протопресвитер Михаил Польский

О почитании Пресвятой Девы Марии

Содержание

[Введение] 1. Дева Мария и Ева 2. Время жизни Пресвятой Девы Марии и от Рождения Ее до Благовещения Рождение Пресвятой Девы Марии Введение во храм Пресвятой Девы Марии 3. Время жизни Пресвятой Девы Марии и от Благовещения до Вознесения Господня Благовещение Послушание Отрока Иисуса Своей Матери Попытка Матери Господа защитить Сына Своего Ублажение Девы Марии женщиной из народа Любовь Господа к Своей Матери 4. Время жизни Пресвятой Девы Марии от Вознесения Господа и до Ее кончины Единодушие всех с Матерью Господа Славное Успение Пресвятой Девы Марии 5. Почитение святых, как основание почитания Девы Марии Небесная жизнь святых Земные дарования святых на небесах Церковь земная и Небесная Спасительное служение святых Молитвенное призывание святых 6. Величие Пресвятой Девы Марии Дева Мария и Ангелы Значение Девы Марии в нашем спасении «Пресвятая Богородице, спаси нас!» Дева Мария – пример усвоения спасения Дева Мария и Церковь Прославление Девы Марии 7. История почитания Пресвятой Девы Марии Св. мученик Иустин Философ (120166 г.г.) Тертуллиан (160–210 г.г.) Св. Ириней Лионский (140–202) Ориген (185–253) Св. Григорий Чудотворец, Еп. Неокесарийский (210–270) Св. священномученик Мефодий, Еп. Патарский († 312 г.) Св. Афанасий Великий († 373 г.) Св. Ефрем Сирин († 378 г.) Св. Василий, Архиеп. Каппадокийский († 379 г.) Св. Кирилл Иерусалимский (315–386) Св. Григорий Богослов (315–392) Св. Григорий Нисский (335–395) Св. Амвросий Медиоланский (340–397) Св. Епифаний Кипрский (320–400) Блаженный Иерорним (331–420) Блаженный Августин (354–430) Св. Кирилл Александрийский († 444 г.) Св. Петр Хрисолог, Епископ Равеннский (400–452) Св. Прокл, Архиеп. Константинопольский († 446 г.) Дионисий Ареопагит. Сочинения конца 5-го столетия 8. Мариепочитание 9. Мариепоклонство 10. Мариехульство  

 

«Сотворил Мне величие Сильный» (Лк. 1:49).

[Введение]

Почитание Матери Господа входит в состав почитания всех Святых и имеет с ним общее основание; только между Святыми Пресвятая Дева Мария естественно занимает первое место и стоит выше всех их.

Ублажение, или почитание, Пресвятой Девы блаженною выражается в Христовой Церкви на земле, во-первых, в похваляющих и прославляющих Ее в песнопениях и чтениях за богослужением. Главным торжественным пением церковным являются тексты Священного Писания: благовестие ангела – «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою»... (Лк. 1, 28) и песнь Самой Пресвятой Девы – «Величит душа Моя Господа» (Лк. 1:46).

Вторым выражением Ее почитания является молитвенное призывание Ее помощи в многоразличных нуждах нашего временного и вечного спасения. Такая молитва к Деве и ко всем святым основана на совершенном убеждении православных христиан, что все, оставившие тело и землю, живы, и Церковь небесная и земная, соединенная под единым Главою Христом, есть воистину единое Его тело, состоящее из многих основ, друг другу сочувствующих и содействующих (Лк. 20:38; Еф. 1:10; Рим. 12:1).

Но насколько естественно, просто и легко для Церкви Христовой познание «величия» Пресвятой Девы, которое «сотворил Ей Сильный», а также всех оснований и видов Ее почитания, настолько трудно для многих, стоящих вне Тела Христова – Церкви, познание и понимание всего этого, при всем их желании, от всей души, спасения себе во Христе. И притом, что общим авторитетом для всех православных и инославных христиан основанием является чистый источник познания, – Слово Божие, Священное Писание, – согласиться им между собою трудно, потому что трудно инославным людям быть «служителями Нового Завета, не буквы, но духа» (2Кор. 3:6), и трудно им поверить, что Тот же Самый Дух Святой, давший Писания, пребывает и в Церкви и самые Писания даны Церкви только в предположении, что в ней неизменно и неразлучно будет пребывать Дух Святой, Который «научит ее всему» (Ин. 14:26). Что Дух Святой есть в Писании верят, а что Дух Святой в силу этого непременно есть в Церкви фактически не верят, сомневаются в этом, а потому имеют одну букву Писания без духа и жизни, без опытов, без фактов, без истории, без практики, без жизни во Христе. Горе такому христианству без Церкви! Трудно им, бедным, спасаться, ибо какое «возрастание» в познани и Бога (Кол. 1:10) они могут представить Богу, не имея сами Духа Божия?

Господь да поможет нам раскрыть учение Церкви Христовой о почитании Пресвятой Девы Марии по смыслу и духу Слова Божия и по свидетельствам святых и богодухновенных Отцов Церкви первых столетий христианства, непосредственно примыкавших к апостольскому веку, и добрых свидетелей действий Духа Божия в их разуме, словах и делах и во всей их жизни церковной.

1. Дева Мария и Ева

Христос произошел от Девы Марии, как Адам от земли. Адам дыханием Духа Божия – «и вдунул в него дыхание жизни», и Христос наитием Святого Духа – «Дух Святой найдет на Тебя», сказано было Деве Марии. Так Христос произошел по подобию Адама (Быт. 2:7; Лк. 1:35).

Но произошел Христос и по подобию Евы: как Ева произошла от отца без матери («из ребра»), так и Христос произошел от матери без отца (Она «мужа не знала»). Как первый Адам произвел Еву без участия женщины, так и Мария произвела Христа без участия мужчины. Ева явилась только семенем мужа, и Христос явился только семенем жены. Способ происхождения Евы и Христа одинаков: природу человеческую оба получили силою Божией от одного пола. Сначала жена (Ева) от мужа, а затем муж (Христос) от жены. Так Христос принял природу первого Адама, природу всего человечества, или всего целого Адама, от Марии, Которая передала Ему эту природу Адама. Поэтому, как Адам сказал об Еве, так и каждый из нас может сказать о Марии, а через Нее и о Христе: «вот это кость от костей моих и плоть от плоти моей». Через Деву Марию наша природа пребывает во Христе, втором Адаме (Быт. 2:21. 23; Лк. 1:34).

Как Христос есть второй Адам, так и Мария есть вторая Ева. Это видно из сравнения искушения Евы и благовещения Марии.

Там было явление падшего ангела, змие, диавола. Здесь явление святого Ангела Гавриила (Быт. 3:1; Откр. 20:2; Лк. 1:26).

Первый обещал Еве, что через нее человек будет Богом: «будете как боги». Второй обещает Марии, что через Нее Бог будет человеком: «наречется Сыном Всевышняго, Сыном Божиим». «Еммануилом, что значит: с нами Бог» (Быт. 3:4; Лк. 1:32–35; Мф. 1:23).

Через Еву падение, через Марию спасение. Тогда Ева обманулась и, возжелав быть Богом, Богом не сделалась. Теперь Бог делается человеком, чтобы человека действительно обожить, и прежде всего Марию, в Которую Он входит, как в первую от всего рода человеческого. Жена первою пала, первою и спасена.

Ева проявила неверие заповеди Божией, не поверила Богу и вожделела своим опытным знанием приобрести обожение. Мария совершенно поверила Богу, отвергла в этой вере знание («мужа не знает» и не надо знать) и сказала: «да будет Мне по слову твоему». «И блаженна уверовавшая, потому что совершится сказанное Ей от Господа». Там падение свое и всех людей сомнением и неверием, здесь спасение себя и всех людей верою (Быт. 3:6; Лк. 1:34; 37:45).

Ева показала непослушание Богу и на заповедь Его – «не ешь от него» (от древа), «взяла плодов его и ела». Мария послушалась воле Божией в благовестии без всякого сомнения и сказала: «Се, Раба Господня» (Быт. 2:17; 3:6; Лк. 1:38).

Ева возгордилась от мысли «будете как боги». Мария была смиренная «Раба Господня», как в принятие самого благовестия о пришестви и через Нее Бога во плоти, так и до этого события; потому что «призрел Он на смирение рабы Своей», именно за это свойство души Ее обратил на Нее внимание и за это удостоил Ее быть Своею Матерью. Тогда по гордости Ева сама захотела быть Богом, теперь за смирение Мария удостоилась принять в Себя Бога и дать Ему природу человеческую ради нашего спасения (Быт. 3:4; Лк. 1:48).

Ева лишилась благодати Святого Духа и не допущена уже была к древу жизни. Мария приняла в Себя Сына Божия – Жизнь Вечную, «обрела благодать у Бога», получила приветствие – «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою», и зачала по слову – «Дух Святой найдет на Тебя»...

На таких первых и величайших примерах видим, что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Быт. 3:24; Лк. 1:28. 30. 35; Иак. 4:6).

Еве за Ее грех определены скорби и болезни деторождения. Мария, как безмужная и несогрешившая, безболезненно родила Сына.

Но за то, что Ева обольстилась сладостью плода древа знания, «оружие прошло душу» Марии, когда Она увидела Сына на древе крестном. Христос искупил грех Евы. Ребро, из которого была создана Ева, было прободено у второго Адама и, в знак искупления и омытия первого греха, из него вышли кровь и вода. Но к кресту Сына Своего Мария принесла Свои невинные искупительные нравственные скорби и страдания за грех Евы, потому что из-за греха Евы Сын Ее взошел на крест. За Еву пострадала Мария и именно у креста, там, где омывался грех Евы (Лк. 2, 35; Ин.19, 34).

Мы видим, что если Христос есть второй Адам, то Мария есть действительно вторая Ева, и если Ева была создана, как «помощник, соответственный, подобный Адаму» (Быт. 2:18, 20), то Мария по всем Своим свойствам явилась «помощником, соответственным, подобным» второму Адаму, Самому Господу Иисусу Христу. И насколько беспредельно величие второго Адама, настолько же свято и возвышено величие второй Евы, достойной этого Адама.

Она несравнима ни с кем из людей. В начале и в центре истории стоят две жены: Ева и Мария. Ева – мать падшего и согрешившего человечества, Мария – мать нового, спасающегося и возрожденного человечества. В первой была причина всеобщего зла, во второй – причина всеобщего блага.

2. Время жизни Пресвятой Девы Марии и от Рождения Ее до Благовещения

Рождение Пресвятой Девы Марии

В рождении Пресвятой Девы Марии – начало истории Нового Завета, истории нашего спасения.

Приготовляется воплощение Сына Божия, пришествие Бога во плоти.

Приготовляется та природа человеческая, которую должен был воспринять Сам Бог, чтобы спасти род человеческий.

Эта природа человеческая должна быть достойна Бога, должна быть свята и непорочна, должна иметь святое происхождение, воспитание и развитие.

Избрание Божие почивает на Той, Которая должна была дать взаймы Богу от всего человечества общечеловеческую природу.

Время рождения Девы – время ожидания пришествия Мессии-Христа.

Родители Ее – Иоаким и Анна; он – царского, она – первосвященнического рода.

Престарелые супруги не имели детей. Это было позором среди людей: таковых считали лишенными Божия благословения.

В уничижении и смирении они желали ребенка, как милости Божией и снятия своего позора и поношения среди людей. Таким образом, смирение, молитва и святое обещание посвятить дитя Богу на служение при храме было духовным условием рождения его.

И Бог услышал их: у них родилась Дочь, Которую они назвали Марией.

Имя Мария в переводе с еврейского означает: высокая, всех превосходящая.

Матерь Господа рождается естественно от родителей благочестивых, и могла быть только плодом их духовного подвига, сердечного искания и слезной молитвы к Богу. Духовное существо должно было быть и плодом духа и зачиналось не по стихийному, слепому влечению плоти и обычным законам необходимости плотской природы, а по желанию духа и по действию особой милости и благодати Божией на людей престарелых, увядших уже плотью, но живущих духом. «Если начаток свят, то и целое, и если корень свят, то и ветви» (Рим. 11, 16). От святого корня произошел и святой плод.

Пример обета относительно будущего ребенка дает неплодная Анна, мать св. пророка Самуила. «И была она в скорби души, и молилась Господу и горько плакала. И дала обет, говоря: Господи Саваоф! Если Ты призришь на скорбь рабы Твоей и вспомнишь обо мне и не забудешь рабы Твоей, и дашь рабе Твоей дитя мужского пола, то я отдам его Господу на все дни жизни его...» (1Цар. 1:10–11). По примеру родителей прор. Самуила поступили и святые Иоаким и Анна.

Мать Спасителя, Царя по земному происхождению и вечному служению и «Первосвященника будущих благ», естественно, что Сама принадлежит к обоим родам – царскому и первосвященническому в своем народе: по отцу из колена Иудина и дома Давидова, по матери из колена Левиина и дома Аарона. Хотя Христос произошел от одной матери без отца, и Иосиф был только обрученный муж Марии, покровитель и хранитель Ее девичества и номинальный отец Спасителя, но Спаситель не номинально принадлежал к царскому дому, а действительно по матери и по плоти был из этого дома, которому в лице Давида было сказано Господом: «престол твой устоит на веки» (2Цар. 7:16). Престол этот не мог не устоять и Мария действительно Сама необходимо происходила из дома Давидова, чтобы быть Матерью Господа.

Введение во храм Пресвятой Девы Марии

Когда Марии исполнилось три года, Иоаким и Анна исполнили свое обещание и привели Ее в храм Иерусалимский, чтобы там оставить на служение Господу. Девицы, посвященные Богу, воспитывались при храме и жили около него в особых домах. Обычно первосвященник принимал и благословлял всех посвященных Богу при дверях храма, но когда привели Отроковицу Марию, он по особому внушению Духа Святого ввел Ее во Святое Святых храма, куда и сам мог входить только один раз в год.

Пресвятая Дева Мария жила при храме до четырнадцати лет, пребывая в труде, молитве, в чтении слова Божия, в совершении всякой добродетели. Но в эти годы Ей следовало возвратиться к родителям или выйти замуж. Так как Иоаким и Анна к этому времени уже умерли, а Пресвятая Дева не захотела выходить замуж, то священники храма обручили Ее дальнему родственнику старцу Иосифу, как хранителю Ее девичества.

По исполнении трех лет Пресвятая Дева была посвящена Господу, подобно тому, как по ветхозаветному закону плоды дерева «три года должно почитать за необрезанные – не должно есть их, а в четвертый год все плоды его должны быть посвящены для празднеств Господних» (Лев. 19:23–24).

Так Анна говорила о своем сыне Самуиле: «когда младенец отнят будет от груди и подрастет, тогда я отведу его, и он явится пред Господом и останется там навсегда»... «И пришла в дом Господа в Силом; отрок же был еще дитя... и сказала: о сем дитяти молилась я, и исполнил мне Господь прошени е мое, чего я просила у него; и я отдаю его Господу на все дни жизни его – служить Господу» (1Цар. 1:21–28). В таком духе, надо полагать, и родители Марии привели и отдавали свое малое дитя в храм на служение.

Насколько сравнение это верно и выражает истину введения во храм Пресвятой Девы Марии, можно судить и потому, что Сама Пресвятая Дева Свою торжественную песнь и радостное благодарение Господу за счастье быть Его Матерью по плоти, песнь «Величит душа Моя Господа» (Лк. 1:46), воспела по образу песни Анны, матери пророка Самуила (1Цар. 2:1–10): «возрадовалось сердце Мое в Господе, вознесся рог Мой в Боге Моем»... Содержание этих чудных славословий в некоторых важнейших чертах совпадает с очевидностью. Да и не могла Пресвятая Дева не найти сходства в жизни Своей и пророка Самуила и не только в рождении и в введени и во храм, но и в том, что Самуил нашел и помазал отрока Давида на царство, родоначальника царского дома, а Мария родила Его, последнего Потомка – Мессию, Царя вечного Царства. Служители одного дела имели одно воспитание.

Каждый имеющий Духа Святого, есть храм Божий (1Кор. 3, 16; 6, 19). В таком человеке Бог пребывает по благодати. Но только в единственном человеке в мире Бог пребывал Самым Своим Существом, Своею природою, воспринимая природу человека и в ней поселяясь, это – в Пресвятой Деве Марии. Она есть действительно храм Божий и место присутствия Его и славы Его.

Сама «Святое Святых», Сама «ковчег», где заново «открывается» (Исх. 25:22) Господь роду человеческому, Пресвятая Дева вводится не только в храм, но и во Святое Святых, за завесу с изображениями херувимов. Как Симеон Богоприимец пришел по вдохновению в храм для встречи Господа-Младенца (Лк. 2:27), так и первосвященник по внушению Божию необыкновенно встретил Деву и ввел Ее в то святое место, которому Она соответствовала. В «пристройках вокруг стен храма, вокруг храма и давира (Святое Святых), где сделаны боковые комнаты кругом» (3Цар. 6:5), которые были и при втором храме, и прожила Свою юность Пресвятая Дева.

3. Время жизни Пресвятой Девы Марии и от Благовещения до Вознесения Господня

Благовещение

Почему для Своего воплощения Бог избрал именно Деву Марию из Назарета? Подобное привлекается подобным.

Сын Божий волею Бога-Отца и действием Святого Духа мог вселиться только в такую Деву и воспринять природу человеческую только от такого человеческого существа, которое было бы достойно этого, было бы по свойствам духа своего приспособлено к приняти ю Бога в Себя. Из рассказа о Благовещени и Пресвятой Деве видно, что именно Такую Деву Бог искал и нашел Ее в Марии.

Для цели Боговоплощения Мария была лучшая из всех дев на земле («благословенна Ты между женами») и среди всех земных племен и поколений человечества («ублажат Ее все роды»).

Чтобы принять в Себя Бога и послужить «тайне благочестия» – явлению в мир «Бога во плоти» (1Тим. 3:16), Мария уже была достаточно готова ко дню Благовещения.

Бог спасает человека не без человека. Он ищет того, кто бы Его принял. И Бог искал в мире человека, через которого Он мог бы сойти к людям.

Бог искал «лествицу», которая бы соединяла небо с землею (Быт. 28:12).

Бог искал «терновый куст», который бы не сгорел от присутствия Его Божества (Исх. 3:2).

Бог искал «ковчег», в который бы поместить не скрижали закона, а Само воплощенное Слово (Втор. 10:5).

Он искал «золотой сосуд» для манны – хлеба, сходящего с неба, для Сына Своего (Ин. 6:33; Евр. 9:4).

Он искал «святилище» и «скинию», через которую Он бы мог «обитать посреди людей» (Исх. 25:8).

Настало время Боговоплощения и древния «образы настоящего времени» (Евр. 9:9) осуществились в одушевленной скинии и лестнице, в одушевленном кусте, ковчеге и сосуде – в Деве.

Долго во многих поколениях воспитывалась вера и наконец в Марии достигла высшего развития и совершенства; последнего предела и завершения.

Она помнила девяностолетнюю Сарру, которая родила сына, когда мужу было сто лет. Она знала, что Сарра напрасно сомневалась в исполнении обещания Божия: «есть ли что трудное для Господа?» (Быт. 18:14). И бездетная Ревекка не иначе получила от Бога своих близнецов, как по усердной молитве мужа (Быт. 25:21). Скорбящая Рахиль имела детей только по милости Божией (Быт. 30:22). Мать Самсона приобрела его только после благовестия Ангела Господня (Суд. 13:2–3). Анна родила пророка Самуила после многих скорбей, молитв и горьких слез по предсказанию первосвященника Илия (1Цар. 1:2–17). Наконец, родственница Ее Елизавета, называемая неплодною, зачала в старости своей Иоанна Крестителя (Лк. 1:36). Но все эти святые женщины имели мужей, и великая помощь Божия была оказана естественным человеческим силам. Поэтому, на благовестие Ангела Мария задала вопрос: «как будет это, когда Я мужа не знаю?» И далее делает последнее усилие веры и наивысшее, какое только возможно человеку, что Бог побеждает законы естества и творит, что хочет; Она верит, что и без мужа, «силою Всевышнего» Она будет иметь Сына.

Вера Пресвятой Девы была проникнута совершенным самоотвержением и самозабвением. Зачать в Ее положении Девы, обрученной благочестивому старцу на хранение девства,1 это значит оскорбить святого старца Иосифа, явиться изменившей Своему призванию и подвергнуть Себя опасности человеческого позора и бесчестия, и самой смертной казни по закону. Но сила веры Ее так велика, что на этой мысли Она не остановилась, хотя опасность этого оказалась потом совершенно действительной, и благочестивый старец уже хотел отпустить Ее, предав Ее воле Божией и личной ответственности за Свой поступок (Мф. 1:19). Ее доверие Богу было безграничным, а от доверия рождались смирение и покорность Богу вместе с мужеством и бесстрашием, сделавшими Ее способной на этот величайший подвиг.

Ангел засвидетельствовал Деве: «Ты обрела благодать у Бога» (Лк. 1:30). До благовестия Ангела на протяжении Своей юной жизни Она обрела милость Божию. Чем? Как? Очевидно, что верою, послушанием, смирением. В этих добродетелях – сущность святой общечеловеческой природы и та духовная сила Жены, которую Она, по определению Божию, в борьбе с диаволом, поразит его в голову, в его дух неверия, непослушания и гордости. Силою этих добродетелей и «Семя жены» – Иисус Христос, победил ди авола. Тот, Кто должен был явить среди людей образец смирения, как путь спасения – «Я кроток и смирен сердцем» (Мф. 11:29), – и этим же смирением именно человеческой, не Божественной только природы, победить диавола (Мф. 4:1–10), должен был принять природу человеческую, душу и тело от смиреннейшей Рабы Господней. Христос – «Семя жены» (Быт. 3:15), чтобы поражать змея в голову, должен был быть подлинным семенем Жены, носителем истинного смирения взятой от Нее общечеловеческой природы. Потому Он и «призрел» именно «на смирение рабы Своей» и «вознес смиренную» (Лк. 1:48. 52).

Природа человеческая в Ней была приспособлена для спасительного Божественного дела именно в смирении, важнейшем нравственном качестве для восстановления падшего через гордость человеческого естества. «Вот на кого Я призрю, – говорит Господь: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим» (Ис. 66:2). И призрел Он на Нее и сделал Ее новым престолом Божества, потому что Сам сказал о Своем жилище: «Я живу на высоте небес и во святилище, и также с сокрушенными и смиренными духом» (Ис. 57:15). Таким образом, строго последовательны и сами по себе верны дела и слова Божии, и Пресвятая Дева Мария со свойствами Своего характера, твердо и ясно указанными в Священном Писании, в силу этих свойств, необходимо, а не случайно, не как обыкновенная среди всех дев со всеми их недостатками, включается в дело спасения человечества.

То, что Ева извратила, испортила в своем духе, то Мария исправила, восзстановила в Себе и сделалась «ответственной» Самому Господу, отвечала целям Божиим, приспособила человеческую природу в Себе для принесения Ее в дар Богу для дела Его спасения. Все, что можно сделать для Своей личной святости человеческими силами, Мария сделала, оставалось только спасти в жизнь вечную божественными силами Ее природу, сделавшуюся во Христе общечеловеческою.

Человечество в Ней приготовилось, доросло до принятия Бога, дало в Ней все, что могло дать: всю веру, все смирение, всю любовь к Богу, все совершенства свои принесло Богу в дар. Больше этого оно не могло дать. После этого могло быть только сошествие Божества на почву, устроенную, приготовленную. И Бог усматривает на земле красоту человека и именно в Ней, и в Ней находит Себе место, чтобы соединить земное и небесное. Золотая чаша для Манны небесной была готова и скиния, в которой Бог мог обитать, была устроена, ковчег для Слова Божия, новой скрижали, был сделан.

Дева Мария, это – цель ветхозаветной Церкви. Если род человеческий приготовлялся к принятию Спасителя, к пришествию Бога на землю, то приготовился в Ней, чтобы дать Ее. Она есть Та, Кем можно было принять Христа на землю. Вся праведность ветхозаветной Церкви сосредоточилась в Ней. Она есть все высшее и святое, до чего мог дорости Ветхий Завет в ожидании Мессии.

Род человеческий должен был дать из себя новую Еву, новую матерь человечества, спасающую и верную, вместо неверной и согрешающей.

Таким образом, Пресвятая Дева есть представительница и олицетворение, прежде всего, ветхозаветной Церкви.

Послушание Отрока Иисуса Своей Матери

Пресвятая Дева и Иосиф «с великою скорбью искали» Отрока Иисуса в течение трех дней, пока наконец не нашли Его в храме Иерусалимском «среди учителей». Какой скорбью, кротостью и нежностью звучат слова упрека Пресвятой Девы: «Чадо! что Ты сделал с нами?» Такую боль причинил, столько страданий доставил, так измучил этим поступком! «Вот отец Твой и Я...» Что Ты сделал с нами?

«Зачем вам было искать Меня? Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» Конечно, знали отлично, что не Иосиф отец Его. «Но они не поняли сказанных Им слов»: в чем, именно, принадлежащем Отцу Его небесному Он должен быть. «И Мария сохранила все слова сии в сердце Своем»: драгоценные, любимые, примечательные, но до времени не понятные. Во что разовьется деятельность Этого Отрока, в чем она будет проявляться, как будет совершаться спасение людей – все это еще было сокрыто от Матери Господа. Не поняла, но верит и сохраняет слова Его с любовью и смирением. Но Отрок не отверг, не отклонил требования родительского о послушании. Имея все высшие права и уже сознавая Свои обязанности, Он не пренебрег и низкими человеческими обязанностями, принял к сердцу «великую скорбь» и заботы родных по плоти. «И был в повиновении у них»; больше не ослушался и не огорчил Матери Своей. Под Ее покровом, в повиновении у Нее, в таком укладе именно жизни семейной Он «преуспевал в премудрости и возрасте и в любви у Бога и человеков». Быть в повиновении у плотских родителей и именно у единственной по плоти Матери не только не препятствовало подготовке Его к служению среди людей, но и входило в Божественный план и содействовало этому служению. Принял Господь послушание Отцу Небесному и Матери земной в первые же дни сознательной отроческой жизни.

Ходатайство Матери Господа за людей

То обстоятельство, что Пресвятая Дева усердно «сохраняла все слова, слагая в сердце Своем», и те, что Он говорил и что о Нем говорили (Лк. 2:19. 51) и что Она наблюдала все «возрастание и укрепление духом, исполнение премудростью и благодатию Божией» Своего Младенца, Отрока, Юноши и совершенного Мужа (Лк. 1:40. 52), привело, наконец, к тому, что Она первая вызвала Сына Своего к совершению первого чуда, к началу знамениям и чудесам для спасения людей, в самом начале Его служения, и к обращению к вере Его первых учеников. Нужно было Ее присутствие и участие в этом начальном существеннейшем моменте Его жизни и деятельности на браке в Кане Галилейской. Господь от Матери Своей получил первый призыв к совершению чудес, к этим делам милости и благотворения роду человеческому.

Недостаток вина на браке был таким обстоятельством, которое понудило Пресвятую Деву сообщить об этом Сыну Своему с желанием, чтобы Он помог бедным людям. Видимо была нужда в доме и бедность. Знакомые святой семьи бедного плотника из Назарета с трудом устроили брачное угощение, и оно быстро кончалось. Только потому, что брачная вечеря омрачалась обнаружением материальных недостатков и нищеты, обнаружилось и чуткое к нужде ближнего, сострадательное, искренно-любящее, отзывчивое, трогательно-заботливое и нежное сердце Пресвятой Девы.

И в первый раз мы слышим обращение, ходатайство, просьбу о нуждах человеческих из уст Богоматери к Ее Божественному Сыну, только что начинающему Свое служение спасению рода человеческого. Милосердное сердце Пресвятой Девы Марии, представительницы рода человеческого, чуткой к скорбям ближнего, ходатайствует, выражает нужду людей пред Спасителем и призывает Его к делу спасения в начале Его служения, к совершению первого чуда.

«Вина нет у них», – говорит Дева. «Что Мне и Тебе», или иначе сказать, – какое Нам с Тобой дело до того, что у них нет вина. По-человечески рассуждая, – не наша, а гостей это забота: пусть сами хозяева об этом думают. У Господа есть Своя дума и забота, более важная, которая Его занимает сейчас. Но если в этих словах есть мысль – «что Тебе до Меня», и далее – «еще не пришел час Мой», то это значит: зачем Ты обращаешься ко Мне и напоминаешь Мне о часе, который еще не пришел? Господь придает слову Матери Своей – «вина нет у них» – какое-то другое значение. Она говорит об одном, а Он подумал в это время о другом, и воспоминание об этом для Него не своевременно на брачном пире и не приносит радости. Зачем Ты об этом говоришь сейчас? «Часом же Его» была та вечеря и та ночь, о которой говорит Евангелие: «Иисус, зная, что пришел час Его перейти от мира сего ко Отцу...» (Ин. 13:1). Об этом часе Он всегда знал и готовился к нему и о нем молил Отца Своего (Ин. 12:27). Начало служения Его – на брачной вечере, и конец и завершение служения – на Тайной вечери с учениками. Здесь и там будет вино. На первой вечери притворение воды в вино, на второй – вина в кровь. И там, и здесь – для учеников. И начинается и завершается Его служение одним чудом при сходных обстоятельствах. «Зачем напоминаешь о вине, еще не пришел час Мой?» – как бы говорит Господь. И этот нежный, ласковый упрек невинному и невольному напоминанию о будущем вине, Крови Его, не только, однако, не отклоняет просьбы Девы, но совершенно эту просьбу принимает. Должно совершиться первое чудо, как и последнее. Так Пресвятая Дева и поняла слова Сына Своего, что просьба Ее услышана и будет исполнена, а поэтому, как близкая и скорая Помощница, дала Свое распоряжение слугам.

«Что скажет Он вам, то сделайте», – сказала Она. В этих словах заключается единственная заповедь, единственная проповедь Святой Девы о Сыне Своем. Слова эти существенны и выражают единственный способ всеобщего спасения – послушание Ее Сыну. Матерь Господа так говорит, как говорил с небес и Отец Его: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (Мф. 17:5). Этих слов Пресвятой Девы совершенно достаточно, чтобы знать, как думала Она о Сыне Своем. Эти слова раскрывают как много знала Она о Его Божественном могуществе, что ожидала от Него, чего хотела Она от людей в отношении к Нему. «Что скажет Он вам, то сделайте». Вот какую заповедь имеет род человеческий для себя из уст Пресвятой Девы Марии в напутствии в самом начале служения Господа.

«Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской». Это начало положенно по просьбе чуткой к нужде людской Матери Его. Первая просьба Девы Марии совпала с началом служения Спасителя и с первым чудом Его милости и любви к роду человеческому. Потом Его милости в чудесах изливались без конца, но напутствие и сердечное участие и просьбу об этом Он впервые услышал от Своей Матери, Ходатаице пред Ним о нуждах людских.

«И явил славу Свою». Только тридцати лет от рождения Господь в этом чуде являет славу Свою пред людьми. До этого момента эта слава была сокрыта, никто о ней не знал, кроме Пресвятой Девы. Она одна ныне на браке оказалась сведущей о Его подлинной силе и содействовала Ее явлению и просьбой к Сыну, и распоряжением слугам. Ее роль преисполнена кротости и смирения. Ничего не проявляет, кроме милосердия, движения сердца, живущего любовью. Она Сама ничего не может и ничем не может помочь кроме обращения к Сыну. Не имеет для Себя никакой славы и Ее не ищет, но все устраивает для славы Сына. Она Служительница славы Божией.

«И уверовали в Него ученики Его». Естественно, что только теперь уверовали, познав в Нем силу Божию. Пресвятая Дева не нуждалась в таком уверении. Ей нужна была от Него только помощь людям. Но прежде, раньше святых Апостолов, и во много крат больше, чем они, Она знала Своего Сына, веровала в Него и служила Ему всю жизнь. Уверовавши в Спасителя не без Ее посредства, Апостолы потом ни от кого больше, как только от Нее, могли узнать все подробности Благовещения и Рождества Христова и записать это так в Евангелиях, как Она им передавала. В вере и служении Христу Она также впереди святых Апостолов и по времени, и по силе и глубине самой Своей веры, которая не знала тех смущений, которые знала вера святых Апостолов. Она превыше и старше святых Апостолов во всем.

Попытка Матери Господа защитить Сына Своего

В Капернауме Господь и ученики Его «приходят в дом, и опять сходится народ, так что им невозможно было и хлеба есть. И услышавши, где Он, ближние пошли взять Его, ибо говорили, что Он вышел из Себя. А книжники, пришедшие из Иерусалима, говорили, что Он имеет в Себе Вельзевула и что изгоняет бесов силою бесовского князя». Молва шла в народе, что Он вышел из Себя. Не то, чтобы все ближние Его именно так сами думали и верили этому, но молва эта заставила их прийти, чтобы взять Его домой. Книжники иерусалимские прямо называли Его одержимым бесами. О Нем не раз происходили между иудеями распри, и одни прямо говорили: «Он одержим бесом и безумствует, что слушаете Его?» (Ин. 10:20).

Что чувствовала Мать от оскорблений, наносимых Ее Сыну? Как Она переносила хулу и клевету, которую сплетали около него толпы неверующих и злых людей? Как Ей было больно, как Она страдала за Своего Сына, знает и может понять только мать. Что другое Она могла сделать для защиты Своего дорогого родного Сына, как только пойти и «взять Его» домой из среды неверного общества? Если Его так бесславят и клевещут, то не лучше ли Ему уйти от злых людей? Только таким побуждением сострадания Матери к Своему Сыну, и боли за Него, и желания сохранить и защитить Его от людской злой молвы и клеветы, можно объяснить эту попытку взять Господа домой.

«И пришли Матерь и братья Его, и стоя вне дома, послали к Нему звать Его» (Мк. 3:31). Хотя «братья Господни» (Деян. 1:14; 1Кор. 9:5) оказались потом между Апостолами и сделались таковыми, но о некоторых из них первоначально можно было сказать, что они «не веровали в Него» (Ин. 7:2–10). Но у всех родственников Спасителя по плоти было общее огорчение за Него и единодушное, вместе с Матерью Его, желание взять Его из среды недоброжелателей.

У Господа всегда было только жизненное учение, из жизни происходило и жизни научало, и каждый случай жизни давал Ему повод к назиданию. Так и здесь. Родственники зовут Его? О, родственников у Него много: «кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат и сестра и матерь», – сказал Господь. Таким образом, и из родственников по плоти только тот Его родственник истинный, кто таков по духу, а не по плоти. И мы видели, что единственная в мире родственная Христу, Сыну Божию, именно по духу была Его Мать по плоти. Она и в силу именно этого, все родственные Ей по духу этого исполнения воли Божией, делаются и Его истинными родственниками: матерями, сестрами, братьями.

Тот, Кто учил, что «всякий, кто оставит дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (Мф. 19:29), – конечно, и Сам все это исполнил и оставил Своих родных по плоти, чтобы приобрести Себе в сто и в тысячи крат больше родных для Царствия Божия, Но если же Сам Господь учил – «почитай отца и мать» (Мф. 19:19), то оставление их не было непочитанием их, а высшим почитанием.

Таких же близких и дорогих для Себя, как они, Он еще приобретает во множестве.

Евангелие не разсказывает, виделся ли Господь с родными, когда они Его звали, или не виделся. И много из обыденного быта жизни Господа не рассказано. Однако мы знаем любовь Христову, как Он, как будто бы возражая Матери Своей, исполняет Ее просьбу в Кане, как бы отказываясь помочь хананеянке, исцеляет Ее дочь (Мф. 15:22), не находит нужным платить подать на храм, но платит (Мф. 17:24). Так и здесь, конечно, Он исполнил просьбу родных и видел их, и успокоил, и еще раз подтвердил им, что Ему «надлежит быть в том, что принадлежит Отцу» Его, в служении воле Отца. Господь, не отвергая любви родных, направлял ее по истинному, духовному, а не плотскому руслу. Любовь земную, плотскую, соблазнительную, отклоняющую от спасительного подвига проявили ко Христу даже не родные, а преданнейший из Апостолов, – Петр (Мф. 16:23).

Ублажение Девы Марии женщиной из народа

«Когда же Он говорил, одна женщина, возвысивши голос из народа, сказала Ему: «блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие! А Он сказал: блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его» (Лк. 11:27–28).

Восторг женщины от слова Господня, ибо «множество народа слушало Его с услаждением» (Мф. 12:37), конечно, относился к личности Самого Божественного Проповедника. Именно потому, что Он так чуден и прекрасен и бесконечно мудр; как счастлива, как блаженна Его Мать, имеющая такого Сына! Женщина входит в радость Его Матери, невинно завидует Ей и, прославляя главным образом исполнения слова Божия, блаженна именно этим исполнением слова Божия, Его Мать, ибо только через исполнение его Она и удостоилась быть Матерью Господа. В этом сущность блаженства и Ее и всех людей. Если женщина полагает, что Мать Его блаженна, то пусть знает, почему Она блаженна и как могут сделаться блаженными вместе с Нею и другие. Достойны ублажения и прославления, как Матерь Господа, и все соблюдающие вместе с Нею Слово Божие. Для Господа важно во всяком примере то, что спасительно для всех. Как Пресвятая Дева Мария сделалась Матерью Господа? И, в силу этого, как сделаться родственником Ему по следам Ее? Она исполняла волю Божию. Только это приблизило Ее так ко Господу. В этом сущность и основание, причина родства Господу Ее и всякого человека; условие, при котором каждый может сделаться родственником Его, как сделалась Пресвятая Дева Мария.

«Благословенная между женами» получает благословение от жен в лице этой женщины. Еще при жизни Господа Иисуса Христа и пред Ним, вслух Ему, было выражено это благословение и было Им принято. И Он Свою Матерь поставил всем в пример подражания, указав на сущность Ее праведности, на то, благодаря чему, Она стала Его Матерью.

Любовь Господа к Своей Матери

При кресте Иисуса стояли Матерь Его и другие жены. «Иисус, увидев Матерь и ученика, тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено, се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе».

До этого времени Матерь Господа в таком покровительстве не нуждалась, потому что с Ней был собственный Ее Сын, Который всегда заботился о Матери Своей. Теперь наступает время другое. Мать сиротеет, лишаясь Своей поддержки и опеки в единственном Сыне. Она остается одинокой.

Очевидно из этого, что забота о Матери у Господа была постоянной, и только теперь происходит коренная перемена в Ее положении, и заботы о Ней прекращаются и завершаются. Ему остается дать только последние распоряжения об Ее судьбе.

Любовь к Матери по плоти с попечением о материальной и духовной опеке над Нею была у Господа всегда: вся Его жизнь от младенчества, от первых сознательных дней, когда Он мог быть «в повиновении» у Нее (Лк. 2:51). Только таким всегдашним попечением объясняется последняя забота Господа о Ней.

Любимый же ученик Господа, который по свойствам своего характера только и мог стать заместителем Самого Господа у Пречистой Его Матери, стать новым сыном Ее вместо Него, есть наилучший свидетель того, как любил Господь и почитал Свою Матерь. Это самое лучшее и большое, что Он мог для Нее сделать. Через любимого только ученика Он мог передать и выразить и проявить к Матери в достаточной степени Свою любовь.

Матерь Господа есть Матерь только Его одного, Божественного лица, соизволившего для нашего спасения принять от Нее природу человеческую. Она единственная из матерей всего мира, никогда не бывшая матерью человеческой личности. Но когда Господь оставляет землю, Он, единственный Ее родной Сын, делает и человеческую личность Иоанна Ее сыном по усыновлению. Так Он и Сам, не будучи Сыном Иосифа, был усыновлен ему. И теперь усыновляет Марии, вместо Себя, Иоанна. Это был первый Ее сын из людей, из человеческих личностей и в его лице стали таковыми сыновьями и дочерями Ее все христиане. Ведь общечеловеческая природа, принятая от Нее Господом, действительно сделала Ее матерью и всего человечества. Поэтому, усыновляя Ее Иоанну, Господь усыновляет Ей и нас всех христиан, и дает Ей разрешение именоваться и Матерью всех людей, хотя, по существу, по природе, Она Матерь по плоти только одного Божественнаго лица – Своего Сына. В Иоанне, в Ее первом сыне из людей, мы, все люди, и особенно христиане, стали Ее детьми.

Когда Господь совершил дело искупления людей и приносит Богу в жертву самую природу человеческую, вполне было своевременно Носительницу Его искупительной природы сделать Матерью и любимого ученика и всех людей. Его Мать становится отныне и Матерью всех. Это есть новая Ева и «матерь всех живущих» (Быт. 3, 20). Как после грехопадения Адам назвал жену свою, так после искупления греха Адамова Господь назвал Матерь Свою. Мария первая искуплена, а за Нею все люди.

Мы видим, что Матерь Господа, согласно описанию Евангелия, целесообразно выступает в начале явления Господа на землю, в средине, при вступлении Его на общественное спасительное служение для рода человеческого, и в конце Его земной жизни. В этих указаниях Святого Евангелия вполне достаточно смысла, чтобы показать, какое значение имеет Матерь Господа в деле совершенного Им спасения людей. В самых существеннных моментах Господнего служения выявлены все святые черты Ее характера и показаны с достаточной ясностью и выразительностью Ее отношения к Сыну и людям. Краткие указания Слова Божия о Пресвятой Деве Марии так же полны глубочайшего смысла и назидания, как и все прочие слова Писания. Величие Ее ясно сознается и почитание Ее блаженной и благословенной среди всех родов твердо, разумно и духовно и всесторонне обосновывается тем же Словом Божественным.

4. Время жизни Пресвятой Девы Марии от Вознесения Господа и до Ее кончины

Единодушие всех с Матерью Господа

«И пришедши (с горы Вознесения) взошли в горницу, где и пребывали (все Апостолы)... Все они единодушно пребывали в молитве и молении, с некоторыми женами и Мариею, Матерью Иисуса, и с братьями Его» (Деян. 1:14).

После Вознесения Господа произошла существенная перемена во взаимоотношениях всех первых верующих. Ко Господу были непосредственно близки святые Апостолы, за ними часто следовали многие женщины (Лк. 8:1–3; Мф. 27:55). Теперь же осиротевшее общество все пребывало вместе, неразлучно, не путешествуя, а находясь пока на одном месте. И с ними Матерь Иисуса и братья Его. Кончилось былое «неверие», сомнение и тревога братьев Его, так свойственные близким по плоти к великому человеку. Наступило всеобщее единодушие, которое теперь выражается в молитвах и молениях. Много было женщин, ибо собрание было «человек около ста двадцати» (16), но по имени упоминается теперь Она одна, Матерь Господа, хотя прежде поименно перечислялись из них многие. Достойно указание на Нее одну, так как в числе прежних спутниц Господа при Ее жизни Она не указывалась. То не было Ее время; Она наблюдала за Сыном издали, Она видела Его у Себя всякий раз в родном городе, потом Она пришла к Его кресту. Теперь Она – деятельный член христианского общества; Она вместе с Апостолами и всем обществом. Поэтому Она одна здесь и отмечена. Это обстоятельство достойно было примечания. Нет Господа по плоти с ними, есть Матерь Господа. Наступила пора исключительного сплочения всего общества и Матерь Господа заняла в нем Свое соответствующее место, присоединив Свои молитвы и моления ко всеобщему усердию. Единодушие всех было единодушием теперь с Матерью Господа в силу Ее участия в общих собраниях.

Славное Успение Пресвятой Девы Марии

Через несколько лет после Вознесения Господа на небо, в то время, когда Пресвятая Дева усердно молила Господа, чтобы Ей «выйти из тела и водвориться у Господа», и «воздыхала, желая облечься в небесное наше жилище» (2Кор. 5:1–8), ибо, кому же более, как не Ей, была тяжела эта разлука с возлюбленным Сыном, – Архангел Гавриил, Ее небесный служитель, явился к Ней с благой вестью, что через три дня Она соединится со Своим Божественным Сыном. Матери Господа, жилищу Божию на земле, надлежало теперь Самой переселиться в небесное жилище Божие.

Св. Апостолам, самовидцам и служителелям Слова, Бога во плоти, надлежало видеть кончину Той, плоть Которой носил Сам Бог. И подобно тому, как св. ап. Филипп, выйдя, по внушению ангела, на дорогу в Газу, был восхищен ангелом и оказался в Азоте» (Деян. 8:26. 39. 40), так и все св. Апостолы, рассеянные в мире, Божественным всемогуществом были восхищены со своих мест и были собраны к одру успения Пресвятой Богородицы.

И смерть Пресвятой Девы была именно успением: без малейшей тяготы и борьбы разлучения души с телом, Она как бы блаженно уснула. Ее пречистую душу принял Сам Господь, явившись с сонмами св. Ангелов и праведных духов. Сын платил Свой долг Матери и принимал Ее к Себе на небо, как Она принимала Его к Себе на земле. Сам умерший в принятой от Нее плоти, как человек, и Ей позволил умереть и предать дух Свой в руки Его.

Однако телесная природа человеческая, воскрешенная во Христе, не могла быть предана полной смерти и тлению у Той, от Которой Господь принял эту природу.

Подражая Своему Сыну, Она повиновалась естественному закону в Своей смерти, и умирает с Сыном, чтобы с Ним и восстать к вечности. Как Сама – небо, Она восходит на небо, как престол Божий, Она идет к престолу Божию. Воскресение Ее и вознесение на небо было непременным, потому что Она не меньше пророков Еноха и Или и, которые не видели тления и уничтожения своих тел. И нерозможно было, чтобы Господь допустил уничтожение чистейшего и святейшего божественного храма Матери Своей, когда Сам Он этот же храм, разрушенный в Нем, в три дня воздвиг в Себе (Ин. 2, 19). И Господь, воскресший в третий день, воскресил в третий день и Пресвятую Деву.

В этот день, по желанию апостола Фомы, опоздавшего к успению и погребению Божией Матери, гроб был открыт, но в нем не нашлось тела Девы. Когда же вечером того же дня св. Апостолы встали из-за трапезы и, по священному обыкновению, подняв часть, которую отлагали в честь Господа, стали славить Пресвятую Троицу, и хотели произнести «Пресвятая Троица» или «Господи Иисусе Христе, помогай нам», они увидели, стоящую в воздухе, Пресвятую Деву со множеством Ангелов, Которая сказала им: «Радуйтесь! Я всегда с вами!» Апостолы произнесли: «Пресвятая Богородица, помогай нам».

Так время жизни Пресвятой Девы Марии от рождения Ее до Благовещения известно Святой Церкви Христовой в двух важнейших фактах: в обстоятельствах Ее рождения и входа во храм и воспитания при нем, и после вознесения Господня, известно о Ее кончине.

Это чистое священное, церковное предание сохранилось, как совершенно согласное со всем духом и смыслом Священного Писания, и незыблемо утверждено в Церкви Христовой в каждогодних праздничных воспоминаниях 8 сентября (Рождество Пресвятой Богородицы), 21 ноября (Введение Ее во храм) и 15 августа (Успение).

5. Почитение святых, как основание почитания Девы Марии

Почитание Пресвятой Девы Марии имеет общее основание с почитанием всех святых и занимает только первое место в этом почитании.

Небесная жизнь святых

Это общее основание состоит прежде всего в том факте, свидетельствуемом Словом Божиим, что «Бог не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы» (Лк. 20:38), то есть мертвых у Бога совсем нет. Смерть есть только разлучение души с телом и жизнь души, оживлявшей и оставившей тело, сохраняется в Боге. В святые души, достигшие сейчас же после смерти «первого воскресения» (Откр. 20:5), то есть блаженства жизни вечной еще до второго воскресения, воскресения тел, «пребывают, как Ангелы Божии на небесах» (Мф. 22:30).

Святыя души и Ангелы на небесах, как подлинно живые, все слышат, все видят, что происходит на земле, сорадуются, сострадают, молятся, просят за мир, предстательствуют.

«Авраам, отец ваш, – говорит Спаситель, – рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался» (Ин. 8:56). Он увидел наше спасение.

Но святые люди на небесах и именно «души убиенных за слово Божие» скорбят о торжестве неправды на земле и жаждут победы истины и суда Божия, молясь: «доколе, Владыко, Святый и истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?» (Откр. 6:9–10).

Ангелы глубоко сострадают людям в их страданиях и молятся за судьбу целых народов. «Ангел Господень сказал: Господи Вседержителю! Доколе Ты не умилосердишься над Иерусалимом и над городами Иуды»... (Зах. 1:12). Исполненный сам милосердия к людям, ангел молится о милосердии Божием.

Как драгоценна каждая душа человеческая для чутко любящих Ангелов видно из того, что на небесах «бывает радость у Ангелов Божиих и об одном кающемся грешнике» (Лк. 15:10).

«Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих, – сказал Спаситель о детях, – ибо, говорю вам, что ангелы их на небесах всегда видят лицо Отца Моего Небесного» (Мф. 18:10), то есть дети имеют в ангелах своих защитников и предстателей пред Богом. Как же можно «презирать» детей, когда они имеют заботы о себе даже у Ангелов?!

Ангелы, как «служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение» (Евр. 1:14), действительно и осязательно являются людям, когда «услышаны молитвы их и милостыни их вспомянулись пред Богом» (Деян. 10:31). Они свидетели и молитвам, и милостыням людей, и тому, что все это принято Богом. Они посредники между Богом и человеком и служители Богу и спасению людей.

На небесах представители всех святых Ветхого и Нового Заветов (12 сыновей Иакова, или колен Израилевых, и 12 Апостолов), то есть «двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых» (Откр. 5:8). И «иному ангелу» на небесах «дано было множество фимиама с молитвами святых от руки ангела пред Богом» (Откр. 8:3–4).

Молитвы таких святых, небесных или земных, возносятся Ангелами и небесными старцами к престолу Божию? Надо полагать, что не небесных же святых, так как небесные и молятся сами у престола Божия. И они не только сами молятся, но еще и представляют Богу молитвы других святых, то есть не иных святых, как только земных. Святыми же называются все христиане, как призванные к святости (1Фес. 4:7).

Когда святые земли молятся, то их молитвы возносят к Богу Ангелы и святые люди на небесах. Не без посредства небесных святых восходят к Богу молитвы земных.

Причастность святых к заботам о земных людях и их спасении, живая любовь их, полная сострадания, и есть их временное, среднее, неполное состояние блаженства до всеобщего воскресения и суда, после чего только они будут иметь полноту блаженства и радость спасения за себя и за всех спасенных.

Земные дарования святых на небесах

В этом факте, что святые небесные жители подлинно живы, все видят, слышат, знают, чувствуют и на все отвечают, что происходит на земле, заключается другой важнейший факт, что святые люди уходят от земли с теми способностями, навыками, благодатными дарованиями, которые приобрели на земле и ничего кроме тела не теряют, и с ним ограниченности действий.

Небесные дарования святых есть продолжение, усиление и расширение их земных дарований.

Так, святым людям на земле присущ дар ведения всего сокровенного и тайного.

Св. пророк Ахия, хотя был слеп, но узнал пришедшую к нему жену Иеровоама. Пророк Елисей знал, что далеко от него делали слуга Гиезий и сирияне. Св. ап. Петр раскрыл утаенное Ананией и Сапфирой (3Цар. 14:4–6; 4Цар. 5:25; 6:8; Деян. 5:1–11). И совершенно понятно, что это свойство святых на небесах безмерно расширяется и делается присущим всем святым с момента отделения их душ от тел.

Исключительное значение имеет молитва за других со стороны людей праведных. «Много может усиленная молитва праведного. Или я был человек, подобный нам», и молитвою своею прекратил дождь и испросил дождь. Об Иове праведном Господь сказал: «раб Мой Иов помолится за вас, ибо только лице его Я приму» (Иак. 5:16–18; Иов. 42:8). И это потому, что «если сердце наше не осуждает нас, – говорит св. апостол, – то мы имеем дерзновение к Богу и чего ни попросим, получим от Него, потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное пред Ним» (1Ин. 3:21–22).

Таковы молитвы святых Апостолов за людей: «Для сего и молимся всегда за вас, чтобы Бог наш соделал вас достойными звания», «не перестаем молиться о вас и просить, чтобы вы исполнились познани ем воли Его», «о сем-то и молимся, о вашем совершенстве» (2Фес. 1:11; Кол. 1:9; 2Кор. 13:9).

Св. апостол говорит христианам: «не перестанем молиться о вас». Если молитва Апостолов была на земле непрестанна, то, как она может перестать после того, как они «вышли из тела и водворились у Господа»? Ведь, «любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (Кол. 1:9; 1Кор. 13:8).

Если святые люди имели на земле любовь к людям и в этой любви стяжали самый залог жизни вечной, то, очевидно, что, перейдя через любовь «от смерти в жизнь» (1Ин. 3:14), они не лишились этой любви к людям, но продолжают ее иметь, иначе бы они лишились самаго Царства Божия и перестали бы его чувствовать. Если они имели на земле сострадание к людям, непрестанное желание им спасения и молитву за нас к Богу, здесь слышали и принимали просьбы о молитвах, знали человеческие нужды и деяния, даже сокровенные и тайные, и могли помогать людям данными им от Бога благодатными силами и своими молитвами пред Богом, то ни одно из этих свойств они не могли потерять, «выйдя из тела и подворившись у Господа». Напротив, если, «водворяясь в теле, мы устранены от Господа» и «отчасти знаем», то когда «настанет совершенное, то тогда то, что отчасти, прекратится» (1Кор. 13:9–10). Святые имеют на небе полноту благодатных дарований и ведения, и всегда готовы на помощь, и имеют на это больше возможностей, чем имели на земле.

Что все на земле приобретенное остается с человеком и по смерти его с его душею и служит залогом его будущей судьбы и самого блаженства Рая, видно из того несомненного факта Слова Божия, что земная жизнь есть подготовка к Царству Божию. Каждый получит соответственно тому, «что он делал, живя в теле, доброе или худое» (2Кор. 5:10). «Что посеет человек, то и пожнет... сеющий в духе, от духа пожнет жизнь вечную» (Гал. 6:7–8). «Мы перешли из смерти в жизни, – говорит апостол, – потому что любим братьев». Всякий любящий брата уже имеет жизнь вечную, в нем пребывающую, уже вкушает блаженство будущего века (1Ин. 3:14–15). Отсюда «Царство Божие внутрь нас есть» (Лк. 17:21).

Таким образом, деятельная любовь внедренная в души святых здесь на земле, пребывает с ними вечно на небесах.

Многоразличные благодатные дарования святых нужны исключительно для Церкви земной. И коль скоро святые, «выйдя из тела и водворившись у Господа» (2Кор. 5:8), не могли потерять и лишиться этих дарований, то они продолжают их иметь исключительно на пользу Церкви земной, то есть они ей неизменно помогают этими же дарами своими. Доколе существует Церковь земная, святые не могут остаться без забот о ней и их дарования имеют смысл только в этом.

Церковь земная и Небесная

Мы видим, что Церковь, во всем Ее земном и небесном составе, есть подлинно живое тело Христово, и только в том случае оно и есть тело, когда все члены Ее, небесные и земные, находятся в полноте взаимной связи и живого сочувствия и содействия друг другу. Без этого осуществления живой и полной связи между небесными и земными, Церкви, как живого тела Христова, нет и быть не может.

Церковь – тело, и «Бог соразмерил тело... дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены» (1Кор. 12:25–26), как Церкви земной, так и небесной.

Слово Божие утверждает, что целью пришествия Христова было наше спасение, то есть, чтобы Церковь небесную и земную соединить в единое тело Христово под единым Его главою, и Бог «все небесное и земное соединил под главою Христом». Тем, что Бог «воскресил Его из мертвых и посадил одесную Себя на небесах», Он поставил Его «превыше всякаго... имени, именуемаго не только в сем веке, но и в будущем... Поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть тело Его, полнота, наполняющаго все во всем» (Еф. 1:10. 20–23). «Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякаго имени, дабы пред именем Иисуса приклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних» (Флп. 2:9–10).

С кем мы, члены Церкви земной, соединились на небесах, слово Божие указывает подробно. «Вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и Церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех, Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю Нового Завета Иисусу Христу, и к крови кропления» (Евр. 12:22–24). И тысячи Ангелов и собор первенцев и духов праведников, достигших совершенства, стали нам близки через Христа, Который «искупил нас от этого суетнаго века» и вознес нас в Себе в это Царство Свое. «Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив через Него кровию креста Его, и земное и небесное» (Кол. 1:19–20). Так мы сделались «сограждане святых и свои Богу» (Еф.2:19).

Таким образом, члены Церкви небесной, как и земной, «мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» (Рим. 12:5). Церковь небесная и земная неразрывны вместе есть целостное и единое тело Христово.

Только при органически целостно-живом понимании Церкви, то сть, как о живом теле Христовом, в котором все члены находятся в живом общении, и Церковь небесная и земная составляют единое целое, неразрывно связанное во Христе, тело, где члены друг друга чувствуют; только при таком понимани и возможно почитани е Пресвятой Девы и всех святых.

Спасительное служение святых

Святых людей разного положения и звания, спасающагося в Церкви и достигающих Царства Божия, множество. Но большая часть спасающихся достигают спасение через покаяние и прощение своих грехов, через добродетели верующего сердца, могущи я усвоить блаженство жизни вечной и известныя единому Судии всех Богу. Но есть в Церкви святые, которые, спасаясь сами, много послужили и спасению других людей: примером жизни, трудами, благодатными дарованиями чудотворения, управления, учительства, сильными молитвами к Богу за людей.

«В одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело». По данной нам благодати, имеем различные дарования: проповедничество, служение, учительство, увещание, начальствование, благотворительность, слово мудрости, веру, исцеления, чудотворения, пророчество, различение духов, языки... (Рим. 12:4–8; 1Кор. 12:4–12). Все это суть различные дары одного и того же Духа Святого, живущаго в Церкви, на пользу Церкви.

Дух Святой везде, на всяком месте, и в Нем все небо близко к нам со всеми Ангелами, святыми, Пресвятою Девою. Духом Святым святые люди на земле видят тайное и сокровенное, и Им же они видят и знают все на небе. Мир и любовь, милость и всякая благодать помощи проистекают от единого Бога, как от источника, и от этого источника все святые почерпают, как Божии служители.

Свв. Апостолы были только орудиями силы Божией: «Бог же творил не мало чудес руками Павла»; «во свидетельство слову благодати Своей творил руками их знамения и чудеса» (Деян. 19:11; 14:3; 5:12); «руками же Апостолов совершались в народе многия знамения и чудеса». Так свидетельствует Слово Божие о единой славе Божи ей и единой силе Его, действующей через людей, предоставивших себя Ему в «оруди я праведности» (Рим. 6, 13).

Ап. Петр исцеляет хромого и говорит: «во имя Иисуса Христа Назорее, встань и ходи». И далее к народу: «что дивитесь сему, или что смотрите на нас, как будто мы своею силою или благочестием сделали то, что он ходит?... И ради веры во имя Его, имя Его укрепило сего, которого вы видите и знаете, и вера, которая от Него, даровала ему исцеление сие пред всеми вами» (Деян. 3:6, 12, 16).

Кроме Господа И исуса Христа, «нет другого имени под небом, даннаго человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4:12). И Пресвятая Дева Мария, и все святые Ангелы и святые люди и на небе, и на земле свидетельствуют только об этом спасительном имени, служа только Ему одному и от Него одного почерпая все для нашего спасения.

Для человека, жаждущего и погибающего в безводной пустыне, спасением может быть только источник воды. Но если бы он сам не мог достигнуть воды и кто-нибудь принес ее ему, то, хотя вода – главный спаситель, но без принесшего ее он бы погиб и должен почитать последнего, как своего спасителя. О таком человеке можно сказать, что он спас тебя от смерти, хотя без воды он также бы не спас, но и вода без такого передатчика Ее, также не спасла бы жизни человека. Господь Иисус Христос – источник воды для жизни вечной. Поэтому святые люди спасают нас, как служители Божии, благодатными дарами Божиими, молитвами к Богу, трудами своими для нашего спасения во Христе. Всякое дело их в Боге и для Бога, и от Бога, как от источника спасения. Когда апостол говорит: «не спасу ли некоторых» (Рим. 14:14), то разумеет спасение во имя Христово, а не в свое имя. «Он (апостол) скажет тебе слова, которыми спасешься ты и весь дом твой» (Деян. 10:6). Он «благодатью, которая с ним, потрудится» (1Кор. 15:10) для твоего спасения... И если от апостола ожидать себе спасения, то не иного, как во Христе и не иными силами, как только Христовыми.

Так, Господь есть источник воды, единый спасающий всех, самая сила спасения к жизни вечной, но передатчики этой силы свв. Апостолы и другие их преемники, и святые люди, совершающие их дело, являются вторыми спасителями многих. Один Отец, один Учитель и Наставник, один Спаситель и Ходатай и Посредник – Господь, но есть и меньшие, и вторые ходатаи и посредники, и отцы, и учители, и наставники, служители Единого, которые совершенно необходимы для спасения людей и Господом учреждены и поставлены.

Есть молитвенное «ходатайство многих» (2Кор. 1:11).

И одни «отцы, учители и наставники» (Мф. 23:5–10) приходят во славу свою, человеческую, и в свое имя (Ин. 7:18; 12:43; 5:43), а другие – отцы, учители и наставники приходят во славу Божию и во имя Христово (1Кор. 4, 15; 12, 28). Последние не наносят ущерба славе Божи ей, но служат только этой славе, а не своей, и Самим Богом прославлены Его же славою. «Я прославлю прославляющих Меня». «Отче, славу, которую Ты дал Мне, Я даю им» (1Цар. 2:30; Ин. 17:22).

Поэтому «мы ублажаем тех, которые терпели», и берем их «в пример» себе (Иак. 5:10–11). Должны «поминать наставников» своих и «подражать вере их» (Евр. 13:7). Это те святые люди, которых нет на земле, но они живут в памяти членов Церкви и никогда ими не забываются за их служение спасению людей.

Но проявленное ими на земле взошло с ними на небо и продолжает проявляться на земле в тех же действиях благодатной помощи людям. И та слава, которую святые люди имели на земле, с восходом их на небо, благодаря таковой не перестающей их помощи, возрастает еще больше; и этих святых Святая Церковь Христова «прославляет» на земле, поручая верных своих сынов их молитвам и благодатной помощи, а верных призывая прибегать к их помощи и содействию в деле своего спасения.

Молитвенное призывание святых

Хорошо иметь за себя дерзновенные, святые молитвы праведных, благоугодивших Богу и могущих все получить от Бога по просьбе своей.

Святые люди, как «Ангелы Божии на небесах», как члены одного с нами тела – Церкви, сострадающие, радующиеся, сочувствующие нам, все видят, все слышат, и слышат наши молитвы и просьбы к себе, и возносят молитвы людей к престолу Божию. В «чашах фимиама», у престола Божия, они возносят Богу именно те молитвы, которые были направлены к ним с просьбами об их ходатайстве пред Богом. Эти молитвы святых, то есть избранных, отделенных Богу на земле людей, или христиан (Еф. 1:1 и др.), небесные святые имеют в своем ведении, чтобы их возносить к Богу от себя, с присоединением своего сильнейшего ходатайства. Через этих небесных святых земные молитвы доходят к Богу.

Если до пришествия Христова и прославления святых в Нем прор. Самуил явился на беззаконный зов грешных людей и показал, что он все знает о Сауле (1Цар. 28:14), то, как же святые люди не слышат святых молитв людей и просьб о духовной благодатной помощи?

Свидетельства слова Божия нам показали, что все «вышедшие из тела, водворились у Господа», что все живы у Бога, и живы подлинно, в сочувствии и содействии земным, как члены единого тела; что Церковь есть истинно небесно-земное живое тело Христово именно в такой связи и взаимодействии его членов; что небесные, святые души, призываемые нами в молитвах и прославляемые в праздничных воспоминаниях, слышат и принимают наши молитвы и содействуют нам теми же молитвами, силами, дарами, способностями, которыя имели от Бога для нас, ради нашего спасения, живя на земле.

И мы приводим имена святых на память, пред Богом: «вспомни Авраама, Исаака, Иакова», «ради Давида» и иных святых, помоги нам (Исх. 32:13; 3Цар. 11:12), потому что «очи Господа обращены к праведным и уши Его к молитве их» (1Петр. 3:12).

Христианин может молиться: «Боже мой, спаси меня». Но в молитве «Боже мой, ради молитв святых Твоих, спаси меня», больше искренности, смирения, глубины чувства и полная сохранность от гордости при успехе молитвы, прочное основание для духовного преуспевания. Таким образом, молитва к Богу через святых угодников ближе, теснее ставит к Богу, кладет мост над пропастью между Богом и грешником, смиряет самую душу грешника и привлекает к ней благоволение Божие. По смирению, истинные христиане уповают не на свои молитвы, а на молитвы святых, а потому, ничего о себе не помышляя, воздают славу в силах молитвы не себе, а святым, не приписывают себе ничего, избегают кичения, и так спасаются. Бог все делает по молитвам святых Своих. Поэтому своя усердная молитва к Богу всегда приправлена у истинного христианина надеждою на совместное с ним ходатайство пред Богом и особенно святых, которых он ставит в подкрепление и поддержку своим молитвам.

Посредство святых не только не ущербляет и не затемняет молитвы к Богу, но, именно, преодолевает всякое препятствие для молитвы к Богу, уничтожает преграду в виде греха, которая смущает грешника и подсекает крылья молитвы. В молитве к святым человек не только не надеется на человека и не ставит его вместо Бога, что достойно проклятия (Иер. 17, 5), но надеется все также только на одного Бога, близкаго к святым Своим, а не к грешникам, ибо, снова повторяем, «очи Господа обращены к праведным и уши Его к молитве их».

6. Величие Пресвятой Девы Марии

Дева Мария и Ангелы

Среди небесных святых выше всех пред Богом Пресвятая Дева Мария.

Бог благоволил быть младенцем и возседать в утробе и на руках Девы. Престол Свой херувимский на небесах Он заменил на земле новым престолом – Девою. Так, «Сидящий на херувимах» (Ис. 37:16), сделал Пресвятую Деву «Честнейшею Херувим и славнейшею без сравнения Серафим», потому что Свою новую природу «не от Ангелов восприемлет Он, но восприемлет от семя Авраамово» (Евр. 2:16) Пресвятую Деву.

Природа человеческая, воспринятая Сыном Божиим, прославленная Воскресением, вознесением и сидением одесную Бога во Христе (Мк. 16:19), возвышена и превознесена выше всех Ангелов. И этой природе в Боге не могут не поклоняться Ангелы.

Своим воплощением Господь обожил всех нас, но прежде всего первую человеческую природу Своей Матери. Находясь в Ней, Он Ее обóжил, и выйдя из Нее, Он оставил Ее обоженною.

Большей благодати, чем получила Пресвятая Дева Мария, никто в мире не получил и получить не может. Она единственная из всех сотворенных существ высочайшая Носительница «силы Всевышнего», ибо Господь явил в Ней единственное величайшее чудо Своего снисхождения к роду человеческому – воплощение. А это новотворение было не меньше, чем самое первое творение мира и человека. Дева стала к Богу ближе, чем высшие из всех творений.

Ее единение с Богом произошло не так, как у всех святых, по одной благодати, но и существенно в природе человеческой, которую от Нее брал Сын Божий и в Ней пребывал Самым Своим Существом, Божественной Своей природой.

Кроме того, Матерь Господа девство и материнство сочетала в Себе, обойдя замужество. Женская природа в Ней самостоятельно и целостно, или целомудренно, безмужно и бесстрастно выполнила свое назначение – деторождение. Девство получило свой венец и величайшую награду: бесстрастие уподобило Ее Ангелам, бесплотным существам, которым и все святые стремятся уподобиться этой добродетелью. И вера в вышеестественное зачатие, как и сама бесстрастная Ее жизнь, поставила Ее выше естества.

И Та, Которая сделалась первою «причастницей Божественного естества» (2Петр. 1:4), стала выше Ангелов и сделалась предметом их удивления, почитания и пославления. Служители Божии не могли не найти, что Эта Служительница Божия превосходит их Собой, потому что они ничего не дали Богу от своей природы и не стали к Богу в такое отношение, чтобы при общиться к Самой Его природе, как Она при общилась.

В Боге во плоти, природа человеческая поставлена выше Ангелов. Вот почему и Дева, от Которой воспринята эта природа, стала выше Ангелов. Такое «сотворил Ей величие Сильный».

Бог особой честью возводит человека в Пресвятой Деве до Себя и пред Ангелами, чтобы Свой святой образ, извращенный падшим ангелом, показать пред всеми Ангелами в победе, торжестве и спасении.

Значение Девы Марии в нашем спасении

Кто первый в мире, как не Мария, принял новозаветное спасение, не отверг, но принял с верою? Чьей вере мы обязаны своим спасением? Для кого эта вера Марии приняла Спасителя? Для кого эта вера Марии спасительна, как не для всего рода человеческого? Вера всякого человека спасает только его самого и молитва веры его может помочь и многим, но вера, от всех людей принесенная и спасительная для всего человечества, принесена только Марией и могла быть принесена только Ею одной, как послужившей самому воплощению Божию.

Господь спасает нас не без нас, не насильственно. Дав человеку свободную волю, Он ее не принуждает повиноваться Себе, а призывает, ждет обращения, ищет добровольного согласия на спасение. Он стоит у двери, стучит и ожидает, что услышат голос Его и отворят Ему дверь, и тогда только Он войдет (Откр. 3:20). Поэтому и самое первейшее дело спасения – воплощение Сына Божия совершилось не насильственным входом Духа Святого и силы Вышнего в Деву, а через обращение к Деве с благовестием, через вызов Ее веры, после выражения Ею добровольного согласия на это. Поэтому спасение и воплощение совершилось не по одному только тому, что один Бог этого восхотел, но выразил на это согласие и сам человек в лице Девы Марии.

В Ней Христос нас спас, прежде всего. И Она спасла нас всех во Христе.

Таким образом, Пресвятой Деве Марии, коль скоро от человеческой воли зависит спасение человека, мы обязаны одной стороной своего спасения и Ее значение в деле нашего спасения первостепенно и огромно. На стук Господа в благовещении Она услышала голос Его и открыла дверь для всеобщего спасения.

«Пресвятая Богородице, спаси нас!»

Никто более не послужил добрым подвигом нашему спасению во Христе, кроме Пресвятой Девы Марии. Поэтому молитвенное обращение «Пресвятая Богородице, спаси нас», всегда имеет только один, сам собою подразумевающийся смысл: «спаси нас во Христе, как Ты это уже сделала, как Ты уже спасла нас во Христе». Она, приведшая нас ко спасению во Христе, одна только наиболее достойна из всех святых обращения с молитвенной просьбой «спаси нас».

Так как Дева именно со стороны человека все принесла Богу для спасения человека, то Она есть опора человеческих сил, человеческого восприятия, данного нам спасения, ближайшая Помощница в деле спасения. Мы после Нее, через Нее и при помощи Ее восходим на небо. Она ближе всех святых к людям, как их Представительница, как за всех людей предстательствующая пред Богом с совершеннейшей человеческой природой, и по любви, и по сочувствию к людям, ради их спасения их плоть и кровь Богу «взаймы давшая».

Избранная от всех родов, Благословенная между женами, единая из всех, обретшая благодать у Бога, избранная Невеста Всесвятого Духа, Она имела сильнейшую среди всех дочерей и сынов человеческих веру, глубочайшее, чем у всех, смирение, была благосерднейшею из всех людей по Своей любви и состраданию.

И Она «жива у Бога», жива всеми Своими чувствами, добродетелями и силами, готовая на помощь всякому призывающему Ее.

С момента Своего успения Пресвятая Дева не только ничего не потеряла из Своей силы, из всего, что «обрела» у Бога, но в силу Своей вышеествественной веры, которой дано все, – «все возможно верующему» (Мк. 9:23), Она – могущественнейшая Помощница и Молитвенница за весь род человеческий.

Как на земле, так и на небесах, Господь творит чудеса для блага и спасения людей по любящему ходатайству Своей Матери. Ни Господь, ни Пресвятая Дева ничего не потеряли из Своих достоинств и сил с восходом от земли на небо. Ходатайства Ее, как и чудеса Его по этим ходатайствам, не могут прекратиться.

Мы, родственники Ее по плоти, братья, сестры, дети Ее, по определению Сына Ее, и по природе нашего родства с Нею, и по представительству Ее за нас у Сына. И потому любовь Ее к нам родственная, близкая, сердечная и нежная. Она чувствует это больше, чем мы, ибо Она сознает то, что мы не сознаем и даже не понимаем.

Дева Мария – пример усвоения спасения

Дважды Господь указал, что Его родственниками и матерями, подобно Его Матери, могут быть только те блаженные люди, которые слышать слово Божие и хранят и исполняют его (Мк. 3:35; Лк. 11:28). И Та, Которая все слова Господни «сохраняла, слагая в сердце Своем» (Лк. 2:19. 51), и «обрела благодать у Бога» (Лк. 1:30), исполнив заповеди о вере, послушании, смирении, самоотвержении и любви, явилась образцом усвоения спасения, принесенного Господом для нас.

Усвоение спасения Христова начинается на земле, естественно, с первой Девы Марии, как Матери Спасителя, послужившей Его воплощению. От Нее первой принесены Богу спасающая вера и всякая добродетель. Она приняла Христа так, как всегда и всем надо принимать: в Ее духе, в Ее добродетели. Она образец устроения человеческаго духа, чтобы быть и ему храмом и домом Божиим, каковым сделалась Она первая. Всякая душа есть невеста Христова, предназначенная для небеснаго своего Жениха, и подобно первой Невесте, Деве Марии, должна быть благоустроена для принятия Бога.

Пресвятая Дева приняла верою и Духом Святым в Себя Слово Божие и носила Его в Себе и питала. И всякая душа, призванная ко спасению, приемлет в себя слово Божие и носит его, зачав от веры и Духа Святого, питает в разуме и в воле исполнением его и хранением, воплощает в себе и во всей своей жизни Христа. Она также рождает Христа в себе, часто в муках борьбы со грехом, изображает Его в себе, уподобляясь Ему, строя себя по Христу. Как Церковь рождает всякую душу во Христе, так и всякая душа рождает «младенца мужескаго пола» (Откр. 12:5), – Иисуса Христа в себе; и та, и другая, и душа, и Церковь соответствуют Деве. И у всех рождается душа во Христе Духом Божиим.

Дева Мария – образец богоношения, общения с Богом в нравственном смысле, по Ее вере, смирению и всякой добродетели.

Дева Мария и Церковь

Дева Мария, как давшая Богу общечеловеческую природу и послужившая спасению всех людей, есть вторая Ева, новая Мать всего человечества и Представительница всего рода человеческого. Пресвятая Дева сроднила весь род человеческий с Богом.

Христос принял тело от Девы Марии. И Церковь также есть тело Христово. Таким образом, Церковь и Дева Мария близки по существу, едины по природе, потому то Церковь и называется девою и невестою Христовою.

Дева Мария есть член ветхозаветной Церкви, цель и конечный плод этой Церкви, и Представительница этой Церкви. Поэтому Христос Господь воплотился в Церкви и от Церкви, и потому Церковь в Деве Марии и через Эту Деву есть Невеста и Мать Христова. По тому же Церковь изображается рождающею Христа (Откр. 12:1–6; Ис. 26:18–19).

Церковь, единое тело Христово, есть целый неразрывный союз членов земных и небесных. В Деве Марии сошествием и пребыванием в Ней Сына Божия произошло соединение земного и небесного, человеческого и Божественного. И потому в молитвенном призывани и святых Пресвятая Дева занимает первое место, т. к. Она есть мост, соединение Церкви небесной и земной, действительно Лествица от земли на небо – Богу сойти и нам взойти. К Деве, как к месту соединения небесного с земным, мы и обращаемся по преимуществу за помощью для нашего восхода от земли на небо в деле нашего спасения.

Церковь – союз людей с Богом. В Деве и произошел первый и начальный союз Бога с человеком.

Таким образом, является несомненным фактом, что Пресвятая Дева Мария является Представительницей и олицетворением всего рода человеческого в его целом, затем, избранного народа Божия – Церкви ветхозаветной, наконец, Церкви земной и небесной – новозаветной.

Наибольшее подтверждение сему дает св. апостол Иоанн Богослов. Он, единственный из евангелистов, повествует о крестном завещани и Спасителя о Своей Матери. Его поручение Своей Матери св. ап. Иоанну имеет больший смысл, чем забота только лично о Ней одной.

Сын Божий и Сын Марии поставил вместо Себя сыном Марии на земле св. Иоанна. Но так как Матерь Господа явилась Представительницей и олицетворением Церкви, тела Его, то, в силу этого, и св. Иоанн явился наместником и заместителем Господа на земле и для Церкви Его. Иоанн Богослов при Пресвятой Деве, как наместник Христов при Церкви. Что это так, очевидно из того факта, что Господь дарует Свое «Откровение дает распоряжение семи поместным Церквам, или полноте состава всей Вселенской Церкви, непосредственно через Иоанна. В книге «Откровение», или «Апокалипсис», через апостола начертаны и будущие судьбы Церкви Христовой на земле. Таковым наместником Христовым в Церкви сделался св. апостол прямым распоряжением Господа об усыновлении его Деве Марии. Очевидно, что «ученик, которого любил Иисус» (Ин. 21:20), занял особое положение среди Апостолов. Господь как Свои заботы в отношени и к Матери возложил на св. Иоанна, так и заботы в отношении ко всей Церкви и непосредственную передачу Своей воли о ней, поручив ему же. По аналоги и отношений ап. Иоанна к Матери Господа, он – сын Церкви, и Церковь – матерь его, но такой сын, на которого возложено особое попечение о Матери, такое, которое может исходить от Сына Девы и действительного Главы Церкви, Христа, органически по природе связанного с ней. В силу своего особого отношения к Матери Господа, св. Иоанн и сделался особым попечителем Церкви у Господа и недаром о нем сказал Господь: «Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду» (Ин. 20, 22), то есть до второго пришествия Господа. И на небесах он остается таковым наместником.

Таким образом, последняя на кресте забота Господа о Матери есть забота Его о Церкви, так как Матерь Его есть подлинное олицетворение и Представительница Церкви.

Кроме этого, св. ап. Иоанн изобразил в «Откровении» Церковь в виде жены, снова рождающей, как рождала Сына Пресвятая Дева Мария.

В гл. 12-й он изображает Церковь Христову в образе жены, «облеченной в солнце; под ногами Ее луна и на главе Ее венец из двенадцати звезд». Образ жены, невесты, девы и образ мужа и жениха – обычные образы Церкви, Бога и Христа в Священных Писаниях Ветхого и Нового Заветов (Ис. 54:5; 65:5; Иер. 31:4; 2Кор. 11:2; Еф. 5:25, 25–32; Откр. 19:7; 21:2, 9). Здесь же, на исходе церковной истории и в конце мира, славная Церковь находится в тяжких муках рождения своего народа во Христе (гл. 4, 19) для жизни будущего века. И как при рождении Самого Христа преследовал Его диавол в лице Ирода, так и теперь «дракон стал пред женою, дабы, когда она родит, пожрать Ее младенца». И тогда «родила она младенца мужескаго пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя Ее к Богу и престолу Его». И теперь, по этому же образу, церковный народ Божий, пасущий все народы, будет восхищен к престолу Божию. Жена, невеста Агнца, является вместе Церковью земною и небесною, святым градом Божиим (21, 9). В образе жены, Матери Господа, св. Иоанн описал Церковь и в образе Церкви последнего времени описал Пресвятую Деву.

Вот что вынес св. ап. Иоанн Богослов от близости к Матери Господа своего, Которая стала, по завещанию Господа, его собственной матерью. Как верный сын Ее, он не мог сказать о Ней лично, по Ее смирению, что-нибудь больше того, что сказал образно и прикровенно в своей книге.

Почитание Пресвятой Девы спасительно, как фактическое, самым делом, подлинное исповедание Церкви, как единаго небеснаго, живого тела Христова. Почитать Пресвятую Деву значит действительно пребывать в теле Церкви Христовой: не отделять Церковь небесную от земной, иметь с небом связь, исповедывать фактически истинную Церковь, в которой все члены сочувствуют и содействуют друг другу. Почитание именно Пресвятой Девы есть преимущественное исповедание единения Церкви, как небесно-земного тела Христова и своего причастия к Небесному Царству.

Прославление Девы Марии

Только познавши «величие» Пресвятой Девы, которое «сотворил Ей Сильный», можно «ублажать» Ее.

Если Господь сотворил Ей величие, то это величие надо познавать, сознавать и соответственно его исповедывать, и прославлять и Того, Кто дал это величие, и Того, Кому Он дал его, тем более, что Та, Кому Он дал это величие, неложно предрекла, что Ее прославят в этом величии.

Величие же это заключается в том, что Господь, желая воплотиться, «призрел на смирение», на это духовное совершенство Девы, и воплотился именно от Нее; Он «сотворил Ей величие» воплощением Своим и славою за это среди людей. Смирению, как избежанию славы, неизвестности и уничижению противоположно «ублажение от всех родов», то есть прославление. Так, Сама Пресвятая Дева и разумела слово «ублажение», сказав: «призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне ублажат Меня все роды» (Лк. 1:48).

«Ублажат Меня все роды». Почитание Пресвятой Девы будет жить в родах, в поколениях не сегодня, а вечно, и не так, что будут Ее ублажать, а Она этого не услышит, нет; ублажение вечно будет доставлять Ей радость, как доставила радость самая причина ублажения – воплощени е Бога Слова. О воплощении Сына Божия Она и будет радоваться вечно. Это радость о славе Божией.

Получив однажды приветствие ангельское: «радуйся, Благодатная! Господь с Тобою», и воскликнув: «величит душа Моя Господа и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем», Пресвятая Дева пребывает ныне в вечной радости Рая общения с Богом, и доныне и навсегда нет для Нее болыней радости, как повторяемое людьми ради Нее ангельское приветствие. На это приветствие Дева Мария отзывается и спешит Своим благоволением и милостью. Дева Мария вознесена на небо в радость и на помощь нам.

7. История почитания Пресвятой Девы Марии

В Священном Писани и сказано столько, сколько в нем есть, с необходимым условием, что само оно, как написанное от Духа Святого членами Церкви Христовой, святыми Апостолами, для Церкви, остается и сохраняется только в Церкви, а в Церкви пребывает вечно Дух Святой, Который наставит ее на всякую истину, и потому именно «Церковь есть столп и утверждение истины» (1Ин. 2:20; 2Кор. 3:3; 1Тим. 3:15).

Поэтому сказанного о Пресвятой Деве в Священном Писани и вполне достаточно при наличии Духа Святого в Церкви, Который раскроет все о Ней в полноте и подробностях. И Дух Святой, все устрояющий в Церкви для спасения людей и раскрывающий в полноте смысл нашего спасения, наставил Церковь почитать Пресвятую Деву, познавать Ее величие и участие в нашем спасении и Ее благодатную и молитвенную помощь нам в этом деле.

По букве написано в слове Божием о Пресвятой Деве Марии немного, но по духу и смыслу для «служителей Нового Завета не буквы, но духа» (2Кор. 3:6), написано достаточно много. Смысл надо придавать каждому слову Писани, ибо слово это вечно и ничего в этом слове случайного или ненужного нет; и смысл и дух каждого Божественного слова, при озарении Церкви от Духа Святого, оказывается безмерно великим и истинным.

Как почитали Пресвятую Деву св. Апостолы, свидетельствует слово Божие. Св. Апостолы, сами написавшие Писания Нового Завета, знали, какое «величие сотворил Сильный» Деве Марии и что «ублажат», или прославят, Ее «все роды». Сами видели Ее нравственный облик и «блаженство уверовавшей, что сбудется сказанное Ей от Господа», сами наблюдали «смирение Рабы» Божией, на Которую «призрел Господь». И как они «Благословенную между женами» почитали, что Она побудила Сына Своего совершить первое чудо и привести их, Апостолов, к вере в Него! Она была старшая и главная между ними по вере и всем добродетелям спасения. Передавшие Ее собственные слова, что «ублажат Ее все роды», они первые не могли не почитать и не прославлять Ее. Только как горячо любимая Своим Божественным Сыном, Она была отдана в матери любимому ученику и сделалась горячо любимою Матерью всех их, святых Апостолов, составляя из них единую семью, союзом любви связуемую. Св. Апостолы знали, что пребывавшая с ними «в молитвах и молениях» при жизни и помогавшая им Своими молитвами, не потеряла этого дара и при восходе на небо ко Господу и там помогает им тем же. Только словами «радуйся, Благодатная!» они могли Ее приветствовать при жизни и так же воспевать Ее по успении. Не могли они не жить тем, о чем сами писали.

Подробности этого благоговейного отношения св. Апостолов и первого христианского общества к Пресвятой Деве сокрыты, и не по иной причине, как по смирению Девы.

Истинное смирение стремится сокрыть себя в неизвестности. Положение женщины, по преимуществу, скромно и чуждо всякой общественной славы. Смирение же – существеннейшая черта характера Пресвятой Девы, исключительно подчеркнутая святыми Апостолами-евангелистами. «Призрел Господь на смирение Рабы Своей» в Ее юности, до воплощения Своего. Но что же произошло со смирением Девы после Рождества?

Вот Она сделалась обиталищем Бога. Могущество Божие пришло в Ту, Которая могла Его принять и стать кустом, который бы горел огнем Божества и не сгорал. Она встретилась с Богом лицом к лицу и осталась жива. А если только подумать и представить ясно себе, что Бога можно вместить в себя и носить в себе на земле, как носила Пресвятая Дева, носить Вседержителя всей твари, то можно ужаснуться, и от такого величия можно ниспасть еще в большую бездну смирения и в нестерпимом уничижении сказать вместе с апостолом Петром: «выйди от меня, Господи, потому что я человек грешный» (Лк. 5:8). Такое состояние просто нестерпимо. Чистое и святое не может прикоснуться к омраченному грехом, хотя бы в самой малейшей степени, чтобы не уничтожить его. А Пресвятая Дева приняла в Себя этот нестерпимый огонь Божества. И совершенно понятно всякому смертному, что смирение может возрастать от величия по мере самого величия. Поэтому после Рождества Пресвятая Дева углубилась в Свое смирение в тысячу крат больше, чем до Рождества, возросла в нем, чтобы сохранить благодать, которую «обрела» у Бога от дней юности.

Если Господь запрещал разглашать о Себе (Мф. 9:31; Мк. 7:36), не искал быть известным, не принимал славы от человеков (Ин. 7:3; 5:41), то, как Святая Матерь Его могла позволить Апостолам прославлять Себя и сказать о Ней что-нибудь больше того, что Она Сама им позволила сообщить?...

Но Господь сказал о Себе: «когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе». «Сие говорил Он, давая разуметь, какой смертью Он умрет» (Ин. 12:32–33). Он привлек к Себе, прославлен на земле, совершив Свое дело, и особенно после смерти, когда принес людям прощение грехов и открыл двери Рая.

И в отношении к Пресвятой Деве не могло быть иначе в Церкви Христовой. Хотя Она и пребывала в смирении, но это не значит, что Ее не должно прославлять; хотя Она и скрывается в неизвестности, но Ее не могут не найти; хотя Она заставляет молчать о Себе, но руководимые Духом Святым поймут Ее величие, сотворенное Ей Господом, и ублажат Ее. «Унижающий Себя, возвысится» (Лк. 14:11).

Таково было почитание Пресвятой Девы в первом апостольском веке после Рождества Христова, выраженное высочайшими словами и характеристиками самого Священного Писания. Смирение жившей на земле Девы сжимает это почитание.

Но почитание Пресвятой Девы, уже высказанное словами Апостолов-евангелистов, расширяется особенно во втором веке. Св. мученик Иустин Философ, Тертуллиан и св. Ириней Лионский возвеличивают Пресвятую Деву Марию, созерцают Ее общечеловеческое значение, как второй Евы. Главное же указывают на спасительный смысл Ее служения. Марией «непослушание было обессилено»; уведенное в погибель, Ею «было приведено ко спасени ю», «грех одной был смыт довери ем Другой», «человечество Девой спаслось», Дева «стала через послушание причиной спасения Себя Самой и всего рода человеческого». Вот что говорили о Ней эти мужи второго века. Сравнение Марии с Евой по слову Божию и уразумение спасительного смысла Ее служения для рода человеческого имело апостольский авторитет, ибо Апостолы указали во Христе второго Адама. Кстати, св. Ириней через Папия Иерапольскаго был учеником св. ап. Иоанна Богослова.

В третьем веке Ориген, св. Григорий Чудотворец и св. муч. Мефодий Патарский понимают ублажение Пресвятой Девы, как прославление Ее. Ориген только кратким замечанием, что «все те, в ком живет Христос, суть сыны Марии», считает Ее Матерью всех христиан. Святой Григорий не находит «во всех родах подобной Ей», видит в Ней «все сокровище благодати», удивляется «душевным Ее добродетелям», а главное, верует, что Она «услаждает души, прославляющие Ее». А св. Мефодий прямо говорит: «Молим Тебя, превосходнейшую всех и удостоившуюся матерних почестей и дерзновения, непрестанно памятуй, Всесвятая Богородица, о нас, хвалящихся Тобою и благолепными славословиями почитающих присноживущую и неизгладимую память Твою. И ты, досточтимый старец Симеон... также будь ходатаем за род наш пред Спасителем Богом»...

В четвертом веке среди множества свидетельств о достоинствах Пресвятой Девы, как Матери Жизни, Пророчице, Приснодеве, черезвычайно важен разсказ св. Григория Богослова о св. муч. Иустинии, которая, будучи преследуема одним язычником, призвала на помощь Святую Деву Марию, чтобы сохранить девство, и в результате этого, язычник обратился ко Христу, и они оба приняли мученическую смерть. А св. Григорий Нисский разсказывает о видении св. Григория Чудотворца, в котором св. ап. Иоанн Богослов исполняет поручение Матери Господа. Оба Григория говорят о том, что было ста годами ранее их. Св. Епифаний Кипрский, утверждая почитание Пресвятой Девы, как «Матери Жизни и всех живущих», в то же время борется с мариепоклонством еретиков «лаппидитриан», которые приносили Деве Марии сдобный хлеб в виде жертвы и «старались ставить Ее вместо Бога». «Мария не Бог, – говорил Он, Марию надо почитать. Отцу, Сыну и Святому Духу должно воздавать поклонение, но никто не должен поклоняться Марии» (как Божеству).

В пятом веке прославляют Деву Марию св. Кирилл Александрийский, св. Петр Хрисолог и св. Прокл. «В мире нет ничего такого, что могло бы сравниться с Богородицею». Таковыми словами св. Прокла можно охарактеризовать почитание Девы Марии святыми Отцами 5-го века. Наименование Пресвятой Девы Богородицей принадлежит еще 3-му веку в лице Оригена и св. Мефодия. Но в пятом веке, в 431 году на 3-м Вселенском Соборе в Ефесе это наименование принято от древности и утверждено общевселенским голосом Церкви, водимой Духом Святым, как точно выражающее учение о едином Божественном Лице Сына Божия при двух природах – Божественной и человеческой. Сын Божий рожден прежде век от Отца по Божеству и в последние дни рожден от Марии Девы по человечеству, будучи в двух природах один и тот же Бог. В одном Божественном лице сочетались две природы, и по человечеству родился на земле Бог, а потому Пресвятая Дева родила Бога, а не человека, родила Бога, хотя и по человечеству.

Этот святейший догмат, вызванный зломыслием еретиков, извращавших учение о спасении нашем во Христе, говоря о Сыне Божием, естественно, с неизбежностью коснулся Матери Его. И говоря о Том, Кого же родила Пресвятая Дева по человечеству, Собор установил, что Она есть подлинно Богородица, как в то время веровала вся Церковь, кроме еретиков, которые пытались называть Ее «христородицей». Слава Пресвятой Богородицы всецело связана со славою Сына Ее и Бога, и коль скоро прославляется Господь и Его спасительное воплощение, не может не прославиться и Она.

Так святая Церковь почитала и «ублажала» Пресвятую Деву Богородицу непрерывно от апостольских дней в течение первых пяти столетий.

Во 2-м, 3-м и 4-м столетиях святая Церковь почитала Пресвятую Богородицу точно так же, как и сейчас она Ее почитает. Все существенные черты этого почитания, данныя в 1-м веке святыми Апостолами в Евангелии, только раскрываются в дальнейшем и осуществляются практически. Св. Церковь на востоке, Тертуллиан в Африке, св. Ириней в Галлии, св. Мефодий в Малой Азии, как и св. Ефрем на берегах Евфрата, говорили о Пресвятой Деве не что-нибудь новое для своей местной Церкви, а то, что признается и почитается всеми. Они говорят то, что было до них и что есть при них в местных верованиях.

Однако святые Отцы писали только то, что вызывалось потребностями времени, обстоятельствами, возникшими вопросами, не систематически излагали все учение и практику и быт Церкви своего времени, но о многом из этого говорят, между прочим, случайно, отрывками, отдельной фразой.

Почитание Божией Матери, будучи обычным и давнишним в Церкви, только обнаруживается в голосе Вселенской Церкви на 3-м Вселенском Соборе в наименовании Девы Богородицею. Но чтобы сказать это и выразить этим общецерковное мнение, нужно было в прошедших всех веках и в настоящей жизни, современной Собору, иметь соответствующее всеобщее верование. А что такое верование в величие Пресвятой Девы, в Ее небесную славу и молитвенную и благодатную небесную силу Церковь имела всегда, показывают творения святых Отцов Церкви первых столетий Христианства.

Св. мученик Иустин Философ (120166 г.г.)

«Мы знаем, что Он прежде всех тварей изошел от Отца Его, и через Деву стал человеком, чтобы каким путем непослушание, возникшее от змЕе, имело начало, таким же путем оно было бы и обессилено. Ибо Ева, будучи девой и непорочной, восприняв слово от змея, принесла непослушание и смерть, но Дева Мария, явив веру и радость, когда ангел возвестил Ей благую весть, что Дух Господа снизойдет на Нее и сила Вышнего осенит Ее, и потому Святое Рождаемое есть Сын Божий, ответила: «да будет Мне по слову твоему». (Сочинения св. И устина, философа и мученика, пер. Пр. М. 1864 г. Разговор с Триф. и уд. 313 стр.)

Тертуллиан (160–210 г.г.)

«Бог восстановил Свой образ и подобие, которые диавол захватил, обратным действием. Ибо в Еву, когда она еще была девой, внедрилось слово, ставшее основой смерти. Равным же образом, в Деву Марию должно было войти Слово Божие, бывшее строителем жизни, дабы то, что этим полом было уведено в погибель, тем же самым полом было приведено назад во спасение. Ева поверила змею, Мария поверила Гаври илу; грех совершенный доверием одной был смыт доверием Другой» (De Carn. Christ, 17).

Св. Ириней Лионский (140–202)

«Как первая была ведома ангелом в изгнание и удаление от Бога после того, как нарушила Его слово, так последняя ангелом получила благовестие, чтобы быть в состоянии родить Бога, послушавшись Его слова. И если первая ослушалась Бога, то вторая приведена была к послушанию, чтобы так Дева Мария могла стать Предстательницей за Еву. И как человечество было повержено в смерть девой, так Девой оно и спаслось; послушанием Девы, непослушание девы было восстановлено... Ева была непослушна, она не послушалась, когда была еще девой. И как она, имея мужем Адама, но всё же, будучи еще девой, стала непослушанием причиной смерти себе и всему человеческому роду, так и Мария, имея обрученного ей человека и оставаясь Девой, через послушание стала и Себе Самой и всему роду человеческому причиной спасения. И об этом Господь сказал, что первые будут последними и последние первыми. И так узел непослушания Евы получил разрешение через послушание Марии, ибо то, что Ева связала неверностью, то Дева Мария разрешила верой».

(В словах св. Иринея «Предстательница за Еву», по-латыни стоит «адвоката», защитница, а по-гречески стоит «параклита», заступница, утешительница, прилагаемое ко Христу Спасителю (1Ин. 2, 1), а Им Самим ко Святому Духу, «второму Параклиту»).

О случае в Кане Галилейской св. Ириней Лионский толкует, что Пресвятая Дева «желала получить Чашу св. Евхаристии» – (Adv. Haer. 3, 22, 24, 7).

Ориген (185–253)

«Иисус сказал: «се, сын Твой», посему все те, в ком живет Христос, суть сыны Марии» (In. loan. 1, 6).

Св. Григорий Чудотворец, Еп. Неокесарийский (210–270)

«Итак, благодать достойно избрала из всех родов одну святую Марию. Она была подлинно премудра во всем и во всех родах никогда не нашлось подобной Ей».

«Мария! Ты узнала то, что было скрыто от патриархов и пророков. Дева! Ты постигла то, что доселе оставалось неведомым для самих Ангелов. Пресвятая! Ты услышала то, чего не удостоился слышать сонм мужей богоносных».

«Архангел, прежде всего, сказал святой Деве Марии следующее: «радуйся, Благодатная! Господь с Тобою», именно потому, что в Ней почивало все сокровище благодати. Из всех родов нашлась одна эта Дева, святая телом и духом, и одна носит Того, Кто «держит все словом силы Своей» (Евр. 1:3). Удивляют в Ней не только красота телесная, но и душевныя Ее добродетели».

«Радуйся, Благодатная! источник Света, просвещающаго всех верующих в Него. Радуйся, Благодатная! восток умнаго Солнца и чистый цвет жизни. Радуйся, Благодатная! луг благоуханный. Радуйся, Благодатная! ветвь присноцветущая, услаждающая души, прославляющия Тебя».

«Приидите, возлюбленные, и мы, возобновив в памяти прошедшее, прославим, ублажим и возвеличим отрасль, произрастившую для нас сверхестественно Жезл – Христа».

«Запечатанная книга подается умеющему читать (Ис. 29:11). Что же это за «Книга запечатанная», если, без сомнения, не Пренепорочная Дева? Кем она дается? Очевидно, священниками. Какому человеку? Плотнику Иосифу. Священники, обручив Марию целомудренному Иосифу, вверили Ее ему в ожидании времени брака, а Иосиф, приняв Ее, имел сохранить Деву в чистоте... Для кого же хранится Она? Блюдется для Творца всяческих в жилище».

«В шестой месяц послан был Гавриил к Деве, получив такия повеления от Бога: иди к Деве Марии, иди к жилищу, достойному Меня – Слова, или ко второму на земле Небу; иди к легкому облаку и возвести ему дождь Моего пришествия; иди к святилищу, для Меня предуготованному; иди ко храму Моего воплощения; иди к чистому чертогу Моего по плоти рождения».

«Уже диавол не устоит против Тебя, Дева, потому что, где в самом начале враг нанес рану, там ныне, прежде всего, Врач спасения уготовал врачество; откуда вышла смерть, там Жизнь открыла Свой вход; от жены проистекло зло, от Жены источается и благо».

«Радуйся, одушевленный храм Божий! Радуйся, равночестное жилище неба и земли! Радуйся, пространное вместилище невместимого естества!» (Curs. Compl. Patrolog., edit. Migne. Tom. X. 1145–1156. 1171–1173. «Избранные слова святых Отцов в честь и славу Пресвятой Богородицы» М., 1896, изд. 4, стр. 72–23).

Св. священномученик Мефодий, Еп. Патарский († 312 г.)

«Вот здесь открыто предстоит Дева-Матерь, как престол для Царя Господа Саваофа, высокий и превознесенный славою Создавшего его. На нем представь Господа, ныне пришедшего к тебе во плоти. На этом, говорю, девственном престоле преклонись пред Тем, Который предпринял для тебя такой новый и преславный путь» (2).

«Восприявшая в чистейшия недра, как на высокий престол, превосходящаго человеческое естество Царя всех, представила там (в храме) Его с чистейшею воспринятой от Нее плотию. Входит во храм священная Матерь, чтобы явить чуждое закону чудо – вожделенного Сына, отверзшего ложесна девства...» (4).

«Итак, входит в храм Превысшая храма, облеченная двойною славою, то есть славою пречистого девства и неизреченного деторождения...» (4).

«Поистине страшно совершившееся с Тобою таинство, Матерь-Дева, духовный престол, препрославленный и достойный Бога. Ты явила изумительное чудо для небесных и земных... Блаженна Ты между женами, богоблаженная, ибо через Тебя земля исполнилась священной славы Божией... Прообразовал Тебя ковчег завета... Если же прообразу Твоей святости воздана была такая честь от Бога, что никто, кроме священников, не мог подходить или иметь доступ к его созерцанию, так как завеса отделяла и охраняла вход туда, как к царице, то какое и сколь великое почитание от нас, уничиженнейших, должно быть Тебе, истинной Царице, истинному одушевленному Кивоту Законодателя Бога, сделавшегося поистине вместительным небом для невместимого Бога? Ибо, когда Ты, Пресвятая, явилась миру, как светоносный день, и явила Солнце правды, то рассеялась ужасная тьма...» (5).

«Но что же скажу я Тебе, Матерь-Дева и Дева-Матерь? Твое дело не человеческое, и хвала Тебе выше человека. Но печальное недоумение мое облегчается славословиями Тебе от Духа, посему приношу Тебе Твое... Итак, прими, благосклоннейшая, дары драгоценные и свойственные Тебе одной, высшая всех родов и честнейшая всех видимых и невидимых тварей» (9).

«Прообразовавшая Твой боговидный образ, неприступная купина неопально вмещала Бога... Твердый и несекомый камень (Исх. 17, 6), прообразовавший проистекшую из Тебя всемирную благодать и отраду... и жезл священнический, произрастивший невозделанный плод (Чис. 17:8; Евр. 9:4) – залог непрерывного священства показал неложное знамение Твоего сверхестественного рождения...» (9).

«Благословениями Господа преисполнено богоблагодатнейшее имя Твое, Богородительница и Просветительница верных... Ты дала не нуждающемуся ни в чем плоть, которой Он не имел, чтобы Он, всемогущий, сделался тем, чем благоволил сделаться. Что славнее этого? Что выше этого? Тот, Кто наполняет и небо, и землю, Которому принадлежит все, сделался нуждающимся в Тебе, ибо Ты сообщила Богу плоть, которой Он не имел. Ты облекла Всемогущего в благолепное всеоружие плоти, через которую и Он сделался видимым и доступным для меня, и я могу приступить к Нему и взирать на Него, и через которую «все раскаленные стрелы Лукавого будут угашены"» (Еф. 6:16). Дивно и прекрасно, Матерь и Раба Божия! Дивно и прекрасно, имеющая Заимодавца всех должником Своим! Все мы должники пред Богом, и Он делается Твоим должников. Сказавший: «почитай отца твоего и мать» (Исх. 20:12), Сам благоволил принять на Себя это, и тем соблюдает благорасположение и собственную заповедь к послужившей добровольному рождению, и благолепно прославит Ту, Которую наименовал матерью без мужа, Сам родившись без отца. Так будет это, будет» (10).

«И нам, и будущим поколениям не достанет времени, чтобы по достоинству ублажить Тебя, Матерь Царя веков (1Тим. 1:17), как говорит в одном месте святой пророк, внушая нам непостижимость Твою: «как велик дом Божий и как пространно место владычества Его! Велик Он и не имеет конца; высок и неизмерим» (Вар. 3:24–25). Поистине пророческое и поистине неложное это слово о Твоем величии, ибо Ты одна удостоилась уподобиться Богу в делах Божи их; Ты одна родила по плоти Бога, единородно и совечно рожденного от Бога Отца. Так поистине исповедуют содержащие правую веру» (10).

«Святая Богоматерь явно исполняла то, что образно описано пророком Исаией» (Ис.6, 6).

«Радуйся вечно, нескончаемая радость наша, Пресвятая Дева; к Тебе опять я обращаюсь. Ты начало, средина и конец нашего торжества; Ты – драгоценный перл царства, истинный тук всякой священной жертвы, одушевленный жертвенник Хлеба Жизни. Радуйся, сокровище любви Божией; радуйся, источник человеколюбия Сына; радуйся, осененная гора Святого Духа (Авв. 3:3). Ты воссияла, вожделенная родительница Света (духовного) Солнца, неприступными лучами пламенной любви, родив в конце времен рожденного от начала... Посему молим Тебя, Превосходнейшую всех и удостоившуюся матерних почестей и дерзновения, непрестанно памятуй, Всесвятая Богородица, о нас, хвалящихся Тобою и благолепными славословиями почитающих присноживущую и неизгладимую память Твою. И ты, досточтимый старец Симеон, первоприемник благочестивого исповедания нашего и проповедник воскресения верных, также будь ходатаем за род наш пред Спасителем Богом, Которого ты удостоился принять в свои объятия» (14).

(Св. Мефодий, епископ и мученик, отец Церкви 3-го века. Полное собрание его творений СПБ., 1877 г. «Слово о Симеоне и Анне в день Сретения Господня», стр. 118–131. Migne, Patrol, Curs. Comp. T. 18, p. 347).

Св. Афанасий Великий († 373 г.)

«Из плоти св. Марии изошел природно и существенно Сын Божий... Мария – сестра наша, потому что мы все от Адама» (Ep. 59. ad Epict, 2, 7).

Св. Ефрем Сирин († 378 г.)

«Через Еву прекрасная и желанная слава людей затмилась, но она была восстановлена через Марию» (Oper. Syriac, 2, 318).

«В начале грехом наших прародителей смерть нашла на всех людей; сегодня Марией мы приведены из смерти в жизнь. В начале змей наполнил уши Евы, и яд распостранился на все тело; сегодня Мария из ушей своих получила Поборника вечного блаженства; итак, то, что было орудием смерти, было также и орудием жизни» (Ib. 3. 607).

«Необходимо нам исповедывать, что Святая Приснодевственная Мария действительно есть Богородица, чтобы не впасть в злохуление. Ибо отрицающие, что Святая Дева действительно есть Богородица, не суть уже верные, но ученики фарисеев и садукеев» (Монаху Иоанну).

Св. Василий, Архиеп. Каппадокийский († 379 г.)

«Что же значать слова: и приступил я к пророчице? То есть духом и предведением будущего приблизился я к пророчице. Ибо постиг, как бы сблизился пророческим разумением, издалека увидел Ее зачатие, предузрев посредством пророческого дарования, что Она родила Сына... А что Мария – Та Пророчица, к Которой приступил Исаия, через приближение познанием, сему никто не будеть противоречит, если помнить слова Марии, сказанные Ею. Ибо что говорит? «Величит душа Моя Господа... ибо отныне ублажат Меня все роды» (Лк. 1, 46–48). И вникнув во все слова Ее, не откажешься наименовать Ее пророчицей, потому что Дух Господень снисшел на Нее, и сила Вышнего осенила Ее» (Толкование на прор. Исаию, гл. 8, 3. «Твор. Василий Вел.» изд. 3, ч. 2. М., 91. стр. 235).

Св. Кирилл Иерусалимский (315–386)

«Поскольку через деву Еву пришла смерть, приличествовало, чтобы через Деву, или лучше от Девы, явилась Жизнь; чтобы, как змей обманул первую, так Гавриил принес Другой благую весть» (Cath. 12, 15).

Св. Григорий Богослов (315–392)

«Христос от Девы. О, женщины, живите, как девы, чтобы вы стали матерями Христовыми» (A select library of Nicene and P-nie: Path. Oxf. 1894. Vol. 7, p. 345).

«Он был зачат Девой, Которая перед тем была очищена в теле и душе Духом Святым» (id., p. 345).

«Она (св. Иустиния) смиренно прибегла с молитвою к Деве Марии, чтобы Та дала ей помощь в подвиге девства» (S. Cipriani, Migne, 35, 1182).

Св. Григорий Нисский (335–395)

Св. Григорий Нисский приводит разсказ о том, как св. Григорий Чудотворец, епископ Неокесарийский (210–270), мучился однажды всю ночь сомнениями веры под влиянием разных слышанных им ересей. И вдруг неожиданно он увидел видение: мужчину и Женщину, «но более, чем человеческую», которые беседовали между собою о том, что надо открыть истину веры Григорию. И Женщина именовала мужчину в разговоре «Иоанном», а он говорил, что исполнит все, что желает «Мать нашего Господа», и тогда начал излагать догматы Православной Веры. Григорий слушал и запоминал все, а на утро все записал, и это записанное им сохранилось и до ныне под именем «Символа Григория Чудотворца» (Niss. Op. 2, 977).

«Разве решится кто-нибудь из нас сказать «мать человека» об Этой Святейшей Деве Богородице?» (Ep. 19).

Св. Амвросий Медиоланский (340–397)

«Она была одна и принесла спасение миру, и зачала искупление всех, Она имела такую большую благодать, что не только могла сохранить девство Сама, но и на тех возложит его, кого Она посещает».

«Она предводительствует хорами девственных душ; с Нею будут посвященные девы» (Nistor 71, 76).

Св. Епифаний Кипрский (320–400)

«Та, которая названа Евой, таинственно получает название «матери живущих»... Поразительно, что после падения она получила этот великий эпитет. И в материальном отношении от Евы рожден весь род человеческий. Но от Марии истинно родилась Сама Жизнь, чтобы Мария могла родить живущих и стать Матерью живущих. Посему и Мария таинственно называется Матерью живущих...

«Также и другое следует рассмотреть в отношении их, в отношении Евы и Марии. Ева стала причиной смерти людям..., а Мария причиной Жизни, дабы Жизнь была вместо смерти, Жизнь, исключающая смерть, пришедшую от Девы, то есть Тот, Кто через Деву стал нашей жизнью» (Haer. 78. 18).

«Церковь учит, что Христос истинно родился от Марии Приснодевы» (Истинное слово о вере).

«Некоторые безумствующие в мнении о Самой Святой Приснодеве старались и стараются ставить Ее вместо Бога» (против антидикомарионитов, ересь 78).

«Марию должно почитать; Отцу, Сыну и Св. Духу должно воздавать поклонение, но никто не должен поклоняться (как Божеству) Марии» (Ересь 79, 9).

«Сверхдолжного не должно почитать святых, но чтить Владыку их. Мария не Бог и не с неба получила тело, но от мужа и жены, и по обетованию, как Исаак, предуготована к участию в домостроительстве Божием. Но, с другой стороны, никто да не дерзает и безумно оскорблять Святую Деву» (против антидикомарионитов).

Блаженный Иерорним (331–420)

«Великое это таинство, что, как через деву смерть стала причастна нам, так и Жизнь была рождена нам Девой» (Op. 6, De Agon. Christ, s. 24).

«Мария – Мать человечества» (Fp. 39. Migne p. Z. 22.472).

Блаженный Августин (354–430)

«Брачный союз есть союз Слова и плоти. Брачный чертог есть утроба Девы... Он «прекрасен», как Бог, Слово у Бога; прекрасен в утробе Девы, где, не теряя Божественности, Он встретил человечество» (Book of Psalms. Vol. 2, Ps. 44, 5. Oxf. 1866, 228–30).

«Так как через Нее Бог снизшел на землю, то через Нее люди удостаиваются восходить к Богу» (Sermo de Natal).

Св. Кирилл Александрийский († 444 г.)

«Радуйся, Мария Богородица, величественное и всеобщее сокровище мира, неугасимая лампада, венец девства, столп Православия, храм нерушимый, обиталище Безграничного. Матерь и Дева, через Которую называется в св. Евангелиях Благословенным грядущий во имя Господне... через Которую Святая Троица святится... с Которой Ангелы и Архангелы радуются, благодаря Которой бесы расточаются... и падшая тварь восприемлется в небеса».

(Было сказано на 3-м Ефесском Вселенском Соборе в 431 году; Op. 6, 355).

Св. Петр Хрисолог, Епископ Равеннский (400–452)

«Благословенна Ты между женами, ибо между женами, в утробу которых Ева проклятием внесла наказание, Мария, быв благословенна, радуется и почитается и к Ней устремляются взоры. И ныне женщина подлинно сделалась, по благодати, матерью живых, быв до тех пор, по природе, матерью умирающих...

Небеса страшатся Бога, Ангелы трепещут Его, тварь не стоит пред Ним, природа не выдерживает и, однако, Дева берет, принимает, содержит Его, как гостя в Своей утробе, дабы в вознаграждение за «дом» и как цену за Свою утробу, Она испросила, Она получила мир вселенной, славу небесам, спасени е потерянным, жизнь умершим, небесное отечество земным, единение с Самим Богом в человеческом теле» (Serm. 140).

Св. Прокл, Архиеп. Константинопольский († 446 г.)

«Все памяти святых достославны. Но ничто не может сравниться со славою настоящего торжества. Авель именит жертвою; Енох памятен богоугождением; Мелхисидек прославляется, как образ Христов; Авраам возвеличивается верою. Но все это – ничто, в сравнении с Богородицею Мариею. Все они видели Христа только в гаданиях, а Она во чреве носила воплотившегося».

«Итак, в мире нет ничего такого, что могло бы сравниться с Богородицею Мариею. Человек! Пройди умом твоим все творения и смотри, может ли что сравниться или превзойти святую Деву Богородицу?... Ангелы служат Богу со страхом, Архангелы поклоняются с трепетом, Херувимы, не могущие зреть славы, ужасаются, Серафимы, летая окрест, не приближаются, и трепеща взывают: свят, свят, свят. Исчисли все чудесное, и дивись превосходству Девы; Кого всякая тварь восхваляет со страхом и трепетом, Того Она неизяснимо приняла в чертог Свой».

(«Похвальное слово Пресвятой Богородице». Избр. слова святых Отцов. М., 96, стр. 7–11).

Дионисий Ареопагит. Сочинения конца 5-го столетия

Высокоавторитетные сочинения, приписываемые пресвитеру Дионисию, составлены из многих, не дошедших до нас сочинений, преданий и сказаний, часть которых относится к апостольскому веку и, вероятно, имеют нечто общее с Дионисием Ареопагитом, что послужило причиной приписать их ему. Рассказывая об Иерофее, как о человеке, «ближайшим к св. Писанию», и указывая на его свидетельства, как на исторические, автор дает место кому-то из апостольского века, который называет тело Богоматери «Источником жизни», и свидетельствует, что Апостолы совершили над ним литургию.

«Мы, как ты знаешь, вместе с ним и многими нашими святыми братьями сошлись вместе увидеть то смертное тело – Источник жизни, которое приняло воплощеннаго Бога, и Иаков, брат Господень, был там, и Петр, старейший и высший из священных писателей... И тогда, увидев его (тело), все присутствовавшие священноначальники совершили, в соответствии с властью каждаго, всемогущую доброту Божественнаго снисхождения».

(«Об именах Божиих», гл. 3, 2).

* * *

Молитвенное же призывание святых, в которое входит и молитвенное призывание Богородицы, признается всей святоотеческой письменностью, когда только попадаются случаи для упоминания об этом.

В «Постановлениях Апостольских» говорится: «при принесении Бескровной Жертвы вспоминаются пророки, апостолы, мученики и исповедники с тем, чтобы через их молитвы Бог принял наши молитвы».

Св. Кирилл Иерусалимский (315–386) пишет: «Потом вспоминаем и прежде усопших, сперва патриархов, пророков, апостолов, мучеников, чтобы Бог, по молитвам и предстательству их, принял наше прошение» (Твор. 93 г. 297 стр.).

Св. Иоанн Златоуст (344–407) часто говорит о молитвах святых: «Молитвами этой святой (муч. Пелагии) и подвизавшихся подобно ей, да сподобитесь вы помнить в точности сказанное... Приобретем себе большее благоволение святой мученицы, почитая ее истинным почитанием». «Наших братьев приведем сюда, чтобы святой мученик (Варлаам) за здешнее усердие принял нас в вечныя обители с великим дерзновением» (Твор. 96 г. Т. 2, кн. 2. 630, 723).

Блаж. Августин (354–430): «При трапезе Господней мы вспоминаем святых мучеников не для того, чтобы молиться за них, как за друзей, в мире почивших, а для того, чтобы они молились за нас, чтобы по их молитвам Бог принял и наши молитвы» (Migne. Patr. T. 25, p. 1847).

Блаж. Иероним (331–420): «если апостолы и мученики могут молиться за других, еще сами оставаясь в живых, когда они должны молиться за себя самих, то насколько сильнее они могут предстательствовать, получив венцы после победы и торжеств» (Vigil, p. 2, pag. 285. Ed. Martian).

8. Мариепочитание

«Чему уподоблю Царствие Божие? Оно подобно закваске, которую женщина взявши положила в три меры, доколе не вскисло все» (Лк. 13:20–21).

Почитание Пресвятой Богородицы Марии установлено в Церкви Христовой Духом Святым, живущим в ней, и утверждено опытом, практикой и жизнью Церкви.

Из познания и уразумения Церковью величия Пресвятой Девы, столь глубоко цельно и всесторонне понятого, с совершенной очивидностью явствует, что такое уразумение может быть только даром Духа Святого. Церковь, возвышенная Духом Святым, только и могла понять Возвеличенную Богом. Подобное познается подобным.

Христова Церковь воспела и прославила Пресвятую Деву и на основании осязательного опыта, когда обращение к Пресвятой Деве всегда приносило скорый и благой ответ от Нее.

Чуткость и милосердие Девы на небесах к нам, земным, безмерны, а Божественная благость изливается на Нее и через Нее на людей с неизреченной щедростью. Это познают люди из практики.

Дева есть широчайшее русло для полноводной реки благодати Божией. У Бога множество источников, ручьев больших и малых, и рек, источающих и несущих потоки Его сил, милостей и радостей. Это все – Ангелы, Апостолы, святые, тысячи, милли оны святых, «которых никто перечесть не может» (Откр. 7:9). Но есть и сильнейшая и многоводнейшая река из всех рек Божиих, это – Дева. Она исключительная Носительница благодати Божи ей и богатейшая по высшим святейшим человеческим чувствованиям, коими Она и отвечает людям и вопрошает к Богу, будучи Ему любезна и угодна по Своей духовной красоте.

Какова Ее духовная красота, мы отчасти видели. А духовную красоту нельзя не любить, нельзя ею не восторгаться, как нельзя не восторгаться телесной красотой. Созерцать духовную красоту Девы и ее любить – благодатный дар Божий членам Церкви. Сам Господь передал Церкви благодатью Святого Духа Свою любовь к Деве. Господь любит духовную красоту всякаго человека и к ней приникает Своими милостями, ибо Он Сам есть неизреченная красота, которою восторгаются вечно Ангелы (2Кор. 12:4). Но какую же красоту Он узрел в «Благословенной между женами» всей вселенной и всех поколений человеческих, если через Нее благоволил прийти на землю!

И что это так, и что красота Ее любима Богом, и что действительно Дева близка к Богу и любит людей и проявляет Себя в благодатных делах милосердия Божия, известно Церкви из опытов святых Ее членов, которым Она являлась в осязательных явлениях Своей небесной славы и благодеяниях, и из бесчисленных опытов далеко не святых, но жаждущих спасения и святости и почитающих себя грешниками. И молитвы таких всегда бывают услышаны Девой.

Ее «ублажают все роды» в Церкви не понаслышке, не по разумному убеждению только, что Она достойна почитания и уважения, а как непосредственные «свидетели» дел Божиих через Нее о том, что «видели своими очами, что разсматривали и что осязали руки их» (Деян. 2:32; 1Ин. 1:1).

Закваска Царствия Божия, которую положила во Христе именно Эта Дева в три меры муки, в этот мир, заквасила все, и везде, куда только проникла эта закваска, известно Ее имя.2

9. Мариепоклонство

«И небеса прославят чудныя дела Твои, Господи, и истину Твою в собрании святых. Ибо кто на небесах сравнится с Господом? Кто между сынами Божиими уподобится Господу? Страшен Бог в великом сонме святых, страшен Он для всех окружающих Его» (Пс. 88:6–8).

Римская поместная церковь, постепенно отступая от Православия и наконец отделившись от состава Вселенской Церкви, от апостольского, братского союза поместных Церквей, не сохранила в чистоте и древнее учение о почитании Пресвятой Богородицы, преумножив и преувеличив это почитание, вплоть до восхищения прерогатив Божиих в пользу Пресвятой Девы Марии.3

Римская церковь учит: «Преблагословенная Дева Мария в первом мгновении Своего зачатия, по особенной благодати Всемогущего Бога и особому преимуществу ради будущих заслуг Иисуса Христа, Спасителя рода человеческого, была сохранена свободною от всякой скверны первородной вины» (Булла папы Пия IX-го).

Из всеобщности первородного греха является исключением один Господь Иисус Христос. И никому не дано право быть зачатым во святости. Один Господь Христос зачат от Духа Святого и Он один свят от самаго зачатия Своего. «Из всех рожденных женами, нет ни одного совершенно святого, кроме Господа Иисуса Христа, Который по особому новому образу непорочного рождения, не испытал земного повреждения». «Один только Бог без греха. Обыкновенно все рождаемые от жены и мужа, то есть плотского союза, бывают повинны греху. Следовательно, кто не имеет греха, тот не был и зачат таким образом» (св. Амвросий Медиоланский).

Господь, приняв природу человеческую, обновил ее и воссоздал в Себе первом, очистив ее от первородного греха Адамова. Это дело Божие, дело Христово, принесшее спасение людям в обновлении в нас образа и подобия Божия. Не избрал Бог иного способа, чтобы обновить образ Божий в человеке и очистить грех человека, кроме Своего воплощения.

Учение же о том, что еще до воплощения Сына Божия, в самом рождении Пресвятой Девы Ее природа приготовилась к восприятию Бога предочищением своим от первородного греха действием Духа Святого, предвосхищает спасительное дело Христово и дело самого воплощения, и умаляет значение последнего. Происходит извращение самого догмата воплощения.

Как мог Господь обновить природу человека (в непорочном зачатии Девы), еще не приняв эту природу? А если мог обновить до Своего воплощения благодатью и всемогуществом, то зачем было Ему воплощаться? Если очищение Девы от первородного греха возможно в самом акте воплощения, то зачем его относить к моменту зачатия?

Естественно, что Пресвятую Деву очистил от первородного греха самый момент воплощения, вселения в Нее Бога. При облечени и Христа в Ее природу, Она Сама облеклась в Него и очистилась первая из людей от первородного греха, а за Нею уже потом прочи е люди по благодати крещения.

«Но когда Христос прошел через чистую, девственную, не познавшую супружества, богобоязненную, нескверную Матерь без брака и без отца, и поскольку Ему надлежало родиться, очистил женское естество, отринул горькую Еву и отверг плотские законы» (Св. Григорий Богослов «Похвала девству»).

Если Господь освятил природу Девы в самом зачатии, то и Он воспринял уже святую природу, не обычную, не твою и не мою, и ничью из наших, а потому и никого и не спас, ничьей природы не обновил, ничьего первородного греха не очистил. Это была уже не общечеловеческая природа, а особенная природа, уже спасенного, притом, только одного человеческого существа – Девы Марии. Зачем спасать уже спасенную? И как в обновленной обновлять необновленных?

Если «непорочное зачатие» Девы ставило Ее в невозможность согрешить, и Она невольно осталась чистою, то Ее механическая праведность не заслуживает и славы. Если же это зачатие ничего такого не вносит в природу Девы и очищение от первородного греха и полноту обновления Она получает от Спасителя в момент воплощения Его, то непорочное зачатие отпадает за совершенной ненадобностью.

Зачатие Пресвятой Девы Анною не было делом Духа Святого; и хотя естественныя силы престарелых и всегда бездетных родителей получили укрепление от Бога для рождения Девы, но это были только естественные силы, как и у всех здоровых и сильных людей, а потому не без греховнаго повреждения таковых людей. Только Тот, Кто не был зачат обычным образом («не от хотения плоти, не от хотения мужа» Ин. 1:13), Тот и не имел греха.

И Дева Мария не механически выразила Свое согласие на воплощение Сына Божия, будучи по природе свята и непорочна, и не волей-неволей бессознательно была святой и чистой от рождения, по действию Духа Святого при Ее зачатии, нет, но добровольно, и желанием, и усилием, и старанием во всякой добродетели, как лучший представитель ветхозаветной праведности, «обрела благодать у Бога», именно «обрела», и стала свята и непорочна, будучи во всем подобна нам. Она была безгрешна доброй волей, то есть, и имея первородный грех Адамов в Своей природе, не грешила. «Иное суть страсти, и иное грехи. Страсти суть: гнев, тщеславие, сластолюбие, ненависть, злая похоть и тому подобное. Грехи же суть самые действия страстей, когда кто приводит их в исполнение на деле, то есть совершает телом те дела, к которым побуждают его страсти, ибо можно иметь страсти, но не действовать по ним» (Авва Дорофей 6 в. «Душеполезные поучения», стр. 23). Чтобы сделаться достойной Бога и достойнейшей из людей, Пресвятая Дева побеждала в Себе все страсти, но имела в Себе этих врагов, чтобы их побеждать.

Ложным возвеличением умаляется значение Пресвятой Девы в деле нашего спасения. Вместо подвига веры и добродетели за нас, грешников, предоставляющая Богу нашу природу обявляется уже святой и чистой по воле Божией и механически с момента зачатия. Какая же здесь слава Богоматери? В чем здесь Ее величие и где Ее добродетель, достойная вознаграждения?

Совершенно очевидно, что если «сотворил Ей величие Сильный» Господь, то люди, когда вздумают прибавлять этого величия, то только унизят. Больше Бога нельзя делать и придумывать вещи невероятные, унижающие Бога и Деву.

Попытка воздать Ей как можно больше славы началась в 9 веке, во времена отпадения от Православия Римской поместной церкви, и закончилась в 1854 году утверждением нового еретического догмата к унижению Девы и Спасителя, правда, наивного, бессознательного, с плохим богословием, с искусственным умствованием, но с добрым, глубоко любящим сердцем и с «ревностью не по разуму» (Рим. 10:1–3).

Православное Мариепочитание Христовой Церкви чуждо западной односторонности и двух Ее крайностей: римского мариепоклонства и протестантского мариехульства.

«Одинаковый вред в обеих этих ересях, и когда уничижают Деву, и когда, напротив, прославляют Ее сверх должного» (Панарион, против колларидиан. Св. Епифаний).

10. Мариехульство

«Как вы говорите: мы мудры, и закон Господень у нас! А вот лживая трость книжников и его превращает в ложь» (Иер. 8:8).

Как протест против римского мариепоклонства является протестантское мариехульство. Хотя святое Православие древняя неповрежденная истина Христова, естественно, осталось чуждым истории и борьбе отпавшего от него через разные лжеучения римского папизма с порожденным им протестантизмом, но невольное общение и столкновение с тем и другим происходили, и в настоящее время усиленно происходят. С грустью приходится отметить, что протестантствующее сектанство, по халатности и недосмотру ответственных кругов, в свое время проникло и в православную Россию и стало жить в нем, как болезненный нарост. Эта духовная губительная зараза имеется и в русском рассеянии. Среди русской эмиграции распространяется несколько сектантских изданий и немало брошюр.

Часто выступая с хулами на Православную Церковь, один сектантский журнал недавно выступил с новою хулою против нее в вопросе о почитании Пресвятой Богородицы.4 Озлобленная борьба с Христовою Церковью на земле ослепляет духовные очи, и хулы пали на святейшее евангельское лицо Пресвятой Девы Марии. Заявив, для вида, что «ни один христианин не может иначе и помыслить о Матери Господа, как только с глубочайшими чувствами уважения и почтительной любви» («Приз.» 14 стр.) и еще одной-двумя фразами в таком духе, весь выпуск в 24 страницы посвящен уничижению лица Пресвятой Девы во что бы то ни стало, вопреки рассудку и в прямом и для всех очевидном искажени и смысла евангельскаго текста.

Господь и в отрочестве был «кроток и смирен сердцем» и был «в повиновении» у родителей, а сектант утверждает, что Он «отклонил наименование отца в отношении Иосифа», а также и авторитет Своей Матери, сказав: «или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит (не Иосифу и не Тебе), но Отцу Моему». Такую поясняющую вставку делает в тексте сектант.

В Кане Господь исполнил просьбу Матери и совершил Свое первое чудо, а сектант утверждает, что «при первом Своем чуде Он совершенно определенно отклоняет авторитет Своей Матери по плоти... Действуя по Своей Божеской природе, Господь не мог считаться с Матерью по плоти, и не принимал Ее вмешательства в Свое служение»... И больше того, по мнению сектанта, слова «что Мне и Тебе...?», Мария «приняла, как упрек (какой именно, неизвестно. Ред.), и потому, отойдя в сторону, предоставила прислуживавшим на браке обратить уже все их внимание на Ее Божественного Сына». И в этом обстоятельстве даже сектант усмотрел «смирение» Девы.

Господь сказал: «кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и матерь». Сектант, хотя и приводит по этому поводу слова блаж. Августина, что «блаженство Матери Господа также заключалось в том, что Она верила в Него и повиновалась словам Его», однако предварительно заявляет, что Господь «отвел авторитет Своих близких», то есть делается намек на то, что в случае, когда Мать и братья Его пришли к Нему, Господь не проявил никакого почтения к Своей Матери.

По поводу восклицания женщины: «блаженно чрево, носившее Тебя», сектант говорит: «Господь тотчас же возразил ей: блаженны слышащие слово Божи е и соблюдающи е его». Если «возразил», то, носившая и питавшая Его совсем не блаженна. Однако, бросив лживое слово, сектант немного поправляется и говорит: «единственное блаженство и Его Матери, и всех остальных людей состоит только в слышании и соблюдении слова Божия». И сам же делает слова Господа «совершенно безразличными» и к Его Матери.

О нравственном характере Пресвятой Девы Марии сектант написал буквально следующее: «ничего раскрывающего характер Матери Господа в Евангелиях нет». Это издевательство над Евангелием, однако, сразу им замечается и, вдруг, делается подчеркнутое заявление: «хотя никаких особых указаний о характере и вообще о личности Марии нам не дано, все же можно не сомневаться, что Она была достойнейшей из всех людей, о которых говорит Священное Писание, так как выбор мог пасть только на таковую».

А потом снова говорит: «лишь к концу 5-го столетия на Матерь Господа стали смотреть, как на женщину «благодатную», в Себе Самой, и приближающуюся к совершенству, насколько это возможно для человеческой природы. Но в то же время существовал и прочно держался естественный взгляд на Нее, как на человека, и только человека; как на женщину, Которая, как и все люди, может иметь слабости и грехи человеческие... Ранней Церкви была совершенно чужда мысль о том, что Матерь Господа была свободна от грехов, слабостей и недостатков, присущих всем людям»...

Слово «благодатная» ставится в ковычках, как чуждое слово, ими, сектантами, не разделяемое, хотя это слово из самого Евангелия. Однако, если Дева, «достойнейшая из всех людей», как избранница Божия, по признанию самих сектантов, то они же сами, таким образом, становятся на точку зрения 5-го столетия и дальнейших веков. Иронизируя над логикой почитателей Пресвятой Богородицы, хулители Ее, считающие Ее грешницей, говорят: «совершенство должно было принадлежать Матери Господа», а, следовательно, оно принадлежало Ей (!). Считали, что поклонение «приличествует и потому его стали приносить». Но подумайте, сектанты, что вы сами делаете. Вы, ведь, и сами иначе не можете рассуждать, если заявляете, что хотя о характере и личности Девы вам указаний не дано, но вы «не сомневаетесь», что выбор Божий мог пасть только на достойнейшую из людей. Называя избранницу Божию «достойнейшую из всех людей», при отсутствии данных на это, что же вы сами делаете, как не утверждаете, что «совершенство должно принадлежать Матери Господа, а, следовательно, принадлежит Ей»!

Категорически заявив в начале отдела, что «ничего раскрывающего характер Матери Господа в Евангелиях нет», сектант в конце того же маленького отдела, совершенно невероятно по силе противоречия, заключает: «одним словом, Матерь Господа изображена в Писании, как мы и могли ожидать того, как нежная, смиренная и любящая Мать, но, вместе с тем, все-таки только человек». Что Она не женщина и не человек, никто не утверждает, но что Она, как избранница Божия, есть достойнейшая из всех людей, об этом невольно вы сами обмолвились, впадая в противоречие сами с собой.

Истинно сбывается на вас слово Божие: «желая быть законоучителями, они не разумеют ни того, о чем говорят, ни того, что утверждают» (2Петр. 2:12).

Если Господь «сотворил величие» Своей Матери, то ничего в Слове Божием мы не можем истолковать в смысле унижения и бесславия Ее. В слове Божием может быть только «да» и «аминь» (2Кор. 1:20), а не «да» и «нет» об одном и том же вопросе. А у еретиков, извратителей слова Божия, в фразах ублажение, и в содержании и на деле, уничижение, идут рядом.

Сектанты обвиняют нас в том, что у нас «основания спасения – искупительная Голгофская Жертва и посредничество Христа незаметно оказались отодвинутыми и замененными другим посредничеством, посредничеством Матери». Навряд ли стоит опровергать такую клевету. Но следует, кстати, вспомнить, что Мария – новая Ева и Матерь человечества, через Которую пришло Христово спасение. Заменить Христа никто не может, но послужить спасению во Христе могли и могут не только величайшая из послуживших – Пресвятая Богородица, но и Апостолы («не спасут-ли некоторых», «спасешь себя и слушающих тебя» (Рим. 11:14; 1Тим. 4:16), и простые христиане («жена, не спасешь-ли мужа?») (1Кор. 7:16). Таковые спасительные посредники были, есть и будут и на земле, и на небесах, и никто из них не только не может отодвинуть от нас Христа, но в нашем сознани и они имеют единственною целью только к Нему одному приблизить. Если Господь Сам дал святым Своим Свою славу (Ин. 17, 22), то можно-ли обвинять нас в том, что мы прославляем Деву Богородицу «в ущерб поклонени ю Богу и Спасителю Христу». В чем этот ущерб и как он возможен?

Если сектанты не желают признавать Пресвятую Деву Матерью Божиею, Богородицею, то они не считают Христа Спасителя Богом и единосущным Отцу. Если же они искренно, желая спасения, боятся «духа антихристова», духа заблуждения, не исповедующего во Христе Бога, пришедшего во плоти (1Ин. 4:3), то они, считая Христа Богом, и Пресвятую Деву должны признать Богородицею. Но они просто не понимают единства личности Богочеловека в двух его природах. Но и непонимание простительно, если бы была вера в Церковь, богодухновенному разуму которой, как «столпу и утверждению истины», они бы доверились, как доверяются миллионы православных людей, обладающих чистой и неповрежденной и спасительной истиной через свою подлинную веру Церкви.

Но сектанты совершенно не верят Слову Божию, что Церковь «неодолима» (Мф. 16:18) и что она есть «столп и утверждение истины» (1Тим. 3:15). И хотя они не могут не назвать ее Церковью, ибо она такова есть подлинно и для них, но говоря об «еретическом уклонени и Церкви 6-го столетия», они, в силу этого, утверждают, что Господь не мог сохранить ее от заблуждения и тем самым лишил мир истины спасения.

Сектант заявляет: «исторически верным является лишь то, что о Матери Господа сказано в Новом Завете». Почему? Есть многое, чего не сказано в Новом Завете, и оно исторически верно. Не для того дан Новый Завет, чтобы отвергнуть всякий исторический факт его времени, вне его свидетельства. А что Матерь Божия родилась и умерла, что было Ее введение во храм, этих фактов Новый Завет также не отвергает, потому что знает, что Церкви об этом должно быть известно и она сохранит об этом повествование. И именно Св. Писани е этот принцип Церкви, для которой и в которой оно существует, только и разумеет во всем, о чем само оно не разсказывает полно. Много достовернейших фактов не записано в Св. Писани и, как само Св. Писание свидетельствует (Ин. 21:25), много устных преданий передали св. Апостолы, не записанных в их посланиях (2Фес. 2:15; 2Тим. 2:2; 1:13) и сохранившихся в самой практике и правилах Церкви Христовой, и в Ее истории. Факты о рождении, входе во храм и смерти Пресвятой Богородицы не могли быть безызвестны св. Апостолам и первой Церкви, и не только в апокрифах необходимо есть исторически верное зерно, но и у св. Епифания, которого сектант называет «известным ученым», рассказывается о жизни Пресвятой Девы Богородицы по Священному Преданию Церкви. Только сектанты эти рассказы «выбрасывают вон», а фразу против мариепоклонников-коллиридиан, еретиков, приводят против православных.

Изложив легендарные, апокрифические сказания о Пресвятой Деве, которых Церковь не принимает, сектанты с недоумением для самих себя и огорчением задают вопрос: «почему же одну часть какой-нибудь нелепейшей сказки безжалостно выдирают из единого тела легенды и выбрасывают вон, а другую часть, облагороженную стараниями при украсителей, подают верным для поклонения и прославления?» Да потому же, почему святая Церковь избрала и утвердила нынешний состав книг Священного Писания (на Карфагенском соборе), а апокрифические книги (евангелия Петра, Никодима, к евреям, двенадцати апостолов и др.) отвергла. Содержание этих последних книг и предание первой Церкви, знавшей от кого получила она свои книги и кем они действительно написаны было достаточно, чтобы так поступить. Только живя вне Церкви и не веря в нее совершенно, что она «неодолима вратами ада» и есть «столп и утверждение истины», можно задать такой вопрос. Словами «облагороженный» и «приукрашенный» сектант сам называет чистое неповрежденное предание Церкви, хранимой в истине Духом Святым.5

Точно так же, в силу этого, авторитет Церкви выше авторитета святых Отцов, и есть частные мнения святых Отцов, которыя не совпадают с учением Церкви. Каждый член Церкви старается исповедовать и выразить всегда непогрешительно учение Церкви, но это не всегда удается отдельным людям и лучшие и святейшие из них погрешают и не могут быть безошибочными, так как единственно безошибочна только Христова Церковь.

Что Пресвятой Девы «просто напросто нет в жизни и строительстве» еретических сообществ и их отдельных членов, это бесспорно. Но если бы руководители этих сообществ имели от Бога хотя бы маленькую «способность быть служителями Нового Завета не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит» (2Кор. 3, 6), то они бы усмотрели в Слове Божием все то, что усматривает святая Церковь совершенно точно, ясно, очевидно для ума и чувства правды, когда говорит о значении и величии Пресвятой Девы, которое сотворил Ей Сильный. Если бы и узнали св. Апостолы, что надо по букве говорить для грядущих еретиков, чтобы обеспечить истину от искажений, все равно всего бы не написали, потому что они всегда верили, что Дух Святой наставит Церковь на всякую истину, а бедные еретики, злостные или невольные, будут все равно, в одних случаях «оцеживать комара», в их «писаниях» ища «полуслов» или «намеков» на те или другие истины, а в других будут «проглатывать верблюда» полнаго произвола и неверия Божественному слову. Радуемся и веселимся в сей час о Господе, и славим Его, что Он дал нам такое счастье осязать благодать Святого Духа и милость Его в обладании истиною, обширною, чистою, святою, даруемую через служение животворящему духу Нового Завета, а не умерщвляющей букве! И именно не буква, а дух Писания, его смысл во всей полноте связи Ветхого и Нового Заветов говорит о почитании Пресвятой Девы Марии, о Ее значении и величии. «Сотворил Ей величие Сильный и свято имя Его!»

* * *

1

Что Пресвятая Дева осталась безмужною навсегда, совершенно очевидно из Ее вопроса: «как будет это, когда Я мужа не знаю?» Вопрос этот был бы неуместен, если бы можно было вообще выйти замуж за Иосифа. Она бы об этом не сказала. Хотя Она была обручена мужу (Лк. 1, 27), но замуж за Иосифа, в действительности, нельзя было выйти. Этот вопрос был решенным, если уже обрученная, могущая иметь мужа в ближайшее время, говорит: «Я мужа не знаю». Иосиф не муж и быть им не может. Самое же обручение было только закреплением такого безбрачного состояния навсегда, было именно хранением девичества Марии. Иосиф и не предполагал быть мужем; Она даже не подумала о нем и о возможности скорого брака, чем кончается обычно обручение. Но мужа нет и замужество исключено совсем. Она обручена старцу Иосифу и этим обречена уже на вечное девство. И Мария, конечно, знала, почему Она была отдана в храм, как Она посвящена родителями Богу и родилась после данного Богу обета этого посвящения. Будущая Матерь Господа не могла нарушить этого посвящения. И Она осталась Девою и до Рождества и в Рождестве Сына. Заметив Ее зачатие, праведный Иосиф было «хотел тайно отпустить Ее», не желая подвергать суду общества, но по внушению Ангела не оставил Деву и решил назваться мужем Марии и отцом Сына, хотя ни тем, ни другим, в действительности, никогда не был.

И по Рождестве Сына Мария осталась Девою и в силу тогоже Своего посвящения от младенства и по обручении мужу-хранителю Ее девичества, и в силу теперь благодатного освящения и сверхестественного Своего избрания в Рождестве Христовом. В этом последнем было укрепление безбрачия Марии и для Иосифа.

Слово Божие указывает, что рожденный Сын – был «первенец» и последним, и единственным у тех родителей, которые получили о рождении его предвозвещение свыше через Ангелов; так Сарра родила единственного Исаака (Быт. 18), жена Маноя так родила Самсона (Суд. 13) и так Елизавета родила Иоанна Крестителя (Лк. 1). В других же случаях, без особого небесного посланничества, неплодные сначала жены, по милости Божией, имели потом по два и больше детей (Ревекка, Рахиль, Анна, мать Самуила). Великое же небесное посещение пресекало даже законные брачные узы. Тем более Пресвятая Дева и по Рождестве осталась Девою, как и до Рождества и в Рождестве. Исполнилось на Ней пророчество о Боговоплощении: «ворота сии будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими, ибо Господь Бог Израилев вошел ими, и они будут затворены» (Иез. 44:2).

В Слове Божием Дева Мария везде называется «Матерью Иисуса», «Матерью Его» (Ин. 19:25; Деян. 1:14) и больше ничьею матерью. Была же и другая Мария, «мать Иакова младшего и Иосии» (Мк. 15:40; Лк. 24:10). Это была двоюродная, видимо, «сестра Матери Его Мария Клеопова» (Ин. 19:25), мать этих троюродных братьев Иисуса, живших вместе с Ним в Назарете.

2

Пищущий эти строки принужден рассказать о своем опыте, хотя и не хотел бы, чтобы кто о нем подумал больше, чем он того стóит. После того, как он, заканчивая шестилетнее пребывание в местах заключения и ссылки у большевиков и в ожидании нового срока их, бежал из ссылки, в одном месте он получил через одного человека благословение епископа, который, между прочим, заповедал ему во всех тяжких обстоятельствах призывать на помощь Пресвятую Деву Марию. Он передал ему, что особенно драгоценно для Пресвятой Девы, когда читают Ей «обрадование», принесенное Ей ангелом Гавриилом, то есть «ублажают» Ее чудным ангельским приветствием. Тогда Пресвятая Дева, почерпая как бы новое блаженство от всякого такого воспоминания людьми о Ее благодати, спешит на помощь им этою благодатью. Конечно, православного священника вообще учить молитве ко Пресвятой Деве Марии незачем, но в данном случае ясно указать ему место постоянного прибежища и скорой помощи в опасностях было весьма кстати.

Опасностей же этих оказалось сверх всякой меры. В течение двух суток одного путешествия по железной дороге его совершенно измучили беспрестанной проверкой документов. Всякий входивший в вагон чекист, посмотрев на публику, выбирал его, как человека подозрительного и требовал его документ, а у него, кроме маленькой записки от милиции, что он объявил об утере документов, ничего не было. Это все, что он сумел добыть себе для путешествия. Подозрительность от такого «документа» могла только увеличиваться и для расследования таких арестовывают. От этого приставания чекистов к одному пассажиру и вся публика в вагоне совершенно измучилась. Все вздыхали и томились, пока происходила процедура опроса и придирок, могущих кончиться немедленным арестом и уводом несчастного человека. Последний же, видя приближающуюся опасность, произносил в себе «обрадование», «ублажение» Деве: «Богородице Дево, радуйся! Благодатная Марие, Господь с Тобою. Благословенна Ты в женах»... И как только начинал читать, так силы чекистов иссякали, упорство их ослабевало и они «таяли, как воск, от лица огня», исчезали, как дым, отступались и уходили...

Но наибольшее испытание было перед этим, когда не было никакого документа. В г. Поти на мосту остановил его милиционер и, потребовав документы, повел его куда полагается. Несчастный беглец почувствовал, что почва уходит из-под его ног. Не долгое будет разследовани е. В путающемся уме он схватился за «ублажение» Девы. Минута ходьбы. Остановились для беседы с другим милиционером. «А этот что?», спросил новый, и видимо, старший, указывая на арестованного. «Документа нет», сказал милиционер. «Почему нет документа?», спросил он арестованного. «Пропал», ответил я. «Ну, иди», услышал я в ответ...

Еще были тягчайшие приключения одно за другим, во множестве, и венец их – переход границы из Советского Союза в Персию, и не в иной день, а 25-го марта, в день Благовещения Пресвятой Богородицы (в 1930 г.). Чудное знамение милости Божией через Деву Марию и Ее славу. Еще с утра, когда сказали, что сегодня будет переход границы, – это после двух недель ожидания около границы в смертельной опасности и после ужасно неудачной попытки перехода накануне, – он был в восторге. Отчаявшиеся уже его спутники, удивлялись такому его настроению. «Да ведь сегодня же день Благовещения Пресвятой Девы Марии! Может ли быть неудача? Богородица Мария переведет нас». Но им уже не верилось. И в 11 часов, ярко сияющей лунной ночью, они оказались на персидской стороне, пройдя между секретами и заставами большевицких пограничников. «Пес не пошевелил языком своим» в эти часы смертельного рискованного путешествия.

Это показание из опытов обращения к Пресвятой Деве Марии есть ничтожная капля среди миллионов свидетельств об этом членов святой Христовой Православной Вселенской Церкви всех времен и всех народов.

3

Если в папизме Пресвятая Дева названа «дополнением Святой Троицы» (Малу, еп. Бругес), то подлинно тем же Она является в современной софианской ереси, где Она является уже «живым тварным откровением Духа Святого, совершенное явление Третьей Ипостаси; тварь, но уже и не тварь» (154, 175, 191 стр. «Неопалимая купина» прот. С. Булгакова). По этой ереси, смешивающей Творца с тварью, Дух Святой так является в Деве Марии, как Сын Божий явился в Иисусе Христе. Таким образом, Пресвятая Богородица по этой ереси также есть «дополнение Святой Троицы». Нет. Между вечным и происшедшим из ничего лежит пропасть, которую стер Господь Своим воплощением, приусвоив Себе в этом новом акте, подобным самому первому творению, также по Своей свободе и благости, эту тварную природу, которой всегда был по природе чужд.

4

Русские сектанты с отпадением от Православия становятся глубоко антинациональным элементом. Все русское прошлое, вся русская история, Ее святые, Ее святыни становятся им совершенно чуждыми. Все, что до них было, только ничтожное и погибшее! Насколько разрушительны, дико пристрастны и клеветнически лживы суждения о России этих изменников истинной евангельской вере своего народа, можно судить по сектантскому журналу, который, восставая против почитания Пресвятой Богородицы, нашел предлог хулить и почитавшую Ее Православную Россию.

5

Хотя в неканонических книгах Ветхого Завета не могло быть ничего о почитании Пресвятой Богородицы, но сектанты, говоря об апокрифических книгах Нового Завета, нарочно смешивают последние с первыми, и принятые Христовой Церковью в состав Свяшенного Писания назидательные неканонические, отвергают.

Комментарии для сайта Cackle