Паримии страстной субботы

Пят­на­дцать сту­пе­ней к Пасхе

Андрей Дес­ниц­кий

На бого­слу­же­нии в суб­боту перед Пасхой в храмах вспо­ми­на­ется весь долгий путь к Вос­кре­се­нию, и, в част­но­сти, чита­ются пят­на­дцать пари­мий (то есть отрыв­ков) из Вет­хого Завета. Это не просто крат­кая «исто­ри­че­ская справка», но своего рода пунк­тир­ный взгляд на исто­рию. Выстро­ены пари­мии не в хро­но­ло­ги­че­ском и не в каком-то ином фор­маль­ном порядке, но, глядя на них, можно поста­раться понять смысл и внут­рен­нюю логику именно такого их рас­по­ло­же­ния. Вот они:

1. Бытие (Быт.1:1–13) гово­рит нам о начале сотво­ре­ния мира, не доходя даже до сотво­ре­ния чело­века. Эти строки напо­ми­нают нам, что для хри­стиан Пасха — явле­ние кос­ми­че­ского мас­штаба, меня­ю­щее жизнь всего мира.

2. Исаия  (Ис.60:1–16), про­ро­че­ство о гря­ду­щей славе Иеру­са­лима, сразу же напо­ми­нает нам, что при всем своем кос­ми­че­ском мас­штабе Вос­кре­се­ние про­изо­шло в кон­крет­ном городе и в опре­де­лен­ное время, что оно глу­боко свя­зано с исто­рией изра­иль­ского народа.

3. Исход (Исх.12:1–11) — этот отры­вок опи­сы­вает пра­вила вет­хо­за­вет­ной Пасхи, кото­рую и по сей день отме­чают иудеи, вспо­ми­ная исход изра­иль­тян из Египта. Толпа рабов стала единым наро­дом. Начи­ная с ночи того самого Исхода, евреи при­но­сили на Пасху жертву: Агнец у вас должен быть без порока, муже­ского пола… пусть зако­лет его все собра­ние обще­ства Изра­иль­ского вече­ром, и пусть возь­мут от крови его и пома­жут на обоих кося­ках и на пере­кла­дине дверей в домах, где будут есть его (Исх. 12:5,7).

В ночь первой Пасхи в Египте погибли все пер­венцы, но еврей­ские дома, отме­чен­ные кровью агнца, оста­лись невре­димы: его смерть была иску­пи­тель­ной.

Иоанн Кре­сти­тель в самом начале слу­же­ния Христа назвал его Агнцем, беру­щим на себя грехи мира, и хри­сти­ане дей­стви­тельно верят, что Его жерт­вен­ная смерть была иску­пи­тель­ной для всего чело­ве­че­ства.

4. Далее цели­ком чита­ется Книга про­рока Ионы, что кажется очень стран­ным. Здесь не упо­ми­на­ется ни о какой Пасхе, это вообще стран­ная исто­рия о про­роке, кото­рый не захо­тел испол­нять пове­ле­ние Гос­пода и бежал прочь, но в конце концов вынуж­ден был про­по­ве­до­вать в Нине­вии, сто­лице асси­рий­ской импе­рии (для изра­иль­тян само назва­ние города озна­чало при­мерно то же самое, что для наших пред­ков гит­ле­ров­ский Берлин).

Еще прежде смерти Иисус гово­рил, что про­ве­дет во чреве земли три дня и три ночи, как Иона провел такое же время во чреве огром­ной рыбы. Это сов­па­де­ние можно было бы счи­тать внеш­ним, но есть в книге Ионы и нечто другое: она рас­ска­зы­вает, что даже самый жесто­кий и извра­щен­ный город, Нине­вия, тоже дорог Богу, что Гос­подь желает не пока­рать его, а обра­тить к пока­я­нию.

Ново­за­вет­ная Пасха — празд­ник про­ще­ния и при­ми­ре­ния Бога с людьми, и мы в каком-то смысле все выходцы из такой же Нине­вии, хотя порой ставим себя в поло­же­ние упря­мого и неми­ло­серд­ного про­рока, кото­рый «знает, как надо».

5. Иисус Навин (Нав.5:10–15) — этот неболь­шой отры­вок рас­ска­зы­вает о первой вет­хо­за­вет­ной Пасхе, кото­рую изра­иль­тяне совер­шили после входа в Землю обе­то­ван­ную. Прежде мы слы­шали пред­пи­са­ния о празд­нике, здесь идет рас­сказ об их испол­не­нии.

6. Исход (Исх.13:20–15:19) повест­вует о пере­ходе изра­иль­тян через море при исходе их из Египта. Конечно, это собы­тие про­изо­шло раньше, чем собы­тия пятой пари­мии, но здесь своя логика, свя­зан­ная с празд­ни­ком Пасхи. До сих пор шла речь о риту­а­лах, здесь же звучит лико­ва­ние о сути празд­ника — состо­яв­шемся Исходе.

7. Софо­ния (Соф.3:8–15) — это снова про­ро­че­ство о гря­ду­щей славе. Ликуй, дщерь Сиона! тор­же­ствуй, Изра­иль! весе­лись и радуйся от всего сердца, дщерь Иеру­са­лима! Отме­нил Гос­подь при­го­вор над тобою, про­гнал врага твоего! Гос­подь, царь Изра­и­лев, посреди тебя: уже более не уви­дишь зла (Соф. 3:14–15). Дочь Сиона — так назы­вали город Иеру­са­лим, рас­по­ло­жен­ный на горе Сион, и в этих стро­ках Цер­ковь, назы­ва­ю­щая себя «новым Изра­и­лем», слышит обра­ще­ние к себе самой.

8. Третья книга Царств (3Цар.17:1,8–23) — рас­сказ о чуде­сах, сотво­рен­ных про­ро­ком Илией. Чудес­ным обра­зом умно­жа­ются послед­ние остатки пищи в доме бедной вдовы, а затем, когда ее сын уми­рает от болезни, Гос­подь по молитве про­рока вос­кре­шает его. Основ­ная тема здесь по-преж­нему — спа­се­ние, но теперь не обще­на­род­ное, а личное спа­се­ние про­стых и непри­мет­ных людей, ока­зав­шихся в отча­ян­ном поло­же­нии.

9. Исаия (Ис.61:10–11; Ис.63:1–5) — здесь вновь звучат пла­мен­ные слова про­рока, но на сей раз мы слышим в них гроз­ное пре­ду­пре­жде­ние. Как хоте­лось бы думать, что празд­ник — это все­об­щее тор­же­ство, и ждать можно только хоро­шего… Но Гос­подь гово­рит: Я топтал точило один, и из наро­дов никого не было со Мною; и Я топтал их во гневе Моем и попи­рал их в ярости Моей; кровь их брыз­гала на ризы Мои, и Я запят­нал все оде­я­ние Свое; ибо день мщения — в сердце Моем (Ис. 63:3–4). Пасха — это еще и празд­ник посрам­ле­ния сил ада, пытав­шихся погло­тить Христа, и всякий, кто выби­рает ад, будет точно так же побеж­ден.

10. Бытие (Быт.22:1–18). Этот рас­сказ уводит нас в глу­бину тех времен, когда не было ни ветхо‑, ни ново­за­вет­ной Пасхи. Пра­о­тец Авраам услы­шал обра­щен­ный к нему Божий призыв: Возьми сына твоего, един­ствен­ного твоего, кото­рого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там при­неси его во все­со­жже­ние на одной из гор, о кото­рой Я скажу тебе (Быт. 22:2). Авраам встал и пошел, куда позвал его Гос­подь, взяв с собой сына. Уже когда он готов был совер­шить закла­ние, Ангел оста­но­вил его зане­сен­ную руку: это было всего лишь испы­та­ние, кото­рое Авраам с честью выдер­жал.

Именно Авраам с его без­гра­нич­ным дове­рием Богу стоит у исто­ков вет­хо­за­вет­ного Изра­иля и ново­за­вет­ной Церкви, но дело не только в этом. Хри­сти­ане издревле видели в этом несо­сто­яв­шемся жерт­во­при­но­ше­нии про­об­раз другой жертвы, при­не­сен­ной на Гол­гофе. Иисус пошел на смерть бес­пре­ко­словно, как Исаак, и Отец Небес­ный был готов к этой жертве Сына «нашего ради спа­се­ния», как и Авраам.

11. Исаия (Ис.61:1–9) — еще один отры­вок из самой цити­ру­е­мой про­ро­че­ской книги раз­ви­вает тему зем­ного слу­же­ния Христа: Гос­подь пома­зал Меня бла­го­вест­во­вать нищим, послал Меня исце­лять сокру­шен­ных серд­цем, про­по­ве­до­вать плен­ным осво­бож­де­ние и узни­кам откры­тие тем­ницы. Именно это и про­ис­хо­дило до того, как совер­ши­лась Гол­гоф­ская жертва, и эти про­ро­че­ские слова Сам Иисус читал в сина­гоге Наза­рета, как повест­вует еван­ге­лист Лука (Лк.4:17–19). Они были своего рода при­зна­ком, по кото­рому евреи должны были опре­де­лить время при­хода Мессии, и об этом им напом­нил Иисус.

12. Чет­вер­тая книга Царств (4Цар.4:8–37) рас­ска­зы­вает о вос­кре­ше­нии еще одного маль­чика, и на сей раз это чудо про­изо­шло по молитве про­рока Елисея. Этот рас­сказ, как и ана­ло­гич­ный рас­сказ об Илии, под­чер­ки­вает, что еван­гель­ские чудеса про­дол­жают линию, нача­тую в Ветхом Завете.

13. Исаия (Ис.63:11–64:5) — здесь пророк древ­него Изра­иля обра­щает к Богу уди­ви­тель­ные на первый взгляд слова: Только Ты — Отец наш; ибо Авраам не узнаёт нас, и Изра­иль не при­знаёт нас своими; Ты, Гос­поди, Отец наш, от века имя Твое: “Иску­пи­тель наш” (Ис. 63:16). Это звучит почти как отры­вок из Еван­ге­лия: не стоит никому наде­яться на физи­че­ское про­ис­хож­де­ние от Авра­ама — под­лин­ным Отцом для веру­ю­щего оста­ется только Бог.

14. Иере­мия (Иер.31:31–34) — эти слова Вет­хого Завета пред­ска­зы­вают заклю­че­ние Нового Завета, что и отме­ча­ется на пас­халь­ном тор­же­стве: Вот насту­пают дни, гово­рит Гос­подь, когда Я заключу с домом Изра­иля и с домом Иуды новый завет… вложу закон Мой во внут­рен­ность их и на серд­цах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим наро­дом. Нетрудно услы­шать здесь прямую пере­кличку со сло­вами Исаии из преды­ду­щей пари­мии.

15. Даниил (Дан.3:1–88) — длин­ная и тор­же­ствен­ная песнь трех отро­ков в печи вави­лон­ской стала источ­ни­ком мно­же­ства цитат в бого­слу­жеб­ных пес­но­пе­ниях; вновь и вновь звучит на вечерне голос хора, повто­ря­ю­щий припев: «Гос­пода пойте и пре­воз­но­сите Его во веки». Но это не просто кра­си­вая поэзия — исто­рия из Вет­хого Завета повест­вует о трех юношах, кото­рые за веру в Еди­ного Бога были бро­шены в огнен­ную печь, но оста­лись там невре­ди­мыми. Их мучи­тели, глядя на огонь со сто­роны, видели не только их троих, но и таин­ствен­ного Чет­вер­того. И хри­сти­ане видят в этом явле­нии про­об­раз схож­де­ния Христа во ад, откуда он вывел спа­сен­ных людей.

журнал «Фома»

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки