Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.Перейти

Пустынь, пустыня

***

Пу́стынь – в широ­ком смысле пустын­ное, труд­но­до­ступ­ное, неза­се­лен­ное место, сино­ним поня­тия «пустошь». В пра­во­слав­ной тра­ди­ции келья, скит или целый мона­стырь рас­по­ла­га­ю­щийся в пустын­ной, неза­се­лен­ной обла­сти и/или зна­чи­тельно уда­лен­ный от основ­ного мона­стыр­ского посе­ле­ния. В пра­во­слав­ной тра­ди­ции насель­ник пустыни назы­ва­ется «пустын­ни­ком».

pustyn pustynja - Пустынь, пустыня

Исто­рия явле­ния

Пример пустын­но­жи­тель­ства для пра­во­слав­ных монахов/аскетов подает Сам Гос­подь Иисус Хри­стос, когда перед своей про­по­ве­дью и сразу после Кре­ще­ния уда­ля­ется в пустыню, где испы­ты­вает иску­ше­ния со сто­роны дья­вола. Данный эпизод опи­сы­ва­ется у еван­ге­ли­стов-синоп­ти­ков (Мф.4:1-11; Мк.1:12-13; Лк.4:1-13), в Еван­ге­лие от Иоанна мы не нахо­дим упо­ми­на­ния об этом собы­тии.

Сама же тра­ди­ция созда­ния мона­ше­ских посе­ле­ний в труд­но­до­ступ­ных и пустын­ных местах вос­хо­дит к первым мона­ше­ским общи­нам Фива­ид­ской и Нит­рий­ской пустынь в Египте в III–IV веках (уже в древ­но­сти отно­си­тельно этих мест поня­тие «пустыня» исполь­зо­ва­лось в каче­стве обо­зна­че­ния их незна­чи­тель­ной засе­лён­но­сти, а не только их при­род­ного состо­я­ния).

В даль­ней­шем поня­тия «пустыни» при­об­ре­тает исклю­чи­тельно это зна­че­ние – неза­се­лен­ная или мало­на­се­лен­ная область, как пра­вило, труд­но­до­ступ­ная гео­гра­фи­че­ски и обла­да­ю­щая суро­выми при­род­ными усло­ви­ями. Тем не менее поня­тие «пустыни» сино­ни­мично ассо­ци­и­ро­вано и поня­тию «скит». При этом поня­тие «скит» (греч. σκήτη от копт. ⲓϩⲏⲧ) обо­зна­чает тип кон­крет­ного мона­ше­ского посе­ле­ния, в то время как «пустыня» это харак­те­ри­стика места, в кото­ром мона­ше­ское посе­ле­ние рас­по­ла­га­ется.

Пустынь в тра­ди­ции Помест­ных Церк­вей

На данный момент поня­тие «пустынь» в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви исполь­зу­ется как имя соб­ствен­ное кон­крет­ных мона­сты­рей (Оптина пустынь, Глин­ская пустынь, Корен­ная пустынь и пр.).

В Серб­ской Пра­во­слав­ной Церкви поня­тие «испо­сница» сино­ни­мично рус­скому поня­тию пустынь.

В гре­че­ской тра­ди­ции поня­тие «метох» (мето­хий, греч. μετόχιον или μετόχι) анто­ни­мично поня­тию «скит» и, как след­ствие, рус­скому поня­тию пустынь. Метох, наобо­рот, нередко являлся мона­ше­ским посе­ле­нием в городе или в пре­де­лах сель­ского посе­ле­ния, испол­няв­шим кон­крет­ные хозяй­ствен­ные цели (вообще этим словом может обо­зна­чаться неболь­шой мона­стырь, при­пи­сан­ный к дру­гому).

Пустынь, то есть мало­на­се­лен­ное и неза­се­лен­ное, труд­но­до­ступ­ное гео­гра­фи­че­ски место всегда явля­лось местом для хри­сти­ан­ского аске­ти­че­ского подвига.

Пустынь в оте­че­ствен­ной куль­туре

В оте­че­ствен­ной куль­туре поня­тие «пустыни» при­об­рело кон­но­та­ции не свой­ствен­ные изна­чаль­ному зна­че­нию. В част­но­сти, пустыня как место сугу­бого обще­ния с Богом в рус­ской тра­ди­ции — это дикий лес, остров на озере или море, болото. Это бога­тое ресур­сами про­стран­ство, кото­рые полезны для жизни отшель­ника, но не засе­лено и тем самым при­годно для тихой уеди­нен­ной молитвы Богу. Другим харак­тер­ным для рус­ской пра­во­слав­ной куль­туры вос­при­я­тием пустыни явля­ется вос­при­я­тие ее как дев­ствен­ного места, места при­бли­жен­ного по своим пара­мет­рам Эдем­скому саду. В этом кон­тек­сте наи­бо­лее харак­тер­ным явля­ется сюжет еди­не­ния отшель­ника с дикими зве­рями, кото­рые при­хо­дят к нему за кормом или помо­гают обжи­вать пустыню.

Почему неко­то­рые бого­мольцы пред­по­чи­тали городу пустыню?

Тра­ди­ция уда­ляться для обще­ния с Богом в пустыню имеет давнее про­ис­хож­де­ние. Так, Бог при­звал Авра­ама уда­литься из земли отца и перейти в землю, на кото­рой он до конца своих земных дней оста­вался при­шель­цем и стран­ни­ком (Быт.12:1) (см.: Земля обе­то­ван­ная). Правда, он имел семью и рабов, но при этом его жизнь рази­тельно отли­ча­лась от жизни прочих обес­пе­чен­ных людей, он не строил двор­цов, не купался в рос­коши, не услаж­дался негой.

Моисей встре­тился с Богом и принял от Него пору­че­ние воз­гла­вить еврей­ский народ не тогда, когда жил при дворе фара­она, а тогда, когда сми­ренно пас в пустыне овец (Исх.3:2). При полу­че­нии скри­жа­лей он тоже уеди­нялся, на горе, как и тре­бо­ва­лось по усло­виям Божьего Про­мысла (Исх.24:12).

Духов­ная кре­пость и вера еврей­ского народа опять же фор­ми­ро­ва­лась в пустыне. Давид, прежде чем сде­латься вла­сте­ли­ном, скры­ва­ясь от Саула, долгое время ски­тался по без­люд­ным местам. Будучи лишен мно­же­ства мир­ских удо­воль­ствий, он нахо­дил уте­ше­ние в Боге. И Бог хранил своего избран­ника, а впо­след­ствии возвёл его на цар­ский пре­стол.

В даль­ней­шем многие Божьи про­роки осу­ществ­ляли в пустын­ных местах молит­вен­ные подвиги, напри­мер, Илия. Пред­теча Гос­по­день, Иоанн Кре­сти­тель, выбрал пустыню местом своего посто­ян­ного житель­ства (Лк.1:80). Гос­подь постился в пустыне сорок дней (Мф.4:1-2).

Во вре­мена Нового Завета пустын­ное уеди­не­ние, отшель­ни­че­ство спо­соб­ство­вало хри­сти­ан­ским святым отстра­няться не столько от сограж­дан, людей (ведь бывало, что и в пусты­нях орга­ни­зо­вы­ва­лись обще­жи­тель­ные мона­стыри), сколько от при­вя­зан­но­сти к миру, мир­ских соблаз­нов и забот, гре­хов­ных радо­стей мира. Там, под паля­щим солн­цем, в тиши песков и холмов (а на Руси, нередко, в непро­хо­ди­мых чащах, топях болот, под мороз­ными вет­рами, на засне­жен­ных полях) фор­ми­ро­ва­лись харак­теры, крепла вера, очи­ща­лись и напол­ня­лись бла­го­да­тью сердца.

Всем ли полезно уеди­не­ние?

Как известно, уеди­не­ние уеди­не­нию — рознь. Под­ви­заться в отшель­ни­че­стве и жить в оди­но­че­стве — не одно и то же. Тогда как в оди­но­че­стве может жить и обы­ва­тель-холо­стяк, подвиги аске­ти­че­ского уеди­не­ния под­ни­мает не каждый.

Исто­рия Церкви вклю­чает в себя мно­же­ство слу­чаев, когда тот или иной ново­на­чаль­ный монах само­чинно и даже пом­пезно брал на себя бремя уеди­нен­ного подвига и увы, не справ­лялся. Одни из них воз­вра­ща­лись в обще­жи­тель­ные мона­стыри, горько рас­ка­и­ва­лись, ста­ра­лись ути­шить, иско­ре­нить чрез­мер­ное, гор­де­ли­вое рвение, другие, не выдер­жи­вая труд­но­стей отшель­ни­че­ского подвига, вовсе сво­ра­чи­вали с избран­ного было мона­ше­ского пути.

С другой сто­роны, исто­рии Церкви известно немало при­ме­ров спа­се­ния пра­вед­ни­ков в миру. Кому-то, может быть, умест­нее стать мис­си­о­не­ром, кому-то — просто хоро­шим семья­ни­ном, кому-то — учи­те­лем, кому-то врачом и т. д.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки