протоиерей Евгений Шогенов
Счастье и блаженство

Сча­стье и бла­жен­ство

Целью пра­во­слав­ного чело­века явля­ется стя­жа­ние Свя­того Духа. Но мы при­выкли — нам об этом гово­рит и житей­ский опыт и худо­же­ствен­ная лите­ра­тура и кине­ма­то­граф — что все люди стре­мятся к сча­стью, и именно дости­же­ние сча­стья — кри­те­рий успеш­но­сти или не-успеш­но­сти «жиз­нен­ного про­екта». Давайте кри­ти­че­ски взгля­нем на эти две уста­новки: насколько они про­ти­во­ре­чат друг другу?

Итак. Сча­стье — пред­мет сугубо фило­соф­ский, на про­тя­же­нии многих веков он бес­по­коит умы многих мыс­ли­те­лей. Так, напри­мер, в фило­со­фии эпи­ку­ре­изма сча­стье отож­деств­ля­ется с удо­воль­ствием (а точнее, с отсут­ствием стра­да­ния). Именно в антич­но­сти возник эвде­мо­низм («эвде­мо­ния» — судьба чело­века, нахо­дя­ще­гося под покро­ви­тель­ством богов), интел­лек­ту­аль­ное направ­ле­ние, кото­рое именно сча­стье ставит во главу угла. Восточ­ная мысль во всех своих аспек­тах — био­пси­хи­че­ском, соци­аль­ном, эко­но­ми­че­ском и логи­че­ском — тоже учит, как инди­ви­дуум может достичь счаст­ли­вой жизни. В совре­мен­ной науке о сча­стье гово­рят еще и в физио­ло­ги­че­ском аспекте. Ученые вводят поня­тие «гор­мо­нов сча­стья». Коли­че­ство в крови эндоф­рина, серо­то­нина и дофа­мина влияет на состо­я­ние чело­ве­че­ской пси­хики, на крат­ко­вре­мен­ное состо­я­ние эйфо­рии и радо­сти, а в иде­аль­ных про­пор­циях создает даже фон сча­стья и внут­рен­ней удо­вле­тво­рен­но­сти. Австрий­ский пси­хи­атр ХХ века Виктор Франкл, срав­ни­вая сча­стье с бабоч­кой, гово­рил: «Чем больше ловишь его, тем больше оно усколь­зает». Навер­ное, именно поэтому чело­ве­че­ство сопро­вож­дают такие про­блемы, как пьян­ство, нар­ко­ма­ния, игро­ма­ния.

Учит ли нас дости­же­нию сча­стья Святое Еван­ге­лие? В Своих поуче­ниях и про­по­ве­дях Спа­си­тель не при­зы­вает нас к «внут­рен­ней гар­мо­нии», здо­ро­вому образу жизни или успеху. Един­ствен­ное место, на осно­ва­нии кото­рого Ему при­пи­сы­вают учение о сча­стье — это Нагор­ная про­по­ведь, во время кото­рой Гос­подь наш Иисус Хри­стос про­из­нес Запо­веди бла­жен­ства:

Бла­жени нищии духом, яко тех есть Цар­ствие Небес­ное
Бла­жени пла­чу­щии, яко тии уте­шатся
Бла­жени крот­цыи, яко тии насле­дят землю
Бла­жени алчу­щии и жаж­ду­щии правды, яко тии насы­тятся
Бла­жени мило­сти­вии, яко тии поми­ло­вани будут
Бла­жени чистии серд­цем, яко тии Бога узрят
Бла­жени миро­творцы, яко тии сынове Божии наре­кутся
Бла­жени изгнани правды ради, яко тех есть Цар­ствие Небес­ное
Бла­жени есте, егда поно­сят вам, и ижде­нут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради:
Радуй­теся и весе­ли­теся, яко мзда ваша многа на небе­сех!
(Мф.5:3-11).

В тра­ди­ции Пра­во­слав­ной Церкви гре­че­ское слово μακάριος пони­мают, как «бла­жен­ный». Однако неко­то­рые совре­мен­ные пере­вод­чики Свя­щен­ного Писа­ния пере­дают это слово как «счаст­ли­вый», пол­но­стью иска­жая смысл еван­гель­ского учения. В то время как Спа­си­тель гово­рит нам: «Цар­ство Мое не от мира сего» (Ин.18:36), мы посто­янно пыта­емся ухва­титься за земное и вре­мен­ное. Более того, транс­фор­ми­руем само учение Гос­пода, пыта­емся рас­крыть смысл Еван­ге­лия в земных и тлен­ных сим­во­лах, таких, как, напри­мер, сча­стье.

Отли­чие первое: сча­стье — не в Боге, а в мир­ских вещах

В земном изме­ре­нии чело­ве­че­ских цен­но­стей мы можем быть счаст­ли­выми в момент дости­же­ния какой-то своей цели, напри­мер накоп­ле­ния богат­ства, кото­рое создает иллю­зию ста­биль­но­сти и без­опас­но­сти. Но надо пони­мать, что цели одного чело­века могут не сов­па­дать с целями дру­гого и даже при­чи­нять тому ущерб. Мы можем испы­ты­вать сча­стье при помощи спорта, экс­тре­маль­ных заня­тий или от упо­треб­ле­ния спе­ци­аль­ных хими­че­ских пре­па­ра­тов, управ­ляя таким обра­зом хими­че­ским соста­вом своей крови. Но неужели о таком сча­стье гово­рит Хри­стос, когда обра­ща­ется к нам со сло­вами: «Бла­женны нищие, бла­женны пла­чу­щие, бла­женны алчу­щие и жаж­ду­щие правды…»? Еще Бла­жен­ный Авгу­стин понял, что чело­век не в силах быть счаст­ли­вым в рамках земных поня­тий и опре­де­ле­ний. В «Испо­веди», обра­ща­ясь к Созда­телю, он вос­клик­нул: «Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успо­ко­ится в Тебе». Все попытки удо­вле­тво­рить свои потреб­но­сти ока­зы­ва­ются тщет­ными. Сколько бы чело­век ни съел и какой бы вкус­ной и каче­ствен­ной ни была бы его пища, через неболь­шой отре­зок вре­мени он вновь испы­ты­вает голод. Сколько бы он ни выпил воды, невоз­можно напиться навсе­гда. В жаркую погоду чело­век меч­тает о зимней про­хладе, о снеж­ных заба­вах. С при­хо­дом зимы — вновь испы­ты­вает труд­но­сти и меч­тает о жарком и сол­неч­ном лете. Все ока­зы­ва­ется вре­мен­ным и тлен­ным и не спо­собно при­не­сти чело­веку пол­ного удо­вле­тво­ре­ния. Только Бог может напол­нить жизнь чело­века истин­ным смыс­лом. Он может дать чело­веку то, чего уже никто не сможет отнять, чего «ни моль, ни ржав­чина не истреб­ляют» (Мф.6:20). Одна­жды в беседе с сама­рян­кой Хри­стос так и сказал: «Кто будет пить воду, кото­рую Я дам ему, тот не будет жаж­дать вовек» (Ин.4:14). Осо­зна­ние своей при­част­но­сти к веч­ному, непре­хо­дя­щему дарит чело­веку то самое бла­жен­ство, в поис­ках кото­рого люди бороз­дят все­лен­ную и гибнут на алта­рях своих гор­де­ли­вых чаяний. Только во Христе чело­век спо­со­бен обре­сти это вожде­лен­ное бла­жен­ство: «При­дите ко Мне все труж­да­ю­щи­еся и обре­ме­нен­ные, и Я успо­кою вас» (Мф.11:28).

Отли­чие второе: сча­стье — непо­сто­янно, бла­жен­ство – вечно

В пас­тыр­ской прак­тике я часто стал­ки­ва­юсь с тем, что роди­тели при­но­сят кре­стить своих детей в надежде на то, что те станут более здо­ро­выми, бога­тыми, успеш­ными и вообще счаст­ли­выми. При­хо­дится их разо­ча­ро­вы­вать, объ­яс­няя, что купель кре­ще­ния — это символ уми­ра­ния для мира, кото­рый «во зле лежит», что наши успех и сча­стье не зави­сят от факта кре­ще­ния. Наобо­рот, бла­жен­ство обре­тают те, кто изгнан ради правды, кого поно­сят, и ижде­нут, и на кого рекут всяк зол глагол. Подоб­ную ошибку совер­шают и моло­до­жены, всту­пая в брак в надежде обре­сти сча­стье. Вспом­ним Франкла и его непо­сто­ян­ную бабочку. Сча­стье непо­сто­янно. А вот бла­жен­ство Бог дарует пра­во­слав­ным супру­гам в их акте жерт­вен­ной любви друг ко другу. И посто­янно духовно воз­рас­тая, в этих бла­го­дат­ных дарах Свя­того Духа они могут пре­бы­вать вечно.

Часто бывает трудно вос­при­нять благую весть. Нашему созна­нию, отя­го­щён­ному грехом, еван­гель­ское учение кажется просто непо­нят­ным и страш­ным. Однако Спа­си­тель при­зы­вает нас не к вре­мен­ному сча­стью, кото­рое про­по­ве­ду­ется в мире цар­ством анти­хри­ста, а к веч­ному бла­жен­ству, кото­рое изобильно пре­по­да­ется Его Святой Цер­ко­вью в бла­го­дат­ных дарах Свя­того Духа всем веру­ю­щим в Него и за Ним сле­ду­ю­щим.

Отли­чие третье: сча­стье — субъ­ек­тивно, бла­жен­ство — объ­ек­тивно

Для отдельно взятой лич­но­сти, ори­ен­ти­ро­ван­ной на сча­стье, опи­ра­ю­щейся исклю­чи­тельно на свой субъ­ек­тив­ный опыт, бла­жен­ство прак­ти­че­ски недо­сти­жимо. Именно поэтому Бог сози­дал Цер­ковь, как обще­ство веру­ю­щих людей, объ­еди­нен­ных не только единой целью и верой, но и бла­го­да­тью Свя­того Духа. Все эти люди в работе по стя­жа­нию спа­си­тель­ной бла­го­дати как бы обме­ни­ва­ются друг с другом своим опытом. Целые поко­ле­ния людей из рода в род пере­дают накоп­лен­ный ими опыт жизни во Христе. Есть заме­ча­тель­ная бого­слу­жеб­ная молитва: «Спаси, Боже, люди Твоя и бла­го­слови досто­я­ние Твое…», в кото­рой пере­чис­ля­ются сонмы святых угод­ни­ков Божиих, начи­ная от Пре­свя­той Бого­ро­дицы, ангель­ских Сил, апо­сто­лов, муче­ни­ков и пре­по­доб­ных, и закан­чи­вая свя­тыми, память кото­рых мы празд­нуем в этот день. Каза­лось бы, зачем мы еже­дневно пере­чис­ляем целые сонмы одних и тех же имен? Но именно бла­го­даря этой строй­ной цепочке бережно хра­нится и пере­да­ется из рода в род, из поко­ле­ния в поко­ле­ние цер­ков­ное Свя­щен­ное Пре­да­ние. Все эти святые люди, как единый орга­низм, как Тело Хри­стово, откры­вают нам жизнь в Церкви в Духе Святом. В этой объ­ек­тив­но­сти откры­ва­ется нам истина. Теперь уже мы точно знаем, что опи­ра­емся не на свой только опыт хри­сти­ан­ской жизни, но при­об­ща­емся к опыту цер­ков­ной жизни многих поко­ле­ний.

Когда мне бывает что-то непо­нятно, что-то вызы­вает сомне­ние, я понуж­даю себя дове­риться опыту Церкви. Спустя какое-то время тайна откры­ва­ется, нахо­дится ответ на вопрос. То, что каза­лось непо­нят­ным и сомни­тель­ным, ста­но­вится «ясным как день», и я вновь убеж­да­юсь в вели­кой муд­ро­сти Божией. Поэтому, когда при­хо­дят в Цер­ковь ново­про­све­щен­ные и начи­на­ются раз­го­воры о неак­ту­аль­но­сти и арха­ич­но­сти каких-то цер­ков­ных кано­нов и тра­ди­ций или необя­за­тель­но­сти регу­лярно посе­щать бого­слу­же­ния, я всегда ста­ра­юсь убе­дить их дове­риться опыту Церкви. Это также явля­ется одним из аргу­мен­тов в пользу выска­зы­ва­ния святых отцов: «Без Церкви нет спа­се­ния». Вне Тела Хри­стова чело­веку прак­ти­че­ски невоз­можно открыть дверь в Цар­ство Божие, а значит, невоз­мож­ным дела­ется и само бого­об­ще­ние.

Отли­чие чет­вер­тое: сча­стье — инди­ви­ду­ально, бла­жен­ство — соци­ально

Бого­слу­жеб­ная сто­рона пра­во­слав­ной жизни не явля­ется един­ствен­ной. Для чело­века, при­об­ща­ю­ще­гося к опыту Церкви, необ­хо­димо еще и непо­сред­ствен­ное обще­ние с дру­гими чле­нами общины во вне­бо­го­слу­жеб­ное время. В этом обще­нии мы полу­чаем воз­мож­ность прак­ти­ко­вать испол­не­ние глав­ной запо­веди Спа­си­теля: «Любите друг друга». Спа­са­ясь от оди­но­че­ства и без­раз­ли­чия, кото­рые царят в окру­жа­ю­щем мире, мы учимся быть полез­ными и забот­ли­выми, слу­ша­ю­щими и услы­шан­ными, любя­щими и люби­мыми. Апо­стол Павел, обра­ща­ясь к общине, гово­рит: «Друг друга тяготы носите и тако испол­ните закон Хри­стов» (Гал.6:2). Хри­сти­а­нин просто обязан поде­литься тем даром, кото­рый полу­чает от Бога. Любовь Бога к чело­веку про­яви­лась не просто в фило­соф­ском учении — Бог явил эту любовь самым Своим делом. Он Сам пришел к чело­веку. Он Сам стал чело­ве­ком и пере­жил вместе с нами стра­да­ния, болезни и смерть. Тот, кто при­ни­мает Христа в свою жизнь, посту­пает так же. Хри­сти­ане при­ни­мают непо­сред­ствен­ное уча­стие в жизни своих бра­тьев и сестер. Любая про­блема одного члена общины явля­ется про­бле­мой всех ее членов. Мы учимся сопе­ре­жи­вать, состра­дать и решать вопросы, воз­ни­ка­ю­щие в жизни наших ближ­них. Соуча­стие в жизни ближ­него явля­ется не просто в словах уте­ше­ния, а в реаль­ных делах любви. Из таких дел и состоит соци­аль­ное слу­же­ние хри­стиан.

Соци­аль­ное слу­же­ние общины — это про­дол­же­ние Литур­гии. Поэтому клю­че­вую роль здесь тоже должен играть свя­щен­ник. Именно на нем лежит ответ­ствен­ность за то, чтобы паства не сби­лась со спа­си­тель­ного пути. Однако пра­во­слав­ному вос­при­я­тию чуждо пас­тыр­ское руко­вод­ство в виде лекций, чита­е­мых с кафедры. На Востоке уче­ники, при­хо­див­шие к старцу-учи­телю, не просто слу­шали его слова. Они оста­ва­лись с ним жить. В про­дол­же­ние дол­гого вре­мени они вос­при­ни­мали его миро­воз­зре­ние, смот­рели, как учи­тель ест, как он пьет, как посту­пает в той или иной ситу­а­ции. Таким обра­зом они при­об­ща­лись к его жиз­нен­ному опыту и одна­жды сами ста­но­ви­лись настав­ни­ками. Теперь уже к ним при­хо­дили уче­ники и оста­ва­лись жить с ними. Эта пре­ем­ствен­ность имеет огром­ное зна­че­ние в деле воцер­ко­в­ле­ния. Пас­тырь настав­ляет пасо­мых своим при­ме­ром. Неслу­чайно для многих людей сопри­кос­но­ве­ние со свя­щен­но­слу­жи­те­лем в непо­сред­ствен­ном живом обще­нии вос­при­ни­ма­ется как таин­ствен­ное сопри­кос­но­ве­ние с самой Цер­ко­вью. Даль­ней­ший выбор чело­века во многом зави­сит от того, насколько глу­боко пас­тырь смог посе­ять семя Боже­ствен­ного слова. И здесь глав­ным явля­ются не столько ора­тор­ские спо­соб­но­сти батюшки, сколько соот­вет­ствие его образа Образу Христа. Внимая настав­ле­ниям нашего духов­ника, мы при­об­ща­емся к бла­го­дат­ной цер­ков­ной жизни. Это значит, что для нас откры­ва­ется воз­мож­ность испол­не­ния запо­ве­дей бла­жен­ства.

При­об­ре­тая бес­цен­ные дары Свя­того Духа в Таин­ствах Церкви, настра­и­вая свое миро­воз­зре­ние под руко­вод­ством духов­ника и отта­чи­вая свои доб­ро­де­тели в общине среди наших бра­тьев и сестер, мы обре­таем бла­жен­ство в нашей реаль­ной хри­сти­ан­ской жизни за цер­ков­ной огра­дой, где начи­нают во всей своей пол­ноте сбы­ваться для нас слова, ска­зан­ные Хри­стом в Нагор­ной про­по­веди.

Журнал ВОДА ЖИВАЯ. № 4 (апрель) 2014

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки