Молитва

Сущность молитвы

<Молитва>... хороводица всех добродетелей и подвигов... она есть приемница наития Духа Святаго (прп. Макарий Египетский, 89, 214).

* * *

Молитва есть печать девства, верность супружества, оружие путешественникам, страж спящим, смелость бодрствующим, плодоносие земледельцам, спасение плавающим (свт. Григорий Нисский, 18, 385). Источник.

* * *

Молитва есть оружие великое, сокровище неоскудевающее, богатство никогда не истощаемое, пристань безмятежная, основание спокойствия; молитва есть корень, источник и мать бесчисленных благ и могущественнее царской власти (свт. Иоанн Златоуст, 44, 542–543). Источник.

* * *

Молитва и служение Богу – есть знак всякой праведности, будучи неким божественным и духовным одеянием, проливая в наши мысли большую красоту и прелесть, управляя жизнью каждого, не позволяя ничему дурному и неуместному господствовать над умом, убеждая почитать Бога и уважать ту честь, какая от Него даруется нам, уча удалять от себя всякое ухищрение лукавого, изгоняя постыдные и неприличные размышления, приводя душу каждого в состояние презрения к удовольствию (свт, Иоанн Златоуст, 44, 833).

* * *

Во время молитвы мы воистину говорим с Богом; чрез нее вступаем в соединение и с Ангелами, и весьма ясно удаляемся от общения с неразумными существами (свт. Иоанн Златоуст, 45, 831).

* * *

...Величайший признак нерассудительности, именно – не понимать обширности чести и не любить страстно молитвы, и не считать смертью для души непоклонения Богу (свт. Иоанн Златоуст, 45, 832). Источник.

* * *

...Молитва – основание всякого блага и способствует к достижению спасения и вечной жизни (свт. Иоанн Златоуст, 45, 837).

* * *

...Молитва есть немаловажный союз любви к Богу, производит в нас навык собеседования с Ним и руководит к любомудрию (свт. Иоанн Златоуст, 48, 13). Источник.

* * *

Молитва – это недоступная никаким ворам сокровищница всякого блага, безопасная от бурь пристань, основа спокойствия, врачебница души; молитва – это псалмопение, освящающее душу и тело... (свт. Иоанн Златоуст, 54, 935–936). Источник.

* * *

Молитва есть умилостивление за грехи, посредством которого человек кающийся испрашивает прощение или в настоящих, или в прежних своих беззакониях (прп. авва Исаак, 56, 331). Источник.

* * *

...Молитва есть начатой невещественного и многоразличного ведения (прп. Нил Синайский, 71, 189). Источник.

* * *

...Молитва в чине своем выше милостыни (прп. Исаак Сирин, 58, 145). Источник.

* * *

Молитва, по качеству своему, есть пребывание и соединение человека с Богом... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 232).

* * *

...Молитва есть благочестивое понуждение Бога (см.: Лк. 18, 5) (прп. Иоанн Лествичник, 57, 241). Источник.

* * *

...Молитва есть... извещение сердца, надежда спасения, знамение освящения, символ святости, познание Бога, обнаружение крещения или очищения в бане пакибытия, обручение Духа Святаго, Иисусово радование, веселие души, милость Божия, знамение примирения... Божие явление... признак ангельского жительства (прп. Григорий Синаит, 93, 205).

* * *

...Молитва есть возникновение в сердце нашем одного за другим благоговейных чувств к Богу... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 33). Источник.

* * *

Настоящая молитва самодельно не бывает: она есть дар Божий (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 93). Источник.

* * *

Молитва вводит дух в Божию область, в коей корень жизни, а от духа и тело причащается той же жизни... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 154).

* * *

...Молитва – речь детей к Отцу, без всяких казистостей (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 202).

* * *

Молитва – дыхание жизни духовной... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 82). Источник.

Молитвенный настрой

...Всякая молитва нуждается в смирении; поэтому постись, и получишь от Господа, чего просишь (св. Ерм, 94, 175).

* * *

Во время... молитвы речь наша и моление да будут соединены с благочинием, спокойствием и скромностию. Будем помышлять о том, что мы стоим пред лицем Бога и что надобно угодить очам Божиим и положением тела, и звуком голоса (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 201). Источник.

* * *

...Должно упраздниться от дел супружеских, чтобы заняться молитвою; упраздниться от попечений о богатстве, от пожелания земной славы, от наслаждения удовольствиями, от зависти и всякого злого дела против нашего ближнего, чтобы, когда душа наша в тишине и не возмущается никакою страстию, в ней, как в зеркале, было чисто и неомрачено Божие озарение (свт. Василий Великий, 5, 300).

* * *

...В молитве и в... изучении <воли Божией> невозможно успеть среди многих людей, развлекающих душу и занимающих ее делами житейскими (свт. Василий Великий, 9, 94).

* * *

...Начиная молитву, оставь себя самого, жену, детей, расстанься с землею, минуй небо, оставь всякую тварь видимую и невидимую, и начни славословием все Сотворившего, и, когда будешь славословить Его, не блуждай умом туда и сюда, не баснословь по-язычески, но выбирай слова из Святых Писаний... (свт. Василий Великий, 9, ;321). Источник.

* * *

...Молитва, когда нет согласил в молящихся, бывает гораздо бессильнее самой себе, и Господь обещал быть посреди двоих или троих призывающих Его в единодушии (см.: Мф. 18, 20) (свт. Василий Великий, 10, 193).

* * *

Узда для страстей – пост, а умерщвление страстей – молитва с милостынею (прп. Ефрем Сирин, 90, 512). Источник.

* * *

Кто хочет предстать Богу, тот должен наперед оставить брату долг его; такого только пост и молитва угодны Богу (прп. Ефрем Сирин, 33, 111).

* * *

За дверьми останется те молитвы, которые, возносясь к Богу, не имеют при себе любви, потому что одна любовь отверзает двери молитве (прп. Ефрем Сирин, 33, 212). Источник.

* * *

Главнейшее же из всего, как очевидно, есть благовременное пребывание в молитве (прп. Макарий Египетский, 67, 19). Источник.

* * *

...Приступить к Богу с молитвою можно не иначе, как разве кто, отрешась от сего мира, соделается человеком единого Бога (свт. Григорий Нисский, 19, 73–74). Источник.

* * *

Как тело наше, по удалении души, бывает мертво и смрадно, так и душа, в которой не действует молитва, мертва и смрадна. Но что лишение молитвы должно считать горшим всякой смерти, этому явно учит нас пророк Даниил, который готов был лучше умереть, нежели лишить себя молитвы в какой-либо час. Бога надобно вспоминать чаще, нежели дышать (авва Евагрий, 89, 633).

* * *

Чтобы нам... не обращаться к Богу с напрасной молитвой, особенно когда мы стараемся преклонить Его на милость к нам. Апостол и повелевает удаляться тогда от (брачного) ложа (свт. Иоанн Златоуст, 44, 321). Источник.

* * *

Если ты приучишь себя молиться с усердием, то не будешь иметь нужды в наставлении... так как Сам Бог без всякого посредника будет озарять ум твой (свт. Иоанн Златоуст, 44, 521). Источник.

* * *

...Он <Господь> не словами только научает их <учеников> молитве, но и Сам часто совершает молитвы и целые ночи молится в пустынях, вразумляя и научая нас, чтобы мы, когда намереваемся беседовать с Богом, избегали шума и смятений людских и удалялись в пустыню не по местности только, но и по всем обстоятельствам. Пустынею может быть не гора только, но и малая комната, удаленная от шума (свт. Иоанн Златоуст, 44, 588).

* * *

Всякое место и всякое время удобно для нас к молитве (свт. Иоанн Златоуст, 47, 323).

* * *

Пред Господом молится тот, кто вполне; сосредоточил свою душу и не имеет ничего общего с землею, но перенесся на самое небо и изгнал из души всякий человеческий помысл... (свт. Иоанн Златоуст, 47, 792). Источник.

* * *

Бог не гнушается местом: Он требует только пламенного сердца и смиренной души (свт. Иоанн Златоуст, 47, 820). Источник.

* * *

Где бы ты ни был, везде можешь поставить жертвенник, <т. е. молиться>, покажи только бодрую волю, и не помешает тебе ни место, ни время... хоть ты и не преклонишь колен, не станешь бить себя в грудь и не прострешь рук к небу, а только покажешь горячую душу, ты этим исполнишь все нужное для молитвы (свт. Иоанн Златоуст, 47, 820).

* * *

Не станем же говорить в свое оправдание, что дом молитвы не близко; благодать Духа нас самих сделала храмами Божиими, если только мы бдительны; стало быть, (молиться) для нас везде весьма легко (свт. Иоанн Златоуст, 47, 820). Источник.

* * *

...Для молитвы требуется не (известное) положение тела, место или время, но мысль добрая и бодрая... (свт. Иоанн Златоуст, 47, 820). Источник.

* * *

Если ты имеешь <добрые> дела, которые могут ходатайствовать за тебя, то ты непременно будешь услышан; и, напротив, если ты не имеешь их, то хотя бы ты был Давидом, ты не будешь в состоянии умолить Бога (свт. Иоанн Златоуст, 48, 11).

* * *

У людей, от желающего подойти к кому-нибудь, требуется быть красноречивым, уметь льстить всем окружающим начальника и придумывать много иного, чтобы лучше быть принятым. А здесь <в деле молитвы> не нужно ничего, кроме одной бодрственной души, и нет никакого препятствия приблизиться к Богу (свт. Иоанн Златоуст, 48, 13).

* * *

Место нисколько не препятствует молитве, только бы настроение души соответствовало молитве (свт. Иоанн Златоуст, 48, 429).

* * *

Если мы, намереваясь сказать что-нибудь нужное своим друзьям, отводим их в уединенное место и тогда говорим с ними, то тем более мы должны так поступать в отношении к Богу, т. е. входить в эту сокровищницу с совершенною тишиною, и тогда, конечно, получим все, чего только будем просить полезного (свт. Иоанн Златоуст, 48, 587–588). Источник.

* * *

Молитва есть огонь, особенно когда она воссылается трезвенною и бодрствующею душою, но этот огонь нуждается и в елее, чтобы достигнуть до самых небесных сводов, а елей для этого огня есть не что иное, как милостыня (свт. Иоанн Златоуст, 51, 780).

* * *

...Для молитвы нужно не столько слово, сколько мысль, не столько движение рук, сколько напряжение души, не положение тела, а расположение духа... Не будем же оправдываться, говоря, что нелегко молиться человеку, который обременен житейскими делами и не находит поблизости молитвенного дома <...>

Хотя бы ты был в бане, молись; где бы ты ни был, молись. Ты – храм Божий; не ищи же места (свт. Иоанн Златоуст, 55, 491–492).

* * *

Чтобы молитва была возносима с надлежащей горячностью и чистотой, должно непременно наблюдать следующее: во-первых, надобно отложить всякое попечение о телесных вещах и не только заботиться, но и думать не должно о каком либо недосуге или предприятии. Надобно убегать всяких развлечений, пустословия или многословия, равно как и всяких шуток, а более всего надобно исторгнуть с корнем расположение к гневу или унынию и вовсе истребить пагубное разжжение плотской похоти и любостяжания. Отбросив эти и подобные им пороки, легко представляющиеся взорам каждого, и произведши таким образом извержение непотребных веществ, совершаемое чистотою простоты и невинности, затем должно положить сперва незыблемые основания глубокого смирения, кои могли бы держать на себе храмину, имеющую вознестись до неба и потом уже на этом основании воздвигать духовное здание добродетелей, удерживая дух от всякого опасного для него развлечения и рассеяния, чтобы он, таким образом, мог постепенно возвышаться к созерцанию Бога и к другим духовным видениям. Ибо то, чем бывает занята душа наша до молитвы, по необходимости приходит на память и во время продолжения оной. Посему, прежде начатия молитвы, мы должны поставлять себя в такое состояние, в каком желаем находиться в продолжение оной. Ибо ум во время молитвы получает настроение, сообразное с предыдущим состоянием; представляющийся очам его образ прежних наших действий, также слов или чувствований, произведет то, что мы, и приступив к молитве... или будем гневаться, или унывать, или возбуждать в себе прежние вожделения и наклонности, или станем с безрассудностию (что и сказать стыдно) забавляться каким-нибудь смешным изречением или происшествием, или устремимся к прежней рассеянности. Итак, поспешим еще до молитвы изгнать из внутренности сердца нашего то, чего не желали бы иметь во время оной, дабы можно было исполнить нам апостольскую заповедь: непрестанно молитеся (1Сол. 5, 17), – и еще: на всяком месте воздеюще преподобным руки без гнева и размышления (ср.; 1Тим. 2, 8). Ибо нельзя исполнить этой заповеди, если ум наш м(очистится от всякой скверны пороков, если не облечется в одни добродетели, как свойственную себе лепоту <красоту>, и не будет питаться непрерывным созерцанием Всемогущею Бога (прп. авва Исаак, 56, 324–325).

* * *

Если хочешь молиться с похвалою, отвергайся себя ежечасно и всякие беды любомудренно терпи за молитву (прп. Нил Синайский, 71, 176). Источник.

* * *

Если ты терпелив, то всегда будешь молиться с радостью (прп. Нил Синайский, 71, 177). Источник.

* * *

Желая молиться как должно, не печаль душу; иначе тщетен твой подвиг (прп. Нил Синайский, 71, 177). Источник.

* * *

Если желаешь молиться, отрекись от всего, чтобы все наследовать (прп. Нил Синайский, 71, 179). Источник.

* * *

Когда стоишь на молитве, отложи в сторону телесные нужды, чтобы укушение комара или мухи не лишило тебя величайшего приобретения, доставляемого тебе молитвою (прп. Нил Синайский, 71, 192–193). Источник.

* * *

...Знай и то, что дела телесные много полезнее стихословия, совершаемого с парением ума (прп. Исаак Сирин, 58, 173). Источник.

* * *

Когда предстанешь в молитве пред Богом, соделайся в помысле своем как бы муравьем, как бы пресмыкающимся по земле... и как бы немоществующим ребенком (прп. Исаак Сирин, 58, 217). Источник.

* * *

Молитва с самопринуждением и терпением рождает молитву легкую, чистую и сладостную (прп. Зосима, 91, 129). Источник.

* * *

На молитве стой с трепетом, как осужденный преступник стоит пред судиею, чтобы тебе и внешним видом, и внутренним устроением угасить гнев Праведного Судии... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 77).

* * *

...Научайся молиться из примера больных, как они умоляют врача о пощаде, когда он приготовился резать или жечь их тело. Не употребляй в молитве твоей премудрых выражений, ибо часто простой и неухищренный лепет детей был угоден Небесному Отцу их (прп. Иоанн Лествичник, 57, 234). Источник.

* * *

Если во время молитвенного предстояния мы не одни, то употребим образ внутренней молитвы (прп. Иоанн Лествичник, 57, 236). Источник.

* * *

...Верным именуется и есть тот, кому вверена и кто имеет благодать Святаго Духа; благодать же сия просвещает ум, собирает его в себя и сосредоточивает, да разумеет, к Кому беседует и о чем беседует. Следовательно, кто не так действует в молитве, тот не имеет благодати Святаго Духа, неверным побывает и далеким от Бога (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 80).

* * *

Где видится плод Духа, там присуще и качество молитвы; а где есть это качество, там прекрасно и количество псалмопения (прп. Никита Стифат, 93, 133).

* * *

Если для совершения какого либо последования службы требуется, положим, час молитвенного труда, и это кажется тяжелым для твоей лености, то ты, приступая к сему, не думай, что тебе придется час стоять, а воображай, что это продолжится какую-нибудь четверть часа, и незаметно простоишь молитвоесловствуя эту четверть; простоявши же ее, скажи себе: простоим еще четверточку; это немного, как видишь: потом то же самое сделай для третьей и четвертой четверти; и кончишь таким образом это дело служения молитвенного, не заметив трудности и тяготы. Если же иной раз в продолжении этого случится почувствовать такую обременительность, что она мешает и самой молитве, то оставь на время молитвословие и потом опять, спустя немного (времени), берись за него и докончи недоконченное. Так же поступай и в отношении к рукоделию и к делам послушания твоего. Покажется тебе, что таких дел много, ты и мятешься и готов руки опустить. Но ты не думай об этом множестве дел, а скрепя сердце, берись за первое предлежащее и делай его со всем усердием, как бы других совсем не было, и сделаешь его спокойно; потом таким же образом поступай и в отношении к другим делам, и все переделаешь спокойно, без смятения и хлопотливости (прп. Никодим Святогорец, 70, 78). Источник.

* * *

Желая и ища успеха в молитвенном труде, все уже к тому и приспособляй, чтоб не разорять одною рукой того, что созидает другая. Источник.

Тело свое держи строго и в пище, и во сне, и в отдыхе; ничего не давай ему потому только, что оно того хочет, как заповедал Апостол, говоря: плоти угодия не творите в похоти (Рим. 13, 14). Не давай покоя плоти.

Внешние свои сношения сократи до самых неизбежных. Это на время обучения себя молитве. После молитва, действуя в тебе, укажет, что без ущерба для нее может быть прибавлено. Особенно блюди чувства и между ними паче – очи, слух; свяжи и язык. Без соблюдения сего и шагу не сделаешь вперед в деле молитвенном. Как свече гореть на ветру и дожде нельзя, так нельзя затеплиться молитве при приливе впечатлений совне. Источник.

Все свободное время после молитвы употребляй на чтение и размышление. Для чтения избирай наиболее такие книги, в коих пишется о молитве и вообще о внутренней духовной жизни. Размышляй исключительно о Боге и вещах Божественных и наипаче о воплощенном Домостроительстве нашего спасения, и в нем паче о страданиях и смерти Господа Спасителя. Делая так, будешь иметь себя погруженным в море Божественного света. Присовокупляй к сему хождение в церковь, как только будешь иметь возможность. Одно присутствие в храме осенит тебя молитвенным облаком. Что же получишь, если всю службу простоишь в истинно молитвенном настроении?! Источник.

Ведай, что в молитве успеть нельзя без успевания вообще в христианской жизни. Неизбежно необходимо, чтоб на душе не лежало ни одного греха, не очищенного покаянием; и если во время труда молитвенного сделаешь что, смущающее совесть, спеши очиститься покаянием, чтобы мог ты дерзновенно воззревать к Господу. И постоянно держи в сердце смиренное сокрушение. Затем не пропускай ни одного представляющегося случая к сделанию какого-либо добра или к проявлению какого-либо доброго расположения, наипаче смирения, послушания и отречения от своей воли. Но уже само собою разумеется, что ревность о спасении должна горечь неугасимо и исполняя всю душу, во всем от малого до великого должна быть главною движущею силой, со страхом Божиим и упованием непоколебимым.

Так настроясь, утруждай себя в молитвенном делании, молясь то готовыми молитвами, то своими, то краткими воззваниями к Господу, то молитвой Иисусовою, но не упуская при этом ничего и из топ», что может способствовать в сем труде. И получишь искомое. Напомню тебе, что говорит святой Макарий Египетский: «Увидит Бог молитвенный труд твой, и что ты искренно желаешь успеха в молитве, и даст тебе молитву. Ибо ведай, что хотя и своими усилиями творимая и достигаемая молитва есть молитва Богу приятная, но настоящая молитва та, которая вселяется в сердце и делается неотходною, есть дар Божий, дело Божией благодати. Почему молясь о всем, не забывай молиться и о молитве». Источник.

Сообщу тебе, что слышал от одного боголюбца. «Жил я, – говорил он, – не совсем исправно, но Бог смиловался надо мною и послал мне дух покаяния. Это было во время говения. Я всячески напрягался, чтоб положить в себя твердую решимость исправиться, особенно перед исповедью долго молился пред образом Божией Матери, прося и Ее вымолить мне такую решимость. Приступив потом к исповеди, я все откровенно пересказал. Духовный отец ничего мне не сказал, но когда произнес над главой моею разрешительную молитву, в сердце мое канул сладкий огонек. Ощущение это похоже на то, как проглотишь какой лакомый кусок. У канувший огонек сей там и остался в сердце, и мне чувствовалось, будто меня кто держит за сердце. С сего времени я все молился, и внимание свое держал там, где было такое чувство; об одном старался, чтобы оно не отошло. И Бог помогал мне. О молитве Иисусовой я не слыхал; и когда услышал, то увидел, что бывшее во мне было именно то, что ищется сею молитвою». – Я привожу тебе сказание сие, чтоб ты из сего уразумел, что ищется молитвенным трудом, и по какому признаку можно узнать, что оно получено (прп. Никодим Святогорец, 70, 205–208). Источник.

* * *

...Тогда только будешь ты уметь хорошо молиться, когда научишься добре действовать в подвиге сохранения внутреннего мира своего. Сюда и направляй свое внимание, обдумывая, как достигнуть, чтобы всякое дело твое делалось в мире сердца, с удовольствием и радостию (прп. Никодим Святогорец, 70, 257). Источник.

* * *

...Необходимее всех <подвигов> молитва... Молитва есть средство для привлечения и длань для принятия всех благодатен, столь обильно изливаемых на нас из неистощимого источника беспредельной к нам любви и благости Божией; в брани же духовной ею ты влагаешь бранный меч свой в десницу Божию, да поборет Он за тебя врагов твоих и побеждает их. Но чтоб молитва в деле сем проявляла в тебе всю свою силу, надобно, чтоб она оставалась и тебе непрестанно, как естественное какое отправление твоего духа, и была ограждаема и воодушевляема следующими расположениями.

Надлежит тебе всегда иметь живое стремление всяким делом служить единому Богу, и служить так, как сие благоугодно Ему. В оживление же и поддержание такого стремления убедись и неотступно держи в мысли, что Господу и по предивным Его свойствам благости, величию, премудрости и другим бесчисленным и безмерным совершенствам, должны быть всякою разумною тварью воздаваемы поклонение, честь и служение. Но когда приложишь к сему неотходное памятование, что Он Сам неописанно благотворно послужил тебе воплощенным Своим Домостроительством, искупил тебя и снял с тебя великую клятву, уврачевал и исцелил язвы твои, ядом греха тебе причиненные, не вином и елеем, и не пластырями какими, но бесценною Кровью, истекшею из пресвятых ребр Его и пречистой Плоти, истерзанных бичами, тернием и гвоздьми, – то можешь ли удержаться, чтоб каждое мгновение всеусердно не посвящать на служение Ему единому и словом, и делом, и мыслью? К тому же и того не должен ты забывать, сколь для нас самих благотворно такое служение, так как оно делает нас господами над самими собой, победителями диавола и сынами Божиими. Источник.

Надлежит тебе иметь живую и теплую веру, что Бог по великой милости Своей и по множеству щедрот Своих, Сам желает и готов подать тебе все, потребное для твоего Ему достодолжного служения, и всякое благо потребное для тебя. Такая вера и такое упование будут в тебе сосудом, который беспредельное милосердие Божие и наполнит сокровищами Своих благодатей. И чем обширнее и вместительнее будет у тебя сосуд сей, тем с обильнейшими дарами будет всякий раз возвращаться в недро твое молитва твоя. И как можно помыслить, чтобы Бог, чуждый пременения <перемен> Вседержитель, заповедавший молиться Ему и обетовавший подавать нам просимые блага, отказал соделать нас причастниками их, когда мы с усердною и терпеливою молитвою испрашиваем их у Него, и не даровал нам Духа Своего?..

Надлежит тебе приступать к молитве с таким настроением, чтобы тебе желалось одной Божественной воли, а никак не своей собственной, как в самом прошении, так и в получении просимого, именно, – чтоб и движим был ты на молитву, потому что того хочет Бог, и услышан быть желал, опять как Он того хочет. Одним словом, да будет у тебя в уме и сердце то, чтоб всецело объединять свою волю с волею Божиею и ей во всем подчиняться, и отнюдь не желать волю Божию преклонять на свою волю... Источник.

Надлежит тебе приступать к молитве также украшенным делами, сообразными с прошением твоим, и после молитвы трудиться наипаче над тем, чтобы сделаться достойным вместилищем благодати и добродетели, тобою просимой. Труд молитвенный, таким образом, должен быть сопровождаем подвигом самопринуждения и напряжения себя на то, о чем просим, потому что здесь, в порядках духовной жизни, прошение и искание собственное следуют одно за другим, друг друга принимательно. Если же кто в молитве будет молиться Богу о какой-либо добродетели, а сам между тем предается нерадению, никаких на стяжание сей добродетели определенных средств не приемля, и никаких для того дел не делая, и подвигов не подъемля, то поистине такой паче искушает Бога, а не молится... Источник.

В молитве своей надлежит тебе совмещать те четыре действия, о которых пишет святой Василий Великий: сначала восславословь Бога, потом возблагодари Его за благодеяния тебе явленные, далее исповедуй Ему свои грехи и преступления заповедей Его и, наконец, испрашивай у Него потребного тебе, наипаче в деле спасения твоего... Источник.

Чтоб молитва твоя возымела силу пред Богом и привлекла к тебе Его благоволение, окрыляй ее и благоукрашай несомненною верой не только в безмерность Божией щедродательности и в непреложность обетования Его услышать нас, взывающих к Нему, еще прежде, чем кончится молитва наша (см.: Пс. 58, 9), но наипаче в силу воплощенного о нас Домостроительства Господа нашего Иисуса Христа, нас ради подъявшего крестную смерть, воскресшего, вознесшегося на небеса и сидящего одесную Отца, где выну и ходатайствует о нас... Предлагай также во услышание тебя ходатайство Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии, день и ночь о нас молящейся, и предстательство всех святых – Архангелов и Ангелов, Апостолов и Пророков, пастырей и учителей, мучеников и мучениц, преподобных отцев и матерей, и всякого рода благоугождением благоугодивших Богу, Ангела твоего хранителя и святого, имя которого ты носишь и которому посвящена церковь, в которой ты крещен и всегда молишься. Предпосылая своей молитве сии ходатайства, ты смирение свое предпошлешь, которого нет ничего благоприятнее Богу, ни на кого так милостиво не взирающему, как на кроткого и смиренного. Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50, 19).

Надлежит тебе совершать свои молитвы всегда с прилежанием неутомимым, как заповедует Апостол, говоря: в молитве терпите, бодрствующе в ней (Кол. 4, 2). Ибо смиренное терпение, неутомимость и неотступность в молении побеждает непобедимого Бога и на милость Его преклоняет (прп. Никодим Святогорец, 70, 181–186). Источник.

* * *

Но отчего же не все имеют молитву достодолжную? Оттого, что... берут молитвенник, становятся пред иконами и читают, но ума и сердца своего сюда не прилагают: ум бродит, не зная где, и сердце услаждается своим чем, а не молитвенным. А ты, молясь, и ум свой заключай в слова молитвы, и сердцем своим воспринимай изрекаемое ими, – и тотчас ощутишь плод от такого молитвословия. Источник.

Итак, словеса молитвенные имеешь, что значит понимать их и чувствовать, знаешь, и это в твоей власти. Стало быть, молитва и успех в ней в твоих руках. Трудись неленостно, и успеешь. Предложу, однакож, нечто в руководство к удобнейшему успеху. Источник.

Потрудись, не в молитвенный час, а в другое свободное время, обдумать и прочувствовать положенные молитвы. Сделав это, ты во время молитвословия не встретишь никакого труда воспроизвести в себе все содержание читаемой молитвы; даже лишь только начнешь какую молитву, ее мысли и чувства предстанут сознанию твоему, и ты будешь произносить молитвенное слово, как бы оно было твое собственное и исходило из твоего сердца, в нем нарождаясь, а не влагаемо будучи в него. Источник.

Потрудись, обдуман и прочувствовав молитвы, за учить их на память, (делав это, ты будешь молитвы носить в себе. Пока они в молитвеннике, они вне тебя; а когда заучишь их, они станут внутрь тебя; и ты, в каких бы обстоятельствах ни находился, всегда будешь иметь с гобой молитвенник свой. К тому же, заучивая молитвы, ты глубже напечатлеешь в себе мысли и чувства молитвенные, нежели как просто только обсудив их и обчувствовав. От такого изучения в тебе образуется молитвенный строй, если будешь не слова только заучивать, но и в мыслях тех и чувствах быть, которые содержатся в молитве. А это наилучший путь к успеху в навыке достодолжной молитвы. Источник.

Когда настанет время для молитвословия, не вдруг, как только оторвешься от обычных дел, начинай молитвословить, а наперед приготовься к тому: «постой мало молча, дóндеже утишатся чувства», как учит тебя молитвенник, и воспомяни, к чему приступаешь... и что именно должен ты изречь и как. Такое приготовление делают необходимым – утром одебеление души от погружения в сон и нападение забот о предлежащих делах дня, тотчас по пробуждении, а вечером – многообразные впечатления дня и особенно случаи выдающиеся и поразительные, приятные и неприятные. Постарайся все выпроводить из сознания, чтоб дело молитвы заняло потом все твое внимание и ей одной исключительно мог ты посвятить предлежащее время. Случаи поразительные, если не успеешь управиться с ними, обращай в предмет молитвы или благодарения, или испрашивания помощи и избавления, или предания их и себя, и всего своего в волю Божию. Источник.

Пред самым началом молитвословия поставь себя в присутствие Божие, до сознания и чувства Его с благоговейным страхом, и восставь в сердце живую веру, что Бог видит и слышит тебя, что Он не отвращается от молящихся, но благоволительно взирает на них и на тебя в час молитвы сей, и окрылись упованием, что Он готов и исполнить, и действительно исполнит прошение твое, если оно душеполезно для тебя.

Настроясь так, изрекай молитвы свои, всеусильно углубляясь в них и всячески заботясь о том, чтоб они исходили из сердца, как твои собственные, хотя они заученные. Не дозволяй вниманию своему отклоняться... и мыслям твоим улетать на сторону. Как только сознаешь, что это случилось, возврати мысли свои внутрь и начинай опять молитвы с того пункта, с которого внимание твое отклонилось на другое что. Заметь, что внимание не рассеивается, когда сердце бывает в чувствах молитвенных. О сих чувствах потому и пекись паче всего. Не дозволяй себе спешить в молитвословии, а все его благоговейно, как священное дело, с терпением доводи до конца. Источник.

Если среди молитвословия в таком настроении и порядке какой-нибудь предмет молитвы особенно падет тебе на сердце, окует твое внимание, как по обстоятельствам близкий к тебе, и вызовет у тебя собственное молитвенное слово, не попускай сему случаю пройти мимолетно, но остановись на нем и молись своим словом, пока удовлетворится породившееся молитвенное чувство или потреба. Источник.

Если потрудишься так совершить молитвословие, то вынесешь из него молитвенное настроение, которое позаботься сохранить сколько можно в силе. Для сего не тотчас кидайся на обычные дела и никогда не думай, что, совершив свое молитвенное правило, ты все кончил в отношении к Богу и что тебе можно теперь дать волю своим мыслям и чувствам. Нет, ты и во весь день должен стараться держать себя так, как был на молитвенном правиле. Чтоб это поддержать, не забывай, что пред Богом ходишь и Его десницей держим еси над бездной ничтожества, и, содержа сие в мысли, всякое дело свое, и большое и малое, совершай, как Бог того хочет, у Него испрашивая на то благословения, и ко славе имени Его обращай все. Действуя так, ты до самого вечернего своего молитвословия дотянешь в добром молитвенном настроении. Совершив и вечернее правило таким же образом, ты ночь проспишь добре. И вот у тебя сутки доброго молитвенного настроения. Проводи так день за днем, и в несколько месяцев, а может быть и недель, сделаешься сильным молитвенником, и молитва, как неугасимая лампада, начнет непрестанно теплиться в сердце твоем. Источник.

Приложу и еще одно правильце именно, непрерывность такого делания молитвенного, от начатия его до преуспеяния в нем... Если же ныне ты хорошо помолишься и подержишь себя в молитвенном настроении, а завтра дашь себе волн) и проведешь день распущенно, то, так действуя, никогда не успеешь в молитве. Это будет то же, что строить и разорять... И можно дойти до того, что молитва совсем заглохнет, и душа сделается негожею для нее. Начавши, надо терпеливо пребывать в молитве, не ослабевая и себе не поблажая льготами и вольностями (прп. Никодим Святогорец, 70, 191–194). Источник.

* * *

...Стой на молитве твоей, как бы ты стоял пред Самим Богом... Намереваясь принести Богу молитву, отвергни все помышления и попечения земные (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 143–144). Источник.

* * *

Пред молитвою покади в сердце твоем фимиамом страха Божия и святого благоговения... постарайся умилостивить Судию смирением (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 144). Источник.

* * *

Душа молитвы – внимание. Как тело без души мертво, так и молитва без внимания – мертва (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 146). Источник.

* * *

Стоя пред иконою Спасителя, стой как бы пред Самим Господом Иисусом Христом, вездесущим по Божеству и иконою Своею присутствующим в том месте, где она находится. Стоя пред иконою Божией Матери, стой как бы пред Самою Пресвятою Девою, но ум твой храни безвидным: величайшая разница быть в присутствии Господа и предстоять Господу или воображать Господа. Ощущение присутствия Господня наводит на душу спасительный страх, вводит в нее спасительное чувство благоговения, а воображение Господа и святых Его сообщает уму как бы вещественность, приводит его к ложному, гордому мнению о себе... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 147–148). Источник.

* * *

Пред начинанием всякого дела приноси молитву Богу; ею привлекай благословение Божие на дела твои, и ею суди дела твои: помышление о молитве останавливает от дел, противных заповедям Божиим (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 150). Источник.

* * *

Продолжительность молитв угодников Божиих – не от многоглаголания, но от обильных духовных ощущений, которые являются в них во время молитвы (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 152). Источник.

* * *

Возлюбив подвиг молитвы, возлюби уединение в вещественной келье. Затворяй двери ее для себя и для других (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 156). Источник.

* * *

Затвори двери кельи твоей от людей, приходящих для пустословия, для похищения у тебя молитвы; затвори двери ума от посторонних помышлений, которые предстанут, чтоб отвлечь тебя от молитвы; затвори двери сердца от ощущений греховных, которые покусятся смутить и осквернить тебя, и помолись. Не дерзни приносить Богу многоглагольных и красноречивых молитв, тобою сочиненных... Они – произведение падшего разума, и... не могут быть приняты на духовный жертвенник Божий (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 171). Источник.

* * *

Необходимо в молитвенном подвиге отречение от себя, предоставление преуспеяния нашего воле Бога нашего, Который дает в известное Ему время благодатную молитву тому, кто собственным подвигом деятельно докажет свое произволение иметь ее (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 337). Источник.

* * *

То внимание, которое вполне соблюдает молитву от развлечения, или от посторонних помыслов и мечтаний, есть дар благодати Божией (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 98). Источник.

* * *

Всячески избегать надо формальности и механизма в молитве (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 77). Источник.

* * *

Пред началом молитвословия всегда приуготовляйтесь немного, собирая мысли и стараясь вниманием своим стать пред Господом, Коему молиться приступаете (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 11). Источник.

* * *

Никогда молитв спешно не проговаривайте, а не спеша, с мыслями и чувствами, кои выражаются в читаемых молитвах (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 11). Источник.

* * *

Молитва то тихенькая, может быть, скорее доплетется до неба. А шумную кто-нибудь недобрый услышит и собьет с дороги или загородит ее (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 40).

* * *

...Не извольте отнекиваться от молитвы грешностью и тем прикрывать свою леность (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 112). Источник.

* * *

Желали бы вы научиться молитве... Молитесь чаще и усердней – и научитесь. Иного ничего и не требуется (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 168). Источник.

* * *

Молитва – дело внутреннее. Все, что при этом делается внешне, к существу дела не принадлежит, а есть внешняя обстановка (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 162). Источник.

* * *

Молитва духовная не зависит от телесного какого-либо напряжения, как, например, натиска вниманием к сердцу или стеснения дыхания и подобное (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 181). Источник.

* * *

Извольте более пещись о внутренней молитве, отвлекая внимание от внешнего... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 194). Источник.

* * *

Большая у нас ошибка – считать молитву заурядным делом, таким, о котором и думать нечего, которое можно делать зря, мимоходом. Обязанность молитвы чувствуется, а то, как совершать ее, не имеется в помышлении, и забывается, что бывает молитва в грех (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84. 28). Источник.

* * *

Отчего плохо идет молитва? Оттого, что не чувствуется нужда в Боге... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 81). Источник.

* * *

Когда же душа идет сама к Господу, не читайте никаких молитв заученных, а свою речь прямо ведите к Господу... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 85, 53). Источник.

* * *

Чтобы во время молитвы меньше было блуждания мыслей, надо напрягаться, молиться с теплым чувством, а для этого наперед, перед молитвою, подогревать надо душу размышлением и поклонами (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 116).

* * *

От <внимания и страха Божия во время молитвы> приходит теплота сердечная, которая и стягивает внимание к единому Господу (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 121).

* * *

<Если потеряете внимание в молитве>, извольте прикрикнуть на себя и свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 252).

Истоки молитвы

...Молитва от любви, любовь от радости, радость от кротости, кротость от смирения, смирение от служения, служение от надежды, надежда от веры, вера от послушания, послушание от простоты (прп. Макарий Египетский, 67, 268).

* * *

...Чтобы нам легко провести настоящую жизнь, свергнуть все грехи, какие мы навлекли на себя, и с дерзновением предстать пред Престолом Христовым, будем постоянно приготовлять себе... врачевство, составляя его из слез усердия, постоянства и терпения (свт. Иоанн Златоуст, 44, 546).

* * *

Милостыня крыло молитвы; если не сделаешь молитве крыла, то она не летит, а когда душа окрылена, то она быстро несется на небо (свт. Иоанн Златоуст, 45, 907). Источник.

* * *

...Поставив себе постоянным правилом – никогда не входить с пустыми руками в дом молитвы, мы сделали бы доброе дело (свт. Иоанн Златоуст, 54, 801). Источник.

* * *

Цель всякого монаха <и христианина>... состоит в непрерывном постоянстве молитвы и, сколько возможно бренному человеку, в невозмещаемом спокойствии ума и всегдашней чистоте его. К достижению сего нужны: неослабный телесный труд и сокрушение духа, так чтобы между тем и другим находилась тесная взаимная связь. Ибо как все добродетели стремятся к совершенству молитвы, так и сами они не могут быть твердыми и постоянными, если не будут соединены и скреплены оною. Как без добродетелей нельзя вполне приобрести постоянного молитвенного покоя, так и без этого покоя невозможно в точности исполнить добродетелей, споспешествующих оному. Поэтому непристойно было бы и беседовать о свойстве молитвы, и вдруг приступить к рассмотрению главной ее цели, состоящей в деятельном исполнении всех добродетелей, не исследовав предварительно, что нужно или оставить, или сделать для достижения оной, по учению евангельской притчи, не расчислив наперед и тщательно не приготовив всего, что потребно к тому, чтобы воздвигнуть высочайшую духовную храмину (см.: Лк. 14, 28). Впрочем и самые приготовленные материалы останутся напрасно и не допустят безопасно возложить на себя высокого верха совершенства, если не будет откинута нечистота пороков и не будет извержен преклонный к разрушению щебень страстей нашего сердца – сей земли хрящеватой, а что всего более, если на евангельском камне (см.: Лк. 6, 48) не будут положены твердейшие основания простоты и смирения, поддерживаясь коими сия, из духовных добродетелей воздвигаемая, храмина могла бы стоять неподвижно и в своей надежной прочности возносить главу свою к высоте небесной. Когда эта храмина будет утверждена на таких основаниях, то пусть прольется обильнейший дождь страданий, пусть притекут с ужасным стремлением быстрые реки гонений, пусть наляжет свирепая буря противных духов, она не только не падет, но даже не потерпит никакого повреждения от этих нападений (прп. авва Исаак, 56, 323–324).

* * *

Те, которые, обременив себя печалями и памятозлобием, думают приступить к молитве, подобны черпающим воду и вливающим ее в разбитую бочку (прп. Нил Синайский, 71, 177). Источник.

* * *

Молясь, желаешь быть скоро услышанным, а сам не слушаешься заповедей Божиих (прп. Нил Синайский, 73, 228). Источник.

* * *

Если ты богослов, то будешь молиться истинно; и если истинно молишься, то ты богослов (прп. Пил Синайский, 90, 230).

* * *

Вера воскрыляет молитву; без веры молитва не может возлететь на небо (прп. Иоанн Лествичник. 57, 237). Источник.

* * *

Будь мужествен во всех случаях, и Сам Бог будет твоим учителем в молитве. Нельзя словами научиться зрению, ибо это есть природная способность; так и благолепие молитвы нельзя познать от одного учения. Ибо она самой себе имеет учителя Бога... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 241–242).

* * *

Гусли – сердце; струны – чувства; бряцало – память Божия; гусляр – ум. Ум, памятью о Боге и божественных вещах, извлекает из богобоязненного сердца чувства святые, от которых сладость некая неизреченная исполняет душу, и ум, чистым бывая, освещается Божественными озарениями (натр. Каллист, 93, 425).

* * *

...Сохрани себя от невоздержания и ненависти, и не встретишь преткновения во время молитвы (авва Фалассий, 91, 314).

* * *

Дом молитвы – терпение, ибо им она поддерживается; потребы же ее – смирение, ибо им она питается (прп. Илия Екдик, 91, 473).

* * *

Невозможно уму быть мирну в молитве, если не стяжет он наперед содружества с воздержанием и любовию... (прп. Илия Екдик, 91, 485).

* * *

...То, силою чего мы молимся как должно, есть Дух Святый (прп. Симеон Новый Богослов, 93, 58).

* * *

Как же ты думаешь и говоришь, будто мы предлагаем преуспеть в молитве без деятельной жизни? (прп. Григорий Синаит, 93, 230).

* * *

Чудное совокупление поста с молитвой! Молитва – бессильна, если не основана на посте, и пост – бесплоден, если на нем не создана молитва. Пост отрешает человека от плотских страстей, а молитва борется с душевными страстями и, победив их, проникает весь состав человека, очищает его; в очищенный словесный храм она вводит Бога (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 135). Источник.

* * *

Желающий заняться подвигом молитвы! Прежде, нежели приступишь к этому подвигу, постарайся простить всякому... причинившему тебе какое бы то ни было зло (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 155).

* * *

Послушание, самоотвержение и смирение суть те добродетели, на которых зиждется преуспеяние в молитве (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 262). Источник.

* * *

В духе человеческом сосредоточены ощущения совести, смирения, кротости, любви к Богу и ближнему и других подобных свойств; нужно, чтоб при молитве действие этих свойств соединялось с действием ума (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 299). Источник.

* * *

Из совершенного смирения и из совершенной покорности воле Божией рождается чистейшая, святая молитва (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 326).

* * *

Вступившего в истинный молитвенный подвиг руководствует в нем Сам Бог с премудростью, непостижимой для тех, которые не посвящены в ее таинства (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 349). Источник.

* * *

...Помогайте неимущим и нуждающимся... и молитва ваша скоро окрылится (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 79). Источник.

Степени молитвы

...Поклонение или моление Духом... означает не иное что, а то, что Дух Сам Себе приносит молитву и поклонение (свт. Григорий Богослов, 14, 113). Источник.

* * *

Объять все виды молитв, без высочайшей чистоты сокрушенного сердца и просвещения Святаго Духа, мне кажется, невозможно. Они столь же многочисленны, как и те состояния, в коих может находиться всякая душа. Хотя мы и совершенно уверены, что, судя по холодности нашего сердца, мы не можем обозреть все виды молитв, впрочем попытаемся изложить их, сколько позволяет нам малая опытность наша. По мере чистоты, в какой преуспевает чей-либо ум, и по свойству состояния, в какое он или случаями приводится, или своим старанием приходит, ежеминутно изменяется и самый вид молитвы; и потому очевидно, что никто не может воссылать молитв всегда однообразных. Ибо всякий иначе молится в веселии, нежели когда отягчен бывает бременем печали и отчаяния; иначе, когда укрепляется в духовном преуспеянии, нежели когда утеснятся нападениями врага; иначе, когда испрашивает отпущения грехов, нежели когда просит приобретения благодати, или какой либо добродетели, или уничтожения какого-нибудь порока; иначе, когда сокрушается мыслию о геенне и страхом будущего Суда, нежели когда воспламеняется желанием будущих благ и надеждою; иначе, когда находится в нуждах и напастях, нежели в безопасности и спокойствии; иначе, когда просвещается откровениями небесных тайн, нежели когда скорбит о бесплодии своих добродетелей и сухости чувствований (прп. авва Исаак, 56, 329–330). Источник.

* * *

...Молю убо прежде всех творити молитвы, моления, прошения, благодарения (1Тим. 2, 1). Такое разделение, без сомнения, сделано Апостолом не напрасно. Посему нужно сперва определить, что значит молитва, моление, прошение, благодарение; далее нужно исследовать, все ли эти четыре вида должны быть вместе употребляемы молящимся, так чтобы во всякой молитве все они соединялись, – или должны быть приносимы порознь и попеременно, т. е. иногда молитвы, иногда моления, а иногда прошения или благодарения; или один должен воссылать Богу молитвы, а другой моления, один прошения, а другой благодарения, сообразуясь, т. е. с мерою возраста, в какую приходит чей-либо ум, смотря по напряжению своей деятельности. <...> Источник.

Все вышеупомянутые четыре вида полезны и необходимы всякому человеку, так что один и тот же человек, смотря по различию внутреннего своего расположения, может приносить иногда молитвы, иногда моления, иногда прошения, иногда благодарения, чистые и горячайшие. Впрочем первый вид, кажется, особенно приличен начинающим, кои, как жалом, уязвляются еще воспоминанием своих пороков; второй тем, коих преспеяние в добродетелях поставило на некоторую высшую степень духовного совершенства; третий тем, кои, исполняя обеты свои на самом деле, приемлют на себя ходатайство и за других, по любви и снисхождению к их немощи; четвертый же свойствен тем, кои, исторгнув из сердец своих терны наказующей совести, спокойно и совершенно чистым умом созерцают милости и щедроты Господни, или прежде оказанные им, или настоящие, или в будущей жизни приготовляемые и чрез то пламенеющим сердцем возбуждаются в горячайшей и устами человеческими неизглаголанной молитве. Случается, впрочем, что ум, достигший такого совершенства чистоты и начавший уже утверждаться в оном, вдруг объемлет все сии виды молитв и, обтекая их, наподобие некоего непостижимо быстрого пламени, проливает пред Богом неизреченные, чистейшей силы исполненные моления, кои Сам Дух, без нашего ведения, возносит к Богу в воздыханиях неизглаголанных (см.: Рим. 8, 26), т.е. в сию минуту человек одушевляется такими чувствованиями и столь непостижимо изливается в молитве, что в другое время он не только не может пересказать сего, но даже и возобновить в своей памяти. А из этого видно, что в какой бы мере возраста кто ни находился, может иногда воссылать чистые и усердные молитвы. Ибо и тот, кто стоит на первой и низшей степени, возмущаясь помыслом о грядущем Суде, страшась испытания и ужасаясь наказания, и тот, говорю, приходит иногда в такое сокрушение, что не менее является готовым утучнить (см.: Пс. 62, 6) молитвенную жертву свою, как и тот, кто наслаждается неизреченным веселием и радостью при созерцании чистым сердцем Божеских благодеяний; ибо он, зная, что ему много прощено, начинает, по слову Господа, много любить (см.: Лк. 7, 47) (прп. авва Исаак, 56, 330–333).

* * *

...Есть высшая молитва совершенных – некое восхищение ума, всецелое отрешение его от чувственного, когда неизглаголанными воздыханиями духа приближается он к Богу... (прп. Нил Синайский, 72, 135). Источник.

* * *

Иногда на бдении надо скоро читать псалом, а иногда предпочитать следует пение псалмов. Нам надлежит изменять образ действования в противоположность козням врагов, которые иногда внушают гнать язык в скорочтении по причине объятия души унынием, а иногда возбуждают к величавому сладкопению (прп. Нил Синайский, 90, 242).

* * *

Кто молится телесно, и не имеет еще духовного разума, тот подобен слепому, взывавшему: Сыне Давидов, помилуй мя! (Мк. 10, 48) (прп. Марк Подвижник, 69, 8).

* * *

Есть много образов молитвы, отличных один от другого, но ни один образ молитвы не вреден, кроме того, что не есть молитва, но делание сатанинское (прп. Марк Подвижник, 69, 9). Источник.

* * *

Те, которых ум научился истинно молиться, говорят с Господом лицом к лицу, как бы в уши царя. А которые молятся устами, те припадают к Нему, как бы при всем синклите. Пребывающие же в мире, когда молятся, подобны бывают тем, кои среди молвы всего народа умоляют царя (прп. Иоанн Лествичник, 57, 219).

* * *

Начало молитвы состоит в том, чтобы отгонять приходящие помыслы при самом их появлении; середина же ее в том, чтобы ум заключался в словах, которые произносим или помышляем; а совершенство молитвы есть восхищение ко Господу (прп. Иоанн Лествичник, 57, 235). Источник.

* * *

Стоит вне первой завесы (вне скинии на дворе) тот, кто блуждает мыслями во время молитвы; за сею завесою внутри скинии (передней ее части, именуемой святая) находится тот, кто молится неразвлеченною молитвою; во святая же святых проникает один тот, кто, по умиротворении естественных помыслов и движений, с единым Тем пребывает, Кто есть превыше всякого естества, получая от Него и потребное просвещение (прп. Илия Екдик, 91, 431–432).

* * *

Отличительные свойства первого образа <молитвы> таковы: когда кто, стоя на молитве и воздевая на небо руки свои и очи свои, и ум свой, держит в уме божественные помышления, воображает блага небесные, чины Ангелов и обители святых, и кратко все, слышанное в Божественных Писаниях, собирает в ум свой и рассуждает о том тогда, во время молитвы, зря на небо, и подвигает тем душу свою к вожделению и любви Божией, а иной раз извлекает даже слезы и плачет... Но при этом образе (молитвы, если кто на нем одном останавливается, бывает, что) мало-помалу (молящийся так) начинает кичиться в сердце своем, сам того не понимая; ему кажется, что делаемое им есть от благодати Божией в утешение ему, и он молит Бога сподобить его всегда пребывать в таком делании.А это... есть знак прелести, ибо добро уже не добро, когда не бывает добрым образом и как следует.

Такой человек, если убезмолвится крайним безмолвием (т. е. сделается... затворником), то ему едва ли можно не исступить из ума... Но если и случится, что не исступит он из ума, все же невозможно ему будет стяжать добродетели или бесстрастие. Па этом пути стоя, прельщаются и те, которые видят свет телесными очами своими, обоняют благовония обонянием своим, слышат гласы ушами своими и подобное. Некоторые из таких взбесновались и в безумии ходят с места на место. Другие прельстились, приняв диавола, преобразившегося и явившегося им в виде ангела света, а они того не распознали и остались неисправимыми до конца, не хотя слышать совета ни от какого брата. Иные из таких сами себя лишили жизни, быв подвигнуты на то диаволом; иные бросились в пропасть; иные удавились. И кто может пересказать разные прелести, какими прельщает их диавол, когда они неисчислимы?

Из сказанного нами всякий разумный человек может понять, какой вред происходит от сего первого образа внимания и молитвы (если почитать его последним поделом совершенства в молитве). Если же и случится кому из употребляющих сей образ не пострадать... по причине сожительства с братьями (потому что им подвергаются особенно те, которые живут уединенно), то все же он всю жизнь свою проведет, не преуспевши (в духовной жизни).

Второй образ <молитвы> есть такой, когда кто сводит ум свой внутрь себя, отвлекая его от всего чувственного, хранит чувства свои, собирает все помыслы свои, чтоб не скитались по суетным вещам мира сего, и то исследует помыслы свои, то вникает в слова читаемой молитвы, то возвращает назад помыслы свои, если они, быв пленены диаволом, унеслись к чему суетному и худому, то с большим трудом и самопонуждением напрягается прийти в себя самого, если был возобладан и побежден какой-либо страстью. Отличительная черта сего дела та, что оно происходит в голове: мысли с мыслями борются.

Имея такой подвиг и такую брань с самим собою, не может он мирствовать в себе никогда и не находит времени заняться деланием добродетелей, чтоб получить и венец правды. Такой человек подобен ведущему брань с врагами своими ночью в темноте, который слышит голоса врагов своих и принимает удары от них, но не может ясно видеть, кто они такие, откуда пришли, как и для чего бьют его. Потому что сам он пребывает в голове, а помышления злые исходят из сердца. Он и не видит их, так как не внимает сердцу. Тьма, которая в уме его, и буря, какую он имеет в помыслах своих, причиняют ему сей ущерб (т. е. не дают ему видеть это), и нет ему возможности ускользать от врагов своих демонов, чтобы они не поражали его. Тщетно подъемлет он труд, несчастный, и даже совсем теряет мзду свою, если при этом, и сам не замечая того, возобладан бывает тщеславием, воображая, что надлежаще внимает себе. В гордости своей презирает он других и осуждает их, а себя самого хвалит, мечтая при сем, что достоин быть пастырем словесных овец и руководить других, и походит он на слепца, который берется водить других слепцов <...>

Начало... третьего образа <молитвы> не то, чтоб воззревать на небо, воздевать руки свои горе, иметь ум свой в том, что на небе; это... есть принадлежность первого образа <молитвы> и недалеко от прелести; и не то, чтоб хранить умом своим чувства и на это обращать все свое внимание, а на внутренние брани душевные, причиняемые врагами, не смотреть (они смотрят и борются, но все в голове, и не остерегаются их), – это принадлежность второго образа, и кто употребляет это, попадает в рабство демонам, и не может сотворить отмщения сим поработителям своим, но враги и непрестанно борют его явно и тайно, и делают его тщеславным и гордым.

Но ты, возлюбленный, если хочешь спастись, начни дело таким образом: после (установления в сердце) совершенного послушания, какое... должно тебе иметь к духовному отцу твоему, и все прочие дела свои делай с чистою совестью, как бы ты был пред лицем Бога: ибо без послушания невозможно быть совести чистой. Совесть же свою хранить чистою должен ты в трояком отношении: в отношении к Богу, в отношении к духовному отцу своему и в отношении к прочим людям, также к вещам и предметам мира (житейским).

В отношении к Богу долг имеешь хранить совесть свою чистою, не позволяя себе делать ничего такого, о чем знаешь, что оно не упокоевает Бога и неприятно Ему.

В отношении к духовному отцу своему делай одно то, что он заповедует тебе и ни больше, ни меньше того не позволяй себе делать, но шествуй по намерению его и по воле его.

В отношении к другим людям соблюдешь совесть свою чистою, не позволяя себе делать им ничего такого, что сам ненавидишь и чего не желаешь, чтоб они делали тебе самому. Источник.

В отношении к вещам долг имеешь хранить совесть свою чистою, употребляя их всегда как должно, именно пищу, питие, одежду.

И вкратце, все делай так, как бы ты был пред лицем Бога, и ни в каком деле не допускай себя до того, чтоб обличала и уязвляла тебя совесть, что ты не сделал его хорошо.

Действуя таким образом, ты уровняешь себе истинную и незаблудную стезю к третьему образу внимания и молитвы, который есть следующий: ум (был в сердце – отличительная черта сего третьего образа молитвы) да хранит сердце в то время, когда молится, и внутрь его да вращается неотходно, и оттуда, из глубины сердца, да воссылает молитвы к Богу (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 180–185). Источник.

* * *

Тому, кто много говорит устами в молитве своей, неудобно сознавать все, что говорит; но кто молится немногословно, тот может сознавать, что говорит в молитве. Тем, которые не все сознают хорошо, что говорят, положено много говорить; тот же, кто научился сознавать, что говорит в молитве, не может говорить много, чтоб не рассеяваться умом. Нет нужды много говорить к Богу, но немного с разумным сознанием того, т. е. чтоб понимаемо было то. Впрочем молиться с разумным сознанием никак невозможно, не сделавшись причастником Духа Святаго. Если кто не содружится с Богом чрез Господа Иисуса Христа во Святом Духе, то душа его не может молиться с разумным сознанием, как сказал один из великих отцев: то, силою чего мы молимся, как должно, есть Дух Святый. Итак, кто думает, что молится настоящим образом без Духа Святаго, тот, и прославляя Бога песнословно, тоже, что хулит Его, поколику нечист есть и не содружился еще с Богом (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 568).

* * *

Молитва в новоначальных есть, как огнь веселия, из сердца исторгающийся; а в совершенных, как свет благоухающий, внутрь его действующий (прп. Григорий Синаит, 93, 222–223).

* * *

...Одни учат устно произносить молитву, а другие – мысленно умом. Я же то и другое полагаю. Ибо иногда ум изнемогает произносить молитву сам по себе, от уныния, иногда уста утомляются делать это. Потому обоими надо молиться, и устами, и умом. Однако же тихо и без смятения надо взывать к Господу, чтобы глас не расстроил внимания ума и не пресек молитвы, пока ум навыкнет деланию сему и, приняв силу от Духа, станет крепко молиться сам в себе. Тогда не будет нужды произносить молитву устно, да и невозможно, потому что достигший сего довольствуется вполне умным деланием молитвы и не имеет желания отставать от нее (прп. Григорий Синаит, 93, 235–236).

* * *

Умная или внутренняя молитва есть, когда молящийся, собрав ум внутрь сердца, оттуда не гласным, но безмолвным словом воссылает к Богу молитву свою, славословя Его и благодаря, сокрушенно исповедуя пред Ним грехи свои и испрашивая у Него потребных себе благ духовных, душевных и телесных. Не словом только надо молиться, но и умом, и не умом только, но и сердцем, да ясно видит и понимает ум, что произносится словом, и сердце да чувствует, что помышляет при сем ум. Все сие в совокупности и есть настоящая молитва, и если нет в молитве твоей чего-либо из сего, то она есть или несовершенная молитва, или совсем не молитва. Источник.

Ты, верно, слыхал такие слова: словесная молитва, мысленная молитва, сердечная молитва; слышал притом, может, и рассуждения о каждой из них особо. Отчего происходит такое разложение молитвы на ее части? Оттого, что по нашей оплошности бывает, что иной раз язык произносит святые слова молитвы, а ум блуждает невесть где, или ум и понимает слова молитвы, а сердце не отзывается на них чувством. В первом случае молитва бывает только словесная, и совсем не есть молитва; во втором – со словесной соединяется и молитва мысленная, и это есть молитва несовершенная, неполная. Полная и настоящая молитва есть, когда со словом молитвенным и молитвенною мыслью соединяется и молитвенное чувство. Источник.

Бывает, по благодати Божией, и одна сердечная молитва, и это есть духовная молитва, Духом Святым в сердце движимая; молящийся сознает ее, но не творит, а она сама в нем творится. Такая молитва есть достояние совершенных. Общедоступная же и от всех требуемая молитва есть, чтоб со словом молитвенным всегда сочетаваемы были и мысль, и чувство.

Бывает еще молитва, которую именуют предстоянием пред Богом, когда молящийся, весь сосредоточившись внутрь сердца, мысленно созерцает Бога присущим себе и в себе с соответственными тому чувствами, – то страха Божия и благоговейного изумления Его во всем величию, то веры и упования, то любви и преданности в волю Его, то сокрушения и готовности на всякие жертвы. Такое состояние приходит, когда углубится кто в обычной молитве словом, умом и сердцем. Кто долго и как должно молится, у того такие; состояния чаще и чаще будут повторяться, и, наконец, состояние такое может сделаться постоянным, и тогда оно называется хождением пред Богом и есть непрестанная молитва. В таком состоянии пребывал святой Давид, свидетельствующий о себе: предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся (Пс. 15, 8). Источник.

* * *

Итак, брате мой, желаешь ли, чтоб молитва твоя была благоплодна – никогда не ограничивайся в молитве своей одним молитвословием, но молись вместе и умом, и сердцем, – умом, разумея и сознавая все молитвословимое, – сердцем, все то чувствуя. Наипаче же молись сердцем. Молитва, из сердца исторгающаяся... мгновенно проходит небеса и является пред Престолом Всемилостивого Бога. И Бог ей наипаче внемлет и на нее преклоняется (прп. Никодим Святогорец, 70, 188–190). Источник.

* * *

Я уже поминал... чтобы ты, когда во время молитвословия какие-либо слова изрекаемой молитвы падут на душу и займут ее, не оставлял сего без внимания, но остановился на сем и сам от себя помолился о том, что заняло твою душу. И делай так... И в этих всех случаях не оставляй без внимания зародившегося позыва, но исполни его требование, пресекши на время занятие, при котором это случилось. Эти внезапные порывы значат, что молитва начала водворяться в сердце и наполнять его. Ибо не с первых пор, как посвятишь себя труду навыкновения молитве, появляется сие, а спустя более или менее продолжительное время. В этом – свидетельство успеха в молитвенном труде; и чем чаще появляются такие внутренние позывы, тем полнее духом молитвенным исполняется то сердце, в котором они возникают. Кончиться сие должно бы тем, чтоб всегда молиться только своей молитвой. Но этого не бывает, а всегда своя молитва привходит в молитвословие готовое. Ибо они однородны и одной суть степени достоинства, и если заменяются, то молитвою предстояния Богу созерцательного без слов.

Заметь, что иногда в таких случаях порождается только позыв к определенной молитве, а иногда с позывом и сама молитва без труда со стороны молящегося слагается в сердце. В первом случае тебе предлежит самому слагать подобающую молитву, а во втором только внимать и не мешать исходящей из сердца молитве. При сем напомню тебе: да не соблазнит тебя желание без сказанного внутреннего позыва и нуждения слагать самому свои молитвы. Ты можешь очень умную сложить речь к Богу, но это не будет молитва, а сочетание слов и мыслей без духа молитвенного. Не делай так. Без тщеславия и самомнения не обойдешься, а эти порождения заглушают молитву настоящую и подавляют ее. Источник.

Что касается до молитвы, которая сама собой слагается в сердце вместе с породившимся в нем нуждением помолиться самому о предмете, тебя лично касающемся и для тебя именно благопотребном, то она иной раз бывает собственно твоим порождением из тех молитвенных элементов, которые собираются в сердце от усвоения и заучения готовых молитв, а иной раз действием благодати Божией производится. В таких случаях она бывает зачатком или зародышем молитвы духовной... Когда станешь сподобляться сего, это будет значить, что ты подходишь к пределам доступного тебе совершенства. Возблагодари тогда Бога, путем же жизни начинай тещи <течь> еще с большим страхом и трепетом. Чем дороже чьё сокровище, тем сильнее разгораются завистливые очи врагов.

...Настоящая молитва есть молитва внутренняя, не словом только, но и умом, и сердцем совершаемая. Такая молитва овладевает всем вниманием и держит его внутри у сердца, почему внутрь пребывание есть неотъемлемая черта настоящей молитвы и главное ее условие. С внутрь пребыванием в деле молитвы неотлучна мысль о Боге присущем, видящем и внемлющем молитве, с отражением всякого другого помышления, что именуется трезвением или хранением сердца. Вся потому забота трудящегося над преуспеянием в молитве сюда должна быть преимущественно обращаема, и действительно обращается, т. е. чтоб всегда неотходно быть у сердца, трезвенно охраняя его от всякого помышления, кроме единого Бога, и что бы ни предлежало делать, делать то, не отклоняясь вниманием от Бога, с сознанием Его присутствия, как бы пред лицем Его. Это есть высшее делание в молитвенном труде. Путь к нему и даже к сознанию нужды и потребности его пролагает молитиословие, показанным образом совершаемое. Оно первое научает ум сосредоточиваться у сердца и внимать исключительно Богу. Познав, сколь сие сосредоточение благотворно, молитвенному труженику естественно желать, чтобы оно было неизменным состоянием его духа, ибо тогда была бы в нем непрестанная молитва. Возжелавшему же естественно взыскать удовлетворения сего желания. И все восчувствовавшие такую потребность взыскивали и взыскивают сего. Все наставления святых отцев о трезвении и хранении сердца на это направлены, и порождены не иным чем, как успехами в сем труде...

Молитвословие многосложно. Оно содержит и вниманию представляет много предметов, которые, хотя все святы, могут, однакож, напомнить собой другие предметы, житейские и общественные, а чрез них и мирские, неподобные, по обычным законам сочетания мыслей и воображений. Так это и бывает. И молитвословие самое усердное не проходит без того, чтоб мысль не отклонялась инуды и не блуждала. Так как молитва чрез это возмущается и делается нечистою, то нет молитвенника, который бы не досадовал на это и не желал избавиться от такой немощи. Внимание на это обращено было с первых дней подвижничества. Что же после молитвословия придумано к уврачеванию ее? Придумано молиться коротенькими молитвами, которые бы, держа мысль пред лицем Бога, не давали ей повода уклоняться инуды и делали ее неисходно внутрь пребывающею (прп. Никодим Святогорец, 70, 198–199). Источник.

* * *

...Молитва называется умною, когда произносится умом с глубоким вниманием, при сочувствии сердца; сердечною, когда произносится соединенными умом и сердцем, причем ум как бы нисходит в сердце и из глубины сердца воссылает молитву; душевною, когда совершается от всей души, с участием самого тела, когда совершается из всего существа, причем все существо соделывается как бы едиными устами, произносящими молитву (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 218). Источник.

* * *

Внимательная молитва служит признаком, что сердце расторгло нити пристрастий и потому уже свободно направляется к Богу, прилепляется к Нему, усвояется Ему (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 257). Источник.

* * *

...Прежде истребления страстей молитва бывает иная, и иная по очищении сердца от страстей: первая есть помощница при очищении сердца от страстей, а вторая есть как бы некий духовный залог будущего блаженства (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 228). Источник.

Чистота сердца

...Да будет душа твоя во время молитвы чиста от всякого зла, и тем более злопамятности... (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 214).

* * *

...Старайтесь быть чистым храмом, постоянно утром и вечером принося Богу жертву внутреннего человека (прп. авва Исаия, 59, 42).

* * *

...Когда мы совершаем молитвы наши, и какая-либо из... страстей господствует в сердце нашем, то суетен труд наш и неприятен Богу (прп. авва Исаия, 59, 58).

* * *

Только чистая душа изливает искренние молитвы к Богу (прп. авва Исаия, 59, 176).

* * *

Блажен, кто, стоя у Божией службы и на молитве, как Ангел небесный, всякий час имеет чистые помыслы и не дает доступа к себе лукавому, чтоб взял он в плен душу его и отвел от Бога Спасителя (прп. Ефрем Сирин, 30, 524–525). Источник.

* * *

Если молитву нашу не будут украшать смиренномудрие, любовь, это – личина молитвы (прп. Ефрем Сирин, 32, 344). Источник.

* * *

Кто без смирения совершает бдение и молитву, тот не лучше сонливого; а молитва смиренного, хотя он и спит, – благоухающее кадило пред Богом (прп. Ефрем Сирин, 33, 116). Источник.

* * *

...Надобно очистить сперва самих себя, а потом уже беседовать с Чистым (свт. Григорий Богослов, 13, 165). Источник.

* * *

...Как дыхание, проходя чрез свирель, издает глас, так Дух Святый в чистом сердце святых и духоносных человеков воспевает, песнословит и молится Богу... (прп. Макарий Египетский, 67, 303–304).

* * *

Если не будут украшать нас смиренномудрие, простота и благость, то никакой не принесет нам пользы молитвенная наружность (прп. Макарий Египетский, 67, 349).

* * *

Как дело молитвы выше других, так и у прилежного к молитве велика должна быть попечительность, чтобы, неприметным образом, не окрала его злоба (прп. Макарий Египетский, 67, 373). Источник.

* * *

...Благозвучен и доходит до Божия слуха... не вопль, с напряжением издаваемый, но помышление, воссылаемое от чистой совести (свт. Григорий Нисский, 18, 297). Источник.

* * *

...Если кто, как говорит Писание, будучи жестокосерд, и ищай лжи (ср.: Пс. 4, 3), осмеливается произносить слова молитвы, то пусть таковый знает, что призывает он отца не небесного, а преисподнего, который сам есть лжец и делается отцом лжи... (свт. Григорий Нисский, 18, 406). Источник.

* * *

...Молитва человека порочного, пока он в пороке, бывает призыванием диавола, а кто оставил порок и живет в благости, того глас призывает Благого Отца (свт. Григорий Нисский, 18, 412).

* * *

...Когда приступаем к Богу, будем сперва обращать внимание на жизнь свою, имеем ли в себе что-либо достойное Божественного родства, и потом уже осмеливаться на произнесение такого слова. Повелевший сказать: «Отец», не дозволил говорить ложь. Посему, кто жил достойно Божеского благородства, тот прекрасно возводит взор к Небесному Граду, Небесного Царя именуя Отцом и небесное блаженство – Отечеством. К чему же клонится цель сего совета? К тому, чтобы мудрствовать нам горняя; где Бог, там полагать основание своего жилища, там собирать сокровища; туда переселиться сердцем своим: идеже бо есть сокровище, ту и сердце (Мф. 6, 21), и непрестанно иметь ввиду отеческую лепоту и сообразно с оной украшать собственную душу (свт. Григорий Нисский, 18, 412–413). Источник.

* * *

Божество непричастно зависти и всякой скверны, и на тебя да не кладут пятна подобные страсти: ни зависть, ни кичливость, ни что-либо другое, оскверняющее богоподобную лепоту. Если сделаешься таковым, то смело гласом своим призывай Бога, и Владыку вселенной именуй Отцом своим. Он воззрит на тебя отеческими очами, облечет тебя в божественную одежду, украсит перстнем и ноги твои для шествия горе снабдит евангельскими сапогами, восстановит тебя в Небесное Отечество, о Христе Иисусе Господе нашем. Ему подобает слава и держава во веки веков (свт. Григорий Нисский, 18, 413). Источник.

* * *

...Прежде всего, думаю, надлежит молиться и главным предметом молитвы поставлять то, чтобы жизнию моею имя Божие не хулилось, но прославлялось и святилась вера в таинство (свт. Григорий Нисский, 18, 420). Источник.

* * *

...Приступая к Благодетелю, будь сам благодетелем; приступая к Доброму, будь добрым; приступая к Правдивому, будь правдивым; приступая к Терпеливому, будь терпелив; приступая к Человеколюбивому, будь человеколюбивым, а также будь и всем иным, приступая к Добросердому, к Благосклонному, к Общительному в благах, к Милующему всякого, и, если еще что усматривается божественного, во всем этом уподобляясь произволением, приобретай тем себе дерзновение на молитву. Посему, как невозможно лукавому освоиться с добрым, и покрытому нечистыми сквернами иметь общение с чистым и нескверным, так приступающего к Божию человеколюбию отлучает от оного жестокосердие (свт. Григорий Нисский, 18, 151–152). Источник.

* * *

Как сделавшийся добычею смерти уже; не жив, и наслаждающийся жизнью удален от смерти; так приступающему к Божию человеколюбию совершенно необходимо быть чуждым всякой жестокости (свт. Григорий Нисский, 18, 152). Источник.

* * *

Поящиеся Господа, хвалите Иго (ср.: Пс. 21, 24) в тех местах, в которых находитесь. Ибо перемена места не приближает к нам Бога, но где бы ты ни был, Господь придет к тебе, если обитель души твоей окажется такою, чтобы Господь мог вселиться в тебе и ходить (см.: Лев. 26, 12). А если внутренний твой человек полон лукавых помыслов, то хотя бы ты был на Голгофе, хотя бы на горе Масличной, хотя бы под памятником Воскресения, ты столько далек от принятия Христа в себя, сколько и те, которые не исповедали и начал веры. Итак, возлюбленный, советую из тела путешествовать к Господу, а не из Каппадокии в Палестину (свт. Григорий Нисский, 25, 461).

* * *

Если... мы молимся в гневе и раздражительности, то мерзки мы и ненавистны пред Богом (свт. Иоанн Златоуст, 45, 340). Источник.

* * *

Если сердце твое свободно от нечистых страстей, то, где бы ты ни был, на торжище ли, дома ли, на пути ли, в суде, на море, в гостинице или в мастерской, везде можешь помолиться Богу и получить просимое (свт. Иоанн Златоуст, 47, 323–324).

* * *

...Не обилие слов умоляет Бога, но душа чистая и являющая добрые дела (свт. Иоанн Златоуст, 48, 11). Источник.

* * *

Бог требует <в молитве> не красоты речи и не слов изысканных, по красоты души, и когда она возгласит угодное Ему, то получит все (свт. Иоанн Златоуст, 48, 13).

* * *

...Всегда смирение служит к успешному возношению молитвы, потому что Господь близок к сокрушенным сердцем (свт. Иоанн Златоуст, 48, 121). Источник.

* * *

...Люди не должны полагаться на одну молитву, предаваясь сами беспечности и сну, но приносить должное и со своей стороны <добродетели> (свт. Иоанн Златоуст, 48, 491).

* * *

...Будем творить молитвы не с движениями тела и не с воплем гласа, но с благим и искренним расположением, не с шумом и гамом, не для показа, способного отогнать ближних, но со всею кротостию, сокрушением сердца и непритворными слезами (свт. Иоанн Златоуст, 50, 219). Источник.

* * *

Молиться с неумытыми руками дело безразличное, а молиться с нечистою душою, это – величайшее из всех зол (свт. Иоанн Златоуст, 51, 491).

* * *

Пусть душа молящегося будет чиста и свободна от всякой страсти, пусть никто не приступает к Богу с враждою, пусть никто не приступает с негодованием... (свт. Иоанн Златоуст, 54, 072).

* * *

Качество души хорошо сравнивают с легким пером или пухом. Не будучи омочен никакого постороннею жидкостью, при самом слабом дыхании ветерка, он обыкновенно, по своей легкости, возносится на высоту; а если бывает отягчен какою-либо влажностью, то, вместо того, чтобы подниматься на воздух, от тяжести принятой им влаги прилегает к недрам земли. Так и ум наш, если будет свободен от бремени приражающихся к нему пороков и мирских забот и чужд растления вредных похотей, то, облегчаемый силою природной чистоты своей, при самом тихом веянии духовного размышления, возвышается к превыспреннему и, оставляя все дольнее и земное, переносится к небесному и невидимому (прп. авва Исаак, 56, 325–326). Источник.

* * *

...Если хотим, чтобы молитвы наши восходили не только до небес, но и превыше небес, то постараемся поставить ум наш в естественное состояние его духовности, очистив его от всех земных пороков и скверны страстей, чтобы таким образом молитва его, не отягчаясь более никаким бременем пороков, могла вознестись к Богу (прп. авва Исаак, 56, 326).

* * *

Молитву делают благоуспешною не голые слова, но добрые паче дела. Ибо смотри: божественнейший Давид просит, чтобы судил его Бог по незлобе его (Пс. 7, 9); и благочестивейший Езекия представляет молитвенницею за себя свою богобоязненость (см.: Ис. 38, 3); и вдовицы в Иопии употребляют ходатаями добрые дела умершей (см.: Деян. 9, 39). Если так будешь совершать моление свое, прямо взойдет оно к Богу, и изведет яко свет правду твою и судьбу твою яко полудне (Пс. 36, 6) (прп. Исидор Пелусиот, 60, 220).

* * *

Связанный не может бежать, и ум, раболепствующий страстям, не увидит области духовной молитвы... (прп. Нил Синайский, 71, 186). Источник.

* * *

Молитва смиренного преклоняет Бога, а прошение гордого оскорбляет Бога (прп. Нил Синайский, 71, 222). Источник.

* * *

Тревожное же воспоминание о плотских пожеланиях не только не попускает собеседовать с Богом, но даже ум, по-видимому, молящийся, оскверняет мечтами гнусных помышлений (прп. Нил Синайский, 72, 129). Источник.

* * *

Ум, молитвенно пребывающий в Боге, и страстную часть души освобождает от страстей (авва Фалассий, 91, 319).

* * *

Знак великого невежества, чтоб не сказать безумия, – искать спасения молитвами святых тому, кто в сердце услаждается пагубными делами, и просить прощения в том, чем с самохвальством в то же время действительно сквернится он в мыслях и чувствах. Просящему молитвы праведного не должно позволять самому себе делать ее бесплодною и недейственною, если воистину ненавидит зло; но окрыляя ее <молитву> своими добродетелями, делать ее действенною и сильною востечь до могущего давать оставление прегрешений (прп. Максим Исповедник, 91, 282).

* * *

Ум страстный не может войти в тесную молитвенную дверь, если прежде не оставит сластолюбивых попечений своих о чувственном... (прп. Илия Екдик, 91, 475).

* * *

...Бог не оказывает милости тем, кои в молитвах своих суть медь звенящая и кимвал звяцаяй (ср.: 1Кор. 13, 1). А от этого крепнет царство диавола и расширяется властительство его над христианами, вследствие чего видим между христианами много лжецов, бранчивых, клеветников, клятвопреступников, завистников, скупцов, хищников, пьяниц, блудников, гордецов, и подобных; много и таких, которые, скрывая свои пороки, лицемерно величаются тем, что суть христиане, тогда как по сердцу суть род лукавый, бесчувственный, неблагодарный, непримирительный, человеконенавистный, другоненавистный, братоненавистный, отцененавистный, чадоненавистный, за что все и сам Богу ненавистен. Горе таковым, когда и они поют псалмы Богу! Горе им, когда молятся! Горе, когда поклоняются Богу! Горе, когда творят милостыню! Горе, когда приносят дары Богу! Ибо и песнь нечестивых мерзость пред Богом, молитва гневливого и злопамятного – смрадное зловоние, милостыня гордого – жертва пса, благотворение развратника и блудника – мзда блудницы, дар лихоимца – жертва нечистая... (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 253).

* * *

Для правильности молитвы надобно, чтобы она приносилась из сердца, наполненного нищеты духа; из сердца сокрушенного и смиренного (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 140). Источник.

* * *

Сознание своей греховности, сознание своей немощи, своего ничтожества – необходимое условие для того, чтоб молитва была милостиво принята и услышана Богом (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 155). Источник.

* * *

Приготовь себя к молитве беспристрастием и беспопечением. От пристрастий – попечения. Удерживаемая пристрастиями, развлекаемая попечениями, мысль твоя не возможет неуклонно стремиться молитвою к Богу (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 156). Источник.

* * *

В жертву любви к молитве принеси наслаждение чувствами и наслаждения умственные, любознательность, любопытство; храни душу твою от всех внешних впечатлений, чтоб на ней напечатлелся, при посредстве молитвы, Бог (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 157). Источник.

* * *

Приготовлением к молитве служат: непресыщенное чрево, отсечение попечений мечом веры, прощение от искренности сердца всех обид, благодарение Богу за все скорбные случаи жизни, удаление от себя рассеянности и мечтательности, благоговейный страх... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 160). Источник.

* * *

Как семена, посеянные на ниве, не обработанные земледельческими орудиями, пропадают, не принося никакого плода, так и молитва остается бесплодною, если для нее приготовлена плоть, но не приготовлено сердце постом (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 107). Источник.

* * *

Главное условие для успеха в молитве есть очищение сердца от страстей и всякого пристрастия к чему-либо чувственному (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 61). Источник.

* * *

И молитва есть наука, и она живоносна, не томительна, сердцем изучается, а не памятью и умом (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 165). Источник.

* * *

По мере усовершенствования добродетелей, совершенствуется и молитва (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 168).

* * *

Извольте ведать, что для успеха в молитве надо стараться сердце украсить всеми добродетелями... наипаче же смирением, сокрушением, покорностью и своей воли отвержением (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 11). Источник.

* * *

Барометр определяет, как тяжел или легок воздух, и молитва показывает, насколько высокоходен или низкоходен дух наш в его обращении к Богу (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 165).

Трезвение в молитве

Когда молишься и воспоминаешь о Боге, будь как птица, легко и высоко парящая, по обету монашества и значению одежд твоих (прп. Антоний Великий, 89, 96).

* * *

Когда молишься, не допускай лености: ибо молитва ленивого – праздные слова (прп. Антоний Великий, 89, 96). Источник.

* * *

Кто молится трезвенно, тот попаляет демонов; а кто молится рассеянно, над тем насмеются они (прп. Ефрем Сирин, 30, 169). Источник.

* * *

Вопиять во услышание – знак человекоугодия, а кто молится с ведением и е верою, тот зрит перед собою Господа... (прп. Ефрем Сирин, 31, 102). Источник.

* * *

Если молитва будет предшествовать делу, и, встав с ложа, первые свои движения посвятишь молитве, то грех не найдет доступа к душе (прп. Ефрем Сирии, 32, 12).

* * *

...Когда молится кто с ведением, не позволяет скитаться помыслам, и разумеет, кто он, и Кому предстоит, и с Кем беседует, тогда молитва его приближается к Богу, тогда и враг сильно страждет, как пораженный стрелою в сердце. Душа по благодати более и более преуспевает, а враг бежит, как прах пред лицем ветра, гонимый Ангелом Божиим (Пс. 34, 5). Вот почему заставляет страдать врага, кто молится с ведением и мужественно подвизается, пленяя свой помысл (прп. Ефрем Сирин, 32, 299).

* * *

...Будем возгревать совесть, возбуждать в душе скорбь памятью о грехах, возбуждать скорбь не для того, чтобы стеснит!» душу, но чтобы соделалась она достойной услышания, была трезвенна, бодрствовала и касалась самих небес (прп. Ефрем Сирин, 32, 408). Источник.

* * *

Не по телесному навыку, не по привычке вопиять, молчать, преклонять колена, должно нам молиться, но, трезвенно внимая умом, ожидать, когда Бог придет и посетит душу... (прп. Макарий Египетский, 89, 215). Источник.

* * *

Приступающие ко Господу должны совершать молитвы в безмолвии, мире и великом покое, и внимать Господу не с воплями непристойными и смешанными, но с томлением сердца и трезвенными помыслами (прп. Макарий Египетский, 89, 216). Источник.

* * *

Истинное основание молитвы таково – быть внимательным к помыслам и совершать молитву в великом безмолвии и мире. Человеку молящемуся надобно все усилие свое обращать на помыслы, и что служит пищею лукавым помыслам, то отсекать, а устремляться мыслию к Богу... (прп. Макарий Египетский, 89, 216). Источник.

* * *

...Человеку бодрствующему, внимательному и имеющему пламенную любовь к Богу, ничто никогда не может препятствовать беседовать с Господом (свт. Иоанн Златоуст, 46, 162).

* * *

Вспомни во время молитвы о геенне, о наказании и мучении – и враг <человек> даже на мысль тебе не может прийти. Сокруши свой ум, смири душу воспоминанием о своих преступлениях, и гнев не в состоянии будет смущать тебя (свт. Иоанн Златоуст, 46, 376).

* * *

Немалая и это добродетель, когда кто может входить в храм и, входя, поклоняться с чистою совестию. Не в том дело, чтобы преклонить колена или войти в храм, но в том, чтобы войти с душою усердною и с умом внимательным, чтобы пребывать в нем не телом только, но и душою (свт. Иоанн Златоуст, 48, 453 –454).

* * *

Молиться... нужно так, чтобы ум был всецело собран и напряжен, и должно призывать Бога со скорбящей душой, и не говорить многих слов, не растягивать молитву, а говорить немного простых слов, потому что не от множества слов, а от трезвенности ума зависит услышание... Если ты растянешь свою речь, то часто можешь рассеяться вниманием и дать диаволу возможность совершенно бесстрашно подойти к тебе и обольстить и отвлечь твою мысль от того, что ты говоришь; если же ты будешь совершать постоянные молитвы и все время займешь такими молитвами, то будешь в состоянии совершать их с великой трезвенностью (свт. Иоанн Златоуст, 52, 965).

* * *

...Во время молитв мы можем удерживать трезвенное внимание, если будем помнить, с Кем беседуем, если будем представлять, что приносим жертву, имеем в руках нож, и огонь, и дрова, если мысленно отверзши двери неба, там остановимся, и, взяв духовный нож, вонзим его в жертвенное животное, и пожрем <принесем> Ему трезвенное внимание, и прольем пред Ним слезы (свт. Иоанн Златоуст, 53, 519).

* * *

Молитва имеет нужду в трезвении, как малая лампадочка в свете свечи (может быть, как лампада в безветрии, чтобы гореть, как свеча) (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 188). Источник.

* * *

Молись, не одними внешними телодвижениями выражая молитву, но с великим страхом обращай ум свой к сочувствию духовной молитвы (прп. Нил Синайский, 71, 178). Источник.

* * *

...Самым сильным, действенным и страшным заговором служит для демонов трезвенная молитва (прп. Нил Синайский, 73, 322–323). Источник.

* * *

Молись мирно и безмятежно, пой <Богу> разумно и благонастроенно, и будешь, как птенец орлий, поднимающийся на высоту (прп. Нил Синайский, 90, 233).

* * *

В горниле искушается золото, а предстояние на молитве искушает усердие и любовь к Богу в монахах (прп. Иоанн Лествичник, 57, 138).

* * *

Не столько осужденный боится изречения своей казни, сколько ревностному молитвеннику страшно предстояние на молитве (прп. Иоанн Лествичник, 57, 237). Источник.

* * *

Когда трезвенно помолишься, вскоре будешь борим на гнев, ибо враги наши обыкновенно так поступают (прп. Иоанн Лествичник, 57, 238). Источник.

* * *

Как древле, ниспав из своей области, ум забыл о ее преславной светлости, так теперь, забыв о всем здешнем, должно ему опять востекать туда молитвою (прп. Илия Екдик, 91, 475).

* * *

...Пребывай терпеливо в молитве, не расслабляясь скучанием и унынием, – и благий Бог не оставит тебя (старец Симеон Благоговейный, 93, 68). Источник.

* * *

Внимание так должно быть связуемо и неразлучно с молитвою, как связано и неразлучно тело с душой (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 179). Источник.

* * *

Душа (грехолюбивая), как стеною будучи ограждена и окружена духами злобы, связуется узами мрака, – и но причине этого окружающего ее мрака не может молиться как следовало бы, ибо связуется им втайне (в сокровенностях и глубинах своих или сама не ведая как), и слепотствует внутренними очами. Но когда она (пришедши в себя) положит начало молитвенному к Богу прибеганию и станет по силе трезвиться в молитве, тогда мало-помалу начинает она разрешаться силою молитвы и от тьмы; иначе же разрешиться от нее <тьмы> нет никакой возможности (прп. Филофей Синайский, 91, 410–411).

* * *

Лучше трудиться в делании молитвы, нежели мудрствовать о ней и читать мудрования (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 177). Источник.

* * *

Назначение кратких молитовок – способствовать собранию мыслей и трезвению (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 221). Источник.

Умная молитва

...Хорошо молящемуся телесной молитвою дает Бог умную молитву, и тщательно пребывающему в ней безвидную и необразовидную, от чистого страха Божия. И опять хорошо совершающему сию <дает> видение творений и от него – восхищение ума к богословию и благому действию будущего дарует Бог тому, кто от всего упраздняется (ср.: Пс. 45, 11) и поучается в сем делом и словом, а не слухом только (сщмч. Петр Дамаскин, 75, 127).

* * *

...Много беседуй с Богом, мало говори с людьми; памятуй всегда Бога, и ум твой соделается небом (прп. Ефрем Сирин, 32, 147).

* * *

Не переставай молиться, когда можешь открыто, а когда не можешь, молись умом (прп. Ефрем Сирин, 32, 371).

* * *

Не проводи без молитвы ни дня, ни ночи, но как скоро сон отпадет от очей твоих, ум да упражняется в молитве (свт. Кирилл Иерусалимский, 66, 33).

* * *

<К Богу> должен ты возводить ум и помыслы, и не содержать в мысли ничего иного, кроме чаяния узреть Его (прп. Макарий Египетский, 89, 213).

* * *

Даже когда ты будешь и вне церкви, взывай и говори: «помилуй мя», говори, хотя не двигая уст, но взывая умом; Бог слышит и тех, которые молчат (свт. Иоанн Златоуст, 46, 473). Источник.

* * *

...Если руки будут несвободны у тебя, молись в уме... если твои руки даже свободны, все же молись умом; Господь слушает и безмолвных (свт. Иоанн Златоуст, 55, 447).

* * *

Старайся ум свой на время молитвы соделать глухим и немым, и тогда возможешь молиться (прп. Нил Синайский, 71, 176). Источник.

* * *

Уму несовершенному не попускается внити в плодоносящий вертоград молитвы; ему достаются, как бедному, останки от обранья винограда (ср.: Втор. 24, 21), одни псалмопения (прп. Илия Екдик, 91, 480).

* * *

Начало умной молитвы есть очистительное действо или сила Духа Святаго, и таинственное священнодействие ума, как начало безмолвия, – упразднение от всего или беспопечение; средина – просветительная сила (Духа) и созерцание, а конец – исступление или восторженно ума к Богу (прп. Григорий Синаит, 9,4, 222). Источник.

* * *

...Ум, если не будет иметь в руке силу молитвы, то не возможет сокрушить грех и противные силы (прп. Григорий Синаит, 93, 223). Источник.

* * *

...Путь умной молитвы есть путь царский, избранный. Он настолько возвышеннее и изящнее всех других подвигов, насколько душа превосходнее тела: он возводит из земли и пепла в усыновление Богу (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 210). Источник.

* * *

При молитве нужно, чтоб дух соединился с умом и вместе с ним произносил молитву, причем ум действует словами, произносимыми одною мыслью или и с участием голоса, а дух действует чувством умиления или плача (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 200). Источник.

* * *

Кто с постоянством и благоговением занимается внимательною молитвою, произнося слова ее громко или шепотом, смотря по надобности, и заключая ум в слова; кто при молитвенном подвиге постоянно отвергает все помыслы и мечтания, не только греховные и суетные, но, по-видимому, и благие: тому Милосердый Господь дарует в свое время умную молитву (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 202). Источник.

* * *

Сколько нужен пост для желающею заняться и преуспеть в умной молитве, столько нужно для него и безмолвие или крайнее уединение... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 206). Источник.

* * *

...Ведай, что умная молитва есть стояние умом пред Господом с воздыханием к Нему, а молитва Иисусова: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя»... есть словесная, внешняя молитва (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 165). Источник.

* * *

Когда ум беседует с Богом в сердце, вот и умная молитва! (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 85, 91).

Сердечная молитва

Если хочешь в теле служить Богу, подобно бестелесным, старайся непрестанно иметь сокровенную в сердце твоем молитву (авва Евагрий, 89, 606).

* * *

...Молитвы, возносимые из глубины души, имея там свои корни, безопасно возносятся горе и не задерживаются никакими нападениями помыслов (свт. Иоанн Златоуст, 44, 546). Источник.

* * *

После того, как жрецы Ваала целый день призывали идола, <пророк Илия>, воззвавши от чистого сердца, воззвавши сердцем и устами, низвел с неба огонь. Вот свидетельство об истинной молитве!

...Это сделал великий служитель Божий и ревнитель Илия, приводя нас через бывшее тогда к духовному разумению, чтобы и мы, от сердца взывая к Богу, испрашивали неизреченный огонь Духа на жертвенник нашей души и через это делались совершенной жертвой Господу (свт. Иоанн Златоуст, 55, 985).

* * *

Прежде всего нам надобно прилежно исполнять Евангельскую заповедь, чтобы, вошедши в свою келью и затворив двери, мы молились Отцу нашему. Это мы исполняем таким образом: внутри своей кельи молимся, когда, сердце свое совершенно отвлекая от смятения всех помыслов или забот, мы приносим свои молитвы Господу некоторым тайным образом и с дерзновением. При запертых дверях молимся, когда с закрытыми устами, молча молимся Испытующему не слова, а сердца. В сокровенном месте молимся, когда только сердцем и внимательным умом приносим свои прошения одному Богу, так что и самые противные власти не могут узнать род нашего прошения. Для этого надобно молиться с совершенным безмолвием, чтобы нам споим шепотом или возгласами не только не развлекать предстоящих братий и не возмутить чувства молящихся, но чтобы и от самых врагов наших, наветующих нам особенно во время молитвы, укрылось усердие машет прошения. Таким образом мы исполним и эту заповедь: от лежащей на груди твоей затворяй двери уст твоих (ср.: Мих. 7, 5) (прп. авва Исаак, 56, 348).

* * *

Если сердце для каждого из нас есть домашняя церковь, то в нем должны мы совершать и церковные службы (прп. Нил Синайский, 90, 293).

* * *

Разумно в сердце молящийся переносит находящие скорби, а злопамятный еще не молился чисто (прп. Марк Подвижник, 89, 530).

* * *

Когда диавол увидит, что ум начал молиться из сердца, тогда наводит великие и злохитрые искушения (прп. Марк Подвижник, 89, 546).

* * *

Всякая молитва, в которой не утруждалось тело и не скорбело сердце, вменяется за одно с недоношенным плодом чрева, потому что такая молитва не имеет в себе души (прп. Исаак Сирин, 58, 59). Источник.

* * *

...Движение языка и сердца в молитве суть ключи; а что после сего, то уже есть вход в сокровенные клети (прп. Исаак Сирин, 58, 68).

* * *

...Диавол усиливается сначала сделать, чтобы оставлена была непрестанная сердечная молитва; а потом внушает пренебрежение к установленным временам молитвы и правила, совершаемого телесно (прп. Исаак Сирин, 58, 372–373). Источник.

* * *

...Мысленные разбойники не легко могут окрадывать того, кто совокупил молитву с сердцем (прп. Иоанн Лествичник, 57, 212). Источник.

* * *

Много потребно времени и труда, более мысленного, чем телесного, на то, чтобы сначала научиться молиться как должно, а потом, научившись, продолжать молиться. Почему и Апостол заповедует нам воспевать и петь Богу всегда сердцем, а не устами одними (см.: Еф. 5, 19). поелику уста говорят от избытка сердца, то надобно так устроиться, чтобы и молитва, устами произносимая, произносима была от избытка сердца. А это бывает, когда в нас сердце чистое созидается. <...> Кто не делает таким образом, тот ничего как должно не понимает из читаемого, не чувствует сладости от того и никакой не получает пользы <от чтения Священного Писания> (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 76).

* * *

...Только молитва и становится победоносным орудием и невидимой брани, как сделается настоящею, т. е. внедрится в сердце и станет непрестанно в нем действовать. С сего момента она делается непроницаемою, непреодолимою и непереходимою оградою души, не допускающею к пей ни стрел вражеских, ни страстных нападков плоти, ни обольщений со стороны мира прелестного. Самим присутствием своим в сердце она пресекает брань невидимую. Почему и внушалось тебе: поспеши привить к сердцу действо молитвы и попекись о том, чтоб она была там в непрестанном движении. Ибо это то же, что сказать: сделай так, и без борьбы будешь являться победителем. Источник.

Это так действительно и бывает. По пока-то дойдет твоя молитва до такой силы, враги не дадут тебе покоя, и тебе и минуты не обойтись без брани или опасений ее. Помощна ли тут молитва? Всеконечно, и более, нежели всякое другое орудие духовной брани. Она всегда привлекает Божию помощь, и сила Божия отражает врагов; только будь она усердна и предана в волю Божию. Место ее в самом начале противоборства нападениям вражеским. Вот как идет все дело. Когда внимание, как страж неусыпный, даст знать о подступах вражеских и стрелы их восчувствуются, т. е. или помысл страстный, или движение страсти появятся внутри, – ревнующий о спасении дух, сознав в этом злобное дело вражеское, своих сил напряжением нещадно отражает то от сердца, не давая туда проникнуть, и в то же время, в одном почти с сим акте внутреннем возносится молитвою к Господу, призывал Его на помощь. Помощь приходит, враги рассеиваются, и брань стихает (прп. Никодим Святогорец, 70, 209–210). Источник.

* * *

В обществе ли ты человеческом или находишься наедине, старайся постоянно углубляться во внутреннюю душевную клеть твою, затворять двери чувств и языка, молиться тайно умом и сердцем (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 156). Источник.

* * *

Христианин тогда получает непрестанную молитву, когда воля его и зависящая от воли деятельность поглощены будут разумением, желанием и исполнением воли Божией (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 138). Источник.

* * *

Хочешь ли преуспеть в умной и сердечной молитве? Научись внимать в устной и гласной: внимательная устная молитва сама собой переходит в умную и сердечную (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 185–186). Источник.

* * *

Неполезно... преждевременное получение сердечной, благодатной молитвы! Неполезно... преждевременное ощущение духовной сладости! Получив их преждевременно, не приобретши предварительных сведений, с каким благоговением и с какою осторожностью должно хранить дар благодати Божией, ты можешь употребить этот дар во зло, во вред и погибель души твоей. Притом собственными усилиями раскрыть в себе благодатную, устную и сердечную молитву невозможно, потому что соединить ум с сердцем и душою, разъединенные в нас падением, принадлежит единому Богу (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 202). Источник.

* * *

Если монахам воспрещается безвременное стремление к молитве, приносимой умом в сердечном храме, тем более воспрещается оно мирянам <безвременно> (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 259).

* * *

Молитесь всегда со вниманием и движением сердца, ибо не слова нужны Господу, а сердце (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 173).

* * *

...Старец Максим Кавсокаливит... два года молился Божией Матери, чтоб Она дала или испросила молитву. Однажды... помолившись, приложился <он> к иконе, и мгновенно уканул огонек сладкий в сердце и с тех пор там теплится; вот дар молитвы! (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 206).

* * *

Находит дух молитвенный и увлекает внутрь сердца, – все одно, как бы кто взял другого за руку и силою увлек его из одной комнаты в другую (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 240). Источник.

* * *

Читание молитв, стояние на молитве и поклоны составляют молитвенное положение, а молитва собственно идет из сердца. Когда этой нет – и никакой нет (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 13). Источник.

* * *

В сердце надо стоять вниманием, но не пред сердцем, а пред Господом. Если Господа нет во внимании, то и молитвы нет (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 176). Источник.

* * *

Настоящая сердечная молитва – дар благодати <Божией>, подаваемый через таинства Исповеди или Причащения (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 195).

Чистая молитва

Когда мы стоим на молитве, то должны бодрствовать и прилежать к молению всем сердцем. Да удалится от нас всякое плотское и мирское помышление, и дух да помышляет только о том, о чем просит (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 221–222). Источник.

* * *

Ничто так не содействует всякому благому делу, как чистая молитва (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 150)

* * *

...Собеседование с Богом в чистой молитве производит в душе смиренномудрие... (прп. Ефрем Сирин, 32, 230).

* * *

...Приступай к молитве и обращай внимание на сердце свое и на ум; желай, чтобы чистая молитва воссылалась тобою к Богу... (прп. Макарий Египетский, 89, 241). Источник.

* * *

...Если желаешь чистой молитвы – блюдись от гнева... (авва Евагрий, 89, 634).

* * *

...Чистая и усиленная молитва, воспламеняя и укрепляя ум монаха, соделывает его недоступным для невидимых врагов (прп. Нил Синайский, 73, 292).

* * *

Когда, стоя на молитве, будешь выше всякой другой радости, тогда (знай, что) истинно обрел ты молитву (прп. Нил Синайский, 90, 241). Источник.

* * *

Если когда достигнешь огражденного места чистой молитвы, не принимай в это время помышления о вещах, какое влагает враг, чтобы не потерять лучшего. Ибо лучше стрелами молитвы поражать его... чем беседовать с ним, когда он, предлагая нашему вниманию ничтожные вещи, ухищряется отвлечь нас от моления на него (прп. Марк Подвижник, 89, 555). Источник.

* * *

...Все роды и виды молитвы, какими только люди молятся Богу, имеют пределом чистую молитву (прп. Исаак Сирин, 58, 68). Источник.

* * *

...Без смиренномудрия <ум> не может чисто заняться молитвою к Богу (прп. Исаак Сирин, 58, 155).

* * *

Отведавший сладости молитвы бегает многолюдства, как онагр (прп. Иоанн Лествичник, 57, 227). Источник.

* * *

Доброе безмолвие добрых рождает чад любовь, воздержание и молитву чистую (авва Фалассий, 91, 325).

* * *

Два есть высочайших состояния чистой молитвы. Одно случается с людьми жизни деятельной, другое с людьми жизни созерцательной. Одно бывает в душе от страха Божия и благой надежды, другое от Божественной любви и крайней чистоты. Признак первой меры есть тот, когда собирают ум от всех мирских помыслов, творя молитвы без развлечения и смятения, и как бы Сам Бог предстоял ему, как и предстоит действительно. Признак второй – когда в самом устремлении молитвы ум бывает восхищаем Божественным и безмерным светом, и совсем не чувствует ни себя, и ничего иного из сущих, кроме Единого, любовию содевающего в нем таковое озарение. В сем состоянии, подвизаемый к уразумению словес о Боге, получает он чистые и светлые о Нем познания (прп. Максим Исповедник, 91, 178).

* * *

Молитву отцы называют оплотом духовным, без которого нельзя выходить нам на брань, чтобы не быть уязвленными копьями вражескими и отведенными в страну их. Но молитву действенную, чистую стяжать нельзя никому, если не присудит он Богу в правоте сердца, ибо Бог есть даяй молитву молящему, и научаяй человека разуму (свт. Феодор Едесский, 91, 321).

* * *

...Молитва чистая, непрестанная и непрерывная... есть стена крепкая, пристанище благостное, добродетелей охрана, страстей истребление, души благоустроенно, ума очищение, страждущим упокоение, плачущим утешение; молитва есть беседа с Богом, созерцание вещей невидимых, и тех, кои вожделевают их, удостоверение в истине их, сообращение с Ангелами, преуспеяние к добром, подтверждение уповаемого. Сию царицу добродетелей восприими, подвижниче, и всеми силами удержать в себе старайся, молись день и ночь, в благонастроении и расстройстве, молись со страхом и трепетом, бодренным и трезвенным умом, чтобы благоприятна была Господу молитва твоя; ибо Писание говорит: очи Господни на праведныя, и уши Его на молитву их (Пс. 33, 10) (свт. Феодор Едесский, 91, 332).

* * *

...Злое забвение отгоняет <находит на> тех, которые, прежде достижения сердечной чистоты, покушаются взойти на самый верх молитвы чистой (прп. Илия Екдик, 91, 481).

* * *

Грозящий палкою на собак раздражает их против себя; а демонов раздражает тот, кто нудит себя чисто молится (прп. Илия Екдик, 91, 481 – 482).

* * *

Блажен тот христианин, который предстоит Богу в молитве так, что его видит Бог и он видит Бога, и чувствует, что стал вне мира, в теле ли или кроме тела, потому что он услышит неизреченные глаголы... (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 58). Источник.

* * *

Ничто другое так, как чистая и чуждая всего вещественного молитва, не делает человека достойным собеседником Бога и не соединяет с Ним того, кто словом молится Ему нерассеянно, в духе, когда притом душа его омывается слезами, услаждается сладостью умиления и светом Духа <Святаго> просвещается (прп. Никита Стифат, 93, 142).

* * *

Достигший постоянного внимания и умиления в молитвах своих... разорвал уже многие цепи страстей, уже обонял воню свободы духовной... Не оставь теснин истинного молитвенного пути – и достигнешь священного покоя... в блаженном бесстрастии, вне рассеянности, душа чистою молитвою предстоит Богу, и упокоевается в Нем... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 148). Источник.

* * *

Занятие молитвою есть высшее занятие для ума человеческого; состояние чистоты, чуждой развлечения, доставляемое уму молитвою, есть высшее его естественное состояние; восхищение его к Богу, чему начальная причина – чистая молитва, есть состояние сверхъестественное (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 153). Источник.

* * *

Будем молиться постоянно, терпеливо, настойчиво. Бог, в свое время, даст благодатную, чистую молитву тому, кто молится без лености и постоянно своею нечистою молитвою, кто не покидает малодушно молитвенного подвига, когда молитва долго не поддается ему (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 292). Источник.

* * *

Если же Господь сподобит положить тебе в основание молитвенного подвига незлобие, любовь, неосуждение ближних, милостивое извинение их, тогда с особенною легкостью и скоростью победишь противников твоих, достигнешь чистой молитвы (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 212). Источник.

* * *

Дар внимательной молитвы обыкновенно предшествуется особенными скорбями и потрясениями душевными, низводящими дух наш в глубину сознания нищеты и ничтожности своей (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 284). Источник.

* * *

Чистая молитва есть предстояние лицу Божию. Представший пред Богом просит прозрения и получает благодатное просвещение ума и сердца (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 340). Источник.

Созерцание в молитве

Когда ум твой, пламенея желанием к Богу, мало-помалу как бы отрешается от плоти и отвращается от всех помышлений, исходящих от чувственных впечатлений, или из памяти, будучи вместе с тем полон благоговения и радования, тогда заключай, что он приблизился к пределам молитвы (прп. Нил Синайский, 90, 230).

* * *

Иногда же от молитвы рождается некое созерцание, и прерывает оно устную молитву, и молящийся в созерцании изумевает, цепенея телом (прп. Исаак Сирин, 58, 07). Источник.

* * *

<Молитвенное созерцание> и такой мере выше <молитвенного услаждения>, в какой совершенный человек выше несовершенного отрока (прп. Исаак (Сирин, 58, 07).

* * *

Блаженны те, которые всегда имеют отверстым мысленное око душевное и во время каждой молитвы своей видят свет, потому что они стали равночестны с Ангелами. Если же они таковы, еще в сей находясь жизни, еще будучи связаны телесною плотин), то каковыми же будут они по Воскресении, после того как восприимут духовное оное и нетленное тело? Всеконечно, они будут тогда не Ангелам только подобны, но Самому Владыке Ангелов, Христу Господу, как написано: вемы, яко, егда явится, подобии Ему будем (1Ин. 3, 2) (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 58).

* * *

Не в определенное время и не в определенном месте совершается таинство молитвы... Предел молитвы есть неподвижное пребывание ума в Боге... (прп. Никита Стифат, 93, 134).

* * *

...Находит дух молитвенный, но увлекаемая им душа заходит в такие созерцания, что забывает свое внешнее положение, не рассуждает, а только созерцает, и не властна править собой... в отечниках пишется, что кто то стал на молитву перед своей вечерней трапезой, а опомнился уже утром (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 241). Источник.

Непрестанная молитва

В руках да будет Божественное чтение, в понятиях – Господнее помышление. Пусть никогда не прекращается беспрерывная молитва, пусть всегда продолжается спасительное делание (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 322). Источник.

* * *

Частая молитва истребляет (мысленное) пленение, а всякое нерадение об оной, хотя бы малое, есть матерь забвения (прп. авва Исаия, 59, 96).

* * *

Не только входя в церковь, но и в другие часы не оставляй <молитвы>; напротив того, работаешь ли, спишь ли, или находишься в дороге, или ешь, или пьешь, или лежишь, – не прерывай молитвы, ибо не знаешь, когда придет требующий души твоей (прп. Ефрем Сирин, 32, 12).

* * *

...В церкви ли ты, или у себя дома, или в поле, пасешь ли овец, занимаешься ли постройкой, бываешь ли на пиршестве, не оставляй молитвы, и, когда можно, преклони колена, а когда невозможно, молись умом, и вечером, и утром, и в полдень (прп. Ефрем Сирин, 32, 12).

* * *

Пребывайте в молитве; Господь любит постоянного молитвенника и являет ему щедроты Свои (прп. Ефрем Сирин, 33, 284).

* * *

...Если для слепого служит бедствием – не видеть солнца, то сколь велико бедствие для христианина не молиться непрерывно и не вводить посредством молитвы в свою душу света Христова? (свт. Иоанн Златоуст, 45, 831).

* * *

...Надлежит, чтобы... мы проводили жизнь в молитве и ею непрестанно освежали свой ум, так как мы – все люди – нуждаемся в ней не меньше, чем деревья, в водах (свт. Иоанн Златоуст, 45, 836).

* * *

...Будешь ли в дороге, или на постели, и где бы ты ни был, – молись. Ты – храм Божий; не ищи же места, нужно только душевное расположение (свт. Иоанн Златоуст, 46, 473). Источник.

* * *

...Молящемуся следует и не многословить, и постоянно молиться. Творить краткие и постоянные молитвы с небольшими промежутками заповедали и Христос, и Павел (свт. Иоанн Златоуст, 55, 489). Источник.

* * *

...От непрестанной молитвы мысленный в нас воздух чист бывает от мрачных облаков и ветров духов злобы. Когда же воздух сердца чист, то ничто не препятствует уже сиять в нем Божественному свету Иисусову, если только мы не надымемся тщеславием, самомнением и хвастливым себя выказыванием... и не будем за то лишены помощи Иисусовой, потому что Христос ненавидит все таковое, будучи образцом смирения (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 200). Источник.

* * *

...Чей ум, отрешившись от уз всяких плотских страстей, приидет в твердое состояние спокойствия, чье сердце всею крепостию прилепится к одному верховному благу, тот в состоянии будет исполнить апостольскую заповедь: непрестанно молитеся (1Сол. 5, 17)... (прп. авва Исаак, 56, 328). Источник.

* * *

...Часто, но кратко надо молиться, чтобы при нашем протяжении враг-наветник не мог всевать что-нибудь в наше сердце (прп. авва Исаак, 56, 348–349). Источник.

* * *

Если желаешь быть храмом Божиим, то приноси Богу непрестанную жертву – непрерывную молитву (прп. Нил Синайский, 72, 242).

* * *

Святой Павел учит пребывать в молитве (ср.: Рим, 12, 12), продолжительным пребыванием в ней утверждая в себе навык к ней (см.: Кол. 4, 2). И еще повелевает он творить молитвы на всяком месте (ср.: 1Тим. 2, 8), чтобы ни один нерадивый не мог извиняться тем, что живет далеко от молитвенного храма. Всякое место пригодно для молитвы. Бог приемлет призывающих Его с чистым сердцем и праведными делами и, взирал на расположение их, выслушивает моление их, хотя бы место, где призывают Его, по нашему мнению, ничем не отличалось (прп. Нил Синайский, 90, 242).

* * *

...Много нам потребно вразумления от Бога к рассуждению, чтобы знать, когда и какое занятие мы должны предпочитать молитве. Ибо каждый, упражняясь в любимом ему занятии, думает, что он совершает должное служение, не зная того, что все дела (наши) надобно направлять к благоугождению Божию, а не для угождения себе. Еще же труднее рассудить, что и эти необходимые и неизбежные заповеди не всегда одинаковы, но одна из них в свое время должна быть предпочтена другой, ибо каждое из служений не всегда, но в свое время совершается, а служба молитвы узаконена непрестанною; посему мы и должны предпочитать ее занятиям, в которых не настоит необходимой надобности (прп. Марк Подвижник, 89, 506). Источник.

* * *

...Непрестанная молитва... состоит в умном делании с памятованием о Боге при постоянном умилении... (прп. Никита Стифат, 93, 134).

* * *

Только в том, у кого душевные силы умиротворены ведением, может благоустроиться непрестанная молитва (прп. Никита Стифат, 93, 134).

* * *

Под предлогом немощи не оставляй молитвы, даже на один какой день, пока есть в тебе дыхание... Действуя так, большую получишь пользу и молитва скоро восставит тебя при действии благодати... (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 178).

* * *

...Избери себе краткую молитовку или несколько таких молитовок и частым их повторением дойди до того, чтоб они сами собой повторялись у тебя на языке и мысль твою держали на одном – на помышлении о Боге (прп. Никодим Святогорец, 70, 199). Источник.

* * *

Научись молиться Богу правильно. Научившись молиться правильно, молись постоянно, – и удобно наследуешь спасение (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 140). Источник.

* * *

Блаженна душа, которая молитвою непрестанно стучится в двери милосердия Божия... она возрадуется в свое время о чистоте своей и о бесстрастии своем (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 142). Источник.

* * *

От непрестанной молитвы подвижник приходит в нищету духовную: приучаясь непрестанно просить Божией помощи, он постепенно теряет упование на себя... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 194). Источник.

* * *

Непрестанно молящийся постепенно теряет навык к мечтательности, рассеянности, суетной заботливости и многопопечительности, теряет тем более, чем более святое и смиренное поучение будет углубляться в его душу и вкореняться в ней (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 195). Источник.

* * *

Непрестанною молитвою уничтожается любопытство, мнительность, подозрительность. От этого все люди начинают казаться добрыми, а от такого сердечного залога к людям рождается к ним любовь (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 195). Источник.

* * *

Блаженны люди, которые с молитвой засыпают и встают и среди всех дел не расстаются с ней. Живот их сокровен есть со Христом в Боге (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 134). Источник.

* * *

Чувство, что душу тянет к Господу, есть сокровенная молитва, и оно одно может заменить молитвословия... Ибо оно-то и есть непрестанная молитва! (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 238). Источник.

* * *

...Ничего лучшего вам пожелать не умею, как: держите молитву, а для сего ничего не ожидайте от себя, от своей мудрости и усилий, а все от Господа (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 244). Источник.

* * *

...Апостолы могли непрестанно молиться... Они при всех своих делах о Боге помышляли и жили в непрестанной преданности Богу (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 8).

Иисусова молитва

...И между делом совершай молитву, как благодаря Того, Кто дал силу рук на дела и мудрость ума на приобретение знания... (свт. Василий Великий, 9, 148–149). Источник.

* * *

...Непрестанно сохраняйте в сердце <своем> имя Господа Иисуса, чтобы сердце поглотило Господа, и Господь – сердце, и таким образом два стали едино (свт. Иоанн Златоуст, 52, 965).

* * *

Как дождь чем в большем количестве ниспадает на землю, тем более умягчает ее; так и святое имя Христово, без помыслов нами возглашаемое, чем чаще призываем Его, тем более умягчает землю сердца нашего, преисполняя его радости и веселия (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 175). Источник.

* * *

Неопытным хорошо знать и то, что мы, дебелые и к земле поникшие и телом, и мудрованием, врагов своих, бестелесных и невидимых, зложелательных и мудрых на озлобления, скорых и легких, искусившихся в брани, какую ведут от Адама до ныне, не другим каким способом имеем возможность победить, как только непрестанным трезвением ума и призыванием Иисуса Христа, Бога и Творца нашего. Для неопытных молитва Иисус-Христова да будет возбуждением и руководством к испытанию и познанию добра; для опытных же – самый лучший наставник в добре есть деяние, испытание делом и вкушение добра (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 175).

* * *

...Трезвение и молитва Иисусова взаимно входят в состав друг друга – крайнее внимание в состав непрестанной молитвы, а молитва опять в состав крайнего в уме трезвения и внимания (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 186). Источник.

* * *

С дыханием твоим соедини трезвение и имя Иисусово, или помышление о смерти и смирение, ибо то и другое великую доставляет пользу (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 209).

* * *

Блажен воистину, кто так прилепился мыслию к молитве Иисусовой, вопия к Нему непрестанно в сердце, как воздух прилежит телам нашим или пламя к свечке. Солнце, проходя над землею, производит день; а святое и достопоклоняемое имя Господа Иисуса, непрестанно сияя в уме, порождает бесчисленное множество солнцевидных помышлений (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 210–211). Источник.

* * *

Молитва сия названа Иисусовою потому, что обращается к Господу Иисусу, и есть по составу своему словесная, как и всякая другая краткая молитовка. Умною же она бывает и называться должна, когда возносится не одним словом, но и умом, и сердцем, с сознанием ее содержания и чувствованием, и особенно когда чрез долгое со вниманием употребление так сливается с движениями духа, что они одни и присущими видятся внутри, а слов как бы нет, Всякая короткая молитовка может взойти на эту степень. Иисусовой же молитве принадлежит преимущество потому, что она с Господом Иисусом сочетавает душу, а Господь Иисус есть единственная дверь к Богообщению, к снисканию которого и стремится молитва... Источник.

Навыкновение молитве Иисусовой внешне состоит в достижении того, чтоб она сама собой непрестанно вращалась на языке, внутренне же – в сосредоточении внимания ума в сердце и непрестанном в нем предстоянии пред Господом, с сопровождающею сие сердечною теплотой в разных степенях, и отреванием всяких других помышлений, и наипаче с сокрушенным и смиренным припаданием ко Господу Спасителю. Начало сему навыку полагается частым, сколько можно, повторением сей молитвы со вниманием в сердце. Частое повторение, установляясь, собирает ум воедино в предстоянии Господу. Установлению такого строя внутри сопутствует согревание сердца и отгнание помыслов даже простых, а не только страстных. Когда в сердце начнет непрестанно теплиться огонь прилепления ко Господу, тогда вместе с сим водворится внутри мирное устроение сердца с сокрушенным и смиренным, мысленным, припаданием к Господу. Доселе доходит собственный наш труд с помощию благодати Божией. Что еще, высшее сего, может совершаться в деле молитвы, то будет даром единой благодати. У святых отцев упоминается о сем для того только, чтобы кто, достигши показанного предела, не подумал, что ему нечего уже больше желать, и не возмечтал, что стоит на самом верху совершенства молитвенного или духовного. Источник.

Итак, первое тебе дело предлежит – частое, сколько можно частое, повторение молитвы Иисусовой, пока навыкнешь непрестанно ее повторять. Делай сие так: Источник.

Определи в молитвенном твоем правиле часть и молитве Иисусовой. Твори несколько раз сию молитву в начале своего молитвословия и несколько раз после него. Если есть усердие, и после каждой молитвы, входящей в такое молитвословие, делай то же, подражая святому Иоанникию Великому, который после каждого стиха читаемых им на правиле своем псалмов повторял свою краткую молитовку: «Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый».

Число, сколько раз повторять, в каком случае, сию молитву, сам себе определи или с совета духовного отца твоего. Только сначала много не назначай, а потом, по мере услаждения сею молитвою, прибавляй понемногу. Если когда придет желание повторить положенное число, не отказывай себе в этом, не поставляя себе сие в постоянное правило, а только в этом случае. И сколько бы ни потребовало сердце таких повторений, не отказывай. Источник.

Не спеши гнать одну молитву за другой, а с мерною длительностью произноси их, как обыкновенно говорят пред большим лицом, когда просят его о чем. Однакож не об одних словах заботься, а паче о том, чтобы ум был в сердце и предстоял Господу, яко присущему, с полным сознанием Его величия и благодати, и правды. Источник.

Если имеешь свободу, то во время между одним и другим молитвословием положи себе становиться, как обычно становишься на молитву, и возносить ко Господу несколько раз молитву сию. А если нет такой свободы, то внутренне вставляй сию молитву всюду между делами твоими и даже речами. Источник.

Творя сию молитву на правиле или кроме его, становясь для нее в молитвенное положение, при каждом разе ее произношения делай поклон – десять раз поясной, а потом земной, – так, пока кончишь. Ты, конечно, слыхал или читал, что святые отцы в своих правилах о молитве полагают множество поклонов. Один из них сказал: недостаточна молитва, когда кто не преутрудит на ней тела своего поклонами. Если ты положишь, по силе своей, подражать сему, то скорее увидишь плод от труда своего над навыкновением молитве Иисусовой. Источник.

О дальнейших наставлениях, указаниях и предостережениях касательно молитвы Иисусовой читай в «Добротолюбии» Симеона Нового Богослова, Григория Синаита, Никифора монаха, Игнатия и Каллиста – и всех других отцев уроки о внутренней молитве могут быть прилагаемы и к молитве Иисусовой. Заметь: в уроках сказанных отцев ты найдешь указания, как сидеть, как держать голову и действовать дыханием. Эти приемы, как сказали Каллист и Игнатий, несущественно необходимы, а суть только внешние приспособления, не для всех пригодные. Для тебя довольно быть вниманием в сердце пред лицем Господа и возносить к Нему сию краткую молитовку благоговейно и смиренно, с поклонами, когда стоишь на правиле, и с одним мысленным припаданием, когда делаешь это между делами. Источник.

Заметь еще: быть вниманием надо в сердце, или внутри персей, как говорят иные отцы, именно – немного выше левого сосца, и там повторять молитву Иисусову. Когда от напряжения сердце начнет щемить, тогда поступи, как советует монах Никифор, именно – подымись с того места и стань со вниманием и молитвенным словом там, где мы обыкновенно ведем беседу с самими собой, под кадыком наверху груди. После опять сойдешь над левый сосец. Не побрезгуй сим замечанием, как оно ни покажется тебе слишком простым и мало духовным. Источник.

У святых отцев встретишь много предостережений. Ко всем им поводы даны опытами неправильного действования. Чтоб избежать сих неправильностей, имей советника – отца духовного, или собеседника – брата единомысленного, и поверяй им все случающееся при таком труде твоем. Сам же всегда действуй в наибольшей простоте, в великом смирении и неприсвоении себе успеха. Ведай, что настоящий успех происходит внутри, незаметно, не выдаваясь, как совершается рост тела. Потому, когда возгласится у тебя внутри: а, вот оно! – знай, что это возглас вражий, представляющий тебе нечто кажущееся вместо действительного. Тут начало самопрельщения. Заглушай сей глас сразу; иначе он как труба будет гудеть у тебя, питал самомнение. Источник.

Не определяй времени, потребного для успеха в молитве сей. Положи только трудиться и трудиться. Пройдут месяцы и годы, пока покажутся слабые начатки успеха. Один из афонских отцов говорил о себе, что прошло два года труда, пока согрелось сердце; у другого некоего это пришло чрез восемь месяцев. У всякого это происходит по мере сил его и усердия к сему делу (прп, Никодим Святогорец, 70, 201–205). Источник.

* * *

Желающий заняться успешно молитвою Иисусовой должен оградить себя и извне, и внутри поведением.., самым осторожным: падшее естество паше готово ежечасно изменить нам, предать нас; падшие духи с особенным неистовством и коварством наветуют упражнение молитвою Иисусовою. Нередко из ничтожной, по-видимому, неосторожности, из небрежности и самонадеянности непримеченных возникает важное последствие, имеющее влияние на жизнь, на вечную участь подвижника... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 211). Источник.

* * *

Правильное, благодатное действие молитвы Иисусовой может прозябнуть только из Духа Христова, прозябает и произрастает оно исключительно на одной этой почве. Зрение, слух и прочие чувства должны быть строго хранимы, чтоб через них, как через врата, не ворвались в душу супостаты (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 211–212). Источник.

* * *

<Сила молитвы Иисусовой> заключается в Божественном имени Богочеловека, Господа и Бога нашего, Иисуса Христа (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 215).

* * *

Некоторые утверждают, что от упражнения Иисусовой молитвою всегда или почти всегда последует прелесть, и очень запрещают заниматься этой молитвой. В усвоении себе такой мысли и в таком запрещении заключается страшное богохульство, заключается достойная сожаления прелесть (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 217). Источник.

* * *

В упражнении молитвой Иисусовой есть свое начало, своя постепенность, свой конец бесконечный. Необходимо начинать упражнения с начала, а не со средины и не с конца... Начинают со средины те, которые, без всякого предварительного приготовления, усиливаются взойти умом в сердечный храм и оттуда воссылать молитву. С конца начинают те, которые ищут немедленно раскрыть в себе благодатную сладость молитвы и прочие благодатные действия ее. Должно начинать <упражнение молитвой Иисусовой с начала, т. е. совершать молитву со вниманием и благоговением, с целью покаяния, заботясь единственно о том, чтоб эти три качества постоянно соприсутствовали молитве (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 224–225).

* * *

...Слова молитвы <Иисусовой> должно произносить очень неспешно, даже протяжно, чтоб ум имел возможность заключаться в слова (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 261).

* * *

Очень полезно совершать молитву Иисусову гласно при усиленном нашествии помыслов и мечтаний плотского вожделения и гнева, когда от действия их разгорячится и закипит кровь, отымутся мир и тишина у сердца... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 262–263). Источник.

* * *

Упражнение молитвой Иисусовой имеет два главнейших подразделения или периода, оканчивающиеся чистою молитвою... В первом периоде предоставляется молящемуся молиться при одном собственном усилии; благодать Божия несомненно содействует молящемуся благонамеренно, но она не обнаруживает своего присутствия. В это время страсти, сокровенные в сердце, приходят в движение и возводят делателя молитвы к мученическому подвигу... Во втором периоде благодать Божия являет ощутительно свое присутствие и действие, соединяя ум с сердцем, доставляя возможность молиться... без развлечения, с сердечным плачем и теплотою, при этом греховные помыслы утрачивают насильственную власть над умом (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 270–271). Источник.

* * *

Скорби внешние и внутренние, долженствующие непременно повстречаться на поприще <молитвы Иисусовой>... подобает преодолевать верою, мужеством, смирением, терпением и долготерпением, врачуя покаянием уклонения и увлечения (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 295–296).

* * *

Имя Богочеловека получило в служении молитвенном важнейшее значение, будучи именем... вочеловечившегося Бога, Победителя возмутившихся рабов и созданий – демонов (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 240). Источник.

* * *

Во имя Господа Иисуса даруется оживление душе, умерщвленной грехом. Господь Иисус Христос – Жизнь, и имя Его – живое, оно оживотворяет вопиющих им к Источнику жизни, Господу Иисусу Христу (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 243). Источник.

* * *

Между непостижимыми, чудными свойствами имени Иисуса находится свойство и сила изгонять бесов (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 245). Источник.

* * *

Когда увидим при упражнении Иисусовой молитвой особенное волнение и воскипение страстей – не придем от этого в уныние и недоумение. Напротив того, ободримся и уготовимся к подвигу... как получившие явственное знамение, что молитва Иисусова начала производить в нас свойственное ей действие (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 246). Источник.

* * *

Молитва Иисусова и открывает присутствие бесов в человеке, и изгоняет их из человека (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 246). Источник.

* * *

Только нищий духом, непрестанно прилепляющийся молитвою к Господу по причине непрестанного ощущения нищеты своей, способен раскрыть в себе величие имени Иисуса (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 248). Источник.

* * *

В действии молитвы Иисусовой есть своя постепенность: сперва она действует на один ум, приводя его в состояние тишины и внимания, потом начнет проникать к сердцу, возбуждая его от сна смертного и знаменуя оживление его явлением в нем чувств умиления и плача. Углубляясь еще далее, она мало помалу начинает действовать во всех членах души и тела, отовсюду изгонять грех, повсюду уничтожать владычество, влияние и яд демонов (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 249–250). Источник.

* * *

...<Молитва Иисусова> возводит от земли на небо делателя своего и включает его в число небожителей. Пребывание умом и сердцем на небе и в Боге – вот главный плод, вот цель молитвы; отражение и попрание врагов, противодействующих достижению цели, – дело второстепенное: не должно оно привлекать к себе всего внимания, чтоб сознанием и созерцанием победы не дать входа в себя высокоумию и самомнению... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 251).

* * *

Имя Господа паче всякого имени: Оно источник услаждения, источник радости, источник жизни, оно – Дух, оно животворит, изменяет, переплавляет, боготворит (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 252). Источник.

* * *

Упражняющиеся молением именем Господа Иисуса подвергаются особенным гонениям диавола... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 300). Источник.

* * *

Внимательная молитва, особенно молитва именем Господа нашего Иисуса Христа, при усилии соединять сердце с умом, обличает гнездящегося в сердечной глубине змия, и, уязвляя его, побуждает к движению (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 370). Источник.

* * *

...Желающему непогрешительно заниматься молитвою Иисусовою надо поверять себя, свое упражнение ею, частым чтением... отеческих писаний... (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 114).

* * *

Молитва Иисусова добрые расположения укрепляет, а недобрые навеяния дурных мыслей и страстных движений разгоняет и подавляет (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 94). Источник.

* * *

Молитва Иисусова – первое орудие и всемощное... Не выпускай его из рук (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 141). Источник.

* * *

Молитва Иисусова в силе своей является не в начале, а в конце; преуспеяния, как цвет и плод (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 162). Источник.

Молитва Господня

...Какая молитва может быть более духовна, как не та, которая предана нам Христом? (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 201).

* * *

Явно, что если имеет кто сколько-нибудь разума, то, не усматривая в себе того же, что в Боге, не осмелится произнести к Нему слова сего и сказать: «Отче», ибо неестественно благому по сущности стать Отцем лукавого поступка, и святому – Отцем оскверненного по жизни, а также Неизменяемому – Отцем превратного, Отцу жизни – Отцем умерщвленного грехом, Чистому и Беспримесному – Отцем опозоривших себя страстями бесчестия, Благодетелю – Отцем любостяжателя, вообще Тому, Кого представляем во всяком добре – Отцем пребывающих в каком-либо зле. Если кто, видя себя имеющим еще нужду в очищении и порочную совесть свою признавая исполненную скверн и дурных отметок, прежде нежели очистился от таких и столь многих худых свойств, включит себя в родство с Богом, и неправедный Праведному, нечистый Чистому скажет: «Отче», то речение сие прямо будет оскорблением и злословием, если только именует он Бога Отцем собственной своей порочности. Ибо слово «отец» означает причину от него происшедшего. Посему если порочный совестью назовет Бога Отцем своим, то не иное что сим выскажет, а то, что Бог есть начало и виновник собственных его худых свойств (свт. Григорий Нисский, 18, 405–406). Источник.

* * *

...Когда Господь учит нас в молитве называть Бога Отцем, не иное что, кажется мне, делает, как узаконивает возвышенный и выспренний образ жизни, потому что истина учит нас не лгать, не говорить о себе того, чего в нас нет, не именовать себя тем, чем мы не были, но, называя Отцем своим Нетленного, Праведного и Благого, родство сие оправдывать жизнию. Поэтому видишь ли, сколько потребно нам приуготовления, какая нужна жизнь, сколько и какой требуется тщательности, чтобы с возвышением нашей совести достигнуть такой меры дерзновения и осмелиться сказать Богу: «Отче»? Ибо если в виду у тебя деньги, если озабочен ты житейскою прелестию, если домогаешься людской славы, если служишь наиболее страстным пожеланиям, и потом приемлешь в уста такую молитву – что, думаешь, скажет Тот, Кто видит твою жизнь и слышит молитву? Такие, кажется мне, слышу слова, как бы Самим Богом изрекаемые подобному человеку: «И ты, растленный по жизни, называешь своим Отцем Отца нетления? Для чего нечистым своим голосом оскверняешь чистое имя? Для чего речение это употребляешь лживо? Для чего оскорбляешь нескверное естество? Если ты чадо Мое, то, без сомнения, и жизнь твоя должна носить на себе черты Моих благ. Не признаю в тебе образа Моего естества; черты твои противоположны. Кое общение свету ко тьме? (ср.: 2Кор. 6, 14). Какое сродство у жизни и смерти? Какая близость у чистого по естеству с нечистым? Велико расстояние между благодетелем и любостяжательным, непримиримо противление милостивого с неумолимым. Иный отец злых в тебе свойств. Мои порождения украшаются добрыми отеческими качествами, сын милостивого – милостив, чистого – чист, нетленного – чужд растления, и вообще благого благ, правдивого – правдив. А вас не знаю, откуда вы». Посему, пока не стали мы чистыми по жизни, опасно отваживаться на сию молитву и Бога именовать Отцем своим (свт. Григорий Нисский, 18, 407–408). Источник.

* * *

...Наша жизнь, утратив общение в добре, отпала и от Божией воли. Посему научаемся мы в молитве в такой мере очищать нашу жизнь от худого, чтобы, как в небесном жительстве, и в нас беспрепятственно управляла Божия воля, так чтобы можно было иному сказать: «Как в Престолах, Началах, Властях, Господствах, и во всякой премирной силе совершается Твоя воля, и никакой порок не препятствует действию добра, так и в нас да совершается доброе, чтобы, по истреблении всякого порока, в душах наших благоуспешно исполнялась во всем Твоя воля» (свт. Григорий Нисский, 18, 439). Источник.

* * *

Поскольку... все, кто одного с нами естества, всегда непременно участвуют в погрешностях естества, то, припадая в молитве к Богу, просим поэтому оставить нам долги. Но не приемлется таковой глас и не достигает Божественного слуха, если не вопиет вместе и паша совесть, что оказанною милостию делиться с другими – прекрасное дело. Ибо кто рассуждает, что человеколюбие прилично Богу (а если бы не признавал приличным, не стал бы просить у Бога неприличного и несообразного), от того справедливость требует собственными своими делами подтвердить суждение о прекрасном деле, чтобы самому не услышать от Праведного Судии: врачу, исцелися сам (Лк. 4, 23). Меня умоляешь о человеколюбии, которым не делишься ты с ближними. Просишь об оставлении долгов, почему же сам мучишь должника? Умоляешь, чтобы рукописание на тебя было изглажено, а сам тщательно хранишь договоры с занявшими у тебя в долг? Просишь об уменьшении счета долгов, а сам данное в долг приращаешь лихвою? Твой должник в темнице, а ты в молитвенном доме? Он страдает за долги, а ты испрашиваешь оставления долга? Твоя молитва не услышана, потому что заглушает ее голос страждущего. Если разрешишь телесный долг, разрешены будут тебе душевные узы. Если простишь, прощено будет и тебе, сам будешь своим судьею, сам себе предпишешь закон, расположением к лежащему у ног твоих произнося свыше приговор о себе (свт. Григорий Нисский, 18, 463–464). Источник.

* * *

...<Христос> дал нам образец молитвы, научая (нас), что быть услышанным (Богом) зависит не от множества слов, а от бдительности души (свт. Иоанн Златоуст, 47, 793).

* * *

...Образ молитвы <Отче наш> предложен нам от Самого Судии, Которого мы должны умолять ею. Здесь нет прошения и даже воспоминания ни о богатстве, ни о почестях, ни о власти и силе, ни о телесном здравии или временной жизни. Творец вечности не хочет, чтобы мы просили у Него чего-нибудь суетного, маловажного и временного. Итак, тот нанесет величайшее оскорбление Его величеству и благости, кто, презрев сии вечно благие прошения, захочет умолять Его о чем-либо скоропреходящем и тленном; такой человек маловажностью прошений скорее навлечет на себя негодование Судии своего, нежели привлечет Его благоволение (прп. авва Исаак, 56, 339–340).

* * *

Дивишься ты, кажется, краткости Господней молитвы, а меня всегда изумляло и изумляет это в кратких словах высокое любомудрие. Ибо если не трудно произношение слов, то не вместе и силы слов; потребен не слышатель слов только, но и исполнитель дел. Посему полагаю, что преступает всякий предел дерзости, кто не исполняет того, что прилично благоискусному сыну, но осмеливается Владыку называть Отцем, хотя делает то, чем бесславится имя Божие, однако же решается произносить: да святится имя Твое, служа одним из первых оруженосцев у мучителя, отваживается выговорить: да приидет Царствие Твое, т. е. к угнетенным под властью мучителя да приидет победоносный Царь, подающий неодолимую помощь в борьбе с грехом. И, не исполняя на деле ничего угодного Богу, принимает еще на себя лицемерный вид добродетели и говорит: да будет воля Твоя, якоже на небеси и на земли. Предавшись роскоши и расточительности, отложив многое в запас не только на пропитание, но и для чревоугодия, смеет молиться: хлеб наш насущный (т. е. или приличный душе, или достаточный для плоти) даждь нам днесь; тогда как словом днесь указывает Господь на попечение об едином дне, потому что, мыслительную силу души возводя к высшему любомудрию, определяет и самое время прошения. Потом, хотя сам недоступен и жесток, но говорит: остави нам долги наша; сам злопамятен и безмерно мстителен, но говорит: якоже и мы оставляем должником нашим; сам себя ввергает в искушение и пролагает всякие пути, ведущие к опасности, но говорит: не введи нас во искушение, – что представляется смешным, лучше же сказать, достойным всякого негодования. А сие, охотно следовать за врагом... и сказать: но избави нас от лукавого – выше всякой насмешки. И на словах выражать: яко Твое есть Царствие, и сила, и слава (Мф. 6, 9–13), а на деле пренебрегать Того, Кто источает всякую силу и славу, это уже вовсе непростительно. Посему сказать Отче наш имеют право те одни, которые по чудном рождении в Божественном крещении, по новому и необычайному закону чревоношения показывают в себе, что они истинные сыны, и сие: да святится имя Твое, – те, которые не делают ничего достойного осуждения; и сие: да приидет Царствие Твое, – те, которые избегают всего, что доставляет удовольствие; мучителю; и сие: да будет воля Твоя, – те, которые изъявляют это своими поступками; и сие: хлеб наш насущный дождь нам днесь, – те, которые отказываются от роскоши и от расточительности; и сие: остави нам долги наша, – те, которые прощают прегрешившим пред ними; и сие: не введи нас во искушение, – те, которые ни себя самих, ни других не ввергают в оное; и сие: избави нас от лукавого, – те, которые ведут непримиримую брань с сатаною; и сие: яко Твое есть Царствие, и сила, и слава (Мф. 6, 9–13), – те, которые трепещут словес Божиих и показывают их в самих делах. Ибо познание молитвы в такой же мере бывает успешно, в какой преуспевают нрав и жизнь молящегося (прп. Исидор Пелусиот, 61, 411–413). Источник.

* * *

Прошения, из которых состоит молитва Господня, – прошения даров духовных, приобретенных человечеству Искуплением. Нет слова в молитве о плотских, временных нуждах человека (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 238). Источник.

* * *

Молитва Господня дарована человекам прежде, чем совершилось окончательно их искупление: они названы сынами и призваны к правам сынов прежде усыновления, прежде возрождения крещением, прежде участия в Тайной вечери, прежде обновления Святым Духом. Молитва Господня дарована грешникам (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 239). Источник.

* * *

Молитва Господня не соделывает ненужными или излишними прочих молитвословий, принятых и установленных Святою Церковью: она составляет собою сущность их... (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 248). Источник.

Церковная молитва

Если молитва двоих имеет великую силу, то сколько сильнее молитва епископа и целой Церкви? Поэтому, кто не ходит в общее собрание, тот уже возгордился и сам осудил себя, ибо написано: Бог гордым противится (1Пет. 5, 5). Постараемся же не противиться епископу, чтобы нам быть покорными Богу (сщмч. Игнатий Богоносец, 94, 271–272).

* * *

...Молиться, конечно, можно и дома, но молиться так, как в церкви, где такое множество отцов, где единодушно воссылается песнь к Богу, дома невозможно (свт. Иоанн Златоуст, 44, 521). Источник.

* * *

Для того и предстоят священники, чтобы молитвы народа, как слабейшие, соединясь с их молитвами сильнейшими, вместе с ними восходили на небо (свт. Иоанн Златоуст, 44, 521). Источник.

* * *

Ты не будешь так скоро услышан, молясь Владыке у себя, как молясь со своими братьями (свт. Иоанн Златоуст, 44, 521). Источник.

* * *

Можешь молиться <и дома>, но эта молитва имеет не столь великую силу, как та, которая совершается вместе с сочленами, когда все тело Церкви единодушно и единогласно воссылает прошение, в присутствии священников, возносящих молитвы всего народа (свт. Иоанн Златоуст, 49, 472).

* * *

Молясь сами по себе, мы бываем слабы, а когда соберемся, становимся более сильными; потому мы и молим Бога всенародно и со взаимною помощью (свт. Иоанн Златоуст, 49, 472). Источник.

* * *

В церковь входи, как на небо, – и в ней не говори, и не помышляй ни о чем земном (прп. Нил Синайский, 90, 290). Источник.

* * *

Есть семь классов лиц, о спасении коих потребна молитва Церкви: погибшие, плененные, заблудшие, уязвленные, падающие, восставшие, шествующие. Есть еще и восьмой класс совершенные, которые, задняя забывая, все в передняя простираются. Каждый из этих восьми классов имеет нужду в особой молитве Церкви Божией о спасении его: погибшие имеют нужду в молитве о том, чтобы их взыскал и обрел Вездесущий Бог, для Которого явны и ад, и пагуба; плененные, т. е. порабощенные (страстям и диаволу), – чтобы их освободил Божественною благодатию Своею Тот, Кто все содержит и над всем господствует, потому что такого рода порабощенник не может освободиться сам собою; заблудшие – чтобы просветила их Божественная благодать и направила на путь истины, как учит и псалом: настави мя, Господи, на путь Твой, и пойду во истине Твоей (Пс. 85, 11); уязвленные, т. е. сокрушенные, – чтобы их уврачевал и поднял с одра Господь, потому что ни один из уязвленных не может исцелиться и стать на ноги собственною своею силою; падающие, т. е. те, которые впадают в грехи, – да укрепит их великомощная десница Всевышнего Бога, чтоб они не падали; восставшие, т. е. те, которые перестали грешить, – да утвердит их Божественная благодать, чтоб они не низвергались более; в ров сей; шествующие, т.е. те, которые подвизаются в добродетелях, – да шествуют без преткновений, и Ангел Господень да устраняет камни и препятствия с долгой и тесной стези добродетелей... восьмой же класс, т. е. совершенные, – чтоб не гордились и не думали о себе, что они лучше других, но скорбели и сокрушались, чувствуя, что они ниже всех, и сознавая, сколь многого еще недостает им до той истинной высоты, которая выше всего... Итак, сам ли кто восхощет, по любви Божией, или упрошен будет другими помолиться о каком либо из показанных восьми классов, пусть позаботится сделать молитву свою сообразною с каждым из них, чтоб не потрудиться понапрасну, испрашивая того, что несообразно с тем или другим. Ибо в таком случае как можно, чтоб услышал его Бог? (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 141–143). Источник.

* * *

...Вниди в клеть твою, и натворив двери твоя, помолися Отцу твоему Иже в тайне: и Отец твой, видяй в тайне, воздаст тебе нее (Мф. 6, 6). Это Он говорит не потому, что заповедует отвращаться собраний в храме и (общей) молитвы, и псалмопения, ибо в таком случае не говорил бы тогда Ему Псалмопевец-Пророк: Посреде Церкве воспою Тя (Пс. 21, 23), и – исповемся Тебе в людех, Господи, воспою Тебе во языцех (Пс. 56, 10), и – молитвы моя воздам пред боящимися Тя, Господи (ср.: Пс. 21, 26); и к нам: в церквах благословите Бога (Пс. 67, 27) (свт. Григорий Палама, 26, 77).

* * *

Церковные молитвословия содержат в себе пространное христианское догматическое и нравственное богословие: посещающий неупустительно церковь и тщательно внимающий ее чтению и песнопению может отчетливо изучить все нужное для православного христианина на поприще веры (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 181–182). Источник.

* * *

...Нет лучшего способа к раскрытию умно-сердечной молитвы, как бывать в церкви на церковных службах (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 58). Источник.

* * *

...Внутренней молитвы ничто так не разогревает, как храм (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 13). Источник.

Покаянная молитва

Если приносишь молитвы твои со смиренномудрием, как недостойный, то оные благоприятны будут Богу (прп. авва Исаия, 59, 56).

* * *

...Обрати сердце свое к молитве, чтобы обратилась к тебе благодать <Божия>. Иди путем покаяния, чтобы сретило тебя человеколюбие Его (прп. Ефрем Сирин, 33, 134).

* * *

Ты приходишь молиться Богу и между тем окружаешь себя золотыми украшениями и головными уборами? Разве ты пришла плясать или принять участие в брачном пире? Разве ты явилась на торжественное шествие? Там уместны золотые украшения, там головные уборы, там дорогие платья. А здесь ничего этого не нужно. Ты пришла просить, молиться о грехах своих, молитву приносить о своих преступлениях, умолить Господа, чтобы склонить Его к милосердию. Зачем же украшаешь себя? Этот наряд неприличен для той, которая молится. Как можешь ты воздыхать? Как можешь плакать? Как можешь усильно молиться, будучи одета в такой наряд? Если и будешь плакать, то слезы твои покажутся достойными смеха для того, кто будет видеть их, – потому что плачущей не следует носить золота. Это лицемерие и притворство. И в самом деле, как же не лицемерие, когда та же самая душа, от которой родилось и это великолепие и тщеславие, та же самая (душа) и слезы проливает? Удали от себя все это притворство (свт. Иоанн Златоуст, 54, 673). Источник.

* * *

...Человеколюбивый Владыка Христос приемлет и нечистую молитву, устами нечистыми с великим смирением приносимую (прп. Нил Синайский, 72, 347). Источник.

* * *

Не фарисейски, а мытарски молись в священном месте молитвы, чтобы и тебе быть оправданным от Господа (прп. Нил Синайский, 90, 236). Источник.

* * *

...Кто познал, что имеет нужду в Божией помощи, тот совершает много молитв (прп. Исаак Сирин, 58, 329). Источник.

* * *

Молитва покаяния дана всем без исключения, дана и обладаемым (трастами, и подвергающимся насильственно падениям... Но вход в сердце для молитвенного священнодействия возбранен для них... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 273). Источник.

* * *

Истинная молитва есть голос истинного покаяния. Когда молитва не одушевлена покаянием, тогда она не исполняет своего назначения, тогда не благоволит о ней Бог (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 161). Источник.

* * *

Хотя бы кто стоял на самой высоте добродетелей, но если он молится не как грешник, молитва его отвергается Богом (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 162). Источник.

* * *

...От сильного тела требуется при молитве труд; без него сердце не сокрушится, молитва будет бессильною и неистинною (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 162). Источник.

* * *

Во время молитвы не ищи восторгов, не приводи в движение твоих нервов, не горячи крови. Напротив, содержи сердце в глубоком спокойствии, в которое оно приводится чувством покаяния... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 164). Источник.

* * *

Если благоугодно Богу оставить подвижника при молитве покаяния, то да остается он при ней, да не ищет высшего состояния... в твердом убеждении, что оно не приобретается человеческим усилием, – даруется Богом. Пребывание в покаянии есть залог спасения. Будем довольствоваться этим состоянием; не будем искать состояния высшего (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 258). Источник.

* * *

Глубокое и точное познание падения человеческого весьма важно для подвижника Христова: только из этого познания, как бы из самого ада, он может молитвенно, в истинном сокрушении духа, воззвать ко Господу... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 375). Источник.

* * *

...Точка опоры <молитвы> есть дух сокрушен (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 103).

* * *

Чувствовать себя осужденником в час молитвенный кто-то из отцов поставил в существо молитвы (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 185–186). Источник.

Слезная молитва

Великий дар – слезы в молитве, а увлекаться бесовскими помыслами – то же, что смерть (прп. Ефрем Сирин, 30, 170). Источник.

* * *

...Если кто молится с любовью и слезами, в чистом сердце, то Самого Бога, как в зеркале, отражает в уме своем (прп. Ефрем Сирин, 30, 370). Источник.

* * *

Кто молится со слезами... тот с каждым днем приносит новые плоды (прп. Ефрем Сирин, 31, 98).

* * *

Прекрасна молитва с воздыханиями и слезами, особенно если слезы проливаем безмолвно (прп. Ефрем Сирин, 31, 102). Источник.

* * *

Потребно нам усильное восхождение к Богу, чтобы уразуметь, в чем мы обнищали, ибо не приидем вожделение истинных благ, если не поймем своей в них нищеты. Но каким-то одушевленным и внутренним соделается глас молитвы, когда узнаем, в чем мы обнищали, когда придем в уныние от замедления в исполнении желаемого, и в таком случае изольется моление наше, вместо слов, слезами из очей (свт. Григорий Нисский, 19, 73). Источник.

* * *

...Молитва напряженная и исполненная слез умиления может с великою силою приклонять Бога к принятию молитвы... (свт. Иоанн Златоуст, 48, 407).

* * *

Не возносись, изливая слезы в молитве твоей, ибо Христос коснулся очей Твоих, и ты прозрел умственно (прп. Марк Подвижник, 69, 8).

* * *

Слезы во время молитвы – признак Божией милости, которой сподобилась душа в покаянии своем, признак того, что молитва принята и слезами начала входить на поле чистоты (прп. Исаак Сирин, 58, 144). Источник.

* * *

Сердце доброе с радостью источает слезы в молитве (прп. Исаак Сирин, 58, 301). Источник.

* * *

Пищу приправляют обыкновенно маслом и солью; целомудрие же и слезы воскрыляют молитву (прп. Иоанн Лествичник, 57, 235). Источник.

* * *

Если в лоно души не внидут словеса молитвы, то слезы не омоют ланит души (прп. Илия Екдик, 91, 476).

* * *

...Братия мои, и отцы, и чада, умоляю вас всех вместе и даю вам это, как душеспасительное правило, потщитесь положить начало такому делу добродетели или, лучше сказать, делу Божию... чтоб, если возможно, ни одна служба не проходила без слез. Ибо если навыкнешь ты, брате мой, это делать, то в короткое время преуспеешь, возрастешь духом и достигнешь в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова. Когда станешь ты понуждать себя к тому, чтоб не проходило ни одной службы церковной без слез, то со временем так навыкнешь сему доброму делу, что слезы сделаются для тебя как бы естественными. Тогда душа твоя начнет питаться и псалмами, какие будешь читать или слушать, и тропарями, и воспринимать в себя божественные мысли их, и ум твой посредством читаемого <будет> восходить горе и возвышаться в созерцание мысленного. Тогда станешь наконец плакать с великою сладостию и, находясь в церкви, чувствовать, что находишься будто среди святых Ангелов (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 210).

* * *

Плач должен быть неотъемлемым качеством молитвы нашей, ее постоянным, неразлучным спутником и споспешником, ее душою... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 164). Источник.

* * *

<Умная, сердечная и душевная> молитва весьма часто... сопровождается слезами. Человек тогда отчасти познает, что значит блаженное бесстрастие. Он начинает ощущать чистоту, а от чистоты живой страх Божий, снедающий дебелость плоти наводимым странным, доселе незнакомым человеку, ужасом от ясного ощущения предстояния своего пред Богом... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 219).

* * *

Действуй молитвою, воодушевленною плачем. Такая молитва – пламенное оружие, попаляющее страсти, прогоняющее духов отверженных (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 431). Источник.

Просительная молитва

...Сколько кто либо молится о клевещущих на него и порицающих его, столько Бог удостоверяет (в истине) враждующих на него и подает ему успокоение через чистую и продолжительную молитву. И не для того говорим мы подробно просимое нами, чтобы учить Сердцеведца Бога, но чтобы самим нам прийти от сего в умиление. И как желающие более пребыть с Ним старательно умножаем слова, благодаря Его и исповедуясь Ему... как говорит Златоуст о блаженном Давиде, что это не есть многословие и не разноречие если одно и то же изречение или подобное ему, произносится многократно, но Пророк (делает это) побуждаемый любовью, и для того, чтобы слово молитвы впечатлелось в уме молящегося или читающего. Бог знает все, прежде нежели оно происходит, и Ему нет надобности слышать разговор, но мы имеем в этом нужду, чтобы знать, чего мы просим и о чем молимся, дабы навыкнуть нам благоразумию и через прошения быть привязанными к Богу; чтобы обуреваемые помыслами, и, находясь вне памятования о Боге, мы не были побеждены врагами, но при помощи молитвы и поучения в Божественных Писаниях приобрели усвоение добродетелей... (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 216–217).

* * *

...Если кто водимый Святым и человеколюбивым Духом, не мечтая о самом себе, но уничижая себя, чтобы возвысить других, возопиет духом, испрашивая чего-либо великого и не произнесет ничего недостойного и низкого, выражающего искание земного и мирского, то вопль сего просящего услышан будет Господом (свт. Василий Великий, 5, 254). Источник.

* * *

Взывание праведных есть мысленное, и оно в потаенности сердца раздается велегласно, и может достигать до самого слуха Божия. Ибо кто просит великого и молится о небесном, тот взывает и воссылает к Богу молитву, которая бывает услышана (свт. Василий Великий, 5, 264–265). Источник.

* * *

Молящемуся не должно говорить лишнего, прося у Господа чего либо тленного и недостойного (свт. Василий Великий, 7, 363).

* * *

Молясь... смотри, не попроси одного вместо другого и не прогневай Господа; не проси ни имения, ни славы человеческой, ни власти, ни другого чего преходящего, но проси Царствия Божия... (свт. Василий Великий, 9, 320).

* * *

...Молитвою своею не наведи на себя негодования, но проси себе того, что достойно Царя Бога. А прося того, что достойно Бога, не отступай, пока не получишь (свт. Василий Великий, 9, 322). Источник.

* * *

...В молитве должно просить не исполнения собственной своей воли, но предоставлять все Богу, домостроительствующему полезное (свт. Василий Великий, 11, 250).

* * *

...Как в делах обыкновенных не рассуждающий о том, чем достигается какое-либо из благих желаний, но осуетившийся неисполнимыми пожеланиями, как человек неразумный и жалкий, в этих грезах тратит время, в которое мог бы подумать, как сделать для себя что-либо полезное: так и тот, кто во время молитвы устремлен не к тому, что полезно душе, но просит Бога оказать благоволение к страстным движениям его ума, как человек нелепый есть действительно лишшеглаголивый, молящийся о том, чтобы Бог стал содейственником и служителем его суетностей. Скажу для примера: приступает кто-либо с молитвою к Богу, и не уразумев умом высоты того могущества, к какому приступает, сам того не понимая, оскорбляет сие величие срамными и низкими прошениями. Как если кто, по чрезвычайной бедности или грубости, глиняные сосуды почитая для себя многоценными, а потом, пришедши к царю, готовому раздавать богатства и чины, отложив в сторону прошения, какие прилично предлагать царю, станет у почтенного таким саном просить, чтобы из глины лепил, что для него желательно, так и невежественно пользующийся молитвою не возносится сам до высоты Дающего, а, напротив того, желает Божественное могущество низвести до собственного своего низкого и земного пожелания, и поэтому страстные стремления простирает к Тому, Кто видит сердца, и простирает не для того, чтобы уврачевал неуместные движения сердца, но чтобы соделалось оно еще худшим, когда лукавое сие стремление, при содействии Божием, увенчается делом (свт. Григорий Нисский, 18, 390–391). Источник.

* * *

...Невозможно, чтобы просящие от Бога целомудрия, и справедливости, и кротости, и честности не получили согласно своей молитве (свт. Иоанн Златоуст, 45, 832). Источник.

* * *

Наступившую бурю ты увидел? Напряженно проси Бога – пронести это волнение и водворить после бури тишину (свт. Иоанн Златоуст, 46, 328). Источник.

* * *

Разве не может Он <Господь> и прежде нашего прошения подать нам? Но Он потому ожидает (нашего прошения), чтобы иметь случай праведно удостоить нас Своего Промышления (свт. Иоанн Златоуст, 47, 321).

* * *

Тогда наиболее Господь слышит нас, когда мы призываем Его скорбною душою и сокрушенным сердцем в прилежной молитве (свт. Иоанн Златоуст, 47, 422).

* * *

Человеколюбив Господь наш, и не столько внемлет, когда другие молят Его о нас, сколько когда мы сами (молим о себе) (свт. Иоанн Златоуст, 47, 493).

* * *

Научимся тому, чтобы когда предпринимаем ли что-нибудь, беремся ли за какое-либо дело, или отправляемся в путешествие, прежде всего возносить молитвенную жертву Господу, и не иначе, как испросив Его помощи, начать предпринимаемое дело (свт. Иоанн Златоуст, 47, 689).

* * *

...Молящемуся прежде всего нужно иметь твердую веру, и тогда просимое непременно получится (свт. Иоанн Златоуст, 48, 11).

* * *

Почему же, скажешь, многие бывают не услышаны? Потому, что просят бесполезного. В таком случае быть неуслышанным лучше, чем быть услышанным. Поэтому, будем ли мы услышаны, не станем радоваться этому; будем ли не услышаны, станем прославлять Бога и за это. Источник.

В самом деле, когда мы просим бесполезного и бываем не услышаны, тогда от самого неполучения того, чего просим, мы получаем пользу. А иногда мы просим нерадиво; тогда Бог медлительностью подаяния научает нас большему усердию в молитве, – и это немаловажная польза (свт. Иоанн Златоуст, 48, 23). Источник.

* * *

Чтобы быть услышанным от Бога, это зависит от следующих условий: во-первых, если мы достойны получить просимое; во вторых, если мы молимся согласно с законами Божиими; в-третьих, если молимся непрестанно; в-четвертых, если не просим ничего житейского; в пятых, если просим полезного; в-шестых, если исполняем должное и с своей стороны (свт. Иоанн Златоуст, 48, 05). Источник.

* * *

...Хотя бы мы были недостойны, однакож неотступными молениями можем сделать себя достойными получить (просимое) (свт. Иоанн Златоуст, 51, 144).

* * *

Бог более хочет, чтобы Его просили мы сами за свои прегрешения, чем другие за нас (свт. Иоанн Златоуст, 55, 486).

* * *

...Без колебания неверием надобно быть настойчивым в молитвах и не надобно сомневаться, что постоянством их получим все, что будем просить у Бога. Ибо Господь, желая доставить вечные и небесные блага, увещевает, чтобы мы неотступностью некоторым образом вынуждали Его, и Он нас, докучающих, не только не презирает, не отвергает, но еще побуждает, хвалит и благосклонно обещает доставить нам все, чего настойчиво будем ожидать... (прп. авва Исаак, 56, 345–346).

* * *

...Всякий молящийся должен знать, что он наверно не будет услышан, когда будет сомневаться в услышании (прп. авва Исаак, 56, 346). Источник.

* * *

В молитве проси только правды и Царствия, т. е. добродетели и ведения, и прочее все приложится тебе (см.: Мф. 6, 33) (прп. Нил Синайский, 71, 180). Источник.

* * *

Если... преслушаешь, пренебрегши Владыку всяческих, то сделаешь, что и молящиеся о тебе праведники не будут услышаны (прп. Нил Синайский, 73, 228). Источник.

* * *

Не молись, да будет по желаниям твоим; ибо они не во всем бывают согласны с волей Божией, Но лучше молись, как научен, говоря: да будет на мне воля Твоя (Мф. 6, 10). И во всяком деле так проси Его, ибо Он всегда желает доброго и полезного душе твоей, а ты не всегда этого взыскиваешь (прп. Нил Синайский, 90, 226). Источник.

* * *

Молись, во-первых, о том, чтоб очиститься от страстей, во-вторых, о том, чтоб избавиться от неведения и забвения, и, в-третьих, о том, чтоб избавлену быть от всякого искушения и оставления (прп. Нил Синайский, 90, 227).

* * *

Не скорби, не получая тотчас от Бога того, о чем просишь. Он хочет доставить тебе большее благодеяние тем самым, что заставляет тебя с терпением долее предстоять Ему в молитве. Ибо что выше, как простирать беседу к Богу и объяту быть общением с Ним (прп. Нил Синайский, 90, 227).

* * *

Если не получил еще ты дара молитвы или псалмопения, то проси неотступно и получишь (прп. Нил Синайский, 90, 284). Источник.

* * *

...Проси неотступно и с несомненным расположением, хотя не совершен ты в добродетельной жизни, немощен и ничего не достоин, – и получишь великое (см.: Лк. 11, 13) (прп. Иоанн Карпафский, 91, 94).

* * *

Проси досточестного у Дающего без зависти, чтобы за мудрое свое хотение принять от Него и почесть (прп. Исаак Сирин, 58, 33). Источник.

* * *

Если просишь чего у Бога, и Он медлит услышать тебя вскоре, не печалься, потому что ты не премудрее Бога (прп. Исаак Сирин, 58, 35). Источник.

* * *

Прежде всего изобразим на хартии нашего моления искреннее благодарение Богу; потом исповедание грехов и сокрушение души в чувстве; после сего да представляем Царю всяческих наши прошения (прп. Иоанн Лествичник, 57, 234). Источник.

* * *

Предметы молитвы нашей должны быть духовные и вечные, а не временные и вещественные. Основная и первоначальная молитва должна состоять из прошений о прощении грехов (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 516). Источник.

* * *

Воспрещено нам плотское; многословие и витийство в молитве, воспрещены прошения о земных благах и преимуществах, прошения, которыми одними преисполнены молитвы язычников и подобных язычникам плотских людей... (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 240). Источник.

Дерзновение в молитве

Будь мирен со всеми, чтобы иметь дерзновение в молитве (прп. авва Исаия, 89, 351).

* * *

...Какое холодное у многих рассуждение? Говорят: «Не имею дерзновения, покрыт я стыдом, и не могу отверзсть уст». – Сатанинский это страх, прикровение это лености; диавол хочет заградить дверь, которою можем войти к Богу. Нет у тебя дерзновения? Но великое уже дерзновение и это самое – почитать себя не имеющим дерзновения, так как крайний стыд и осуждение – почитать себя имеющим дерзновение. Ибо если и много у тебя заслуг, и не сознаешь за собой ничего худого, но считаешь себя имеющим дерзновение, то лишился ты всех плодов молитвы. А если носишь на совести тмочисленные бремена грехов, убедишь себя только в том, что ты последний из всех, то великое будешь иметь дерзновение пред Богом (прп. Ефрем Сирин, 32, 408).

* * *

Когда бодрствуешь в молитве, то помышляй не об усталости, причиняемой бодрствованием, а о дерзновении, доставляемом молитвою (свт. Иоанн Златоуст, 45, 758). Источник.

* * *

...<Не говори>: я грешник, я не имею дерзновения, у меня нет молитвы. Кто не думает, что он имеет дерзновение, тот имеет дерзновение, но кто думает, что он имеет дерзновение, тот потерял дерзновение, подобно фарисею, а кто считает себя отверженным и презренным, тот особенно и будет услышан, подобно мытарю (свт. Иоанн Златоуст, 40, 383).

* * *

Как фимиам и сам по себе хорош и благовонен, но особенно издает благоухание тогда, когда бывает положен на огонь, так и молитва и сама по себе хороша, но бывает лучше и благовоннее тогда, когда приносится от души пламенеющей ревностью, когда душа становится кадильницею и возжигает в себе сильный огонь (свт. Иоанн Златоуст, 48, 481).

* * *

Подлинно, ничто так не преграждает ему <демону> путь к нам, как усердная молитва (свт. Иоанн Златоуст, 55, 517).

* * *

Иногда лишь станешь на молитву, тотчас начнешь молиться хорошо; а иногда, и много потрудившись, не улучишь этой желанной цели; (и сие попускается тебе для того), чтобы ты еще усерднее взыскал (молитвы) и, получив, имел молитву совершенно исправном), безопасною от окрадения (прп. Нил Синайский, 90, 220). Источник.

* * *

...Дерзновение пред Богом бывает следствием частого с Ним собеседования и многой молитвы (прп. Исаак Сирин, 58, 299). Источник.

* * *

Не думай, что человек, привязанный к телесному, возымеет в молитве дерзновение пред Богом (прп. Исаак Сирин, 58, 401). Источник.

* * *

В какой мере вступил кто в подвиг ради Бога, в такой сердце его приемлет дерзновение в молитве его (прп. Исаак Сирин, 58, 404). Источник.

* * *

...Приступай к Богу с глубочайшим смиренномудрием, и получишь у Него большее дерзновение (прп. Иоанн Лествичник, 57, 234). Источник.

* * *

Ум тогда лишается дерзновения к Богу, когда бывает собеседником с помыслами злыми и нечистыми (прп. Максим Исповедник, 91, 184).

* * *

Непарительность, доступная человеку, даруется Богом в свое время такому подвижнику молитвы, который постоянством и усердием в подвиге докажет искренность своего желания стяжать молитву (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 262). Источник.

Ночная молитва

Со слезами молись ночью, так, чтоб никто не ощутил, что ты молишься, – и обрящешь благодать (авва Евагрий, 89, 615).

* * *

Великое дело – среди глубокой ночи, когда спят все люди, звери и скот, когда господствует глубочайшая тишина, тебе одному бодрствовать и дерзновенно беседовать с общим всех Владыкою (свт. Иоанн Златоуст, 45, 758).

* * *

Сладок сон? Но нет ничего слаще молитвы <ночной> (свт. Иоанн Златоуст, 45, 758).

* * *

...Научимся неотступно и постоянно прилежать к молитве, и днем и ночью, и особенно ночью, когда никто не смущает, когда ум спокоен, когда великая тишина и нет никакого волнения в доме, никто не препятствует нам заняться молитвою и не отвлекает от нее, когда возбужденная душа может обстоятельно высказать все Врачу душ (свт. Иоанн Златоуст, 47, 322).

* * *

Преклони колена, воздыхай, моли Господа твоего быть милостивым к тебе; Он особенно преклоняется (на милость) ночными молитвами, когда ты время отдохновения делаешь временем плача (свт. Иоанн Златоуст, 52, 248–249). Источник.

* * *

...Растения восстанавливают свои силы... во время ночи; тогда особенно и душа еще более их принимает в себя росу. Что днем накаляется солнцем, то освежается ночью. Ночные слезы лучше всякой росы нисходят и на пожелания и на всякое пламенное разжжение, и не попускают потерпеть ничего вредного. Если она не будет питаться этой росою, то будет сожигаться во время дня (свт. Иоанн Златоуст, 52, 250).

* * *

Поверь мне, не столько огонь истребляет ржавчину (металла), сколько ночная молитва – ржавчину грехов наших (свт. Иоанн Златоуст, 52, 250). Источник.

* * *

Всякая молитва, которую совершаем ночью, да будет в очах твоих досточестнее всех дневных деяний (прп. Исаак Сирин, 58, 173).

* * *

Если намерен ты предать душу свою на дело молитвы, очищающей ум, и на пребывание в бодрствовании ночью, чтобы приобрести светлый разум, то удаляйся от зрения мира... (прп. Исаак Сирин, 58, 284). Источник.

Сила молитвы

...Надобно не в словах заключать молитву, а... поставлять более силу молитвы в душенном произволении и в добродетельных делах, непрерывно продолжаемых чрез целую жизнь (свт. Василий Великий, 8, 62).

* * *

Молитва – печать девства, верность брака, оружие путников, страж почивающих, благонадежность бодрствующих, плодоносие земледельцам, спасение плавающих (прп. Ефрем Сирин, 32, 13). Источник.

* * *

Подлинно, не так страшен для волков меч, как для демонов – молитвы праведников (свт. Иоанн Златоуст, 44, 128). Источник.

* * *

Сила молитвы погашала силу огня, обуздывала ярость львов, останавливала войны, прекращала сражения, утишала бури, прогоняла демонов, отверзала врата неба, расторгала узы смерти, отгоняла болезни, отражала злобу, укрепляла колеблющиеся города и свыше посылаемые удары, и человеческие козни, и все вообще бедствия отклоняла молитва. Источник.

...Я говорю не о той молитве, которая бывает только на устах, но о той, которая возносится из глубины души (свт. Иоанн Златоуст, 44, 545–546). Источник.

* * *

...Удивительно ли, что сила молитвы может прекращать человеческие горести, если она легко погашает и истребляет самые грехи? (свт. Иоанн Златоуст, 44, 546). Источник.

* * *

...Когда молитва засияет, как луч, от наших уст и языка, ум наш просвещается, а все безумные и зверские страсти прогоняются, обращаются в бегство и скрываются в свои убежища, если только мы молимся усердно, с напряженною душою и бодрым умом (свт. Иоанн Златоуст, 44, 569). Источник.

* * *

...Молитва прогоняет всякую скорбь, доставляет благодушие, способствует постоянному удовольствию; она есть мать любомудрия (свт. Иоанн Златоуст, 44, 569). Источник.

* * *

...Молитва не только очищает грехи, но прогоняет даже и великие опасности (свт. Иоанн Златоуст, 45, 834).

* * *

...Молитва – непобедимое оружие и надежное охранительное средство, одинаково отгоняющее одного воина, одинаково и многие мириады... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 834). Источник.

* * *

...<Демоны> непрестанно ходят вокруг, высматривая нас, кого бы, неукрепленного молитвой, они могли быстро захватить в плен. Если они заметят, что мы ограждены молитвами, то тотчас поспешно убегают, как разбойники и злодеи, видящие меч, висящий у головы воина (свт. Иоанн Златоуст, 45, 836).

* * *

...Молитвы праведников имеют гораздо большую силу, чем какова (сила) и оружия, и коней, и богатства, и войск (свт. Иоанн Златоуст, 45, 842).

* * *

...Когда ты увидишь какое-либо случившееся затруднение или в супружестве, или в других обстоятельствах, то молись Богу – это единственный самый лучший способ избавиться от случающихся с нами бедствий. Подлинно, молитва есть великое оружие... хотя бы ты был грешником, – посмотри на мытаря, который не был отвергнут, который очистился от такого множества грехов (свт. Иоанн Златоуст, 46, 382–383).

* * *

...Хотя бы ты не разумел силы слов <молитвы>, приучай по крайней мере уста произносить их. И язык освящается этими словами, когда они произносятся с усердием (свт. Иоанн Златоуст, 48, 153).

* * *

Сила молитвы всегда велика, но если молитва соединяется с постом, то делает душу еще более сильною (свт. Иоанн Златоуст, 48, 587).

* * *

Не так рычание льва обращает в бегство диких зверей, как молитва праведника прогоняет демонов, лишь только произнесет он слово, они уже исчезли (свт. Иоанн Златоуст, 52, 464 465).

* * *

Нет ничего сильнее молитвы по действию; и нет ничего полезнее ее для благоугождения Богу (прп. Марк Подвижник, 69, 37). Источник.

* * *

Молитва есть умерщвление понятий, свойственных воле плотской жизни. Ибо молящийся прилежно есть то же, что умерший для мира... (прп, Исаак Сирин, 58, 188). Источник.

* * *

...Сила и состоятельность молитвы зависят от исполнения заповедей чрез творение добродетелей... (прп. Максим Исповедник, 91, 299).

* * *

Милосердие к ближним и смирение пред ними, выражаемые наружными делами и питаемые в душе, в совокупности с чистотою сердца, преимущественно от блудных помыслов и ощущений, составляют основание и силу молитвы (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 146). Источник.

* * *

Достоинство молитвы состоит единственно в качестве, а не в количестве. Тогда похвально количество, когда оно приводит к качеству (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 163). Источник.

* * *

Не забудьте, что сила молитвы – дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно (Пс. 50, 19) (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 169). Источник.

* * *

Когда будете смиренны, благодать Божия скоро приведет в силу,., молитву (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 103). Источник.

Польза молитвы

...<Молитва> – это наше духовное ограждение и божественные стрелы, которые могут защитить нас (сщмч. Киприан Карфагенский, 63, 291).

* * *

...Молитвенные слова не просто полезны, но когда произносятся с усердным расположением (свт. Василий Великий, 6, 53). Источник.

* * *

...Молитва будет нам и добрым помощником в сей жизни, пока живем в этой плоти, и отходящим отсюда послужит достаточным напутствием к будущему веку (свт. Василий Великий, 10, 303).

* * *

Будем трудиться в молитве; это – виноградная лоза, вино ее есть утешение (прп. Ефрем Сирин, 34, 302). Источник.

* * *

...Не только честь, но и величайшую пользу доставляет нам молитва еще прежде, нежели мы получим то, чего просим (свт. Иоанн Златоуст, 44, 568).

* * *

Кто может усердно молиться, тот богаче всех, хотя бы он был беднее всех; напротив, кто не прибегает к молитве, тот, хотя бы сидел на царском престоле, беднее всех (свт. Иоанн Златоуст, 44, 569). Источник.

* * *

Подобно тому, как это паше тело, если в нем нет души, мертво и зловонно, так и душа, не побуждающая себя к молитве, мертва и несчастна, и зловонна (свт. Иоанн Златоуст, 45, 832–833).

* * *

...Что могло бы быть славнее молитвы или божественнее, когда она оказывается некоторым противоядием для больных душевно? (свт. Иоанн Златоуст, 45, 833).

* * *

...Лучше предпочесть умереть, чем быть лишенным молитвы в течение только трех дней (см.: Дан. 6, 10) (свт. Иоанн Златоуст, 45, 833).

* * *

...Когда я увижу, что кто-либо не любит молиться и не имеет к ней горячей ревностной любви, то мне уже ясно, что он не владеет в своей душе ничем благородным (свт. Иоанн Златоуст, 45, 833).

* * *

...Ревностно молящиеся не допускают себя до чего-либо недостойного молитвы, но, стыдясь Бога, с Которым только что беседовали, быстро отталкивают от себя всякое коварство лукавого... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 838). Источник.

* * *

...В душу, незнакомую с молитвою и прошением, не может войти ничто содействующее благочестию... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 838).

* * *

Если ты лишишь себя молитвы, то сделаешь то же самое, как если бы ты извлек из воды рыбу, потому что как для той жизнь – вода, так для тебя – молитва (свт. Иоанн Златоуст, 45, 839).

* * *

...Кем бы находящимся в опасности ни овладела молитва, всех она легко избавляет от угрожающих бед. Молитва – причина спасения, виновница бессмертия души, несокрушимая стена Церкви, непоколебимая охрана, страшна для демонов, для нас же, благочестивых, спасительна (свт. Иоанн Златоуст, 45, 843). Источник.

* * *

Великое оружие – молитва... Апостолы оставляли попечение о бедных для того, чтобы иметь более времени для упражнения в молитве (свт. Иоанн Златоуст, 46, 70).

* * *

Великое благо молитва. Если кто, разговаривая с добродетельным человеком, получает от того немалую пользу, то каких благ не получит удостоившийся беседовать с Богом? Молитва есть беседа с Богом (свт. Иоанн Златоуст, 47, 321).

* * *

Если будешь творить постоянные и частые молитвы, занимая все время частым повторением (их), то легко можешь сохранить внимание и самые молитвы будешь творить с большою бдительностью (свт. Иоанн Златоуст, 47, 793). Источник.

* * *

...Где молитва и благодарение, туда приходит благодать Святаго Духа, оттуда прогоняются демоны, и все вражеские силы отступают и обращаются в бегство (свт. Иоанн Златоуст, 47, 798). Источник.

* * *

Кто всегда готов к молитве, тот никогда не впадет в невоздержание и пьянство, никогда не испытает следствий объедения, но сдерживая свои помыслы ожиданием молитвы, как бы уздою, будет в надлежащей мере употреблять все предлагаемое, и тем доставит и душе и телу великое благословение (свт. Иоанн Златоуст, 47, 799).

* * *

Если и случится когда-нибудь встать (из-за стола) в хмелю и опьянении, и тогда не оставляй своей привычки, но и с тяжелою головой, шатаясь и падая, будем молиться и не изменим своему обычаю. Если сегодня ты так помолиться, то завтра исправишь погрешность, сделанную накануне (свт. Иоанн Златоуст, 47, 799). Источник.

* * *

...Так как нам, как людям, свойственно и впасть в беспечность, то, когда пройдет час, другой, третий после молитвы, и ты увидишь, что возбужденный в тебе жар готов мало-помалому охладеть, спеши тотчас опять на молитву и согрей охладевшую свою душу. И если будешь делать это в продолжение всего дня... то не дашь диаволу доступа и входа к твоим мыслям (свт. Иоанн Златоуст, 47,818). Источник.

* * *

...Перелагай все житейские дела свои частыми молитвами, как бы связями из бревен, и таким образом со всех сторон огради жизнь свою (свт. Иоанн Златоуст, 47, 819). Источник.

* * *

Если грешник (мытарь) посредством молитвы сделался праведным, то представь, сколь велик будет праведник, если научится возносить такую же молитву (свт. Иоанн Златоуст, 48, 11).

* * *

...Мы не знаем, как следует, пользы от молитвы, потому что не внимаем ей со всем усердием и не упражняемся в ней по законам Божиим (свт. Иоанн Златоуст, 48, 13).

* * *

Человек, который научился беседовать с Богом, как подобает беседовать с Богом, делается ангелом: так душа его отрешается от уз плоти, так ум его возвышается и переселяется на небо, так он презирает все житейское, так он становится пред самим Престолом Царским, хотя бы он был бедным, хотя бы рабом, хотя бы простолюдином, хотя бы неученым (свт. Иоанн Златоуст, 48, 13). Источник.

* * *

...Как тело очищается водою, так душа – молитвою (свт. Иоанн Златоуст, 48, 41).

* * *

...От молитвы, даже продолжительной, не бывает никакой пользы, если молящийся остается во грехах (свт. Иоанн Златоуст, 49, 16).

* * *

...Если Сам Господь хочет дать <всем>... спасение, то какая, скажешь, нужда в молитве с моей стороны? Это много пользы приносит и им <ближним>, и тебе; их располагает к любви, и тебя не допускает до ожесточения; и это имеет силу привлечь их к вере, так как много таких людей, которые вследствие раздоров между собой отступали от Бога (свт. Иоанн Златоуст, 54, 667).

* * *

Великое благо молитва, если бывает с чувством благодарения, если мы научимся благодарить Бога не только получая (просимое), но и не получая (свт. Иоанн Златоуст, 55, 484).

* * *

Великое благо – молитва, все блага в себе совмещающее, поелику очищает сердце, в коем верующими узревается Бог (прп. Исихий Иерусалимский, 90, 180). Источник.

* * *

Молитва есть ограждение радости и благодарения. Молитва есть врачевство от печали и уныния (прп. Нил Синайский, 71, 176). Источник.

* * *

Если, претерпевая что-либо тяжкое, пребудешь любомудрым, то плод сего обретешь во время молитвы (прп. Нил Синайский, 71, 176–177). Источник.

* * *

Прекрасны молитва и чтение; они прекращают суетное скитание мыслей, связуя помысл, кружащийся над чем не должно, и с пользою удерживая его при себе нимало не развлекаемым в сем прекрасном занятии (прп. Нил Синайский, 90, 241). Источник.

* * *

Призывай Бога, чтобы Он отверз очи сердца твоего и ты увидел пользу молитвы и чтения, опытно уразумеваемого (прп. Марк Подвижник, 89, 520). Источник.

* * *

Пользу молитвы познаем мы из тех препятствий, которые делают нам бесы во время церковных собраний... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 241).

* * *

Молиться Богу весьма хорошее дело и великую приносит пользу молящемуся. Если великая бывает польза от собеседования с земным царем, то сколь большая должна быть от собеседования с Царем Небесным посредством молитвы? (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 76–77).

* * *

Если же <люди> не захотят поучаться <молитве> и не научатся, то будь они мудры, будь невежды, кончат жизнь нечистыми и оскверненными (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 158).

* * *

Да не отходит... от мысли твоей убеждение, что одно возношение ума к Богу и одно смиренное коленопреклонение во славу и честь Бога несравненно более ценно, нежели все сокровища мира... (прп. Никодим Святогорец, 70, 78). Источник.

* * *

Не нужны Богу наши молитвы! Он знает и прежде прошения нашего, в чем мы нуждаемся... Нам необходима молитва: она усвояет человека Богу (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 141). Источник.

* * *

Молитва, как беседа с Богом, сама собою – высокое благо, часто гораздо большее того, которого просит человек, – и Милосердый Бог, не исполняя прошения, оставляет просителя при его молитве, чтоб он не потерял ее... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 142). Источник.

* * *

Есть молитва – живет дух; нет молитвы – нет жизни в духе (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 33).

* * *

Если в молитве не будете успевать, не ждите успеха и ни в чем другом. Она – корень всего (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 255).

Плоды молитвы

Всячески старайтесь понуждать себя к молитве, чтобы Господь даровал вам простосердечие и незлобие, и избавил вас от противных страстей... (прп. авва Исаия, 59, 42).

* * *

Будем молиться, чтоб сподобиться нам дарования, а сподобившись, не высоко будем думать о себе (прп. Ефрем Сирин, 30, 143). Источник.

* * *

В молитве Божественным посещением в удостоившихся производится некое таинственное общение духовной деятельности и единение расположения и самого ума в неизреченной любви к Господу; и в небесные восторги любви, в пламенную приверженность ежедневно вовлекается духовною любовию к Богу тот, кто принуждает себя постоянно пребывать в молитвах... (прп. Ефрем Сирин, 32, 341). Источник.

* * *

Пребывающий постоянно в молитве как бы входит в общение с Богом, и сопрягается с Ним таинственною святостью и некою духовною действенностью и неизреченным расположением сердца (прп. Макарий Египетский, 67, 337). Источник.

* * *

Плоды... искренней молитвы суть: простота, любовь, смиренномудрие, постоянство, незлобие... (прп. Макарий Египетский, 67, 340). Источник.

* * *

...Следствие молитвы то, что бываем мы с Богом, а кто с Богом, тот далек от сопротивника (свт. Григорий Нисский, 18, 384).

* * *

Молитва есть охранная стража целомудрия, доброе направление раздражительности, обуздание кичливости, очистительное средство от памятозлобия, истребление зависти, уничтожение неправды, исправление нечестия. Молитва есть крепость телу, обилие в дому, благоустройство в городе, могущество царства, победный памятник на брани, безопасность во время мира, собрание разъединенных, постоянная совокупность соединившихся (свт. Григорий Нисский, 18, 384–385). Источник.

* * *

Плоды... искренней молитвы: простота, любовь, смиренномудрие, терпение, незлобие и тому подобное; все это, и прежде (принесения) вечных плодов, здесь произращает (плод) в жизни старательного. Таковы плоды, украшающие молитву; если недостает их, то напрасен ее труд (свт. Григорий Нисский, 24, 281). Источник.

* * *

...Молитва очищает и делает мощным к борьбе ум... (авва Евагрий, 89, 586).

* * *

Если говорящие с мудрыми мужами, вследствие постоянного сношения с ними, скоро становятся подобными им со стороны благоразумия, то что надлежит сказать о беседующих с Богом и молящихся Ему? (свт. Иоанн Златоуст, 45, 837–838).

* * *

...Душа наша от греха и беспечности отвердевает и делается камнем. Поэтому нам нужна великая горячность, чтобы размягчить затверделость ее. Это преимущественно совершает молитва (свт. Иоанн Златоуст, 48, 406).

* * *

Молитва – священный посланник; она веселит сердце, успокоивает душу, возбуждает страх наказания и желание Небесного Царства, учит смиренномудрию, приносит познание греха... (свт. Иоанн Златоуст, 55, 984).

* * *

<Молитва> дает истинное удостоверение в будущем, принося лучшее, чем вера, познание уготованных там благ, открывает сокровенные, невидимые, тайные сокровища, показывает тебе врага, поражает ряды противников... и ведет к Самому Царю (свт. Иоанн Златоуст, 55, 985).

* * *

Свят жертвенник молитвы, потому что привлекает к нам Святого святых (прп. Нил Синайский, 72, 250). Источник.

* * *

...Всякий человек ежедневно имеет нужду в молитвенных очищениях, так как молитва омывает всякую появляющуюся в нас нечистоту (прп. Нил Синайский, 72, 267). Источник.

* * *

Как водою омываем телесные нечистоты, так молитвою просветляем душу (прп. Нил Синайский, 72, 267).

* * *

Матерь всех добродетелей, молитва, не только может очищать и питать, но и просвещает, и в состоянии соделать подобными солнцу молящихся искренно (прп. Нил Синайский, 73, 256). Источник.

* * *

...Если труду предшествовать будет молитва, <то> и доступа не найдет к душе отовсюду нас окружающий и многообразный грех... (прп. Нил Синайский, 73, 356).

* * *

Молитва верных – великое истязание, сокрушение и страх лукавым демонам (прп. Нил Синайский, 73, 361). Источник.

* * *

...Великие дела возможно совершить тому, кто без развлечения молится Богу... (прп. Нил Синайский, 73, 367–368). Источник.

* * *

Молитва отрешает ум от всякого помышления о чувственном, возводит к Самому над всеми Сущему Богу, чтобы с Ним собеседовать и у Него с дерзновением испрашивать все что угодно; и таким образом делает, что человек проводит жизнь в чистоте, как бывший уже в общении с Богом, и вскоре потом снова готовящийся к сему общению (прп. Нил Синайский, 90, 242). Источник.

* * *

Люби упражняться в рукоделии, но паче в молитвенной памяти; потому что то не всегда, а эта непрестанно доставляет плод своего делания. Не пресекай молитвы, пока не воздашь вполне молитвенного долга, и не слушай помысла, будто пора садиться за работу; равно, когда сидишь за работою, не осуечайся сильно делом, чтоб торопясь не возмутить сердца и не сделать его негодным для молитвы (прп. Нил Синайский, 90, 242–243).

* * *

Кто пренебрегает заповедью о молитве, тот впадает в самые неуместные преслушания, из коих одно пересылает его к другому, как узника (прп. Марк Подвижник, 89, 554).

* * *

...Молитва для того, чтобы приобрести нам любовь Божию, потому что вследствие молитвы сыскиваются причины любить нам Бога (прп. Исаак Сирин, 58, 171). Источник.

* * *

Как железо делается неприкосновенным от проникновения его огнем, так частые молитвы мощнейшим делают ум на брань с врагом... (прп. Иоанн Карпафский, 91, 103).

* * *

Молитва... есть... утверждение мира... мост для перехождения искушений, стена, защищающая от скорбей, сокрушение браней, дело Ангелов, пища всех бесплотных, будущее веселие, бесконечное делание, источник добродетелей, виновница дарований, невидимое преуспеяние, пища души, просвещение ума, секира отчаянию, указание надежды, уничтожение печали... укрощение гнева, зеркало духовного возрастания, познание преуспеяния, обнаружение душевного устроения, предвозвестница будущего воздаяния, знамение славы... <Она> есть суд, судилище и Престол Судии прежде Страшного Суда (прп. Иоанн Лествичник, 57, 232–233).

* * *

Долго пребывая на молитве и не видя плода, не говори: я ничего не приобрел. Ибо самое пребывание в молитве есть уже приобретение... (прп. Иоанн Лествичник, 57, 237). Источник.

* * *

Кто непрестанно опирается о жезл молитвы, тот не преткнется; а если бы это и случилось, то не падет совершенно (прп. Иоанн Лествичник, 57, 241). Источник.

* * *

...Нечистые... не хотят видеть, чтобы ты молитвою получал венцы за брань с ними, и сверх того, опаляемые молитвою, как огнем, они принуждены будут бежать (прп. Иоанн Лествичник, 57, 241).

* * *

...Непрестанною молитвою и поучением в Божественных Писаниях отверзаются умные очи сердечные и зрят Царя сил, – и бывает радость великая, и сильно воспламеняется в душе Божественное желание неудержимое, причем совосхищается туда же и плоть действием Духа, и человек весь соделывается духовным. Вот чего сподобляются делатели блаженного безмолвия и теснейшего подвижнического жития, которые, удалив себя от всякого утешения человеческого, одни с Единым, на небесах сущим Владыкою, непрестанно беседуют! (прп. авва Филимон, 91, 362).

* * *

...Если, во время совершения тобою молитвы своей, иной некий воссияет тебе свет, которого изобразить в слове я не в силах, от которого душа преисполняется радости, возрождается вожделение лучшего и начинают тещи слезы со умилением, то ведай, что это есть Божеское посещение и заступление. Если слишком долго будет держаться такое состояние, то, чтоб по причине обилия слез не показаться тебе пред собою чем-либо более, нежели каков ты на деле, обрати ум свой на что либо телесное и тем смири себя (старец Симеон Благоговейный, 93, 73).

* * *

Прекрасно и количество в молитвенных псалмопениях, когда им руководит терпение и внимание, но собственно качество оживляет душу и бывает причиною плода (от молитвы) (прп. Никита Стифат, 93, 132).

* * *

...Чуждая прелести молитва есть теплота с молитвою к Иисусу, ввергающему огнь в землю сердца нашего, – теплота, попаляющая страсти, как терния, вселяющая в душу веселие и тишину и приходящая не с десной и не шуей стороны или свыше, но в сердце источающаяся, как источник воды от Животворящего Духа (прп. Григорий Синаит, 93, 244).

* * *

Начало действия благодати в молитве различно обнаруживается, так как, по Апостолу, и разделение Духа бывает разнообразно, по Своей Ему воли (Евр. 2, 4). В некоторых приходит дух страха, разрушающий горы страстей, и сокрушающий камни, – жестокие сердца, – такой страх, что от него плоть как бы гвоздьми пригвождается и мертвой становится. В других же является потрясение или обрадование, которое взыгранием назвали отцы. В иных, наконец, и преимущественно в преуспевших в молитве, Бог производит веяние света, тонкое и мирное, когда Христос вселится в сердце (см.: Еф. 3, 17) и таинственно воссияет в духе (прп. Григорий Синаит, 93, 245).

* * *

Истинное начало молитвы есть сердечная теплота, попаляющая страсти, отраду и радость вселяющая в сердце непоколебимым возлюблением, и утверждающая сердце несомненным удостоверением (прп. Григорий Синаит, 93, 252).

* * *

Когда единичный ум бывает тройственным, пребывая единичным, тогда он соединяется с Богоначальною Тройческою Единицею, затворяет всякий вход прелести, погрешению и заблуждению и становится выше плоти, мира и миродержителя. Избегши таким образом сетей их, всецело пребывает он в себе и в Боге, вкушал источающееся изнутри духовное радование. Бывает же единичный ум тройственным, пребывая единым в возвращении к себе самому и в восхождении чрез себя к Богу. Возвращение ума к себе есть хранение себя, а восхождение его к Богу производится молитвою. Когда кто пребудет в сей собранности ума и в таком его простертии к Богу, тогда, сильным самопринуждением утесняя быстротечность своих мыслей, мысленно приближается он к Богу, встречает неизреченное, вкушает будущего века и духовным чувством познает, сколь благ Господь, как и Псалмопевец говорит: вкусите и видите, яко благ Господь (Пс. 33, 9). Поставить ум в состояние тройственности, чтоб он, один и тот же сущи, и хранил, и храним был, и молитву деял, может быть, не очень трудно, но долгое время пребывать в сем состоянии, порождающем неизреченное нечто, крайне трудно. Труд над всякою другою добродетелью мал и очень сносен сравнительно с этим. Почему многие, отказываясь от тесноты молитвенной добродетели, не улучают просторности дарований; а претерпевающие это сподобляются величайших божественных заступлений, которые дают им силу удобно все поднимать и переносить, и с удовольствием простираться в предняя, делая для них трудное легким, и ангельскую, так сказать, естеству нашему сообщал силу совершать <то>, что выше естества... (свт. Григорий Палама, 93, 325).

* * *

...Восходит Христос на тверди молящегося сердца, – и всякое сочувствие к миру престает, жаление плоти исчезает, и ум исходит на дело свое – богомыслие... (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 166).

* * *

...Помни, что если мысль усердно и чисто занимается молитвою, то сердце сподобляется неотъемлемой радости и мира неизреченного (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 170).

* * *

...Ведение вселится в тебя ради молитвы... (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 170).

* * *

<Молитва>, отстраняя все вокруг препятствия, уравнивает стезю добродетелей и делает ее удобною для ищущих (спасения) (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 171).

* * *

...Молитва, воззывая силы душевные от рассеяния по предметам страстей, и сочетавая их и между собой, и с самою тричастною душою, усвояет Сущему в трех Ипостасях Единому Богу (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 171).

* * *

...Из молитвы рождающееся сердечное вопияние источает любовь Божественную, а Божественная любовь уготовляет ум к пониманию сокровенных вещей (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 177).

* * *

В подвижнике молитвы преуспеяние в молитве сперва начинает проявляться особенным действием внимания: от времени до времени оно неожиданно объемлет ум, заключает его в слова молитвы. Потом оно сделается гораздо постояннее и продолжительнее: ум как бы прилепится к словам молитвы, влечется ими к соединению с сердцем. Наконец, со вниманием внезапно сочетается умиление, и соделает человека храмом молитвы, храмом Божиим (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 148–149). Источник.

* * *

Не ищи в молитве наслаждений: они отнюдь не свойственны грешнику. Желание грешника ощутить наслаждение есть уже самообольщение. Ищи, чтоб ожило твое мертвое, окаменевшее сердце, чтоб оно раскрылось для ощущения греховности своей... Тогда явится в тебе истинный плод молитвы: истинное покаяние. Ты восстенаешь пред Богом и будешь вопиять к Нему молитвою из бедственного состояния души, тебе внезапно открывшегося; будешь вопиять, как из темницы, как из гроба, как из ада (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 149). Источник.

* * *

Молитвенное молчание тогда объемлет ум, когда внезапно предстанут ему новые, духовные понятия, невыразимые словами этого мира и века, когда явится особенно живое ощущение присутствующего Бога (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 151–152). Источник.

* * *

Положись в молитвенном подвиге твоем вполне на Бога, без Которого невозможно ни малейшее преуспеяние. Каждый шаг к успеху в этом подвиге есть дар Божий (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 203). Источник.

* * *

Стяжавшие истинную молитву ощущают неизреченную нищету духа, когда предстоят пред Богом, славословя Его, исповедуясь Ему, повергая пред Ним прошения свои (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 259). Источник.

* * *

...Свойственно молитве открывать в падшем естестве сокровенные признаки падения его и впечатления, произведенные произвольными согрешениями (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 290). Источник.

* * *

Первоначальные плоды молитвы заключаются во внимании и умилении. Эти плоды являются прежде всех других от всякой правильно совершаемой молитвы, преимущественно же от молитвы Иисусовой... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 292). Источник.

* * *

...Плодом молитвы бывает постепенно расширяющееся зрение своих согрешений и своей греховности, отчего усиливается умиление и обращается в плач (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 292). Источник.

* * *

...<Плодом молитвы>... являются ощущение присутствия Божия, живое воспоминание смерти, страх Суда и осуждения (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 292–293).

* * *

По некотором преуспеянии <в молитве> приходит ощущение тишины, смирения, любви к Богу и ближним без различия добрых от злых, терпение скорбей, как попущений и врачеваний Божиих... (свт. Игнатий Брянчанинов, 1, 293).

* * *

Плоды истинной молитвы: святой мир души, соединенный с тихой, молчаливой радостью, чуждой мечтательности, самомнения и разгоряченных порывов и движений, любовь к ближним, не различающая для любви добрых от злых, достойных от недостойных, но ходатайствующая о всех пред Богом, как о себе... (свт. Игнатий Брянчанинов, 1, 166–167). Источник.

* * *

...Духовным ощущением страха Божиего, благоговения и умиления сопутствуется молитва душевная (свт, Игнатий Брянчанинов, 39, 219). Источник.

* * *

...Умною, сердечною и душевною молитвою... молящийся отделяется от всей твари, весь, всем существом своим, устремляется к Богу. Находясь в этом устремлении к Богу, молящийся внезапно соединяется сам с собой... Ум, сердце, душа, тело, доселе рассеченные грехом, внезапно соединяются воедино о Господе (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 220). Источник.

* * *

В молитвенном преуспеянии действует сила и благодать Божия; они совершают все, пособия остаются пособиями, в которых нуждается наша немощь, и отвергаются как ненужные и излишние по стяжанию преуспеяния (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 288). Источник.

* * *

Подвиг молитвы нуждается в тщательном обучении, а благодатные дары являются сами собой, как свойства естества обновленного, когда это естество, по очищении покаянием, будет освящено осенением Духа (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 305). Источник.

* * *

...У молящихся молитвою Духа душа во время молитвы иногда выходит из тела, особенным, непостижимым действием Святаго Духа (свт. Игнатий Брянчанинов, 40, 75). Источник.

* * *

Когда христианин постоянно и тщательно займется <молитвой>, тогда она мало помалу начнет открывать в нем страсти его, о существовании которых в себе он доселе не ведал (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 349).

* * *

Возносящийся к Богу чистою и частою молитвою стяжавает живую веру в Бога, ею видит Его, и пролетит, как крылатый, чрез все превратности и бедствия земной жизни (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 353). Источник.

* * *

Плод молитвы состоит в просвещении ума и умилении сердца, в оживлении души жизнью Духа... (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 98). Источник.

* * *

...Молитва действует убийственно на нашего ветхого человека; доколе он жив в нас, дотоле противится молитве, как вкушению смерти (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 99). Источник.

* * *

Возрастание молитвы конца не имеет. Если останавливается сие возрастание, значит, жизнь остановилась (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 220). Источник.

* * *

Чем... больше трудиться в молитве, тем больше мысли все улегаются и улегаются, и молитва становится чище (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 240). Источник.

* * *

В иных <молитва> сопровождалась просветлением лица, светом вокруг; в иных подъятием от земли (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 241).

* * *

...Благодать молитвы есть благодать преискреннего Богообщения (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 35).

* * *

Успех <в молитве> не вдруг покажется. Для сего потребуются месяцы и годы... Потому нечего отчаиваться в успехе, когда не скоро оказываются плоды труда (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 112).

* * *

Плод молитвы – главный – не теплота и сладость, а страх Божий и сокрушение. Их постоянно надо возгревать, и с ними жить, и ими дышать (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 176). Источник.

Молитвенное правило

Смотри, не будь небрежен в исполнении молитвенного твоего правила: ибо от сего изливается свет для души (прп. авва Исаия, 59, 58).

* * *

...Если ты совершаешь свое молитвенное правило со смиренномудрием, почитая себя недостойным, то служение твое приятно Богу (прп. авва Исаия, 59, 214).

* * *

Не исполняй небрежно молитв, положенных в известные часы, чтоб не впасть в руки врагов своих (прп. авва Исаия, 89, 445).

* * *

Полагаю, что разность и разнообразие молитв и псалмопений в установленные часы полезны и по той причине, что единообразием душа нередко приводится в какое-то равнодушие и рассеяние, а переменою и разнообразием псалмопения и чтения в каждый час вожделение ее приобретает новые силы, и трезвенность обновляется (свт. Василий Великий, 9, 151). Источник.

* * *

...Мы, как несовершенные, с качеством молитвы должны соединять и количественное множество, потому что второе бывает причиною первого (прп. Иоанн Лествичник, 57, 236).

* * *

Псалмы, коленопреклонения и время стояния должны быть у тебя определены по мере силы твоей, чтобы совесть не обличала тебя и не говорила, что у тебя есть сила и еще постоять и пославословить Бога (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 218). Источник.

* * *

Количество молитвы определяется для каждого образом жизни его и количеством сил душевных и телесных (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 145). Источник.

* * *

Вред от промежутков или от периодического оставления молитвенного подвига подобен вреду, происходящему от совершенного оставления; вред этот тем значительнее, чем промежуток продолжительнее (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 296). Источник.

* * *

Для новоначальных полезнее краткие и частые моления, нежели продолжительные, удаленные одна от другой значительным пространством времени (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 167). Источник.

* * *

Молитвенное правило направляет правильно и свято душу, научает ее поклоняться Богу Духом и Истиною, между тем как душа, будучи предоставлена самой себе, не могла бы идти правильно путем молитвы (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 172). Источник.

* * *

Молитвенные правила удерживают молящегося в спасительном расположении смирения и покаяния, научая его непрестанному самоосуждению, питая его умилением, укрепляя надеждою на Всеблагого и Всемилосердого Бога... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 172). Источник.

* * *

Избрав для себя соразмерное силам и душевной потребности молитвенное правило, старайся тщательно и неупустительно исполнять его: это нужно для поддержания нравственных сил души твоей, как нужно для поддержания телесных сил ежедневное... употребление здоровой пищи (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 175). Источник.

* * *

Надо помнить, что сущность молитвенного подвига заключается не в количестве прочитанных молитвословий, а в том, чтобы прочитанное было прочитано со вниманием, при сочувствии сердца и оставило на душе глубокое и сильное впечатление (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 105). Источник.

* * *

Коль скоро чувство <к Богу> есть, то все правила им одним заменяются, а коль скоро его нет, то его никакие читательные труды заменить не могут. Молитвословия назначены для того, чтобы питать сие чувство – и коль скоро не питают, то они попусту. Только труд, а проку нет. Это внешняя одежда... под которой нет тела, или тело, в котором нет души (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 77).

* * *

Правила никогда не давайте себе свободы исполнять кое-как. Всегда исполняйте его как первейшее дело... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 125). Источник.

* * *

Правило не существенная часть молитвы, а есть только внешняя его сторона. Главное дело есть – молитва ума и сердца к Богу, возносимая со славословием, благодарением и прошением... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 204). Источник.

* * *

...<Молитвенное правило домашнее>... не имеет неизменности, а может быть изменяемо и во времени, и в длительности, и в составе, одно иметь во внимании, чтобы все делалось не в угоду лености, и чтобы молитва шла от души (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 205).

* * *

...Молитвы не ограничивайте одним читанием молитв. Всегда вставляйте свою молитву, по потребностям духа вашего... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 17). Источник.

* * *

...Не грешите против себя, позволяя себе рассеивать доброе впечатление от молитв механическим дочитыванием положенных молитв (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 178). Источник.

* * *

Когда есть припадания к Господу, яко присущему, со страхом и упованием, это лучше всякого выполнения числа молитв (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 176). Источник.

* * *

...Всякий может определять <молитву> по своим обстоятельствам – увеличивать, умалять, передвигать время и место... все направлять к тому, чтобы внутренняя молитва совершаема была как следует (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 20).

* * *

Правило молитвенное есть безопасная ограда молитвы... Молитва есть внутреннее дело, а правило молитвенное – внешнее (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 20). Источник.

* * *

Коротенькие молитовки в механическое дело обращаются не от свойства их, а от ослабления внимания к ним и содержанию. Если будете хранить внимание и проговаривать эти молитовки с мыслию и чувством, они не обратятся в механическое дело, а будут как подкладка угольков в самовар. Навыкните произносить молитовки святого Златоуста. Они станут тогда, как струны на гуслях (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 70). Источник.

* * *

Лучше не все положенные молитвы прочитывайте, но со страхом Божиим и благоговением, чем все, но кое-как (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 253).

Искушения в молитве

...Представлять себе во время молитвы какой-либо образ, вид или помысл не только не хорошо, но, напротив, весьма вредно. Ум должен быть в месте Божием... если ум ощущает себя, то он уже не в Боге едином, по и в себе... Ибо Божество неописуемо, беспредельно, не имеет образа и вида, и тот, кто говорит, что ум его с единым Богом, также должен иметь ум безвидным, не имеющим очертания, необразовидным и неразвлекаемым. А что вне этого, то обольщение демонское. Потому и должно быть внимательным и без вопрошения опытных не утверждать никакого помысла ни доброго, ни худого, ибо мы не знаем ни того, ни другого. Демоны преобразуются, во что хотят, и такими нам являются; как и человеческий ум и сам преобразуется, во что хочет, и очерчивается по виду воспринимаемого им предмета; но демоны делают это для того, чтобы обольстить нас, а ум наш блуждает неразумно, стремясь достигнуть совершенства. Однако насколько кто может, – должен заключать ум в каком-либо поучении по Богу. Ибо как телесных деланий семь, так и видений ума, т. е. познаний, восемь. Три из них предшествуют видению о пречистых страданиях Господа, в которых и должно всегда поучаться внутри себя, чтобы плакать о душе своей и о подобных себе, т. е. размышлять о бедствиях, бывающих с нами от начала преступления, и как естество наше пало в такие страсти; размышлять и о своих согрешениях и об искушениях, бывающих к исправлению. Потом – о смерти и ужасах, ожидающих грешников после смерти, чтобы душа сокрушилась и предалась плачу, к утешению и смирению своему; чтобы не отчаивалась от многих и страшных этих мыслей, и опять, чтобы не думал человек, что он успел достигнуть духовного дела, но чтобы пребывал в страхе и надежде, что и называется кротостью помыслов, т. е. принимать все одинаково (сщмч. Петр Дамаскин, 75, 49–50).

* * *

...Нужды телесные соразмеряй с часами молитв, и приготовься не слушаться помысла, который отвлекает тебя от правила. Ибо у демонов в обычае – в часы молитвы, под предлогом благовидной якобы причины, побуждать нас к отлучке, чтобы благовидно отвлечь нас от спасительной молитвы (свт. Василий Великий, 9, 49). Источник.

* * *

...Пребывающий постоянно в молитве, как принял на себя самое главное дело, так должен принять обширнейший подвиг, великий труд и непрестанное старание; потому что постоянному пребыванию в молитве есть много греховных препятствий: сон, уныние, отяжеление тела, кружение помыслов, беспорядочность ума, нерадивость, нетерпение, расслабление и другие тонкие внушения злобы; за этим следуют скорби, восстания самых лукавых духов, которые ведут брань с душою, в действительности непрестанно взыскующей Бога, противоборствуют ей до крови и возбраняют приблизиться к Богу. Посему постоянно пребывающий в молитве должен мужаться со всею трезвенностью и тщательностью, и со всяким усилием души и тела, в терпении всякого рода; и как действительно несущий на себе крест непрестанно да пребывает он в борении и в великом труде, и в плаче, и в скорби ради Царствия, не расслабевая, не предаваясь кружениям греховных помыслов или сну, или унынию, или расслаблению, или смущению ума, не употребляя возмутительных и непристойных слов, по нерассудительности не предаваясь мыслию чему-нибудь подобному, и не удовлетворяясь телесным только коленопреклонением, между тем как ум находится в смущении или кружении. Ибо если кто не приготовит себя к строгому трезвению и не будет производить всегдашних испытаний и наблюдений над умом, вожделевая всегда Господа, то в тайне, различными способами обольщаемый злобою, может он превозноситься и надмеваться перед прочими, неспособными еще, подобно ему, постоянно пребывать в молитве; и таким образом, при таких ухищрениях злобы, прекрасное сие делание предаст он сопротивнику (прп. Ефрем Сирин, 32, 343–344). Источник.

* * *

Если бы не прерывали мы сего труда пребывать в молитве и уповании, то не подвергались бы заблуждениям (прп. Макарий Египетский, 67, 347). Источник.

* * *

...<Молящийся> встретит много препятствий, поставляемых злобою прилежанию к молитве: сон, уныние, тяжесть в теле, преобладание помыслов, непостоянство ума, расслабление и прочие начинания злобы, а потом скорби и восстания самих лукавых духов, упорно воюющих с нами и противоборствующих нам и не допускающих приблизиться ко Христу душу, которая поистине непрестанно взыскует Бога (прп. Макарий Египетский, 67, 373).

* * *

...Тщательность в молитве много нам дарует; только каждый пусть делает это с внимательною и правою совестию, никак не блуждая мыслию по произволу и не воздавая (молитву) как бы необходимый, невольный долг, но исполняя ею любовь и желание души. Но и сам Господь внушит просящим, как молиться, по сказанному: даяй молитву молящемуся (1Цар. 2, 9). Источник.

Итак, прилежный к молитве должен просить (оной) и знать, что в столь важном деле он со многим старанием и усилием должен выдержать тяжкую борьбу. поелику с особенною силою нападает на таковых злоба, отовсюду стараясь ниспровергнуть наше старание. Там ослабление тела и души, здесь изнеженность, беззаботность, нерадение и все прочее, что губит душу, терзаемую по частям и предающуюся врагу своему. Итак, должно, чтобы душою, как бы мудрый кормчий, управлял разум, указывая прямой путь к горней пристани и предавая душу неповрежденною вверившему оную Богу (свт. Григорий Нисский, 18, 280). Источник.

* * *

...Зная коварство диавола, постараемся особенно в это время <молитвы> отгонять его так, как будто бы мы видели его присутствующим и стоящим пред нашими глазами, постараемся удалять от себя всякий помысл, смущающий душу нашу, напрягать все свои силы и творить усердную молитву, так чтобы не только язык произносил слова, но и душа вместе со словами восходила (к Богу) (свт. Иоанн Златоуст, 47, 320).

* * *

Молясь, по мере сил охраняй свою память, чтобы не что-либо свое внушала тебе, но возбуждала тебя к разумному продолжению молитвы... (прп. Нил Синайский, 71, 180). Источник.

* * *

Если ум твой во время молитвы засматривается на юность, то молится он не как монах, а как еще мирянин, украшая внешнюю скинию (прп. Нил Синайский, 71, 180). Источник.

* * *

Если желаешь молиться, то не делай ничего противного молитве, чтобы Бог приблизился и ходил вместе с тобою. Молясь, Божества не облекай в себе в образы, и не дозволяй, чтобы и ум твой принимал на себя какой-либо облик; но невещественным приступай к Невещественному, и придешь в единение (прп. Нил Синайский, 71, 185). Источник.

* * *

...Если вознерадим, и приимем в себя противные помыслы <на молитве>, то мы крайне оскорбим <Ангелов> тем, что они столько за нас подвизаются, а мы и за себя не хотим молить Бога... (прп. Нил Синайский, 71, 188).

* * *

Если радеешь о молитве, то готовься к нападениям демонов и терпеливо переноси от них удары... (прп. Нил Синайский, 71, 190). Источник.

* * *

Если хочешь молиться духом, ничего не заимствуй от плоти, и не будет облака, предшествующего тебе во время молитвы (прп. Нил Синайский, 71, 196). Источник.

* * *

...<В молитве> диавол старается воспрепятствовать нам самыми тяжкими и невыносимыми искушениями, чтобы, как не приобретающие от нее никакой пользы, отложили мы оружие многополезной и спасительной о Христе молитвы (прп. Нил Синайский, 73, 227–228).

* * *

...Демоны всеми способами стараются возбудить в подвизающихся леность к постоянному и терпеливому пребыванию в молитве... (прп. Нил Синайский, 73, 292).

* * *

Нимало не смущайся, когда зловредные демоны во время молитвы, наипаче распаляясь гневом, наводят на душу полчище непристойных помыслов (прп. Нил Синайский, 73, 322). Источник.

* * *

Если же будем унывать в молитве, то понесем великие утраты и крайний вред... (прп. Нил Синайский, 73, 387–388).

* * *

Когда молишься, как должно, могут встретиться тебе (или прийти на ум) какие-либо дела, за которые покажется тебе праведным погневаться на ближнего. (Поостерегись) .

Нет совсем гнева на ближнего, который был бы праведен. И если поищешь, то найдешь, что можно и без гнева дело устроить хорошо. Почему всячески ухитряйся не подвигнуться на гнев (прп. Нил Синайский, 90, 225–226). Источник.

* * *

Помолившись, как должно, ожидай, что не должно, – и стой мужественно, охраняя плод свой. На это с самого начала ты поставлен, – т. е. чтобы делати и хранити (Быт. 2, 15). Почему поделавши (совершив как должно молитву), не оставляй без охраны того, что стяжал трудом; иначе никакой не останется тебе пользы от молитвы (прп. Нил Синайский, 90, 228–229). Источник.

* * *

Берегись сетей вражеских, ибо бывает, что когда молишься чисто и безмятежно, вдруг предстанет тебе какой-либо образ, странный и чуждый. Это враги делают для того, чтобы ввести тебя в самомнение, внушив мысль, что тут Божество (явилось тебе), – а далее и для того, чтобы ты подумал, будто подобно этому, внезапно явившемуся тебе, и божество количественно (занимает место, протяженно, имеет части), тогда как Божество ни количества, ни вида не имеет (прп. Нил Синайский, 90, 231).

* * *

<Те>, которые сильней налегают на молитву, подвергаются более страшным и свирепым искушениям (прп. Иоанн Карпафский, 91, 93).

* * *

Внимай себе трезвенно после молитвы, и увидишь, что толпы бесов, побежденных нами, стараются после молитвы осквернить нас нечистыми мечтаниями (прп. Иоанн Лествичник, 57, 140–141). Источник.

* * *

Во время молитвы не принимай никакого чувственного мечтания, чтоб не впасть в исступление ума (прп. Иоанн Лествичник, 57, 239).

* * *

Во время молитвы не рассматривай даже и нужных, и духовных вещей. Если же не так, то потеряешь лучшее (прп. Иоанн Лествичник, 57, 241).

* * *

Когда молишься, страх ли нападет на тебя... или свет воссияет, или другое что случится, не смущайся и не робей, но пребудь на молитве гораздо долее обыкновенного (старец Симеон Благоговейный, 93, 73). Источник.

* * *

...Страхование и ужасание <на молитве> бывает от демонов, чтоб, растерявшись и расслабевши, оставил ты молитву, а когда такие тревожности и оставление молитвы по малодушию обратятся у тебя в навык, – чтоб совсем тебя взять в свои руки и помыкать тобою <...> Из-за страха же вражеского, смотри, никогда не оставляй молитвы, но, как дитя, убоявшись каких-либо страшилищ, бежит в объятия отца или матери и там отлагает всякий страх, так и ты, востекши к Богу молитвою, избежишь страха, наводимого бесами (старец Симеон Благоговейный, 93, 73).

* * *

Как только увидит диавол, что ум (дух) христианина не имеет печати благодати Божией и наг от нее, а между тем желает пройти мысленно воздух и востечь ко Всевышнему Богу, чтоб беседовать с Ним посредством молитвы и молить Его о грехах своих, – без страха становится против него... (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 154–155). Источник.

* * *

Ум во время молитвы должно иметь и со всею тщательностью сохранять безвидным... Образы, если их допустит ум в молитве, соделаются непроницаемою завесою, стеною между умом и Богом (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 147). Источник.

* * *

Самый опасный неправильный образ молитвы заключается в том, когда молящийся сочиняет силою воображения своего мечты или картины, заимствуя их, по-видимому, из Священного Писания, в сущности же, из своего собственного состояния, из своего падения... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 234). Источник.

* * *

Когда чувствуешь сухость, ожесточение, не оставляй молитвы... за подвиг против сердечного нечувствия низойдет к тебе милость Божия, состоящая в умилении (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 164). Источник.

* * *

Отвергай благие, по-видимому, помышления и светлые, по-видимому, разумения, приходящие к тебе во время молитвы, отвлекающие тебя от молитвы (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 166). Источник.

Чувства в молитве

Сопротивляйся помыслам твоим <и чувствам твоим>, и не попускай им в молитвенное время увлекаться заботами о плотских делах, дабы молитва твоя была угодна Богу (прп. авва Исаия, 59, 203).

* * *

... Памятозлобие в молящемся потемняет владычественный ум и помрачает его молитву (прп. Нил Синайский, 71, 177). Источник.

* * *

Молишься ли с братией, или наедине, старайся молиться не по обычаю, но с чувством (прп. Нил Синайский, 71, 180). Источник.

* * *

Если ты в каком-либо слове молитвы почувствуешь особенную сладость, или умиление, то остановись на нем, ибо тогда и Ангел-хранитель наш молится с нами (прп. Иоанн Лествичник, 57, 234). Источник.

* * *

Богу внятны только те молитвы, которые когда произносит молящийся, понимает, что говорит и чувствует. Молитва же языком только произносимая, без мысли и чувства, только прогневляет Бога. И не только это потребно для успеха молитвы, но и то, чтобы приготовиться к получению просимого, и со своей стороны употребить все зависящее от нас к стяжанию его (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 249). Источник.

* * *

Приноси Богу молитвы тихие и смиренные, а не пылкие и пламенные. Когда соделаешься таинственным священнослужителем молитвы, тогда взойдешь в Божию скинию и оттуда наполнишь священным огнем кадильницу молитвенную. Огнь нечистый слепое, вещественное разгорячение крови – воспрещено приносить пред Всесвятого Бога (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 149). Источник.

* * *

Молитве гордого и гневливого не только не внимает Бог, но и попускает молящемуся в таком душевном устроении различные унизительнейшие искушения, чтобы, ударяемый и угнетаемый ими, он прибег к смирению пред ближним и к любви ближнего (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 92). Источник.

* * *

Главное в молитве – чувство к Богу из сердца. Слова молитвенные при сем, какие подберутся. Чувство к Богу и без слов есть молитва. Слово поддерживает и иной раз углубляет чувство (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 205). Источник.

* * *

Старайтесь, чтобы без воздыханий сердечных ни одно молитвословие не проходило... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 76).

* * *

Чувства <при молитве>, какие Бог пошлет, теми и довольствоваться (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 181).

* * *

...Не забывайте, что не в словах сила, а в мысли и чувстве (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 51). Источник.

* * *

...Высшее назначение короткой молитвы есть углубление мысли и чувства к Богу (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 55). Источник.

* * *

Когда посетит какое молитвенное чувство, останавливайтесь на нем и разогревайте его, пока держится в душе (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 178). Источник.

* * *

Я думаю, что когда кто... молится с чувством, у него пет образов. Бог просвещает умы, и когда кто в молитве приближается к Нему, Он Сам его научит, как держать ум в молитве (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 85, 25).

* * *

...Молитва чувства есть настоящая молитва... Богу <нужно> сердце по Его приказанию: Сыне, даждь Ми сердце! (ср.: Притч. 23, 26) (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 85, 153).

Рассеянная молитва

Если... будешь осуждаем своею совестию, как презритель, и если будешь стоять на молитве рассеянно, то не дерзай стоять пред Богом, чтобы молитва твоя не обратилась в грех. А если, изнемогши от греха, ты не в состоянии молиться без развлечения, то принуждай себя, сколько станет сил, и продолжай стоять пред Богом, к Нему устремлял ум и собирая его в себя самого; и Бог простит тебе, потому что не из пренебрежения, но по немощи не имел ты сил стоять пред Богом как должно (свт. Василий Великий, 9, 324). Источник.

* * *

Как достигнуть нерассеянности в молитве? Несомненно убедившись, что Бог пред очами (свт. Василий Великий, 9, 361). Источник.

* * *

Во время молитвы не заводи посторонней беседы, и не омрачится ум твой для молитвы (прп. Ефрем Сирин, 30, 170). Источник.

* * *

...Когда станешь пред Богом на молитву, смотри, чтобы прекрасных орудий, на которых поешь Богу, т. е. помыслов твоих, не расхитили враги твои. Как или чем будешь служить Богу, когда отнято у тебя орудие, т. е, пленены помыслы? Бог не имеет нужды, чтоб молились уста и язык. Служение Богу требует, чтобы помыслы, вся крепость и сила души, весь ум нерассеянно напряжены были к Богу (прп. Ефрем Сирин, 32, 33),

* * *

Ты сам не слышишь своей молитвы; как же хочешь, чтобы Бог услышал твою молитву? (свт. Иоанн Златоуст, 46, 472).

* * *

У кого в то время как тело простерто на земле и уста бессмысленно произносят слова, душа блуждает везде – дома и на площади, тот может ли сказать о себе, что молится пред Богом? (свт. Иоанн Златоуст, 47, 792). Источник.

* * *

Когда мы намереваемся говорить с кем-нибудь из людей, которые выше нас, то приводим в надлежащий порядок и внешний вид свой, и походку, и одежду, и все, и потом уже вступаем в разговор; а когда приступаем к Богу, то зеваем, почесываемся, оборачиваемся во все стороны, бываем небрежны; преклоняем колена, а сами блуждаем (мыслями) по площади (свт. Иоанн Златоуст, 48, 13).

* * *

...Если во время Божественной литургии мы предаемся житейским заботам и наше внимание в этот час развлекается ими, оставляя восхваление Бога, то, значит, мы не положили душ своих в руки Его. Если утренние молитвы мы оставляем, предаваясь вместо того сну и почивая на ложах, а время вечернего славословия проводим в пьянстве и попойках, как бы пригвожденные к своему месту, то опять, значит, наши души не в руках Божиих. Если во время Божественной службы, и особенно в святые дни Господни, мы оставляем церковь и рыскаем по городу, устраивая свои дела и собрания и разгуливая по площадям и улицам, значит, не в руках Божиих наши души. Если, присутствуя при Божественной литургии, мы оставляем молитву и хвалу и беседуем друг с другом о мирских делах и заботах, значит, – мы не предали душ наших в руки Божии (свт. Иоанн Златоуст, 48, 813). Источник.

* * *

...Бог не хочет, чтобы мы беседовали с Ним и вместе разговаривали между собою, чтобы, оставив беседу с Ним, вели разговоры о предметах настоящих и грязью оскверняли жемчужины. Он считает это обидою для Себя, а не славословием. Если же кто станет нарушать эту заповедь, то мы будем заграждать ему уста, преследовать его, как врага нашего спасения, и выгонять его вон из ограды Святой Церкви (свт. Иоанн Златоуст, 49, 389).

* * *

Если и без этого порока <тщеславия> мы всюду блуждаем и носимся своими мыслями во время молитвы, то когда приступим к молитве с болезнию тщеславия, тогда и сами не услышим молитв своих (свт. Иоанн Златоуст, 50, 219).

* * *

Если ты будешь распространяться в словах, нередко делая это без внимания, то дашь диаволу большую свободу подойти к тебе, устроить ковы, и отвлечь твою мысль от произносимых слов (свт. Иоанн Златоуст, 55, 489). Источник.

* * *

...Не с расслабленным духом принимай участие... в священных и таинственных гимнах, не житейские помыслы имей в это время, а, исторгнув из души все земное и всецело перенесшись на небо, воспевай всесвятую песнь хвалы Богу, как бы стоя близ самого Престола славы и летая с Серафимами (свт. Иоанн Златоуст, 55, 540).

* * *

Нерассеянная молитва есть наивысшее умное делание. Молитва есть восхождение ума к Богу (прп. Нил Синайский, 90, 227).

* * *

Молитва несовершенна без мысленного призывания. Нерассеянно вопиющую мысль услышит Господь (прп. Марк Подвижник, 69, 31). Источник.

* * *

Нерассеянная молитва есть знак любви к Богу... (прп. Марк Подвижник, 69, 37), Источник.

* * *

Нерассеянно молящийся ум сокрушает сердце. Сердце же сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50, 19) (прп. Марк Подвижник, 89, 541). Источник.

* * *

Нерассеянная молитва производит в душе ясную мысль о Боге (прп. Исаак Сирин, 58, 418). Источник.

* * *

Непрестанно борись с парением твоих мыслей, и когда ум рассеялся, собирай его к себе, ибо от новоначальных... Бог не ищет молитвы без парения. Потому не скорби, будучи расхищаем мыслями, но благодушествуй и непрестанно воззывай ум ко вниманию, ибо никогда не быть расхищаему мыслями свойственно одному Ангелу (прп. Иоанн Лествичник, 57, 48). Источник.

* * *

Осквернение молитвы бывает, когда человек, предстоя Богу, занимается непристойными и нечистыми помышлениями (прп. Иоанн Лествичник, 57, 236). Источник.

* * *

...Великий вред бывает от того, если кто не молится Богу, ибо душа такого оставляется лишенною Божия просвещения, божественной силы и покоя от демонских искушений, и демоны непрестано возбуждают в ней непотребные движения, похоть нечистую, позывы на блуд, неправду, тщеславие, гордость, самомнение. Как для тела необходимо погребен воздух, чтоб дышать, так для души потребно непрестанное памятование о Боге, т. е, молитва. Но опять, если кто молится Богу просто, как попало, будто мимоходом, без страха, какой надлежит иметь тому, кто предстоит пред Богом, пред Коим трепещут Херувимы, для того не только это никакой не приносит пользы, тот не только несет ущерб... но терпит несравненно пагубнейший вред, гнев Божий, отвращение Божие, изгнание Божие. Ибо как телохранители царские тотчас восхищают от лица царева и выгоняют вон того, кто стоит пред царём небрежно, без страха и благоприличия, и царь не воспрещает им этого, так и Ангелы Божии отторгают от лица Божия и от взора Кто и вон изгоняют ум того, кто стоит пред Богом и молится Ему небрежно, будто с презорством, без благоговения и благонастроения, и тогда тотчас схватывают его демоны с дерзостью и насилием и кружат его, где хотят, по местам срамным и нечистым, или по делам злым, или по вещам суетным и бесполезным. И ни сам страждущий сие от демонов не чувствует того, ни Бог не сжаливается над ним и не освобождает его от сего за то, что тот презрел Его и преступил заповедь Его, которая повелевает: работайте, Господеви со страхом, а радуйтеся Ему с трепетом (Пс. 2, 1)). Потому гораздо лучше было бы для такого, если бы он совсем не молился; потому что демоны ни за какие грехи не овладевают душой с таким тиранством, как за презорство к Богу. И земной царь должникам своим и тем, которые в чем-либо погрешают пред ним, терпит, а для тех, которые презирают его, бывает тяжким и страшным отмстителем. Почему нет большего греха, как молиться Богу с презорственным небрежением (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 77–78).

* * *

Нет греха больше, как молиться без страха Божия, без внимания и благоговения. Кто молится или поет псалмы просто, как попало, с небрежностью и презорством, тот явно не знает, что такое есть Бог... (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 81). Источник.

* * *

...Надобно с устною молитвою молиться Богу и умом. Но поелику невозможно, чтобы с устами и ум молился, если не получит он прежде просвещения и воздействия Святаго Духа, то прежде всего другого надобно попещись о том, чтобы приять просвещение и благодать Святаго Духа, дабы не молится устами только и через то не быть в опасности вместо получения милости от Бога, подпасть гневу Его. Ибо нет другого греха, который бы так много прогневлял Бога, как тот, когда кто устами молитвы Ему творит, а умом помышляет неуместное и срамное... Итак, не подобает молиться Богу без страха и благоговения. Кто не имеет страха и благоговения, пусть испрашивает прежде всего света страха Божия, да ведает, пред сколь страшным Богом предстоит он и молится, чтоб удостоиться за то получить просимое. Ибо кто познает, коль страшен есть Бог, тот преисполнится и страхом Божиим, и страх Божий научит его достодолжной молитве. Кто же не познал сего, тот во тьме и не умеет молиться, как должно (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 82–83). Источник.

* * *

Если же не войдет в кого... Божественный свет, то он устами будет произносить или читать молитву, и ушами слушать, а ум его будет оставаться бесплодным; и не только это, но он не будет стоять на одном, а будет кружиться... и помышлять о том, о чем не подобает, держа притом ту мысль, будто ему неотложно необходимо обдумать то, о чем думает, и позаботиться о том, в чем прельщается, не понимая, что состоит в сие время рабом мысленного тирана диавола и им мысленно влачим бывает туда и сюда. Тем-то и бедственна и пагубна эта болезнь, что тогда как враг мой влачит туда и сюда мой собственный ум, я думаю, что все эти кружения моего ума, все эти заботы и попечения суть мои собственные и неотложно необходимые для меня. Вот первая и величайшая из всех болезней душевных, для уврачевания которой... надлежит нам подвизаться до пролития крови... Она есть большая и крепкая стена, которая мешает уму нашему приближаться к Богу... Сие омрачение души есть начало кромешной тьмы адской, и если не разгонит его Христос во всяком подвизающемся о спасении своем, то никто не узрит Господа... Если не будет развеян и изгнан из души сей мрак прежде всякого другого зла, то тщетна вера всякого такого христианина, тщетно именуется он именем верующего, тщетны посты его и бдения, тщетно трудится он, вопия в псалмопениях своих (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 83–84). Источник.

* * *

Если солнце, будучи тепло, естественно согревает того, кто сидит под лучами его; то как бы Богу, Который свят есть, не освящать тех, которые беседуют с Ним посредством молитвы? И, однако же, не бывает так, и отчего?

Оттого, что те, которые сидят на солнце, знают, что затем и сели, чтоб согреться, почему и приноравливают себя так, чтоб почувствовать теплоту его; а те, которые молятся без внимания, сами не знают, о чем молятся и чего просят, т. е. стоят к Богу не как следует; почему Бог и не дает им ничего и не даст, хоть бы они сто лет молились таким образом (прп. Симеон Новый Богослов, 70, 157–158).

* * *

Если кто устами творит молитву, а ум его кружится, какая польза? Когда один созидает, а другой разоряет, ничего из этого, только труды (см.: Сир. 34, 23; 1Кор. 14, 14) (прп. Григорий Синаит, 93, 230).

* * *

Рассеянность окрадывает молитву. Помолившийся с рассеянностью ощущает в себе безотчетливую пустоту и сухость. Постоянно молящийся с рассеянностью лишается всех плодов духовных, обыкновенно рождающихся от внимательной молитвы... (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 164–165). Источник.

* * *

...Если будем небрежно относиться к молитве, то никогда не преуспеем в ней (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 168). Источник.

Прелесть в молитве

Желая узреть лице Отца Небесного, никак не домогайся того, чтобы во время молитвы увидеть тебе образ, или облик (прп. Нил Синайский, 71, 194). Источник.

* * *

Тому, кто научился молиться как должно, не столько потребно чтение потому, что его душу исполняет Божественным светом и божественно изменяет благодать Святаго Духа. Но тот, кто предпочитает больше сидеть за чтением, нежели научаться молиться как должно, находится в прелести и сам себя отдаляет от спасения; лучше же сказать, таковой бесчувствен, хотя и говорит, что прочитал все Писание и всегда имеет его на языке. Не может быть, чтобы плод земной созрел без теплоты солнечной. Пусть семя прозябнет во время зимы и весною прорастет и даст ствол, но если все время будет стоять пасмурное и холодное, то никак не созреет плод его. Это будет Произрастение ни к чему негожее и бесполезное; лучше бы ему совсем не прорастать. Таким же образом и тот, кто не согревается теплотою умного Солнца – Христа Господа, посредством молитвы, как должно совершаемой, не может получить зрелого плода духовного, т. е. сладости и пользы от чтения своего (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 75–76). Источник.

* * *

Все виды бесовской прелести, которым подвергается подвижник молитвы, возникают из того, что в основание молитвы не положено покаяние, что покаяние не сделалось источником, душою, целью молитвы (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 233). Источник.

* * *

Покаяние, сокрушение духа, плач суть признаки... правильности молитвенного подвига; отсутствие их – признак уклонения в ложное направление, признак самообольщения, прелести или бесплодия (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 233–234). Источник.

* * *

Отвержение системы при изучении науки служит источником превратных понятий, источником знания, которое хуже незнания, будучи знанием неправильным, отрицательным: таково и последствие беспорядочного упражнения в молитве. Неизбежное естественное последствие такого упражнения – прелесть (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 269). Источник.

* * *

Мечтательность в молитве еще вреднее рассеянности. Рассеянность делает молитву бесплодной, а мечтательность служит причиною плодов ложных: самообольщения и, так называемой святыми отцами, бесовской прелести (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 165). Источник.

* * *

Молясь Богу, лучше не воображать Его никак, а только веровать, что Он есть, – есть близ... и все видит и слышит... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 180). Источник.

* * *

В молитве надо освобождаться от всех образов, утверждаясь наиболее в созерцании или сознании присутствия Божия в сердце, безвидного (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 178). Источник.

* * *

Стой в сердце с верою, что и Бог тут же есть, а как есть, не соображай (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 168). Источник.

Молитва о ближних

Пусть каждый молится Богу не за себя только, а за всех братьев, как научил молиться Господь... (сщмч. Киприан Карфагенский, 63, 166). Источник.

* * *

...Несмотря на то что Христос умер и за язычников, уже ли ты не согласишься молиться (за них)? (свт. Иоанн Златоуст, 54, 668).

* * *

Справедливо молиться не о собственном только своем очищении, но и об очищении всякого соплеменника, чтобы подражать в этом ангельскому нраву (прп. Нил Синайский, 71, 180). Источник.

* * *

Не возносись, когда ты молился о других и был услышан, ибо это вера их подействовала и совершила (прп. Иоанн Лествичник, 57, 238).

* * *

Молитва других о нас бывает сильна только тогда, когда она есть сомолитва, т. е. сопровождает молитву собственную нашу... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 155). Источник.

* * *

...Молиться ли за иноверцев? За самоубийц?.. Делайте, как Церковь велит. Так и тем, кои спросят о сем, отвечайте (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 174). Источник.

* * *

Святая Церковь не знает иноверцев и не поминает их, но, пока они живы, молится обще об обращении их (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 180). Источник.

* * *

...<До Всеобщего Суда> мы никого не можем считать осужденным окончательно и на сем основании молимся, утверждаясь надеждой на безмерное милосердие Божие (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 25).

Молитва о врагах

Молитва за врагов больше молитвы за друзей, и последняя не приносит нам столько пользы, сколько первая (свт. Иоанн Златоуст, 45, 452).

* * *

...Молиться о вреде врагов – дело беззаконное. Таким образом, он <молящийся> отойдет, не только не получив никакой пользы от своей ревности, но потерпев вред больше происходящего от небрежения (свт. Иоанн Златоуст, 46, 374).

* * *

...Молиться Богу о вреде врагам значит оскорблять Бога (свт. Иоанн Златоуст, 46, 374).

* * *

<Надобно> молиться за врагов, хотя бы они много оскорбляли нас. Если мы не будем делать этого, то неизбежно погибнем, как видно из примера фарисея (свт. Иоанн Златоуст, 46, 378).

* * *

Когда кто молится против врагов или против людей, причинивших ему какое-нибудь зло, то это слова не человека, а диавола (свт. Иоанн Златоуст, 48, 40).

* * *

...Когда мы просим <в молитве> чего-нибудь против врагов, тогда не только не бываем услышаны, но еще оскорбляем Бога. Молитва есть врачевство; и если мы не знаем, как должно приложить это врачевство, то не получаем от него никакой пользы (свт. Иоанн Златоуст, 48, 66).

* * *

Если будем возносить молитвы Богу за обижающих и оскорбляющих нас, тогда будет услышана и молитва наша за нас самих (свт. Иоанн Златоуст, 48, 605).

* * *

Что ты делаешь, человек? Приходишь умилостивить Бога, а просишь зла другому? Если ты не отпустишь, не отпустится и тебе; а ты не только сам не отпускаешь, но еще и Бога просишь не отпускать?.. Если иметь врагов есть уже преступление, то подумай, какое преступление молиться во вред им. Ты должен просить прощения в том, что имеешь врагов, а ты еще; обвиняешь их?.. Ты ведь приходишь молиться о прощении своих грехов: не припоминай же чужих грехов, чтобы не напомнили тебе твоих собственных (свт. Иоанн Златоуст, 55, 495–496). Источник.

* * *

Надлежало бы... молиться и о врагах, чтобы с дерзновением молиться и за себя. Если ты будешь молиться о них, то, хотя бы и о своих грехах ты и ничего не сказал, ты все исполнил (свт. Иоанн Златоуст, 55, 496).

* * *

Потому Бог и повелел нам молиться за врагов, чтобы мы не только отпускали им долги, но и считали их в числе первых друзей (свт. Иоанн Златоуст, 55, 615).

* * *

Молящийся о людях обижающих поражает бесов, а сопротивляющийся первым уязвляется вторыми (прп. Марк Подвижник, 89, 524). Источник.

* * *

...Иным путем нельзя дойти до того, чтобы молиться за врагов своих с расположением к ним сердца и любовию, как очистившись наперед от всякой скверны плоти и духа, через соединение с Богом содействием Всеблагаго Духа (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 334). Источник.

* * *

...Будем... пред каждою молитвою нашею рассматривать нашу совесть, и, находя в ней памятозлобие, искоренять его... молитвою за врагов и благословением их (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 513). Источник.

Молитва об усопших

...Не напрасно мы совершаем при Божественных таинствах поминовение об умерших и ходатайствуем за них, умоляя предлежащего Агнца, вземшего грехи мира, но для того, чтобы им было от того некоторое утешение... (свт. Иоанн Златоуст, 53, 430). Источник.

* * *

...Как мы молимся за живых, которые нисколько не отличаются от мертвых, так можно молиться и за умерших (свт. Иоанн Златоуст, 54, 248).

* * *

Не напрасно узаконили апостолы творить память об умерших при совершении Страшных Таинств. Они знали, что умершим будет великая выгода, что они получат от этого много пользы. Когда весь народ стоит, простирая руки, и сонм священников с ними; когда предлежит Страшная Жертва – как мы можем не умилостивить Бога, молясь за тех людей? (свт. Иоанн Златоуст, 55, 770).

* * *

Не будем прилагать забот о памятниках, о гробницах – вот превосходнейшая гробница... объяви <умершего> имя, всем прикажи совершать за него молитвы и прошения; это умилостивит Бога (свт. Иоанн Златоуст, 55, 876).

* * *

Читать разрешительную молитву над отпеваемым <покойником> должен бы тот, кто исповедовал его перед смертью и причащал. Но послушания ради может сие исполнить и всякий из отпевающих... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 223).

* * *

Как о живых молимся мы, не различая, идет ли кто путем праведным или другим, так молимся и об умерших, не доискиваясь, причислены ли они к праведным или к грешным (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 25). Источник.

* * *

Некий отшельник увидел демона, побуждающего другого демона пойти и разбудить спящего монаха. И слышит такой ответ: «Не могу этого сделать, ибо я его пробуждал, а он, проснувшись, опалил меня своей молитвой и пением псалмов» (98, 288).

* * *

Когда авва Иоанн возвращался с жатвы, то сначала шел к старцам для молитвы и назидания, потом упражнялся в псалмопении, а после этого переходил уже к молитве. Такую постепенность в занятиях находил он нужной для приведения ума в то состояние, в котором он находился до выхода из кельи (106, 288). Источник.

* * *

Поведал нам некий ученик об авве своем: «Однажды мы совершали правило; я читал псалмы и от забвения пропустил одно слово, не обратив на это внимания. Когда мы окончили службу, старец сказал: «Я, совершая мое служение, представляю себе, что предо мною горит огонь, почему ум мой не может уклониться ни направо, ни налево; где же был твой ум, когда ты читал псалмы и пропустил слово псалма?.. Разве ты не знаешь, что, молясь, предстоишь ты пред Богом и говоришь Богу?» (106, 435–436). Источник.

* * *

Один раз преподобный Онуфрий, готовясь к мученическому подвигу, сподобился Божественного видения. Он почувствовал в сердце своем действие духовной теплоты и прославил Бога. Но в следующую ночь теплота оставила его и объял страх и трепет. Тогда он сказал своему старцу Григорию: «Отче, в сердце моем угас Божественный огонь! За что я, окаянный, лишился этого утешения?» Отвечал ему старец: «Ты возгордился, и от этого скрылась от тебя Благодать Божия». «Увы мне, окаянному, – воскликнул Онуфрий, – какого я лишился драгоценного дара! Что теперь скажут святые отцы и братия Афонские, – вместо того чтобы порадоваться им о моем спасении, услышат они о вторичном моем отречении от Христа!» Он упал к ногам старца и долго плакал, горько, неутешно. И до тех пор молился, пока не почувствовал в своем сердце обычную теплоту. И тогда смиренно сказал своему старцу: «Отче, благословен Бог, мне теперь опять хорошо!» (95, 19–20).

* * *

Духовный и добродетельный старец Феодул пожелал однажды увидеться с преподобным Нифонтом ради душевной пользы. Дорогой, при одной стремнине, он поскользнулся и так ударил ногу о камень, что от множества истекшей крови и от боли пришел в крайнее изнеможение и ожидал смерти. Наконец, восстенал он пред Господом и сказал: «Господи Иисусе, Сыне Божий! Если преподобный Нифонт действительно имеет дерзновение пред Тобою и благодать, избавь меня ради его молитв от неминуемой смерти и страданий». Едва старец произнес это, течение крови остановилось, болезнь совершенно утихла, и старец, славя Бога и Его угодника, выздоровел (95, 525).

* * *

Однажды святой Савва, архиепископ Сербский, напек свежих хлебов и, навьючив ими монастырских лошаков, ночью отправился в путь, чтобы вовремя поспеть к трапезе отшельников и насытить их теплыми хлебами, а от них воспринять теплые молитвы. Но по дороге напали на него разбойники и, отняв у него все, спросили, кто он и из какой обители? Святой Савва отвечал, что он везет хлеб пустынникам, Христа ради постящимся. Говоря это, святой с полной верой вознес из глубины сердца теплую молитву ко Господу и ко святым мужам, к которым вез хлеб, и получил свободу.

Разбойники умилились, ибо Господь коснулся их сердец, и отпустили святого Савву со всеми его запасами. Ревностный инок успел вовремя привезти хлебы отшельникам и поведал им, как он был избавлен от рук вражиих (95, 71–72).

* * *

Родители одного молодого человека, попавшего в плен, не дождавшись его возвращения и отчаявшись, стали усердно молиться о нем, как об усопшем. Они особенно молились три раза в году: на Пасху, Пятидесятницу и в Рождество Христово.

Спустя четыре года их сын вернулся домой. Обрадованные родители сказали ему: «А ведь мы считали тебя уже умершим и три раза в году особенно усердно молились о тебе». «В какие же дни вы так молились?» – спросил сын. «На Пасху, Пятидесятницу и Рождество Христово», – отвечали родители. «Так знайте же, – сказал сын, – что именно в эти три дня года приходил ко мне некто в белых ризах, сиявших, как солнце, снимал с меня узы, выводил из темницы, и я был свободен целый день, никем не видимый, утром же на другой день я опять оказывался в узах и в темнице» (112, 160).

* * *

Святой мученик Миракс, родом из Египта, был сыном христианских родителей, которые воспитали его в вере и благочестии. Но враг рода человеческого смутил его. Он явился однажды к агарянскому князю Амире, публично отрекся от Христа, попрал Крест и сделался магометанином. Увещания родителей ни к чему не привели, но они не отчаивались в его обращении и день и ночь молились о спасении погибшего. Что же? Молитвы их не остались тщетны. Благодать Божия коснулась сердца грешника. Миракс пришел к родителям и сказал: «Помрачился я умом и согрешил тяжко, но, по крайней мере, хотя бы сейчас хочу раскаяться и опять стать христианином». «Чадо, – отвечали обрадованные отец и мать, – день и ночь мы молились о тебе, и вот услышал нас Господь... Но что делать теперь? Ты знаешь, насколько жесток агарянский князь и как жестоко поступит с нами, когда узнает, что это мы содействовали твоему обращению. Поэтому пойди к князю и сам заяви о своем обращении. Мы же снова будем молиться, чтобы Господь все устроил по милости Своей и споспешествовал тебе во благое». Миракс, не задумываясь, пошел к князю, проклял агарянскую веру и исповедал Христа Богом. Преданный на мучения, он мужественно перенес их и, приняв смерть через усекновение главы, получил мученический венец (112, 266–267).

* * *

Один брат пришел к прозорливому старцу и попросил его: «Помолись обо мне, отче, ибо я немощный». Старец в ответ сказал брату то, что некогда изрек один из святых: «Наливающий на руку свою елей, чтобы помазать слабого, сам прежде принимает тук от елея. Так и молящийся за брата, прежде нежели принесет ему пользу, сам получает пользу, по изволению своей любви. Будем же молиться, брат мой, друг за друга, чтобы мы исцелились, ибо Апостол убеждает: молитеся друг за друга, яко да исцелеете (Иак. 5, 16)» (98, 287).

* * *

Как-то один пресвитер... имевший дар прозорливости, идя в церковь для совершения божественной службы, увидел вне кельи, в которой жил некий брат, множество демонов, принявших вид женщин, и другие соблазнительные образы. Они говорили непотребности, насмехались, ликовали. Старец вздохнул и подумал: «Этот брат предался лености, и потому лукавые духи окружили его и насмехаются над ним». Источник.

Совершив Божественную литургию, на обратном пути он зашел к брату в келью и говорит ему: «Брат! У меня скорбь, но я верую Богу моему, что Он избавит меня от скорби, если ты сотворишь молитву о мне». От этих слов он пришел в умиление и сказал старцу: «Отче, я недостоин молиться о тебе». Но старец начал упрашивать его, говоря: «Не уйду от тебя, доколе ты не дашь мне слово творить по одной молитве за меня каждую ночь». Брат обещал исполнить его просьбу. Так поступил старец, желая ввести его в начало благоугодного жительства и преподать ему совершение молитв при наступлении каждой ночи. Источник.

В первую же ночь брат встал, чтобы сотворить молитву о старце. По окончании ее он умилился и сказал сам себе: «О, окаянная душа! О старце ты совершила молитву, а о себе почему не молишь Бога?» И немедленно сотворил и за себя одну молитву. Таким образом он провел всю неделю, творя одну молитву за себя, а другую за старца. В воскресный день старец, идя опять в церковь, увидел демонов, стоящих вне кельи брата, но уже грустными. Старец понял, что молитва брата привела в скорбь бесов; он вошел к брату и упросил его присовокупить к первой молитве за него и вторую. Брат сотворил две молитвы о старце и опять, смирившись, сказал сам себе: «О, окаянная душа! Приложи и за себя вторую молитву». Так провел он всю неделю, совершая каждую ночь по четыре молитвы. Вскоре опять пришел старец и увидел бесов молчащими и унылыми. Возблагодарив Бога, он вошел к брату и сказал ему, чтоб тот еще прибавил за него еще одну молитву. И совершал брат каждую ночь уже по шесть молитв. Вновь пришел старец к брату и, увидев бесов разгневанными, прославил Бога, вошел к брату и научил его не лениться, но непрестанно молиться Богу. После этого возвратился к себе, а демоны, видя, что брат непрестанно молится и подвизается, отступили от него, будучи прогнаны Божией благодатью (106, 428–429).

* * *

В 1900 году в больнице Троице-Сергиевой Лавры отошел ко Господу старец 90 лет, схимонах Исаакий. Перед своей кончиной он подвергся явному бесовскому нападению за свои великие подвиги в совершении умной Иисусовой молитвы, которую он, будучи совершенно слепым, непрерывно творил.

Незадолго да своей кончины о. Исаакий пожаловался своему духовному отцу, иеромонаху Нифонту, на то, что бесы появляются пред ним в страшном обличье, угрожающе кричат на него и требуют, чтобы он перестал совершать Иисусову молитву, грозя уничтожить его. Духовно опытный иеромонах Нифонт ободрял старца, уверяя, что угрозы бесов бессильны, и в подкрепление его души часто приобщал его Святых Христовых Тайн. Бесы продолжали бушевать и являлись о. Исаакию целыми полками, крича: «Злой старик! Напрасно ты молишься Иисусу – Его нет. Мы одни во всем мире царствуем. Бога нет, покорись нам, и ты будешь покоен и будешь пользоваться от нас великою честию. Если ты не покоришься нам, то все равно погибнешь».

Слепой смиренный старец продолжал с кротостью слезно призывать Бога, как учил его отец Нифонт, словами: «Господи, ради страданий Твоих, помилуй мя; ради Воскресения Твоего, воскреси падшую душу мою. Благодатию Духа Святаго просвети ум мой к исполнению животворящих Твоих заповедей».

За три дня до своей кончины старец Исаакий, по милости Божией, получил полный душевный покой. Перед самой кончиной он сподобился утешительного видения, ободряющего надеждой на Божие помилование, и почил, как истинный праведник (114, 61–62).

* * *

Однажды пришли несколько братьев к старцу для духовной беседы. Сотворив молитву и поприветствовав друг друга, сели. После беседы, намереваясь удалиться, братья попросили опять сотворить молитву. Тогда старец сказал им, что один брат, пока шла беседа, сотворил 33 молитвы и этим показал братьям, что надо молиться постоянно. Сказав сие и помолившись, старец отпустил их... (98, 288).

* * *

Авва одной Палестинской обители, придя к блаженному Епифанию, доложил ему, что его иноки не оставляют своего правила, но прилежно молятся в третий, шестой и девятый час. В обличение им блаженный Епифаний сказал: «Видно, что другие часы дня вы проводите в праздности, без молитвы, а истинному монаху непрестанно должно совершать в сердце своем молитву и псалмопение» (97, 69–70).

* * *

Некогда авва Макарий в продолжение целых четырех месяцев каждодневно посещал одного брата и всегда заставал его на молитве. Старец удивился сему и сказал: «Вот земной ангел!» (97, 175).

* * *

Однажды пришел в Пелузию новый правитель и хотел потребовать с монахов такой же дани, как и с мирян.

Братия собрались к авве Аммонафе для решения этого вопроса. Авва говорит им: «Сохраняйте безмолвие в своих кельях и поститесь две седмицы, и по благодати Христа все устроится». Братия разошлись по своим кельям. Старец же в течение двух недель сохранял безмолвие и никуда не выходил из своей кельи. Ничего не понимая, братия стали сетовать на него, говоря: «Старец забыл о нашем деле». В 15-й день они, как и договорились, собрались все вместе. Старец вышел к ним с грамотой за царской печатью. Видя сие, братия изумились и спросили: «Когда ты принес ее, авва?» Старец отвечал: «Поверьте мне, братия, что в эту ночь ходил я к царю, и он написал мне сию грамоту, потом ходил в Александрию к правителю и записал ее у него». Выслушав это, братия обьяты были страхом и с благоговением поклонились ему. Так дело их было устроено, и правитель более не тревожил их (97, 49–50).

* * *

В киновии рассказывали об авве Нонне. Однажды ночью, прежде чем ударили в било, старец тихо воскликнул: «Господи помилуй». Над его головой в это время сияла лучезарная звезда. Как-то раз, также до удара в било, вышел из кельи некий брат и видит: пред храмом стоит старец с воздетыми к небу руками и молится, а руки его сияют, как горящие лампады (102, 95–96). Источник.

* * *

Однажды принесли для братии рыбы. Повар испек ее и отдал келарю. Келарь куда-то вышел, оставив рыбу в келарне на полу, и поручил стеречь ее малолетнему отроку, прислуживавшему авве Геласию. Отрок не смог удержаться и с жадностью начал есть рыбу. Когда келарь вернулся, то увидел, что отрок ест рыбу, рассердился на него и толкнул. Случилось так, что удар пришелся в место, близкое к сердцу; отрок стал задыхаться и умер. Келарь, объятый страхом, положил отрока на свою постель и покрыл, а сам пошел к авве Геласию, пал к ногам его и возвестил о случившемся. Старец повелел никому не говорить, а вечером принести отрока в церковь и положить перед жертвенником. Когда это было исполнено, старец вошел и встал на молитву. Вскоре братия собрались для нощного богослужения; к ним вышел старец, за которым шел и отрок. Об этом никто не знал до самой кончины старца (106, 87).

* * *

Авва Милисий, проходя через площадь, увидел одного монаха, которого осуждали как убийцу. Старец, провидя, что это клевета на брата, попросил показать ему убитого. Авва приблизился к мертвецу и повелел всем усердно молиться. Когда же он сам простер руки к небу, мертвый встал, и авва спросил его: «Кто тебя убил?» Тот указал, кто из-за денег убил его и бросил в монастырь аввы, а также воскликнул: «Прошу вас, возьмите у него эти деньги и отдайте их моим детям». Тогда авва сказал ему: «Пойди и спи, доколе приидет Господь и возбудит тебя» (97, 168).

* * *

Однажды авва Макарий увидел на поле вдову, собиравшую колосья. Она непрестанно плакала. Старец, подозвав владельца поля, спросил его, почему эта вдова так горько плачет. Тот рассказал, что ее муж взял у одного человека поклажу и вскоре умер, не успев сказать жене, где он положил ее. И теперь хозяин поклажи хочет взять в рабство ее и детей. Узнав это, старец повелел показать место, где похоронили ее мужа.

Пришедши туда, авва Макарий помолился вместе с братией и воззвал к мертвецу, назвав его по имени: «Скажи, где положил ты чужую поклажу?» Мертвый ответил: «Она спрятана в моем доме, в ногах постели». Тогда старец говорит ему: «Спи опять до дня Воскресения!» Видя это, братия от страха пали к ногам старца, а он сказал им: «Не ради меня сие, ибо я ничто. Бог сделал это дело для вдовицы и сирот ее, а главное в том, что Бог хочет, чтоб душа не грешила, и о чем ни попросит, – получит». Вдова, взяв поклажу, отдала ее хозяину и этим освободила себя и детей от рабства (97, 143–144).

* * *

Поведал некий старец, что как-то авва Даниил пришел в селение для продажи рукоделия. Молодой человек, житель того селения, упросил его войти в дом свой и сотворить молитву о жене его, которая была бесплодна. Старец вошел в дом и помолился. По благоволению Божию жена зачала ребенка. Узнав об этом, некоторые, чуждые страха Божия, начали злоречить, говоря, что жена молодого человека зачала от аввы Даниила. Дошли эти толки и до старца. Он послал сказать молодому человеку: «Когда жена твоя родит, извести меня». Он так и поступил, и тогда авва попросил, чтобы позвали его на крестины. Когда наступил день крещения и все друзья и родственники сидели за столом, старец взял дитя на руки и пред всеми спросил его: «Кто твой отец?» Дитяти было двенадцать дней, и оно, протянув руку и показав пальцем на молодого человека, сказало: «Вот мой отец». Все, видевшие это, прославили Бога, а старец встал из-за стола и удалился в скит (106, 91).

* * *

В царствование благоверного императора Маврикия, когда сарацинский предводитель Иамес производил грабежи, авва Николай проходил вблизи Аннона и Эдона. Увидал трех сарацин и при них пленного юношу замечательной красоты лет двенадцати, которого сарацины намеревались отдать своим жрецам для жертвоприношения. Авва долго упрашивал их отдать ему юношу, предлагая себя вместо него, но сарацины не соглашались. Тогда авва Николай, повергшись пред Богом, произнес: «Спасителю наш, Господи Боже, спаси раба Твоего!» И вдруг сарацины, объятые гневом, обнажили мечи и изрубили друг друга. Авва, возблагодарив Бога, забрал юношу к себе в пещеру. Юноша не захотел уходить от аввы. Он отрекся от мира и, прожив иноком семь лет, мирно отошел ко Господу (102, 144–145).

* * *

В окрестностях Фиваиды, в пределах Гермополя, расположено было около десяти языческих поселений, где очень сильно процветало суеверие. Устроив однажды шествие с огромным истуканом, жрецы и народ обходили селения с неистовством и плясками, испрашивая у своих богов дождя. Случилось проходить около тех мест и блаженному Аполлонию. Сжалившись над народом, авва склонил колена и призвал Господа и Спасителя нашего. И все, кто только участвовал в бесовском бесчинстве, внезапно остановились и не могли двинуться с места. Долго стояли в таком положении язычники. Прохожие люди недоумевали, что же случилось, и стали выяснять причину необычайного явления. И тогда жрецы сказали им, что вблизи пустыни живет христианин по имени Аполлоний, и что это его дело, и если он не смилуется, не избежать им беды.

Отправились послы к человеку Божию с обещанием отказаться от своего заблуждения и, если Аполлоний разрушит их узы, поклоняться и служить его Богу. Авва немедленно пришел, совершил молитву и освободил их. Люди бросились к нему, благодаря и прославляя истинного Бога. Предав истукана огню, народ последовал за старцем. Вступив в лоно Церкви, многие из них избрали иноческую жизнь и остались с блаженным Аполлонием (99, 43).

* * *

Однажды пошли мы к некоему старцу высокой жизни. Когда мы были еще далеко, солнце начало заходить. Авва Виссарион, шедший с нами, помолившись в себе, сказал вслух: «Господи, молю Тебя, да станет солнце, пока я приду к рабу Твоему». Солнце остановилось и пребывало неподвижным, доколе мы не достигли кельи старца, к которому шли с целью получения душевной пользы (106, 79).

* * *

Авве Виссариону нужно было переправиться через реку. Сотворив молитву, он пошел по реке, как по суху, и вышел на другой берег. В удивлении я поклонился ему и спросил: «Что чувствовали ноги твои, когда ты шел по воде?» Старец отвечал: «Пяты ног чувствовали воду, а прочее было сухо». Таким образом не раз переправлялся он через великую реку Нил (106, 79). Источник.

* * *

Как-то вошел я к авве Виссариону в келью и застал его стоящим на молитве. Руки его были простерты к небу, и он оставался в этом подвиге четырнадцать дней. После этого, призвав меня, он сказал: «Следуй за мной», – и мы вышли и пошли в пустыню. Почувствовав жажду, я сказал ему: «Авва, я хочу пить!» Старец, взяв мою милоть, отошел на вержение камня и, сотворив молитву, принес мне милоть, полную воды (97, 51).

* * *

Авва Дула, ученик аввы Виссариона, рассказывал следующее: «Однажды мы шли по морскому берегу. Я почувствовал большую жажду и сказал авве Виссариону: «Отец, меня томит жажда». Старец, помолившись, сказал мне: «Напейся из моря». Морская вода сделалась пресной, и я утолил жажду. Затем я налил воды в сосуд, желая взять с собой воду, если снова начну чувствовать жажду. Старец, увидев это, сказал: «Для чего ты сделал это?», а я ответил: «Прости меня, отче, я это сделал из опасения, что мне опять захочется пить». Тогда старец сказал: «Как здесь – Бог, так и везде – Бог» (106, 78–79). Источник.

* * *

Один из отцов поведал об авве Ксое Фивейском следующее. Ходил авва однажды на Синайскую гору. Возвращаясь оттуда, встретился с братом, который, вздыхая, сказал ему: «Авва! мы страждем от бездождия». Старец отвечал: «Почему вы не молитесь и не просите Бога?» Брат сказал: «И молимся, и просим, но дождя нет». «Видно, вы молитесь не усердно, – отвечал на это старец, – хочешь ли увериться, что это так?» С этими словами он простер руки к небу, начал молиться, и сразу же пошел дождь. Брат, увидав это, пришел в величайшее удивление, пал на лицо свое пред старцем. Старец же поспешно удалился. О случившемся брат рассказал всем, и все прославили Бога (106, 308).

* * *

Случилось бездождие великое, и молился епископ, чтобы послал Бог дождь. И пришел к нему голос: «Пойди с утра к таким-то воротам и, кого увидишь входящим первым, останови его. Он помолится, и будет дождь». Так епископ и сделал: вышел с клиром своим и сел у ворот. И вот идет некоторый старец, эфиоплянин, неся связку дров, чтобы продать в городе. Встав, епископ остановил его и стал просить: «Помолись, авва, чтобы пошел дождь». Старец же не хотел, но, будучи понуждаем, помолился, и пошел сильный дождь. Тогда епископ обратился к старцу со словами: «Окажи любовь, авва, и доставь нам пользу, скажи нам о жизни твоей, чтобы и мы были ревностны». И сказал старец: «Прости меня, господин. Когда я нарублю эту небольшую связку дров, вхожу в селение и продаю ее, и более двух хлебцев не оставляю себе, остальное же раздаю бедным, и сплю при церкви, и опять выхожу за город и делаю то же. Если же бывает зима, день или два остаюсь голоден, пока не настанет опять хорошая погода, чтобы можно было мне идти опять нарубить дров». Получив великую пользу от делания старца, епископ прославил Бога (98, 462–463).

* * *

В местности близ Иордана жил отшельник по имени Феодор. Ему необходимо было отправиться в Константинополь, и он сел на корабль. Плавание по морю замедлилось, и пресной воды не хватало. Матросы и пассажиры пришли в большое уныние и отчаяние. Тогда отшельник встал, простер руки к небу – к Богу, избавляющему от смерти души наши. Сотворив молитву и осенив море крестным знамением, он сказал матросам: «Благословен Господь! Почерпните воды сколько нужно». Они наполнили все сосуды пресной водой из моря (102, 159). Источник.

* * *

Отшельник авва Григорий рассказывал: «Как то уезжая из Византии, я сел на корабль. Вместе со мной отправился на богомолье в (Святой град один писарь с женою. Хозяин корабля был человек богобоязненный и постник. Во время плавания слуги писаря, не жалея, тратили воду. Среди моря воды не хватило, и для нас настала большая беда. Все плывшие на корабле изнемогали от жажды. Надежда на спасение исчезла, тогда писарь разгневался и хотел умертвить хозяина корабля. Я начал его уговаривать: «Будем лучше молиться Господу Иисусу Христу, истинному Богу нашему, творящему великие и дивные чудеса. Ты посмотри, и сам хозяин корабля уж три дня постится и молится». Тогда писарь пришел в себя и успокоился. На четвертый день хозяин вдруг закричал громким голосом: «Слава Тебе, Христе Боже наш!» – так что мы вздрогнули от его крика. «Растяните кожи», – сказал он. Лишь только разложили кожи, внезапно появилось облако над кораблем, и пошел проливной дождь, пока не удовлетворена была потребность в воде. Но вот что было удивительно: корабль несся по ветру, облако шло за ним, и дождь падал только на корабль» (102, 159–100). Источник.

* * *

Говорил авва Софроний: «Я молил Бога, чтобы демоны не приближались к моей пещере. И я видел, что они на три стадии подходили к пещере, но совсем приблизиться не могли» (102, 147). Источник.

* * *

В Кириллову обитель принесли тяжело больного человека, который просил, чтоб его постригли перед смертью. Преподобный облек его в иноческий образ с именем Далмат. Через несколько дней стал он умирать и просил причастить его Святых Тайн. Но священник замедлил с совершением Литургии, и, когда принес Святые Дары в келью, болящий уже скончался. Смущенный иерей поспешил сказать о том преподобному. Святой Кирилл Белоезерский весьма огорчился, скоро затворил оконце своей кельи и встал на молитву. Немного спустя пришел келейник, служивший Далмату, и сообщил блаженному, что Далмат еще жив и просит приобщиться. Немедленно послал святой Кирилл за священником. Хотя тот был уверен, что Далмат уже умер, однако же пошел. Сильно удивился иерей, увидев Далмата, сидящего на постели. Как только он причастился Святых Тайн, стал прощаться со всей братией и тихо отошел ко Господу (115, 306–307).

* * *

К старцу, иеросхимонаху Иисусу, ночью пришли разбойники с намерением обокрасть его, не зная, что у него нечего было похитить. Притаившись в сокровенном месте кельи, они ждали, пока старец уйдет в церковь к утреннему богослужению. Старец же стоял на обычном своем правиле и прозрел приход их. Тогда он помолился так: «Боже, пошли сон рабам Твоим, утрудившимся в суетном угождении врагу». Молитва была услышана, и незваные посетители спали в келье старца пять дней и пять ночей, пока сам старец, пришедши с братией, не разбудил их словами: «Доколе стережете всуе? Подите в домы свои». Пробудившись, они встали, но идти не могли, потому что немало времени пробыли без пищи. Старец накормил их и отпустил (113, 127).

* * *

К иеросхимонаху Иисусу забрались в огород воры. Набрав овощей, они хотели уйти, но не могли сойти с места. Так простояли они два дня и две ночи неподвижно под тяжелым бременем, потом начали кричать: «Отче святый, пусти нас». На голос пришли некоторые из братии, но не могли им помочь. Позвали старца, и он сказал им: «Вы, всю жизнь пребывая в праздности, крадете чужие труды, поэтому стойте здесь в праздности все годы вашей жизни». Со слезами умоляли воры отпустить их, обещая впредь не делать ничего подобного. Тогда старец сказал: «Благословен Бог, укрепляющий вас, потрудитесь год в этой обители на братию». После того разрешил их своею молитвою от невидимых уз, и они действительно трудились в скиту год (113, 128).

* * *

Некогда за грехи восхотел Бог истребить город Устюг. Блаженному Прокопию было об этом открыто, и он, придя в храм, поведал об этом причту и народу. «Покайтесь, братия, в своих грехах, – говорил он, – чтобы получить от Бога милость. Если вы не покаетесь, все погибнете от огня и града!» Люди не поверили блаженному и рассуждали так: «Человек этот юрод и разумно никогда не говорил. Зачем слушать его?» Святой же не переставал увещевать их. На третий день он уже ходил по всему городу и со слезами убеждал всех позаботиться об отвращении гнева Божия. Жители и тут не послушали Прокопия. Тогда он пришел на паперть храма Пресвятой Богородицы и со многими слезами молил Бога о помиловании. Через неделю, в полдень, вдруг внезапно нашло на город необыкновенное облако, и днем сделалось темно, как ночью. Видя это страшное явление, люди, недоумевая, восклицали: «Что же это такое?» И вот беспрестанно стали бороздить небо молнии, раздавались ужасные раскаты грома, колебалась земля, воздух сделался удушлив. Тут только народ вспомнил слова блаженного Прокопия о грозящей городу гибели. Тотчас же все бросились в соборный храм Пресвятой Богородицы и со слезами стали просить Господа о помиловании; вместе с народом молился и блаженный. Молитва была услышана: тучи отошли, во время всеобщей молитвы от иконы Владычицы истекло миро, воздух очистился. Тучи же собрались над лесом, и выпал град, подобно камню, который сокрушил деревья, а молния попалила их. Из людей же никто не пострадал, сохранился и домашний скот (112, 811–812).

* * *

Однажды, возвращаясь в Глинскую пустынь, о. Архип и о. N. очень задержались. Ночь была темная, а дорога проходила по краю глубокого рва. Кучер предлагал сойти, и о. N. согласился, но о. Архип не хотел, он сказал: «Молись Богу, на Него надейся, нас сохранят Ангелы Его». С этими словами старец Архип склонил голову и стал внутренне молиться. Страшно было ехать в полном мраке при ежеминутной опасности рухнуть в пропасть, о. N. мысленно осуждал о. Архипа, хотел вновь сойти. Прозревая его мысли, старец взял за руку о. N. и сказал: «Сиди, я отвечаю, веруй, Господь не попустит». «Не придется отвечать, когда ринемся головой вниз, не соберешь и костей наших», – помыслил о. N.. но покорился. Вдруг появился какой-то луч, освещающий лошадей и овраг, все остальное оставалось в темноте. О. N. указал о. Архипу на чудесное освещение, тот молча кивнул головой, чтоб не прервать молитвы сердца. Как только миновала опасность, о. Архип открыл глаза, перекрестился и громко прославил Бога. С окончанием молитвы старца луч света исчез, воцарилась непроглядная тьма. Луны не было видно всю дорогу до самой Глинской пустыни. Это еще больше убедило спутников о чудесном освещении им дороги по молитвам о. Архипа (96, 451).

* * *

Глинский подвижник старец Макарий, исполнявший должность благочинного, выйдя однажды во время утреннего богослужения из церкви, внезапно увидал над братской кухней столп света. Будучи гам просвещен Духом Божиим, он понял, откуда такое явление, и поспешил тихо пройти в кухонный коридор. Приблизившись к двери, в щель он увидал старца Феодота, стоящего на коленях перед иконою Спасителя с воздетыми вверх руками, и из уст его выходил пламенный пук видимого света, который, протягиваясь к иконе, разливался и освещал то место, где стояла икона. Увидев это, старец Макарий был поражен чудным зрелищем и в страхе отступил назад. С чувством великого благоговения рассказывал он впоследствии об этом братии. Также и другие видели старца Феодота во время молитвы, освещенного неземным светом (96, 260).

* * *

Отшельника, жившего близ Иордана, однажды навестил один старец из лавры Каламонской. «Проведя столько времени в безмолвии и подвижничестве, чего ты достиг?» – спросил гость. – «Ступай и возвратись дней через десять, тогда я скажу тебе». Придя на десятый день, старец нашел отшельника уже умершим. На черепе было начертано: «Прости меня, отче, я никогда при исполнении своего правила не обращал своих мыслей к земному» (102, 92). Источник.

* * *

Некоему старцу дана была благодать видеть сокровенное. Он сказывал: «Я видел в общежительном монастыре, что один из братии занимался в келье умною молитвой, а пришедший демон стоял вне кельи. Доколе брат занимался умною молитвой, демон не мог войти в келью, а как брат перестал заниматься ею – демон вошел» (106, 524).

* * *

Случилось, что братия вкушали пищу в церкви на вечери любви. Они завели разговор между собою. Тогда бывший тут пресвитер из Пелусии остановил их, сказав: «Молчите, братия, я знаю, что один из братии вкушает пищу с нами и пьет чашу наравне с прочими, но молитва его, как пламень огненный, восходит к Богу» (106, 135). Источник.


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс