Воображение

***

Воображе́ние – спо­соб­ность чело­ве­че­ского ума к постро­е­нию обра­зов и пред­по­ло­же­ний, кате­го­ри­че­ски непри­ем­ле­мая в молит­вен­ном дела­нии хри­сти­ан­ского подвиж­ника.

Дея­тель­ность чело­ве­че­ского вооб­ра­же­ния нераз­рывно свя­зана с силой чело­ве­че­ского ума. Эта дея­тель­ность вполне при­ем­лема во многих обла­стях чело­ве­че­ского твор­че­ства – науке, искус­стве и пр. Однако она лиша­ется вся­кого зна­че­ния в молит­вен­ной жизни, не имеет ника­кого поло­жи­тель­ного смысла для позна­ния Бога.

Источ­ник духов­ной жизни – Сам Бог, а не создан­ные чело­ве­ком образы и догадки. Позна­ние Бога нис­хо­дит от Самого Бога, пода­ется через Его Боже­ствен­ную бла­го­дать. Оно не дости­га­ется соб­ствен­ными чело­ве­че­скими уси­ли­ями, а потому тре­бует реши­тель­ного запрета на дея­тель­ность вооб­ра­же­ния. Чело­век познает Бога настолько, насколько Сам Бог откры­ва­ется Ему. Твар­ное созда­ние не в состо­я­нии заме­нить это Бого­по­зна­ние дея­тель­но­стью твар­ного ума и всякая подоб­ная замена ведет к духов­ной дегра­да­ции чело­века, к духов­ной гибели. Если в обла­сти науки и куль­туры вооб­ра­же­ние имеет поло­жи­тель­ную цен­ность, то в деле Бого­по­зна­ния оно спо­собно при­чи­нить вред чело­ве­че­ской душе, заме­ня­ю­щей Бога своими чув­ствен­ными обра­зами.

Вооб­ра­же­нию святые отцы про­ти­во­по­став­ляют трез­ве­ние: «Один образ трез­ве­ния есть непре­рывно смот­реть за вооб­ра­же­нием, или иначе, за при­ло­гами: ибо без вооб­ра­же­ния сатана не может сози­дать помыс­лов и пред­став­лять их для лука­вого пре­льще­ния» (Исихий Иеру­са­лим­ский) .

***

«Вооб­ра­же­ние и память суть не что иное, как отпе­чат­ле­ние всех тех чув­ствен­ных пред­ме­тов, кото­рые мы видели, слы­шали, обо­няли, вку­шали, ося­зали. Можно ска­зать, что вооб­ра­же­ние и память суть одно внут­рен­нее общее чув­ство, кото­рое вооб­ра­жает и помнит все, что внеш­ним пяти чув­ствам при­шлось прежде того пере­чув­ство­вать. И неко­то­рым обра­зом внеш­ние чув­ства и чув­ствен­ные пред­меты похо­дят на печать, а вооб­ра­же­ние на отпе­чат­ле­ние печати, – учит прп. Нико­дим Свя­то­го­рец. – Бог есть вне всех чувств и всего чув­ствен­ного, вне вся­кого вида, цвета, меры и места, есть совер­шенно без­об­ра­зен и без­ви­ден, и хотя везде есть, но есть пре­выше всего; то Он есть и вне вся­кого вооб­ра­же­ния… Отсюда само собою сле­дует, что вооб­ра­же­ние есть такая сила души, кото­рая по при­роде своей не имеет спо­соб­но­сти пре­бы­вать в обла­сти еди­не­ния с Богом».

Св. Игна­тий (Брян­ча­ни­нов):
«Ум, во время молитвы, должно иметь и со всею тща­тель­но­стью сохра­нять без­вид­ным, отвер­гая все образы, рису­ю­щи­еся в спо­соб­но­сти вооб­ра­жены: потому что ум в молитве пред­стоит неви­ди­мому Богу, Кото­рого невоз­можно пред­ста­вить ника­ким веще­ствен­ным обра­зом. Образы, если их допу­стит ум в молитве, соде­ла­ются непро­ни­ца­е­мою заве­сою, стеною между умом и Богом. …
Если б во время молитвы твоей пред­ста­вился тебе чув­ственно или изоб­ра­зился сам собою в тебе умственно, вид Христа, или Ангела или какого Свя­того, – словом ска­зать, какой бы то ни было образ, – никак не при­ни­май этого явле­ния за истин­ное, не обрати на него ника­кого вни­ма­ния, не вступи с ним в беседу. Иначе непре­менно под­верг­нешься обману и силь­ней­шему повре­жде­нию душев­ному, что и слу­чи­лось со мно­гими. Чело­век, до обнов­ле­ния его Святым Духом, неспо­со­бен к обще­нию со свя­тыми духами. Он, как нахо­дя­щийся еще в обла­сти духов падших, в плену и в раб­стве у них, спо­со­бен видеть только их, и они нередко, заме­тив в нем высо­кое мнение о себе и само­обо­льще­ние, явля­ются ему в виде Анге­лов свет­лых, в виде Самого Христа, для погуб­ле­ния души его.
Самый опас­ный, непра­виль­ный образ молитвы бывает тогда, когда моля­щийся сочи­няет силой своего вооб­ра­же­ния мечты или кар­тины, заим­ствуя их по види­мо­сти из Свя­щен­ного Писа­ния, в сущ­но­сти же из соб­ствен­ного состо­я­ния, из своего паде­ния, из своей гре­хов­но­сти, из своего само­обо­льще­ния. Этими кар­ти­нами он льстит своему само­мне­нию, своему тще­сла­вию, своему высо­ко­умию, своей гор­до­сти, обма­ны­вает себя. Оче­видно, что все сочи­ня­е­мое меч­та­тель­но­стью нашей падшей при­роды, извра­щен­ной паде­нием при­роды, не суще­ствует на самом деле, есть вымы­сел и ложь, столь свой­ствен­ные, столь воз­люб­лен­ные пад­шему ангелу. Меч­та­тель, с пер­вого шага на пути молит­вен­ном выхо­дит из обла­сти истины, всту­пает в область лжи, в область сатаны, про­из­вольно под­чи­ня­ется вли­я­нию сатаны.
Меч­та­тель­ность в молитве еще вред­нее рас­се­ян­но­сти. Рас­се­ян­ность делает молитву бес­плод­ною, а меч­та­тель­ность служит при­чи­ною плодов ложных: само­обо­льще­ния и (назы­ва­е­мой так свя­тыми отцами) бесов­ской пре­ле­сти».

***

См. БОРЬБА С ПОМЫС­ЛАМИ, ВНИ­МА­НИЕ В МОЛИТВЕ

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки