Азбука веры Православная библиотека епископ Иоанн (Соколов) Особенные преимущества православной кафолической Церкви


епископ Иоанн (Соколов)

Особенные преимущества православной кафолической Церкви

Господь наш Иисус Христос, основав на земле свою Церковь, дал ей особенные, высокие преимущества, такие, которыми упрочивается её существование в мире, утверждается её благоустройство и благосостояние, расширяется и усиливается её действование ко спасению верующих. Преимущества эти существенны; ибо принадлежат к самому существу Церкви: без них Церковь, не имея твердого основания, не могла бы существовать и действовать в мире и не достигала бы своего высокого назначения. Преимущества эти вышеестественны: ибо имеют непосредственное Божественное происхождение и основание, а не человеческое, и заключают в себе особенные силы благодатные, Божественные, а не человеческие; они неизменны и непреложны: ибо ни Церковь сама по себе никогда не может лишиться этих преимуществ, ни внешние причины и никакие силы в мире не могут уничтожить их. Они в совокупности своей составляют то Божественное полномочие, которое дано Церкви свыше для того, чтобы действовать в мире сообразно её всемирному назначению, т.е. приводить земные народы ко Христу, блюсти чистоту Божественного учения, сохранять и развивать все средства Спасения, данные миру в Божественном искуплении, благоустроить жизнь верующих по духу Христову.

Такие преимущества, по всей полноте и силе своей и в своем всемирном действии, принадлежат только Церкви Православно-Кафолической, или вселенской. Церкви поместные могут обладать и действовать ими только в своих пределах и постольку, поскольку соединяются, единством веры и духа, с Церковью вселенской. Общества Христианские, отпадающие от Церкви Православно-Кафолической, теряют эти преимущества, особенно такие общества, которые отступают от главнейших оснований Церкви, т.е. единения веры и Апостольского преемства в Священстве.

Приступая к изложению особенных преимуществ Православной Церкви, заметим предварительно, что будем иметь в виду Церковь вселенскую, а не поместные Церкви; духовные преимущества их, в разных отношениях подлежащие влиянию местных обстоятельств, должны составлять предмет особых рассуждений. Поэтому не будем здесь касаться и отечественной Церкви.

Первое, главное преимущество Православно-Кафолической Церкви и, можно сказать, основание и сущность всех других её преимуществ, есть благодать самосохранения, в особенной силе дарованная от Бога Церкви. Самосохранение Церкви утверждается на следующих основаниях. Все, что необходимо для нашего спасения, как то: Божественное учение веры, благодатные силы и средства к нашему духовному освящению и нравственному совершенствованию, все то, Самим Иисусом Христом открытое и преподанное Апостолам, ими проповедано и распространено в мире, св. Соборами и Отцами изъяснено, определено и утверждено. Поэтому вся деятельность Православной Церкви во все времена направлялась и направляется к тому, чтобы сохранить неизменно в обществе верующих то, что изначально она приняла от своего Божественного Основателя через Апостолов и св. Отцов свою истинность, свое благоустройство и утвердила управление верных ко спасению на неизменном основании Богопреданного откровения.1 Таким образом сохраняется внутренняя целость Церкви, то есть то, что составляет внутреннюю, духовную жизнь Церкви; но вместе с этим сохраняется и внешняя жизнь или видимая целостность её: ибо здание твердо стоит тогда, когда основание прочно; общество благоустраивается там, где внешний союз членов его крепко держится внутренней силой законов. Такой закон сохранения Церкви определен Самим Богом. Так сынам Церкви Ветхозаветной было сказано; аще послушаеши заповедей Господа Бога твоего, яже аз заповедаю тебе днесь, любити Господа Бога твоего, ходити во всех путех Его, и хринити оправдания Его, и заповеди Его, и суды Его, и поживеши, и умножшися, и благословит тя Господь Бог твой на всей земли, в нюже входши, наследити ю тамо: и аще превратится сердце твое, и не послушаеши, и заблудив поклонишися богом иным, и послужиши им, возвещаю вам днесь, яко погибелию погибнете, и не многодневни будете на земли (Втор. 30:16–18). Так в Новом завете Слово Божие вещает Церквам, несоблюдающим своей внутренней целости, или чистоты веры и жизни (Откр. 2:3): помяни убо, откуду спал еси, и покайся, и первая дела сотвори: аще же ни, гряду тебе скоро, и двигну свтильник твой от места своего, аще не покаешися; – а соблюдающим: яко соблюл ecu слово терпения моего, и Аз тя соблюду от годины искушения хотящия npиumu на всю вселенную искусити живущыя на земли: се гряду скоро: держи, еже имаши, да никтоже приимет венца твоего (Откр. 5:10–11).

Далее: вне Церкви Христовой нет спасения, а истинная Церковь Христова существует только там, где верующие во Христа соединены между собою единством Апостольского исповедания веры, таинств и священноначалия. Поэтому как все члены Церкви имеют обязанность блюсти это церковное единение в себе самих, и между собой, в общем союзе веры и духа, так сама Церковь охраняет это единство своим учением и постановлениями. Сохраняя это единство, Церковь сохраняет саму себя; не сохраняя его, она теряла бы свою крепость: всякое царство раздельшееся на ся запустеет: и всяк град или дом разделивыйся на ся не станет (Мф. 12:25).

Для такого самосохранения даны Церкви от Бога все необходимые силы и средства, – а для действования ими она облечена от Иисуса Христа высшим полномочием. Это преимущество Церкви, или эта особенная благодать, дарованная Церкви, раскрывается в следующих чертах: а) Спаситель мира, сообщив Церкви свое Божественное откровение, и на нем утвердив её основание, оградил ее на все времена обетованием несокрушимости. Так Он говорит о исповедании Петровом: блажен ecu Симоне вар Ионе, яко плоть и кровь не яви тебе, но Отец мой, иже на небесех. И Аз тебе глаголю, яко ты еси Петр, и на сем камени созижду Церковь мою, и врата адова не одолеют её (Мф. 16:18). б) Он определил для своей Церкви назначение не какое либо частное и временное, но всемирное и вечное, – вечное спасение всех человеков (Мф. 28:20; Лк. 24:46–47), а тем самым утвердил её непрерывное самосохранение на земле; в) для исполнения этого назначения дарованы Церкви и средства не преходящие и случайный, но сверхъестественные и неизменные: – благодатные силы Духа Божия, имеющего пребывать в Церкви во век (Ин. 14:16); вместе с этим, – г) сообщив ей полномочия употреблять эти средства сообразно своей цели, Он не ограничил Церковь никаким местом, временем, народом, и таким образом бытие и духовную силу Церкви поставил в независимости и безопасности от внешних разрушительных причин и всех случайных обстоятельств в мире (Мф. 18:18–20; Ин. 20:21–23, Ин. 14:17, Ин. 15:16 след.) д) Он дал Церкви высшую благодать непогрешимости (Ин. 14:16; Ин. 26:16, 13; 1Тим. 5:15), по которой, безопасная от заблуждения, она не может иметь и внутренних, в себе самой, причин к своему падению и разрушению. Наконец е) и Сам Спаситель принес особенную торжественную молитву Богу Отцу о сохранении своей Церкви в мире (Ин. 17:9 – до конца).

Очевидно, как все эти преимущества Церкви ручаются за несокрушимое сохранение её на земли до скончания мира: но для отдельных членов Церкви спасительная сила этих преимуществ условливается непременным обязательством, чтобы все и каждый из них в своей жизни ненарушимо соблюдал все то, чем сохраняется и союз их с Церковью и собственная целость её, то есть, сохраняли неизменно православное учение веры, святые таинства и все установления и правила Церкви.

Главный предмет в самосохранении Церкви есть сохранение внутренней жизни её, основанием которой служат чистота и неповрежденность догматов, святость таинств, непрерывность Апостольского священноначалия. Но как Церковь есть и видимое общество, то преимущество это простирается также на сохранение внешней жизни Церкви, т.е. видимого союза с ней верующих, её внешнего благоустройства и всего того, что в видимом её быту может иметь отношение к целости её внутренней жизни. Таким образом Церкви дано обетование и внешней неоскудеваемости в её членах (Мф. 28:20; Еф. 3:21 и пр.), равно и неодолимости от видимых врагов, скорбей и бедствий в мире (Ин. 16:20–23; Ин. 17:13–15; Лк. 21:12–19). Спаситель обещал Апостолам особенное промышление свыше даже о внешних способах их жизни, так что заповедовал им самим немного об этом заботиться (Мф. 10:9,14; Лк. 9:3–5). Апостолы внешнее благоустройство жизни Христиан, не только церковной, но и семейной, общественной, гражданской, поставляли в тесной связи с достоинством и благом Христовой Церкви, не только как требование чистого духа её, но как одно из внешних пособий к преспеянию веры и благочестия, тихому и безмолвному житию самой Церкви (1Тим. 2:1, 2:3, 4:5, 11–15; 5:4–10).

Впрочем надобно заметить, что преимущество самосохранения Церкви безусловно там, где касается внутренней целости её: чистоты учения, святыни таинств, законности священноначалия (Мф. 10:16 – до конца гл.). Никакая сила или власть человеческая, никакие лишения и бедствия Церкви, никакие гонения, не могли и не могут поколебать истинной Церкви Христовой в сохранении этой внутренней чистоты и целости, или разрушить силу её внутренней, духовной жизни (Откр. 2:7–11; 2Тим. 2:3–4). В этом отношении Церковь неизменна. Но самосохранение Церкви не безусловно в отношении внешней жизни её, по свойству самой этой жизни, которая, протекая в Мире и более или менее, благоприятно или неблагоприятно соприкасаясь с ним, не может быть неизменна, так что Церковь в иное время более, в другое менее по внешнему быту благоустраивается и благоденствует: сам Спаситель и Апостолы предрекали о скорбях и бедствиях Церкви; они предсказывали даже отпадение многих членов её (Мф. 10:9–14, 23, 24:6 – след.).

Что касается до средств самосохранения, то Церковь – в своей внутренней жизни держится главным образом не человеческими силами и средствами. Дух Божий, по обетованию Христову, вечно пребывающий в Церкви, сам своей Божественной силой, ненарушимо блюдёт её внутреннюю целость. Он сам наставляет Церковь на всякую истину, сохраняет в ней силу таинств, управляет благодатным преемством священноначалия. Но в связи этой внутренней жизни Церкви с внешней, а во внешней особенно – и человеческие средства и пособия представляются полезными и нужными для Церкви, как напр. для развитая церковного учения полезно научное просвещение пастырей; для священнодействия необходимо благоустроение и обеспечение храмов и священнослужителей и пр. Так как Церковь через своих членов, принадлежащих также гражданскому обществу, входит в это общество и с ним в своей жизни соединяется: то благоустройство и благобытие Церкви во многом зависите от её состояния в обществе, от тех прав, которыми она пользуется в нем, тех способов, какие общество предоставляет ей для развития её внутренних сил, как напр. для свободного исповедания веры, для духовного влияния на народ, и проч. Но Церкви, как царству духовному и благодатному, не свойственно употребление каких либо насильственных мер к своему самосохранению (как напр. оружия). Церковные правила лишают даже священства клириков, которые взаимно поражают нападающих на них разбойников; а убийц, даже невольных, ни в каких случаях не допускают в клир (Васил. В. прав. 55. Григ. Нисс. 5). Такого рода меры, когда бы они и представлялись необходимыми для защиты Церкви (напр. от внешних врагов), она предоставляет в распоряжение гражданского христианского общества, которое защищая ими себя, защищает вместе и Церковь, и защищая Церковь, спасает себя. Божественный Основатель Церкви Сам не хотел и своим ученикам не позволял защищаться силой и оружием (Мф. 26: 52). Главное непобедимое оружие Церкви – духовное; сила Божия, никогда не оставляющая Церкви; собственное же её оружие к самосохранению внутреннему, напр. против ересей и расколов: слово, обличение, убеждение, запрещение, отлучение; а к сохранению себя внешнему, напр. против нападения или гонения внешних врагов: молитва, мужество веры, терпение во имя Христово, любовь ко Христу, всепобеждающая (Рим. 8:35–39). В крайних случаях Спаситель дозволил своим ученикам спасаться бегством от врагов, – впрочем более для того, чтобы неуспехи проповеди их в одном месте вознаградились успехами в другом (Мф. 10:25). А самые разительные опыты того, как Церковь и без оружия может, даже среди гонений, сохранять себя и оставаться непобедимой, представляются нам в первых веках Христианства.

Таково преимущество самосохранения Церкви: и мы видим, что не смотря на все нестроения и всякого рода бедствия, какие в разные времена Церковь испытала, и по внутренней жизни своей, и во внешнем быту, она несокрушимо существует доселе, в продолжении 18-ти веков. Что касается Церквей частных или поместных, то в союзе с Церковью вселенской и им принадлежит благодатное самосохранение: ибо если они соблюдают в чистоте и целости все, что получили от Церкви вселенской, т. е. православие, святость таинств, законность священноначалия (Откр. гл. 2 и 5), то участвуют и в Божественных обетованиях и благодатных дарах Святого Духа, сохраняющих и укрепляющих жизнь и духовные силы их. Но как эти Церкви сами в себе не имеют тех особенных, несокрушимых оснований, тех высших преимуществ, какие принадлежат исключительно Церкви вселенской, ни дара внутренней непогрешимости, ни независимости от условий места, времени и других обстоятельств внешних, то опыты показывают, что поместные Церкви иногда не сохраняют своей целости и падают, или 1) от внутренних причин, когда напр. от преобладания ересей, расколов, пороков, они теряют крепость духовную, чистоту веры, законность управления, – как повредились многие христианские общества и в древние времена и в новейшие на Западе, или 2) от внешних причин, от которых обыкновенно разрушаются видимые общества, как то: от разных народных бедствий, оружия врагов, и проч. Так напр. при вторжении в Африку диких народов пала знаменитая в древности Церковь Африканская. Но как внешние судьбы Церквей в путях Промысла Божия соразмеряются с внутренним, духовным их состоянием, как видимое благобытие их определяется мерой их внутреннего совершенства (смотр. выше): это весьма ясно, даже очевидно доселе, открывается в судьбах Малоазийских Церквей. Например, вот что изрек суд Божий о Церкви Ефесской: Втем твоя дела, и труд твой, и терпение твое, и за имя мое трудился ecu, и не изнемогл ecu. Но имам на тя, яко любовь твою первую оставил ecu. Помяни убо, откуду спал ecu, и первая дела сотвори: аще же ни, гряду тебе скоро, и двигну светильник твой от места своего (Откр. 2:1–5). Церковь Ефесская имела очень важное значение в ряду первобытных Церквей Христианских; она была основана самими Апостолами и пользовалась их особенным попечением (Деян. 19:17–38; Еф.). В Ефессе, по преданию, Святый Апостол Иоанн Богослов жил и скончался; там был один из вселенских Соборов; там была первая, после Византии Митрополия в Византийском округе. Во внешней жизни Ефесс славился своей обширностью, богатством и составлял главнейшее торжище во всей Азии; о древнем великолепии и красоте его свидетельствуют настоящие развалины. Христиане Ефесские в первые времена отличались высокими качествами веры, любви, терпения за имя Христово, ревности к Апостольскому учению и добродетельной жизни. Пока таким образом процветала Ефесская Церковь в своей внутренней жизни, процветала она и во внешней жизни славой, благолепием, благоденствием. Но мало-помалу Ефесские Христиане уклонились от пути истины и добродетели; развратились, вдались в языческие пороки, ослабели в вере и во взаимной любви. Вместе с тем и благоденствие Церкви поколебалось: и как члены её, не внимая грозному проречению суда Божия, не покаялись и не обратились на прежний добрый путь, то наконец и самый светильник их сдвигнут с места своего; Церковь Ефесская пала и разрушилась, до такой степени, что в настоящее время на месте древнего, знаменитого Ефесса видны только груды развалин и среди них небольшое селение магометанское; ни одной христианской семьи там не осталось; единственный, оставшийся от древних времен храм (во имя св. Иоанна Богослова), обращен в мечеть. Другой Церкви – Смирнской Господь предрекал: вем дела твоя и скорбь и нищему, но богат ecu. Не бойся ничесо-же, яже имаши пострадати. Се имети будете скорбь до десяти дний. Буди верен даже до смерти, и дам ти венец живота (Откр. 2:8–10). Смирнская Церковь, также основанная Апостолами, соблюла неизменно веру и благочестие; среди всех скорбей, о которых Господь предрекал ей, она была богата, по Его слову, – богата терпением, любовью ко Христу, верностью Его Евангелию. Господь обещал ей за то венец живота. И вот несмотря на тяжкие страдания в первых веках, среди гонений от язычников, в особенности десятилетнего гонения Диоклитиана, не смотря на множество бедствий физических, общественных, гражданских в разные времена, наконец несмотря на жестокое иго мусульманства, под которым она и доселе страдает, – Церковь Смирнская, верная Христу, получила венец живота, силу жизни неодолимую, несокрушимую. Доселе, между другими городами Малой Азии, Смирна отличается многолюдством, большей частью которого составляют Христиане, имеет православные храмы, сохраняет в Восточной иерархии достоинство Митрополии, и вообще, по замечанию путешественников, в нынешнем своем состоянии превосходит все древние христианские города тамошнего края. Вот еще Церковь, не вполне чистая по духу и не вполне падшая, но только частью соблюдшая внутреннюю силу, и потому частью только сохраняет внешнее бытие. Ангелу Пергамския Церкве напиши: вем дела твоя, и держиши имя мое, и не отверглся ecu веры моея. Но имам на тя мало, яко имаши держащих учение Николаитско, егоже ненавижду. Покайся: аще ли ны, npиuду скоро, и брань сотворю с ними мечем уст моих (Откр. 2:12–16). Пергамские Христиане соблюли веру и не отпали от неё, несмотря на то, что жили среди язычества, долго державшегося со своими храмами в Пергаме, и потерпели жестокие гонения от Римских Кесарей. Но уже в самое раннее время, еще в век Апостольский, Церковь Пергамская отчасти заразилась еретическим учением, Николаитским, которое отличалось мечтаниями лжеименного разума и языческим развращением нравов. Таким образом Церковь Пергамская теряла свою духовную чистоту: но не совсем угас в ней свет веры; покаяние еще исправляло нравы. Посему, сообразно предречению Божию, Церковь Пергамская доселе существует, только далеко не в таком хорошем состоянии, как Смирнская; город Пергам еще довольно многолюден: есть в нём Христиане, но очень мало. – Так верны и праведны суды Божии!

Церковь сохраняется и непрерывным распространением веры Христовой в мире: ибо иначе, если бы вера навсегда ограничивалась известными местами или обществами верующих, то судьба Церкви зависала бы от случайной судьбы этих мест или обществ; повреждались бы или рушились бы общества, – падала бы и Церковь (Мф. 24:23–31). Но теперь судьба Церкви не зависима от судьбы человеческих обществ: ибо она по назначению своему не ограничивается никаким местом. Отсюда другое преимущество Православно-Кафолической Церкви всемирное распространение.

Спаситель мира, Сам основав свою Церковь на земле и первоначально в народе иудейском, дальнейшее распространение веры предоставил своим ученикам, которых и избрал с той целью, чтобы они продолжали после Него проповедь Евангелия. Возложив на них это, как обязанность их Апостольского звания, Он дал им и благодатное полномочие, не ограничиваясь никаким местом, нести проповедь ко всем народам, и словом и убеждением обращать их к вере, ради собственного их спасения. Так Иисус Христос торжественно сказал Апостолам: шедше в мир весь, проповидите Евангелие всей твари. Иже веру имет и крестится, спасен будет, а иже не имет веры, осужден будет (Мф. 15:15–16), – и утвердил это даже своим Божественным полномочием: дадеся ми всяка власть на небеси и на земли, шедше убо научите вся языки (Мф. 28:18–19). Апостолы передали это назначение и полномочия своим ученикам и преемникам, первоначально запечатлев его в них таинственным рукоположением и освятив молитвой (Деян. 13:2–5; 1Тим. 1:18; Тит. 1:5). Таким образом основалось и утвердилось распространение Церкви в мире, её преимущество основное и неизменное, так что никакие события мира, никакая человеческая сила и власть не могут остановить распространения веры Христовой. Всякое посягательство на это преимущество было бы преступлением против права Божественного, в нем действующего (Деян. 5:28–29).

Распространение Церкви не ограниченно, по отношению к месту и времени: ибо Церковь, по определению Божию, должна распространяться по всему миру, дотоле, когда проповестся Евангелие всей твари, когда престанут времена язык и когда, наконец, полное число избранных войдет в Церковь (Мф. 24:14; Лк. 21:24; Рим. 11:25). Что касается лиц, которые могут действовать в распространении Церкви, то, хотя проповедь веры Христовой между людьми, не ведущими ее, может быть делом свободной ревности по вере благочестивых сердец, но не без особенного к тому избрания и призвания (Рим. 10:13). Вообще же и по преимуществу дело это принадлежит тем лицам, которые, по самому званию своему и по преемству от Апостолов, как слуги Христовы, поставляются служить благодатному просвещенно душ верой. В самых способах распространения это преимущество Церкви ограничивается тем, что в деле веры, которое с одной стороны есть дело совести и свободного убеждения, а с другой – дело благодати и Духа Христова, не свойственно Церкви употреблять принуждение или силу, в каком бы то ни было виде. Сам Иисус Христос, хотя подвергает осуждению не приемлющих Евангелия, но требует к принятию его свободных расположений сердца: иже хощет …. иже иметь веру …. ; потому и проповедникам Евангелия заповедовал только учить, а не принуждать к вере; не принятым в одном месте – идти в другое; недостойных, презирающих и попирающих святыню, – совсем не допускать к ней. В первые времена Христианства, и отчасти в последующие, были между избранными Божиими особенные, чрезвычайные способы распространения веры, как-то: чудодейственные силы и сверхъестественные дарования, каков в особенности дар языков. Но, по самой чудесности этих способов, нельзя называть их общими и неизменными в Церкви. Вера Христова и при обыкновенных способах, силой Божией непрестанно, доныне распространяется и будет распространяться по всему миру (Кол. 1:6).

С распространением Церкви соединяется еще другое преимущество её: свободное и открытое в ней исповедание веры Христовой. Это последнее составляет особенное, а не одно и то же с первым, преимущество Церкви. Ибо, с одной стороны, история первых веков показывает, что Церковь, хотя и непрерывно распространялась по всему миру, но среди гонений от врагов не пользовалась полной свободой своего исповедания, равно и в настоящее время, среди народов нехристианских, она не равно везде имеет эту свободу. С другой стороны – видим, что не во всех местах, где Христианская Церковь пользуется свободой своего вероисповедания, она в равной степени имеет и право распространения. Но этими обстоятельствами не исключаются истинные и действительные преимущества Церкви: ибо это обстоятельства внешние, случайные; тут может быть и насилие от мира...

Между тем преимущество и силу свободного, открытого исповедания веры даровал Церкви сам Иисус Христос, и в то самое время, когда предрекал ей жестокие гонения от врагов: не бойтеся их (гонителей): ничтоже бо есть покровено, еже не открыется, и тайно, еже не увидино будет. Еже глаголю вам во тми, рцыте во свити: и еже во ушы слышите, проповедите на кровлех (Мф. 10:26–27). Это же преимущество вытекает из самого существа Христианской веры, которая не составляет какого либо частного или тайного учения, но образует всемирное Богопочтение, состоящее в открытом прославлении открывшего себя Mipy, Отца небесного (Мф. 6:16), в деятельном усвоении всеми людьми благодатного искупления (Мк. 16:15-след.); – равно и из самого назначения Церкви, которое состоит в том, чтобы все народы обратить ко Христу, и верою соединить их в единое стадо единого Пастыря (Мф. 27:19–20; Ин. 10:16). Отсюда и каждому истинному последователю Христа принадлежит долг открыто и нелицеприятно исповедовать Его пред всеми людьми, по слову самого Христа: всяк, иже исповест Мя пред человеки, исповем его и Аз пред Отцем Моим, иже на небесех. А иже отвержется Мене пред человеки, отвергнуся его и Аз пред Отцем Моим, иже на небесех. Наконец это преимущество Церкви утверждается и сохраняется в ней благодатной силой Св. Духа, которой, по слову Христову, открытое исповедание веры в целом мире всегда будет ограждено так, что никакие враждебный силы не возмогут одолеть его: прилучится же вам во свидетельство. Положите убо на сердцах ваших, не прежде поучатися отвтещавати: Аз бо дам вам уста и премудрость, ейже не возмогут противитися или отвещати вси противляющиися вам (Лк. 21:13 – 15; Мф. 10:19–20).

В полном составе своем это преимущество Церкви заключает: а) открытое и беспрепятственное во всех местах и во все времена исповедание Божественной веры, единой истинной (Деян. 1:8), – камень, на котором и зиждется св. Церковь (Мф. 16:18); б) публичное и всенародное проповедание Слова Божия, как внутри Церкви, для руководства верных ко спасению, так и вне, – для обращения к ней неверных (Мф. 28:19–20); в) свободное и открытое отправление Богослужения и всех священных обрядов, имеющих целью прославление Бога и утверждение Христиан в благочестии; г) свободное исполнение верующими своих христианских обязанностей в жизни частной и общественной, всех обязанностей по отношению к Церкви, равно и добровольно принимаемых на себя подвигов благочестия, ради своего спасения, каковы напр. духовные обеты и проч.

Но сообразно с духом самого Евангелия и веры Христовой можно указать следующие пределы в свободе вероисповедания:

1. Право полной свободы в исповедания веры и во всех религиозных действиях иметь только Церковь истинную, Православно-Кафолическую. Ереси и расколы, отделяющиеся от Церкви, не только не могут, по справедливости, пользоваться в этом отношении равенством с Церковью Православной, но и строгостью законов, равно церковных и государственных, ограничиваются в своих проявлениях и действиях, чтобы не только не совращали православных, но и не соблазняли их, чтобы никак не стесняли Церкви Православной и никакого помешательства не делали ей в её исповедании, правилах, обрядах и т. д. Это преимущество Церкви древние Отцы и Соборы, вселенские и поместные, поставляли на вид православным Государям, и ходатайствовали пред ними как о Неприкосновенности и ненарушимости его, так и об издании строгих постановлений против ересей и расколов. Так напр. Отцы Карфагенского Собора постановили: «подобает просити благочестивейших царей, да повелят искоренити совсем остатки идолов по всей Африке» (Карф. 65. 95): также – «просити о всем, что усмотрено будет полезным противу еретиков и еллинов, и противу суеверия их» (120). «Ибо царскому человеколюбию, продолжает Собор Карфагенский, принадлежим попещися, чтобы Кафолическая Церковь, благочестною утробою Христу их родившая, и крепостью веры воспитавшая, была ограждена их промышлением: дабы в благочестивые их времена, дерзновенные человеки не восгосподствовали над бессильным народом, посредством некоего страха, когда не могут совратити оный посредством убеждения. Ибо известно и многократно законами оглашено, что производим гнусные скопища отщепенцев… Итак да неукоснительно подастся охранение Кафолической Церкви в каждом городе и в каждой области» (Карф. пр. 104).

2. В Церкви нет такой религиозной свободы, которая бы позволяла всякому веровать, учить, или жить, как кто хочет: Церковь требует для себя только той свободы в Мир, или обществе человеческом, чтобы верующие члены её безопасно, невозбранно и беспрепятственно исповедовали единую истинную веру и исполняли обязанности истинного, Христианского благочестия. Поэтому и свободное исповедание веры и вся религиозная жизнь Христиан подчиняется строгим правилам самой Церкви, определяющей для нас правый образ веры и благочестия. А непослушных Церкви Сам Спаситель отлучает от неё, как язычников и мытарей, и тем лишает их преимуществ, предоставленных истинным сынам Церкви (Мф. 18:17– 18).

3. Поэтому и все общество верующих, составляющих Церковь, подчиняется в деле веры и благочестия Богоустановленной власти, которой принадлежит наблюдение за состоянием веры, Христианской нравственности и церковного благочиния в этом обществе. Всякое отделение от законной власти и нарушение общего церковного порядка строго запрещается и осуждается, как самочиние, раскол, ересь. Так напр. Апостольское 31-е правило говорить: «аще который пресвитер, презрев собственного Епископа, отдельно собрания творити будет, и олтарь иный водрузит, не обличив судом Епископа ни в чем, противном благочестию и правде: да будет извержен, яко любоначальный. Ибо есть похититель власти. Такожде извержены да будут и прочие из клира, к нему приложившиеся. миряне же да будут отлучены от общения церковного» (сн. Карф. 10. 11). IV-гo вселенского Собора правило 18-е говорит: «соумышление, или составление скопищь, яко преступление, совершенно воспрещено и внешними законами: кольми паче должно возбраняти в Церкви Божией» (сн. VI всел. Соб. пр. 34).

4. Такое преимущество Церкви однакож не простирается в ней до нетерпимости, духу её не свойственной. Ибо хотя Церковь отлучает от себя всех неверующих, еретиков и раскольников, и своим верным сынам запрещает иметь с ними духовное общение (Апост. пр. 45. 65. Лаод. 31–59): но не дозволяет себе делать какое либо насилие им, принуждать их противу воли к обращению в Православие, преследовать их гонением, или причинять им намеренно какое бы то ни было зло. Так Апостольское правило 27 говорит: «повелеваем Епископа, или пресвитера, или диакона, биющего верных согрешающих или неверных, и чрез сие устрашати хотящего, извергати от священного чина. Ибо Господь отнюдь нас сему не учил (1Петр. 2:23)». Церковь Карфагенская держалась в отношении к местным раскольникам Донатистам такого правила: «по дознании и исследовании всего, пользе церковной споспешествовати могущаго, по мановению и внушению Духа Божия, мы избрали за лучшее поступати с сими людьми кротко и мирно, хотя они беспокойным своим разномыслием и весьма удаляются от единства тела Господня. Может быть, тогда, как мы с кротостью собираем разномыслящих, по слову Апостола, даст им Бог покаяние в разум истины, и возникнуть от диавольские сети, быв уловлены от него в свою его волю (2Тим. 2:25–26)». Это правило принято вселенской Церковью, в отношении ко всем разномыслящим о вере..

Исповедание православной веры, во всей чистоте, сохраняется постоянным учительством в Церкви. Это есть также особенное и одно из важнейших преимуществ Церкви. Оно состоит в том, что Церковь имеет не только назначение хранить в себе откровенное учение Слова Божия, принятое от Иисуса Христа и Апостолов (Рим. 3:2), но и власть и дар Божественный – продолжать, раскрывать, изъяснять это учение в своем вселенском предании и проповедничестве, и постоянным наставлением в истинах его руководить верующих ко спасению.

Относительно этого преимущества надобно обратить внимание: 1) на лица, которым принадлежит учительство в Церкви, и степень, в какой оно им усвояется; 2) на самое учение, составляющее предмет его, 3) на источники и способы сохранения и распространения его в Церкви.

Первые учители Христовой Церкви, после Иисуса Христа, были Апостолы. Они получили от своего Божественного Учителя, вместе с заповедью о всемирной проповеди Евангелия, и право верховного и постоянного учительства в Церкви (Мф. 28:20; Лк. 10:16). Для сего Иисус Христос обетовал им послать и послал в день Пятидесятницы Божественного Духа, Который наставлял их на всяку истину. То особенное обстоятельство, что Спаситель обетовал своим ученикам не временное только просвещение от Св. Духа, но да будет с ними во век (Ин. 14:16), – эго указывает на постоянное действие Апостольского права в Церкви, то есть, на постоянное учительство, долженствующее сохраняться в ней и после Апостолов. Действительно Апостолы еще при жизни своей сообщали это право избранным лицам в Церкви, и хотя признавали полезными и частные взаимные назидания Христиан, и общие поучения в христианских собраниях, но когда рассуждали об учительстве, как праве в Церкви, то почитали нужными для этого: а) особенное призвание свыше (Рим. 10: 14); б) нарочитое служение Слову (Деян. 4:4); в) степени иерархические (1Тим. 4:13; 2Тим. 1:6); г) особые дары духовные (1Кор. 12:28 – 50), и наконец д) преимущественные личные достоинства в людях, избираемых на учительство, как по чистоте веры, так и по нравственным качествам души и по всему образу жизни (1Тим. 3:2; – след. Тит. 1:6 – след.). На этом основании утвердилось в Церкви постоянное учительство, через непрерывное преемство от Апостолов, в лицах, нарочито избираемых, приготовляемых и освящаемых Церковью на служение Слову. Таковы пастыри и священнослужители Православной Церкви. Непосредственное призвание свыше и преимущество дарований чрезвычайных, принадлежавшее Апостолам, заменяется действием преемственной от Апостолов благодати, в церковном освящении на это служение. Лица, с таким преимуществом учительства, составляют, так называемую, Церковь учащую.

Что касается до степени, в какой учительство принадлежит пастырям Церкви, то оно а) принадлежит им как право в отношении к их паствам, которые должны от них поучаться; но для них самих оно есть непременная обязанность их в отношении к Церкви, которая возлагает на них это служение и требует в нем строгого отчета (Деян. 20:24–33; 2Тим. 4:2–5). Апостольское правило 58-е говорит: «Епископ или пресвитер, нерадящий о причте и о людях, и не учащий их благочестию, да будет отлучен. Аще же останется в сем нерадении и лености: да будет извержен». б) Первое и высшее преимущество учительства принадлежит предстоятелям Церкви, как прямым преемникам Апостолов, а за ними и по данной от них власти – и другим служителям Церкви (2Тим. 4:2; 1Тим. 5:17). VI-го вселенского Собора правило 19-е говорит: «Предстоятели Церквей должны по вся дни, наипаче же во дни воскресные, поучати весь клир и народ словесам благочестия». VII-го вселенского Собора правило 2-е: «Определяем: всякому имеющему возведену быти на Епископскую степень, непременно знать Псалтырь, да тако и весь свой клир вразумляет поучатися из оныя. Такожде тщательно испытывати его Митрополиту, имеет ли усердие с размышлением, а не мимоходом, читати священные правила, и святое Евангелие, и книгу Божественного Апостола, и все Божественное Писание, и поступати по заповедям Божиим, и учити порученный ему народ. Ибо сущность иepapxии нашей составляют Богопреданные словеса, то есть, истинное ведение Божественных Писаний».

в) Но и эти лица не иначе, как по испытании и достаточном приготовлении через духовное просвещение, могут быть учителями в Церкви. Апостольское правило 80-е говорить: «Не справедливо еще не испытанному быть учителем других). То же внушает и приведенное выше правило VII вселенского Собора.

г) Мирянин не может иметь учительского достоинства в Церкви, и ему не дозволяется всенародно проповедовать в ней, яко власть имущему, как пастырю. Апостол Павел говорит: «овых убо положи Бог в Церкви, первое Апостолов, второе пророков, mpemьe учителей. Еда вси Апостоли? еда вси пророцы? еда вси учители? (1Кор. 12:28–29). VI-го вселенского Собора в правиле 64 говорится: «не подобает мирянину прсд народом произносити слово, или учити, и тако брати на себя учительское достоинство, но повиноватися преданному от Господа чину, отверзати ухо приявшим благодать учительского слова и от них поучатися Божественному».2

д) Во всяком случае всеобщее и верховное учительство в Церкви принадлежит самой Церкви, и выражается в её вселенском исповедании веры, в общем и согласном учении св. Отцов и пастырей церковных, в её вселенских Соборах. Отдельным же лицам в Церкви, хотя бы и предстоятелям, принадлежит право учение частное и подчиненное (высшему учительству Церкви). Отсюда –

е) Пастыри Церкви обязываются проповедовать народу учение не иначе, как в строгом подчинении учению Церкви, не по своему мудрованию, но на основании Божественного откровения, сохраненного и изъясненного Церковью, то есть св. Писания и св. Предания. VI вселенского Собора правило 19-е говорит: «предстоятели Церквей должны во вся дни поучать народ благочестию, избирая из Божественного Писания разумения и рассуждения истины, и не преступая положенных уже пределов и предания Богоносных Отец». Православные Епископы, при своем поставлении, между прочим изрекают: «верую и преданиям о Бозе и Божественных, и сказанию (изъяснению) единыя Кафолическия и Апостольския Церкви. Инако же мудрствующая, яко чуждемудрствующия, отвергаю».3

ж) Никакой пастырь и учитель церковный не имеет права предлагать народу иное благовествование, то есть, не только составлять новые догматы веры, – кроме утвержденных Церковью, по преданию Апостольскому (Гал. 1:6–8); но и преданные излагать в каком – либо новом виде или исповедании (напр. предлагать новые символы): сам Апостол Павел говорил: аще мы, или Ангел с небесе благовестит вам паче, еже благовестихом, анафема да будет. III-го вселенского Собора правило 7-е: «да не будет позволено никому произносити, или писати, или слагати иную веру, кроме определенныя от св. Отец, в Никеи граде, со Святым Духом собравшихся». VI вселенского Собора правило 1-е: «Божиею благодатию определяем: хранити неприкосновенну нововведениям и изменениям веру, преданную нам от самовидцев и служителей Слова, Богоизбранных Апостолов, еще же от святых и блаженных Отцев, в Никеи, Царьграде, Ефеси и пр. собравшихся».

з) Никто из учителей церковных не имеет право – и Св. Писания изъяснять своеобразно, по своим личным мнениям, особенно в местах важнейших, каковы догматические, таинственные, пророческие, но только так, как излагается оно св. Отцами, преимущественно в их согласном учении, или на Соборах. -VI вселенского Собора правило 19-е: «аще будет исследуемо слово Писания, то не инако да изъясняют оное, разве как изложили светила и учители Церкви в своих писаниях, и сими более да удовлетворяются, нежели составлением собственных слов, дабы, при недостатке умения в чем, – не уклонитися от подобающего». В изложении догматов веры Восточными Патриархами (1672) сказано: «веруем, что Божественное и Священное Писание внушено Богом; посему мы должны верить ему беспрекословно, и притом не как-нибудь по своему, но именно так, как изъяснила и предала оное Кафолическая Церковь. Ибо и суемудрие еретиков принимает Божественное Писание, только превратно изъясняет оное, пользуясь ухищрениями мудрости человеческой; иначе, если бы всякий стал изъяснять Писание по-своему, то Кафолическая Церковь не пребыла бы доныне единомышленной в вере и верующей всегда одинаково и непоколебимо, а разделилась бы на части» и пр.» (член 2).

и) По поводу вновь возникающих вопросов по предметам веры и учения церковного, отдельные предстоятели Церкви, (или поместные Церкви), могут излагать свои мнения к разрешению их: но окончательное утверждение мнений последует не иначе, как по общем рассмотрении их, согласным судом пастырей, и по соборному определению, и притом в сообразности с древним, вселенским учением Церкви. Апостольское правило 37-е говорит: «да бывает Собор Епископов, и да рассуждают они друг с другом о догматах благочестия». VII вселенского Собора правило 6-е: «в каждой области подобает быти каноническим исследованиям, посредством собрания Епископов; и когда будет Собор о предметах канонических и Евангельских: тогда собравшиеся Епископы должны прилежати и пещися о сохранении Божественных и животворящих заповедей Божиих». Bacилия Великого правило 47-е: «должно собраться множайшим Епископам и так изложить правило, дабы и действующий был безопасен, и ответствующий на вопрошение о таковых имел достоверное основание ответа». После соборного решения вселенского, или поместного, но согласного со вселенским и на нем утвержденного, никакое частное мнение, ему противное, не может иметь силы, а подлежит осуждению, как не православное. III-го вселенского Собора правило 1-е: «аще который областный Митрополит, отступив от святаго и вселенскаго Собора, приложился к отступническому сонмищу, или посем приложится, или иное мудрование приял, или приимет, таковый против Епископов своея области что либо делати отнюдь не может, яко отныне Собором от церковного общения уже отверженный и не действительный».

Предметы, относящееся к церковному учению, все указаны и определены в самом Божественном откровении, писанном и неписанном, преданном Церкви от Иисуса Христа и Апостолов. Это, вообще, есть Евангелие царствия Божия, то есть Богооткровенные истины веры, необходимые для нашего спасения. В целом своем составе, учение Церкви есть только продолжение и раскрытия непосредственного учения Христова и Апостольского (Ин. 14:26; Тим. 5:16). В частности предметы церковного учения суть:

а) Догматы веры, определяющие образ истинного Христианского Богопознания и Богопочтения, и составляющие основание вселенского Православия.

b) Правила Христианской деятельности, извлекаемый как из Слова Божия, так и вообще из духа Христианской веры.

c) Правила и постановления собственно церковные.

d) Частные правила Христианского благоповедения, применительно к различным случаям и состояниям Христианства в обществе, семействе и проч.

По всем этим предметам св. Церковь, действием своего Богодарованного учительства, установила Христианское учение в следующем виде:

а) Определила и утвердила, по разуму Св. Писания и по преданию, догматы веры и

б) изложив определенный и точный Символ (Никейский – Цареградский), предала его всем верующим, как неизменное правило веры, на все времена. II-го вселенского Собора правило 1-е: «да не отменяется Символ веры трех сот осьминадесяти Отцев, бывших на Соборе в Никеи, что в Вифании, по да пребывает оный непреложен».

в) Определила состав св. Библейского канона и утвердила каноническое достоинство, подлинность и целость книг Св. Писания (Апост. пр. 85. Лаод. Соб. пр. 60. также пр. св. Афан. Велик, св. Григор. Богосл. и Амфил. о свящ. книгах).

с) Различая церковных писателей по достоинству их духа, жизни и самых писаний, и признав некоторых из них по преимуществу Отцами Церкви, утвердила и предала нам их писания, как твёрдые руководства к непогрешительному познанию веры (сн. VI Вселен, пр. I),4

е) Поверяла и обсуживала во все времена учение отдельных пастырей и учителей и решительно судила всякое, вновь возникавшее в обществе верующих, учение касательно предметов веры, допускала или отвергала его. –

ж) относительно благочестия и Христианской нравственности Церковь определила для верующих в точной силе правила Христианского совершенства, как прямые, заключавшиеся в откровенном учении, так и особенные, служащие средствами к преспеянию в благочестии, каковы напр. установления молитвословий общественных и частных, постов, обетов, и проч.

Что же принадлежит Церкви, по этим предметам, в настоящее время? Принадлежит:

1) Неизменно сохранять вселенское учение веры, определенное изначала Церковью Кафолической на Соборах (II Всел. пр. 1. III Всел. пр. 7. VI Всел. пр. 1. VII Всел. пр. 1).

2) Не только проповедовать Слово Божие, преданное в Божественном откровении, писанном или неписанном, но и определять смысл его по началам вселенского учения веры.

3) Преподавать Христианам учение веры общенародно, в храмах, в училищах, и частным образом – каждому желающему познать его, также составлять догматические руководства к познанию веры (каковы напр. православные катихизисы), и т. п.

4) Иметь надзор за состоянием веры в обществе, за направлением мыслей относительно Богопознания и Богопочтения, за духовным просвещением Христианской паствы. Надзор этот принадлежит и правительству церковному (напр. Собору или Синоду) и отдельно пастырям Церкви.

5) Поучать верующих правилам Христианского благоповедения, и вообще – иметь надзор, посредством пастырей, за состоянием Христианской нравственности в обществе.

Какими способами сохраняется и распространяется учение Церкви? Обращаясь к первоначальным способам этого учения, находим, что сам Иисус Христос для распространения веры не давал Апостолам особенной заповеди письменно излагать учение Его, или историю Его жизни. Он повелел им только вообще – проповедовать (Мк. 16:15; Мф. 28:19). И нет сомнения, что первоначально и не столько было нужно, и не столько могло иметь силы и действия письменное вероучение, сколько живое, устное слово проповеди. Ибо учение Христианства было так ново и необычайно, что для людей, еще не приготовленных ничем к принятию его, одни писанные послания не могли иметь ни всей ясности, ни всей силы убеждения, тогда как устная проповедь могла быть для них вразумительнее, могла действовать на сердце их вернее, чем буква письмени, имея живое свидетельство истины в личности самих великих проповедников Евангелия, в примере их святой жизни, и в их чудотворениях. Поэтому Апостолы писали послания только к некоторым обществам христианским, и тогда уже, как вера сих обществ возвещалась в мире (Рим. 1:8), и когда дана была им благодать слова и разума (1Кор. 1:4; сн. Лук. 1:1–2 и проч). А преимущественная и всеобщая проповедь всех Апостолов была устная; и так как эта проповедь естественно была обширнее и подробнее, чем писанное учение, то она составляла первоначальный и главный источник Христианского вероучения для всей Церкви. Потом быв непосредственно от Апостолов, или непосредственных учеников их, принята Церквами, в которых они лично проповедовали, эта проповедь сохранена через непрерывное преемство в постоянном, живом учительстве церковном. Так образовалось в Православной Церкви чистое и крепкое хранилище святого учения веры, – св. Предание (2Тим. 2:2; 2Фес. 2:15).

Из этого обширного хранилища Божественной истины, как бы извлечение представляют нам писания св. Апостолов. Конечно не все вообще предметы Христианского учения, в подробности, но важнейшие и нужнейшие истины веры и спасения заключены в письмена, для того, чтобы они представляли сокращенный образа здравого учения, устно преданного (2Тим. 1:13), чтобы служили его напоминанием (1Тим. 1:18; 2Тим. 2:2; Тит. 1:5) и подтверждением (Лк. 1:4). Особенные цели, по требованию обстоятельств, давали каждому из этих писаний особенное направление: но единство истины давало равную важность и слову и посланию (2Фес. 2:5), то есть, не писанному и писанному учению. Притом, хотя писанные послания первоначально назначаемы были для известных мест, обществ и лиц Христианской Церкви: но, по намерению самих св. писателей, должны были передаваться от одних лиц и обществ к другим (Кол. 4:16), и таким образом делались достоянием и поучением для всей Христианской Церкви.

Итак в самом начале Христианства открываются два главные источника Христианского вероучения, а вместе и два способа сохранения и распространена его в Церкви: а) св. Предание и б) св. Писание. Первое сохранено в живом голосе самой Церкви; последнее заключено в св. Библейском каноне. В отношении к тому и другому источнику Божественной истины, надобно заметить следующее:

а) Св. Церковь имеет свыше особенное назначение и полномочия сохранять в чистоте и целости св. Писание и св. Предание, которые вверены Ей от Иисуса Христа и Апостолов, как источники истины и веры, как сокровища Божественного откровения и залоги нашего спасения (Рим. 3:2; 1Тим. 3:15; Вас. В. пр. 91).5

б) Поэтому Церкви принадлежим право и долг – наблюдать в обществе верующих правильность разумения и изъяснения Св. Писания, также неповрежденность Священного текста и верность его в чтениях, изданиях, разных переводах и пр. Равно Церкви принадлежит наблюдать и охранять священное Предание от всякой примеси ложных сказаний, не согласных с духом его нововведений в церковном порядке и вообще всякого повреждения. Таким образом VI вселенский Собор, рассмотрев книгу Апостольских постановлений, содержащую в себе предания Апостольских времен и обычаи первых веков Христианства, и заметив в ней повреждения, сделанные еретиками, исключил эту книгу из церковного употребления (VI Всел. пр. 2).

в) По единству происхождения и единству истины, в Предании и Писании содержащейся, Церковь признает в равной степени важным и необходимым то и другое, и равно сама верует и от всех требует веры тому и другому. Посему и в деятельной жизни верующих Церковь наблюдает неуклонное исполнение правил как Св. Писания, так и св. Предания. Все несогласное со Св. Писанием и Преданием Церковь судит, обличает и отвергает (2Фес. 2:15; Вас. Вел. 91. 92; 1Тим. 6:5, 12, 13, 20; VI Всел. пр. 1. 2. VII Всел. пр. 1).

г) Но так как Церковь есть тело живое, которое в своих членах непрестанно растет в меру возраста исполнения Христова, и в себе взращает все в Того, Иже есть ГлаваХристос: то, имея разнообразные и многочисленные нужды – относительно духовной жизни своих чад, и собственного, внутреннего и внешнего благоустройства, Церковь имеет полномочие развивать и разнообразно прилагать к этим целям истины свящ. Предания и Писания, посредством своего учительства и своих постановлений. Тем она не отступает от св. Предания и писаний Апостольских, и не изменяет их сущности, а только раскрывает их смысл и силу во всей их обширности, руководствует Христиан в деятельном употреблении их, более и более совершенствует по духу их и свое устройство и нравственную жизнь своих членов. Все свои постановления Церковь утверждает не на других основаниях, как только на Св. Писании и св. Предании. Таким образом кроме Св. Писания, Церковь имеет у себя писания св. Отцов; – кроме Апостольских преданий – свои церковные предания, каковы – установления обрядовые, Богослужебные, иерархические, нравственные.

д) Писания отеческие после Св. Писания имеют высшую важность в догматическом отношении, нежели все другие произведения частных лиц в Церкви; согласное же учение Отцов, выражая в себе истинное учение вселенской Церкви, должно быть принимаемо как непогрешительное и непререкаемое. VI всел. Соб. пр. 1-е: «постановляем, да вера всех в Церкви Божией прославившихся мужей, которые были светилами в миpe, содержа слово жизни, соблюдается твердой, и да пребывает до скончания века непоколебимой, вкупе с Богопреданными их писаниями и догматами». «Все они, говорит VII Bceленский Собор в правиле 1-м, от единого и того же Духа быв просвещены, полезное узаконили. И кого они предают анафеме, тех и мы анафематствуем».

е) Преданиям и постановлениям церковным все члены Церкви обязываются оказывать полное, сыновнее послушание и верность, как потому, что эти предания и постановления заключают в себе только раскрытие Слова Божия, так и потому, что суть весьма важные средства к сохранению и преспеянию веры и благочестия в христианском обществе (см. догмат. VII всел. Соб. в книге правил; VII всел. Соб. пр. 7. Гангр. 21).

ж) Как coxpaнению и распространению св. Предания способствуют правила и установления церковные, так сохранению и распространенно Св. Писания способствуют: а) писания и толкования отеческие, которые должны быть предпочитаемы всем другим; б) систематическое изучение его, в) переводы его на разные языки для водворения света Христова между разными народами, и г) изъяснение его народу от пастырей церковных в поучениях, или в других духовных сочинениях.

з) Св. Писание необходимо для духовного просвещения всех христиан: но чтение его с своеобразными и произвольным разумением никому не может быть дозволено. Посему Церковь, призывая всех верных к поучению в Слове Божием, для правильного и точного разумения его внушает им обращаться к руководству просвещенных церковных учителей. Самое же учение преимущественно предлагает в церковных собраниях, при Богослужении (VI всел. Соб. прав. 19).6

Вместе с учительством, как необходимое средство к благодатному освящению верующих, Церкви принадлежит особенное преимущество – благодатного священнодействия. Говорим: особенное, ибо православно – церковное Богослужение имеет такое достоинство и силу духовную, каких не может иметь Богослужение вне Церкви; не только у неверующих, но и у верующих – неправославных. Особенно важную часть этого преимущества составляет совершение таинств, в которых, под видимыми знаками, сообщаются верующим благодатные дары Св. Духа, к духовному возрождению и освящению души.

Источник этого особенного преимущества Церкви заключается в силе и действии того высочайшего Божественного права, какое Искупитель наш Иисус Христос своею крестной смертью приобрел себе, – раздавать, по благодати, дары Св, Духа (Еф. 4:8–10), а нам – по вере получать эти дары, ко спасению и жизни вечной. По сему праву Дух Святый, в своих дарах благодатных, посылается через Сына от Отца, верующим, составляющим Церковь, и пребывает в ней вечно (Ин. 14:16). По сему же Божественному праву Церковь всегда может ходатайствовать за своих чад о даровании им благодати Св. Духа. И как в Церкви могут быть потребности в дарах благодати или временные, чрезвычайные, по каким-либо особенным обстоятельствам, или постоянные, для непрерывного действия в жизни верующих: то из благодатных даров Св. Духа, одни суть временные, чрезвычайные (каковы напр. были в первенствующей Церкви), другие постоянные и общие, всем верующим сообщаемые. Для такого постоянного приобщения благодати, Иисус Христос и установил в своей Церкви таинства.

Как общие основания Христианского Богослужения и сами таинства установил Иисус Христос, так Он же Сам учредил избрание и освящение особенных лиц в Церкви, долженствующих совершать священнодействия. Первоначально Он избрал и освятил на это дело своих Апостолов (Мф. 28:19; Ин. 20:21–24; Лк. 22:19; 1Кор. 4:1). Апостолы передали это преимущество предстоятелям Церквей, посвятив их на служение Церкви через священнотаинственное рукоположение, как печать того же Божественного избрания, которым и сами они были призваны на строительство таин Божиих (Деян. 20:17, 28; Деян. 6:6, Деян. 14:23; 1Тим. 4:14; 2Тим. 1:6). Предстоятели Церквей (Епископы) в той же силе передали это своим преемникам, а в известной мере и подчиненным служителям Церкви – Пресвитерам (1Тим. 5:22; Тит. 1:5). Таким образом образовалось в Христианской Церкви непрерывное Священство, по силе преемствуемой благодати Св. Духа, которое по внутреннему значению своему само есть таинство, а по внешнему образу составляет отдельное сословие служителей Церкви.

Особенная каноническая важность Новозаветного Священства заключается: 1) в Божественности его происхождения (непосредственно в Апостолах, посредственно – в их преемниках) и непрерывность преемстве даров Св. Духа от Апостолов (Деян. 20:28; Еф. 4:11–12; 2Тим. 1:6); – 2) в особенности самого служения его, которое не есть служение только обрядовое (какое было в В. Завете), но служение таинственное; ибо главным образом заключается в совершении таинств, через которые совершается благодатное возрождение и обновление человека, – и в особенности таинства тела и крови Христовой, которым продолжаются действия спасительной жертвы, принесенной Сыном Божиим за мир на кресте (1Кор. 11:23–29); почему Христианское Священство носит в себе таинственный образ Божественного Священства Иисуса Христа (Евр.7,8,9,10); – 3) в преимуществе свящ. власти, какая, по благодати, принадлежит ему в порядке церковном. Такова власть учить, вязать и решить совесть человеческую и пр: – власть действующая с полномочием высшим, Божественным (Ин. 20:21–22); – 4) наконец в его неизменяемости: ибо как Сам Иисус Христос установил совершение Евхаристии для всегдашнего в Церкви воспоминания Его крестных страданий (Лк. 22:19): дондеже Он снова приидет, как изъясняет Апостол: (1Кор. 11:26) и Сам обещал пребыть, посредством таинств, в общении с верующими во вся дни до скончания века (Мф. 28:20): то и Священство, для совершения таинств учрежденное, без сомнения имеет непрерывно продолжаться в Православной Церкви, до конца мира (Еф. 4:11 –15).

Но власть церковного священнодействия, без сомнения, тогда только раскрывает всю свою благодатную силу, ко спасению верующих, когда действует на законных основаниях. Его законность заключается: а) в законности самого Священства, и б) в правильности действий священных, им совершаемых. Для Священства коренное условие законности есть – с внутренней стороны его – непрерывное преемство благодати от Апостолов (Еф. 4:11– 12; 1Тим. 4:14; 2Тим. 1–6), а с внешней – Церковью установленный порядок избрания и поставления священных лиц (1Тим. 3:1;-след. 1Тим. 15:5, 22; Тит. 1:5-след.). Для самых действий священных условие правильности есть: во-первых, правильное исповедание веры, в основание их полагаемой (Деян. 19:1–6; 1Кор. 1:12–15; 1Кор. 10:14–21); во-вторых, совершение их по первоначальному установлению от Иисуса Христа, или Апостолов (1Кор.11:2; 1Кор. 18–19).

Но как и благодатное преемство Апостольского служения и священные действия во всей чистоте первоначального установления их соблюдаются только в Церкви Кафолической, Православной, то о праве священнодействия должно сделать общее заключение, что оно вполне законным образом и со всей благодатной силой своей действует только в Церкви Православной. Так св. Василий Великий, рассуждая о древних раскольниках, Кафарах (или Новатианах), говорит: «хотя начало отступления произошло через раскол: но отступившие от Церкви уже не имели на себе благодати Св. Духа. Ибо оскудело преподаяние благодати, потому что пресеклось законное преемство. Ибо первые отступившие получили посвящение от Отцов, и, через возложение рук их, имели дарование духовное. Но отторженные, соделавшись мирянами, не имели власти ни крестить, ни рукополагать, и не могли преподать другим благодать Св. Духа, от которой сами отпали» (Вас. В. пр. 1).

Отсюда выходят следующие особенные заключения:

а) Не признается Церковью священство у еретиков, не имеющих у себя неправильного исповедания веры, ни Апостольского преемства пастырей. Апост. (пр. 68): «аще кто, Епископ, или Пресвитер, или диакон, приемлет от кого-либо второе рукоположение: да будет извержен от священного чина и он и рукоположивый; разве аще достоверно известно будет, что от еретиков рукоположение имеет. Ибо крещенным и рукоположенным от таковых, ни верными, ни служителями Церкви быть невозможно». Также (прав. 45): «Епископ, или Пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что-либо, яко служителям Церкви: да будет извержен» (сн. 1 Всел. 19).

б) Не дозволяется священнодействие служителю Церкви, хотя бы и православному, по неправильно поставленному: 1 Всел. прав. 9: «аще некоторые без испытания произведены в Пресвитеры, или хотя исповедали при испытании свои грехи, но, после их исповедания, противу правила подвиглись человеки, и возложили на них руки: таковых правило не допускает до священнослужения. Ибо Кафолическая Церковь непременно требует непорочности». Также 10: «аще которые из падших произведены в клир, по неведению, или со сведением произведших: сие не ослабляет силы правила церковного. Ибо таковые, по дознании, извергаются от священного чина».

в) Не истинны и не имеют силы таинства, совершаемые не только с неправильным о них учением или нечистой верой, но и с неправильным по внешнему образу действием. Апост. прав. 49: «аще кто Епископ, или Пресвитер крестит не по Господню учреждению, во Отца и Сына и Св. Духа, но в трех безначальных, или в трех сынов, или в трех утешителей: да будет извержен». Пр. 30: «аще кто Епископ, или Пресвитер совершит не три погружения единого тайнодействия, но едино погружение, даемое в смерть Господню: да будет извержен» (сн. II Всел. 7. VI Вселен. 93. Вас. В. 1).

г) Никто из непосвященных не допускается к совершению общественного Богослужения, особенно же не может быть никаких истинных таинств там, где нет таинства Священства. Апост. прав. 47: «Епископ, или Пресвитер, аще по истине имеющего крещение вновь окрестить, или аще от нечестивых оскверненного не окрестит: да будет извержен, яко посмевающийся Кресту и смерти Господней, и не различающий священников от лжесвященников». Гангр. пр, 6: «аще кто кроме Церкви особо собрание составляет, и, презирая Церковь, церковная творити хощет, не имея с собою Пресвитера по воле Епископа; да будет под клятвою».

Священнослужение имеет свои степени, во-первых – в самых лицах священнодействующих. Необходимое различие степеней Священства основываетея на самом» существе дела. Ибо, если высокое служение таинствам требует лиц освященных на это служение, то вместе требует лиц и освящающих; а в полном устройстве Богослужения необходимы и лица служебные, или вспомоществующие при совершении его. Отсюда само собой объясняется разделение в Православной Церкви трех необходимых степеней Священства: а) Святительской, которая есть Епископская, б) Священнической или Пресвитерской, и с) служебной или диаконской.

Апостольское происхождение этих степеней, как исторически, так и канонически, несомненно. Апостолы, по вознесении Спасителя, оставаясь еще в Иерусалиме, сами совершали священные тайнодействия (Деян. 1:14; Деян. 2:42), и потому с самого начала они избрали и поставили, в помощь себе, только низших служителей Церкви, которые и названы диаконами (Деян. 6:2–6). Потом, когда число верующих» умножилось, и уже вне Иерусалима начало распространяться, Апостолы рукополагали особых священнослужителей, которым преподавали уже власть совершать таинства. Они названы Пресвитерами (Деян. 14:28; сн. Иак. 5:14). Наконец, при устроении отдельных поместных Церквей, Апостолы поставляли в них высших Иерархов, с полномочием церковного управления, которые в самих писаниях Апостольских именуются Епископами (Деян. 20:28; 1Тим. 5:22; Тит. 1:5).

При таком разделении служащих лиц священнослужение имеет свои степени – во-вторых в самих предметах своих:

1. Первой и высшей степени Священства принадлежит совершение не только всех вообще священнодействий, но и некоторых исключительно, именно: освящение мира, освящение храмов, рукоположение Священства. Такова степень Епископская (Карф. 6).

2. Вторую степень священнослужения составляет также совершение тайнодействий, но не всех, (исключая именно таинство Священства и др. действия, исключительно принадлежащие высшей власти) и притом не иначе, как по дарованию на то права от высшей власти, и под её управлением. Это степень Пресвитерская (Ап. пр. 31. 39. Лаод. 57. сн. грамоту ставлен. иерейскую).

3. Третьей, низшей степени, не принадлежит совершение таинств, а только служение при них, или вспомоществование высшим лицам при их совершении. Такова степень диаконская (1 Всел. 18).

Впрочем это разделение степеней относится только к лицам священнослужащим и к правам их, но не касается ни сущности Священства, которое само по себе едино, так что степени его различаются между собой только частными действиями, а не составляют разных видов Священства; – ни сущности самих тайнодействий, сила которых всегда едина, и если некоторые из них принадлежат исключительно одной степени (Епископской), то те, которые принадлежат равно этой и другой (Пресвитерской) степени, имеют всегда одинаковую силу, – Епископ или Пресвитер совершает их. Таким образом в церковных правилах Священство вообще, или все степени его в совокупности называются одним общим именем: священного чина, клира и пр. И потому излагаются для всех их одни общие правила священнослужения и благоповедения. С другой стороны правила говорят так: Епископ или Пресвитер, крестящий не по Господню учреждению, и пр.; Епископ или Пресвитер обращающихся от греха не приемлющий, и пр. (Апост. 49. 50. 52 и др.). Сим выражается то, что священнодействия, совершаемые Епископом или Пресвитером, имеют равную силу.

Предметы церковного служения суть – все вообще священные действия, составляющие Православное Христианское Богослужение. В составе их различаются, по внутренней силе и по степени важности: 1) собственно таинства и 2) обряды. Под обрядами разумеются все вообще действия, составляющие внешнюю сторону Богослужения. Хотя они не имеют такой духовной силы и такой важности, как таинства, но имеют свою важность, и даже необходимы, – а) по отношению к самим таинствам, для которых они служат видимыми образами, или внешними знаками, и который без них не могли бы быть совершаемы и принимаемы верующими (1Кор. 11:23 –29); б) по отношению к истинам Православной веры, которые они в себе выражают, облекают и, так сказать, осязательно представляют, как слова, или писания, и так тесно с ними соединены, что по вере установляется обряд, и по обряду познается вера (1Кор. 14:22–25; Апост. прав. 46.49, 50. 65. 70); в) по отношению к внутреннему Богопочтению, которому они служат выражением, и даже средством к возбуждению его в душах верующих (1Кор. 14:12–17); г) по отношению ко всему Богослужению, в целом состав его, которому они дают правильный вид, порядок и благолепие (1Кор. 11:16; след. 1Кор. 14:26 и след.); д) по отношению к целому обществу православно верующих, которое через них видимым образом отделяется от иноверцев и неверующих (1Кор. 10:15–21,28; 1Кор.14:22–25).

По разным частям Христианского Богослужения, Церкви принадлежат следующие преимущества:

1. Церковь, по дару и власти от Иисуса Христа данным ей и от Св. Духа в ней сохраняемым продолжает непрерывное и неистощимое во благодати действие Божественных таинств, и сохраняет их целость, святость и неприкосновенность. Так как все таинства (которых Православная Церковь признает семь) необходимы в обществе верующих, то с утратой или повреждением одного из таинств, верующие теряли бы одно из необходимых средств в своему благодатному освящению и спасению. Церковь, не имеющая у себя всех семи таинств, не есть Церковь совершенная.7

2. Устрояет своими правилами весь чин Богослужения, то есть, как внешний его порядок, время, место и прочие принадлежности, так и внутренний состав его; для чего составлен и определен Богослужебный устав.

3. Составляет и назначает для Богослужебного употребления разного рода молитвословия, песнопения, чтение Слова Божия и пр. Сюда принадлежат и все богослужебные книги, принятие Церковью, кроме которых никакие другие книги не допускаются к употреблению в Церкви. Ап. прав. 60 говорит: «аще кто подложные книги нечестивых, аки святыя, в Церкви оглашает, ко вреду народа и клира: да будет извержен». Лаодик. 59: «не подобает в Церкви глаголати псалмы не священные, или книги не определенные правилом, но токмо в правилах означенные книги Ветхого и Нового Завета». Карф. 116: «постановлено и сие: да совершаются всеми утвержденные на Соборе молитвы, как предначинательные, так и окончательные, и молитвы предложения,8 или возложения рук,9 и отнюдь да не приносятся никогда иные вопреки вере, но да глаголются те, кои просвещеннейшими собраны».

4. Так как для совершения священнодействий необходимо и особое святилище – храм, и особая утварь, как то: свящ. сосуды, одежды и пр., то и эти предметы также подлежать праву Церкви; ибо не только составляют собственность Церкви, неприкосновенную, неотчуждаемую, но и сами по себе имеют священное достоинство и ни на какое другое употребление, кроме священного, обращены быть не могут. VI Всел. 97: «тех, которые, каким-либо образом, нерассудительно, священные места обращают в обыкновенные, и небрежно окрест их обращаются, и с таким расположением в них пребывают, повелеваем изгоняти и от мест, оглашенным предоставленных при святых храмах. Кто же не будет сего соблюдати: аще есть клирик, да будет извержен: аще же мирянин, да будет отлучен». Двукр. 10: «те, кои святую чашу, или дискос, или лжицу, или досточтимое облачение трапезы, или глаголемый воздух, или какой бы то ни было из находящихся в алтаре священных и святых сосудов или одежд восхитят для собственной корысти, или обратят в употребление не священное, да подвергнутся совершенному извержению из своего чина. Ибо едино из сих есть осквернение святыни, а другое святотатство. А взимающих для себя или для других, на не священное употребление, сосуды или одежды, вне алтаря употребляемые, и правило отлучает, и мы купно отлучаем; совершенно же похищающих оный подвергаем осуждению святотатцев» (сн. св. Григ. Нисск. Пр. 6).

5. Церковь, кроме повседневных священных служб, устанавливает и особые священные времена, для особых подвигов благочестия, как то: посты, празднества в честь святых, и от верующих требует нарочитого посвящения этих времен Богу. Так напр. Апост. прав. 69-е говорит: «аще кто Епископ, или Пресвитер, или диакон, или иподиакон, или чтец, или певец не постится во Святую Четыредесятницу пред Пасхою, или в среду, или в пяток, кроме препятствия от немощи телесных: да будет извержен. Аще же мирянин: да будет отлучен» (сн. 64). VI Всел. 66-е: «От святаго дня воскресения Христа Бога нашего до недели новыя, во всю седмицу верные должны во святых Церквах непрестанно упражнятися, во псалмех и пениих и песнех духовных, радуяся и торжествуя во Христе и чтению Божественных Писаний внимая, и святыми тайнами наслаждаяся. Ибо таким образом со Христом купно воскреснем, и вознесемся» (сн. Карф. 61. Гангр. 18. Лаод. 49).10

6. Также учреждает, кроме постоянных, и чрезвычайные обряды и молитвословия, по поводу особенных случаев в жизни верующих. Таковы могут быть: церковные службы и молитвословия на случаи общественных торжеств, или бедствий, чрезвычайные, всенародные посты, крестные ходы и цроч.11

7. Освящает и утверждает по своим правилам добровольно избираемые верными подвиги Христианского благочестия, как то: обеты и проч. VI Всел. 43: «позволительно Христианину избрати подвижническое житие, и, по оставлении многомятежной бури житейских дел, вступити в монастырь, и постригщися по образу монашескому, аще бы и обличен был в каком-либо грехопадении. Ибо Спаситель наш Бог рек: грядущаго ко Мне не изжену вон. Понеже убо монашеское житиe изображает нам жизнь покаяния: то искренно прилепляющегося к оному ободряем; и никакой прежний образ жизни не воспрепятствует ему исполнить свое намерение» (сн, Гангр. 21. Васил. В. 19).

8. Так как весьма важную принадлежность Православного храма и Богослужения составляют св. иконы, то Церковь имеет особенное правило – охранять чествование их и священное употребление; нарушение подобающего к ним благоговения она судит также, как ересь в догматах веры. «Определяем, говорит VII вселенский Собор, подобно изображению честного и животворящего Креста, полагати во святых Божиих Церквах, на священных сосудах и одеждах, на стенах и на деках, в домах и на путях, честные и святые иконы, написанные красками и из дробных камений и из другого способного к тому вещества устрояемыя, якоже иконы Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и непорочныя Владычицы нашея Святыя Богородицы, такожде и честных Ангелов, и всех святых и преподобных мужей. Елико бо часто чрез изображение на иконах видимы бывают, потолику взирающии на оныя подвизаемы бывают воспоминати и любити первообразных им, и чествовати их лобызанием и почитательным поклонением, не истинным, но вере нашей, Богопоклонением, еже подобает единому Божескому естеству, но почитанием по тому образу, якоже изображению честнаго и животворящаго Креста, и святому Евангелию и прочим святыням, фимиамом и поставлением свещей честь воздается, яковые и у древних благочестивый обычай был».12 Того же Собора прав. 9-е: «все детские басни, и неистовыя глумления, и лживые писания, сочиняемыя против честных икон, должны положены быть с прочими еретическими книгами. Аще же обрящется кто таковыя сокрывающии: то Епископ, или Пресвитер, или диакон, да будет извержен из своего чина, а мирянин, или монах, да будет отлучен от общения Церковного».

9. Как Церковь земная, по благодати Божией, имеет общение с небесною, где Бог водворяет святых своих, и благоволит по временам являть славу их на земле, прославляя их особенными, чрезвычайными знамениями и чудесами, для Церкви благотворными: то сообразно сему Церковь, по указанию самого Промысла Божия, торжественно признает известных ей людей дознанной святости в лике святых Божиих, и обращается к ним с молитвами (Евр. 12:22– 24; Откр. 8:3–4).13

Все доселе рассмотренные нами преимущества Церкви сохраняются и действуют в Церкви через священноначальственное управление. Это есть также особенное преимущество Церкви и состоит в том, что она, как духовное царство веры, и как видимое религиозное общество, управляется своими законами, имеет свой суд в своих делах, и для того имеет своих правителей и служителей, составляющих так называемую церковную иepapxию (Священноначалие).

Иисус Христос, во время земной жизни своей, Сам управлял Церковью, как Основатель, Законодатель и Верховный Пастырь её. Своей Божественной властью Он избирал из народа иудейского своих учеников и Апостолов и повелевал им всюду следовать за Собой (Мф. 4:18–22; Ин. 1:40– след.); Сам составил из них общество, которому дал имя своей Церкви (Мф. 16:18); утвердил в этом обществе Новозаветное учение о исповедании Триипостасного Божества (Мф. 28:19) и благодати всемирного искупления (Ин. 17: 1–4); положил новые основания Богопочтения и Богослужения (Ин. 4:23.24; Мф. 6:6–13); установил Божественные таинства (Лк. 22:19–20); учредил духовную власть (Мф. 16:15; Ин. 20: 22–23) и церковный суд (Мф. 18:15–20). С той же Божественной властью Иисус Христос определял отношения своих последователей к Самому Себе, как Сыну Божию и Главы Церкви (Ин. 5: 22–23). Потому Он изображал Церковь, как Свое царство (Ин. 18:36–37), как Свое стадо (Ин. 10:14 –17). А духовный характер собственного отношения к Церкви Он выразил в наименовании Себя – Пастырем добрым (Ин. 10:11), – таким именем, которое показывает, что Он есть хранитель, питатель и водитель искупленных Им душ ко спасению и жизни вечной, Пастырь добрый, то есть, Пастырь совершеннейший и единственный, Пастырь по преимуществу.

Вознесшись на небо, Спаситель пребывает невидимой Главой Церкви. Видимое же управление Он оставил на земле Апостолам. Он уполномочпл их не только проповедать народам Евангелие, но и устроить всю жизнь верующих по Его заповедям (Мф. 28:20), утвердить их в правилах жизни Христианской через постоянный надзор за их поведением (Лк. 22:32), и наконец судить их совесть и нравственность, со властью решить и вязать (Мф. 16:19, Мф.18:18). Словом Иисус Христос торжественно поручил своим Апостолам пасение Своего стада (Ин. 21:13–17), то есть управление Церкви.

По этому полномочию Апостолы были первыми после Иисуса Христа правителями Церкви. Они занимались благоустроением как внутренней, духовной жизни Церкви, так и внешнего, общественного быта её, вводили положительные правила церковного благочиния (Деян. 15:28–29; 1Тим. 2:2–12 и проч.), учреждали различные церковные должности (Деян. 6:1–6), назначали предстоятелей Церкви (Деян. 14:25) и лично своей властью производили духовный суд между верующими (1Кор. 4:18–20; 2Кор. 13:10; 1Тим. 1:20). Так действовали Апостолы и соборно – в целой Церкви (Деян. 15:28–29) и отдельно – там, где каждый из них проповедовал (1Кор. 5:4–5). Такой же властью (кроме той степени чрезвычайного полномочия, какая лично принадлежала Апостолам, как вселенским правителям Церкви) Апостолы облекали предстоятелей Церкви, в разных поместных её пределах, ими самими поставленных, возлагая на них попечение о церковном благоустройстве (1Тим. 5:19–20; 2Тим. 4:2; Тит. 1:5; Тит. 2:15; 1Петр. 5:2–3); и вообще как сами получили от Иисуса Христа, так и своим преемникам передали пасете стада Христова (Деян. 20:28; 1Петр. 5:2–3).

Сообразно указанному происхождению от Иисуса Христа и Апостолов, управление Церкви по учению православному имеет такой общий вид:

«Господь наш Иисус Христос, Сам, как Глава, держа (невидимо) кормило управления Церкви, управляет ею (видимо) посредством пастырей и Отцов (т.е. преемников Апостольских). Для сего Дух Святый Церквам, законно основанным, и состоящим из верных членов, поставляет Епископов, как пастырей и правителей, которые суть таковы не по самовластию, но законно, как представляющие в себе образ Самого Иисуса Христа, дабы общества верующих под сим управлением восходили в силу Христову (т.е. во спасете и жизнь вечную)».14

Разлагая это общее понятие о управлении Церкви на его составные части, мы находим здесь отдельные понятия 1, о главенстве в Церкви, 2, о разделении в ней лиц управляющих и управляемых и 3, в особенности о церковном Священноначалии.

При рассуждении о Главе Церкви надобно а) предварительно составить себе верное понятие о ней вообще; б) указать, по этому понятию, действительно существующую Главу Церкви и в) раскрыть действия этой Главы.

Чтобы составить верное понятие о Главе Церкви, надобно взять за основание правильное понятие о самой Церкви. Церковь имеет две стороны: внутреннюю, или духовную, которую составляют: Божественное откровение и благодать Христова, вера и таинства, духовная, священноначальственная власть, и нравственно-духовная жизнь верных; – и внешнюю, или видимую, в которой эта внутренняя сторона Церкви является и действует, куда относятся: видимое общество верующих, составляющих Церковь, её внешнее устройство и управление. По которой из этих сторон мы будем определять понятие о Главе Церкви? Так как обе стороны в соединении нераздельно составляют единую, святую и соборную Церковь Христову, но главная и существенная сторона Церкви есть её сторона внутренняя, духовная, внешняя же имеет свое значение не безотносительно,15 а в связи и соотношении с внутренней, которую она облекает и проявляет: то мы должны составлять понятие о Главе Церкви и по внутренней и по внешней стороне Церкви, – но преимущественно по внутренней. Так определяет Главу Церкви и Слово Божие (Еф. 4:11–16; Еф. 5:23; Кол. 1:12–22).

Итак какая Глава нужна для Церкви? Для Церкви нужна такая Глава, которая бы соблюдала ее непогрешимою в учении, неизменной и непоколебимой в исповедании веры, которая была бы для ней вечным источником чистого света истины, которая непрестанно источала бы из себя в Церкви жизнь духовную, благодатную, духовно питала, взращивала и укрепляла все тело Церкви, и постоянно возводила и укрепляла ее к высшим степеням совершенства, – Глава, которая бы непрестанно освящала её неиссякаемым действием благодати, и своей силой поддерживала непрерывное преемство Священства и Священноначалия, без которого не может быть Церкви, – наконец Глава присносущная, святейшая и совершеннейшая по своим свойствам, всемогущая и неизменяемая. Вместе с сим для Церкви, как общества, нужна Глава: неограниченная, как и сама Церковь, никаким местом, временем, народом; объемлющая собой время и вечность, жизнь настоящую и будущую: ибо к Церкви принадлежат как все православные Христиане в здешнем мире, так и все с верой почившие в вечности; непобедимая и несокрушимая, чтобы сохранять Церковь от всех врагов и напастей; наконец Глава, имеющая право всемирного суда над всеми людьми, чтобы отделить из них избранных от осужденных, добрых от злых, и достойных ввести в Царство Славы, в котором вся Церковь долженствует преобразиться из воинствующей в торжествующую. Ибо таково назначение Церкви (1Кор. 15:24–26).

Само собой ясно, что по такому понятию о Главе Церкви нельзя искать Её на земле. Единственное Лицо, которому это понятие вполне приличествует, есть Сам Основатель Церкви, Господь наш Иисус Христос. Он есть единая, истинная Глава Церкви, по всем преимуществам, Главе приличествующим и Ему одному свойственным. По силе этих непререкаемых преимуществ Он Сам называет Церковь Своей: созижду Церковь мою: и под своим главенством представляет её несокрушимой и вечной: и врата адовы не одолеют её. Апостолы также ясно и положительно изображают Иисуса Христа, как Главу Церкви (Еф. 1:22–25), и потому называют Его Господом Церкви (Деян. 20: 28), Пастыреначальником (1Петр. 5:4), краеугольным камнем Церкви (Еф. 2:19–20), а самую Церковь Его зданием, Его телом, царством и пр.

В каких действиях открывается в Церкви Главенство Христово? В том, что Иисус Христос непрестанно просвещает Свою Церковь светом Божественного откровения и истины, – через Утешителя Духа, Который от Него приемлет и возвещает учение Церкви (Ин. 16:13–14), и таким образом соблюдает её непогрешимой; в том, что непрестанно исполняет её духовных сил и даров Божественной благодати, которыми она соблюдает свою внутреннюю чистоту и неповрежденность (Еф. 1:22–23; Еф. 5:26–29); поставляет таинственным образом, через благодатное преемство, пастырей, в Церкви священноначальствующих (Еф. 4:11–12); освящает её религиозные установления, управляет судьбами её, путеводствует всей жизнью её, сообразно её назначению (Еф. 4:11–14; 1Кор. 15:23–27); охраняет и спасает от всех врагов видимых и невидимых, и своей Божественной силой побеждает их, имея низложить всех их, даже до последняго врага – смерти (1Кор. 15:24–26); соединяет в себе Церковь земную с небесной (Евр. 12:22–24); судит всех членов Церкви, как посредствующим судом самой Церкви, так и своим непосредственным судом вечным, частным и наконец общим (Ин. 20:21; Ин. 5:28–29; Мф. 25:31 и след.; 2Кор. 5:10).

Само собой разумеется, что в управлении Церкви, как общества верующих, под невидимым Главенством Иисуса Христа, необходимо видимое разделение лиц управляющих и управляемых. В этом отношении всё общество верующих, на собственном языке Церкви разделяется на пастырей и паству, или клир и мирян.16 Сам Иисус Христос положил основание этому разделению, когда из множества верующих избрал несколько ближайших к Себе учеников, из сих – еще двенадцать избраннейших, которым открывал тайны царствия Божия, а прочим излагал нх только в притчах , которым Он дал преимущественное право учения, а всех прочих обязал внимать их учению и последовать ему (Мф. 10:14–15), которым дал полномочия на совершение таинственных священнодействий, а прочим повелевал только от них принимать таинства (Мк. 16:16), которым, наконец, дал суд и власть в Церкви, а другим повелел только повиноваться (Лк. 10:16; Мф. 18:16). Особенная, торжественная молитва Искупителя к Богу Отцу об этих избранных служителях Слова (Ин. 17:9–20), особенное полномочие, которое дал им Спаситель по воскресении своем, и наконец чрезвычайное дарование им Духа Святаго (Ин. 20:19–20), – возвысили их над всеми другими членами Церкви Христовой.

В Церкви Апостольской находим постоянное разделение пастырей и стада (Деян. 20:28; 1Петр. 5;2–3), наставников и наставляемых (Евр. 13:7–17), Священства и братии (мирян) (Деян. 15:22–25; 1Тим. 4:6). Это разделение, даже при обилии чудесных дарований, исполнявших Церковь Апостольскую, соблюдалось так строго, что Апостолы одним из верующих, избранным и освященным, поручали и даже настоятельно заповедовали, учить в Церкви (1Тим. 4:6–7; 2Тим. 2:15; 2Тим. 4:2–5; Тит. 2:1–8), а другим также строго запрещали восхищать власть учения (1Кор. 12:22), одним давали право священнодействовать в Церкви (1Тим. 2:1–2; 1Тим. 5:22; Тит. 1:5), другим это запрещали (Евр. 5:4–5) и повелевали принимать таинства только от служителей Церкви; одним передавали власть церк. управления, другим внушали только повиновение и покорность этой власти (Евр. 13:17).

После Апостолов, по преемственному от них преданию и установлению, определился общий порядок церковного управления; образовалась постоянная церковная власть; в точности разделились права пастырей и обязанности пасомых; установились церковные должности с разными степенями. Книги Апостольских постановлений говорят: «если бы не было никакого положительного узаконения, то можно было бы, под каким бы то ни было именем, совершать все действия свящ. cлyжения; но мы от Самого Бога прияли установление, по которому и приписываем Епископу Священноначальство, а Пресвитерам священнослужение».17 Климент Римский пишет: «Апостолы проповедуя по городам, первых верующих, по духовном испытании, поставляли в Епископы и служители для тех, которые приимут веру. И это установление не есть новое. Еще издревле писано: поставлю надзирателей (Επισκοπους) их в правде и служителей (διακονους) в вере.... (Ис. 60:17). Итак Апостолы поставили служителей (Церкви), и притом дали преемников, дабы, когда одни почиют, другие испытанные мужи приняли на себя их служение».18 Св. Игнатий Богоносец изображает Епископа, Пресвитеров и диаконов, как отдельный и священный Собор в Церкви.19 У св. Иринея находим выражение чин священный, означающее отдельное священное сословие в Церкви.20 Тертуллиан укоряет еретиков за то, что у них в обществе нет правительственного порядка, нет отдельного, духовного сословия, и миряне без всякого освящения берут на себя священные должности.21

Образовавшееся таким образом сословие правительствующих лиц в Церкви составляет церковное Священноначалие, или Иерархию. В целом составе своем иерархия есть такое чиноположение Церкви, в котором избранные и освященные лица, на основании предания Божественного и по силе преемствуемой от Апостолов благодати Святаго Духа, поставляются, в разных степенях, к служению и управлению Церкви22.

Церковная иерархия вообще действует всем духовным полномочием, принадлежащим Церкви, в трех главных его видах: в учении, священнодействии и духовном управлении. Но в лицах, составляющих Священноначалие, это полномочие разделяется на разные степени, соответственно степеням Священства, так что одним из св. лиц, высшим, именно Епископам предоставляются все эти виды полномочия в совокупности; т.е. права и учения и священнодействия и управления; другим присвояется или учение и священнодействие, но не управление, как то: Пресвитерам, или только учение и служение при таинствах, но ни тайнодействие, ни управление: так – диаконам.

Отсюда: а) хотя в пасении стада Христова участвуют все вообще лица, освященные на служение Церкви, или преимущественно на совершение таинств, – так как они учением и cвящeннoдeйcтвиeм водительствуют души ко спасению: но церковное правительство, в собственном смысле, составляют только предстоятели Церкви (Епископы), обладающие всем полномочием духовным и в учении, и в священнодействии и во власти духовной. Этот то высший чин пастырей составляет собственно так называемую иерархию Церкви; они по преимуществу и называются Иерархами.23

б) Лица, не имеющие ни тайнодейственной, ни пастырской власти в Церкви, а только одни служебные должности, хотя бы и принадлежали к церковному клиру, не могут составлять церковного правительства, и след, отдельно не представляют в себе церковную иерархию. Таковы напр. диаконы. I Всел. прав. 18-е говорит: «диаконы да пребывают в своей мере, зная, что они служители суть Епископа и низшие Пресвитеров; ниже сидети позволено диаконам посреди Пресвитеров (сн. VI Всел. пр. 7. Лаод. пр. 20). Таковы лица монашествующие, не имеющие священного сана. «Монашествующие, говорит IV вселенский Собор, в каждом граде и стране, да будут в подчинении у Епископа, да соблюдают безмолвие, да прилежат токмо посту и молитве, да не вмешиваются ни в церковные, ни в житейские дела и да не приемлют в них участия, оставляя свои монастыри» (прав. 4). Сн. Соф. Соб. (879) прав. 2: «обеты монашества содержат долг повиновения и ученичества, а не учительства или начальствования; монашествующие обещаются не иных пасти, а пасомыми быть».

в) Впрочем и низших степеней свящ. лица, могут, по обстоятельствам, иметь место и участие с высшими в делах церковного управления: но или только по личному праву, не общему в их сане, как напр. в древних патриарших синодах на Востоке имели место и диаконы, исправлявшие разные и очень важные, административные должности, под именем хартофилаксов и проч.; или только представительно, когда они уполномочиваются представлять собой известные лица высшей иерархии; таковы напр. были Пресвитеры, даже диаконы, на вселенских Соборах, посланные и присутствовавшие на них от лица своих Епископов, также Легаты Римских Пап. На это даже есть правило. VI Всел. прав. 7-е: «определяем: диакону аще бы имел и достоинство, то есть, какую либо церковную должность, не занимать места выше Пресвитера; разве когда, представляя лицо своего Патриарха, или Митрополита, прибудет в иной город для некоего дела: ибо тогда, яко занимающий его место, будет почтен».

Так как Церковь имеет над собой единую, верховную и вечную Главу, Иисуса Христа: то уже по этому самому церковная видимая власть не может быть неограниченной. Но рассматривая раздельно состав Церкви, мы можем точнее определить значение в ней власти иерархической. Церковь, как мы сказали выше, имеет две стороны: внешнюю, видимую, составляемую обществом верующих, и внутреннюю или духовную, заключающую в себе учение веры, таинства, духовные права Церкви, и благодать Божию, во всем этом действующую. В отношении к той и другой стороне Церкви, иерархическая власть имеет не одинаковое значение. Относительно внешней или видимой стороны Церкви, иерархия имеет власть в собственном смысле правительственную: ибо тут она начальствует и управляет обществом верующих ко спасению. Но по внутренней или духовной стороне Церкви, не Церковь подчинена иерархии, а она подчинена Церкви, невидимо управляемой Иисусом Христом и Духом Святым; тут церковное правительство можно назвать разве представительным, ибо оно только представляет в себе это невидимое, благодатное управление Церкви видимому ей обществу, служит только орудием, через которое Сам Бог – Глава и благодать Св. Духа действует в Церкви. Так в деле веры пастыри преподают нам не свое учение, а учение Церкви, и только совокупное и согласное учение всех церковных пастырей всех времен представляет нам учение вселенской Церкви, просвещаемое Духом Божиим, который Сам учит Церковь. Так в таинствах, при сообщении духовных даров верующим, при суде над человеческой совестью, при отпущении или удержании грехов и пр., свящ. лица действуют не сами собой, не своей властью и силой, а только именем Иисуса Христа и Св. Духа, и только посредствуют в действиях его благодати. Так законодательная власть в Церкви, излагая законы для общества верующих, по отношению к внутренней стороне её есть только власть исполнительная: ибо только исполняет, приводит в действие Божественное законоположение, данное Церкви Иисусом Христом, – и в своем законодательстве только развивает и передает его верующим. Поэтому-то все свящ. лица в Церкви, не исключая и высших иерархов, по отношению к высшему невидимому управлению Церкви, называются не более как – служителями.

Так и первые после Иисуса Христа, вселенские правители Церкви, – сами Апостолы изображали свою власть в Церкви. Они говорили напр, о своем учении: надеяние таково имамы Христом к Богу, не яко довольна есмы от себе помыслити что, яко от себе, но довольство наше от Бога: иже и удоволи нас служители быти Нову Завету (2Кор. 3:4–6); о своих священнодействиях: тако нас да не тцует человек, яко слуг Христовых и строителей таин Божиих (1Кор. 4:1); о всем своем управлении: Богу есмы споспешницы: Божие стяжание, Божие здание есте. По благодати Божией, данный мне, яко премудр архитектон основание положих, ин же назидает: кийждо да блюдет, како назидает. Основания бо инаго никтоже может положити паче лежащаго, еже есть Иисус Христос (1Кор. 5:9–11). Поэтому в учении они были только проповедниками Слова Божия: благодарим Бога непрестанно, яко приемше слово слышания Божья от нас, приясте не аки слово человтческо, но, якоже есть воистинну, Слово Божие, еже и действуется в вас верующих (1Фес. 2:15); в тайнодействиях только служителями благодати Божией: кто убо есть Павел, кто же ли Аполлос, но точию служителие, имиже веровасте, и комуждо якоже Господь даде? Аз насадих, Аполлос напои, Бог же возрасти (1Кор. 3:5–6); в основание своего управления полагали не свою волю, а соизволение Св. Духа (Деян. 15:28). Таким образом сами Апостолы, в этих отношениях, называли себя только представителями невидимого управления Церкви, Иисусом Христом и Св. Духом совершаемого: зане Бог бе во Христе мир примиряя Себе, не вменяя им согрешений их, и положив в нас слово примирения. Но Христе убо молим,24 яко Богу молящу нами: молим по Христе, примиритеся с Богом (2Кор. 5:19–20).

На этом основании мы говорим: «Церковь нас учит, Церковь повелевает» и т.п., – разумея не одно, безотносительно рассматриваемое, сословие пастырей и учителей Церкви, а представляя, что истина Христова и благодать Св. Духа действуют в правах и законах Церкви, сохраняемых и передаваемых нам через её Священноначалие (Еф. 5:27; 1Пет. 3:15).25

Что касается до внешней, видимой стороны Церкви, то и с этой стороны, в некоторых отношениях, иерархическая власть может почитаться представительной, – когда напр. священнодействующие возносят к Богу молитвы и бескровную жертву за всю видимую Церковь, и от лица её, когда собор пастырей представляет собой вселенскую или поместную Церковь. Только здесь церковная власть может быть называема представительной – не безотносительно, а поскольку в видимой стороне Церкви выражается и действует высшая, невидимая сила и власть её. – Ибо представительная власть обыкновенно представляет то, от чего заимствует свое полномочие, чьим правом действует. Но как учение, священнодействие и духовная власть не от самого общества верующих происходят и зависят, и не его силой действуют, а даны Церкви от Иисуса Христа и сохраняются в ней Духом Божиим: то и церковное Священноначалие представляет собой, главным образом, эту высшую невидимую власть, а видимое общество Церкви есть не что иное, как стадо, живущее под управлением пастырей (Деян. 20:28; 1Пет. 5: 1–4).26 Сам Иисус Христос, когда говорит об основании своей Церкви, или когда установляет в ней суд (Мф. 16:18–19; Мф. 18:17–18), то от видимого общества Церкви ясно отделяет права духовной власти, которые сам непосредственно от Себя, а не от сего общества, дает избранными своим Апостолам. Апостолы также представляли и себя и всех пастырей поставленными и действующими в Церкви ни от человек, ни человеком, но от Иисуса Христа и Св. Духа (Деян. 20:28. Гал. 1: 1; Еф. 4:11). А относительно видимого общества верующих говорили: или от вас Слово Божие изыде? или вас единых достиже? Аще кто мнится пророк быти или духовен, да разумеет яже пишу вам, зане Господни суть заповеди (1Кор. 14:36–37). Поэтому-то если напр. общий голос пастырей, собравшихся из разных мест на вселенский Собор, представляет учение всей Церкви, и мы признаем его непогрешимым: то сила этого голоса заключается не в том только, что общества верующих в разных местах сходно исповедуют и разумеют учение, – так, как свидетельствуют их пастыри (это только внешняя важность их свидетельства), а главным образом в том, что в общем и согласном исповедании веры видно непрерывно сохранившееся предание учения от Иисуса Христа и Апостолов, и особенное действие Св. Духа, учащаго Церковь, – что это учение передают нам не учащиеся в Церкви, а учители, – главные представители и проповедники преданий Апостольских и органы действующего в Церкви Св. Духа (Деян. 20:28; 1Кор. 12:27 след.). Так в изложении веры Восточных Патриархов сказано: «Дух Святый учит Церковь через св. Отцов и учителей Кафолической Церкви. Ибо как все Писание есть Слово Духа Святаго, не потому, что Он непосредственно изрек его, но говорил в нем через Апостолов и Пророков: так и Церковь научается от Святаго Духа, но не иначе, как через посредство Отцов и учителей». Также в книге: Православное Исповедание: «Церковь, хотя и есть (по видимой стороне своей) творение Божие, составленное из человеков: но она имеет Главой Самого Христа и Духа Святаго, который непрестанно научает её; и её догматы и правила происходят не от человеков , но от Бога. Посему когда говорим, что веруем в Церковь, то веруем в Писания, Богом ей преданные и Боговдохновенные её догматы. Ибо Писание говорит, что от Св. Духа просвещаеми глаголаша святыи Божии человецы (2Пет. 1:21). Cиe самое побуждает нас веровать не только в Евангелие, Церковью принятое, но и во все другие писания (отеческие) и соборные определения».27

Отсюда понятно, что – а) никакое отдельное лицо в Церкви, хотя бы лицо самого высшего Иepapxa, не может представлять собой Вселенской Церкви. Для этого нужно было бы, чтобы это лицо соединяло в себе все преимущества и права, принадлежащие целой Церкви, особенно по внутренней её стороне, как то: непогрешимость в учении, верховное право суда в делах веры, неограниченность духовной власти, и пр.; а это не возможно. Так древняя Африканская Церковь, обличая неуместные притязания Римских Пап на права вселенского главенства и суда, даже превышающая власть Соборов, прямо высказывала им след. мысли: «Отцы судили, что ни для единыя области не оскудевает благодать Св. Духа, чрез которую правда иереями Христовыми и зрится разумно и содержится твердо, и наипаче, когда каждому, аще настоит сомнение о справедливости решения ближайших судей, позволено приступати к соборам своея области, и даже ко вселенскому Собору. Разве есть кто либо, который бы поверил, что Бог наш может единому токмо некоему вдохнути правоту суда, а бесчисленным иереям, сошедшимся на Соборе, откажет в этом»?...28 Прав. Исповедание говорит: «Если Епископы, управляющие Церквами, и называются главами их, то в таком смысле, что они суть местоблюстители Христовы, каждый в своей области и главы частные: а Пастыреначальник есть Сам Христос» (ч. 1. вопр. 86).

б) Поэтому Вселенскую Церковь может представлять только вселенский Собор. Частную или поместную Церковь, если в ней управление единоличное, в некотором отношении может представлять и в одном лице её верховного иерарха (напр. Патриарха): но не безусловно, а, как требуют правила самой Церкви, в согласии его с прочими членами иерархии. Апост. прав. 54: «Епископам всякого народа подобает знати перваго в них, и признавати его яко главу, и ничего превышающаго их власть не творити без его рассуждения: творити же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест, к ней принадлежащих. Но и первый ничего да не творит без рассуждения всех» (сн. Ант. Соб. пр. 9).

* * *

2

Сн. Правосл. Испов. Вопр. 109.

3

См. клятвенное обещание Архиерейское.

4

Сн. IV Вселен. деян. IV- VI. V Вселен. Деян. III, IV, ар, Labbeum. – Именем: Отцев Церкви – отличены те из церковных писателей, которые, быв пастырями и Иерархами Церкви, не только отличались чистотой учения и святостью жизни, – но учение которых принималось Церковью за правило (norma) веры, и голосу которых она следовала в своих определениях о вере. Так в особенности это можно видеть на вселенских Соборах. Здесь, из всех писавших о догматах веры, Церковь повторяет имена: Афанасия, Кирилла, Василия В., Григория Богослова, Григория Нисского, Амвросия, Иоанна Златоустого, Льва, Прокла, и из их писаний заимствует изъяснение догматов. Те, которые хотя излагали чистое учение православной веры, но которых писания не принимались за всеобщие правила веры, и голос которых не был законодательным в Церкви, называются общим именем учителей церковных, а прочие, не отличающиеся чистотой учения, ни прославленные святостью жизни (Тертуллиан, Ориген и др.), называются просто церковными писателями.

5

См. Прав. Исп. чл. 1. вопр. 36. Прав. Кат. 1840. стр. 45. Св Ирин. прот. ерес. III, 4.

6

См. Изложен. веры Вост. Патр. приб, вопр. 1. 2.

7

Правосл. Испов. ч. 1. вопр. 101. Исаов. Испов. Патр. чл. 15.

8

Разумеются молитвы при совершении таинства тела и крови Христовой.

9

Молитвы при рукоположении на священные степени.

10

Сн. Прав. Испов. ч. 1. вопр. 87. 88.

11

Сн. Правосл. Испов, ч. 1. вопр. 93.

12

В книге правил догмат VII всел. Собора.

13

Св. Кирил. Иерусал. поучен. тайновод. 5,9. Отд. IV.

14

Излож. веры Вост. Патр. чл. 10.

15

Как учат Римские Католики. Они рассматривают Церковь только – как общество (est ecclesia рорulus fidelis per universum ordem dispersus. Cath Rom. 1. 10. 2.) и поэтому признают видимость безотносительным свойством Церкви. Под невидимою же Церковью разумеют только Церковь торжествующую на небе (Саth. Rom. 1. 10. 5. сf. Viner. Comparative Darstellung. D. vetschied. Christlich. Kirchen-partien. Abih. 9. Leipzig. 1829.). Этим изъясняется, почему они считают возможным видимую Главу Церкви – на земле.

16

Наименованіе клира в отношении к сословию служителей Церкви, есть весьма древнее и общеупотребительное. Оно встречается уже у Климента Римского и Игнатия Богоносца. Не все только согласны в изъяснении смысла этого названия. Одни изъясняют его избранием по жребию Ап. Матфея, который этим жребием начал преемство Апостольства. Отсюда произошел первоначальный, хотя и не всеобщий, обычай в древние времена Церкви избирать на священные должности посредством жребия. По мнению других, оно введено в Церковь Христианскую по подражанию Ветхозаветной, где колено Левиино, отделённое на служение Богу, составляло как бы особенный его жребий, отдельное достояние (Числ. 18, 20. Втор. 18, 12), как и Хр. Священство составляет жребий Богу, – сословие отделенное на служение Ему. Сlem. Rom. Ер. аd Corinth. Hieron. Ep. ad Nepotian. Jsidor Pelus. Ethymol. lib VII. c. 12.

17

Книг. 8. гл. 46.

18

Послан. к Коринф. гл. 42. 44.

19

Св. Игнатия посл. к Тралл., к Магнез. И др.

20

Ерес. IV, 20.

21

Теtrull. dе ргаеsсг. hаег. сар. 21.

22

Дионис. Ареоп. о небесн. Иерархии, гл. 2: «εςιν ιεραρχια κατ εμε ταξις ιερα... о церков. иерар. отд. 3: η καζ ημας ιεραρχια λεγεται και εςιυ η περιεκττικη τωυ κατ αυτην ιερων πραγματεια...

23

Св. Максим о Дионисии Ареопаг: «καλειν ειωζεν ιεραρχας του Επισκοπους» гл.1. о церков. Иерархии.

24

Иначе: посольствуем, как означено и в изданиях Нового Завета от Св. Синода. Греческ. Πρεσβευομεν. Глагол этот значит: быть в качеств посла, быть уполномоченным от кого-нибудь на известное дело.

25

В излож. веры Вост. Патр. сказано: «Дух Святый законно основанным Церквам, поставляет Епископов, как пастырей правителей, которые суть таковы, не по злоупотреблению, а законно, представляя в себе образ Начальника и Совершителя нашего спасения». Чл. 10. Сн. Пр. Испов. ч. 1. вопр. 96. Прав. Катих, о Церкви, вопр. 2. 3.

26

Иначе учат Протестанты, производя все установления и права Церкви, не от Иисуса Христа, а от самого общества Христиан: «Ессlesia representativa, cui illi tantummodo adnumerantur cives, qui publica avctoritate legati, Ecclesiae prospiciunt. Vegscheid. Theolog. Dogm. Pag. 3 cap. 5. 1835.

27

Излож. Патр. чл. 10. Правосл. исповед. ч. 1. вопр. 72. 96.

28

См. послание Карфагенского Собора (419) к Пап Целестину: в книге правил, изд. 1843.


Источник: Православный собеседник, 1857 г. Часть четвертая. Казань. с. 91

Вам может быть интересно:

1. Основания церковного суда епископ Иоанн (Соколов)

2. Заветные думы служителя Церкви протоиерей Иоанн Соловьёв

3. О собственном законодательстве в православной Церкви епископ Герасим (Добросердов)

4. Необходимость христианского поведения и послушания Православной Церкви протоиерей Григорий Дебольский

5. Изложение учения православной кафолической Церкви и разногласий с ним других христианских церквей. Части: догматическая и нравственная священник Владимир Гетте

6. Церковь и духовенство в деле древне-русского образования и просвещения Дмитрий Иванович Скворцов

7. Существенные свойства истинной Церкви епископ Исидор (Богоявленский)

8. Вселенская Церковь и русское православие Николай Михайлович Зёрнов

9. Тайна Церкви архиепископ Иоанн (Шаховской)

10. Святая обитель и духовная школа на общем служении Церкви Христовой протопресвитер Михаил Помазанский

Комментарии для сайта Cackle