самого, не знал, насколько неустойчива наша человеческая природа.

Окончена Тайная вечеря – Христос с учениками в саду Гефсиманском... Спаситель позвал с Собой особо трех учеников, говоря: «прискорбна есть Душа Моя до смерти: побудьте здесь и бодрствуйте со Мною» (Мф. 26:38).

Эти слова приоткрывают нам, насколько тяжело было Ему в тот момент. Он, всегда спокойный и твердый, в трудные минуты ободрявший и укреплявший Своих учеников, сейчас страждет, и настолько прискорбна Его Душа, что Он обращается к Своим любимым ученикам и просит их: «Будьте здесь, бодрствуйте со Мною» , т.е. не оставьте Меня одного в этот страшный для Меня час. И однако же, когда Он, отойдя от них, молился до кровавого пота, чтобы Отец Небесный освободил Его от страшной чаши страданий, и вернулся к апостолам, чтобы они Его поддержали, то они... спали. Спал и тот, который клялся с Ним в темницу и на смерть идти...

Господь с кротким упреком обращается к нему: «Симон! ты спишь?» (давно ли ты клялся, что всюду за Мной пойдешь, а теперь ты и одного часу не мог побдеть со Мною?) Но тут же наставляет апостолов, а через них и всех нас: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы вам не впасть в искушение или какую-либо напасть, ибо дух бодр, а плоть немощна» (Мк. 14:37, 38).

Но вот кончилась Гефсиманская молитва. Пришел предатель с врагами Христа Спасителя и Его, выражаясь теперешним языком, арестовали в Гефсиманском саду. Апостолы разбежались. Но Евангелие говорит, что Петр «шед за Ним до двора архиереева» (Мк. 14:54) и вошел туда, чтобы видеть, чем все это кончится.

Тут подошла к нему одна служанка и сказала, что и он был с Иисусом Галилейским; и тот, кто всего несколько часов тому назад клялся, что он и в тюрьму и на смерть пойдет, испугался и говорит: «не вем... что глаголеши» (Мк. 14:68) т.е. не знаю, что ты говоришь. Опять ему вторично говорят, что он был с Ним, но Петр снова отрекся и уже, как отмечает Евангелист, с клятвою. Он клялся несколько часов тому назад; теперь снова начались клятвы, но прямо противоположного характера. Наконец ему стали настойчиво говорить: «Ты несомненно был с Ним, ибо ты галилеянин и даже язык, произношение, выдает тебя». И тогда, как говорит Евангелие, «начат Петр ротитися и клятися» (Мк. 14:70, 71), т.е. стал клясться и божиться, что он не знает Этого Человека.

И когда он произнес эту страшную клятву, то (как дополняет другой евангелист) Господь, Которого быть может проводили по двору и Который был, во всяком случае, не далеко, обернулся и посмотрел на Петра...

Мы знаем из жития великого апостола, что впоследствии у него всегда болели глаза, были красные и распухшие, потому что он каждую ночь, когда пел петух, вставал со своей постели, падал на землю и, горько плача, просил Господа простить ему его отречение. Спаситель его простил, снова сделал его первоверховным апостолом, но сам апостол никогда не прощал себе этого страшного отречения.

Господь взглянул на него... Мне думается, что когда апостол так плакал по ночам, то, вероятно, он вспоминал этот взгляд Учителя Своего, скорбно напомнивший ему о его клятвах недавно произнесенных, и пронзивший его душу...

Петр бросился вон из двора архиерейского, убежал, вероятно, в один из темных переулков, которых много в Иерусалиме и теперь, а раньше было еще больше, и там в темноте стал горько плакать и рыдать. Быть может, уста его шептали: «Господи, Ты вся веси, Ты веси, яко люблю Тя», но было уже поздно – страшное отречение совершилось.

Когда мы думаем о тех богоубийцах, которые своего Мессию довели до страшной крестной смерти, то, конечно, сами мы далеки от их богоубийственного настроения. Но как понятны нам немощь апостола Петра и его отречение! Как мы сами постоянно неустойчивы! Не можем устоять в добрых намерениях и желаниях. Как будто принял решение человек исправить свою жизнь, стать добрым христианином – и думает, что он тверд в своем намерении. А святитель Феофан Затворник говорил, что такое «твердое решение» сплошь и рядом бывает похоже на весенний снег на солнышке. Лежит красивый, белый, а как только пригрело солнце – от него и следа не осталось. «Вот так бывает и с нашими так называемыми твердыми решениями» – говорил великий святитель.

Этот пример апостола Петра, который в своем искреннем порыве связал себя клятвенным обещанием и его не только не исполнил, но поступил обратно этому, да будет у нас всегда в памяти. И когда у нас есть доброе намерение, не будем надеяться на себя; не будем самоуверенными, каким был до своего отречения апостол Петр, а будем помнить, что Сам Господь на прощальной беседе сказал: «без Мене не можете творити ничесоже» (Ин. 15:5); Помни, христианин, что если ты действительно хочешь быть добрым христианином, то в духовной жизни без помощи Господа тебе и шагу не сделать. Мы постоянно привыкли надеяться и опираться на себя; мы постоянно уверенно думаем, что вот «то и то сделаем» – но в области доброделания мы ничего истинно доброго не сделаем, пока Господь не поможет нам, не поддержит нас, пока не укрепит наши слабые и колеблющиеся силы.

Когда же будет Его укрепляющая сила с нами, тогда будет уже иное. Вот апостол Павел был человек такой же, как и мы, испытывал такие же искушения (был человек «подобострастный нам» (Иак. 5:17), как говорит Священное Писание) и однако он мог смело сказать: «Вся могу» , – я все могу, но – укрепляющем меня Иисусе Христе» (Флп. 4:13). Т.е. я все могу сделать, но не сам, а только тогда, когда меня укрепит Господь мой Иисус Христос... Аминь.

Беседа на пассии

Те, кто был в прошлом году на такой же пассии, быть может, вспомнят, что тогда, прочитавши Евангелие о страданиях Спасителя по евангелисту Матфею, беседовали мы здесь о Гефсиманской молитве Спасителя, о том, как Он для искупления грешников принял на Себя греховность всего человечества. Сейчас мы с вами слышали повествование о страданиях Спасителя евангелиста Иоанна Богослова. И мы видим характерные особенности именно этого повествования. Известно, что первые три Евангелия: Матфея, Марка, и Луки значительно сходны одно с другим, а Евангелие от Иоанна значительно отличается от первых трех. О многом, о чем они говорят, евангелист Иоанн умалчивает. И наоборот, то о чем они не говорят, он приводит и иногда подробно.

О молитве в саду Гефсиманском говорят евангелисты Матфей, Марк и Лука. Мы сегодня чтение Евангелия начали с того момента, когда окончилась Гефсиманская молитва и когда Спаситель мира, укрепленный этой молитвой на тот великий подвиг, на который Он приходил, выходит навстречу Своему предателю и той толпе вооруженных людей вместе с врагами Христовыми, которые пришли взять Его, а говоря нынешним языком, арестовать. Евангелист Иоанн не говорит о Гефсиманской молитве, он только намекает на нее, говоря в самом начале, что Иисус, «зная, что будет с Ним, вышел к ним» (Ин. 18:4). Иуда тут был, и стража была военная, и враги Спасителя – книжники и фарисеи, члены Синедриона. Спаситель, обращаясь к ним, говорит: "кого вы ищете?" Они ответили: «Иисуса Назарея» (Ин. 18:5). Кратко ответил Господь: «аз есмь» – это Я. Но от этого ответа они попятились назад и попадали на землю. Редко, редко, когда Господь Иисус Христос таким образом давал людям почувствовать Свою страшную, беспредельную, Божественную силу, а здесь Он только сказал два слова, словно страшная молния Божества сверкнула в этом коротком ответе, и они упали на землю. Растерянные встают, и Господь снова задает тот же вопрос; они повторяют свой ответ. Тогда Господь снова им говорит: «Я сказал вам, что это Я» (Ин. 18:8). Но, видимо, уже совсем другим обычным тоном и тут же, заботясь об апостолах Своих, говорит: «оставьте их, пускай идут» . Знаем мы и то, как пытался Симон Петр его защитить, ударил раба архиерейского, урезал ему ухо, но Господь и тут сказал, чтобы он вложил меч в ножны, а раненого раба исцелил.

Святой евангелист Иоанн говорит, что Спасителя из сада Гефсиманского повели сначала к первосвященнику Анне, и там первосвященник Его спросил, об учении Его и об учениках Его. Господь ему на это ответил очень характерно, т.к. спрашивая Его, первосвященник нарушал установленный порядок судопроизводства. Полагалось тогда сначала спрашивать свидетелей, а потом уже обвиняемого. Если б не было тут никого, кто слышал поучения Спасителя, что Он говорил, тогда первосвященник был бы прав. Но он сразу обращается к Спасителю, а Господь мягко, тактично указывая на неправильность, говорит: никогда ничего тайно не говорил. Всегда говорил там, где собираются иудеи. Что ты Меня спрашиваешь?:Вот, спроси у слышавших, они слышали, что Я говорил» (Ин. 18:20, 21). Мягко и тактично Господь обращает первосвященника на правильный путь судопроизводства, но один из слуг архиерейских, желая выслужиться перед своим господином, якобы возмутившись дерзостью ответа, ударил Спасителя по щеке (по ланите), сказавши: "так ли Ты отвечаешь архиерею?» (Ин. 18:22). Прост был ответ Спасителя нашего, – Господь ему на это кротко ответил: «если Я сказал плохо, то докажи, что плохо; а если хорошо, за что ты Меня бьешь?» (Ин. 18:23). Сохранилось предание, которое у святых отцов есть, что ударивший Спасителя был тот, которого когда-то Он исцелил от расслабления, – так он отблагодарил Своего Божественного Исцелителя!

Потом Спасителя повели к Каиафе архиерею, уже к правящему архиерею. Тут и происходит в эти часы страшное отречение Петрово. Отречение апостола Петра, который совсем недавно клялся и божился, что он пойдет на смерть за Учителя, а тут испугался служанки, испугался настойчивых допросов и с клятвою троекратно отрекся. Апостол, евангелист Иоанн, после этого, почти сразу говорит о том, как послали Спасителя к Пилату в преторию, на допрос к самому правителю, прокуратору. Представитель власти выходит и спрашивает: «кую вину вы приносите на Человека Сего , в чем вы Его обвиняете ?" (Ин. 18:29). Иудеи на это ответили, с одной стороны грубо, с оттенком дерзости, а с другой стороны сами расписываясь в собственном бессилии: «если бы Он не был злодей, мы бы не предали Его тебе» (Ин. 18:30). Евангелие говорит, что на это голословное заявление, Пилат только ответил: «возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его» (Ин. 18:31). И вот тогда они заявили, что «нам не достоит убить никого» – (мы не можем убивать никого, предавать смерти), этим самым указывая, что их приговор уже сложился, но только они не имеют возможности привести его сами в исполнение, поэтому просят об этом прокуратора. Пилат тогда уходит в свою преторию, к нему приводят Спасителя, и Он Его расспрашивает: «ты ли еси Царь Иудейский?» (Ин. 18:33). Господь на вопрос отвечает вопросом: "от себе ли ты... глаголеши, или инии тебе рекоша о Мне?» (Ин. 18:34). Т.е. от себя ты задаешь этот вопрос или на основании того, что тебе сказали другие? Иными словами: формальный ли характер носит твой вопрос? Только потому что тебе так сказано о Мне или ты сам интересуешься этим? Пилат на это ответил высокомерно, как римлянин, как высокий чиновник римлянин, сознающий свою власть: «егда аз жидовин?..» «разве я Иудей? Народ Твой и его руководители предали мне Тебя; что Ты сделал?» (Ин. 18:35). Тогда Господь, на вопрос о том, царь ли Он иудейский, говорит: «царство Мое несть от мира сего» (Ин. 18:36). Да запомнит это всякий, всякий, кто хочет Церковь свести на платформу какой-нибудь человеческой, пусть самой возвышенной, самой благонамеренной, но человеческой организации. «Царство Мое несть от мира сего !» – категорически говорит Спаситель. – «Аще от мира сего было бы Царство Мое, слуги Мои подвизались за Меня, да не предан бы был иудеем» , т.е. если бы Царство Мое было от мира сего, как всякое другое, то у Меня были бы Мои защитники, которые бы не допустили того, что происходит сейчас, "но ныне же Царство Мое несть отсюда» – говорит Господь.

Знаем мы, как Господь, беседуя с Пилатом, добавил, обращаясь уже к его внутреннему чувству, к его сердцу, к его совести: «Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине» (Ин. 18:37). Это Он сказал сразу, после того, как дал ответ Пилату, на вопрос: «Ты ли еси Царь иудейский?» – «ты глаголешь, яко Царь есть Аз» , т.е. ты говоришь, что Я царь. Когда-то, по тогдашнему словообороту, это означало утвердительный ответ: Да, Я царь. Но говорит Господь: «Но только Я родился и на то и в мир пришел, чтобы свидетельствовать об истине; и всякий, кто от истины, послушает гласа Моего» . Мимо Пилата прошел этот призыв к его нравственному чувству, к его сердцу, к совести его... Пред Спасителем был представитель римского скептицизма, который изверился решительно во всем и ни во что уже не веровал, а в особенности, в какую-то истину! Пилат, вероятно, услышавши это, думает: «Об истине Он заговорил! Да есть ли истина вообще?! У каждого есть о ней свое представление, а если она где-то истина далеко, то не до нее. Поэтому, собственно, отстраняя вопрос, только говорит: «что есть истина!» (Ин. 18:38). И с этим отошел от своего подсудимого.

Трагический момент, возлюбленные! Ответ – стоявший перед Пилатом. Живой воплощенный ответ! Тот, Кто говорил о Себе: «аз есмь путь и истина и жизнь" (Ин. 14:6). Но не сумел увидеть Пилат в Истине ее истину и своим скептическим вопросом, отвернувшись от Живой Истины, пошел, и однако же, сказал: «аз ни единые вины обретаю в Человеке Сем» – Я никакой вины в Нем не нахожу. Но услышал он от народа, чтобы был отпущен, так как отпускал тогда на Пасху, разбойник Варрава. Пилат (у Иоанна Богослова этого нет, но об этом говорят другие евангелисты) задал вопрос народу: "кого мне отпустить : Варраву или Иисуса, называемого Христом?» (Мф. 27:17). Несомненно Пилат был убежден в том, что народ скажет Иисуса, потому что Варрава был убийца, разбойник и мятежник. Но когда они закричали: «Не Сего, а Варраву» (Мф. 27:21), Пилат растерялся. Евангелист Иоанн говорит, что Пилат, услышавши это, взял Иисуса и стал Его бичевать... Бичевание – ужасное наказание, от которого многие умирали, не выдерживали его, а он только что сказал, что никакой вины в нем не находит. За что же он приказал Его бичевать?! Однако же приказал... Покрытый кровью от головы до ног, в багрянице, в терновом венце, стоял после бичевания пред ним Спаситель, и несомненно, жестокое и грубое сердце язычника содрогнулось, когда увидел он что сделали его старательные воины со Своей Жертвой...

С надеждой на то, что поймет народ, что происходит и пожалеет невинно Осужденного и так изувеченного, измученного Человека, выводит Пилат Его и говорит: «се, Человек!» (Ин. 19:5). Посмотрите на Него, ведь Он человек, как мы люди! Однако, народной злобы и это не успокаивает, ненасытимой злобы. Они тогда закричали: «Возьми, возьми распни Его!» (Ин. 19:6). Пилат тогда говорит: «поимите Его и вы распните, Аз же не обретаю в Нем вины» , т.е. вам мало того, что было сделано, берите сами, распинайте Его, я в Нем никакой вины не обретаю. Он как бы говорит: «Я и так, как бы сделал вам уступку, приказав бичевать Человека, Которого я считаю невиновным. А если вы хотите еще распять, возьмите сами Его распните. Они не могут это сделать, и они ему говорят: «У нас есть закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что Он назвал Себя Сыном Божиим» (Ин. 19:7). Это произвело действие, которого они, вероятно, не предвидели. Евангелие говорит, что Пилат, услышавши это слово, «паче убояся» (Ин. 19:8), – еще больше испугался, потому что у римлян было тогда предание о том, что боги могут явиться на землю в образе человека. Испугался Пилат, снова Спасителя провел к себе и спрашивает Его: «откуда еси Ты?" (Ин. 19:9). При этом евангелист Матфей указывает, что когда происходил этот суд, то жена Пилата прислала к нему сказать: «не делай ничего худого этому Праведнику, ибо я во сне очень пострадала сегодня из- за Него» (Мф. 27:19). И это прибавило, конечно, Пилату тревоги. Но когда он спросил Христа: «откуда еси Ты?" то ему, отвернувшемуся от вопроса об истине, Господь не стал отвечать – «Иисус же ответа не даде ему» . Заговорила гордыня высокого правителя, он говорит: «мне ли не отвечаешь? не весть ли, яко власть имам распяти Тя и власть имам пустити Тя?» (Ин. 19:10) – Ты в моих руках, Ты в моей власти и Ты мне не отвечаешь?! Трогателен ответ Господа Спасителя. Господь говорит: «никакой ты власти надо Мной не имел, если бы не было тебе дано свыше; а поэтому предатели Меня тебе больший грех имеют» (Ин. 19:11). Обратите внимание, как хочет Господь не отяготить, не подчеркнуть, не усилить вину Пилата. Он видит уже, какая власть его над указом, который требуют враги, и однако же, и здесь Господь, как бы старается умалить, ослабить его вину, старается, если не оправдать, то извинить его как-то и говорит: «Не твой главный грех самый большой, а у того, кто предал Меня тебе, тот главный грех имеет».

И это, видимо, растрогало Пилата и сказано прямо, что с этого момента, Пилат в особенности старался Его отпустить, но не нашел в себе мужества, когда послышалось обвинение от иудеев в том, что «если ты Его отпустишь, то будешь тогда недруг Кесаря» (Ин. 19:12)! Конечно, это не могло быть приятно Пилату, потому что Кесарем был тогда Тиверий, жестокий и подозрительный. Представил себе Пилат, что будет, если они Тиверию донесут о том, что он освободил Того, Который Себя называл царем Иудейским. Он убоялся окончательно, попытался еще сопротивляться, вывел Спасителя снова к народу и сказал: «Вот Царь ваш!» (Ин. 19:14). Первосвященники и книжники, которые так ненавидели власть римскую, о которой спокойно они слышать не могли, у которых была одна мечта, – освободиться от этой ненавистной подчиненности, они, как верные граждане римские и как верноподданные, закричали: «не имамы царя токмо Кесаря!» (Ин. 19:15) – Не имеем и не знаем никакого другого царя, кроме Кесаря. «Тогда предаде Его им, да распнется»... (Ин. 19:16)

Как пишет Иоанн евангелист: «И взяли Иисуса и повели... неся крест Свой, Он по шел на... Голгофу» (Ин. 19:16, 17), как говорит предание, изнемогая от всего пережитого, от страшного бичевания, окровавленный, терял уже силы, падал под крестом, пока, наконец, воины не заставили богатыря Симона Киринейского взять Его Крест и нести на себе.

Распят Спаситель между двух разбойников. Книжники и фарисеи увидели надпись, которую Пилат поместил на кресте: «Иисус Назарянин, Царь Иудейский» (Ин. 19:19), и стали у него требовать, чтобы он изменил ее – это стыд и позор для иудеев, если их царь пригвожден ко Кресту, к такой позорной казни! «Нет, говорят они – напиши, что Он – самозванец. Не пиши , что Он Царь Иудейский , а что Он сказал: Я Царь Иудейский» (Ин. 19:21), т.е. Сам Себя назвал – самозванец. Но они уже вывели Пилата из себя своим упорством, и своей ненасытной злобою, и он им ответил: «еже писах, писах !» (Ин. 19:22). Что я написал, то и написал.

Знаем мы, как у Креста Христова стояла Преблагословенная Его Матерь, Его ученик возлюбленный, один, который не испугался, не убежал, а шел за Ним до Креста, жены мироносицы, верные и преданные и не изменившие. Знаем мы, наконец, чем окончилась страшная крестная мука Христова, когда Господь Иисус Христос, перетерпевший неимоверные физические страдания (ибо крестная мука была вообще страшной), огненные страдания, а для Него она была неизмеримо острее и мучительнее, потому что Он был безгрешный. Ему не свойственно было страдать так, как несвойственно человеку, который в огне, покрыться в это время ледяной корой. Для Него страдания были противоестественны, поэтому несравненно мучительнее, чем для всех нас. Он их перетерпел безропотно и перетерпел неизмеримо более страшное внутренний крест, страдания за грехи людей, которые Он взял на себя и за которые оставил Его Отец... И вот, когда совершалось это страшное, таинственное оставление Его Отцом, вот тут и Он на кресте воскликнул: «Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя оставил еси?» (Мф.27:46). Смотрите, Он всегда Его называл Отцом, а тут Он восклицает: «Боже Мой, Боже Мой!» – Богом называет, как последний грешник. Как говорил святитель Иннокентий Херсонский: «В эти минуты Божество Сына Божия как бы сокрылось в душе Человека Иисуса, так что Он остался как бы один из нас, перенося эту страшную муку... Сам Бог Отец да Дух Святой знают, что тогда Он выстрадал... Если бы пред нами открылась миллионная часть той муки, которую Он тогда понес, то наше сердце разорвалось бы, не выдержав этого...»

Но вот кончается мука крестная, во исполнение пророчества. Господь восклицает: "жажду" (Ин.19:28)! Ибо Его, как всякого распятого, томила невыносимая физическая жажда. Но как говорил один проповедник, этот возглас еще вот что означал – «Жажду твоего спасения, грешник! Чтобы оно совершилось, наконец!» Он подвиг полагает за грешных, и Спаситель мира, испытавши последнюю горечь, вкусивши оцет с желчью смешанный, наконец воскликнул: «совершилось!» (Ин.19:30).

Что совершилось? Совершилось то, о чем еще говорилось в раю, о чем предсказывали пророки, что прообразовали многочисленные события ветхозаветные, а в особенности, все жертвоприношения Ветхого Завета. Сколько прообразовательных агнцев было заклано в истории еврейского народа, пока, наконец, не был заклан Агнец Божий, вземлющий грехи всего мира. Свершилось то, чего ожидал весь мир, чего ожидал не только народ иудейский, но сам, того не ощущая, ожидал весь человеческий род. Наконец, совершилось то, для чего пришел Сын Божий на землю, совершилось спасение рода человеческого. Аминь.

Лазарева Суббота

Прежде чем сказать слово свое, братья и сестры, хочу сказать вот что: помните, что тот, кто причащается святых Тайн, должен, во-первых, постараться прийти к самому началу службы, а во-вторых, и исповедоваться, по возможности, заблаговременно, а не в последний момент. Я это говорю совсем не в виде замечания, кому бы то ни было – нет! Потому что знаю, что многим трудно, многие далеко живут, способы сообщения далеко не всегда являются подходящими – это конечно. Но по мере сил, по мере возможности, всегда старайтесь заблаговременно и вовремя прийти в храм и исповедоваться. Совсем не порядок, когда исповедники исповедуются, уже когда чаша вынесена. Они должны тогда стоять и слушать последнюю молитву у чаши пред Причащением, а не стоять пред аналоем и исповедовать грехи свои – это надо раньше делать. Я об этом говорю, чтобы имели это в виду.

Господь наш Иисус Христос, как мы знаем из Евангелия, сказал окружавшим Его: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Аз упокою вы» (Мф.11:28) – по-русски: «и Я успокою вас» . И дальше указал на то, что если человек возьмет иго Его, заповеди Его и закон Его себе, то «обрящете покой душам вашим" (Мф.11:29). Сын Божий для того и воплотился, для того и на землю пришел, чтобы принести именно успокоение измучившемуся человечеству.

И вот, в частности, чего больше всего боятся, обыкновенно, люди на земле – смерти. Пред смертью отступает всякая философия. Всякая мудрость умолкает, когда пред человеком гроб, а в нем разрушающееся тело умершего человека. Никакая философия тут не поможет! Как говорил герой одного из романов Тургенева: «Попробуй отрицать смерть, она тебя отрицает и кончено!» Так вот, Господь для того и пришел, повторяю, чтобы успокоить человеческие души и знал, что больше всего человека пугает, что страшнее для него всего – это смерть. И вот Он в этом страшном вопросе дает нам такое успокоение и радость, какую, конечно, кроме Него никто и никогда дать не может. Он говорил много раз, что Он – воскресение и жизнь, что верующий в Него, если и умрет, то оживет. И в Евангелии мы читаем, как Он пророчески сказал, предсказывая будущее, что будет момент, когда «все сущие во гробах услышат глас Сына Божия, и изыдут» (Ин.5:28, 29). Вот какое светлое обетование дал Он нам.

Но Его заботливость на этом не успокоилась. Он знал хорошо, что как ни утешает человека такое обетование, а все-таки наличная действительность смерти – ужасна. Вот потому-то пред самым концом Своей земной жизни, Он совершает потрясающее великое чудо – идет ко гробу умершего Лазаря. Были случаи и до этого – Он воскрешал умерших: сына наинской вдовы, отроковицу Тавифу, дочь Иаира, но это были свежие жертвы, которых только что захватила смерть, а Он их вернул к жизни. А здесь, пред нами ужасающая картина того, что смерть не только захватила уже свою жертву, а делает свое страшное дело и уничтожает физический состав человека, который разлагается и разрушается.

Пред этой страшной картиной смерти предстал Начальник жизни и говорит: «возьмите камень !» (Ин.11:39). Испугались окружавшие Его. Марфа торопливо говорит: «Господи, уже смердит: четверодневен бо есть» . Другие, вероятно, еще больше испугались и думают: «Что такое? Запах тления будет невыносим. Чего Он хочет?» Но, когда послушали Его слово и отвалили камень, то Он, как человек, вознес Свою благодарственную мольбу Отцу Небесному, а как Бог, обращается к разлагающемуся трупу, и мы слышим тот Голос, который загремит когда-то в будущем, когда исполнится Его Божественное слово о том, что все мертвые выйдут из гробов на глас Сына Божия. И чтобы показать людям и успокоить их окончательно, Он показывает, как это будет. И слышится Его потрясающий глас: «Лазарь, выйди вон" (Ин.11:43)! Как говорится в молитвах церковных – этот голос потряс всю адскую бездну, все глубины преисподней. Ад затрепетал, отдал свою жертву, и тот, кто только что всех пугал из гробницы, выходит из нее живым и здоровым.

Какое потрясающее и, вместе с тем, радостное чудо! Вот почему этот праздник, Лазарева Суббота, как мы ее называем, особенно светла и носит радостный характер, один из самых светлых дней в году! Мы видим тут на деле, как произойдет наше воскресение, когда Сын Божий даст Свой глас, и по этому гласу умершие оставят свои гробницы и выйдут из них живыми. Только Он мог дать людям такую надежду и так нас уверить! После этого Церковь, действительно, могла спокойно возглашать, что когда человек умирает, то это для него не бездна небытия, не уничтожение, а если он христианин, то для него это только – «во блаженном успении вечный покой». Вот, что дал нам Господь в этом поражающем, потрясающем Своем чуде!

Но не забудьте, возлюбленные, что этот Праздник является как бы предпразднеством следующему завтрашнему великому празднику. У них и тропарь один и тот же: «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже». Но этот завтрашний великий праздник вводит нас уже в новые богослужебные священные воспоминания о последних днях жизни нашего Спасителя, о Его последних беседах и наставлениях и, наконец, о том великом и святом Деле, которое Он совершил в саду Гефсиманском, взяв на Себя наши грехи, на Голгофском Кресте, пригвоздив эти грехи ко Кресту и омыв их Своею Пречистою кровию и, наконец, во славе выйдя из Своего Гроба, как Воскресший Победитель ада и смерти! Не забудьте об этом! Начинается самая чудесная, самая прекрасная пора в нашем церковном богослужебном году. Всякий должен позаботиться о том, чтобы как можно больше посещать Божии храмы в эти священные дни, чтобы духовно свою душу нам напитать и укрепиться духовно и на последующее время. Аминь.

Лазарева Суббота

Два великих события произошли подряд, которые отмечает Церковь в сегодняшний и в завтрашний дни, и два праздника празднует Православная Церковь: сегодня был праздник Воскрешения Лазаря, величайшее из чудес, которые были совершены Спасителем в Его земной жизни, а завтра – торжественный царственный Вход Господа в Его стольный царский град Иерусалим. Сегодня Церковь празднует это чудо Христово. Повествование о нем мы с вами знаем; как говорит евангелист Иоанн, Господь, приступая уже к самому воскрешению Лазаря, сначала, как человек, вознес Свои молитвы к Отцу Небесному. Потом, как Бог Всемогущий, совершил чудо, как подчеркивает евангелист, «воззвавши гласом великим: Лазарь, гряди вон!» (Ин.11:43). Церковь в песнопениях праздника много раз говорит о том, что от этого возгласа «великим гласом» потрясся весь ад. Потряслась вся бездна и преисподняя, потому что этот глас был обращен не только и не столько к разрушавшемуся телу, которое было в пещере, а к духу, который находился тогда в этих темницах загробных. Услыша глас: «Лазарь, гряди вон !» из ада освободилась душа праведного Лазаря.

Церковь, празднуя это, указывает нам на то, что Господь дает нам образ будущего нашего воскресения. Он Сам говорил, что настанет такой день и момент, когда «все сущие во гробех (находящиеся во гробах) услышат глас Сына Божия, и изыдут из своих гробов» (Ин.5:28, 29). И чтобы больше уверить Своих верных, чтобы показать им, как это будет, Господь и совершил так это чудо, что все воочию услышали глас Сына Божия, который вызывает из гроба умершего человека. Только тогда это было обращено к одному Лазарю, а в конце веков будет обращено ко всем умершим.

Так было воскрешение Лазаря, а завтра Господь в Иерусалим пойдет. Из истории праздника мы знаем, как торжественно происходило это шествие! Как радовались святые апостолы! Как радовался народ! И когда вошли в храм, Спаситель услышал те приветствия, которые для Него, вероятно, были приятнее всех, потому что там уже дети «неискусоплотныя», как говорит Церковь, – невинные, чистые дети, радостно приветствовали Его, говоря: «осанна Сыну Давидову!» (Мф.21:9). А когда, озлобившиеся на эту славу и торжество, враги Христовы попробовали Ему на это указать, чтобы Он сказал, чтобы они замолчали, то Господь говорит: «А разве вы не знаете, пророчества, по которому, именно, из их детских уст совершается чистая хвала Богу?!» (Мф.21:16).

Празднуем мы с вами эти события, но не забудем того, что они вводят нас в дальнейшие священные великие воспоминания Страстной седмицы и Воскресения Христова и долг каждого, конечно, будет в эти святые дни постараться, как можно больше, посещать Божий храм, чтобы обогатиться от того духовного богатства, которое предлагается в эти святые дни всем верующим. Аминь.

Воскрешение Лазаря

В жизни часто бывает так, что ребенок провинится, и отец справедливо и заслуженно его наказывает. Но потом, когда видит, как ребенок плачет, скорбит, родительская любовь вступает в свои права, и отец старается приласкать и утешить наказанного сына.

Страшный приговор когда-то обрушился на главы наших согрешивших прародителей в райском селении. Господь, после их страшного греха, когда они Ему изменили и перешли на сторону искусителя – Его врага, сказал: «земля еси, и в землю от ы деши" (Быт.3:19), т.е. «ты в прах возвратишься» . И этим наших прародителей и их потомство Господь приговорил к смертной казни, ибо до этого человек был бессмертный. Не имея греха он бы не умер и жил бы вечно, а после этого он стал добычей смерти. Но Господь наш знает, как страшна для человека смерть, ничто его так не страшит, как именно смерть. Потому, чтобы человеку облегчить самую мысль о смерти, чтобы устранить ее страх, Господь и совершает те Свои чудные дела, о которых мы читаем в Святом Евангелии. В частности совершает чудо, о котором мы сегодня празднично вспоминаем, величайшее из Его чудес – Воскрешение Лазаря.

Господь говорил раньше апостолам: «верующий в Меня, если... умрет, то оживет» (Ин. 11:25). Говорил, что настанет момент, когда находящиеся в гробах услышат глас Сына Божия и изыдут из них живыми (Ин.5:28, 29). Но все-таки есть смерть разрушающегося тела человеческого и это ужасает нас. И Господь, как бы утешая нас, ободряя нас, показал на примере Лазаря, как по гласу Сына Божия из гробов выйдут умершие. Он возгласил, Его Всемогущий Глас потряс бездну и ад, и Лазарь, тело которого уже наполовину разрушилось, вышел из гроба живой, невредимый и здоровый.

Сегодняшний праздник, поэтому в особенности близок нашей душе, отраден для нее. Здесь мы празднуем наше будущее воскресение. Через семь или восемь дней настанет Праздник из праздников, Торжество из торжеств, когда мы будем торжествовать Воскресение нашего Господа, «с Собою вся воскресившего», как поет Церковь. Но вот, чтобы показать нам, как это будет, как мертвые по гласу Сына Божия выходят из гробов, Господь и воскресил умершего Лазаря. Что это именно так, говорит и церковный тропарь, который и завтра поется и сегодня: «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже» – т.е. удостоверяет всех в том, что будет всеобщее воскресение: Ты, Христе Спасителю, из мертвых воздвигл еси Лазаря, показывая нам, каким будет это всеобщее воскресение.

Душа наша в этот день особенно радуется, светло радуется, потому что смерть перестала быть страшной. Как несчастны безбожники! Мы, конечно, знаем, что они ошибаются, что после смерти не уничтожается человек. Они же думают, несчастные, что смерть и – все кончено, умер человек, разрушилось его тело и с жизнью покончен вопрос. Все их речи о том, что их вожди живут в бессмертии в сердцах человеческих – пустой вздор! Душа человеческая не этого ищет, а ищет освобождения от страха смертного. Господь его и дарует, ибо после того, что Он сделал для нас, оказывается, что смерть не есть исчезновение в бездне небытия, а только временный сон, более долгий, чем сон обыкновенный. Но все же сон, ибо Он Своим Всемогущим Гласом всех нас разбудит в ведомое Ему время для того, чтобы мы перешли в вечность. Как светел и отраден этот день! Душа человеческая не может не трепетать от восторга, потому что, повторяю, празднуем наше Общее Воскресение! Так помни это, душа человеческая, и благодари Господа своего за великую Его милость к тебе. Аминь.

Воскрешение Лазаря

Сегодняшний рассказ отличался такими подробностями, из которых видно, что он исходил от очевидцев. Святой евангелист Иоанн нам передает сказание о том, как Господь Иисус Христос совершил величайшее из Своих чудес – воскресил Лазаря четырехдневного. Часто спрашивают: вот так подробно описал святой евангелист Иоанн Богослов это чудо, но почему другие евангелисты совсем о нем молчат? Многие чудеса описаны не в одном каком-либо Евангелии, а в нескольких, а три евангелиста ни слова не говорят об этом чуде. Но это объясняется тем, как указано нам из древности еще святыми отцами, что книжники и фарисеи, враги Христовы, были страшно озлоблены на воскрешенного Лазаря. Когда три евангелиста, – Матфей, Марк и Лука, – писали свои Евангелия, Лазарь был еще жив (был епископом на острове Крите). Оберегая его от злобы врагов, евангелисты не упомянули об этом совсем. А евангелист Иоанн писал свое Евангелие позднее других, когда Лазарь уже отошел из этой жизни в лучший мир. Поэтому он об этом так подробно и написал, уже не опасаясь ничего. Мы с вами из его же Евангелия знаем, что когда это чудо потрясло всех, то книжники и фарисеи решили, что они вместе со Спасителем и Лазаря убьют.

Это поразительное чудо! Обратите внимание, мы читаем в Евангелии о трех чудесах воскресения Спасителя: дочери начальника синагоги Иаира, юноши – сына наинской вдовы и вот, наконец, Лазаря. Характерно то, что как-то по восходящей градации идет чудесность и удивительность силы этих чудес. Первое – это девушка, молоденькая, дочь Иаира, только что умерла. Господь пришел в их дом и ее воскресил. Наинского юношу уже несли на кладбище, выходили из города с телом мертвым. Тут прошедшая смерть встретилась с проходившей Жизнью, и Жизнь победила смерть. А что касается Лазаря, то в Евангелии прямо говорится: четверодневен он был, так что разрушался уже, разлагался его труп. В этом отношении это чудо совершенно потрясающее. А враги Христовы, которые отрицали Божественность нашего Учителя, те, которые отрицают Его чудеса, они стараются все Его чудеса объяснить естественными причинами: что Он знал какие-то тайные науки, тайные врачевания; что Лазарь, в действительности, не умер, а просто впал в глубокое бессознание, а потом, т.к. Он знал многое, изучил много, то сумел вернуть крепко уснувшего человека в жизнь. Но случай с Лазарем они просто не выносят, потому что тут какой же сон может быть: когда Господь воскресил человека, который уже начал разлагаться?!

Мы должны помнить, возлюбленные, что недаром Церковь поет: «Общее воскресение, прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже». Что это значит? Удостоверяя всех о будущем всеобщем воскресении из мертвых, Ты воздвиг Лазаря, Христе Боже. Господь Иисус Христос сотворил это поразительное, потрясающее чудо, чтобы дать уверение всем нам, что будет всеобщее воскресение и что в свое время, когда это будет угодно Богу (нам это неведомо), и мы с вами умрем и воскреснем во всеобщее воскресение.

Господь заботится о верных Своих и знает, как тяжела для человека смерть, какой грозной она стоит над его бытием. Тут Он показал на деле, как будет это воскрешение умерших. Он Сам говорил, что будет, когда сущие во гробех изыдут на глас Сына Божьего, а тут показал им: раздался Его глас и по этому гласу умерший и почти разрушившийся вышел здоров, цел и невредим.

Будем же помнить, что Господь чудо это совершил для нашего уверения, что будет это всеобщее воскресение. Теперь люди во многом изверились, перестали верить в евангельские чудеса, в евангельские истины. Вы сами видите, что происходит теперь в жизни. А это чудо, оно должно верующую душу совершенно успокоить, ибо Господь прямо говорит: «верующий в Меня, если и умрет, то оживет» (Ин.11:25) – это прямое ободрительное слово. Когда Господь беседовал перед воскрешением Лазаря с Марфой и сказал: «воскреснет брат твой» (Ин. 11:23), то она ответила (она слышала раньше Его ученье и правильно ответила): «знаю, что воскреснет в о всеобщее воскресение , когда мы все воскреснем» (Ин.11:24). Но Господь сказал ей: «Я есмь Воскресение и Жизнь и верующий в Меня, если умрет – то оживет» . Вот почему, когда мы с вами провожаем наших умерших, зная в Новом Завете обетования Христовы и зная о чудесах Христовых, это есть утешение и твердая опора для нашей веры и для нашего успокоения в горе. Воскресил Господь Лазаря, так и нас в свое время воскресит, когда это будет Ему благоугодно. Аминь.

Вход Господень в Иерусалим

Когда Господь наш Иисус Христос входил в город Иерусалим, в день торжественного Входа Своего, это было наособицу. Не однажды и не дважды Он приходил в этот град, много раз Он его навещал, много бесед провел с книжниками и фарисеями, знатоками закона Моисеева, но этот вход был совершенно особенный. Сбылись пророчества нескольких пророков, которые предсказывали о том, как Царь Сиона «грядет к нему кроток и спасающий, седящий на: жребяти и ослице» (Зах. 9:9).

Вчера в Евангелии мы слышали, как евангелист Матфей говорит, что когда Господь входил, то «потрясеся весь град» (Мф.21:10). Весь город был потрясен, пришел в волнение и возбуждение от этого Входа. А евангелист Иоанн пояснил нам, почему был такой торжественный Вход. Сегодняшнее Евангелие оканчивалось указанием святого евангелиста на то, что все окружавшие Спасителя свидетельствовали об Его великом, потрясающем и страшном чуде – воскрешении Лазаря. Поэтому, как точно отмечает евангелист, потому и встретил Его так народ, что слышал о Нем то, что Он такое сотворил знамение, такое чудо!

Христос Спаситель спускался по Елеонской горе к святому граду и храму. Часть этого пути проходит через сад Гефсиманской обители, которая принадлежит нашей Духовной Миссии. Там указан путь нашего Спасителя, который Он проходил. Когда Господь вступил туда, то весь народ радовался, кроме Его озлобленных врагов. А Сам Он не только не разделил эту радость, а заплакал, когда увидел город, прекрасный, лежавший пред Ним. Как на ладони был виден Иерусалим, с его святынями, с горы Елеонской. Господь заплакал и сказал: «о, если бы хот ь в этот день ты уразумел, что служит спасению твоему! Но это сокрылось от твоих очей. И вот, придет время, когда враги тебя окружат, разорят и возьмут и камня на камне на тебе не останется, за то, что ты не уразумел этого дня, посещения твоего...» (Лк.19:42–44).

Христа Спасителя встретил народ, потому что Он совершил чудо воскрешения Лазаря. И до этого Он воскрешал мертвых. Воскресил дочь начальника синагоги Иаира, воскресил сына наинской вдовы, но эти были жертвы смерти, только что, ею схваченные. Девица Тавифа умерла, когда Господь уже шел туда, в дом, где она жила; юноша умер уже, его выносили на кладбище. Но надо иметь ввиду, что там хоронят в тот же день, когда человек умер. Поэтому и это была свежая жертва смерти. А тут Начальник жизни приблизился к полному торжеству смерти, врага рода человеческого, ибо смерть уже наполовину разрушила тело умершего Лазаря и был смрадный и разрушившийся почти труп. Вот почему так называемые теософы и оккультисты страшно не любят этого чуда и всячески стараются его оболгать и извратить. Про два первые чуда воскрешения, когда Господь девицу воскресил, а потом юношу возвратил к жизни, они говорят, что Иисус Христос был в Индии и там изучил всякие тайные оккультные науки. Они говорят, что девица и юноша не умерли, а только заснули летаргическим сном, а Он, известным Ему способом, их разбудил. Но ни о каком летаргическом сне не может быть и речи там, где было разложение. Поэтому они пытаются как-то это чудо отрицать.

А был такой писатель, по имени Ренан, который написал книгу «Жизнь Иисуса», в которой он, как будто бы воздавая нашему Спасителю много похвал, однако же не признает Его Богочеловеком, воплотившимся Богом, а только обыкновенным человеком, мудрым учителем и только. Эта богохульная книга была довольно популярна и, к сожалению, еще до революции и после революции. Об этом чуде – воскрешении Лазаря этот богохульник пишет вот какую ересь. Якобы Лазарь вовсе не умирал, а спрятался, и положили в гроб что-то такое мертвое, от чего шел смрадный запах, а Лазарь был жив. Мало того, он говорит, что Иисус Христос знал об этом. Т.е. представляет Его обманщиком, мистификатором, устраивающим ложные чудеса. Что стоили его похвалы Иисусу Христу, если он, в конце концов, объявил Его таким человеком, который совершает прямое духовное преступление? И люди читали! Но блаженнейший митрополит Антоний в свое время, уже заграницей, занялся этим богохульным трудом Ренана и вывел богохульника на свежую воду. Ренан в своей книге делает много ссылок на Священное Писание, а владыка Антоний, привыкший к точной работе, проверил его ссылки. Оказалось, что он приводил много несуществующих ссылок! Тексты, – которых в действительности нет! К сожалению, это было уже после революции. Было бы хорошо, если бы это было сделано еще до революции в России. Но, повторяю, владыка Антоний обличил этого богохульника в явном обмане, и после этого книга его потеряла всякий авторитет.

Но будем помнить, братие, как Господь заплакал, подъезжая к Иерусалиму. Как Он горько оплакал неверность Иерусалима и то, что Иерусалим не узнал времени посещения своего. Что бы было с Господом нашим, если бы Он на нас теперь поглядел?! Не заплакал ли бы Он тоже? Потому что, теперь, когда мы наблюдаем жизнь так называемого христианского мира, мы видим, что он так далеко ушел от всяких христианских и нравственных начал, что становится жутко. Какое-то безумие обуяло миром, безумие злобы, грязи, разврата и лжи! И просто страшно становится верующему человеку в мире жить.

Но падать духом и унывать не следует. Апостол давно сказал: «Идеже... умножится грех, там преизобилует благодать» (Рим. 5:20). Чем больше греха окружает человека, чем больше вокруг него грязи и злобы, если он хочет быть христианином, то ему готова особая благодатная помощь, он все равно сможет быть христианином. Но это будет тяжкий подвиг, потому что, действительно, теперь христианин идет среди теперешнего мира и среди теперешних, так называемых, христиан, как овечка, посреди волков. Помните об этом, возлюбленные, не забывайте и о том, что начинается Страстная Седмица и Пасха, самое прекрасное время в нашем богослужебном году. Церковь в эти дни предлагает вам пир богатства духовного! Не томи же свою душу голодом, человек, а стремись к тому, чтобы в эти святые дни как можно больше посещать Божий храм и тогда твоя душа напитается, насытится и напоится духовно на будущее время жизни твоей. Аминь.

Вход Господень в Иерусалим

Мы с вами вспоминаем молитвенно и торжественно Царский вход Царя Славы, Господа Иисуса Христа в Его «стольный град царский», Его столицу, во св. град Иерусалим.

Шумно волновался народ иудейский, когда Христос входил туда, перед наступлением пасхи. К этому празднику в Иерусалим стекались миллионы людей, и он был уже заполнен народом, когда происходила торжественно-царственная встреча долгожданного Мессии – Спасителя мира.

Св. евангелист Иоанн Богослов в своем Евангелии отмечает, что перед входом Господним в Иерусалим, еще по пути среди народа молниеносно распространился слух о Чуде воскрешения Лазаря, сотворенном Иисусом Христом; весть об этом поразительном Чуде подняла дух у всех, кто почитал и любил Спасителя. После этого, как говорит св. евангелист Лука, все в радости стали славить Бога за все дивные Знамения, которые они видели за это время. Нужно иметь в виду, что все апостолы ждали того, что их Учитель придет в Иерусалим, чтобы там прославиться, как прославляется земной царь. Им казалось, что этот момент уже наступил, что Христос входит в Иерусалим с Царскою славою именно для того, чтобы принять Престол и воцариться; и они ликующе возглашали: «осанна, благословен грядый во Имя Господне» (Мк.11:9). Восторг народа был настолько велик, что люди постилали свои одежды на пути, по которому ехал Спаситель, срезали ветви финиковых пальм и других деревьев, устилая ими Его путь, шли, имея их в руках, как знамение торжества и празднования (Мк.11:8).

Велик был восторг и апостолов, и народа. Но Сам Cвятейший Виновник торжества не принимал участия в этом ликовании; напротив того – как говорит cв. евангелист Лука – когда они приблизились к Иерусалиму, и открылся вид на красоту этого св. города, Христос Спаситель, вопреки ликованию всех Его окружавших, как бы не видя и не слыша этого ликования, – заплакал, глядя на город, и сказал: «о, если бы ты хоть в этот день понял, что служит к спасению твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих; и придет день, когда враги тебя окружат, осадят, разрушат и камня на камне тебе не оставят за то, что не уразумел ты времени посещения своего...» (Лк.19:42–44).

Господь знал, как непостоянен народ, и как переменчива толпа. Своим всеведением Он провидел, что не пройдет и недели, как возгласы «осанна Сыну Давидову!» (Мф.21:9) сменятся воплями «Возьми, возьми, распни Его!» (Ин.19:6), и что эти ужасные слова будет кричать тот самый народ, который только что восторженно встречал Его. Это наполнило глубокой скорбью Его Святейшую Душу. Одно было утешительно и радостно для Спасителя при Его входе в храм: это – чистые детские голоса, от чистой души и чистого сердца восклицавшие Ему: «осанна Сыну Давидову» (Мф.21:15). Вот этому радовался Господь, ибо это был чистый детский восторг, и дети, – как дети, от всего сердца радовались и торжествовали, не понимая, как должно, всего происходящего, но непосредственно выражая Ему свои восторг и любовь.

Вот это мы с вами ныне вспоминаем и празднуем; но помним также, что, по словам молитвы церковной, этот день не только праздничный, но и предпраздничный. Ибо, если завтрашнее воскресение именуется «Вербное Воскресение» или «Вход Господень в Иерусалим», то в следующий воскресный день будет Праздников Праздник – Святая Пасха Христова, до которой всякая верующая душа надеется по милости Божией дожить и встретить Ее еще более торжественно и радостно.

А между этими двумя великими Праздниками, между этими двумя воскресными днями – находится Страстная седмица, с ее богатством богослужебных воспоминаний, молитвословий и священнодействий. Так постарайтесь же, возлюбленные, почерпнуть как можно больше из этого богатства Страстной Седмицы. Это особое, благодатное и священное время в церковно-богослужебном году. И прекрасно делает тот, кто пользуется каждой возможностью в дни Страстной Седмицы, особенно в ее три последние дня, – в четверг, пятницу и субботу, как можно чаще побывать в храме. Тот, кто по каким-либо причинам не бывал раньше в храме в эти святые дни и приходит впервые – поражается красотой молитв и священнодействий, и сплошь и рядом горько упрекает себя за то, что раньше пренебрегал этим, и сам себя лишал этого духовного богатства и укрепления. Это богатство Церковь предлагает нам теперь. Постараемся же воспользоваться им и, освятившись и укрепившись святыми службами Страстной Седмицы, – встретим, как должно, и Пасху Святую! Аминь.

Страстная седмица. Страдания Господа за род человеческий

Мы с вами сейчас прослушали повествование о страданиях нашего Спасителя, как об этом повествует св. апостол и евангелист Матфей. Подвиг Христов, Его предкрестные страдания и крестные страдания на Голгофе есть Тайна великая. Никогда человек не сможет, не то, что охватить, но и постигнуть, проникнуть в глубину этой Тайны. Ибо когда Господь совершал Свой Подвиг, то тогда Он перенес нечто такое, что человек обыкновенный вообще не в силах был бы перенести. Насколько мучительно было то, что Он переживал, что Он перетерпел, мы видим из того, что в саду Гефсиманском, когда приближались Его страданья, Он, Который пришел на землю для того, чтобы спасти людей, как будто бы в ужасе отступает от этого подвига и молится Отцу Небесному, что если возможно, «да минует Его Чаша сия» (Мф. 26:39). Так ужасна она была!

Еще раньше, после входа Спасителя в Иерусалим, слышали, как с Его уст сорвался вопль, мольба: «Отче, избави Мя от часа сего» (Ин. 12:27), но тут Он сейчас же добавил: «но сего ради приидох Я" – для того Я и пришел на этот страшный час страданий. Святые отцы говорят нам – особенно любил подчеркивать это блаженнейший митрополит Антоний, что этот Подвиг искупительный из двух частей состоит, имея две стороны. Первая часть его была в Гефсиманском саду. Этот подвиг привел нашего Спасителя в такое изнеможение, что Он был облит кровавым потом. Чтобы Он не изнемог и не обессилил Своей человеческой природой, Отец Небесный послал к Нему Ангела, который укреплял Его. Владыка Антоний указывал на то, что здесь был подвиг Его сострадательной пастырской любви. Своим всеведением, как Бог Всемогущий, для Которого одинаково открыто то, что мы называем прошедшее, настоящее и будущее. Созерцая все это, Он принял в Свою святейшую душу, желая нас искупить от греха, принял каждого из нас, со всеми нашими грехами, немощами, страданиями, неисправленностью. Каждого из нас Господь принял в душу Свою, перестрадал, переболел за каждого из нас, потому-то Он и есть «Агнец Божий, вземляй грехи мира» (Ин. 1:29). Его бесконечная любовь, приняв человека в Себя, в Свою душу, как бы усвоила грехи его, как собственные Им совершенные. Это не было какое-то формальное определение словесное, не внешнее нечто, но было это именно внутреннее принятие Им на Себя нашей грешной природы, наших грехов. Потому-то и падал Он, когда шел на Голгофу, падал под Крестом Своим, изнемогая, потому что на этом Кресте Он нес, именно, грехи всего мира, чтобы пригвоздить и уничтожить их на Кресте.

И после этого подвига Его пастырской любви, когда так оплакал Господь каждого из нас, наши грехопадения, нашу неверность, после этого Он уже восходит на Крест. Там Он приносит Себя в Жертву за грехи всего мира, как «Агнец непорочно закланный».

Но сплошь и рядом приходится слышать вопрос: «Зачем такая Страшная Жертва? Ну, хорошо, род человеческий подпал под власть диавола, но Бог – Всемогущ! Для Его всемогущества, что стоило бы освободить просто людей от этой власти диавольской, а диавола прогнать прочь». Святые отцы нам указывают, что Господь – высочайше правосуден. Это Его правосудие простирает Он на все сотворенное Им, даже не исключая и своего врага, диавола. Дело-то ведь в том, как говорят святые отцы, что человек свободно от Бога, в принятии искушения райского, свободно от Бога перешел под власть сатаны. Если бы враг им, человеком, овладел насильственно, было бы другое. Мы в Евангелии знаем, как коротко Господь расправлялся со злыми духами, когда они насильственно, незаконно владели человеком. Он говорил: «замолчи и выйди из него» (Лк. 4:35)! Вот что говорил Господь, а тут нет! Человек свободно подчинился сатане, и говорят святые отцы: на страшном суде, если бы Господь просто силою Своего всемогущества, отнял человека от сатаны, то диавол бы Ему сказал: «Ты не правосуден! Они мои, а не Твои, они добровольно ко мне перешли».

И вот, Он и совершает Свой подвиг любви: приходит на землю, дает людям Свое чудесное ученье, дает пример Своею жизнью чудесной, равной которой никогда не было и быть не может никогда! Как солнце сияет пред людьми Своим Светом ученья и жизнью Своею! Чудотворил Он, благотворил, никогда не оттолкнул Он от Себя ни одного кающегося грешника. Ибо через покаяние человек, как раз свободно от власти диавола, переходил под Его любовную защиту. Но вот, для того, чтобы это совершить, применительно ко всем людям, и совершает Он этот подвиг, распинается на Кресте, берет на Себя грехи всего человечества. Человечество, освобождаемое от греха, имеет теперь полную возможность свободно перейти от диавола к Богу Творцу своему. И теперь сатана ничего не сможет сказать Ему на страшном суде, не сможет обличить Его в неправосудии, ибо Он призвал свободную волю человека, а не принудительно заставил его следовать за Собой.

Помните, как Он говорит в Евангелии: «аще кто хощет ити по Мне, да отвержется себе и возьмет крест свой и по Мне грядет» (Мф. 16:24). Т.е. если ты хочешь идти за Ним, если ты хочешь отойти от владычества диавола, под Его благое владычество, возьми крест свой и иди за Ним. Поэтому-то путь христианина и должен быть всегда крестоношением в той или иной форме. Причем, особенно, в данное время, возлюбленные, человеку нечего отыскивать для себя особого креста, жизнь сейчас стала такая, что всякий христианин, кто хочет быть верен Своему Спасителю, кто хочет жить, действительно, по-христиански, по учению Церкви, повинуясь Церкви, как своей наставнице и мудрой матери руководительницы, то он поневоле будет крестоносцем, да еще каким! Мир сейчас настолько обезумел, настолько отошел от всяких христианских начал в жизни своей, что христианин должен, действительно, крестоносцем быть буквально на каждом шагу. Это надлежит всем нам помнить.

Вот только что мы с вами слышали, в конце этого повествования, печальную историю апостола Петра, который троекратно, с божбой, с клятвой заявил, что он не знает этого человека, т.е. Господа Спасителя, клялся и божился. А несколько часов тому назад, на Тайной Вечере клялся в том, что он пойдет за Него на смерть. Не для того это говорится сейчас, чтобы осуждать великого апостола. Мы знаем, кем был апостол Петр впоследствии – Первоверховный апостол, так что из апостолов апостол! И вот это было ему Богом попущено, как тяжкий, скорбный урок смирения. Самоуверенно говорил он на Тайной Вечере, что «если все соблазнятся, я один никогда не соблазнюсь» (Мф.26:33)! И ни один из апостолов не отрекся от Него, от Спасителя, а только отрекся апостол Петр.

Этот пример человеческой немощи всегда должен быть перед нашими глазами, учить нас тому, чтобы мы никогда не полагались на свои силы. Если мы хотим быть, действительно, верными нашему Господу, если хотим быть крестоносцами, мы должны постоянно помнить, что без Его помощи мы никак это не можем совершить. Без Божественной помощи, без помощи нашего Спасителя, Который сказал Сам: «без Меня не можете творить ничего» (Ин. 15:5). Без Его помощи, повторяю, нам только суждены «благие порывы, а свершить ничего не дано!» Поэтому, всякий раз, когда твоя совесть призывает тебя к крестоношению, к верности Спасителю, пред лицом этого неверного мира, то прежде всего, проси у Него силы и крепости, чтобы Он Сам дал тебе бодрость, мужество и силу быть верным Ему, как Он Сам во Апокалипсисе говорит: «верным даже до смерти» (Откр. 2:10)! Аминь.

Великий Пяток

Из святого Евангелия мы знаем, что когда Господь Иисус Христос появился вновь у вод Иорданских, после того, как Он сорок дней провел в пустыне, то Иоанн Креститель, указывая на Него, сказал: «се Агнец... вземляй грехи мира» (Ин. 1:29), т.е. это – Агнец Божий, Который берет на Себя грехи мира. Речь идет о выполнении этих слов, то здесь мы знаем, что речь идет о великой, страшной и непостижимой для нас тайне нашего искупления и спасения.

В одном из акафистов, перед причастием Святых Тайн, мы, обращаясь к Спасителю, говорим, что Он умеет творить то, что мы не можем ни уразуметь, ни помыслить. И действия Божественные постоянно таковы, что мы их уразуметь и помыслить не можем. Кто может, например, понять, каким образом Божье всемогущество из небытия вызвало весь мир к бытию. И если говорится в Библии, что в начале сотворил Бог небо и землю, то до этого творения ни неба, ни земли не было, а Божье всемогущество из ничего, из небытия вызвало все это в бытие. Так и тут таинственным, страшным, непостижимым действием Своего всемогущества Сын Божий, воплотившийся от Девы Марии и Духа Святого, взял на Себя грехи всего человеческого рода для того, чтобы спасти его от греха, проклятия и смерти. Взял на Себя, т.е. как бы присвоил их Себе, как бы сделал их Своими. Это – тайна. Блаженнейший митрополит Антоний об этой тайне говорил, что нечего нашему рассудку и пытаться ее уразуметь, нечего и желать того, чтобы заглянуть в эту тайну. Ибо там такая неизмеримая бездна страданья и скорби, которые перенес Господь из-за нас грешных, что если бы мы могли это только уразуметь, то не выдержал бы наш состав, мы бы сгорели.

Вот Гефсиманский сад. Христос Спаситель в саду молится Отцу Своему. О чем? Ведь Он как будто бы отказывается от того, для чего Он пришел. Он говорит: «Отче Мой, если возможно, да минует Меня чаша сия!» (Мф. 26:39). Или, как передает другой евангелист: «Авва Отче, все возможно Тебе, пронеси чашу сию мимо Меня!» (Мк. 14:36). Ибо страшна была чаша сия! Но тут же добавляет, с полной покорностью Промыслу Божьему, как человек, конечно: «Не Моя воля, а Твоя да будет» (Лк. 22:42). «Не яко же Аз хочу, но яко же Ты» И вот, Он молится об этой страшной чаше.

Приводим замечательные, трогательные слова святителя Димитрия Ростовского, который, размышляя о страданиях Христовых, о молитве Спасителя в Гефсиманском саду, говорит: «Что сие, Господи Спасителю, кто Тебя изранил? Еще нет тернового венца, еще нет страшного бичевания, нет ни пыток, ни издевательств, почему Ты облит кровью? Кто Тебя изранил?» И отвечает сам: «Любовь изранила!» Тут к Спасителю вплотную придвинулось то, что Он должен взять на Себя. И Он должен, как человек, сделать окончательное решение: или Он берет на Себя этот страшный подвиг или нет. Он не был обязан его брать. Сам Он был чист, безгрешен, но Его бесконечная, беспредельная любовь никак не могла примириться с мыслью, что если Он не возьмет на Себя этого страшного подвига, то род человеческий обречен на погибель, рухнет в бездну вечной погибели. Не мог Господь этого выдержать, и вот страшная борьба в Его человеческой природе происходила. Борьба и подвиг такой, что Он до кровавого пота боролся. И в конце концов, Его человеческая природа восторжествовала над слабостью естественной для всякой природы человеческой, и Он принял этот крест, этот подвиг! И уже пошел на него потом твердо, без всяких уже таких молений, которые произносил в Гефсиманском саду. Помните, в Гефсимании, во время этой страшной молитвы, от которой потрясалось небо, Он объял всех нас Своим Всеведением Божественным, всех нас видел, все наши грехи, всю нашу неверность, всю нашу грязь – взял все это на Себя и оплакал нас же и наши грехи. Каждого и каждую из нас Он там видел Своим Божественным Всеведением, для которого нет ни будущего, ни прошедшего, а только всегда одно настоящее, одно созерцание сущности бытия. Там Он принял этот подвиг, и пошел потом на Крест.

Что касается Креста, то достаточно нам подумать, братие, о том, как сама природа реагировала на Распятие Христово! Ибо Крест был так тяжел, что от него земля затряслась. Крест был так страшен и так болезненен, что солнце не могло на него смотреть и омрачилось, и тьма покрыла всю землю, пока Господь там страдал на Кресте за всю эту бездну наших грехов. Он Сам только знает, какую неизмеримую бездну страданий тогда пережил Он на Кресте в эти часы страшной крестной муки. Одно только мы знаем, что с Его Уст сорвался вопль: «Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставил?» (Мф.27:46) – Боже Мой, Боже Мой, почто Ты Меня оставил! Зачем Ты оставил Меня? Как говорил один из наших лучших русских проповедников, святитель Иннокентий Херсонский: «Здесь, в эти страшные часы, Божество Спасителя как-то сокрылось в Его Душе, и Он оказался, как один из нас, под этой страшной мукой. И страшнее всего и болезненнее для Него было то, что так как Он взял на Себя грехи всего мира и был покрыт этой скверной греха, то Отец отвратился от Него, и Его оставил...» Что это была за мука, повторяю, нам с вами не понять и постигнуть мы этого не можем.

Но обратите внимание, что Он, всегда с такой любовью говоривший о Своем Отце и именовавший Его Своим Отцом, здесь, как последний из грешников Его, уже Отцом и не называет, а только жалобно взывает: «Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставил?» Наконец, исчерпал Он чашу этих неизмеримо страшных страданий до дна. И когда это было кончено, то, уже Победителем, Он возглашает с Креста: «совершишася !» (Ин.19:30) – Совершилось! Совершилось то, для чего Он пришел. И вот тут, совершивши подвиг, взятый на Себя, Он снова уже к Возлюбленному Своему Отцу обращается, говоря: «Отче, в руки Твои предаю Дух Мой!» (Лк. 23:46).

Братии, возлюбленные, о крестном подвиге и предкрестных мучениях Господа нашего можно без конца говорить, и в кратком церковном слове и малой части не перескажешь. Мы с вами должны помнить, когда мы склоняемся у Святой Плащаницы и благоговейно целуем, лобызаем Язвы Спасителя нашего, что в эти Язвы излился гнев Божьего правосудия, за всю греховность человеческую, которую Господь взял на Себя и перестрадал в Себе. Так помните: когда мы склоняемся перед Плащаницей, склоняемся как виновные – виновники этого страдания, этой смерти Христовой. Если мы с вами не были бы грешны, как и все люди, живущие на земле, то не нужна была бы ни Гефсимания, ни Голгофа, ни Крест, а только была бы одна вечная радость, для которой Господь создал человека. Но так как мы во грехе, мы, как грешники безответные, склоняемся у Плащаницы с сознанием своей вины и с бесконечной благодарностью Тому, Кто за нас так много перетерпел и перенес, и совершил этот подвиг, которым Он спас все человечество. Аминь.

Великий Пяток

Мы знаем из священной истории, что в ветхозаветные времена в еврейском народе время от времени появлялись посланные провозвестники Божией воли, обличавшие народ за его беззакония, и предсказывающие будущие судьбы его. Эти мужи именовались пророками; одного из них, – пророка Исаию – наши св. отцы-богословы именовали часто «ветхозаветным Евангелистом», потому что он, живший за многие сотни лет до явления в мир Спасителя, так описал Его страдания, унижения и поношения, точно он сам был свидетелем их.

И вот его замечательные слова, прямо относящиеся к искупительной жертве – смерти нашего Господа, неоднократно читавшиеся в эти святые дни; это – слова о Господе Спасителе: "Он язвлен был за грехи наши, и мучен был за беззакония наши; наказание мира нашего... на Нем, и язвою Его мы все исцелились» (Ис. 53:5).

Когда ты каешься пред Господом, в таинстве покаяния, исповедая свои грехи пред св. Крестом и Евангелием, и Евангелие тебе напоминает о Законе Божием, который ты постоянно нарушал, а Крест тебе напоминает о той страшной цене, которою Господь даровал тебе спасение, – тогда не забудь, что только этой кровавой ценой, ценой тех язв, которыми уязвлен Божественный Мертвец, лежащий бездыханным во гробе, – ради только этих язв даруется тебе прощение. Если бы Господь не пострадал, если бы Он не был "язвен за грехи наши и мучим за беззакония наша" , тогда бы, – сколько и как бы мы не каялись, нам пришлось бы отвечать за наши беззакония; но ради Его искупительной жертвы и подвигов получаем прощение грехов. Он взял на Себя наши грехи и пригвоздил их ко Кресту, как говорит св. Церковь. А насколько тяжело и мучительно было это тяжкое бремя греховное – мы с вами видим из молитвы Спасителя в саду Гефсиманском, когда Он, изнемогая и теряя последние силы под этой тяжестью, молился Отцу Небесному и боролся в подвиге, обливаясь кровью еще до бичевания и Голгофы, ибо кровавый пот покрывал Его, изнемогавшего в страшной борьбе.

Ты будешь сейчас преклоняться пред язвами Спасителя; помни же, что по-разному можно преклоняться пред Ними. Еще вчера мы напоминали о том, что, и воины, издеваясь и «пригибающу колена, поклоняхуся Ему» , восклицая: «радуйся, Царю Иудейский» (Мк. 15:18, 19). От таких богоубийц мы далеки по своему настроению; но помни, если ты, присутствуя здесь, только любуешься благолепием службы, – то хоть это лучше, чем совсем не ходить в Божий храм в эти святые дни, как многие не ходят, но все таки это далеко не то, чего ждет от нас Распятый и Погребенный Спаситель.

Если тебя умиляет торжественный чин Божией службы, и ты молишься искренно и покаянно – это уже гораздо лучше, но и это еще не все. Помни, что только тогда ты будешь подходить, как должно, к этому Священному Гробу, только тогда будешь лобызать Святейшие Раны, из которых излилась спасительная Пречистая Кровь, когда ты будешь подходить и поклоняться, как виновный, безответно виновный в страданиях и крестной смерти Господа. «Он язвлен был за грехи наши и мучим был за беззакония наша" . Если бы мы не грешили, если бы не попирали правды Его, – не было бы этих страшных страданий, не было бы Голгофы, не было бы Плащаницы. Справедливо указывал один великий русский проповедник, что у Гроба Господня самые язвы Спасителя и самый чин службы, лучше всякого слова и проповеди говорят о Боге и Его Правде; о человеке и его неправде.

А поэтому, повторяю еще раз: помни, когда будешь поклоняться и лобызать эти Язвы, – лобызай их, как безответно виновный в том, что произошло в ночь страданий Спасителя, в том, что Господь был изъязвлен, поруган, умучен и убит на Кресте крестной смертью, и все Он соделал для того, чтобы освободить тебя от грехов и от страшного ответа за них перед Божией Правдой. Вот, когда ты, сознавая это, будешь так покланяться Спасителю, Умершему для твоего спасения и лобызать Его Святейшие Язвы, – тогда это и будет то поклонение, которого ждет от тебя Господь, столько за тебя Пострадавший! Аминь.


Вам может быть интересно:

1. Слова и проповеди – Пост и Пасха святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский

2. Слова и речи – Слово в неделю третью Великого поста, сказанное в Предтеченской церкви архиерейского дома 23-го февраля 1858 года. митрополит Макарий (Булгаков)

3. Проповеди священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской

4. Слово на святую Великую Субботу преподобный Иоанн Дамаскин

5. Слова в Великий пост – Слово в среду недели 2-й Великого поста cвятитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический

6. Аскетическая проповедь – Слово в первую неделю Великого поста. О Православии святитель Игнатий (Брянчанинов)

7. Полный круг проповедей – Великий пост протоиерей Вячеслав Резников

8. Проповеди. Великий пост и приготовление к нему архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

9. Проповеди. Книга 3 (2003 г.) – Пятница 1-й седмицы Великого Поста протоиерей Димитрий Смирнов

10. Слова в Великий пост святитель Илия Минятий

Комментарии для сайта Cackle