• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Проповеди архиепископа Георгия (Вагнера) Георгий (Вагнер), архиепископ

Проповеди архиепископа Георгия (Вагнера)

 
Рейтинг публикации:
(2 голоса: 4.5 из 5)

Проповеди архиепископа Георгия (Вагнера).

Оглавление*

 

^ Слово при наречении во епископа

В воскресенье 3-го октября 1971 года в Свято-Троицком Александро-Невском кафедральном соборе в Париже состоялась Архиерейская Хиротония профессора канонического права и литургики Свято-Сергиевского богословского института о. архимандрита Георгия (Вагнера).

Архиерейскую Хиротонию совершал Высокопреосвященный Георгий, архиепископ Западноевропейских Православных русских церквей в сослужении с Высокопреосвященным митрополитом Мелетием, экзархом Вселенского Патриарха, Преосвященным Мефодием, епископом Кампанским, Преосвященным Иеремией, епископом Сассимским и Преосвященным Александром, епископом Зилонским, с сонмом духовенства.

Наречение во Епископа имело место накануне, в субботу 2-го октября, в архиерейских покоях. Наречение совершали Владыка архиепископ Георгий, Владыка митрополит Мелетий, Владыка епископ Мефодий, Владыка епископ Иеремия и Владыка епископ Александр.

По оглашении Указа, архиереями был совершен молебен с пением тропаря и кондака святой Пятидесятницы.

Его Святейшество Святейший Вселенский Патриарх Афинагор I Синодальным определением даровал новому епископу титул древлепросиявшего града: Евдокиадский.

Архимандрит Георгии (Вагнер) при наречении произнес свое слово.

* * *

Ваши Высокопреосвященства! Ваши Преосвященства! Владыки мои Архипастыри!

Вы приглашаете меня вступить под всю тяжесть благого Евангельского ига Христова. Вы призываете меня на служение епископства, перед которым я благоговею, – зная, что это самое священное служение на земле. А за Вашим приглашением слышу я слово Самого Пастыреначальника Христа, обращающееся теперь ко мне: «Любишь ли ты Меня. А если любишь, паси овцы Моя». И я дерзаю ответить на этот призыв словами псалмопевца: «Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне. Чашу спасения прииму… Тебе пожру жертву хвалы, и Имя Господне призову… пред всем народом Его». Но оправдать такое дерзновение я не в состоянии. Оправдать такой смелый ответ – не в силах моих. Оправдать его может лишь действие тех даров Благодати, которые Вы собираетесь призывать на меня молитвою Вашею и всей Церкви – возложением святого Евангелия и Ваших архипастырских рук.

Владыки мои Архипастыри. И Вы – отцы, братья и сестры мои. Разрешите мне, вместе с Вами остановиться в этот час и смотреть на ту страшную ответственность, которая таинством Хиротонии возложится на меня. Знаю слово одного из древних учителей, на которые указал всем своим учением о. Николай Афанасьев, незабвенный мой учитель в парижской обители преподобного Сергия: «Qui vocatur ad episcopatum, non ad principatum vocatur, sed ad servitudinem totius ecclesiae» – «Кто призывается к епископству, не призывается к мирскому начальствованию, а к служению всей Церкви» (Ориген, In Cant. III).

Епископ должен быть, прежде всего, свидетелем истины. Самое служение его начинается с возложением на него – вместе с руками архипастырей – раскрытой книги Евангелия. И это совершается в момент Литургии, непосредственно предшествующий чтению Апостольского и Евангельского слова, на служение которому епископ поставляется. А этот момент Хиротонии предваряется торжественным возвещением исповедания Апостольской и Святоотеческой веры, о которой епископ должен свидетельствовать и словом и жизнью.

Итак, Хиротония возложит на меня великую ответственность – служить Церкви, прежде всего, в ее свидетельстве об истине Христовой, раскрытой в Евангелии и засвидетельствованной нам великими Отцами Церкви. И кажется мне, что эта ответственность особо велика в нашем веке, который так нуждается в живом свидетельстве Церкви о том, что повеления Божий суть «свет на земле» и среди христианского мира, который ищет ключ к своему единству и который этот ключ может найти только в вере и живом богословии великих Отцов. На служителей Церкви этим возлагается сугубая обязанность – снова и снова восходить к источникам: к Священному Писанию и к Отцам.

Но епископ – не только свидетель, проповедник Слова Божиего. Он должен быть вместе с тем – священнослужителем, литургом, который снова и снова ищет Лица Божия, стоит перед Ним, возносит Ему молитвы всей Церкви. Он поставляется для того, чтобы быть предводителем хора своих братьев-священнослужителей, окружающих на земле Престол Агнца.

Но и служение свидетельства и служение перед Престолом, а также и попечение о душах, людях и благоустроении церковном – все должно быть истинным служением пастырским. Все должно носить определенный характер именно пастырского служения – по образу, данному нам Единым истинным Пастырем Христом. Сам Царь славы, Единый Сын Святой Троицы, принявший наше человеческое естество, явил Себя нам не во всей страшной для нас и неприступной славе Своей, но в образе кроткого Пастыря – и Пастыря, Который стал Агнцем, дабы Крестом Своим дать нам жизнь Своего Воскресения. И, конечно, не мирское начальствование оставлено Христом служителям Его Церкви, но вверяется им свыше благодатная власть истины и пастырской любви, возможной на земле благодаря Его великой пастырской Любви. Он, распятый Победитель, воскресший и прошедший небеса, Пастыреначальник и Глава Своей Церкви, да удостоит и меня участия в этой Благодати.

Владыки мои Архипастыри, Вы призываете меня принять жребий участия в этом служении. И вот, я следую Вашему призыву – благодаря, приемля и нимало вопреки глаголя. Иду принять из Ваших рук назначенное мне преблагою Десницею Всевышнего. Но прошу Вас возносить о мне руки Ваши и молитвы, дабы я не оказался по немощи моей и скудости совсем непотребным ввиду возложенного на меня доверия Церкви, не оказался непотребным к принятию даров той Благодати, на которую я стараюсь совершенно уповать. Прошу и Вашей священной молитвы о мне, собранные здесь отцы мои и братья и сестры. Знаю, что молитва и духовная любовь всей Церкви поддерживает силы ее служителей.

Радуюсь, что призываюсь проходить мое служение в той священной свободе, опорой которой является наше единство со Вселенским Константинопольским Патриархатом, со Святейшим Константинопольским Престолом – великим историческим, законным и – дерзаю говорить – естественным центром единства и встречи всех православных.

Радуюсь, что Высокопреосвященнейшим, дорогим о Господе Владыкой нашим архиепископом Георгием призываюсь к служению священной Архиепископии, им возглавляемой, и к соcлужению с Преосвященнийшими епископами Владыкой Мефодием и Владыкой Александром. Эта Архиепископия всегда живет незыблемой своей верностью всему подлинному, святому преданию Православия, унаследованному ею с православного Востока, и преимущественно из древней, православной России. Но живет в ней и великое стремление к христианскому – именно Православному – пониманию всех настоящих духовных исканий и ценностей той Западной Европы, в которой Господь нам судил жить и служить, а мне и иметь свою земную родину.

Радуюсь, что само это теперешнее священное Собрание – благодаря участию в нем Высокопреосвященнейшего Владыки митрополита Мелетия и Преосвященнейшего епископа Владыки Иеремии – так ясно свидетельствует о кафолической – всеобъемлющей – природе Православия и о живом единстве Православной Церкви.

Благодарно исповедую мою привязанность к смиренной, но славной нашей Богословской школе преподобного Сергия, к ее прошлому, когда я в ней учился под ректорством приснопамятного епископа Кассиана и к ее настоящему, в котором мне благодаря приглашению ректора о. протоиерея Алексия и совета профессоров – теперь уже пять лет дано принимать участие. Сколь многим я обязан общению с учителями моими, с моими коллегами и студентами. Кончая, возвращаюсь к началу моего слова. «Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне?» Что у меня, что не было бы дано от Него. Все мое – не от меня. Итак, я должен теперь замолкнуть. Могу только преклонить сердце и колена и просить о дарах Благодати Утешителя.

«Дух Премудрости Твоея моим подаждь помышлениям, Дух разума безумию моему даруй… да на всяк день Духом Твоим благим к полезному наставляем, сподоблюся творити Заповеди Твоя.»

Да совершается сила Христова – и в немощи моей.

Да исполняется в моем служении воля Небесного Отца – и мною, недостойным Его Благости. Аминь

 

^ Воздвижение Креста Господня

Так возлюбил Бог мир…

Начало церковного года обращает наши взоры на Крест Христов – знамение непреодолимой любви Бога к созданному Им миру. Открывается церковный год двумя великими праздниками: сначала мы радостно встречаем Рождество Пресвятой Богородицы, а потом совершаем торжество Воздвижения Креста. Так соединяются в эти дни память о начале земного пути Христова с памятью о завершении этого пути. В начале пути – приснодевственная Богоотроковица, а в конце его – Крест, Воскресение, Слава… Приснодевственная Божия Матерь, Животворящий Крест и Живоносный Гроб – три великие знамения любви Божией к миру. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин.3:16).

Мы, христиане, знаем, что за всем, что живет и существует в этом временном мире, стоит вечная любовь, вечный промысел Божий. «Он недалеко от каждого из нас; ибо мы Им живем и движемся и существуем» (Деян.17:27-28). Бог вечной Своей любовию и вечным промыслом Своим держит всю тварь. Поэтому – и только поэтому – стоит этот мир и существует в нем необозримый океан звезд. Ибо Он «исчисляет множество звезд, и всем им имена нарицает» (Пс.146:4). И Он «утвердил вселенную, так, что она не подвигнется» (Пс, 92, 1). Если бы когда-нибудь прекратилась любовь Божия к миру, – мгновенно весь мир превратился бы в прах, да даже не в прах, но буквально: в ничто. Ибо и основные элементы этого мира, все атомы со всеми мельчай­шими частицами их – могут существовать только потому, что Бог дает всему этому бытие. И все законы природы, которые кажутся нам вечными, действуют на самом деле только постольку, поскольку Бог сообщает им действительность. Бог в вечном Совете Своем решил вопрос о бытии нашем; и поэтому цветут цветы и движемся мы, люди, и бесчисленные для нас другие живые существа. «Отверзает Он руку Свою и насыщает все живущее благоволением» (ср. Пс.144:16). Несмотря на все свое величие, мир погиб бы без своего Творца. Мир не мог бы существовать без Него, даже ни один миг. Ибо мир не от вечности, он получил свое начало во времени. И это начало было положено Творцом – Богом. «В начале сотворил Бог небо и землю», – говорит первая страница Священного Писания (Быт.1:1). Перед этим началом не было ничего, кроме Самого Бога. «Прежде даже горам не быти, и создатися земли и вселенней, и от века и до века Ты еси» (Пс.89:3).

Прежде, нежели мир был, есть только один Бог, единый и триипостасный Бог: Отец, Сын и Святой Дух. От века и до века пребывает вечное Слово, Единородный Сын у Своего безначального Отца; и от века и до века пребывает со Отцом и Сыном – Дух Святой, «Дух истины, Который от Отца исходит» (Ин.15:26). В этой вечной жизни триединого Бога «нет изменения и ни тени перемены» (ср. Иак.1:17). Полнота этой вечной троичной жизни так превелика, – Бог, бесконечное море вечной жизни, пребывает в таком блаженстве, что для него не могло быть никакой необходимости создавать этот мир. Бог не нуждается в мире. И, однако, совершается великое чудо: Бог творит этот мир по свободной любви к нему – для того, чтобы мир когда-то стал причастником Божией славы, когда в конце времен настанет Божие Царство, когда Бог будет для мира «все во всем» (1 Кор.15:28). И для этой цели призывается к бытию человек. И человеку как образу Божию среди твари дается особый Божий дар: дар свободы, дабы он мог в свободной благодарности любовию ответить на любовь Творца. Свобода эта является самой глубокой тайной человеческого существования, тайной, которую не мог нам раскрыть еще никто из мудрецов этого мира. Человек в своей свободе является живым образом Божиим, живым свидетельством о своем Творце, Который ему дал этот таинственный дар. «Сотворим человека, – сказал триипостасный Бог, – по образу нашему и по подобию» (Быт.1:26).

Это – начало великой драмы Бога и мира, которая завершается в крестной смерти Единородного Сына Божия за жизнь и спасение мира. «Ибо так возлюбил Бог мир»… Свобода человека заключает в себе и возможность его отпадения от Бога. Как тварь свободная, человек имел возможность узнавать на собственном опыте, что такое добро и зло (Быт.3:22). И человек действительно пал. Но любовь Божия не оставляет человека, даже и в его падении. Она следует за ним – даже и в область его гибели и смерти. Уже перед созданием мира всеведущая любовь триипостасного Бога в Его творческом Совете извечно решила и тайну Креста: жертву Сына Божия как непорочного и чистого Агнца (1 Пет.1:19) и обновления человечества смертию Его. «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя – и этим уничтожает – грех мира» (ср. Ин.1:29). Как Моисей вознес змея в пустыне в знамение преодоления смерти (Чис.21:9), так должен был быть вознесен Сын Божий, Который стал – через свое вочеловечение – и Сыном Человеческим; Он должен был быть вознесен на Крест, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин.3:14-15). И уже первый день творения, когда Бог впервые повелел из тьмы воссиять свету, – свидетельствовал об этой бесконечной любви Бога к Его миру, которая потом нашла свое самое глубокое и вместе с тем самое для нас непостижимое выражение в Кресте на Голгофе.

Не изменяя Свое Божественное естество, не теряя Своего Божественного достоинства, Единородный Сын Божий, «сущий на небесах» (Ин.3:13), становится вместе с тем и Сыном Человеческим и висит на Кресте, чтобы спасти человека и в человеке всю тварь. Не оставляя неба, Он пришел на землю, чтобы нас возвести на небо. Отец дает Своего Единородного Сына для нас. И волею умирает Сын с нами нашей человеческой смертью. Но в смерти Тело Христово остается «чуждым истления». Смерть не может удержать его. Отец не допускает того, чтобы Святой Его увидел истление (Деян.2:24-27). Каждый умирающий до сих пор безоговорочно подвергался власти смерти. Но смерть не имеет никакой власти над Телом воплотившегося Бога. В вольной, нас ради принятой смерти Сына Божия власть смерти над бренным Телом простирается лишь постольку, поскольку сам Умирающий допускает это. И распятый Христос претворяет смерть в жизнь: смерть Бессмертного становиться жизнью мертвых. Тленное облекается в нетление, а смертное – в бессмертие (1 Кор.15:53). И мы все призваны верою во Христа и таинствами Его Церкви стать живыми членами Его святого Тела, победившего смерть, – стать, теперь еще втайне, причастниками славы Его Воскресения.

Последуем же этому приглашению вечной Любви к участию в ее жизни! Бог отдал Сына Своего за нас. На эту любовь может быть только один ответ: наша любовь к Нему. «Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас» (1 Ин.4:19).

Кресту твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим. Аминь

1975

 

^ Введение во храм Пресвятой Богородицы

 

^ Проповедь I

Христос раждается – славите! Христос с небес – срящите!

Христос приходит на землю! Небо приближается к земле, ибо Христос Своим милосердием приклоняет небеса и сходит. Любовь ведет Его к нам.

И навстречу Ему от лица земли исходит сегодня из дома родителей Своих избранная Богом от всех родов земнородных приснодевственная Отроковица. Сегодня мы празднуем вступление Ее на предназначенный Ей от вечности путь таинственного служения приготовляющемуся Откровению Божия милосердия. Мы празднуем посвящение Богу Той, Которую Всевидец Бог уже прежде, нежели Он Ее создал во чреве матери Ее, предвидя Ее Своим всеведением перед Собою, предопределил от вечности, чтобы Она на Ее жизненном пути стала приснодевственной Матерью Сына Его. «Слыши, дщи, и виждь и приклони ухо Твое… И возжелает Царь доброты Твоея». Дева Мария приклоняла слух Своего сердца и все Свое существование к Нему, передавая всю Себя на служение Царю и Богу. И в этом находила смысл Своего существования. И в решающий час Своей жизни, когда с небес было принесено на землю слово благовещения о всеобщем спасении, Она смогла ответить небесному вестнику: «Се, Я – раба Господня, да будет Мне по слову Твоему!» И тогда «Слово стало плотию»,^ во утробе Ее небо соединилось с землей…

Сегодня начинается путь Ее служения, путь великого смирения человека – представительницы всего рода нашего, избранной среди всех и призванной вместить в Себя величайшее откровение нестерпимой для целого мира Божией славы, объять неприступный всему миру свет Божества, стать живым храмом – «приятелищем Нестерпимого и селением Невместимого» – всесильного Бога, гореть неопально, как купина неопалимая, Его огнем, воспринять в самый Свой телесный состав Того, Который есть высочайший Дух, чтобы дать Ему в течение девяти таинственных месяцев от Своей плоти и крови – Плоть и Кровь.

О приготовлении этой тайны мы радуемся сегодня, имея перед духовным взором нашим образ «предизбранной от всех родов в обителище всех Царя». И видим перед собою в Ее лице – приготовленный уже новый, живой храм для живого Бога, на который в скором времени сойдет Дух Святой и который сила Всевышнего осенит. И перед Ее внутренней красотой и славой не может устоять более внешний блеск древнего каменного храма, созданного трудом человеческих рук. Ветшающее и стареющее близится к уничтожению. В скором времени в величавых зданиях древнего иерусалимского храма уже «не останется камня на камени». Теперь уже приготовляется строение новозаветной Церкви – Тела Христова…

Выходит сегодня в сретение небесному Жениху Святой Церкви безневестная Дева, и вместе с Ней предобручаются Ему и все люди, жаждущие Его пришествия. И «блаженны званные на брачную вечерю Агнца». Да, блаженны все «слышащие слово Божие и соблюдающие его».

«Христос с небес – срящите! Христос на земли – возноситеся!» Да встречаем и мы Его, небесного Жениха, в простоте искреннего сердца!

«Христос раждается – славите!» Ему слава и держава со Отцем и Святым Духом во веки веков. Аминь

1959

 

^ Проповедь II

Христос раждается – славите! Христос с небес – срящите! Христос на земли – возноситеся! Пойте Господеви, вся земля…

Таким светлым призывом к радостной встрече рождения на земле Небесного Царя больше чем полторы тысячи лет тому назад – по всей вероятности в 380 году – в день Рождества Христова начал свою проповедь один из величайших древних Отцов Церкви – святитель Григорий Богослов. И этот радостный призыв из уст своего великого проповедника Церковь потом приняла в состав своих священных песнопений. И по сей день каждый год везде на земном шаре, где есть православные христиане, звучит призыв святого Григория – и в самые дни рождественского торжества и раньше, во время тихих недель приготовления к празднику, – начиная с сегодняшнего светлого дня Пресвятой Девы.

Христос раждается – славите! Христос с небес – срящите! Христос на земли – возноситеся! Пойте Господеви, вся земля, и веселием воспойте людие, яко прославися! – так поет наша Церковь и в этом году в это священное время.

Братья и сестры! Вновь готовятся те народы, которые по милости Божией как-то причастны к великому потоку христианского предания, к празднованию ежегодного воспоминания о человеческом рождении Спасителя и Бога нашего. И опять дух наш должен преклоняться перед яслями и пеленами, в которых в ночь вифлеемского чуда почти две тысячи лет тому назад простые пастухи, по слову небесного вестника, нашли новорожденного на земле Царя грядущего Царствия. Снова мы должны преклонять колена совместно с пастухами и волхвами, с праведным Иосифом и Пречистою Девою Материю перед этим Младенцем, о рождении Которого уже семьсот лет раньше возвещал великий пророк Исайя: «Младенец родился нам; Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира» (Ис.9:6). Опять мы призываемся открывать слух душевный этим словам пророчества, исполнение которого мы будем праздновать. В убогом вертепе – служащем жилищем для скотов – рождается в Вифлееме Царь всех веков, Его же Царствию не будет конца. Рождается Тот, о Котором возвещали пророки.

И что было еще сокрыто в Ветхом Завете, теперь открывается в Новом: «Ни ходатай, ни ангел» – сам Господь приходит, чтобы нас спасти. Бог Слово, Который уже в начале – от вечности был у Своего Отца, становится плотью, дабы мы видели славу Его. Это было великое, последнее, тайное желание Ветхого Завета, которое теперь исполняется. Желание это стояло за просьбою Моисея: «Покажи мне славу Твою!» (Исх.33:18). Оно нашло свое выражение в молитве одного из великих пророков: «О если бы Ты расторг небеса и сошел…» (Ис.64:1).

Последним исполнением этих молитв является вифлеемское чудо. Рождается единственный «посредник между Богом и человеками – человек Христос Иисус» (1 Тим.2:5). А «человек Христос Иисус» – Сам Бог. Рождается он на земле как человек от человека же – Пресвятой Приснодевы. Рождается Тот, Который от вечности является образом невидимого Отца. Рождается во времени – Тот, Который уже прежде всех век как Свет от Света пребывает у Своего Отца. Рождается как тварь, не сотворенный, Единородный Сын Отчий. «Бог истинный от Бога истиннаго» во чреве Пречистой Девы становится истинным человеком. Как же нам назвать теперь эту святую Деву? Тем именем, которым называет ее Церковь во всей вселенной, именем Богородицы. «Откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» – так воскликнула движимая Духом Божиим праведная Елизавета при встрече с Нею (Лк.1:43). Необъятный и неосязаемый Бог во чреве Ее становится объятным и осязаемым человеком. Сам Бог входит во все области нашего человеческого существования от рождения до смерти. Бессмертный облекается нашим смертным существом, чтобы его смерть и воскресение преобразить силою Своего Божества в нетление. Сам Бог пришел, чтобы нас спасти. Ибо «так возлюбил Бог мир…» В этом состоит чудо вифлеемской ночи.

«Христос раждается – славите!» – поет снова Святая Церковь. Как же нам прославлять, как же нам встречать это величайшее вифлеемское чудо? Этому должна нас научить Та, памяти Которой посвящен сегодняшний день, Та, Которая из всего нашего рода была избрана Богом, чтобы быть всей Своей жизнью, всем Своим существом теснейшим образом связанной с чудом Боговоплощения: Божия Матерь – Та, Которая в решающий момент Своей жизни ответила небесному вестнику: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову Твоему» (Лк.1:38). «Се, – Я Раба Господня!» – в этих словах все содержание Ее жизни. Она отдала Богу Свою жизнь, Свое Тело, Свою чистоту, Свою честь, Свою безопасность и стала Сама всецело храмом, «приятелищем Нестерпимого и селом Невместимого – Зиждителя Своего», как мы поем в церковных песнопениях. Того, на Которого херувимы «не смеют взирати», перед Которым серафимы священными крылами своими закрывают лица свои, смиренная Дева Мария носила во чреве. Все Ее величайшее достоинство состоит в том, что Она сподобилась служить орудием при совершении чуда Боговоплощения, что Бог хотел принять от Нее жизнь Ее для служения Ему и что Она отвечала: «Да – Я Раба Твоя». Как грех вошел в этот мир непослушанием Богу нашей праматери Евы, так спасение наше началось посредством послушания Богу Девы Марии. Послушанием и верою – «блаженна Уверовавшая» (Лк.1:45). «Блаженно чрево носившее» Сына Божия (Лк.11:27). И блаженны – все, подобно Марии, «слышащие Слово Божие и соблюдающие его» (Лк.11:28).

Христос раждается – славите!

Нужно прославлять вифлеемское чудо послушанием Христу, верою в Его любовь, доверием к Нему, чистою души и тела, молитвою и радованием. И этому да поможет нам в эти приготовительные недели образ и молитва Девы, всецело ставшей живым храмом рождающегося на земле превечного Слова. Всецело отдала жизнь Свою Она в Его божественные руки, и Он принял от девственной плоти и крови Ее – Плоть и Кровь. Но и нас призывает апостол: «Представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу» (Рим.12:1). «Прославляйте Бога в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божий» (1 Кор.6:20). И мы призваны быть храмом воплотившегося Бога Слова.

Христос раждается – славите!

Да прославляем же мы Его жизнью нашею! Аминь

1960

 

^ Рождество Христово

 

^ Проповедь I

Ликуют ангели вси на небеси, и радуются человецы днесь, играет же вся тварь – Рождшагося ради в Вифлееме Спаса Господа.

Пастухам, содержащим ночную стражу у стада на полях вифлеемских, Ангел Господень возвещает «великую радость, которая будет всем людям» (Лк.2:10). А волхвов, мудрецов восточных, являющаяся на небе чудная звезда извещает о рождении в земле Иудейской великого Царя (Мф.2:2). Духом сегодня стекается новое, обновленное тайной сегодняшнего дня человечество в Вифлеем к Иисусу Богомладенцу, лежащему в яслях, и к Деве Марии, Матери Его. А небесное воинство святых ангел и архангел воспевает Его непостижимое милосердие к роду человеческому. Все темные силы ужасаются и трепещут. Но все любящее свет и стремящееся к нему радуется и веселится. Пришел в мир свет наш, над нами взошло великое солнце. Об этой радости сегодняшнего дня предвозвещает уже великий древний пророк Исайя: «Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране сени смертной свет воссияет. Ты умножишь народ, увеличишь радость его. Он будет веселиться пред Тобою, как веселятся во время жатвы, как радуются при разделе добычи… Ибо Младенец родился нам; Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира… Умножению владычества Его и мира нет предела на престоле Давида и в царстве Его, чтобы утвердить его и укрепить его судом и правдою отныне и до века» (Ис.9:2-7).

Если мы празднуем дни рождения наших близких, друзей и благотворителей, то как мы могли бы не праздновать сегодняшний день – день появления в этом мире – величайшего Друга нашего, всесильного Помощника всего рода нашего человеческого. Ведь появление в мире человека всегда событие радостное и – в самой своей глубине – неизреченно таинственное. В каждом новом человеке рождающемся появляется на земле новое и неповторимое осуществление образа и подобия Божия. Поэтому как носитель образа Его каждый человек в глазах Божиих дорог и ценен и в наших глазах должен был бы быть безмерно ценным и дорогим. Таково достоинство каждого человека.

Но сегодня мы празднуем рождение на нашей земле и в человеческой плоти – личности нечеловеческой, но Самого Творца человеков, рождение Самого превечного Сына безначального Отца, рождение на нашей земле Того, Которому весь мир обязан своим существованием, Того, Который в начале всю тварь призвал из небытия.

Сегодня приходит из приснодевственной утробы «благословенной в женах» Марии – «истинный Свет, просвещающий всякого человека, приходящего в мир» (Ин.1:9). И мы видим «славу Его, славу как Единородного от Отца» (Ин.1:14). Вечный Божий Сын принял образ раба; Он стал подобным нам человеком – «подобным во всем нам – кроме греха», – чтобы обновить в нас образ Свой, который мы осквернили; чтобы возвести нас опять к первоначальному достоинству и более того: Он хочет нас не только поднять снова на ту высоту, на которой естество человеческое должно было бы стоять по замыслу своего всеблагого Творца, но с которой мы отпали грехопадением, но даже и гораздо выше этого первоначального достоинства. Новорожденный сегодня Богочеловек Иисус уже не просто возвращает нас в тот древний едемский рай, который мы когда-то потеряли, но ведет нас на небо в Царство Небесное, к Небесному Своему Отцу. Таково новое достоинство человека, которое дается ему Христом. Это вознесение человека от земли на небо, присоединение человека к лику ангелов, да, можно смело утверждать, поднятие естества нашего даже выше естества ангельского. Ибо для того Христос принял человеческую плоть, чтобы обожить эту плоть и через эту воспринятую Им плоть сообщить нам Свою новую для нас, и уже не земную, но небесную, божественную жизнь. Вот – великая тайна Церкви, которая началась во чреве Пречистой Девы и в яслях вифлеемских. Вот дивная тайна, которая была сокрыта в предвечном Совете Божией любви от вечности даже до сегоднянего радостного дня, тайна, в которую проникнуть и ангелы желают (1 Пет.11-12). И все мы призваны опытом своим осязать эту тайну. Сын Божий, ставший рабом, человеком, подобным нам, дает нам свою свободу, свое сыновнее достоинство, сообщает нам Святого Своего Духа, Который в сердцах наших засвидетельствует, что мы дети Божий.

Человечество радуется новым большим открытиям и достижениям в области науки и техники, к сожалению, часто связанными с опасностью для жизни людей. Но технические достижения при всем их величии не в состоянии изменить внутреннюю суть, самые глубины жизни человечества и не могут дать человеку постоянного – не говоря уже вечного – блаженства и спасения. Только у Христа мы находим истинную пребывающую радость. Эта та великая и неизглаголанная вечная радость, которая возвещена была ангелами миру в ночь Его Рождества.

Нужно нам только в жизни своей и в смерти своей соединиться с Сыном Божиим верою в Него, ношением креста совместно с Ним, принятием в себя истинного Тела и Крови Его. Нужно нам только открытым, радостным и благодарным сердцем принимать тот величайший дар усыновления нашего Богу Отцу, тот дар, который сегодня принес нам с небес Божий Сын, ставший для нас Сыном Человеческим. Ему слава, честь и поклонение со Отцем и Святым Духом во веки веков. Аминь

1958/1959

 

^ Проповедь II

Воскликните Господеви, вся земля. Пойте же имя Его, воздайте славу, хвалу Ему. Скажите Богу: как страшен Ты в делах Твоих… Вся земля да поклонится Тебе и поет Тебе, да поет же имени Твоему, Вышний! (Пс.65).

Братья и сестры! Родился нам Спаситель наш! Возрадуемся и возвеселимся о Рождестве Его! Ибо нет сегодня места земным заботам и земной печали, когда взошло над нами небесное вечное Солнце правды и присносущной жизни. «Младенец родился нам; Сын дан нам» (Ис.9:6). Сын Божий стал братом нашим и Он «отрет всякую слезу» с наших лиц (ср. Откр.21:4). Отныне Он с нами. А если Он с нами, кто и что может нам вредить? Небесные воинства святых ангелов и небесная чудная звезда вифлеемская возвещают великую радость, что родился нам в городе Давидовом наш спаситель – Христос Господь, что примирены отныне небо и земля, что на когда-то погибшем человеческом роде отныне снова почивает Божие благоволение, что там, где «умножился грех», стала все же «преизобиловать Божия благодать» (Рим.5:20), потому что Отец Небесный отдал Сына Своего за нас. «Не бойтесь, – говорит Ангел Господень, – Я возвещаю вам великую радость… Ибо сегодня родился вам… Спаситель!» (Лк.2:10).

Братья и сестры! Отложим всякий земной страх и пойдем духом в Вифлеем и «посмотрим, что там случилось» (Лк.2:15), посмотрим на Младенца в пеленах, лежащего в яслях, по всему подобного, единосущего нам, Который вместе с тем есть превечный Божий Сын. Он во всем такой, как мы, кроме одного только: кроме – нашего греха. Он единственный безгрешный Человек, родившийся на земле; а ко всем остальным относится ведь приговор Писания: «Все уклонились, сделались равно непотребными; нет делающего добро, нет ни единого» (Пс.13:3). Но сегодня родился Он как Единый Чистый и Безгрешный, чтобы Своей чистотой и праведностью очистить нас всех. Он теперь брат наш, и вместе с тем Он – неприступный Бог, скрывающий под кровом воспринятой Им нашей человеческой плоти и крови страшную божественную славу Свою – неприступный Бог, обитающий отныне среди нас и с нами: «Бог неизреченный, недоведомый, невидимый, непостижимый, присносущный» и неизменный (ср. Лит. Ин.Зл.), как сопревечный, единосущный, единоприродный Сын пребезначального Бога Отца.

По милосердию Своему он хотел «во всем уподобиться» нам – Своим, избранным Им братьям, чтобы нас усыновлять Своему Отцу (Евр.2:17). А так как у нас есть плоть и кровь, «то и Он также воспринял оныя» (Евр.2:14), воспринял плоть и кровь Пречистой Девы, предочищенной сошествием на нее Святого Духа; и отныне будет носить эту нашу плоть и никогда не снимет ее с Себя, потому что теперь уж никогда не перестанет быть братом нашим во веки. С нами Бог – отныне и во веки. Даже и в аду нашей богооставленности слышен тихий, но ясный и свет лый голос Его: «И здесь – Я с тобою, не бойся…»

Он действительно принял нашу человеческую плоть и кровь, чтобы с нами и за нас умереть нашей человеческой смертью и чтобы пламенным огнем этой Своей святейшей смерти «лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола» (Евр.2:14), и чтобы через смерть и воскресение и восхождение на небо вознести эту нашу человеческую плоть и кровь как дар Небесному Отцу. Теперь приклоняется небо к земле, чтобы землю, эту нашу бренную плоть, вознести на небо. Поистине «небо мне показася днесь земля: на ней бо раждается Творец и в яслях восклоняется в Вифлееме Иудейстем…» Начинается великая тайна нашего спасения. Начинается в вертепе вифлеемском, чтобы найти потом свое завершение через Крест на Голгофе, как поет Святая Церковь: «Рожденный бо ныне плотию во гроб и смерть хотел еси внити и паки воскреснути тридневен…» И самые дары, которые принимает новорожденный сегодня Младенец, нашему духовному взору уже говорят о славе Креста и Воскресения: «Днесь Бог звездою волхвы в поклонение приводит, предвозвещая Свое тридневное погребение, яко в злате и смирне и Ливане…»

Но несмотря на «последнюю нищету» Вифлеема, на гонение со стороны Ирода и на предлежащую Новорожденному крестную участь, все радостно и светло в сегодняшний день тем, которые духовно перенеслись в Вифлеем. Там все красиво и пленяет небесной правдой откровения тайны вечной любви, той тайны, что Бог Отец Небесный отдает Сына Своего Единородного в мир и за мир. Все красиво в Вифлееме в сегодняшний день. Но самое красивое – это невидимый тихий лик Небесного Отца, Который сегодня вводит Своего Сына во вселенную (Евр.1:6), чтобы быть Ему Первородным между многими братиями, «дабы Ему, по благодати Божией, вкусить смерть за всех» (Евр.2:9). И не знаешь, чему больше удивляться – человеколюбию ли Отца, Его жертвенной близости к нам, или же послушанию Сына, исполняющего волю Отца, даже до Своей крестной смерти. «Ей… Отче, да будет воля Твоя!» «Жертвы и приношения Ты не восхотел, но Тело уготовал Мне… Тогда Я сказал: вот, иду… исполнить волю Твою…» (Евр.10:5-7). Мы знаем только одно, что эта Любовь убеждает, что она вправе требовать от нас веру нашу как нашу взаимную любовь. И когда мы видим мрак окружающего нас мира, отрицающегося от этой Любви, то нас только еще больше утешает голос Ее, который нам говорит: «Не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается» (Ин.14:27).

Братья и сестры, «смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими» (1 Ин.3:1) – через Иисуса Христа, Которым мы святым Крещением облеклись, Плотью и Кровью Которого мы в Святых Тайнах питаемся, Дух Которого свидетельствует в сердцах наших «духу нашему, что мы – теперь действительно – дети Божий» (Рим.8:16), и взывает: «Авва, Отче!» (Рим.8:15). «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?.. Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас…» (Рим.8:35-37). «С нами Бог!» – «И если Бог за нас, кто против нас? Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас» (Рим.8:31-32). Он с нами и за нас. Сын Божий не только когда-то родился на земле, не только когда-то стал братом нашим, но и теперь «ни смерть, ни жизнь, ни ангелы, ни начала, ни силы, ни настоящее, ни будущее, ни высоты, ни глубина, ни другая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе» (Рим.8:38-39). Ибо «Иисус Христос вчера и сегодня – Тот же и во всем» (Евр.13:8).

Да преклоняем же мы, братья и сестры, сегодня сердца наши и все существо наше, мы, христиане, призванные быть «родом избранным, царственным священством, народом святым, людьми взятыми в удел (Божий), дабы возвещать совершенства Призвавшего нас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Пет.2:9) – да преклоняем сердца наши в смиренном исповедании: «Един свят, Един Господь Иисус Христос – в славу Бога Отца. Аминь».

1962

 

^ Рождественские послания

 

^ Проповедь I

Ликуют Ангели вси на небеси, и радуются человецы днесь – Рождшагося ради в Вифлееме Спаса Господа…

В рождении каждого человека на земле совершается неизъяснимое чудо. В каждом новом человеке появляется новое, живое отображение образа Божия. Ведь человек не есть только тело, которое мы видим. За тем, что мы видим и осязаем, скрывается таинственная глубина духовного бытия человека, тайна его сознания, тайна его свободы. Как тварь духовная и свободная, каждый человек является живым свидетелем о своем Творце – даже если человек сам этого не сознает или не желает. Ибо свобода человека сама указывает на свой источник. Ее нельзя иначе понимать чем как дар Божий, данный свыше.

Становление духовного облика человека, совершающееся уже во утробе матери, является каждый раз великим чудом, в котором нужно видеть руку Божию и перед которым можно только смиренно и радостно благоговеть. И глубоко падение человечества, когда оно перестает понимать эту простую и очевидную истину, когда рождающегося младенца не встречает общая любовь, но когда борьба за существование, борьба всех против всех начинаются уже с первых моментов бытия. Нет, каждый человек с самого начала своей жизни имеет право, прежде всего, на нашу любовь, имеет право на то, чтобы мы радовались его существованию.

Правда, радостнейшее само по себе событие рождения человека всегда в этом мире связано и со скорбями. «В болезни будешь рождать детей», – гласит приговор Божий, произнесенный над нашей праматерью Евой. Болезни матерей рождающих и плач детей новорожденных говорят нам о том, что человечество лишилось того рая, для которого оно было создано вначале. Рождается человек беспомощным младенцем. И остается он беззащитным всю свою жизнь перед лицом угрожающей ему смерти.

Но сегодня мы празднуем событие совершенно исключительное, единственное на протяжении всей истории человеческого рода: Рождество Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Событие это предвозвещает всем нам великую радость вечной жизни. И как мы сегодня слышим в дивных песнопениях Святой Церкви, при этом событии даже древний приговор, произнесенный когда-то над нашей праматерью, потерял свою силу.

Братья и сестры, все мы появились на этот свет из небытия. Мы все получили свою жизнь без какого-либо участия в этом с нашей стороны. Жизнь нам была просто дана. Но Тот, Кто сегодня рождается, Сам уже от вечности пожелал родиться на земле, чтобы быть с нами и чтобы дать нашей жизни свет и радость Своего присутствия. Вечное Слово Бога Отца стало плотию, дабы мы видели славу Его. Вечный Сын Божий совершенно свободно принял от Пречистой Девы наше человеческое естество, нашу человеческую плоть и кровь, чтобы стать братом нашим и чтобы принести Себя за нас в жертву любви. Входя в этот мир, Он говорит Своему отцу: «Вот, Я иду – исполнить волю Твою!» (ср. Евр.10:7). По воле Отца Небесного Сын Божий хочет жить с нами и умереть за нас, чтобы мы с Ним воскресли.

Своим смиренным вхождением сегодня в этот мир как немощный Младенец, лежащий в яслях вифлеемских, Христос основывает на земле Свое вечное Царство. Это Царство, пребывающее уже здесь среди нас, носит – до дня Второго Пришествия Христова–в сем мире имя Церковь. Разделяя на земле и славу, и немощь Христову, Церковь обнимает всех людей и живет во всех веках – чтобы в конце времен явственно перейти в Царство славы. Смерть поглощает в этом темном мире жизнь отдельных людей и целые семьи и человеческие общества. Но Церковь пребудет до конца времен, и уже теперь в Ней открываются для каждого из нас двери иной жизни в свете Божией благодати. Церковь Христова носит в Себе силу новой, вечной жизни. Эта жизнь дается нам Христом, Который сегодня родился в Вифлееме, чтобы снова поднять и воскресить падший образ Божий, то есть человека – каждого из нас.

«Благовествую вам великую радость: родился вам Спаситель», – говорит нам Ангел Господень.

Братья и сестры, да будет этот праздник Рождества Христова для нас призывом к углублению веры нашей и к укреплению нашей верности Христу и Его царственному Закону любви.

Приидите, поклонимся и припадем ко Христу!

Жизнодавче, слава Тебе! Аминь

1982

 

^ Проповедь II

«Тьма проходит и истинный свет уже светит» (1 Ин.2:8). В убогом вертепе Вифлеема родился Царь всех веков, «Его же Царствию не будет конца».

Из ветхозаветных писаний мы знаем, как праотцы должного родиться Богочеловека жаждали откровения Божией славы на земле. «Покажи мне славу Твою», – молился законодавец Моисей (Исх.33:18). А другой пророк взывал: «О если бы Ты расторг небеса и сошел! Горы растаяли бы от лица Твоего, как от плавящего огня, как от кипятящего воду» (Ис.64:1-2)…

Все эти чаяния нашли свой ответ в тихой тайне вифлеемской ночи. «Младенец родился нам, Сын дан нам, владычество на раменах Его» (Ис.9:6). И что было еще закрыто в своей глубине от взора пророков, теперь открывается взору новорожденных со Христом детей Божиих. Действительно, «ни ходатай, ни ангел», но сам Господь пришел – Сияние славы и единосущный Образ Бога Отца, «Свет от Света, Бог истинный от Бога истиннаго». Он Сам пришел, чтобы нас спасти и показать нам славу Свою.

Во тьме вифлеемской ночи бедным пастухам слышится ангельская песнь: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение». Открывается, как поют ангелы, Божия слава, человеческий род приобщается Божественному свету. Совершается примирение между небом и землею, ангелами и человечеством. Бог снова благоволит к Своему созданию. Примиряется человечество и в себе самом. Ибо новорожденный Христос всех приглашает к Себе. Все мы призваны стать во Христе единым народом детей Небесного Отца, какого земного происхождения мы бы ни были. «Свет Христов просвещает всех».

Так пели ангелы. Все это началось у нас на земле. Но если мы теперь, почти двадцать столетий спустя, после события вифлеемской ночи, смотрим на нашу землю, то как будто никаких глубоких изменений на ней и не находим. Если человечество и совершенствуется, то в другом направлении, в сторону лишь внешнего обладания миром. А в духовном плане, если не стало хуже, то, по крайней мере, все осталось по-старому. Как будто царит та же самая древняя тьма над миром. Тем не менее тайна вифлеемской ночи не была некоей мечтой, не была некоей выдумкой мечтательных душ человеческих. Она является живой реальностью, хотя реальностью, принадлежащей к порядку другого, будущего мира. «Царство Мое не от мира сего» (Ин.18:36), – говорит Богочеловек. Но – через событие Воплощения Сына Божия – Царство это уже среди нас. И настанет день, когда реальность этого Царства будет единственной реальностью в мире, когда Христос явится во славе Своей всем.

Уже теперь Христос дает нам, любящим Его, видеть и осязать Его через несравнимую красоту Его слова и через силу Его благодати. Ясли вифлеемские и Крест на Голгофе являются славными знамениями Его неизреченной близости к нам, братьям Своим. Он родился в Вифлееме, чтобы явить нам Свою жертвенную любовь. И отныне Он постоянно приходит к нам через таинства Своей Церкви и дает нам силу Свою и радость присутствия Святого Духа. От нас требуется только терпение веры и верность Ему в готовности исполнить Его волю, Его вечно новую Заповедь любви.

«Вот вам знамение, – говорит небесный вестник в ночь Рождества Христова, – вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях» (Лк.2:12). Если вечный Сын Божий стал, по любви к нам, слабым Младенцем, нашедшим Свое первое обиталище на земле в яслях убогого вертепа, то и мы должны любить Его и любить тех, которых Он возлюбил как нас, братьев наших.

Христос раждается – прославим Его!

1989

 

^ Проповедь III

Народ, ходящий во тьме, видит свет великий; на живущих в стране тени смертной свет воссияет. (Ис.9:2).

Во тьме глубокой ночи этого мира явился свет славы Божией и мы слышим весть о нашем спасении: «Не бойтесь! Я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: сегодня родился вам Спаситель – Христос, Господь, в городе Давидовом», в Вифлееме (Лк.2:10-11), – говорит нам небесный вестник.

Сын Божий стал слабым Младенцем. Он родился как нищий и лежит в убогом вертепе. «И вот вам знак», чтобы вы Его узнали: «Вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях» (Лк.2:12). Перед этим Младенцем, рожденным в нищете, склоняются не только бедные пастухи; перед Ним припадают и мудрецы, пришедшие с Востока, чтобы Ему принести свои царские дары. Ибо Он – Царь Небесный, пришедший на землю, чтобы здесь разделять с нами наши скорби и страдания.

«Младенец родился нам, Сын дан нам» (Ис.9:6). Становление человека является всегда великим чудом, перед которым мы должны трепетно и радостно благоговеть. Ибо каждый новый человек является новым и неповторимым осуществлением живого образа Божия. Но, братья и сестры, все мы появились на этой земле, получили нашу жизнь от наших родителей – без какого-либо участия в этом с нашей стороны: жизнь была нам просто дана. А Тот, Кто сегодня на этой земле родился от Девы Марии, – уже от вечности желал родиться среди нас, чтобы быть с нами и сообщить нашей убогой жизни свет и радость Своего присутствия. С нами Бог!

Вечный Образ Бога Отца, Его Сын Возлюбленный, «Свет от Света, Бог истинный от Бога истиннаго» – хотел родиться в нашей человеческой нищете, чтобы нас обогатить через участие в его вечной жизни. Рождается Он сегодня слабым Младенцем, Которому уже в самом начале жизненного пути угрожает преследование со стороны земного царя. А в конце Его земного пути будут ожидать его страдания и Крест. Но Он принимает все это на Себя, чтобы силою Своею преложить крестные страдания и смерть в Свое Воскресение и открыть нам дверь в новую жизнь, в которой Он хочет дать участие всем нам.

Это участие в вечной жизни, которую Христос нам приносит, должно начаться уже теперь, в нашей временной жизни на земле. Рождение Христа на земле является началом «нового рождения свыше» для всего рода человеческого. Участие в этой новой жизни доступно всем нам, если мы только искренне жаждем его. Дается эта жизнь из святой Чаши Церкви Христовой, если мы приступаем с верою и покаянием. Несмотря на нашу немощь и слабость, жизнь в свете благодати Христовой нам открыта. Нужно нам только открывать наши сердца для Его чистоты и для исполнения Его великой Заповеди братской любви.

Братья и сестры, «если Бог нас так возлюбил, то и мы должны друг друга любить» (1 Ин.4:11).

Христос раждается – славите!

Прославим Его верою и любовию – и верностью Ему! Аминь

1993

 

^ Обрезание Господне

«Приидите, Владыки Христа славная именования во святыни торжествуим: Иисус бо боголепно неречеся днесь!..»

Сегодняшнее торжество восьмого дня с момента рождения на земле Спасителя является для нас, чад церковных, переходом от одного величайшего Topжества к другому, столь же великому. Вчера, в день отдания праздника Рождества Христова Церковь еще раз со всею силою прославила вифлеемское чудо. А завтра уже открывается дверь предпразднества Богоявления на Иордане. И Церковь теперь уже приглашает нас из Вифлеема идти на Иордан.

Но сегодняшний день, являясь днем перехода от одной радости церковной к другой, вместе с тем имеет и свое совсем особое значение и содержание, свою собственную тайну, о которой он повествует и которой он посвящен. Об этой тайне восьмого дня от рождения Христова во плоти свидетельствует и Священное Писание, хотя и совсем кратко, в одном лишь стихе Евангелия от Луки: «По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать Младенца, дали Ему имя Иисус, нареченное Ангелом прежде зачатия Его во чреве» (Лк.2:21).

Тайна данного праздника– это радостная тайна полного вхождения новорожденного на земле Сына Божия в наш человеческий мир. Выявляется полнота реальности совершившегося чуда вочеловечения Самого Бога. Сын Божий не только принял на себя образ раба, но взял на Себя и все последствия, связанные с этим: Сын Единородный Бога Отца теперь не только стал подобным нам Сыном Человеческим, но и сыном определенного народа, избранного Им, в который Он и вошел. И Он стал носителем определенного человеческого имени: Иисус. Так выявляется вся действительная полнота и последовательность совершившегося чуда Боговоплощения. Радуется этому Святая Церковь в Своих песнопениях: «Сходяй Спас к роду человеческому прият пеленами повитие, не возгнушася плотского обрезания, осмодневен по Матери, Безначальный по Отцу…» «На престоле огнезрачнем в вышних седяй со Отцем безначальным… благоволил еси родитися на земли от Отроковицы неискусомужныя Твоея Матере, Иисусе; сего ради и обрезан был еси яко человек осмодневныи…»

Новорожденный на земле Сын Божий теперь входит совершенно в Свой народ, в богоизбранный народ древнего Израиля. По Завету, заключенному Богом уже в древности с родоначальником этого народа Авраамом, каждый новорожденный мальчик израильский в восьмой день после своего рождения должен был подвергнуться обряду обрезания для того, чтобы войти в этот союз, заключенный между Богом и Его народом. Обряд обрезания – это была видимая печать принадлежности к Божьему избранному народу. Благодаря чему новорожденный Младенец всецело вошел в состав этого народа, теперь он принадлежал к нему уже не только по крови, но и по Закону. Печатью обрезания возлагались на него все обязанности, связанные с принадлежностью к Божьему народу: великая ответственность исполнять и осуществлять в жизни своей Божий Закон и все Заповеди его. Но вместе с тем через печать обрезания Младенец становился и законным наследником благословения Божия, унаследованного из рода в род от родоначальника Авраама, и иных великих обетовании, данных Богом избранному народу. Все эти славные обязанности и права были именно связаны с принятием обрезания. И все великое наследие сегодня принимает на Себя через печать обрезания Богомладенец Христос. Принимает знак принадлежности народу древнего Закона Сам Творец Закона, Сам Законодатель. Он Сам хочет стать для нас исполнителем и завершителем Своего Закона и будет исполнять его через созидание Нового, вечного Завета между Отцом Небесным и людьми в водах Иорданских и Голгофским Крестом.

На это указывает новое человеческое имя, которое вечный Сын Божий сегодня принимает, чтобы быть подобным нам не только по уже принятому Им человеческому естеству, но и принимаемому Им теперь определенному человеческому имени. Принесенное ангелом с неба на землю Пречистой Деве и праведному Иосифу святейшее имя Иисус – имя, перед которым должно будет преклониться всякое колено небесных, земных и преисподних. Самое имя это по своему значению говорит о том, что его Носитель является для нас Спасителем. «И наречешь Ему имя: Иисус; ибо Он спасет людей Своих от грехов их» Мф.1:21), – говорил Ангел. «И нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» Деян.4:11-12).

Так сегодняшний праздник Обрезания Господня снова открывает нам всю глубину великой тайны Боговоплощения – великой тайны нашего спасения. Об этой же тайне говорит нам и образ пламенного проповедника православной веры, святителя Василия Великого, память которого ежегодно совпадает с этим торжеством. И он призывает нас к восхвалению сладчайшего имени Спасителя нашего, Которому да будет от всех нас слава в бесконечные веки веков.

«Дивное Имя Твое, Иисусе Спасе наш, Ангели поют на небеси, и мы грешнии на земли бренными устнами воспеваем…»

«Иисусе, Сыне Божий, помилуй нас! Аминь.»

1961

 

^ Крещение Господне

 

^ Проповедь I

«Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков» (Тит.2:11). Из сокровенности таинственных Вифлеема и Назарета, из тридцатилетней безвестности Своей на земле выходит теперь воплощенное Слово Божие, «полное благодати и истины» (Ин.1:14), и является сегодня на реке Иордане, чтобы принять крещение от Своего раба и Предтечи Иоанна и начать этим Свое преславное и для всех нас спасительное служение как Спаситель всего человечества. Является Он сегодня среди народа израильского и через него – всей вселенной, и свет Его знаменуется на нас… И в сознании Церкви сегодняшний день, торжество Богоявления Иисусова, превосходит полнотой своей небесной светлости даже прошедший величайший праздник Рождества Его на земле. Это нам говорят церковные песнопения при наступлении праздника Богоявления: «Ясен убо мимошедший праздник, славнейший же настоящий день…» И надо очень пожалеть, что современный нам внешний мир по своему духовному ослеплению перестал чувствовать этот особый блеск сегодняшнего дня, когда-то бывшего общим великим праздником во всех христианских народах. И не стоит нам, чадам Церкви, в этом отношении подражать внешнему миру. Ибо великая радость дается всем тем, которые стараются сегодня проникнуть своим духовным взором вместе с нашей общей Матерью Церковью в сокровенный смысл празднуемого нами события.

Крещение Господне на Иордане – это откровение Божественной славы Господа перед глазами Его Крестителя и Предтечи и вместе с тем – откровение последней тайны новозаветного богопознания – тайны триипостасности-троичности единого Бога: Отец – Сын – Святой Дух. Христос является как Один от Святой Троицы. И в нем открывается теперь человеческому миру в первый раз со всей ясностью – тайна триипостасного единства Бога. Открывается, что этот Иисус из Назарета, Который там крестится, является Мессией, Христом, Помазанником Божиим, на Котором, как это было предсказано пророками, почивает Дух Господень, Дух премудрости и разума, Дух совета и крепости, Дух ведения и благочестия» Ин.11:2) и через Которого Бог в день Пятидесятницы хочет изливать этот Дух Свой «на всякую плоть» (Деян.2:17). Христос крещаемый является Тем, Который Сам должен крестить человечество Духом Святым и огнем (Ин.1:33; Мф.3:11). И голос Самого Небесного Отца свидетельствует, что здесь крестится совсем не простой человек, а именно возлюбленный Отчий Сын.

Но Крещение Господне – это не только откровение славы Христовой и всей Святой Троицы, но новое чудо божественного снисхождения и самоуничижения Христова для нашего спасения. После принятия образа раба во чреве Марии, после рождения в вертепе, после обрезания и бегства в Египет, возлюбленный Сын Бога Отца сегодня обнажается на Иордане и крестится от Своего раба, «чтобы исполнить всякую правду». Безгрешный крестится вместе с грешниками и за грешников. Крещение Иоанново было именно «крещением покаяния». Но Христос как безгрешный уже не мог, конечно, принести никакого покаяния за Себя. А принимает Он сегодня баню очищения, как Чистый, вместе с нами нечистыми за нас нечистых, чтобы очистить нас Своей чистотой. «Се, Агнец Божий, вземляй грехи мира» Ин.1:29). И сразу после Крещения Дух поведет Христа в пустыню, чтобы Он, как говорит Евангелие, пребывая там «со зверями» (Мк.1:13), вступил в последний мрак тварного существования, в последний мрак человеческих искушений и смотрел в глаза самому искусителю – сатане. Бог вочеловечившийся принимает на себя наши искушения, чтобы их победить. Так как «Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр.2:18), может нам дать участие в Своей победе над искушениями.

Мы знаем, куда дальше ведет этот путь Христова самоуничижения. Последняя его цель – Крест, Гроб, славное Воскресение и Вознесение. И духом мы видим, как отражается Крест на Голгофе уже в водах Иорданских. Для духовного взора нашего воды эти уже красны от другого крещения, которое предстоит Крещаемому сегодня в Иордане, – Крещения в собственной Крови на Голгофе.

«Огонь пришел Я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы Он уже возгорелся. Крещением должен Я креститься; и как томлюсь, пока сие совершится» (Лк.12:49-50). Так говорит уже крещенный в Иордане Христос.

Спаси ны, Сыне Боже, во Иордане крестивыйся, поющия Ти: аллилуйя.

Явившийся для нашего спасения, Христе Боже, – Слава тебе со Отцем и Духом!

Аминь

1958

 

^ Проповедь II.
Навечерие Богоявления

Приидите, оставим Вифлеем и перейдем на Иордан, где Христос совершает новую тайну Своей неизреченной любви к нам. Наступило для нас праздничное время, и один праздник превосходит другой таинственной красотой. Сегодня приглашает нас чистая и нескверная Невеста Христова – Церковь торжественно встретить Жениха ее, происшедшего из славного чертога приснодевственной утробы Марииной и являющегося на Иордане теперь уже перед лицом всей вселенной из сокровенности дней и лет Своей жизни в Вифлееме, Египте и Назарете. Призывает Она с нами и воинство небесное, воспевшее тогда над полями вифлеемскими славу Новорожденного, служить теперь на Иордане, в нем Крещаемому. Повелевает Она праздничную радость всему человечеству и всей твари.

Да, велик и радостен прошедший праздник спасительного Рождества Христова, но еще больше почитается Церковью наступающее новое торжество – день Богоявления Его, день появления Его Божества, Его Богосыновства при Крещении Его во Иордане. В Вифлееме мы видели Иисуса младенцем, а теперь Он приходит к нам как человек совершеннолетний. В Вифлееме ангельский лик возвещает Божию славу и Божие благоволение к людям. Над Иорданом же слышен голос Самого невидимого Небесного Отца, свидетельствующего, что здесь крещается Отчий возлюбленный Сын, в Котором почивает Отчее к нам благоволение. Там сияние звезды, а здесь – сошествие с небес Духа. Там Младенец в руках Марииных, а здесь совершеннолетний смиренно преклоняется под руку Иоанна. Там пелены и ясли в вертепе, а здесь обнажение пречистого Тела, освящающее воды. Там только несколько пастухов и волхвов, а здесь бесчисленное множество мытарей и грешников мира, чающих сияния спасительного света. Там, после всемирной радости, – зверская Иродова ярость и плач матерей о невинных избиенных младенцах. Здесь же, после Крещения во Иордане, – готовится великая, единая, всеспасительная жертва на Кресте Единого безгрешного Агнца Божия за погибающий мир и светозарная радость Его тридневного Воскресения.

Теперь Владыка погружается в воды, дабы возвести с Собою на небо падшее наше человечество; Бог Слово непреклонный преклоняется Своему рабу, дабы освободить нас от работы вражия и сделать нас царями и священниками перед Богом Отцом (Откр.1, б). Небо отверзается, и Дух в виде голубине видимо нисходит. Ибо сегодня Единый Чистый и Безгрешный принимает с нами нечистыми и за нас нечистых грешников баню очищения, чтобы нас очистить Своей чистотой. «Истинный свет явися, и всем просвещение дарует: крещается Христос с нами, иже выше всякия нечистоты…» Приблизилось к нам Царствие Христово, Царствие Небесное; и мы должны очистить сердца свои «световидным покаянием» и должны в радости «почерпать воду от источников спасения» (Ис.12:3). Аминь

1959

 

^ Проповедь III.
Воскресенье после Богоявления

Выходя из сокровенности Назарета – города, где Он был воспитан (Лк.4:16), – на путь Своего славного служения как Спаситель мира, Христос сразу же первым Своим шагом на этом пути, принятием в водах Иорданских Иоаннова крещения, – приступил к установлению первого основного таинства Своей будущей Церкви – таинства нового рождения человека водою и Духом (Ин.3:6), – великого таинства нашего христианского Крещения.

То крещение, которым крестил людей в водах Иорданских Иоанн Предтеча, было только приготовительное. Оно еще не было таинством, не было тем Крещением мессианским, связанным с ожидаемым сошествием Святого Духа, которым должен был крестить народ Сам грядущий после Иоанна Мессия, Об этом свидетельствовал перед народом сам Иоанн: Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня… Он будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Мф.3:11).

По своему значению Иоанново крещение было исключительно только «крещением покаяния». Человек, принимая это крещение, засвидетельствовал этим свою готовность к духовному обновлению, к перемене своего старого, греховного образа жизни и к начатию новой жизни перед лицом Божиим. Погружаясь телом своим в воду, он объявил перед Богом свою готовность омыться, обновиться и духом своим. Именно на такое дело «крещения покаяния» Иоанн был послан Самим Богом. И проповедь его была именно призывом к покаянию, призывом к деятельной перемене образа жизни в духе древних пророков израильских: «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро; ищите правды; спасайте угнетенного; защищайте сироту; вступайтесь за вдову, тогда придите и рассудим, – говорит Господь. – Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю; если будут красны, как пурпур, – как волну убелю» (Ис.1:16-18). Так Бог уже говорил в свое время устами великого древнего пророка Исайи.

Теперь на такой же Божий призыв к покаянию через Иоанна люди отвечали великим общенародным движением к покаянию, в котором принимали участие представители разных сословий, включая и мытарей и воинов. С горячим вопросом души, как строить по-новому, правильно свою жизнь: «Что нам делать?» (Лк.3:10) – выходили тогда к проповеднику покаяния «вся страна Иудейская и Иерусалимляне; и крестились от него вси в реке Иордане, исповедуя грехи свои» (Мк.1:5).

И на такое послушание людей призыву Божию к покаянию Бог, со Своей стороны, отвечает тем, что появляется среди бесчисленной толпы народа на берегах Иорданских Его возлюбленный Сын Иисус безгрешный и добровольно отождествляет Себя с этим народом добровольным принятием вместе с грешниками крещения от Иоанна, и таким образом полагается основа великому новозаветному таинству христианского Крещения.

Как воплощенный Бог и Человек безгрешный, Христос, конечно, не нуждался Сам ни в каком крещении, ни в каком очищении или же покаянии. И именно в этом – ключ к разумению смысла события Его Крещения. Крещается Христос вместе с нами нечистыми и за нас нечистых именно для того, чтобы дать нам участие в Своей безгрешной чистоте.

Не нуждаясь Сам в крещении, Христос, однако, принимает его вместе со всем народом, отождествляя Себя с ним, выражая – можно сказать – Свою солидарность с ним. Так же Он и теперь каждый раз при совершении таинства Крещения по благодати Своей таинственно соединяется с каждым крещаемым, делая его членом Своего Тела, так что все «во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал.3:27).

В то время как других людей, принимавших тогда крещение Иоанново, совесть заставила признаться в своих грехах, над Христом крещаемым отверзлись небеса и голос Самого Бога Отца свидетельствовал, что Он – Сын Божий возлюбленный, на Котором почивает Отчее благоволение. А когда теперь в таинстве Крещения человек, зачатый в беззакониях и рожденный во грехах, подобно Христу, погружается в воду и Христос по благодати Своей соединяет Себя с ним, то Бог Отец видит и узнает в этом бывшем – по самому рождению своему от падшего Адама – грешнике – образ и начертание Своего возлюбленного Сына Иисуса Христа. И таким образом благоволение Отчее посредством таинства Крещения от Христа переходит и на нас, и мы усыновляемся Богу, открываются и нам небеса.

Своим безгрешным пречистым Телом, зачатым силою Духа Святого во чреве Пречистой Девы, Христос при Своем Крещении низводил Божия Святого Духа «в телесном виде» (Лк.3:32) видимым образом на самую нашу человеческую плоть. А нас теперь таинство Крещения «во Христа» делает способными воспринимать плотским нашим естеством Святого Духа, дары Которого низводятся на новокрещеных христиан вторым великим таинством после Крещения, тесно связанным с ним, известным в наше время под именем Миропомазания, которое совершатся после Крещения.

При Крещении Христовом во Иордане открылась тайна трех лиц в Едином Божестве: Отец свидетельствовал, Сын крестился и Святой Дух сошел с небес. И мы теперь крестимся во имя этой всеблаженной Троицы. «Идите, – говорит Христос после Воскресения Своим апостолам, – научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» Мф.28:19).

Велико достоинство христиан – то достоинство, которое дает нам Христос святым Крещением: мы усыновляемся Богу Отцу, открывается нам вход в Царство Небесное. Но являемся ли мы достойными этого? Сделает нас достойными Сам Христос, если мы только окажемся послушными голосу Его, тому призыву к покаянию, который звучал сначала устами Предтечи, а потом Самого Христа: «Покайтесь; ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф.4:17). Аминь.

 

^ Сретение Господне

 

^ Проповедь I

Снова мы с вами сподобились отмечать новый радостный праздник Господень. Сегодняшний день, день Сретения, день, когда встречаются в иерусалимском храме сорокадневный Богомладенец с праведным Симеоном и пророчицей Анной, является как бы последним приветствием нам великого праздника Рождества Христова; и вместе с тем этот день уже предвозвещает грядущий величайший праздник, праздник крестной смерти и трехдневного Воскресения Иисуса, праздник Пасхи. Ибо перед младенцем Иисусом лежит путь страданий, путь страшный и славный, и на этом пути сияет уже свет Воскресения. Дверь этой тайны сегодня приоткрывает нам, ссылаясь на слова древнего пророка Исайи о Христе, праведный старец Симеон в своих таинственных словах Деве Богоматери: «Се, лежит Сей на падение и на восстание многих во Израиле, и Тебе Самой оружие пройдет душу». Младенец, принесенный в храм, посвящен на страдания. По Закону полагалось, чтобы каждый перворожденный младенец мужского пола был посвящен Богу. Согласно этому Закону, и младенец Иисус сегодня приносится в храм, как посвященный Богу, представиться Ему. Но для Христа этот обряд имел особый, единственный, исключительный смысл. Ибо приносится сегодня в храм Богу Отцу не простой человек, не обыкновенный сорокадневный младенец, но Сам возлюбленный, Единородный Сын Божий. Приносится Тот, Который уже от вечности Сам Себя посвятил в жертву Богу Отцу, в жертву для спасения людей, вплоть до добровольного принятия Им крестной смерти за нас. Приносится Тот, Который пришел, чтобы Собою примирить человечество с Богом. И с веселием встречает старец Симеон сорокадневного Младенца, в Котором он узнал Спасителя, видеть Которого желал всю жизнь. Радостно и легко Симеону после этой встречи, легко ему отойти от этого мира. Он испытывает ту радость, о которой Господь сказал: «Возрадуется сердце ваше, радости вашей никто не отнимет от вас» (Ин.16:22).

И мы должны всегда желать встречи с Богом, должны жить в постоянном стремлении исполнять волю Господню, чтобы воспринимать всегда – несмотря на все немощи и скорби наши – нашим сердцем эту радость духа, которую воспринял сегодня праведный старец Симеон.

1957

^ Проповедь II

Все мы помним, как перед праздником Рождества Христова и в самый праздник Церковь ко всем обращает радостный призыв: «Христос раждается – славите! Христос с небес – срящите», – то есть встречайте Его! Церковь призывала нас к встрече снисшедшего с небес новорожденного на земле небесного Царя. И сегодня мы, народ Его, совершаем в честь сорокадневного Богомладенца особый праздник встречи Его – Сретение Господне. Ибо сегодня Пречистая Дева Мария в первый раз приносит Своего Сына в храм иерусалимский, чтобы представить Его – по общему обычаю, основанному на Законе, – в храме Богу Отцу. Итак, воплотившийся Бог в первый раз в Своей человеческой жизни входит в храм. Но встречают Его там не славные и сильные мира сего и даже не священники Ветхого Закона. Они даже и не узнали Его. Встречают Его смиренные старцы Симеон и Анна, которые узнают Его Духом Святым. И принимает сегодня Симеон в свои руки из рук Пречистой Девы Того, Которому ангелы на небесах поют непрестанно: «Свят, свят, свят Господь Саваоф!» Когда великий Исайя, увидев когда-то некий отблеск славы Божией, со страхом говорил: «Горе мне! Погиб я!.. Ибо глаза мои видели Царя, Господа Саваофа!» (Ис.6:5). А сегодня самого Господа, ставшего Младенцем, слабый старец, уходящий из жизни, с веселием держит в своих трепетных руках и говорит: «Видели очи мои спасение Твое, Владыко!» Скоро придет конец старому Иерусалиму и его храму, от которого через семьдесят лет не останется камня на камне. Но в нем сегодня появляется новый нерукотворный и непреходящий храм – Тело Иисусово, из Которого Бог в близком уже будущем создаст Себе Святую Церковь Свою. Сегодня праведный Иосиф еще приносит жертву законную после рождения Младенца – за Того, Который Сам становится жертвою за всех. Но скоро настанет конец всем жертвоприношениям Ветхого Закона. Ибо теперь Сам Сын говорит Богу Отцу: «Жертвы – Закона – и приношения Ты не восхотел, но Тело уготовал Мне… Вот иду… исполнить волю Твою!» (Евр.10:5-7). Как перворожденный, посвященный Богу является сегодня во временном храме, так – вечный Архиерей – является Единый Святой, посвящающий Себя для освящения всех нас (ср. Ин.17:19). Воссияет во тьме свет, просвещающий все народы, – «Христос с небес – срящите!» Ему слава, честь и поклонение во веки веков. Аминь

1958

 

^ Благовещение

«Воспойте Господу песнь новую, воспойте Господу, вся земля!» (Пс.95:1). «Воспойте Господу новую песнь, ибо Он сотворил чудеса!» (Пс.97:1). Человек некий всю жизнь носил в своем сердце одно определенное желание. В чаемом исполнении его он видел смысл и цель своего существования. Человек этот днем и ночью жил ожиданием. Временами в его душе оскудевало уже терпение. И иногда он даже старался совершенно забыть о своей надежде. Но все же расстаться с ней он не мог. Всегда, сознательно или бессознательно, надежда его была в нем жива. И вот, наконец, он получил желаемое.

Представим себе радость этого человека. Тогда мы можем – хотя бы отчасти – ощутить радость святой невесты Христовой, радость Святой Церкви о светлой тайне сегодняшнего дня, всемирную радость, на которую она приглашает и всех нас. «Да веселятся небеса, и да радуется земля!» – «Слово Божие на землю ныне снисходит!» – «Бог человекам соединяется!» – «Архангеловым гласом прелесть отгоняется! Дева… приемлет радость! Земля становится небом!»

«От Духа Свята и Марии Девы» Слово Божие становится плотию. И этим исполняется самое глубокое и самое основное желание нашего человеческого естества. «Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к тебе, Боже! Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому…» (Пс.41:2-3). «Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной» (Пс.62:2). Эта жажда сего дня утоляется пришествием в наш мир Самого Бога. «Бог человекам соединяется». С нами Бог! – В этом состоит радость светлого Благовещения, принесенного сегодня с неба на землю служителем Божиим – архангелом Гавриилом… «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою… Ты обрела благодать у Бога; и вот зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик, и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца…» (Лк.1:28-33).

С самого создания своего человек жаждет близости к Богу, носит в себе великое желание вступить в родство с Самим Богом Творцом. И даже в самом его грехопадении враг-искуситель прельстил человека – ложной в данном случае – надеждой, стать подобным Богу: «будете как боги» (Быт.3:5). Созданное по образу Божию наше естество даже на пути заблуждения и греха жаждет приближения к свету. «Обманулся когда-то Адам, и желая стать богом, не стал…» Но сегодня Сам Бог совершает то, чего человек, со своей стороны, достичь не мог: «Бог становится человеком, дабы Адама соделать богом» (Из праздничных песнопений). Человек теперь призывается Самим Богом, стать «причастником Божеского естества» (2 Пет.1:4). Обручаются друг другу небо и земля. Ибо, образуя Себе во чреве Мариином человеческое тело, Бог начинает пребывать среди нас как подобный нам человек.

Сын Божий становится сегодня во чреве Девы Сыном Человеческим и братом нашим. Во Христе, принимающем сегодня наше человеческое существо от человеческого существа Пречистой Девы, Божеское и человеческое естество отныне сочетаются без изменения и слияния, но вместе с тем и нераздельно и неразлучно, вечно. С нами Бог – отныне Он с нами, отныне и во веки. И во веки «не стыдится называть» нас Своими «братьями» (Евр.2:11), если мы только искренним сердцем принимаем великий небесный дар такого родства. И тогда ничто в мире не будет в состоянии отлучить нас от Его любви – ни даже самая смерть. Ибо Сын Божий, став Сыном Человеческим, «смертью» Своею «лишил силы имеющего державу смерти, то есть диавола» (Евр.2:14).

И третье лицо Святой Троицы – Сам Дух Святой – ныне снисходит к Деве на нашу бренную человеческую плоть, чтобы соделать нашу персть достойным жилищем Божества. Бог Отец благоизволил, Бог Дух предуготовляет. И Бог Слово становится плотью. «Ангел служит чудеси. Девича утроба Сына приемлет. Дух Святый ниспосылается. Отец свыше благоволит» (Из праздничных песнопений).

Тогда Дева Мария «сказала Ангелу: как будет это, когда я мужа не знаю?» Но «Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя. Посему и рождаемое Тобою Святое наречется Сыном Божиим…» И как представительница всего человечества, жаждущего своего спасения, Дева Мария отвечала: «Се, раба Господня, да будет Мне по слову твоему». И тогда во утробу Девы, предочищенную Духом, вселился Сам Бог. «Бог в человеках, Невместимый в ложеснах, Безвременный во времени… Зачатие бессеменно и истощание (Божие) несказанно! Бог истощавается и воплощается и зиждется…» (Из праздничных песнопений). Итак, совершается новое рождение во Христе и со Христом человечества. Созидается Тело Христово – священная пища всех спасаемых. Приготовляется земле источник бессмертия, которому не будет конца.

Поистине, правы были наши отцы по вере, называя Благовещение Пресвятой Деве – «началом нашего спасения», или же – как преподобный Феодор Студит – «первым из Господских Праздников».

«Воспойте Господу песнь новую, воспойте Господу, вся земля!» Да воспоем же и мы, братья и сестры, Царю и Спасителю нашему новую песнь, песнь благодарения и любви. Да встретим мы Его сегодня словом послушания и преданности Ему, как приняла Его Единая Благословенная в женах: – Да, Господи, я раб твой; – я раба Твоя; да будет все в жизни моей по слову Твоему и по воле Твоей.

И тогда радость Благовещения – несмотря на все немощи и скорби наши – постоянно будет нам сопутствовать.

Сын Божий стал Сыном Девы и братом нашим. С нами Бог. «Творче и Избавителю наш, Господи, слава Тебе» (Из праздничных песнопений). Аминь

1960

 

^ День святых первоверховных апостолов Петра и Павла

Братья и сестры! Как нам хорошо пребывать вместе в Церкви Божией! Отмечали мы вместе праздник Сошествия Святого Духа, а теперь празднуем вместе день духоносных первоверховных апостолов Христовых. Так мы переходим от одной радости к другой, пока не достигнем всех радостей в Царствии Небесном.

Радость церковная – это не то же самое, что радости мира сего. Торжество Церкви – это не то же, что праздники в окружающей нас нецерковной среде. Смысл церковных праздников – не в пище и питье или иных чувственных удовольствиях, но в духовном созерцании чудес Божией любви. Это созерцание для нас и является источником радости неземной, непроходящей, вечной. Каждый праздник есть новая малая встреча для нас с великой тайной – с тайной Божией любви. Сегодня вечная любовь Божия являет себя нам через духовный облик двух посвященных в ее тайну – двух ее таинников – апостолов Петра и Павла. Величие Петра в твердости его исповедания, величие Павла в сверхразумной мудрости его богословия; твердостию и мудростию они приобрели весь мир для Христа. Но основой их твердости и мудрости стала любовь, любовь Божия к ним и их ответная любовь к Богу. Любовь путем покаяния сделала из хульного гонителя славного апостола Христова среди язычников. А узника, отвергшего своего Учителя, она тем же путем покаяния соделала вновь камнем веры и верности. Все возможно любви путем «световидного покаяния». Согрешил Петр из страха, как и мы часто согрешаем, колеблемся в нашей верности Господу перед лицом темной действительности мира сего – из страха и малодушия. Согрешил Павел по своему духовному ослеплению, не позволившему ему видеть свет истины, как и мы, плененные своими человеческими, плотскими мудрованиями, часто просто не хотим видеть и не хотим знать истины. Но любовь Божия победила и страх, и малодушие, и духовное ослепление. Она не только покрыла, но и совершенно изгладила следы этих грехов из душ своих посланников-апостолов. Любовь победила все искушения и трудности, мучения и пытки и самую смерть, которую апостолы с радостию приняли из любви к своему Господу. Шли они многотрудным, узким и прискорбным путем апостольства и, наконец, тесными вратами мученичества достигли вечного Царствия, уготованного им любовью Божией прежде сложения мира. В их жизни и смерти победила любовь Божия. Поэтому мы сегодня торжествуем. Поэтому сегодня по всей вселенной торжествует Святая Церковь Божия во Христе, благодатью Божией основанная трудами, прежде всего, именно этих апостолов.

Победит любовь Божия – посредством Покаяния – и в нашей жизни и смерти, если только у нас имеется доверие к этой любви и вера в нее.

Да даст нам Господь эту веру в Его любовь молитвами Своих апостолов Петра и Павла, чтобы мы в будущей жизни с ними и со всеми святыми славили и воспевали Его в бесконечные веки. Аминь

1957

 

^ Преображение Господне

Событие Преображения на горе проявило небесный блеск Царства Христова еще перед Его добровольным крестным страданием. «Ты преобразился на горе, Христе Боже, и ученики Твои – в меру своей способности – видели славу Твою; дабы, увидевши после сего Твое распятие, они уразумели добровольное Твое страдание и миру проповедали, что воистину Ты – Отчее Сияние» – так поет Церковь в эти дни.

Перед событием Преображения Христова произошло другое: исповедание Петра. В уединенном месте, около Кесарии Филипповой, Иисус услышал из уст ученика слова, которые навсегда останутся основой вероисповедания Церкви: «Ты – Христос, Сын Бога Живаго» (Мф.16:16). Ты – Христос, Мессия, Помазанник, Ты – Царь грядущего Царства! И Господь принял это исповедание: «Не плоть и кровь открыли тебе это, – ответил Он Симону Петру, – но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф.16:17).

Однако Он строго приказал ученикам никому не открывать, что Он – Христос. И вдруг Он начинает говорить не о будущей славе, а о предстоящих страданиях и смерти: «Сыну Человеческому должно много пострадать, и быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками, и быть убиту, и в третий день воскреснуть» (Лк.9:22). И «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой», подобно осужденному к смерти, ведомому на казнь; возьми крест свой на плечи «и следуй за Мною» (Лк.9:23). Но несмотря на предстоящую Ему смерть, Христос говорит, что придет Сын Человеческий во славе Отца Своего с святыми ангелами Своими (Мф.16:27; Лк.9:26). Ибо путь Его на Крест явится путем в славу Его. В третий день после Своего убиения Господь воскреснет. А ныне, когда Он говорит эти слова, среди стоящих вокруг Него есть «некоторые… которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе… увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем» (Мк.9:1; Мф.16:28).

За шесть дней до Преображения Господь говорил это. И после шести дней «взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних» (Мф.17:1). Три избранных ученика должны были первыми увидеть грядущую славу Христову. И голос Небесного Отца должен был подтвердить исповедание Петрово: да, это действительно «Христос, Сын Мой возлюбленный». Когда Иисус на горе «молился, вид лица Его изменился… и просияло лице Его как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет… блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белилыцик не может выбелить» (Лк.9:29; Мф.17:2; Мк.9:3). Блистание, озарившее тогда учеников, не принадлежит уже нашему тварному миру. «…Бывши очевидцами Его величия, – повествует Второе послание Петрово, – ибо Он принял от Бога Отца честь и славу, когда от велелепной славы принесся к Нему такой глас: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение. И этот глас, принесшийся с небес, мы слышали, будучи с Ним на святой горе» (2 Петр. 1, 16-18).

Ученики на горе Преображения были первыми, кто своими земными, созданными из персти земли, глазами – «якоже можаху» и «якоже вмещаху» – испытали премирную славу и Царство Христа. И мы, любящие Христа, созданы нашим Творцом для того, чтобы нам увидеть это Царство и его свет. Ибо, «чего не видел глаз, не слышало ухо, и что не приходило на сердце человеку, то приготовил Бог любящим Его» (1 Кор.2:9). Ради этого Царства и славы его Творец призвал мир из небытия в бытие, и явился на земле Христос. Слово стало плотью, дабы мы увидели славу Его. Бог вочеловечился, чтобы мы обожились: Через обетования, данные нам Христом, мы должны «соделаться причастниками Божеского естества» (2 Петр. 1,4). Через таинство Причащения мы уже теперь вступаем в родство плоти и крови с Тем, Которого ученики на горе Преображения видели в неприступном свете Божества и Который после крестной смерти и Воскресения сидит на престоле на небесах одесную Бога Отца.

И все-таки эта слава почти все время закрывается от нашего духовного взора. Глаза наши «удержаны» (Лк.24:16), так что не узнаем ее, а видим перед собою – только Крест. И слышим голос: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лк.9:3). «Если ты тело Христово, – говорит Златоуст, – то неси крест, потому что Он нес; перенеси оплевания, заушения, прободение гвоздьми».

Для христианина существует только узкий путь. «Входите тесными вратами, – говорит Христос, – потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими. Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф.7:13-14). Христианин должен быть всегда готовым к исполнению Заповедей Господа своего. Он должен быть готовым жертвовать всем, и самым ценным, самым лучшим и дорогим, что у него есть: честью, родиной, имением, унаследованными от предков обычаями и верованиями, если те окажутся противоречащими Слову Христову, и друзьями, и родными, и самой жизнью. Этим «узким и прискорбным путем» шли все святые. И этот «путь узкий и прискорбный» является именно путем самой величайшей радости, которая нам доступна в мире.

Здесь мы соприкасаемся с основным переживанием опыта христианской жизни. Опыт этой радости является одним из самых сильных доказательств истины нашей веры. «Возьмите иго Мое на себя… – говорит Христос, – ибо иго Мое благо и бремя Мое легко» (Мф.И, 29-30). И этот опыт доступен для каждого из нас. Каждый может на собственном опыте ощутить правду слов Иоанна Богослова: «заповеди Его не тяжки» (1 Ин.5:3).

Нужно нам только стараться всем сердцем исполнять Заповеди Господа своего. И как раз те Заповеди, которые нам кажутся каким-то тяжелым игом, вдруг оказываются легко исполнимыми и становятся источником такой радости, которая не от мира сего, как и свет, который видели ученики на горе Преображения, не от мира сего. Та радость, о которой мы говорим, это – радость о Святом Духе. «Если вы любите Меня, – говорит Христос, – соблюдите Мои Заповеди. И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его» (Ин.14:15-17). Через эту радость в хранении Заповедей Христовых мы уже предвкушаем славу грядущего Царства Христова. Аминь

1959

 

^ Успение Пресвятой Богородицы

Сегодня мы празднуем преставление от земли Пресвятой Девы Марии. Празднуем не скорбию, рыданием и слезами, подобно тому как внешний мир прощается с своими близкими, но празднуем мирно и светло, с веселием и радостью духовною, поя и воспевая о Ней Сыну Ея.

Она в Его руки передает непорочную душу. И этим святым Успением Ее во всем мире христиане пробуждаются и воодушевляются, чтобы торжествовать и воспевать Ее в псалмах и песнях духовных. Мы празднуем смерть Матери Жизни нашей. Ибо «честна пред Господом смерть» избранных Его.

Да, это для них, собственно, и не смерть. Ибо Иисус, всесильный Бог, Своею человеческою смертию на Голгофе разрушил раз навсегда и нашу смерть. Смерти больше нет, когда избранные Божий исходят от земли и переселяются к Богу, а осталось для них только – Успение, бессмертное уже по существу Успение.

Это уже не страшная смерть падшего человечества, а «преставление от печальнейших на полезнейшая и сладостнейшая, и на упокоение и радость», переход туда, где нет болезней, печали и воздыхания, но «глас празднующих непрестанный и бесконечная радость» созерцающих лицо Господне в его неизреченной красоте. Поэтому и говорили все святые уже во время своего странствования по этой земле вместе с апостолом: «Имеем желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше», чем наше странствование по земле. Ибо «для нас жизнь – Христос, и смерть – приобретение». Перейти туда, в высшую жизнь, желала и Пресвятая Дева, и теперь Она оставила эту нашу временную, земную жизнь. Самая смерть является для Нее только желанной встречей с возлюбленным Сыном и Богом: «И Ты, Сыне и Боже Мой, прими дух Мой…»

На земле Она прошла великий путь, предназначенный Ей Богом, путь девственного Богоматеринства. Здесь Она стала Матерью по плоти превечного Бога Слова. А этим Она по духу стала и Матерью всех учеников Христовых, всего новорожденного во Христе человечества. И это новое человечество Она научилась от Своего Сына обнимать любовию и молитвами. Но теперь этот земной путь Ее пройден до конца. Она отходит отсюда, вселяется в вечные обители, переходит к веселию небесному, в божественную радость и бесконечное наслаждение. Во время своей земной жизни Она видела Своего Сына воочию. Но думается, что Она видела Его духом яснее после их разлучения, после Вознесения Христова на небо. Но теперь Она видит Его там уже яснейшим образом в Его славе Небесного Царства.

Путь земной закончен. Но не кончается любовь и не оскудевает молитва неусыпающей всемирной молитвенницы.

Помогай же и нам, Пресвятая Дева, чтобы и мы в жизни нашей, и в смерти нашей видели перед собою Твоего Сына, Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, а там уже Его самолично созерцали во веки веков. Аминь

1959

 

^ Неделя о мытаре и фарисее

 

^ Проповедь I.
На Евангелие от Луки (Лк.18:9-14)

Не помолимся фарисейски, братие!..

Приготовляя нас к встрече Великого предпасхального поста, Церковь прежде всего предлагает нам притчу Спасителя о двух людях, вошедших в храм помолиться, мытаре и фарисее, и обращает к нам свой пламенный призыв остерегаться в нашем духовном предстоянии перед Богом неправильного, фарисейского подхода.

«Мытарь спасся, а гордый фарисей подвергся осуждению. Тот взывал: Милостив буди мне, Боже! А этот величал себя произнося: Боже, благодарю Тебя!»

Оба, поднявшись на святую гору, вошли в храм, чтобы предстать в молитве перед лицом Божиим. «Тщеславием побеждаемый фарисей и преклоненный своим покаянием мытарь приступили к единому Владыке» – Богу. Фарисей похвалил себя и «лишился благих», а мытарь ничего не говорил в свою пользу и «сподобился дарований» – приобрел Божию милость.

Грешный мытарь не защищает и не извиняет себя, не умаляет свою вину перед Богом и не обвиняет других, а признает себя таким, каким он на деле и является, и только просит себе помилования, милосердия: «Боже, милостив буди мне грешнику!»

Фарисей, напротив, как будто ничего не просит у Бога. Но под видом благодарственной молитвы он перечисляет Богу свои собственные достоинства и преимущества перед другими, стоящими нравственно ниже его людьми. И, конечно, за свои заслуги фарисей считает себя вправе получить от Бога соответственную награду.

Мытарь во время молитвы не смеет поднять даже глаза, не говоря уже о руках, к небу, к Богу. А самоуверенный фарисей, на месте святом стоя перед Самим Богом, не может отказать себе в том, чтобы с презрением смотреть и чуть ли не пальцем показывать на многогрешного брата своего мытаря: «Боже, благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь».

Но оправданным от Бога уходит из храма в дом свой не самоуверенный праведник – фарисей, а именно этот презираемый им грешник – грешник раскаявшийся – мытарь. «Бог, – говорит святой Григорий Богослов, – услышал обоих и помиловал того, кто оказался изнемогающим, а велеречивого поставил ни во что». Мытаря помиловал и оправдал Сам Бог, покрывая милосердием Своим грехи его. А фарисей как будто не нуждался ни в каком оправдании или помиловании свыше, поэтому не был оправдан. Он только сам себя оправдывал. Но, говорит Господь, «всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а уничижающий себя возвысится».

Приступая в молитве к бессмертному Царю своему – Богу, именно мытарь правильно оценивает свое положение: сознает себя стоящим перед судом. И только просит о помиловании, но не восхищает себе суд, который одному только Богу принадлежит, как написано в псалме: «Бог есть судия: одного унижает, а другого возносит» (Пс.74:8). Мытарь совершенно передает себя Божию суду и Божию милосердию. И поэтому над ним совершается тайна суда Божия и Божией любви.

Притча о мытаре и фарисее Спасителем, по повествованию Луки, была сказана «некоторым, которые уверены были в себе, что они праведны, и уничижали других». Относится она и к внутреннему фарисею в каждом из нас. Основная неправедность такого фарисейства в нас двоякая: отсутствие любви к ближнему и неуважение к Богу, нарушение прав Божиих, восхищение себе основного права Божия быть единым Судиею над нашей жизнью и над нашими ближними.

Перед людьми нам часто удается выказывать себя праведниками. Но Бог знает сердца наши (Лк.16:15). Бога обмануть нельзя. И также нельзя нам предписать Ему, какой суд по вечным законам Своей всеведущей справедливости должен произвести Он над нашей жизнью и над делами каждого из нас. Ибо Он Судья – а не мы.

Молитва высокомерная, фарисейская является в сущности прямым нарушением великой Заповеди Божией: «Не произноси имени Господа, Бога Твоего, напрасно!» (Исх.20:7). «Ибо что высоко у людей, то мерзость перед Богом» (Лк.16:15). Перед Богом возможна только искренняя молитва в духе смиренного прошения мытаря: «Боже, милостив буди мне грешнику». Аминь

1959

 

^ Проповедь II

На Второе послание к Тимофею (2 Тим.3:10-15)

«Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы». Так пишет апостол Павел в узах своему ученику Тимофею. Второе послание апостола Павла к Тимофею, откуда эти слова и весь отрывок нашего сегодняшнего апостольского чтения взяты, имеет для нас, христиан последующих времен, совсем особое значение – как последнее слово великого апостола, дошедшее до нас. Послание это в некотором смысле можно считать его последним завещанием.

Апостол пишет это послание перед лицом приближающейся мученической кончины. Он ясно осознает, что его заключение на этот раз кончится смертным приговором и казнью над ним. Правда, он надеется повидать еще раз в этой жизни своего верного ученика Тимофея. Но Тимофей должен спешить, чтобы скорее прийти к нему в Рим. Иначе – может быть поздно. «Я, – говорит апостол, – уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало» (2 Тим.4:6).

Апостол вспоминает свою деятельность и свои страдания, особенно гонения в начале своего апостольского пути, постигшие его во время первого миссионерского путешествия, в Антиохии, Иконии и Листрах – городах, в которых он тогда проповедовал. Из Антиохии Писидийской его выгнали (Деян.13:50), а в Иконии хотели камнями побить (Деян.14:5) и в Листрах, наконец, действительно «побили… камнями и вытащили за город, почитая его умершим» (Деян.14:19).

И именно в этом городе, в Листрах, Павел должен был потом найти самого, может быть, верного ученика, спутника и соработника в лице юного и мужественного Тимофея (Деян.16:1).

Тимофея не смущали те гонения и страдания, которые постоянно должен был переносить апостол Павел. Он сам с готовностью брал на себя труды, заботы и опасности, неизбежно связанные со служением благовестников – проповедников слова Божия людям. Тимофей был истинным и верным последователем Павла – посланника Христова. «Ты последовал мне в учении, житии, расположении, вере, великодушии, любви, терпении, в гонениях, страданиях», – свидетельствует о нем Павел в своем последнем послании.

«И все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы». Христианин – это «воин Иисуса Христа» (2 Тим.2:3). Прежде всего, конечно, такое определение относится к благовестникам слова Божия. Но апостол Павел не может себе представить христианской благочестивой жизни, которая была бы замкнута в себе и была бы занята только собою, а не проявлялась бы более или менее постоянно свидетельством об истине перед окружающим миром. В понимании апостола Павла каждый христианин в некоторой мере должен быть миссионером. И только такое понимание христианской жизни и благочестия соответствует и требованиям Самого Господа Иисуса Христа: «Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы» (Мф.5:14); «Всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф.10:32-33). И, конечно, нельзя ходить в этом мире по стопам Распятого без какого-то участия в Его страданиях. Христос прямо говорит: «В мире будете иметь скорбь, но мужайтесь: Я победил мир» (Ин.16:33).

Внешнее счастье и благополучие в этом мире поэтому далеко не всегда являются знамением благословения Божьего. Напротив, «горе вам, пресыщенные ныне…» – говорит Господь – и «горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо. Ибо так поступали со лжепророками отцы их» (Лк.6:25-26). Нам надлежит многими скорбями войти в Царствие Божие (Деян.14:22), в то время как в этом внешнем мире «злые люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь».

Но зато постоянно дается нам великая помощь от Господа. «Много скорбей у праведного, и от всех их избавит его Господь» (Пс.33:20). Правду этих слов псалмопевца апостол Павел испытывал на опыте всей своей жизни. Какие «гонения я перенес, – говорит он, – и от всех избавил меня Господь». И перед
лицом смертной казни он знает: «И избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для Своего Небесного Царства» (2 Тим.4:18).

И даны нам в подкрепление нашего дерзновения великий пример верных свидетелей Христовых и утешение самым Словом Божиим в Священном Писании. «Ты знаешь, – пишет апостол Павел своему ученику Тимофею, – кем ты научен, притом же ты с детства знаешь священныя писания, могущия тебя умудрить во спасение…» Тимофей был научен сначала бабушкой своей Лоидою и матерью своей Евникою, а потом и самим великим апостолом (2 Тим.1:5). Но и мы получили учение веры через великих и верных свидетелей, слово и жизнь которых носят непреложную печать истинности: мы научены от апостолов, мучеников и святых отцов. И поэтому мы должны знать, кем мы научены, и жить достойно наших учителей и Самого Господа, пребывать в переданном нам учении.

Братья и сестры! Мы сегодня проходим через первое преддверие Великого поста. Да вспомним мы сегодня, кем мы научены, дабы сопровождала нас память о верных свидетелях истины Христовой, об апостолах, мучениках, святителях и преподобных, через все предлежащее перед нами время и через всю нашу жизнь. Да отложим чужое, фарисейское лицемерие и будем жить по-христиански – просто, искренне и благочестиво. Ибо «близок Господь к сокрушенным сердцам и смиренных духом спасет» (Пс.33:19).

Да будет Ему слава и от нас ныне и присно и в бесконечные веки веков!

Аминь

1960

 

^ Неделя о блудном сыне

 

^ Проповедь I.
На Евангелие от Луки (Лк.15:11-32)

«Познаим, братие, таинства силу: от греха бо ко отеческому дому востекшаго блуднаго сына – преблагий Отец предусретает и лобзает, и паки своея славы познание ему дарует; и вышним совершает веселие таинственное, заколая тельца упитаннаго, да мы достойно сожительствуем заклавшему человеколюбному Отцу и славному заколению – Спасу душ наших» – такими словами Церковь приглашает нас исследовать теперь тайну великого торжества горнего мира, празднующего возвращение в отчий дом падшего человека.

Всем нам хорошо известна эта сегодняшняя притча Господа Иисуса о блудном сыне, притча о благости Небесного Отца, принявшего заблудившегося Своего сына в Свой Отчий дом. Притчи евангельские – за очень редкими исключениями – отличаются такой простотой, что может казаться и напрасной попытка в таких несложных повествованиях открывать какие-то тайны. Здесь Сам Господь нам говорит во всей простоте и добровольной нищете жизни Своей на этой земле. Однако Сам Он свидетельствует, что есть такие слушатели даже и притчей Его, которые являются «внешними», которым «не дано знать тайну Царствия Божия», которые только слушают притчу, но при этом «своими глазами смотрят и не видят, своими ушами слышат и не разумеют» (Мк.4:11-12). И Церковь, имея в виду сегодняшнюю притчу, приглашает нас уразуметь «тайны силу», чудесное значение, содержащееся в притче.

«У некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: Отче! дай мне ту часть имения, которая мне следует. И отец разделил им имение. И по прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю страну, и там расточил имение свое, живя распутно» с блудницами. Но, когда он все прожил, «настал великий голод в той стране…»

Блудный сын, оставивший отчий дом и расточающий в дальней стране богатство, данное ему отцом, – это и есть человек в своем грехопадении. Человек по своему происхождению – Божие создание, одаренное Творцом богатыми дарованиями. Человек для того был создан Богом, чтобы он вступил с своим Творцом в вечное общение жизни, чтобы он участвовал в бесконечном богатстве Божией славы: «Чадо! Ты всегда должен быть со мною, и все мое должно быть – твоим». Но человек этого не захотел: «Отче! дай мне ту часть имения, которая мне следует!»

…И оставляет человек своего Творца и уходит в духовное одиночество, в страну далекую и чужую. Почему он так поступает, является в конечной глубине тайной, тайной его свободного выбора.

Здесь, на чужбине, далеко от дома отчего, человек считает, что он наконец обладает самим собою. Здесь он решает, что ему все теперь позволено: «Все мне позволительно», «пища для чрева, и чрево для пищи» (1 Кор.6:12-13). Человек считает позволительным для себя все, что ему нравится. Но, полагая себя совершенно независимым ни от кого, он забывает, что на деле не является своим Творцом, что не он дал себе законы жизни, а они уже даны ему свыше раз навсегда. Пусть ему и кажется все позволительным, но далеко не все для него полезно. Человек сначала не видит своей собственной наготы и немощи. Блудный сын может расточить отчее наследие по своему произволу, но он не может там, на чужбине, далеко от источника своей жизни, создать или же приобрести какие-то новые ценности. А имение, унаследованное от отца, все больше уменьшается. И, наконец, настает великий голод. И заблудившийся человек начинает нуждаться… И он рад бы наполнить чрево свое рожками, которые едят свиньи; но никто не дает их ему…

И сын погиб бы от голода и бедствий, если не предстал бы вдруг перед его душой образ благостного отца: «Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода! Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: Отче! я согрешил…»; да, я «недостоин называться сыном твоим»; я вел себя не как сын, но как плохой наемник, потребовав от тебя ту часть имения, которую я по своей духовной слепоте считал принадлежащей мне по праву; ты прими меня теперь в число наемников твоих, ибо я умираю от голода без твоей помощи. И сын возвращается. Его влечет к себе образ отца. Но отец, который – несмотря на свое отчее достоинство – сам идет ему навстречу, даже и не дает ему досказать свое прошение о принятии в число наемников. И перед сыном открывается теперь тайна любви отца – тайна Божия, которая неизмеримо превосходит все наши человеческие тайны – тайны наших человеческих падений и восстаний. Бог дает падшему, но возвратившемуся человеку даже гораздо больше, чем человек когда-нибудь раньше имел. Бог не прощает так, как мы, люди, прощаем. Блудный сын раскаявшийся принимается отцом не с полупрощением, не с причислением его, хотя бы для начала, в число наемников, но принимается как почетный гость и сразу получает особую власть в отчем доме: лучшую одежду, кольцо и обувь. Бог не только прикрывает человеческий грех, но дает человеку гораздо больше, чем он когда-либо ожидал, дает ему во Христе возможность стать «причастником Божеского естества» (2 Пет.1:4).

«Принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги… станем есть и веселиться». Такой реакции на его покаяние со стороны отца младший сын – раскаявшийся грешник – не смел даже ожидать. А старший сын, считающий себя верным и праведным, такого откровения отчей любви совсем не понимает. И открывается, что старший сын, который не хочет вернувшегося признать и назвать своим братом, который внешне как будто все время пребывал с отцом, внутренне находится так же далеко от него, как и его брат, будучи на чужбине.

«Сын мой! Ты всегда со мною, и все мое твое. А о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв, и ожил; пропадал, и нашелся!» Перед таким откровением отчей любви старшему сыну остается тоже только одно правильное слово: «Отче! Я согрешил… Прости меня!» Аминь

1959

 

^ Проповедь II

На Первое послание к Коринфянам (1 Кор.6:12-20)

«Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божий». Чтения из Священного Писания в сегодняшний день говорят о границах нашей человеческой свободы.

Правда, человеку дана бесспорно возможность некоего самоопределения. Но он может воспользоваться этой своей свободой или мудро или дурно. Человеку дана свобода, чтобы он сам определял главное внутреннее направление своей жизни. Но далеко не всякое направление, которое может выбирать человек, является и правильным и полезным для него. И свобода дана человеку от Бога именно для того, чтобы он не по принуждению, а свободно выбирал единый правильный путь, ведущий его к Богу. Человек не в состоянии сам для себя определять смысл и цель своей жизни и законы своего существования. Все это уже определено раз навсегда – не нами, а нашим всесильным Творцом Богом. А всякий произвольный, неправильный выбор направления жизни, произвольное стремление к иной цели, на самом деле не данной нам Богом и поэтому и не осуществимой для нас, естественно должны иметь в дальнейшем самые разрушительные последствия. Произвол возможен, но не полезен для нас.

Блудный сын оставил своего отца, чтобы быть свободным от него, ушел из отчего дома в далекую чужую страну, чтобы жить самостоятельно. Он решил, что найдет для себя настоящую свободу на чужой земле – далеко от отчего надзора, – там, где все ему позволительно.

«Все мне позволительно»; «Пища для чрева, и чрево для пищи». Так он и жил, расточая унаследованное от отца имущество в жизни распутной и беспорядочной с блудницами. Он не видел ни внутреннюю лживость такой жизни, ни свои собственные немощь и наготу, пока он наконец не пришел в себя в тот момент, когда все унаследованное им было уже прожито и настал великий голод в той стране. Он уже доходил до того, что желал насытить свое чрево хотя бы теми рожками, которые ели свиньи, но и их никто не давал ему. Тогда он понял, что он потерял истинную сыновнюю свободу в отчем доме, а в чужой стране, которая сначала обманчиво казалась ему настоящим царством свободы, на самом деле стал рабом. И он сказал себе: «Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: Отче! я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим…» (Лк.15:18-19). Теперь блудный сын увидел лживость и ограниченность той свободы, которую он себе приобрел. Горьким опытом пребывания на чужбине он наконец дошел до сознания, что хотя и все оказалось для него позволительным, но вместе с тем далеко не все было ему на пользу.

Об этих границах свободы человеческой говорит сегодня и апостол: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною. Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое». И «тело не для блуда» – ибо не в этом настоящая жизнь. Жизнь настоящая дается только из ее единого источника. Она возможна только у Бога и в единении с Ним. А кто нечист, тот не увидит Бога, и в том не пребывает Бог. Человек на чужбине, далеко от Бога, всегда в конечном итоге гонится только за рожками, которые едят свиньи, гонится за удовольствиями, которые не предназначены для него и, главное, недостойны его, в результате и этих рожков в конце концов никто ему больше не дает. Человек заблудившийся, оторвавшийся от источника жизни, несмотря на все свои старания, никак не в состоянии в своем отдалении от Бога создавать себе действительные, новые, положительные ценности. Он живет вначале еще имением отчим, унаследованным им. Но имение это всегда уменьшается. А когда все уже прожито, настает великий голод в той чужой земле. Тогда перед нами, наконец, встает вся пустота, бессмыслица нашего греха.

Вот почему сегодня и предостерегает нас апостол Павел от жизни, какую вел заблудившийся на чужбине сын. Он при этом обращается к нам, как к христианам, как к людям, которые уже примирены во Христе с Богом, уже искуплены смертью Христовой от своих грехопадений и заблуждений драгоценною ценою – пролитием Крови Его. Мы, христиане, среди всех людей в совсем особенном, исключительном смысле являемся собственностью, «достоянием» Творца всех и Искупителя нашего – Бога. Мы уже не свои, а Божий. Во Христе Сам Бог нам, блудным сынам, пошел навстречу и дал нам достоинство в Своем Божьем доме, даже большее, чем мы когда-нибудь имели: «Принесите лучшую одежду и оденьте его – говорит отец о блудном сыне покаявшемся, – и дайте перстень на руку его и обувь на ноги. И приведите откормленного теленка и заколите; станем есть и веселиться! Ибо этот мой сын был мертв и ожил; пропадал и нашелся» (Лк.15:22-24).

В таинстве Крещения мы оделись в новую светлую одежду заслуг Христа Единого безгрешного, и вслед затем в таинстве Миропомазания все чувства тела нашего были запечатлены «печатью дара Духа Святаго». И в таинстве Причащения мы постоянно питаемся великим Божиим милосердием к нам. Но живем ли мы достойно такого богатства дарований, данного нам? Ведь теперь и душа и тело наши должны принадлежать не нам, а Богу. Все теперь – наше, но мы – Христовы. И самое тело наше, созданное когда-то из персти земли, стоит теперь под светлым обетованием воскресения из мертвых, подобно уже прославленному Телу Христову. «Бог воскресил Господа, воскресит и нас силою Своею. Разве не знаете, – говорит апостол, – что тела ваши суть члены Христовы?»

Надо нам только жить достойно такого великого призвания. Ведь можно жить и совершенно честно внешне и никому не делать зла, не красть, не убивать и вообще никого не обижать, и все-таки быть совершенно не годным для Бога, имея нечистую душу и нечистое тело. «Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их – через мою греховную нечистоту – членами блудницы? Да не будет!» – вот страшные слова апостола о человеке-христианине, который не живет в той чистоте души и тела, которая требуется от нас Заповедями Христовыми. Такой несчастный христианин оскверняет не только себя, но и оскверняет храм Божий, потому что он сам, его душа и тело – все это уже освящено Богу через святые таинства и передано Богу в собственность.

Итак, свобода человека в христианском понимании имеет свои границы. Из нее исключено все излишнее и всякий произвол нравственный. Но только эта свобода, именно свобода в христианском понимании, является настоящей свободой, светлой свободой от тьмы греха, истинной свободой настоящих сынов Божиих по благодати. И к этой свободе призывает нас сегодня через Святую Церковь Слово Божие. Дается она нам, когда мы передаем себя – по примеру святых Божиих, живших раньше нас, – всецело в руки Божий.

«Пресвятую Пречистую Преблагословенную Славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию со всеми святыми помянувше, сами себе и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим», ибо Тому подобает всякая слава, честь и поклонение – и от нас – ныне и присно и во веки веков. Аминь

1960

 

^ Неделя о Страшном Cуде

На Первое послание к Коринфянам (1 Кор.8:8-9:2)

«Как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне». Так скажет нам Единый великий всемирный Царь Христос на Его будущем последнем Страшном Суде над родом человеческим. Христос всегда стоит на стороне тех братьев наших, которые нуждаются в нашем милосердии к ним. «Что вы сделали или же не сделали им, то вы сделали или же не сделали Мне» – это будет Его последним словом, когда Он оценит все деяния и события всей нашей человеческой истории (ср. Мф.25:31-46). И Его посланник, святой апостол, предостерегая нас сегодня от греха против братьев, говорит: «Согрешая против братьев … вы согрешаете против Христа».

В прошедшее воскресенье мы слышали слова апостола Павла, что мы должны добровольно ограничивать свое человеческое своеволие, отрекаться от всякого греховного произвола, подчиняться Заповедям Божиим – ради пользы для своей собственной души, так как, хотя, может быть, все нам кажется позволительным, не все нам действительно на пользу, не все нам служит к вечному спасению наших бессмертных душ (ср. 1 Кор.6:12-20). А сегодня апостол еще раз призывает нас к добровольному самопожертвованию нашей свободой – но уже не во имя нашей собственной душевной пользы, а прежде всего во имя пользы для братьев, во имя любви к ближним, во имя служения спасению их душ. «Берегитесь, чтобы свОбода ваша не послужила соблазном» для братьев. Ибо «уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против Христа», Который умер за них.

Пренебрегая братьями, мы явно не уважаем не только их, но и Самого Христа и Его страшную крестную жертву, принесенную Им и для тех, которыми мы пренебрегаем. И как же нам после этого ожидать от Него милости на Его последнем Страшном Суде? А милуя братьев, мы этим выражаем нашу любовь и наше благоговение к Самому Христу и к Его Крови, пролитой для спасения всех нас. Итак, смотри, говорит апостол, дабы через твое горделивое презрение и пренебрежение не погиб бы твой «брат, за которого Христос умер».

Во имя Христово апостол требует от нас такой любви, которая даже в случаях ясного осознания своей правоты, подвигает не отстаивать свою правоту, если это лучше для душевной пользы ближнего. Так он в сегодняшнем апостольском чтении и подходит к вопросу, волновавшему тогда Совет коринфских христиан, к вопросу частному, но который имел в то время большую важность для практической жизни и внешнего поведения христиан в тогдашнем языческом мире: как лучше всего христианину ограждать себя от осквернения яствами, которые были в свою очередь осквернены при принесении языческих жертв идолам. Одни христиане боялись даже не только в гости ходить, когда их приглашали знакомые им язычники, но и покупать мясо, которое продавалось на торгу (1 Кор.10:25 и 27), – все это ведь действительно могло быть оскверненным проникающим всю тогдашнюю общественную жизнь идолослужением; мясо и в самом деле могло быть оставшимся после языческой жертвы, принесенной какому-нибудь кумиру в его храме. А другие христиане считали такую осторожность излишней, ссылаясь на свое христианское знание о ничтожности самих идолов и на свою христианскую свободу, часто слишком далеко уходили в другом направлении. И именно таким христианам, считающим себя свободными и часто превозносящими себя над немощною совестью братьев, апостол сегодня говорит: «Берегитесь однако же, чтобы свобода ваша не послужила соблазном для немощных». И даже если какая-нибудь пища – которая сама по себе ни приближает к Богу, ни удаляет нас от Бога, – «соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего».

Итак, апостол требует от нас готовности к некоторой уступчивости в делах, безразличных самих по себе, во имя любви к брату. Надо любить ближнего, и это значит: не во всех наших делах – часто совсем мелких – настаивать на своем. Надо искать не своей пользы, но прежде всего пользы братьев. Так жил сам великий апостол языков, который по правде мог о себе говорить: «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор.9:22). Но и нам нужно подражать Его примеру.

Братья и сестры! «Суд без милости» будет подобен «не оказавшему милости» (Иак.2:13). Только любовь и милосердие могут устоять перед судом вечной Любви. Да, «милость превозносится над судом» (Иак.2:13). Христос говорит: «Блаженны милостивые, ибо тии помилованы будут» (Мф.5:7). Да даст нам Он Свою благодатную помощь, чтобы мы жили по Его новой Заповеди любви и чтобы Его обещание: «Блаженны милостивые, ибо тии помилованы будут», – исполнилось и в нас в последний великий день Его Страшного Суда. Аминь

1960

 

^ Прощеное воскресенье

 

^ Проповедь I

На Послание к Римлянам (Рим.13:11-14:4)

Слышали мы призыв апостола пробудиться от сна: «Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света!» Церковь предлагает нам этот призыв сегодня, накануне Великого поста, и сама вместе с апостолом Павлом призывает нас на подвиг борьбы с внутренним врагом – духовной леностью.

Весь мир вокруг нас спит. Со дня грехопадения первых людей в человеческом мире царствует ночь. Человечество одержимо тяжким духовным сном. Это особенно видно в наши дни. Какие всемирные ужасы уже пережиты людьми! Как неизвестно будущее! Но сердца людей по-прежнему заняты «пированиями и пьянством, сладострастием и распутством, ссорами и завистью», как будто ничего не произошло. Человечество думает почти исключительно о собирании или защите земных сокровищ, об удовлетворении своих материальных, земных потребностей и своих страстей. По своему ослеплению оно не сознает, что это – не настоящая жизнь.ч

И духовно спящее человечество не замечает, как время движется. Не видит ту новую, светлую жизнь человеческую, которая среди ночного мрака уже стала возможной благодаря Христу и Его Церкви. Нетрезвое человечество не воспринимает святой жизни избранных людей Божиих. И если даже воспринимает, то скоро опять забывает.

Не видит оно также, как приходит конец всему – не только в жизни отдельных людей, земная жизнь которых всегда кончается смертью, но и в жизни и существовании целого космоса. Не видит оно, как приближается великий день встречи этого тварного мира с несотворенным и неприступным светом Божества – день гибели для спящих, но день спасения для тех, которые вовремя проснулись. Приближается он и приближается, так что апостол может писать своим адресатам, что теперь он нам ближе, чем в то время, когда мы уверовали – начали верить во Христа.

«Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света!» Надо проснуться от сна. Надо нам взяться за те оружия света, которые нам Церковь сегодня дает: молитва, пост и взаимное прощение обид.

«От нощи утренюет дух наш к Тебе, Боже!» Аминь

1958

 

^ Проповедь II

На Послание к Римлянам (Рим.13:11-14:4)

«Воссия благодать Твоя, Господи, воссия просвещение душ наших. Се – время благоприятное. Се – время покаяния…» – так мы с вами, дорогие мои братья и сестры, будем петь за Вечерней сегодняшнего воскресного дня. И уже слышали мы сегодня слова апостола, велегласно вопиющего: «Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света! Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству… ни ссорам и зависти… и попечения о плоти не превращайте в похоти».

Ночь прошла, а день приблизился. Наступил уже час пробудиться нам от сна.

Весь мир вокруг нас спит и видит в снах своих только мирские, земные, материальные интересы и свои естественные, а часто и противоестественные вожделения. «Ибо спящие спят ночью, и упивающиеся упиваются ночью» (1 Сол.5:7). Но день спасения уже приближается. И мы, христиане, как «сыны света и сыны дня», должны теперь бодрствовать.

Уже слышим мы торжественное и радостное приглашение нашей общей святой Матери – Церкви Православной, – обращенное к нам: «Постное время светло начнем, к подвигам духовным себе подложивше… да сподобимся вси видети всечестную Страсть Христа Бога и Святую Пасху, духовно радующеся».

И слух наш внутренний уже слышит призыв великопостного песнопения: «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши… Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняли».

Братья и сестры, наступают светлые дни Великого святого сорокадневного поста, ведущего нас к духовному созерцанию Страстей Христа Бога нашего и неизреченной славы Его тридневного Воскресения. Братья и сестры, «очистим душу, очистим плоть… яко да преплывше поста великую пучину, в тридневное Воскресение достигнем Господа и Спаса нашего, Иисуса Христа».

Самый пост, как некое добровольное ограничение себя в пище, является не только сам по себе неким упражнением духовным, дисциплиной очень полезной для здоровья человеческой души, но он и освящен примером святых апостолов Христовых, постившихся при своем служении Господу, о чем неоднократно упоминается на страницах Нового Завета (Деян.13:2-3; 14, 23. Ср. 2 Кор.11:27), и прежде всего великим примером Самого Господа, постившегося после Своего Крещения во Иордане от Иоанна и пребывавшего в пустыне без еды сорок дней и сорок ночей (Мф.4:2 и др.). И ввиду таких ясных указаний в писаниях апостольских и самом Евангелии, человек, презирающий пост, на самом деле лишает себя права называться христианином.

Но дело, конечно, не только в воздержании от пищи. И дело, конечно, не в том, что какая-то пища, на самом деле данная нам Богом, стала бы сама по себе осквернять человека. Христос ясно говорит: «Ничто, извне входящее в человека, не может осквернить его… Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство. Все это зло извнутрь исходит и оскверняет человека» (Мк.7:18-23). И Церковь ненапрасно именно сегодня, перед началом Великого поста, предлагает нам к размышлению апостольские слова: «Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест». Внешний облик поста может быть очень разнообразным у различных людей. И особенно от людей со слабым здоровьем, от людей старых или же несущих какой-то исключительно тяжелый труд никакие особые подвиги в этом отношении не требуются. Ибо главное – не воздержание от пищи, а любовь и молитва. Постом и молитвою мы должны простирать свои руки ко Спасителю Богу со смиренною просьбою: «Милостиве, помилуй мя падшаго». Тогда Сам Господь даст нам свыше Свою руку, спасающую и укрепляющую нас. Главное – искреннее всесердечное обращение к Богу и искреннее обещание Ему оставить всякий греховный навык, какой кто имел.

Для этого нужно себя добровольно лишить во время поста и некоторых удовольствий, самих по себе, может быть, и не дурных и даже благородных, но мешающих нам сосредоточиться на деле нашего спасения и собрать свой ум для духовного созерцания Страстей Христовых и Воскресения Его.

Братья и сестры! Примем этот Великий пост как Божий дар честно и радостно! Будем внимательны и будем жить по слову псалмопевца: «Служите Господу со страхом, и радуйтесь с трепетом» Пс.2:11). Будем есть и пить умеренно – а прежде всего с благоговением и благодарением Богу. Будем иметь усердие к службам церковным. Будем стоять в этом земном храме, как на самом небе, со страхом и будем хранить должное молчание во время чтений, пения и молитв, зная, что мы стоим перед Самим Богом. И не забудем христианскую любовь друг к другу. Постараемся друг друга радовать, чтобы все утешились и радовались духовно в эти святые дни, и друг другу служить, каждый теми способностями, которые он имеет от Господа. И Господь даст нам прощение грехов и неизреченную радость свободы детей Божиих, если только мы искренне приступаем к Нему.

А кто не искренне молится, кто не искренне посещает богослужения и даже дерзает приступать к Святым Тайнам с неочищенной и неискренней душой – тому все это только будет в суд и осуждение. Бога обманывать нельзя. Перед людьми можно скрывать свои внутренние чувства и стремления, и то не всегда. Но совсем нельзя свое лицо скрывать перед Богом, как хотели скрыть себя от Него после грехопадения Адам и Ева. Ибо Бог видит все.

До сих пор Бог еще долготерпит нас. Да обращаемся и мы к Нему с любовию и искренним покаянием. «Ныне, убо, Спасе, и мене спаси, томлением ищуща Тебе. Аз бо сокрытися от Тебе не хощу. Восхищен Тобою хощу звати Тебе: Милостиве, помилуй мя падшаго!» Аминь

1960

 

^ Неделя крестопоклонная

 

^ Проповедь I

Поклонения день честнаго Креста! Приидите к Нему вси! Восстания бо Христова зари светосияяй предлагает ныне…

Предвозвещается уже радость «нареченнаго и святаго» царственного дня святой Пасхи сегодняшним торжеством Креста, открывшего нам «райския двери». И дается утешение всем скорбящим от животворящего древа, посредством которого «слезное потребися сетование и смертных сетей избавихомся и к присному веселию приидохом».

Приидите вернии, животворящему древу поклонимся, на нем же Христос Царь славы… вознесе нас на первое блаженство!

В образе Иисуса распятого дается нам ответ на основные вопросы, волнующие и смущающие человеческую душу: о смысле жизни и о смысле страданий. Бог явился во плоти. И в этой воспринятой Им нашей человеческой плоти он – всеблаженный Бог страдал с нами и за нас, чтобы сообщить нам, страдающим, Свое вечное блаженство. «Смертию смертное в нетления облаче благолепие». Посредством Своей крестной смерти Христос сообщил нашей смертной природе славу Своего нетления. Вот «благолепие красоты Креста Господня». И слышим мы голос божественной сверхразумной Премудрости, которая, хотя и кажется безумием погибающим, но нам, спасаемым, постоянно доказывает свою никогда непреходящую силу; слышим мы этот голос: «Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Лк.24:26). Да, именно «надлежало, чтобы Тот, для Которого все и от Которого все – чтобы Бог Единородного Сына Своего вочеловечшагося, – приводящаго многих сынов в славу, Вождя спасения их совершил через страдания» (Евр.2:10). «Единородный Сын и Слово Божие бессмертен сый» должен был во всем уподобиться нам, «чтоб быть милостивым и верным Первосвященником» нашим перед Богом (Евр.2:17), великим и вечным Первосвященником рода нашего, Который «может сострадать нам в немощах наших», потому что Он Сам, «подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (Евр.4:15), И «видим, что за претерпение смерти увенчан славою и честию Иисус, Который немного был унижен перед Ангелами, дабы Ему, по благодати Божией, вкусить смерть за всех» (Евр.2:9).

И слышим мы голос этого нашего «Первосвященника великого, прошедшего небеса» (Евр.4:16): «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною!» (Мк.8:34). И – о чудо! – тот малый крест, те, по сравнению с вечностью Божией, совсем незначительные скорби и страдания в жизни нашей, которые до сих пор были невыносимы для нас, этот наш малый крест, если мы его несем с любовию вслед за Иисусом, получает спасительную для нас силу от великого Креста Иисуса. Малый крест нашей жизни становится для нас источником совсем иной, неведомой до сих пор, небесной радости. И сама смерть наша в силе крестной смерти Иисуса, уже умершего с нами и за нас и воскресшего во славе, становится дверью в истинную, вечную жизнь, так что к смерти каждого из нас относятся апостольские слова: «сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе…» (1 Кор.15:42-43). «Се бо прииде Крестом радость всему миру… Распятие бо претерпев смертию смерть разруши».

Иисусе, Боже распятый, «даждь нам Тобою ограждаемым с Тобою прейти в вечное Твое Царство»; ибо «до ныне алчем и жаждем, но тогда насытимся, когда явится нам слава Твоя, в ней же царствуеши со Отцем и Святым Духом во веки». Аминь

1958

 

^ Проповедь II.
Радость Креста

Воссияй, Господен Кресте, светолучныя молния
Твоея благодати в сердце чтущих Тя и любовию
Тя приемлющих!
Явися, великий Господен Кресте, покажи ми зрак
божественный красоты Твоея ныне!
Радуйся, живоносный Кресте – Древо нетления!
Покажи красоты Твоея благолепие верно просящим
Твое заступление!

Такими радостными восклицаниями светлого духовного восторга наша Церковь Христова ныне встречает тайну животворящего Креста.

Посреди покаянного, постного времени теперь уже открывается нам радость встречи Креста Спасителя. Является Крест как знамение нашего спасения жертвенной Кровию Христовою, на Кресте пролитой за нас, – источник никогда непреходящей, вечной, небесной радости. А радость эта дается через участие хотя бы в малой мере, в страданиях Христовых терпеливым ношением креста вслед за Ним. «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк.8:34), – приглашает Христос каждого из нас. «В мире будете иметь скорбь, – говорит Он нам, – но мужайтесь: Я победил мир!» (Ин.16:33).

«Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ея; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир. Так и вы теперь имеете печаль» (Ин.16:21-22). «Но печаль ваша в радость будет» (Ин.16:20). «Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас» (Ин.16:22). Так утешает Он нас, входя через мрачные врата крестных страданий на Голгофе в страшную славу Свою. А после радостного тридневного Воскресения Он опять говорит нам о священной тайне, о божественной, сверхразумной логике необходимости Креста: «Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Лк.24:26). И опять: «Так написано, и так надлежало пострадать Христу и воскреснуть из мертвых в третий день» (Лк.24:46).

И в радостном свете Воскресения Христова, в свете той радости, которая «прииде Крестом – всему миру», и мы исповедуем нашу веру в священную тайну необходимости Креста: «Распятие бо претерпев», Христос «смертию смерть разруши», потому что мы – «дети», потому что мы «причастны плоти и крови», имеем плоть и кровь, то и Сын Божий Единородный «также воспринял оныя» (Евр.2:14), сделался настоящим человеком, подобным нам, с Плотью и Кровью, воспринятыми Им от единокровной нам Девы Богородицы; «нас ради человек и нашего ради спасения» Он воплотился и вочеловечился, «дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола» (Евр.2:14), дабы своим вхождением в темную область нашей богооставленности превратить мрачную ночь нашей смерти в светлый «невечерний» день Своего Воскресения – «и избавить тех, которые от страха смерти чрез всю жизнь были подвержены рабству» (Евр.2:15). И мы «видим, что за претерпение смерти увенчан славою и честью Иисус», Который должен был, «по благодати Божией, вкусить смерть за всех» (Евр.2:9).

Да, поистине, надлежало, чтобы Бог Отец – Своего Единородного Сына, «приводящаго многих сынов в славу, Вождя спасения их», чтобы Бог Отец – Господа Иисуса Христа «совершил через страдания» (Евр.2:10). На Кресте умирает Сын Божий Единородный, Тот, Который имел вечную славу у Своего Отца уже «прежде бытия мира» (Ин.17:5), извечно является «сиянием славы и образом ипостаси» Отчей (Евр.1:3), Он умирает с нами нашей человеческой смертью, как наш брат, чтобы обезвредить для нас нашу смерть, – «дабы Он был Первородным между многими братиями» (Рим.8:29) – участниками по благодати в славе Его.

Крест – великое знамение Его последней близости к нам. Крестом «даже до распятия и смерти Сам Себя излиявший» Христос нисходит «в преисподния места земли» (Еф.4:9). А после Креста и Воскресения Он же и восходит «превышие всех небес, – дабы наполнить собою все» (Еф.4:10). Поистине, мы видим, что приобрели новый смысл древние псаломские слова: «Взойду ли на небо – Ты там; сойду ли в преисподнюю – и там Ты… Скажу ли: может быть, тьма сокроет меня, и свет вокруг меня сделается ночью; но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла как день» (Пс.138:7-12)… Ибо теперь «вся исполнишися света: небо, и земля, и преисподняя»…

Крест Христов – это и середина, центр, и вместе с тем и конец, последняя цель священного пути времени Великого поста. Он же должен быть и серединой, сокровенным духовным центром всей нашей жизни. И Он должен стать для нас последним смыслом, определяющим все содержание нашего существования, наполняющим всю пустоту нашего существования богатством таинственного света сверхразумной Премудрости Божией.

Христос за нас пил ту горькую чашу крестных страданий, которую дал Ему пить Небесный Отец. Он говорил: «Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Ин.18:11). Он говорил Своему Отцу. «Жертвы и приношения Ты не восхотел, но Тело уготовал Мне… Вот, иду… исполнить волю Твою…» (Пс.39:7-9; ср. Евр.10:5). И Он принес Себя Самого, Свое Тело и Свою Кровь, за нас в жертву Отцу. Он пил с нами и за нас чашу наших страданий. Но и мы будем пить с Ним Его чашу: будем носить крест вслед за Ним. Но «верен Бог, Который не попустит» нам «быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы» мы «могли перенести» (1 Кор.10:13). За это ручается Сам распятый Господь и Искупитель наш. «Ибо Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас» (Рим.8:34). И «я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим.8:38-39).

Ему слава и держава во веки веков! Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим! «Се бо прииде Крестом радость всему миру!» Аминь

1962

 

^ Неделя четвертая великого поста

На Евангелие от Марка (Мк.9:17-31) и Послание к Евреям (Евр.6:13-20)

Слово Божие, слышанное нами сегодня со страниц Евангелия и апостольского послания, призывает нас к терпению и стойкости в вере. Бог желает, чтобы мы имели «твердое утешение», как люди, «прибегшие взяться за предлежащую надежду» Его непреложных обетований, – надежду, которая во всех искушениях, волнениях и скорбях «для души есть как бы якорь безопасный и крепкий».

Евангельское чтение сегодня привело нас к горе Преображения Христова. На верху этой высокой горы Христос показал трем избранникам из круга учеников – еще во дни своей земной жизни, перед Крестом и Воскресением – грядущую славу Своего Царства. Здесь наша тварная природа человеческая в лице Иисуса Богочеловека заблистала в высшем небесном свете Преображения светлым огнем Божества. А внизу в это же время, когда Христос еще пребывает на верху горы, мы видим эту самую природу нашу в своем глубоком уничижении, в немощи и полном бессилии, одержимую чужою, темною, злою силою немого демона. О том, что происходит внизу, около горы Преображения, именно и повествует нам Еван гельское чтение сегодняшнего дня.

Внизу – к оставшимся здесь остальным ученикам Господним обратился за помощью для своего страждущего малолетнего сына несчастный отец. Но ученики оказались не в состоянии исцелить отрока. Они теперь пережили то, о чем Господь позже говорил в Свою последнюю земную ночь: «Без Меня вы не можете делать ничего» (Ин.15:5). Вера учеников была еще недостаточна. Они не были в достаточной мере наполнены силою Христовою. Для совершения ими просимого чуда от них потребовалась бы прежде всего живая, горячая вера, выражающаяся дерзновенною молитвою и постом. Итак, по недостатку веры у них чудо не совершается. Но, когда потом Сам Христос спустился с горы, отец болящего отрока бросается к Нему: «Я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его (Мф.17:16). – Люди, и среди них даже и Твои ученики, не в состоянии нам помочь, но Ты, – если что можешь, сжалься над нами и помоги нам!»

«Если что можешь, – помоги нам!» По-человечески все понятно в этих словах любящего своего сына несчастного отца. Но Господь от человека требует веру всецелую, полную передачу себя Ему. Он хочет, чтобы мы имели ясную, твердую и крепкую веру в Него. И на просьбу: «Если что можешь, – помоги нам!» – Он отвечает: «Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему».

Ответом этим Господь говорит ему: здесь речь идет не обо Мне и Моих возможностях – возможности Мои и Моего Небесного Отца безграничны и милосердие Наше беспредельно, у Бога все возможно, – но все зависит в данном случае, человек, от тебя – от веры твоей. Все будет для тебя возможным, если ты будешь веровать.

>Но вера у отца отрока малая. Он отвечает Господу исповеданием скорее даже не веры своей, а полной готовности к вере, восклицая со слезами: «Верую, Господи, помоги моему неверию!» Однако Господь милостиво принимает и такую малую, но искреннюю веру, и Он совершает чудо освобождения и исцеления больного.

«Верую, Господи, помоги моему неверию!» – такое скромное исповедание веры может иметь спасительное значение и в нашей жизни, если только с искренним желанием мы открываем Богу наши сердца.

Иной образ веры приводит нам сегодня апостольское чтение. Образ твердой и непоколебимой веры великого «отца всех верующих» (Рим.4:11) Авраама. «Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою… И так Авраам долготерпев получил обещанное» ему. Эти слова апостола напоминают нам о самом великом подвиге послушания и веры великого родоначальника избранного Израильского народа: его готовности в послушание Богу принести в жертву своего единственного возлюбленного сына, Исаака, рожденного им чудесно в старости по обетованию Божию. Когда Авраам проявил такую жертвенную готовность к послушанию и верности Богу, что собрался принести Господствующему над жизнью и смертью самое ему дорогое, того, которого он любил и с которым были связаны все его надежды, Бог не только отказался от такой жертвы, но и в ответ на такую готовность, дал ему снова торжественное обещание: «Воззвал к Аврааму Ангел Господень с неба и сказал: Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, то Я благословляя благословлю тебя, и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря… И благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего» (Быт.22:15-18).

Братья и сестры! Что может быть в мире тяжелее, чем подвиг послушания Авраама, чем его восшествие на гору жертвоприношения Исаака. Но и что может быть радостнее его возвращения с живым Исааком оттуда, что может быть больше его вечной награды за его послушание? Бог не имеет постороннего свидетеля верности Его слова и не нуждается в таких посторонних свидетелях. Его истина постоянно будет сама о себе свидетельствовать, если мы только всегда будем верны Ему. «Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1 Кор.10:13). Крест, возлагаемый на наши плечи Богом, никогда не превышает наши силы.

«Имейте веру Божию» (Мк.11:23); «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте!» – говорит Христос.

«Все возможно верующему» – «Не бойся, только веруй!» (Лк.8:50). Веруем, Господи, Ты «умножь в нас веру» (Лк.17:5). Аминь

1960

 

^ Вход Господень в Иерусалим

Сегодня мы духовно встречаем Царя Небесного, грядущего в Его земной святой град, чтобы принести Себя за всех в жертву любви.

Христос является в Иерусалиме, чтобы совершить Свое последнее на этой земле и самое великое чудо: Крест и Воскресение. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15:13). Своим добровольным вхождением в область нашей смерти Христос доказал делом, что любовь Сына и Небесного Отца Его к нам безгранична.

Восходя в Иерусалим, Христос знал, что Его здесь ожидают страдания и смерть на Кресте. Однако Он идет, зная, что путь ко Кресту – его путь. Тот путь, который Отец Небесный предначертал Своему возлюбленному Сыну и который Сам Сын добровольно принял для Себя уже от вечности, прежде бытия мира. Именно путем страданий и смерти надлежало Ему «войти в славу Свою» (Лк.24:26), вернуться туда, откуда Он пришел, – к Отцу своему и привести Отцу Небесному с Собою многих сынов – братьев Своих, искупленных и усыновленных Отцу Его крестною жертвою. Ибо для того пришел Он в этот мир, чтобы «послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк.10:45). Он пришел как добрый Пастырь, полагающий «жизнь Свою за овец» (Ин.10:11). И стал Он Агнцем, берущим на Себя – и этим раз навсегда уничтожающим перед Богом, – грехи всего мира (Ин.1:29).

Для Христа смерть не являлась необходимостью. Он страдал и умер совершенно добровольно. Закон необходимости смерти есть следствие греха, это последний вывод из состояния нашей отдаленности от Бога, нашей отдаленности от источника жизни. И этот всеобщий – для всех остальных – закон необходимости смерти не мог иметь никакой принудительной силы по отношению к Единому Безгрешному, по отношению к всесильному Богочеловеку. Умереть Христос мог только добровольно – через свободное принятие Им смерти.

«Никто не отнимает жизни Моей у Меня, но Я Сам отдаю ее», – так мог на самом деле говорить только Он один, не подлежащий закону необходимости смерти (Ин.10:18). И в этой свободе принятия Им Креста, в этой добровольности Его смерти – вся искупительная, спасительная для нас сила Его жертвы. «Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее» (Ин.10:17).

До сих пор каждый безоговорочно подвержен власти смерти. Но смерть не имеет никакой власти над Телом Сына Божия. Поэтому даже в самой смерти Иисус остается чуждым нетления. И смерть не может удержать Его. Ибо невозможно, чтобы смерть удержала Начальника жизни (ср. Деян.2:4). И гроб распятого Иисуса поистине является «новым гробом»: в нем совершается новое, небывалое чудо, он становится источником Воскресения.

Отец Небесный отдает Своего возлюбленного единственного Сына для нас. И Сын добровольно принимает Отчую волю и умирает на Кресте с нами нашей человеческой смертью. Но Отец Небесный не допускает того, чтобы святой Его в смерти увидел тление (Деян.2:27). Принося для нас в жертву все Свое человеческое – и даже самую жизнь Свою человеческую, Христос при этом не теряет Свою божественную власть и достоинство Божьего Сына. И поэтому в вольной, свободной смерти Христовой власть ее над бренным Телом Его простирается лишь постольку, поскольку Сам Умирающий разрешает ей. И Распятый претворяет смерть в Воскресение. «Тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему – облечься в бессмертие» (1 Кор.15:53). «Пшеничное зерно, падши в землю… если умрет, то принесет много плода» (Ин.12:24). Временная смерть бессмертного по Божеству Своему Сына Божия становится вечной жизнью смертных.

Вхождением Своим в темную область нашей смерти Христос восполнил Собою и последний предел нашей жизни. Нет теперь области нашего существования, не наполненной светом Его близости к нам. Все исполнено этим светом – небо и земля и смертная область преисподней. И нет больше бессмыслицы в жизни, потому что самая большая бессмыслица – смерть; но и она теперь наполнена смыслом: она стала путем к Богу, «преставлением от печальнейших на полезнейшая и сладостнейшая и на упокоение и радость».

Смерти больше нет как таковой – для верующих, – осталась она только как дверь в лучшую жизнь воскресения. «Может быть, тьма сокроет меня, и свет вокруг меня сделается ночью. Но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день» (Пс.138:11-12). «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин.3:16). «И сия жизнь – в Сыне Его» (1 Ин.5:11).

И все мы призваны верою в Него и жизнью в Нем, посредством святых таинств Его Церкви, соединиться с Сыном Божиим, стать членами Его святого Тела, победившего смерть, и стать, хотя еще втайне, причастниками славы Его Воскресения.

Он за каждой Литургией присутствует таинственно среди нас и силою животворящего Святого Духа предлагает нам под таинственным видом хлеба и вина для вкушения Свои Плоть и Кровь, дабы мы соединились с Ним и силою Его преодолевали в настоящей жизни – власть над нами греха, а в будущей жизни – власть смерти: «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое, которое за вас предается… Пейте из нея все; ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за вас и за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф.26:26-27; Лк.22:19-20). Соединяя Себя с нами, Христос дает нам уже теперь живое познание Его истины и свободу от власти греха. И этим Он нам дает залог нашего будущего воскресения из мертвых, подобно Его другу Лазарю, которого Он из гроба воскресил.

«Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу Его в последний день… Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною» (Ин.6:54-57). «Я живу, и вы будете жить» (Ин.14:19). «Так возлюбил Бог мир»… Иисус «возлюбив Своих, сущих в мире, до конца возлюбил их» (Ин.13:1).

Благодарим Тебя, Господи, за Твое добровольное вхождение в Иерусалим на страдания, благодарим Тебя за Твою безграничную любовь к нам. Даруй нам любить Тебя и благодарить Тебя жизнью нашей и любить братьев наших. Аминь

1960

 

^ Проповедь II

Радуйтесь всегда о Господе; И еще говорю: Радуйтесь… Господь близко! (Флп.4:4 сл.)

Входя в Иерусалим, Господь знал, что Его ожидает: предательство Иуды, осуждение на смерть со стороны первосвященников и представителя внешней власти, неверность учеников и падение Петра, уничижение, поругание, оплевание и биение, ношение креста на Голгофу, обнажение и крестная смерть. Он это знал. И, однако, Он пришел.

Он пришел теперь в Иерусалим, чтобы добровольно взять на Себя все это, потому что Он не для того явился на земле, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою за нас. Он желает с нами испить до дна чашу горестей. Он хочет с нами, как брат наш, взывать к Небесному Отцу: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?», – чтобы и мы вместе с Ним могли в час нашего последнего издыхания дерзновенно говорить: «Отче! в руки Твои передаю дух мой».

Он пришел, чтобы войти в мрачную область человеческой смерти, чтобы и здесь воссиял божественный свет Его присутствия. Наполняются новым смыслом древние слова псалмопевца:

Взойду ли на небо – Ты там;

сойду ли в преисподнюю – и там Ты…

Скажу ли: может быть, тьма сокроет меня,

и свет вокруг меня сделается ночью.

Но и тьма не затмит от Тебя,

и ночь светла, как день.

(Пс.138:8-12)

Господь хочет умереть с нами, чтобы мы с Ним воскресли…

Итак, Он пришел теперь в Иерусалим, чтобы до конца явить Свою любовь и близость к нам – друзьям Своим. Ибо «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15:13). И такою любовию любит нас Иисус Христос. Как Божий Сын Он имеет право говорить так, как никто другой не дерзал бы пред Богом говорить: «Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее; никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее: имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее; сию заповедь получил Я от Отца Моего» (Ин.10:17-18).

Этой крестной любовию Христовой мы радуемся сегодня и за нее благодарим Его, идущего на страдания. Правда, тайна Его любви – наше спасение через Его крестную смерть – является тайной веры, которая для внешних кажется соблазном и безумием. Но нет в мире ничего лучшего этой тайны. Это именно – сверхразумная тайна; она не стоит в противоречии с нашим разумом, а только выше его. Но она может просвещать и этот наш разум – когда разум открывается ей – светом сверхчеловеческой, небесной, божественной Мудрости.

Эта тайна Креста уже здесь проявляет себя в нашей жизни как великая сила, обновляющая всего человека, если он принимает ее в свое сердце и старается ходить по заповедям Распятого. А в будущем эта тайна Креста откроет нам то, что «не видел того глаз, не слышало ухо, не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор.2:9), но что уже теперь приоткрывается вере нашей Духом Святым. Аминь

Без даты

 

^ Великая пятница

 

^ Размышления у Плащаницы

Воскресение Твое, Христе Спасе,
Ангели поют на небесех.
И нас на земли сподоби
чистым сердцем Тебе славити!

Иисусе, Царю вечный, пришедший в этот мир и рожденный на земле, для того чтобы засвидетельствовать нам истину! По человечеству Твоему Ты умер на Кресте, смертию Твоею вольною благоволив упразднить державу смерти над нами; но как Бог и Человек Ты ныне живешь во веки! Преклоняемся всем сердцем и всем умом нашим перед светлой тишиной Твоего тридневного безмолвия во гробе. Ты спишь священнейшим сном, и сном Твоим оживляются мертвые и созидается новое человечество. Ты молчишь на короткое время, ибо все Тобою уже сделано, все Тобою уже совершено. Все дело нашего спасения ныне совершилось: Ад пленися, Адам воззвася, клятва потребися, Ева свободися, смерть умертвися, а мы ожихом. Ты умер, и временная смерть наша человеческая теперь поглощена раз навсегда непреодолимою победою Твоей божественной, вечной, бесконечной жизни.

Во время Твоих страданий Ты был презрен и умален перед людьми как муж скорбей и изведавший болезни, изъязвленный за грехи наши и мучимый за беззакония наши, чтобы ранами Твоими мы исцелились. Но теперь из Живоносного гроба Твоего уже сияет перед нами тихий свет непостижимой красоты Твоей как «краснейшего паче всех сынов человеческих». Отец Твой Небесный не допускает того, чтобы святая животворящая Плоть Твоя увидела нетление. И гроб и смерть не могут удержать Тебя – Начальника жизни. Смертное Твое облекается в бессмертие, и тленное Твое – в нетление. Жены мироносицы еще приготовляют Тебе миро и еще ищут Живого между мертвыми. Но Ты остался чуждым нетления. Благодатная Дева, Матерь Твоя, еще ощущает оружие острое печали в своем сердце и вместе с девственным учеником Иоанном изнемогает от скорби разлучения с Тобою. Но тридневным Воскресением Твоим печаль их в «радость будет». И радости этой уже никто никогда не отнимет от них.

Внешний мир не понимает небесной красоты и сверхразумной светлости Твоей сегодняшней величайшей Тайны. Для мира Твоя смерть – соблазн или же безумие. Но мы поклоняемся, мы благодарим и величаем Тебя всем существом нашим за Твою любовь и безмерное снисхождение к нам – человеческому роду. Благодарим и славим Твое предвечное человеколюбие и преблагой промысл Твой, тако благоволивший.

Осудивший Тебя на смерть Пилат невольно указал на Твое человеческое достоинство: «Се, человек!» А мы, разумея Твое Божество, величаем Твое божественное и боголепное истощание, Твою страшную жертву, достойную поистине одной божественной Твоей любви. Славим Твою божественную человечность. Славословим Твою беспредельную близость к нам. Так не близки нам ни брат, ни сестра, ни отец, ни мать… Ты вошел в нашу жизнь и в самую нашу смерть; и даже в аду нашей богооставленности – и там ныне сияет Твой тихий лик. Поистине, вся исполнишася света, небо и земля ныне, и преисподняя. Слава Тебе, Иисусе, слава Тебе! Благодарим Тебя за все! Ты – жизнь наша, Ты – радость наша, Ты – Пасха наша великая и таинственная. Даждь нам со всеми ангелами и всеми святыми во вся дни живота нашего, а потом у Тебя в Твоем беспредельном Царстве славить Тебя и Твоего безначального Отца и Твоего Пресвятого Духа. Слава Твоему милосердию во веки веков. Аминь

1959

 

^ Светлое Христово Воскресение

 

^ Пасхальные послания

 

^ Первое послание

Христос Воскресе!

Совершилась на Кресте Великая жертва Любви. Христос, «возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их» (Ин.13:1). Он умер за нас, чтобы мы воскресли с Ним.

В пасхальное утро очень рано, когда было еще темно, Мария Магдалина пришла ко гробу и нашла, что камень, закрывающий его, отвален. И гроб оказался пустым. Пустой гроб – знамение победы Распятого над смертью. Но Мария этого не еще не понимала. В ее душе было пока темно. В своем смущении она решила, что кто-то «взял Господа из гроба, и неизвестно, куда он Его положил». Любя Его, она пыталась искать Господа как мертвеца. Но ее встретил Живой Господь, победивший смерть, Он обратился к ней: «Что ты плачешь? Кого ищешь?» И Воскресший дал Себя узнать, называя ее по имени: «Мария!» И говорил ей о предстоящем Своем восшествии к Отцу Небесному, чтобы всем Своим братьям приготовить путь в Отчий дом.

На Пасху Христову мы празднуем исполнение древнего пророчества: «Поглощена будет смерть навеки, и отрет Господь слезы со всех лиц» (Ис.25:8). Подобно Марии Магдалине, и в наше время многие души человеческие страдают и жалуются, что враги евангельской истины «взяли Господа» от них, взяли свет и радость и смысл жизни… Но Господь близко. Воскресший стоит у дверей человеческих душ и стучит, нужно только внимать Его голосу и открыть Ему дверь. Он среди нас пребывает через Свою Церковь – в слове Своего Евангелия и в благодати Своих таинств. Он обращается к скорбящим: «Что ты плачешь?» Он обращается к каждому из нас лично по имени, как Он назвал по имени Марию Магдалину в пасхальное утро. В Церкви Он хочет нам дать узнать и осязать Его присутствие, как Он дал Себя узнать спутникам по дороге в Эммаус при преломлении хлеба и апостолу Фоме осязанием язв крестных страданий. Он призывает нас к исполнению Его царственной, вечно новой Заповеди любви. В Его Царстве каждый из нас имеет место как личность, как неповторимое осуществление образа Божия. И всех приглашает Он к участию в Его вечной жизни.

Пасха Христова свидетельствует о преизобилии любви Божией к нам. Бог доказал Свою любовь к нам тем, что Христос отдал Свою жизнь за нас грешных и недостойных (Рим.5:8). И откровение этой безграничной любви исполняет наши сердца радостной уверенностью и светом такой твердой надежды, которая не постыжает.

Сила благой вести Пасхи Христовой не ветшает и не оскудевает. Христос победил смерть. И врата адовы не могли одолеть Его Церковь когда-либо ранее, не могут и в наши дни. А мы, которые телесными глазами не видели Распятого и Воскресшего Господа, но верою и верностью любви нашей принадлежим Ему, приветствуем друг друга – и в этом году – в великой радости Пасхи Христовой:Христос Воскресе!

class=»podpis»>1992

 

^ Второе послание

Христос Воскресе!

Пасха – торжество жертвенной любви Христовой. Сын Божий, ставший Сыном Человеческим, взял на Себя всю тяжесть человеческого пути до крайнего предела, до страшной крестной смерти. «Иисус, возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их» (Ин.13:1).

Уже накануне Своей смерти Он отдал Себя на Тайной Вечери в Святых Тайнах в руки Своих друзей и Сам принял в Гефсимании ту чашу горестей, которую Отец Ему дал. И пришли темная ночь страданий и мрачный день смерти на Голгофе…

Затем наступили тихая Великая суббота и другая ночь, которая преложилась в светлый день Воскресения. И совершилось торжество жертвенной любви Сына Божия. Жизнь лежала во гробе, но смерть не смогла Его удержать. Свет сиял во тьме, и тьма не смогла Его победить. Бог Отец не допустил того, чтобы его Святой увидел истление (Деян.2:27). А теперь мы стоим у пустого гроба и слышим благую весть о Его Воскресении.

Святитель нашей Церкви в прошлом столетии, великий Филарет говорит о тайне Христа – Сына Божия и Сына Человеческого, что эта тайна является для нас «ключом, отпирающим все двери». Бог проникает во все состояния человека, кроме состояния греха. И человек входит в тайны жизни Божией. А моментом «все отверзающего движения этого ключа» является момент Воскресения Христова: отверзаются двери смерти, чтобы отдать заключенных; отверзаются двери рая, чтобы принять снова когда-то изгнанных. И отверзаются двери самого неба… В знамение этого в наших церквах на Пасху широко открыты двери, ведущие к Престолу Божественных таинств (Слово в день Пасхи 1825 г.).

Но воскресший Христос хочет войти и в дверь сердца каждого из нас.

Мученик наших дней, протоиерей Александр Мень, нам говорит: «Не думайте, что торжество Церкви только в Ее внешнем великолепии… Вы видите прекрасные соборы, дивные иконы и слышите чудный звон колоколов… Все это – красота нашей веры и торжество. Но все это преходящее, разрушающееся, оно может быть уничтожено злыми людьми и временем. А истинная вера и Дух Христов уничтожены быть не могут».

Братья и сестры, будем наслаждаться и внешним благолепием Пасхи Христовой. И будем разделять особую радость тех из наших братьев, для которых сегодня снова открываются многочисленные храмы, двери их в течение десятилетий были закрыты. А главное – будем сами желанием и верою открывать наши сердца для Христа и Его жертвенной любви.

Пилат, который осудил Христа на смерть, невольно указал на Его человеческое достоинство: «Се, человек!» Но Пилат сам не понимал глубокой правды этого изречения: «Вот Человек!» Действительно, нет более высокого человеческого достоинства и нет более высокой духовной красоты человеческого образа, чем Образ любви Христа распятого и воскресшего. Этот Образ нас привлекает и убеждает; и Он нас приглашает следовать ему хоть в малой мере, невзирая на наши человеческие немощи.

И в свете радости о великом торжестве жертвенной любви Христовой мы снова обращаемся друг ко другу в братской любви с пасхальной благой вестью: Христос Воскресе!

1993

 

^ Неделя Фомина

Ученик, не веровавший слову о Воскресении своего Учителя из мертвых, опытом осязания нетленного Тела удостоверяется в действительности Его восстания из гроба.

Перед страданием Господа Иисуса апостол Фома хотел умереть вместе с Иисусом. «Пойдем и мы, – сказал он тогда другим ученикам, – чтобы и нам умереть с Ним» (Ср. Ин.11:16). И к апостолу Фоме перед страданием во время прощальной беседы на Тайной Вечере были обращены слова Иисусовы: «Я есмь путь и истина и жизнь!» (Ин.14:6). А теперь в свете Воскресения, видя глазами и осязая рукою язвы крестных страданий в прославленном Теле Воскресшего, Фома отвечает на эти слова Иисусовы исповеданием, что Иисус есть Бог: «Господь мой и Бог мой!» Это исповедание Фомы является первым безоговорочным исповеданием Божества Господа Иисуса из круга Его учеников. «Господь мой и Бог мой!» – это радостное и всецелое принятие со стороны ученика слов, сказанных Учителем: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня!.. Видевший Меня, видел Отца!» (Ин.14:6-9). Одновременно исповедание Фомы безоговорочное и в другом смысле, это радостное посвящение себя этому Господу и Богу, принесение Ему в жертву лично всей жизни своей, полное признание Иисуса Господом и Владыкой, имеющим неограниченную власть над жизнью и смертью. «Господь мой и Бог мой!» это не только исповедание веры, но и выражение любви, готовности « любить всем сердцем моим и всею душою моею, и всем разумением моим, и всею крепостью моею» (Мк.12, 30); выражение желания иметь участие не на словах только, но и на деле, по мере тех, хоть и слабых возможностей, которые нам даны, в жизни Иисуса, в Его смерти и в Его победе над смертью; выражение готовности жить с Богом, умершим с нами и воскресшим за нас, жить с Ним и для Него и умереть с Ним для Воскресения и вечной, нетленной жизни.

И блажен тот, кто, осязая посредством евангельского слова и таинств Церкви силу и славу Христову, постоянно произносит вместе с апостолом Фомой от всего сердца исповедание веры и любви: «Господь мой и Бог мой!» Ибо такой человек может всегда, особенно же при переходе в иную, уже неземную жизнь, петь пасхальную песнь: «Вчера спогребохся Тебе, Христе, совосстаю днесь воскресшу Тебе, сраспинахся Тебе вчера: Сам мя опрослави, Спасе, во Царствии Твоем!» Аминь

1958

 

^ Неделя жен мироносиц

 

^ Проповедь I

«Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь» – Его нет во гробе.

Распятый воскрес. Умер Он как человек, подобный нам, но как Бог воскресил Он Свое умершее человеческое тело из гроба. Как Бог и человек – смертию и Воскресением Христос соделал наше спасение. Вот почему и Церковь требует от нас, во-первых, правильную веру во Христа Богочеловека.

Если Христос был бы только Богом, а не Богочеловеком, не Богом воплотившимся, Он не мог бы умереть. А без Его смерти мы не спаслись бы от смерти. Мы не могли бы петь: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ…» Именно благодаря смерти Богочеловека общая наша человеческая участь – смерть стала для нас дверью в жизнь.

Если Христос не был бы человеком, не было бы крестной смерти на Голгофе. Но если Он не был бы Богом, сама эта крестная смерть осталась бы бессмысленной; бессмысленными остались бы тогда и все иные бесчисленные страдания человечества. Ибо если Христос не был бы Богом, после смерти не было бы Воскресения Его из Живоносного гроба.

Вхождение Христа Богочеловека в темную область нашей смерти означает конец самой смерти.

Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, иного жития вечнаго начало.

Смерти больше нет как таковой. «Егда снисшел еси к смерти, Животе бессмертный, тогда ад умертвил еси блистанием Божества…» Смерть уже не является темницею без выхода для всех попавших в нее. Нужно нам только посредством веры – и в жизни и в смерти нашей – соединиться со Христом Богочеловеком, умершим и воскресшим за нас; и тогда смерть уже будет для нас только темною дверью в иную светлую и непреходящую жизнь. Если мы умрем со Христом, то и воскреснем с Ним; и тогда слова, сказанные ангелом, святым мироносицам о Христе имеют отношение и к смерти каждого из нас: «Что ищете живаго с мертвыми?»

Слава Христу победителю – Богочеловеку – распятому и воскресшему – во веки веков. Аминь

1958

 

^ Проповедь II

Дорогие братья и сестры!

В эти радостные дни мы празднуем последнюю, окончательную победу Божию над нашими человеческими грехами и над последствием их: над нашею человеческою смертью. Бог смерти не сотворил; в начале, при сотворении Им мира и при создании в этом мире человека, всесильный Творец не определил для человека смерти. «Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего. Но завистью диавола вошла в мир смерть» (Прем.2:23-24). И человек подпал власти тления. «Завистью диавола» смерть вошла в мир вслед за грехом – как «возмездие за грех» (Рим.6:23). Она появилась как последствие того грехопадения, которым мы пали по научению диавола.

Но раз впавший в эти диавольские сети греха и тления, человек вырваться сам из них уже никак не мог. Для этого должен был ему прийти на помощь Сам всесильный, безгрешный и бессмертный Бог, наполняя все пределы нашего существования светом Своего присутствия и расторгая узы наши огнем Божества. По собственной своей вине человек пал в яму, откуда выйти не может. Человек нуждается в спасении. Только один Бог по милосердию Своему может его спасти.

И совершение этого спасения мы теперь празднуем. О нашем всеобщем спасении мы возвещаем радостною песнью:«Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав». Смертию Своею крестного и Воскресением Своим Иисус Христос – воплощенный Бог – преодолел власть греха над нами. Он Сам восстал от гроба и вошел в славу Свою. И если мы теперь со Христом, соединяясь с Ним и в жизни нашей и в смерти нашей верою в Него и таинствами Его, то мы в последний день этого временного мира не только восстанем с Ним, но и войдем с Ним в славу Его; но и теперь уже самая смерть наша для нас будет только блаженным переходом в иную, лучшую жизнь в Царствии Его.«Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий живущий и верующий в Меня, не умрет вовек» (Ин.11:25-26), – говорит Господь.

Воскрес Христос из мертвых, воскреснем и мы вслед за Ним. Жены мироносицы, пришедши в третий день ко гробу Христову, нашли его пустым, потому что пречистое Тело, которое Иосиф с Никодимом положили в него в Великую пятницу мертвым, в Пасхальную ночь восстало из него живым. «Не ужасайтесь, – говорит ангел женам, – Иисуса ищете Назарянина, распятого. Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен» (Мк.16:6). И те же самые язвы, которые это пречистое Тело приняло в Великую пятницу от гвоздей и копья на Себя, осязает десять дней позже апостол Фома. Ибо воистину воскресе Христос. «Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это – Я Сам; осяжите Меня и рассмотрите» (Лк.24:39), – говорит воскресший Христос Своим ученикам. «Господь истинно воскрес» (Лк.24:34), и мы истинно воскреснем с Ним. И исполнится древнее пророчество великого Исайи: «Поглощена будет смерть навеки, и отрет Господь Бог слезы со всех лиц… Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела… и земля извергнет мертвецов» (Ис.25:8; 26, 19). Ибо Христос, распятый, погребенный и воскресший, разрушил смерть и явил нам из Живоносного гроба Своего жизнь и нетление, Ему слава и держава во веки веков. Аминь

1960

 

^ Вознесение Господне

Событие Вознесения Господня на небо является последней гранью блаженного и радостнейшего пасхального сорокадневия. Вознесением Христовым заканчиваются явления Воскресшего на земле. Христос теперь всецело входит в славу Свою. Он возвращается к Богу Отцу.

В течение сорока дней бывали явления воскресшего Христа ученикам на земле, а теперь Он оставляет эту землю. Но оставляя землю, Он не отлагает принятое Им на этой земле наше человеческое тело, не снимает с Себя наше человеческое естество, но с ним, с человеческой душой и с человеческой плотью, восходит во славу Отчую.

Как Бог Он пришел на эту землю, чтобы принять нашу человеческую природу и, приняв ее, спасти весь человеческий род. И как Бог и Человек Он теперь восходит на небо, чтобы сидеть одесную Бога Отца превыше всех херувимов и серафимов, всех ангелов и архангелов. И «видим, что за претерпение смерти увенчан славою и честию Иисус, Который не много был унижен пред Ангелами, дабы Ему, по благодати Божией, вкусить смерть за всех» (Евр.2:9). «Бог превознес Его и дал Ему имя, которое выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Иисус Христос – Господь, в славу Бога Отца» (Флп.2:9-11).

В этом радость Вознесения Господня – в всеконечном вхождении Христа с Его пречистою Плотию в ту славу, с которой Он снова приидет в последний день этого мира «судити живым и мертвым»: «Мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? – говорят ангелы апостолам. – Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (Деян.1:11).

А о славе Его на небе говорят нам те, которые удостоились – хотя и только частично – созерцать ее: апостолы Павел и Иоанн Богослов. «Я увидел с неба свет, превосходящий солнечное сияние», – свидетельствует апостол языков (Деян.26:13). Я «увидел… подобного Сыну Человеческому… Глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его – как пламень огненный… и лице Его как солнце, сияющее в силе своей. И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый», – свидетельствует возлюбленный ученик Иоанн Богослов (Откр.1:12-17).

Об этом всеконечном преображении святой Плоти Христовой на небе мы радуемся. В день Вознесения Господня мы утешаемся великой радостью о небесной славе Божественного Тела, взятого от земли. Вознесение для нас – не окончание пасхальной радости, а именно ее высшее перед Пятидесятницей исполнение. Радость наша теперь достигает самого неба. «Иди к братьям Моим и скажи им: Я восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, к Богу Моему и Богу вашему» (Ин.20:17). Таковы были слова Воскресшего к Марии Магдалине в самое пасхальное утро. Слова эти теперь исполняются.

Итак, Вознесение – высшее исполнение, небесный предел пасхальной радости о Воскресении Христовом. Но пасхальная, воскресная радость имеет еще и другое исполнение в другом измерении. Она имеет еще и свой земной предел – в сошествии на землю Святого Духа, Которого Христос, восшедший на небеса, оттуда, от Отца, посылает нам, братьям Своим, в великий день Пятидесятницы. А через этот небесный дар Духа Святого и Христос Сам будет пребывать с нами невидимо, но вместе с тем неотступно, во все дни до скончания века», до последнего завершения всех радостей в Царствии Божием.

«Все народы, восплещите руками, воскликните Богу гласом радования» (Пс.46:2). Да возрадуемся и мы о небесной славе Христовой! И будем просить Его, дабы Он и нам дал участие в Его славе во Царствии Небесном. Аминь

1960

 

^ Вознесение Господне, проповедь II

«Силою Креста твоего, Христе, утверди мое помышление, во еже пети и славити спасительное Твое вознесение!» – так восклицает Невеста Христова, Святая Церковь, радостно торжествующая о восшествии Своего Жениха, искупившего Ее Кровию Своею, на престол, к Его Небесному Отцу.

«Не прикасайся ко Мне, – сказал воскресший Христос при своем явлении в пасхальное утро Марии Магдалине, – ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожду к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему» (Ин.20:17).

Это слово Христово теперь исполнилось в Его Вознесении. Вознесение Его – это последнее завершение пасхальной победы распятого и погребенного Сына Божия, последнее завершение Его дела нашего спасения до Его Второго Пришествия. Исполнились сегодня великие чаяния Ветхого Завета, ибо «сказал Господь – Бог Отец Небесный – Господу моему – Царю нашему, Мессии, Христу: Седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих… из чрева прежде денницы подобно росе рождение Твое. Клялся Господь и не раскается: Ты священник вовек по чину Мельхиседека» (Пс.109).

Христос победил и побеждает. Христос воскрес, а теперь, в сороковой день после Своего славного Воскресения, Он «вознесся на небо и воссел одесную Бога» (Мк.16:19), и Царствию Христову нет конца, как мы и пели в таинственную Великую субботу: «Восстань, Боже, суди землю, ибо Ты наследуешь все народы» (Пс.81:8), «ибо Ты царствуешь вовеки». Сегодня радость наша – «Пасха наша великая и священнейшая» – Христос Избавитель восходит до самого неба, чтобы оттуда, от Отца, излить на нас дар Святого Духа и через благодать Духа пребывать с нами неотступно «во все дни до скончания века» (Мф.28:20). «Мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (Деян.1:11), – говорят ангелы апостолам. «Сей есть Иисус Человек Бот, Бог Человек паки приидет!» – восклицает Святая Церковь. И уже теперь Он с нами – в благодати Святого Духа. «Не прикасайся ко Мне», – сказал Он в пасхальное утро. А теперь уже по благодати Святого Духа в Церкви Его каждый верующий может прикасаться к Нему под таинственным видом хлеба и вина.

Восшел Христос сегодня на престол небесный как Царь наш и как наш великий Архиерей, ходатайствующей перед Богом Отцом за нас, «как Иерей вовек по чину Мельхиседека». Мельхиседек, царь и священник, встретил родоначальника Христова, отца всех верующих на земле, патриарха Авраама, возвращающегося с битвы победителем над языческими царями, и вынес Мельхиседек при этом хлеб и вино (Быт.14:18).

Дары Мельхиседека – хлеб и вино. Дары Христовы – Его Тело и Кровь, «хлеб небесный и чаша жизни». – «Еже о нас исполнив смотрение и яже на земли соединив небесным, вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, никакоже отлучаяся, но пребывая неотступный, и вопия любящим Тя: Аз есмь с вами, и никтоже на вы». Восшедший на небо Христос нам говорит: «Я с вами, и никто ничего не может против вас!» Как Он сказал уже накануне Своих крестных страданий: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин.16:33); как Он говорил ранее: «Ободритесь; это Я, не бойтесь!» (Мф.14:27); «Маловерный! зачем ты усомнился?» (Мф.14:31); «Не бойся, только веруй!» (Лк.8:50). Так Он говорит и сейчас любящим Его.

«В любви нет страха, – говорит апостол, – но совершенная любовь изгоняет страх» (1 Ин.4:18), даже страх перед страшным Божиим судом преодолевается, наконец, сыновней любовью к Небесному Отцу. И когда в этой временной жизни судьба открывается перед нами мрачная, как бездна, мы знаем, что мы можем тогда пасть только в прободенные нас ради руки Распятого. «Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси: жезл Твой и палица Твоя та мя утешиста… чаша Твоя упоявающи мя яко державна…» (Пс.22). «Но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день» (Пс.138:12). «Если Бог за нас, кто против нас?.. Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас… ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим.8:31-39), Которому слава и держава во веки веков. Аминь

1962

 

^ Неделя Святых отцов Первого Вселенского собора

Сегодняшний воскресный день – между праздниками Вознесения Сына Божия и Сошествия Святого Духа – посвящается ежегодно памяти Святых отцов Первого Вселенского собора Христовой Церкви. Собор, память которого сегодня совершают во всем мире православные христиане, состоялся в 325 году после Р.Х., в царствование императора Константина Великого, в Никее – городе Малой Азии. Это было первое собрание епископов из почти всей той части вселенной, которая уже была в это время оглашена проповедью Евангелия. Всех собравшихся на соборе было 318.

Тогда впервые в истории – именно после того как сама Римская империя в лице императора Константина стала поклоняться Кресту – пастыри Церкви Христовой могли собраться на такое большое собрание, чтобы совместно исповедовать в силе Духа Святого основы веры церковной, унаследованной от апостолов. Этим Никейским собором начинается ряд семи Вселенских соборов, которые еще раз со всею ясностью перед лицом всего мира в силе помощи Святого Духа, сошедшего в день Пятидесятницы, засвидетельствовали апостольскую веру. И учение этих семи Вселенских соборов наша Православная Церковь считает ключом к верному разумению апостольского благовестия, как оно нам дано в Священном Писании. Всеобщее принятие этих семи Вселенских соборов было бы поэтому, с точки зрения нас, православных, одним из основных условий для воссоединения друг с другом разделенных христианских общин.

В силе своей священной обязанности, возложенной на них Самим Духом Святым, «поставившим их блюстителями» и пастырями Церкви Божией (Деян.20:28), епископы, собранные в Никее на Первом Вселенском соборе, засвидетельствовали всему миру вечную истину единосущия Бога Сына и Бога Отца. Слова собора о великой тайне вечного Богосыновства Иисуса Христа являются коротким и ясным повторением проповеди апостолов о ней. Они перешли в Символ веры всей Церкви: «Верую… во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единородного, Иже от Отца рожденнаго… Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу…» Так и мы говорим за каждой службой вслед за отцами Никейского собора. За эту веру апостольскую, возвещенную от имени всей Церкви в Никее, жили и страдали тогда, в IV веке, наши отцы по вере. За эту веру святитель Афанасий Великий пять раз в своей жизни из своего города Александрии отправлялся в ссылку. За это исповедание веры он должен был провести в ссылке больше семнадцати лет своей жизни, гонимый от самих христианских – принявших христианство, но не твердых в православном исповедании веры, а часто и просто совсем еретических, – императоров. И теперь еще исповедание никейской веры является первым условием при каждом крещении или же воссоединении с Православной Церковью.

Никейский собор имеет для нас большее, чем только историческое научное значение. И не к историческим изысканиям приглашает нас сегодня Церковь, совершая с нами память этого великого события, но – к созерцанию самых основ нашей христианской веры и жизни, являющихся живыми как тогда, так и теперь.

В своей первосвященнической молитве (Ин.17), первая часть которой читается сегодня по всем церквам, Христос просит Отца о нашем единстве, но просит не только о единстве христиан, но и о нашем единстве во Христе, которое основано на вечном единстве Его Самого с Богом Отцом и на правильном, сознательном познании всеми этой вечной тайны единства Отца и Сына.

Христос просит Отца о нашем единстве в любви и истине. А любовь и истина, жизнь и познание – одно в Боге. Поэтому Сын Божий просит Отца: «Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе» (Ин.17:21). И вместе с тем просит: «Освяти их истиною Твоею – Слово Твое есть истина» (Ин.17:17). И еще: «Сия есть жизнь вечная, да знают Тебя, Единаго истиннаго Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин.17:3). Аминь

1959

 

^ Пятидесятница (День Святой Троицы)

Пятидесятница – последнее исполнение, высший предел пасхальной радости. В последнюю ночь перед Своей крестной смертью на Голгофе Христос, говоря ученикам о Своем отшествии к Богу Отцу и о пришествии к ним другого Утешителя, сказал: «Лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не придет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам» (Ин.16:7).

«Лучше для вас, чтобы Я пошел». Итак, сошествие Святого Духа в день Пятидесятницы на трепетно радостное, единодушное собрание учеников Христовых является высшим и последним завершением всего дела Христова на земле – всего дела нашего спасения и единения с Богом. «Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного)… дабы нам получить усыновление. А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: Авва, Отче!» (Гал.4:4-6). Теперь Сын Божий через смерть, Воскресение, наконец, славное Вознесение на небо вошел всецело в Отчую славу. Теперь Его пречистая Плоть, сидящая на престоле одесную Бога Отца и блистающая неприступною славою Божества, является яснейшим и прозрачнейшим сосудом, вмещающим в Себе всю полноту действий Божественного Духа. И сегодня оттуда, от пречистой Плоти Христовой, вознесенной на небо, эта огненная благодать Духа изливается к нам.

Сегодня Христос исполняет друзьям Своим Свое обещание о пришествии Духа. «Итак, Он, быв вознесен десницею Божиею и приняв от Отца обетование Святого Духа, излил то, что ныне» видно и слышно в Сионе (ср. Деян.2:33), что теперь обнаруживается там в таинственных знамениях: сильном шуме ветреном с неба и как бы огненных языках, явившихся с ним и теперь почивающих по одному на каждом из учеников, и в преодолении там сегодня силою пришедшего Духа Святого древних границ между наречиями различных народов. Силою Духа теперь выявляется на земле новое единство людей – единство Христовой Церкви, единство детей Единого Небесного Отца, усыновленных Ему во Христе через Духа. «А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: Авва, Отче! Посему ты уже не раб, но сын, а если сын, то и наследник Божий через (Иисуса) Христа» (Гал.4:6-7). И эта свобода сынов Божиих теперь дается всем принимающим с верою и любовью этот драгоценнейший Божий дар. Каждый теперь получает от Христа свободу и дерзновение стоять перед Богом Отцом как возлюбленный сын. Ибо сегодня Бог изливает от Духа Своего «на всякую плоть» (Деян.2:1).

Дух Святой, жизненное дыхание уст Самого Бога Отца, почивающее на Его Единородном Сыне и Слове, теперь вселяется в сердца всех верующих во Христа. Это те «реки воды живой», которые Христос обещал верующим в Него (Ин.7:38), которыми напояемся мы в Христовой Церкви. Это – «потоки сладости», наслаждения, утешения и укрепления нашего в Боге, дающие такую глубокую радость, которая преодолевает и, в конечном итоге, будет совершенно уничтожать всякую скорбь земной нашей жизни, если мы только открываем сердца. Эта величайшая сила жизни вечной, преодолевающая и самую смерть. Ибо «если же Дух Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса, живет в вас, то Воскресивший Христа из мертвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас» (Рим.8:11).

«Жаждущий, – говорит Бог, – пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром» (Откр.22:17). Да преклоняем же и мы сегодня колена свои Богу нашему, Сущему в Троице – Отцу и Сыну и Святому Духу Утешителю.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу и ныне и присно и во веки веков. Аминь

1960

 

^ День Святого Духа

На Деяния святых Апостолов (2, 1 сл.)

Кого встретил в день Пятидесятницы с таким радостным волнением трепетный и вместе с тем ликующий собор учеников Христовых? Чье пришествие возвестили в этот день в Сионе таинственные знамения?

Слышен внезапный шум с неба, подобный шуму несущегося сильного ветра. Видны были как бы огненные языки, разделившиеся и снисшедшие на каждого из учеников. И стирались там в этот день древние границы, разделяющие наречия различных народов… Какую тайну открывает нам такое чудо?

Осуществилось обещание Христово и исполнилась надежда наша: Гость великий и таинственный пришел на эту землю, чтобы вовеки пребывать с нами. К друзьям Христовым пришел тот, «другой Утешитель», Которого Господь обещал послать вместо Себя после Своего отшествия к Отцу.

Пришел Дух Святой, Един от Святой Троицы, совечный Отцу и Сыну; Дух Животворящий, Который от Отца исходит; Дух Божий, проницающий все – и самые «глубины Божий» (1 Кор.2:10); Тот, Кто был вместе с Отцом и Сыном, когда еще не было этого мира. Пришел вечный и верный свидетель неизглаголанных Божиих тайн…

Он – истинный Бог от Бога Отца. Он – живое и всесильное дыхание из Отчих уст. И – как живое, всесильное дыхание из уст Отчих – Он вечно пребывает вместе с Отчим Словом, Единородным Сыном. И все решения Единого Бога, Пресвятой Троицы осуществляются участием и действием Духа Святого.

Вечным, живым Словом Своим и вечным, живым Духом Своим Бог призвал в начале времен весь мир из небытия. Все тогда было «создано Словом» и «совершено Духом». Действованием Духа Бог и дальше прикасается к этому, сотворенному Им тварному миру. И только лишь в причастии (или благодатном «общении») Святого Духа возможно участие твари в жизни Творца.

Дух Святой как дух истины обличает неправду и лживость того мира, который запирается перед Его спасительным воздействием. А также и в сердцах верующих, в совести их, Он обличает неправду и грех. Но вместе с тем, как Дух Животворящий, Он обновляет, просветляет и исцеляет все, что поддается Его всемощному влиянию.

«Святым Духом всяка душа живится». И даже небесные духи, святые ангелы, вдохновляются Им к служению и неумолкаемому славословию. Он на земле говорит через пророков и апостолов. Он утешает и укрепляет мучеников. Он просвещает и умудряет учителей Церкви.

Дух Святой участвовал во всех тайнах нашего спасения: Он осенил Пречистую Деву и от плоти и крови Ее образовал Тело Христово. Он явился на Иордане, чтобы засвидетельствовать богосыновство Христово и чтобы совместно со Христом освятить для нас крещение наше. Действие Духа просияло на Фаворе во время Преображения Спаса…

Но со дня Пятидесятницы благодать Духа изливается изобильно на всех, которые верою во Христа открывают свои сердца. «Ныне Утешительный Дух на всякую плоть излияся; от Апостольских бо ликов начиная, от тех по причастию верным благодать простирает», – поется в праздничной песне.

Своим личным присутствием среди нас, в силу Его Сошествия в день Пятидесятницы на апостолов, Дух Святой через действие Своей благодати соединяет нас теперь внутренне со Христом. И – через это соединение с истинным Сыном Божиим – Дух Святой усыновляет нас Богу Отцу. И собирает нас в одну семью детей Божиих, в новый народ Божий, в единое Тело Христово: Святую, Соборную и Апостольскую Церковь…

А если мы обращаемся к «будущему веку», то мы можем быть уверены (вместе со святым Василием Великим), что и «венец праведных» «есть благодать Святаго Духа», сообщаемая тогда еще обильнее и несравненно сильнее; а что несчастье осужденных будет состоять, прежде всего, в том, что они навсегда лишились этой благодати.

Поэтому и молятся чада Церкви постоянно: «Духа Твоего Святаго не отъими от мене!» Поэтому мы должны просить Духа Святого: «Прииди и вселися в ны!»

Но если теперь уже в нас вселяется Животворящий Дух Божий, то и тогда, в последний день этого мира, Бог «оживит и наши смертные тела» тем же Духом Святым (Рим.8:11) – для участия в вечной жизни. Аминь

1959

 

^ Неделя 3-я по Пятидесятнице

На Послание к Римлянам (5, 1-10)

Веруем в Иисуса Христа, «паки грядущего со славою, Его же Царствию не будет конца». На это будущее обращены взоры наши. «Хвалимся надеждою славы Божией». И ввиду этой надежды на будущую славу все в нашей жизни получает истинный смысл. Поэтому св. Иоанн Златоуст мог в изгнании умереть со словами: «Слава Богу за все!»; «любящим Бога… все содействует ко благу» (Рим.8:28). Потому мы «хвалимся и скорбями», считаем даже и страдания наши на пользу нам, так как ими только усиливается надежда наша. «От скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда». Если мы, христиане, «в настоящем лукавом веке» (Гал.1:4) должны терпеть скорби, как и Сам Христос пострадал, то это только доказательство того, что мы со Христом не принадлежим к этому миру, но к Его будущему Царству. «В мире будете иметь скорбь, – говорит Христос, – но мужайтесь: Я победил мир» (Ин.16:33). И никакие страдания и заботы жизни сей не должны препятствовать нам искать Царство Божие и правду Его (Мф.6:33).

Надежда наша обращается на еще сокровенное будущее. Взоры наши обращены на то, что мы еще не видим. Но мы ожидаем с терпением, так как твердо знаем, что надежда «не постыжает». Уже сегодня «любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам». Благодаря великому чуду Пятидесятницы мы приобщаемся к этой любви. И она – залог нашей надежды. Свидетель (1 Ин.5:6), «Дух истины» (Ин.15:26), Который все исследует и познает, «даже и глубины Божий» (1 Кор.2:10), открыл нам глаза на то, что мы через Христа примирены с Богом уже тогда, когда мы еще были врагами Бога, примирены благодаря тому, что Бог дал Сына Своего за нас. «Не мы возлюбили Бога» – мы объявили себя врагами Его своими грехами, – «но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1 Ин.4:10). По непостижимой любви к нам Бог Сам сохранил нас от гнева Своей справедливости, от того наказания, которого мы должны были ожидать. Этим Бог доказал безграничность Своей любви. «Ибо едва ли кто умрет за праведника», Христос же умер за нас, когда мы были еще немощны, еще нечестивы, еще грешники. Благодаря безграничной предупредительности к нам со стороны Бога утвердился мир, состоялось примирение наше с Богом.

Христос снизошел до последней бездны нашего погибшего человеческого бытия, снизошел до крестной смерти и тем самым уничтожил перед лицом Божиим следы греха из образа человека и заменил Своею праведностью. Святостью Его жизни и смерти мы, люди, оправданы перед Богом, оправданы при условии, чтобы мы дело любви Божией встречали ответной любовью веры. Мы стоим перед Богом как творения по Его образу и подобию, как творения, на которых покоится Его благоволение (Лк.2:14). Наше человеческое существование спасено от бессмыслицы и погибели и возвращено через Воскресение к первоначальному смыслу, предназначенному ему Богом еще от вечности. Нам дана возможность новой жизни в силе жизни Христовой. Бог нам уже передал сокровенную славу будущего Своего Царства.

Оттого, что Бог так нас возлюбил, следует вывод, – впрочем, еще не высказанный в этом месте послания к Римлянам, – чтобы и мы любили врагов наших. Если «любовь Божия излилась в сердца наши», то она должна проявиться именно в исполнении Заповеди любви к врагам. «Благословляйте гонителей ваших, благословляйте, а не проклинайте… Никому не воздавайте злом за зло… Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим.12 14, 17, 21). Именно любовью к врагам преодолевается в нас дух «настоящего лукавого века» и мы принимаем участие в сокровенной славе Царствия Божиего.

1957

 

^ Неделя 3-я по Пятидесятнице, проповедь II

«Хвалимся надеждою славы Божией», – говорит нам апостол Павел в этот сегодняшний третий воскресный день после святой Пятидесятницы.

«Верую… во единого Господа Иисуса Христа… паки грядущего со славою… Его же Царствию не будет конца… и чаю воскресения мертвых и жизни будущего века», – говорится в исповедании веры Церкви.

Грядущее откровение славы Божией, пришествие вечного Царства не от мира сего – на это еще сокровенное будущее обращены взоры наши, обращена надежда наша. И эта надежда – наша похвала. «Хвалимся надеждою славы Божией». И ввиду этой надежды – все в этой временной жизни получает правильный смысл.

Поэтому мы можем смело, как снова говорит нам сегодня апостол, «хвалиться и скорбями». Можем быть уверены, что и они на пользу нам, так как временными скорбями должна только еще усиливаться надежда наша на будущую радость: «От скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда». «Если Бог за нас, кто против нас?!» (Рим.8:31). «Знаем, что любящим Бога… все содействует ко благу» (Рим.8:28) и что «нынешния временныя страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим.8:18). Если мы несем в этой жизни крест вслед за Христом, то и будем участниками Его Воскресения. И уже теперь во Христе открыта нам новая жизнь, хотя еще сокровенная для внешнего взора, жизнь детей Божиих в вере, надежде и любви, в молитве и таинствах, в покаянии и неизреченной радости; «когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно» (2 Кор.4:18).

Залог надежды нашей – любовь Небесного Отца, открывшаяся нам через тайну Креста Христова и через свидетельство Духа, сошедшего в день святой Пятидесятницы.

Нет, ни скорби, ни заботы этой временной жизни не должны нам препятствовать искать всегда по Заповеди Спасителя «прежде всего Царство Божие и правду Его».

Богу нашему слава во веки веков. Аминь

1962

 

^ Неделя 6-я по Пятидесятнице

На Послание к Римлянам (12, 6-14)

Апостол Павел призывает своих читателей к исполнению Заповедей христианской жизни. Слова его настолько ясны и просты, что, по-видимому, не требуется более подробного объяснения. Каждому христианину – из этого исходит апостол – вверен Богом особый благодатный дар. И каждый должен служить сообразно тому дарованию, которое ему дано: будет ли это дар служения предстоятелем Церкви или же дар учения, увещания, утешения; будет ли это дар пророчества, то есть дар слова по внушению Святого Духа; или же возможность оказания помощи бедным братьям… Каждый должен перед лицом Божиим нести свое особое служение, исполнять свое особое задание. Никто не должен думать, что он не нужен, и никто не должен презирать другого как ненужного. Будучи христианами, мы все нужны друг другу (1 Кор.12). Всех же нас должен объединять единый Великий закон Любви Христовой и пламенная ревность в служении Единому Господу. Поэтому апостол призывает: «Будьте братолюбивы друг ко другу с нежностью; а в почтительности друг друга предупреждайте!.. В нуждах святых принимайте участие», то есть в материальной нужде наших братьев во Христе (Рим.15:26). Ревнуйте о странноприимстве.

Подобно тому как каждый христианин получает от Бога особый благодатный дар как свое задание, так, с другой стороны, величайший из всех благодатных даров – дар любви Христовой – дан всем вместе. И дар этот выявляется не только в любви братьев между собой, но именно в любви ко врагам. Любовь Христова учит нас все в жизни переносить радуясь надеждою, терпя скорби, пребывая в молитве. Она призывает нас объять и – часто враждебно к нам настроенный – мир нехристианский: «Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте».

Если мы глубже вникнем в смысл этих таких, на первый взгляд, простых слов апостола о христианской жизни, о любви и о различных благодатных дарах и прочтем для этого всю первую часть 12-ой главы Послания к Римлянам (откуда взяты эти слова), то мы увидим, что апостол говорит здесь о тайне Тела Христова: «Мы многие – одно Тело во Христе, а порознь один для другого члены» (Рим.12:5). Мы единое Тело во Христе, так как все мы причащаемся во святейшей Евхаристии истинной Плоти и Крови Его. Что апостол Павел здесь, действительно, говорит о таинствах Церкви, о нашем общении со Христом и между собою в таинствах, доказывают его слова в 1-ом Послании к Коринфянам: «Все мы одним Духом крестились в одно Тело» (1 Кор.12:13). «Один Хлеб», который мы вкушаем, и потому «мы многие одно Тело» (1 Кор.10:17). В крещении все мы «во Христа облеклись» (Гал.3:27) и вступили в общение с Его Телом. Единый Хлеб, которого все мы причащаемся, есть Тело Христово, данное за нас и за многих. Христос возлюбил нас и предал Себя для нас и в Своем самоуничижении ради нас не ограничился крестной смертью. Хлеб – преломляемый, Хлеб – по словам Святой Церкви – «раздробляемый, и не разделяемый, всегда ядомый и никогда же иждиваемый», – это новый «образ раба», воспринятый Христом, чтобы пребывать в нем среди нас до пришествия Царства Божия. И если наша повседневная жизнь далека от той, которую требует от нас апостол, далека от жизни, запечатленной благодатными дарами от Бога и величайшим даром любви к братьям и к врагам; если нам часто кажется, что у нас нет сил в серой действительности нашей повседневной жизни осуществлять основные требования христианской жизни, – то это наша вина, потому что мы не умеем использовать этот «бессмертный источник» всех благодатных дарований. Здесь в таинстве Тела и Крови Христа заключается источник всех благодатных даров, здесь нам подается сила любви к братьям и врагам. «Жаждущий пусть приходит, – говорит Господь, – и желающий пусть берет воду жизни даром» (Откр.22:17)

1957

 

^ О христианской любви

 

^ I. Воскресный день

Каждый воскресный день снова и снова напоминает нам о любви Божией к людям.

На первой странице первой книги Библии мы читаем, что Бог в первый день создал свет в этом мире. Далее говорится, что Он в другие дни сотворил все остальное, наконец, в седьмой день Сам почил от всех дел Своих и благословил этот день и освятил его как день покоя для человека. Так это и было в Ветхом Завете: избранный Божий народ праздновал седьмой день недели, день покоя – субботу.

В Новом Завете нам говорится, как Сын Божий, восприняв, живя на земле, крестную смерть за нас, в день субботы (день покоя) лежал во гробе, а в первый день недели (день создания Богом света в этом мире) воскрес из мертвых, восстал из гроба. Поэтому мы, новозаветная Церковь Христова, и празднуем теперь уже не седьмой день, субботу, а первый день недели – воскресенье – день восстания Христа из мертвых.

В этот день мы, христиане, собираемся для благодарения Бога за все Его благодеяния, прежде всего, за жертву (смерть) и Воскресение Сына Его. Преимущественно в этот день Церковь, собравшись перед лицом Божиим, совершает свое служение Богу, свое «общественное», общецерковное «дело» – бескровную жертву Литургии. В этот день, когда мы собираемся вместе во имя Его, близость Господа к нам и Его будущее Второе Пришествие, которое будет завершением нашего спасения, делаются нам особенно ясными.

Если мы смотрим на окружающий мир, мы снова и снова чувствуем правду слов апостола Иоанна Богослова, «что весь мир лежит во зле» (1 Ин.5:19). Если мы смотрим на себя, то ощущаем нашу собственную немощь. Если человек один раз совершил грех против Господа Бога, один раз согласился впасть в яму неправды, то он – при всем своем добром старании – уже не может сам вырваться оттуда. Остается только одна надежда – надежда на спасающую руку Божию, надежда на помощь Его благодати. И вошла эта благодать в мир. Сын Божий воспринял нашу человеческую плоть, умер и воскрес, чтобы в нас воплотить Свою жизнь, чтобы дать нам возможность новой и при всей нашей немощи святой жизни в Нем. Возможность этой новой жизни – единственная истинная радость в наши мрачные дни. Напоминает нам об этой радости, данной нам Христом, снова и снова каждый седьмой день – первый день недели – воскресенье. Дается нам радость новой жизни через Святую Церковь Христову, через таинства ее. Дается она всем – и грешникам и праведникам, и убогим и богатым, и молодым и старым людям, у кого только есть желание, жажда духовного обновления.

Но дается эта благодать новой жизни тем людям, которые объединяются друг с другом союзом взаимной любви. Христос не приходит к отдельным личностям, враждующим между собою. Христос хочет прийти ко всем, хочет всех соединить в одно Тело, Глава Которого – Он Сам.

Поэтому так важно наше общение друг с другом в любви, в молитвах, в таинствах, в Литургии. Поэтому так важен каждый воскресный день как день нашего собрания для благодарения Бога за Его любовь и укрепления нашего союза взаимной любви во Христе. У первых христиан был один основной закон – всегда все вместе: «Все верующие были вместе и имели все общее» (Деян.2:44). Вспомним и мы этот закон. Без такого взаимного общения, во всяком случае, в духовных благах, а где требуется, и в материальных, все распадается и остается у нас только общий мрак, который мы видим в мире. Да не будет же этого с нами. Аминь

1956

 

^ II. Любовь

«Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1 Ин.4:16). Весь мир существует только благодаря любви Божией. По любви и для любви Бог сотворил все из ничего. И только исполняя Закон любви, мир может приблизиться к Богу и в Боге найти цель своего существования. Только пребывая в любви, мы можем пребывать в Боге, можем достигать той вечной жизни в Боге, для которой Бог нас создал.

Чтобы засвидетельствовать нам Свою любовь и сделать нас причастниками этой любви, Сам Бог Творец пришел на землю, явился во плоти и дал нам в Себе Самом, в непорочности и святости воспринятой им человеческой жизни, совершенный образ Своей Божественной любви.

Благовестниками, проповедниками этого явления вечной любви на земле явились апостолы. И свидетельствовали они о нем не только словами, но – силою Духа. Дух Святой дал апостолам власть не только доносить благовестие до слушателей, но действительно и таинственно обновлять души их, даже претерпеть для них подлинные материнские муки духовного рождения, пока не изобразился в них Сам Христос.

Любовь может распространиться в мире только любовью. Сам Христос, единосущный и единородный, возлюбленный Сын Бога Отца, живет в полном единстве любви со Своим Отцом. Ученики Христовы, апостолы, должны были подражать любви своего Божественного Учителя. И через подражание любви Христовой апостолы в свою очередь призывали своих учеников к подражанию. Об этом пишет апостол Павел: «Молю вас, подобны мне бывайте, якоже аз Христу» (1 Кор.4:16; 11, 1). Так распространяется по миру таинственная цепь преемства любви, восходящая к Самому Христу, а через Него – к Богу Отцу. И всем, кто хочет приблизиться к Богу, необходимо включиться в цепь любви.

Иногда мы боимся, что эта цепь может прерваться, что преемство любви может кончиться, любовь может оскудеть в наши страшные дни. И разве не сказал нам Сам Христос, что в последние дни «по причине умножения беззакония во многих оскудеет любовь»? (Мф.24:12). Часто мы чувствуем собственное убожество, сознаем, что мы слишком плохие представители дела Христова, дела любви.

Но мы напрасно боимся: ибо любовь может оскудевать у людей, но не у Бога. И даже в нашем мире любовь Божия всегда готова силою благодати, силою Духа Святого «немощная врачевать и оскудевающая восполнять» – всегда, когда на нашей стороне есть готовность и желание ответить на любовь Божию любовию же. Как залог этой неоскудевающей любви Божией к нам даны нам святые таинства, в которых действуем уже не мы, убогие и недостойные, но действует через нас – Сам Христос; а главное – дано нам высшее из всех таинств – святейшая Евхаристия, Тело и Кровь Христовы; таинство, в котором Сам Христос приносит Себя ежедневно среди нас и за нас в жертву любви.

Стоит нам только ответить на эту Любовь своей любовью! «Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас» (1 Ин.4:19)

1956

 

^ III. Две песни о христианской любви

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга, как Я возлюбил вас…» – так говорил Христос перед жертвою крестной смерти Своим ученикам (Ин.13:34). Любовь друг ко другу – это должно быть отличительным свойством христиан в этом мире. «По сему узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою», – говорит нам Спаситель (Ин.13:35). Закон истины и закон любви – это единственные начала, которые по воле Христовой должны определять жизнь Его Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. Закон правды и закон любви должны определять жизнь и каждого отдельного члена Святой Церкви Божией, основанной на жертвенной любви Христовой, потому что Истина и Любовь – одно в Боге, и они являются признаком нашей принадлежности к Нему.

Когда в 50-х годах первого христианского столетия церковь Коринфская страдала внутренними разделениями христиан, то апостол Павел, напоминая им эту основную Христову Заповедь любви, воспевал в послании к ним целый гимн в честь христианской любви:

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий.

Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто.

И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, – нет мне в том никакой пользы.

Любовь долготерпит, милосердствует, и любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится…

Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан.

А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1 Кор.13).

Из святоотеческой письменности мы знаем, что гораздо позже, в конце I века Р.Х., когда апостолы Петр и Павел были уже прославлены мученической кончиной, в той же самой Коринфской церкви произошла новая смута, серьезно грозившая и единству и безопасности коринфских христиан. Тогда к ним послал длинное письмо увещания к покаянию ученик апостолов святой Климент, предстоятель тогдашней Римской церкви от имени всей своей церкви. Он напоминал им старое послание апостола Павла, напоминал вечно новую Заповедь любви и воспевал им новую песнь о ней.

И мне хотелось бы сегодня предложить вашему вниманию, дорогие братья и сестры, эту новую песнь святого Климента, написанную, как утверждают ученые, около 96 года после Р. X., которая является одной из самых восхищающих наш ум страниц из драгоценной сокровищницы святоотеческой литературы. В ней воспевается сила любви Христовой, ее победа над грехом и смертью. Вот эта песнь:

«Кто имеет любовь во Христе, тот должен соблюдать Заповеди Христовы. Кто может изъяснить союз любви Божией? Кто способен, как должно, высказать величие благости Его? Несказанна высота, на которую возводит любовь. Любовь соединяет нас с Богом – любовь покрывает множество грехов, любовь все принимает, все терпит великодушно. В любви нет ничего низкого, ничего надменного, любовь не допускает разделения, любовь не заводит возмущения, любовь все делает в согласии, любовью все избранные Божий достигли совершенства, без любви нет ничего благоугодного Богу. По любви воспринял нас Владыка. По любви, которую имел к нам Иисус Христос, Господь наш, по воле Божией дал Кровь Свою за нас, и Плоть Свою за плоть нашу, и душу Свою за души наши.»

Видите ли, возлюбленные, как велика и дивна любовь, и невыразимо ее совершенство. Кто может иметь ее, если кого Сам Бог не удостоил? Итак, будем просить и умолять Его милосердие, чтобы жить нам в любви непорочно, без человеческого разделения.

Все роды от Адама до сего дня миновали; но усовершившиеся в любви по благодати Божией находятся в месте благочестивых: они откроются с пришествием Царства Христова. Ибо написано: «Войдите в покои ваши на малое время пока, – пока пройдет гнев и негодование Мое, и вспомню о дне добром, и воскрешу вас от гробов ваших».

Блаженны мы, возлюбленные, если исполняем Заповеди Божий в единомыслии любви, дабы через любовь были прощены нам грехи наши. Ибо написано: «блаженны те, коих беззакония отпущены и которых покрылись грехи. Блажен человек, которому Господь не вменит греха, и в устах его нет обмана». Это обещание относится к тем, которые избраны Богом через Иисуса Христа, Господа нашего. Ему слава во веки веков. Аминь.

Братья и сестры, возлюбим друг друга! Аминь

1960

 

^ Об авторе

Архиепископ Георгий известен русскому читателю как автор книги «Происхождение Литургии Иоанна Златоуста» (Париж, «Liturgica», 1995). Именно эта тема в 1970 г. была подготовлена им в качестве докторской диссертации.

Уроженец Германии, выходец из протестантской семьи, будущий архиепископ Георгий принял православие в 1948 г. и – по окончании гимназии – поступил в Православный Свято-Сергиевский богословский институт в Париже. В сей «парижской обители преподобного Сергия», как называл Институт сам Владыка Георгий, он пишет кандидатское сочинение по патрологии под названием «Учение Церкви первых двух веков о Божией Матери», а позже занимает кафедру канонического права и литургики.

Его священническое служение в 1950-е –60-е гг. проходит в Западном Берлине; там же он заканчивает философский факультет Университета.

В Париже деятельность Владыки Георгия не ограничивалась преподаванием в Православном богословском институте (с 1967 г. – профессор, с 1991 г. – ректор). В 1971 г. он был пострижен в рясофор и возведен в сан архимандрита, в том же году наречен во епископа с титулом Евдокиадский.

Уже как архиепископ Западноевропейских Православных русских церквей (с 1981 г.) он правит епархией; как видный богослов выступает на международных Богословских съездах, а также осуществляет перевод с греческого на русский язык богословского труда «Источники Божественного Откровения по учению Православной Церкви».

Владыка Георгий постоянно проводил службы в соборе Святого Александра Невского и ежедневно – в своем приходе под Парижем (Аньер-сюр-Сен). Он скончался безвременно и скоропостижно 6 апреля 1993 г., накануне Благовещения.

[*] Проповеди архиепископа Георгия, читанные им на протяжении многих лет, были собраны и изданы по желанию и на средства его духовных детей.

Метки 0 2 239
Нет комментариев для этой записи.

Хотите быть первым?

Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разделы
Виньетка
nohome norefs Благовещение Пресвятой Богородицы Введение во храм Пресвятой Богородицы Великий пост Воздвижение Креста Господня Вознесение Господне Вход Господень в Иерусалим День Святого Духа Зачатие Пресвятой Богородицы Изнесение честных древ Креста Господня Крещение Господне Мариино стояние Начало индикта Новый год Обрезание Господне Пасха Покров Пресвятой Богородицы Положение честного пояса Пресвятой Богородицы Пособия по гомилетике Преображение Господне Пятидесятница Радоница Рождественский пост Рождество Иоанна Предтечи Рождество Пресвятой Богородицы Рождество Св. Иоанна Предтечи Рождество Христово Святые Славных и всехвальных первоверховных Апостолов Петра и Павла Собор новомучеников и исповедников Российских Сретение Господне Страстная седмица Усекновение главы Иоанна Предтечи Успение Божией Матери Успенский пост
Самое популярное (читателей)