Проповедь в День первоверховных апостолов Петра и Павла — протоиерей Олег Стеняев

Проповедь в День первоверховных апостолов Петра и Павла — протоиерей Олег Стеняев


Сего­дняш­ний день Свя­тая цер­ковь вспо­ми­нает пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Петра и Павла. Это были очень раз­ные люди. Что мы знаем об апо­столе Петре? Он был по про­фес­сии рыбак, гали­лей­ский рыбак, кото­рый имел семью.
Во Имя Отца и Сына и Свя­того Духа!

Сего­дняш­ний день Свя­тая Цер­ковь вспо­ми­нает пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Петра и Павла. Это были очень раз­ные люди.

Что мы знаем об апо­столе Петре? Он был по про­фес­сии рыбак, гали­лей­ский рыбак, кото­рый имел семью. Мы знаем, что Хри­стос исце­лил его тёщу, это опи­сано в Еван­ге­лии. Апо­стол Петр был про­стой, бед­ный чело­век, но, в то же время, мы знаем, что у него был очень импуль­сив­ный харак­тер, несмотря на то, что среди апо­сто­лов он был, навер­ное, самый стар­ший. Харак­тер у него был как у юноши. Помните, как на горе Фавор он ска­зал, как Евфи­мий Зига­бен пишет: “В свя­щен­ном безу­мии Петр ска­зал: как хорошо нам здесь быть, построим три кущи для Хри­ста, Мои­сея, Илии и посе­лимся на этой горе”. Помните, как на Тай­ной Вечере импуль­сивно он вос­клик­нул: “все отре­кутся — я не отре­кусь!” А когда на берегу Гали­лей­ского моря уви­дел Вос­крес­шего Хри­ста, пре­по­я­сался одеж­дою, прыг­нул из лодки в море и поплыл к берегу навстречу Хри­сту. Давайте вспом­ним, как во время бури апо­стол Петр пошел по водам, но, уви­дев высо­кие волны, испу­гался и стал уто­пать. Это был инте­рес­ный харак­тер, кра­си­вая душа, по-сво­ему про­ти­во­ре­чи­вый, импуль­сив­ный чело­век, но искрен­ний во всём. Когда он услы­шал крик петуха, как он зары­дал горько и как потом Хри­стос, нежно обли­чая его, спро­сил три­жды: “любишь ли ты Меня?”

Апо­стол Павел явля­ется про­ти­во­по­лож­но­стью апо­стола Петра. Апо­стол Павел был из бога­той еврей­ской семьи. Только бога­тые евреи могли купить себе рим­ское граж­дан­ство в то время. А, как мы знаем, апо­стол Павел был рим­ский граж­да­нин. У апо­стола Павла было бле­стя­щее обра­зо­ва­ние, в отли­чие от апо­стола Петра, о кото­ром иудеи гово­рили: “он не книж­ный чело­век”. Так вот Павел был, наобо­рот, очень книж­ный чело­век, он учился у ног Гама­ли­ила, он был из колена Вени­а­мина. Его имя до обра­ще­ния ко Хри­сту — Савл, Шауль по-еврей­ски. Савл был гони­тель хри­стиан. Когда буду­щий Павел, а тогда Савл, участ­во­вал в поби­е­нии кам­нями архи­ди­а­кона Сте­фана, то, за мало­лет­ство, ему не раз­ре­шили бро­сать камни, но он охра­нял одежды тех людей, кото­рые поби­вали кам­нями Сте­фана, а для удоб­ства сняли с себя верх­нюю одежду.

Когда Савл под­рос, он под­рос в своей злобе про­тив Хри­ста и уче­ни­ков Хри­ста. И Савл выпро­сил письма от еврей­ских пер­во­свя­щен­ни­ков в Иеру­са­лиме, чтобы идти в Дамаск и там гнать после­до­ва­те­лей Хри­ста. И когда Савл, буду­щий Павел при­бли­жался к Дамаску, дыша угро­зами и убий­ством, как напи­сано в Дея­ниях Свя­тых Апо­сто­лов, вне­запно осиял его свет с неба и он услы­шал слова: “Савл, Савл, что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти про­тив рожна”. Уди­вив­шись этому виде­нию, Савл спра­ши­вает: “Кто ты, Гос­поди?” И слы­шит в ответ слова с небес: “Я Иисус, Кото­рого ты гонишь. Трудно тебе идти про­тив рожна”. Савл, потря­сен­ный тем, что Иисус есть Гос­подь, падает ниц и гово­рит: “Что пове­лишь мне, Гос­поди?” И с этого момента он ста­но­вится слу­жи­те­лем Иисуса Хри­ста. По пре­да­нию, имя Павел он взял в честь пер­вого языч­ника, кото­рого он кре­стил в хри­сти­ан­стве. Настолько для него это было уди­ви­тельно — обра­ще­ние пер­вого чело­века, кото­рого он сам обра­тил, он взял его имя.

Вза­и­мо­от­но­ше­ние между Пет­ром и Пав­лом были тяже­лые. Во Вто­ром Посла­нии апо­стола Петра тре­тья глава, пят­на­дца­тый, шест­на­дца­тый стих апо­стол Петр кри­ти­кует посла­ние апо­стола Павла. Он пишет, что в этих посла­ниях есть нечто неудо­бо­вра­зу­ми­тель­ное, то есть трудно пони­ма­е­мое. Так, что невежды неутвер­жден­ные, к соб­ствен­ной своей поги­бели, пре­вра­щают, то есть иска­жают, как и про­чие писа­ния. В посла­нии к Гала­там Павел, в свою оче­редь, осуж­дает апо­стола Петра за то, что он посту­пает (дословно): “не по истине Еван­гель­ской, лице­ме­рил в при­сут­ствии при­шед­ших от Иакова, нахо­дясь среди языч­ни­ков”. Но, в смерти они ока­за­лись вместе.

У них была раз­ная стра­те­гия мис­си­о­нер­ского слу­же­ния. Павел выра­зил это сло­вами: “как Петру при­над­ле­жит бла­го­вест­во­ва­ние среди обре­зан­ных, так мне при­над­ле­жит бла­го­вест­во­ва­ние среди необ­ре­зан­ных”. И апо­стол Петр, когда обли­чает неудо­бо­вра­зу­ми­тель­ное у Павла, сна­чала пишет: “как и воз­люб­лен­ный брат наш Павел, по дан­ной ему пре­муд­ро­сти, напи­сал вам”.

Это были тяже­лые вре­мена, слож­ные вре­мена. Пупо­вина между сина­го­гой и цер­ко­вью рва­лась долго, но в это время нача­лась слав­ная про­по­ведь Еван­ге­лия. Апо­стол Петр про­по­ве­до­вал, в основ­ном, среди иудеев, но именно Гос­подь посы­лает его в дом Кор­ни­лия сот­ника, языч­ника. Ему даётся виде­ние, что никого и ничто нельзя почи­тать нечи­стым, ибо Гос­подь всё освя­тил. И он при­бы­вает в Рим, где Петр ста­но­вится осно­ва­нием Рим­ской Церкви, её кам­нем, как Гос­подь ска­зал: “ты — Петр, камень, и на сем камне воз­двигну Цер­ковь Мою, и врата ада не одо­леют её”.

Апо­стол Павел пытался про­по­ве­до­вать среди евреев. У него не полу­чи­лось ничего. Его били пал­ками, кида­лись в него кам­нями и, устав от попытки обра­тить ко Хри­сту еди­но­пле­мен­ных, он отряс свои одежды и ска­зал: “теперь иду про­по­ве­до­вать языч­ни­ков”. И он ста­но­вится насто­я­щим апо­сто­лом наро­дов, он ста­но­вится апо­сто­лом языч­ни­ков, и он пишет: “я про­слав­ляю своё слу­же­ние”. Он обра­тил огром­ное коли­че­ство людей, было несколько мис­си­о­нер­ских путе­ше­ствий апо­стола Павла. Иудеи нена­ви­дели Павла, как пере­беж­чика из их лагеря в лагерь хри­стиан. И, даже, была группа иудей­ских фана­ти­ков, кото­рые дали обет не есть, не пить, пока не убьют Павла. Бог хра­нил его. Одна­жды, хри­сти­ане, спа­сая Павла, спу­стили его с город­ской стены на кор­зине, куда поса­дили его. Но, в конце кон­цов, он был схва­чен и иудеи хотели его погу­бить, и сам Павел потре­бо­вал суда кесаря, то есть импе­ра­тора. Его отпра­вили в Рим, где уже слу­жил, под­ви­зался во Хри­сте апо­стол Петр.

В это время импе­ра­то­ром Рима был Нерон, кото­рый стал импе­ра­то­ром в пять­де­сят чет­вер­том году от Рож­де­ства Хри­стова. Импе­ра­тор Нерон был жесто­кий и ковар­ный чело­век. Он погу­бил мно­гих своих род­ствен­ни­ков, он погу­бил свою род­ную мать. Нерон — это сим­вол зла. В хри­сти­ан­ском пони­ма­нии, в Апо­ка­лип­сисе — это зверь, кото­рый выхо­дит из без­дны. Это вели­кий и страш­ный пред­теча анти­хри­ста. Нерон счи­тал себя пре­крас­ным тан­цо­ром, имея кри­вые ноги. Он счи­тал себя вели­ким арти­стом, музы­кан­том и пев­цом, не имея слуха. Ино­гда он высту­пал прямо на арене рим­ского цирка: пля­сал, пел песни, играл на арфе и неко­то­рые люди теряли созна­ние; сидя на жаре им было тяжело слу­шать назой­ли­вого импе­ра­тора-актёра. Нерон не имел вдох­но­ве­ния и он пытался все­гда вызвать вдох­но­ве­ние каким-то искус­ствен­ным обра­зом. И именно тогда, когда Петр и Павел ока­за­лись в Риме (они про­тя­нули друг другу руки обще­ния и стали тру­дится вме­сте) — это был шесть­де­сят чет­вер­тый год от Рож­де­ства Хри­стова — в это время Нерон решил под­жечь город Рим. Он писал поэму о гибели древ­ней Трои, но у него не было вдох­но­ве­ния. И он ска­зал своим рабам и слу­гам: “Я нико­гда не видел горя­щий город, как я могу опи­сать гибель несчаст­ных тро­ян­цев?” И он при­ка­зал под­жечь город Рим. Сам он наблю­дал с холма за горя­щим горо­дом в одежде актёра с арфой в руках и сочи­нял пес­но­пе­ние — гимн о гибели Трои. Он рыдал о древ­них тро­ян­цев, взи­рая на гибель своей сто­лицы, слыша вопли рим­лян, кото­рые горели в этом огне.

После пожара народ воз­му­тился и надо было кого-то обви­нить в под­жоге Рима, и жена импе­ра­тора Нерона — Поппея Сабина, иудейка по веро­ис­по­ве­до­ва­нию, нашеп­тала ему обви­нить в под­жоге Рима хри­стиан. И тогда начали хва­тать всех хри­стиан, кото­рых только нахо­дили в Риме и в окрест­но­стях Рима. Были схва­чены мно­гие хри­сти­ане. Был схва­чен апо­стол Павел и только апо­стол Петр оста­вался на сво­боде. Хри­сти­ане пря­тали его, как лич­ного уче­ника Иисуса Хри­ста, как сви­де­теля, кото­рый видел сво­ими гла­зами, слы­шал сво­ими ушами, ося­зал сво­ими руками Бога-Слова Хри­ста Иисуса. И хри­сти­ане смогли выве­сти его за Рим, чтобы он, с юным послуш­ни­ком Мар­ком, поки­нул город. И, когда Петр ухо­дил из Рима, ему явился Хри­стос, Кото­рый нёс Крест на пле­чах и дви­гался в сто­рону Рима. Апо­стол Петр вос­клик­нул: “камо гря­деши?” — куда идешь, Гос­поди? На что Хри­стос отве­тил: “Я иду в Рим, чтобы уме­реть там вме­сто тебя”. Виде­ние исчезло и Петр ска­зал отроку Марку: “Я дол­жен вер­нутся и взойти на свой Крест”. Теперь уже были аре­сто­ваны два пер­во­вер­хов­ных апо­стола Церкви Иисуса Христа.

Импе­ра­тор Нерон, как пишет исто­рик Тацит, язы­че­ский исто­рик, в импе­ра­тор­ских садах делал забавы для языч­ни­ков: хри­сти­ан­ских детей заши­вали в шкуры мед­ве­жат, лисиц, вол­ков, сма­зы­вали смо­лою и стре­ляли в них огнен­ными стре­лами. Дети в аго­нии кри­чали, пылали, а рим­ляне забав­ля­лись уни­что­же­нием, как они гово­рили, хри­сти­ан­ского зве­рья. На аре­нах рим­ского цирка каж­дый день совер­ша­лись казни: хри­стиан бро­сали на съе­де­ния зве­рям. И это про­ис­хо­дило именно во время этого поста. Каж­дый день этого поста — это тысячи и тысячи хри­стиан древ­ней церкви: муж­чин, жен­щин, детей, ста­ри­ков, под­вер­га­лись ужас­ным мучениям.

К казни были при­го­во­рены вер­хов­ные апо­столы Петр и Павел. Павел, как рим­ский граж­да­нин, был при­го­во­рен к почет­ной казни через отсе­че­ния головы. Рим­ских граж­дан не пытали, им все­гда пред­ла­га­лась без­бо­лез­нен­ная казнь. Апо­стол Павел пре­кло­нил колени, он совер­шил свою молитву. Апо­стол Павел, кото­рого Зла­то­уст назы­вает арфой Духа Свя­таго, скло­нил свою голову под рим­ский меч и взо­шел к Иисусу Хри­сту на небеса. Когда каз­нили апо­стола Петра (он не имел рим­ского граж­дан­ства, его решили рас­пять, как вос­став­шего иудея, бег­лого раба), но пожи­лой Петр ска­зал: “я недо­стоин быть рас­пят, как мой Боже­ствен­ный Учи­тель. Рас­пните меня вниз голо­вою”. Рим­ских цен­ту­ри­о­нов это поза­ба­вило и они рас­пи­нают рыбака из Гали­леи — Пер­во­вер­хов­ного апо­стола Петра — вниз голо­вою. Так он остав­ляет этот мир.

Цер­ковь Рима уце­лела. Она сохра­ни­лась из крови апо­сто­лов Петра и Павла, она про­дол­жала из ката­комб сви­де­тель­ство­вать о Хри­сте. Конец Нерона был очень печа­лен. Про­тив него было настро­ено насе­ле­ние Рима, ему не пове­рили в том, что во всём вино­ваты хри­сти­ане, а, видя казни хри­стиан, даже языч­ники стали кри­чать: “Довольно крови! Довольно крови!” И, через какое-то время, сенат опол­чился про­тив Нерона. Его объ­явили вра­гом нации и импе­ра­тор бро­сился спа­саться. Никого не ока­за­лось рядом. Все его собу­тыль­ники (он был горь­кий пья­ница) раз­бе­жа­лись. Все дру­зья по блуду раз­бе­жа­лись (он был извест­ный похаб­ник). И он один метался по сво­ему заго­род­ному дворцу, и с ним оста­лась пожи­лая нянька, кото­рая кор­мила его своей гру­дью — кор­ми­лица. Она одна любила этого рыжего чело­века. Он был рыже­бо­ро­дый, как его назы­вали. И она ска­зала ему: “тебя хотят каз­нить, ты дол­жен уме­реть как импе­ра­тор”. Он решил бро­ситься в воды Тибра, чтобы уто­пится, но испу­гался, добе­жав до берега. Тогда он попро­сил, чтобы кто-то из воль­но­от­пу­щен­ни­ков зако­лол его мечом. Один согла­сился ему помочь. Перед смер­тью он вос­клик­нул: “Какой вели­кий артист поги­бает!” И был умерщ­влен. Кстати, в этот самый момент ска­кал всад­ник, кото­рый дол­жен был сооб­щить, что сенат про­стил Нерона и он может оста­ваться в живых. Его гибель — это про­об­раз гибели анти­хри­ста, этого дья­воль­ского арти­ста, кото­рый появится на арене миро­вой поли­тики, кото­рый будет пытаться оча­ро­вать мно­гих и мно­гих людей.

Итак, Петр и Павел — это сим­вол стой­ко­сти хри­сти­ан­ской веры. В наше время древ­ние гоне­ния воз­вра­ща­ются, и мы видим, как саранча из без­дны — воины ислам­ского госу­дар­ства — умерщ­вляют хри­стиан. Бра­тья и сестры! Вы нико­гда не заду­мы­ва­лись над тем, что каж­дый муж­чина-хри­сти­а­нин, кото­рого каз­нят иги­ловцы, имеет воз­мож­ность сохра­нить свою жизнь? Как только ска­жет, что он отре­ка­ется от Хри­ста и испо­ве­дует веру ислама, его сразу бы отпу­стили. И сколько ни каз­нили хри­стиан за послед­ние два-три года, несколько десят­ков и десят­ков, уже сотен, НИ ОДИН НЕ ОТРЕКСЯ ОТ ХРИСТА! Поэтому, в этих устра­ша­ю­щих каз­нях, мы видим победу хри­сти­ан­ских муче­ни­ков. Слово “муче­ник”, по-гре­че­ски “мар­ти­рос”, озна­чает сви­де­тель, то есть сви­де­тель веры, твер­до­сти сво­его испо­ве­да­ния. Все враги Церкви будут сокру­шены. Все Нероны будут сокру­шены. Все про­ли­ва­ю­щие кровь хри­стиан будут сокру­шены, а Цер­ковь будет суще­ство­вать вечно. Как Хри­стос и ска­зал: “Я создам Цер­ковь Мою и врата ада не одо­леют её”. И твер­дым осно­ва­те­лем Церкви явля­ются свя­тые апо­столы, среди кото­рых, как яркие звезды духов­ного кос­моса, сияют пер­во­вер­хов­ный апо­стол Петр, пер­во­вер­хов­ный апо­стол Павел.

Молите Хри­ста Бога спа­стись душам нашим!

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки