Ваш город - Ашберн?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

10 июля  (переходящая) – Собор Санкт-Петербургских святых

22 февраля – Обре́тение мощей

7 апреля – Преставление

5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

9 октября – Прославление

18 октября – Собор Московских святителей

18 ноября – Избрание на Патриарший престол

Житие

Краткое житие святителя Тихона (Белавина), патриарха Московского и всея Руси

Ва­си­лий Ива­но­вич Бе­ла­вин (бу­ду­щий пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си) ро­дил­ся 19 ян­ва­ря 1865 го­да в се­ле Клин То­ро­пец­ко­го уез­да Псков­ской гу­бер­нии, в бла­го­че­сти­вой се­мье свя­щен­ни­ка с пат­ри­ар­халь­ным укла­дом. Де­ти по­мо­га­ли ро­ди­те­лям по хо­зяй­ству, хо­ди­ли за ско­ти­ной, все уме­ли де­лать сво­и­ми ру­ка­ми.

В де­вять лет Ва­си­лий по­сту­па­ет в То­ро­пец­кое Ду­хов­ное учи­ли­ще, а в 1878 го­ду, по окон­ча­нии, по­ки­да­ет ро­ди­тель­ский дом, чтобы про­дол­жить об­ра­зо­ва­ние в Псков­ской се­ми­на­рии. Ва­си­лий был доб­ро­го нра­ва, скром­ный и при­вет­ли­вый, уче­ба да­ва­лась ему лег­ко, и он с ра­до­стью по­мо­гал од­но­курс­ни­кам, ко­то­рые про­зва­ли его «ар­хи­ере­ем». За­кон­чив се­ми­на­рию од­ним из луч­ших уче­ни­ков, Ва­си­лий успеш­но сдал эк­за­ме­ны в Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную ака­де­мию в 1884 го­ду. И но­вое ува­жи­тель­ное про­зви­ще – "пат­ри­арх", по­лу­чен­ное им от ака­де­ми­че­ских дру­зей и ока­зав­ше­е­ся про­вид­че­ским, го­во­рит об об­ра­зе его жиз­ни в то вре­мя. В 1888 го­ду за­кон­чив ака­де­мию 23-лет­ним кан­ди­да­том бо­го­сло­вия, он воз­вра­ща­ет­ся в Псков и три го­да пре­по­да­ет в род­ной се­ми­на­рии. В 26 лет, по­сле се­рьез­ных раз­ду­мий, он де­ла­ет пер­вый свой шаг за Гос­по­дом на крест, пре­кло­нив во­лю под три вы­со­ких мо­на­ше­ских обе­та – дев­ства, ни­ще­ты и по­слу­ша­ния. 14 де­каб­ря 1891 го­да он при­ни­ма­ет по­стриг с име­нем Ти­хон, в честь свя­ти­те­ля Ти­хо­на За­дон­ско­го, на сле­ду­ю­щий день его ру­ко­по­ла­га­ют в иеро­ди­а­ко­на, и вско­ре – в иеро­мо­на­ха.

В 1892 го­ду о. Ти­хо­на пе­ре­во­дят ин­спек­то­ром в Холм­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, где ско­ро он ста­но­вит­ся рек­то­ром в сане ар­хи­манд­ри­та. А 19 ок­тяб­ря 1899 го­да в Свя­то-Тро­иц­ком со­бо­ре Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры со­сто­я­лась хи­ро­то­ния его во епи­ско­па Люб­лин­ско­го с на­зна­че­ни­ем ви­ка­ри­ем Холм­ско-Вар­шав­ской епар­хии. Толь­ко год про­был свя­ти­тель Ти­хон на сво­ей пер­вой ка­фед­ре, но, ко­гда при­шел указ о его пе­ре­во­де, го­род на­пол­нил­ся пла­чем – пла­ка­ли пра­во­слав­ные, пла­ка­ли уни­а­ты и ка­то­ли­ки, ко­то­рых то­же бы­ло мно­го на Холм­щине. Го­род со­брал­ся на вок­зал про­во­жать так ма­ло у них по­слу­жив­ше­го, но так мно­го ими воз­люб­лен­но­го ар­хи­пас­ты­ря. На­род си­лой пы­тал­ся удер­жать отъ­ез­жа­ю­ще­го вла­ды­ку, сняв по­езд­ную об­слу­гу, а мно­гие и про­сто лег­ли на по­лот­но же­лез­ной до­ро­ги, не да­вая воз­мож­но­сти увез­ти от них дра­го­цен­ную жем­чу­жи­ну – пра­во­слав­но­го ар­хи­ерея. И толь­ко сер­деч­ное об­ра­ще­ние са­мо­го вла­ды­ки успо­ко­и­ло на­род. И та­кие про­во­ды окру­жа­ли свя­ти­те­ля всю его жизнь. Пла­ка­ла пра­во­слав­ная Аме­ри­ка, где и по­ныне его име­ну­ют Апо­сто­лом Пра­во­сла­вия, где он в те­че­ние се­ми лет муд­ро ру­ко­во­дил паст­вой: пре­одоле­вая ты­ся­чи миль, по­се­щал труд­но­до­ступ­ные и от­да­лен­ные при­хо­ды, по­мо­гал обу­стра­и­вать их ду­хов­ную жизнь, воз­во­дил но­вые хра­мы, сре­ди ко­то­рых – ве­ли­че­ствен­ный Свя­то-Ни­коль­ский со­бор в Нью-Йор­ке. Его паства в Аме­ри­ке воз­рос­ла до че­ты­рех­сот ты­сяч: рус­ские и сер­бы, гре­ки и ара­бы, об­ра­щен­ные из уни­ат­ства сло­ва­ки и ру­си­ны, ко­рен­ные жи­те­ли – кре­о­лы, ин­дей­цы, але­уты и эс­ки­мо­сы.

Воз­глав­ляя в те­че­ние се­ми лет древ­нюю Яро­слав­скую ка­фед­ру, по воз­вра­ще­нии из Аме­ри­ки, свя­ти­тель Ти­хон вер­хом на ло­ша­ди, пеш­ком или на лод­ке до­би­рал­ся в глу­хие се­ла, по­се­щал мо­на­сты­ри и уезд­ные го­ро­да, при­во­дил цер­ков­ную жизнь в со­сто­я­ние ду­хов­ной спло­чен­но­сти. С 1914 го­да по 1917 год он управ­ля­ет Ви­лен­ской и Ли­тов­ской ка­фед­рой. В Первую ми­ро­вую вой­ну, ко­гда нем­цы бы­ли уже под сте­на­ми Виль­но, он вы­во­зит в Моск­ву мо­щи Ви­лен­ских му­че­ни­ков, дру­гие свя­ты­ни и, воз­вра­тив­шись в еще не за­ня­тые вра­гом зем­ли, слу­жит в пе­ре­пол­нен­ных хра­мах, об­хо­дит ла­за­ре­ты, бла­го­слов­ля­ет и на­пут­ству­ет ухо­дя­щие за­щи­щать Оте­че­ство вой­ска.

Неза­дол­го до сво­ей кон­чи­ны свя­той Иоанн Крон­штадт­ский в од­ной из бе­сед со свя­ти­те­лем Ти­хо­ном ска­зал ему: «Те­перь, Вла­ды­ко, са­ди­тесь Вы на мое ме­сто, а я пой­ду от­дох­ну». Спу­стя несколь­ко лет про­ро­че­ство стар­ца сбы­лось, ко­гда мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Ти­хон жре­би­ем был из­бран пат­ри­ар­хом. В Рос­сии бы­ло смут­ное вре­мя, и на от­крыв­шем­ся 15 ав­гу­ста 1917 го­да Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви был под­нят во­прос о вос­ста­нов­ле­нии пат­ри­ар­ше­ства на Ру­си. Мне­ние на­ро­да на нем вы­ра­зи­ли кре­стьяне: «У нас боль­ше нет Ца­ря, нет от­ца, ко­то­ро­го мы лю­би­ли; Си­нод лю­бить невоз­мож­но, а по­то­му мы, кре­стьяне, хо­тим пат­ри­ар­ха».

Вре­мя бы­ло та­кое, ко­гда все и всех охва­ти­ла тре­во­га за бу­ду­щее, ко­гда ожи­ла и раз­рас­та­лась зло­ба и смер­тель­ный го­лод за­гля­нул в ли­цо тру­до­во­му лю­ду, страх пе­ред гра­бе­жом и на­си­ли­ем про­ник в до­ма и хра­мы. Пред­чув­ствие все­об­ще­го на­дви­га­ю­ще­го­ся ха­о­са и цар­ства ан­ти­хри­ста объ­яло Русь. И под гром ору­дий, под стре­кот пу­ле­ме­тов по­став­ля­ет­ся Бо­жи­ей ру­кой на пат­ри­ар­ший пре­стол пер­во­свя­ти­тель Ти­хон, чтобы взой­ти на свою Гол­го­фу и стать свя­тым Пат­ри­ар­хом-му­че­ни­ком. Он го­рел в огне ду­хов­ной му­ки еже­час­но и тер­зал­ся во­про­са­ми: «До­ко­ле мож­но усту­пать без­бож­ной вла­сти?» Где грань, ко­гда бла­го Церк­ви он обя­зан по­ста­вить вы­ше бла­го­по­лу­чия сво­е­го на­ро­да, вы­ше че­ло­ве­че­ской жиз­ни, при­том не сво­ей, но жиз­ни вер­ных ему пра­во­слав­ных чад. О сво­ей жиз­ни, о сво­ем бу­ду­щем он уже со­всем не ду­мал. Он сам был го­тов на ги­бель еже­днев­но. «Пусть имя мое по­гибнет в ис­то­рии, толь­ко бы Церк­ви бы­ла поль­за», – го­во­рил он, идя во­след за сво­им Бо­же­ствен­ным Учи­те­лем до кон­ца.

Как слез­но пла­чет но­вый пат­ри­арх пред Гос­по­дом за свой на­род, Цер­ковь Бо­жию: «Гос­по­ди, сы­ны рос­сий­ские оста­ви­ли За­вет Твой, раз­ру­ши­ли жерт­вен­ни­ки Твои, стре­ля­ли по хра­мо­вым и кремлев­ским свя­ты­ням, из­би­ва­ли свя­щен­ни­ков Тво­их...» Он при­зы­ва­ет рус­ских лю­дей очи­стить серд­ца по­ка­я­ни­ем и мо­лит­вой, вос­кре­сить «в го­ди­ну Ве­ли­ко­го по­се­ще­ния Бо­жия в ны­неш­нем по­дви­ге пра­во­слав­но­го рус­ско­го на­ро­да свет­лые неза­бвен­ные де­ла бла­го­че­сти­вых пред­ков». Для подъ­ема в на­ро­де ре­ли­ги­оз­но­го чув­ства по его бла­го­сло­ве­нию устра­и­ва­лись гран­ди­оз­ные крест­ные хо­ды, в ко­то­рых неиз­мен­но при­ни­мал уча­стие свя­тей­ший. Без­бо­яз­нен­но слу­жил он в хра­мах Моск­вы, Пет­ро­гра­да, Яро­слав­ля и дру­гих го­ро­дов, укреп­ляя ду­хов­ную паст­ву. Ко­гда под пред­ло­гом по­мо­щи го­ло­да­ю­щим бы­ла пред­при­ня­та по­пыт­ка раз­гро­ма Церк­ви, пат­ри­арх Ти­хон, бла­го­сло­вив жерт­во­вать цер­ков­ные цен­но­сти, вы­сту­пил про­тив по­ся­га­тельств на свя­ты­ни и на­род­ное до­сто­я­ние. В ре­зуль­та­те он был аре­сто­ван и с 16 мая 1922 го­да по июнь 1923 го­да на­хо­дил­ся в за­то­че­нии. Вла­сти не сло­ми­ли свя­ти­те­ля и бы­ли вы­нуж­де­ны вы­пу­стить его, од­на­ко ста­ли сле­дить за каж­дым его ша­гом. 12 июня 1919 го­да и 9 де­каб­ря 1923 го­да бы­ли пред­при­ня­ты по­пыт­ки убий­ства, при вто­ром по­ку­ше­нии му­че­ни­че­ски по­гиб ке­лей­ник Свя­тей­ше­го Яков По­ло­зов. Несмот­ря на го­не­ния, свя­ти­тель Ти­хон про­дол­жал при­ни­мать на­род в Дон­ском мо­на­сты­ре, где он уеди­нен­но жил, и лю­ди шли нескон­ча­е­мым по­то­ком, при­ез­жая ча­сто из­да­ле­ка или пеш­ком пре­одоле­вая ты­ся­чи верст. По­след­ний му­чи­тель­ный год сво­ей жиз­ни он, пре­сле­ду­е­мый и боль­ной, неиз­мен­но слу­жил по вос­крес­ным и празд­нич­ным дням. 23 мар­та 1925 го­да он со­вер­шил по­след­нюю Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию в церк­ви Боль­шо­го Воз­не­се­ния, а в празд­ник Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы по­чил о Гос­по­де с мо­лит­вой на устах.

Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Ти­хо­на, пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си, про­изо­шло на Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 9 ок­тяб­ря 1989 го­да, в день пре­став­ле­ния апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва, и мно­гие ви­дят в этом Про­мысл Бо­жий. «Де­ти, лю­би­те друг дру­га! – го­во­рит в по­след­ней про­по­ве­ди апо­стол Иоанн. – Это за­по­ведь Гос­под­ня, ес­ли со­блю­де­те ее, то и до­воль­но».

В уни­сон зву­чат по­след­ние сло­ва пат­ри­ар­ха Ти­хо­на: «Чад­ца мои! Все пра­во­слав­ные рус­ские лю­ди! Все хри­сти­ане! Толь­ко на ка­ме­ни вра­че­ва­ния зла доб­ром со­зи­ждет­ся неру­ши­мая сла­ва и ве­ли­чие на­шей Свя­той Пра­во­слав­ной Церк­ви, и неуло­ви­мо да­же для вра­гов бу­дет Свя­тое имя ее, чи­сто­та по­дви­га ее чад и слу­жи­те­лей. Сле­дуй­те за Хри­стом! Не из­ме­няй­те Ему. Не под­да­вай­тесь ис­ку­ше­нию, не гу­би­те в кро­ви от­мще­ния и свою ду­шу. Не будь­те по­беж­де­ны злом. По­беж­дай­те зло доб­ром!»

Про­шло 67 лет со дня кон­чи­ны свя­ти­те­ля Ти­хо­на, и Гос­подь да­ро­вал Рос­сии свя­тые его мо­щи в укреп­ле­ние ее на пред­ле­жа­щие труд­ные вре­ме­на. По­ко­ят­ся они в боль­шом со­бо­ре Дон­ско­го мо­на­сты­ря.

Полное житие святителя Тихона (Белавина), патриарха Московского и всея Руси

Свя­ти­тель Ти­хон ро­дил­ся 19 ян­ва­ря 1865 го­да в се­мье сель­ско­го свя­щен­ни­ка То­ро­пец­ко­го уез­да Псков­ской епар­хии. В ми­ру он но­сил имя Ва­си­лия. Ко­гда Ва­си­лий был еще ма­ло­лет­ним, его от­цу Иоан­ну Бе­ла­ви­ну бы­ло от­кро­ве­ние о каж­дом из его де­тей. Од­на­жды, ко­гда он с тре­мя сы­но­вья­ми спал на се­но­ва­ле, то вдруг но­чью проснул­ся и раз­бу­дил их. «Зна­е­те, – за­го­во­рил он, – я сей­час ви­дел свою по­кой­ную мать, ко­то­рая пред­ска­за­ла мне ско­рую кон­чи­ну, а за­тем, ука­зы­вая на вас, при­ба­ви­ла: этот бу­дет го­рю­ном всю жизнь, этот умрет в мо­ло­до­сти, а этот – Ва­си­лий – бу­дет ве­ли­ким». По­нял ли ста­рец свя­щен­ник, что его сы­на бу­дут на всех ек­те­ни­ях по всей Рос­сии и да­же по все­му ми­ру по­ми­нать "ве­ли­ким гос­по­ди­ном"? Про­ро­че­ство явив­шей­ся по­кой­ни­цы со всею точ­но­стью ис­пол­ни­лось на всех трех бра­тьях.

Дет­ские и юно­ше­ские го­ды Ва­си­лия про­шли в де­ревне, в непо­сред­ствен­ном со­при­кос­но­ве­нии с кре­стьян­ством и бли­зо­сти к сель­ско­му тру­ду. Ва­си­лий лю­бил Цер­ковь, имел осо­бую ре­ли­ги­оз­ную на­стро­ен­ность и был кро­ток и сми­рен. Ни­ка­ко­го силь­но­го по­кро­ви­тель­ства он не имел и сво­им ве­ли­ким и слав­ным слу­же­ни­ем все­це­ло обя­зан по­мо­щи Бо­жи­ей, да­ро­вав­шей ему муд­рость и тру­до­лю­бие, вос­при­няв ко­то­рые, он пре­дал все­го се­бя в во­лю Бо­жию.

Учил­ся Ва­ся Бе­ла­вин в Псков­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии в 1878–1883 го­дах. Он был физи­че­ски креп­ким, до­воль­но вы­со­ко­го ро­ста, бе­ло­ку­рым, ост­ро­ум­ным и жиз­не­ра­дост­ным маль­чи­ком. То­ва­ри­щи лю­би­ли его. К этой люб­ви все­гда при­со­еди­ня­лось и чув­ство ува­же­ния, объ­яс­няв­ше­е­ся его неуклон­ной ре­ли­ги­оз­но­стью, бле­стя­щи­ми успе­ха­ми в на­у­ках и все­гдаш­нею го­тов­но­стью по­мочь то­ва­ри­щам, неиз­мен­но об­ра­щав­шим­ся к нему за разъ­яс­не­ни­я­ми уро­ков, осо­бен­но за по­мо­щью в со­став­ле­нии и ис­прав­ле­нии мно­го­чис­лен­ных в се­ми­на­рии со­чи­не­ний. В этом юный Ва­си­лий на­хо­дил для се­бя да­же ка­кое-то удо­воль­ствие, ве­се­лье, и с по­сто­ян­ной шут­кой, хо­тя и с на­руж­но се­рьез­ным ви­дом, це­лы­ми ча­са­ми про­во­дил с то­ва­ри­ща­ми, пооди­ноч­ке или груп­па­ми вни­мав­ши­ми его объ­яс­не­ни­ям. При­ме­ча­тель­но, что то­ва­ри­щи в се­ми­на­рии шут­ли­во на­зы­ва­ли его «ар­хи­ере­ем».

В Пет­ро­град­ской ду­хов­ной ака­де­мии, ку­да по­сту­пил он в 19 лет, не при­ня­то бы­ло да­вать шут­ли­вые про­зви­ща, но то­ва­ри­щи по кур­су, очень лю­бив­шие лас­ко­во­го и спо­кой­но­го ре­ли­ги­оз­но­го пско­ви­ча, на­зы­ва­ли его «пат­ри­ар­хом». Впо­след­ствии, ко­гда он стал пер­вым в Рос­сии, по­сле 217-лет­не­го пе­ре­ры­ва, пат­ри­ар­хом, его то­ва­ри­щи по ака­де­мии не раз вспо­ми­на­ли это про­ро­че­ское про­зви­ще.

В 1888 г. Бе­ла­вин 23 лет от ро­ду окон­чил ака­де­мию и в свет­ском зва­нии по­лу­чил на­зна­че­ние в род­ную Псков­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию пре­по­да­ва­те­лем. И здесь он был лю­бим­цем не толь­ко всей се­ми­на­рии, но и го­ро­да Пско­ва. Жил он скром­но, в ме­зо­нине де­ре­вян­но­го до­ми­ка, в ти­хом пе­ре­ул­ке близ церк­ви Ни­ко­лы Со­усо­хи. Стре­мясь сво­ей чи­стой ду­шой к Бо­гу, он вел стро­гую, це­ло­муд­рен­ную жизнь и на 26 го­ду жиз­ни, в 1891 го­ду, при­нял мо­на­ше­ство. На его по­стриг со­брал­ся чуть не весь го­род. Опа­са­лись, вы­дер­жат ли по­лы тя­жесть со­брав­ше­го­ся на­ро­да, ибо цер­ковь бы­ла на вто­ром эта­же се­ми­нар­ско­го зда­ния, по­это­му к дню по­стри­га по­ста­ви­ли под­пор­ки к по­тол­кам в ниж­нем эта­же. По­стри­га­е­мый со­зна­тель­но и об­ду­ман­но всту­пал в но­вую жизнь, же­лая по­свя­тить се­бя ис­клю­чи­тель­но слу­же­нию Церк­ви. Ему, с мо­ло­до­сти от­ли­чав­ше­му­ся кро­то­стью и сми­ре­ни­ем, бы­ло да­но имя Ти­хон – в честь свя­ти­те­ля За­дон­ско­го († 1783 г.; па­мять 13/26 ав­гу­ста).

Из Псков­ской се­ми­на­рии иеро­мо­на­ха Ти­хо­на пе­ре­во­дят ин­спек­то­ром в Хол­мо­гор­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию, где он вско­ре за­тем был и рек­то­ром ее в сане ар­хи­манд­ри­та. В 1898 г. 34-лет­ний ар­хи­манд­рит Ти­хон был воз­ве­ден в сан епи­ско­па Люб­лин­ско­го с на­зна­че­ни­ем ви­ка­ри­ем Холм­ской епар­хии.

Епи­скоп Ти­хон рев­ност­но от­дал­ся ра­бо­там по устрой­ству сво­е­го но­во­го на­зна­че­ния. Его чест­ное серд­це ни­ко­гда не вы­но­си­ло ка­ких бы то ни бы­ло по­сто­рон­них вме­ша­тельств в цер­ков­ную жизнь. Ре­ви­зи­руя по обя­зан­но­сти Холм­ско­го ви­ка­рия при­вис­лин­ские мо­на­сты­ри, он на­шел в од­ном из них от­сут­ствие пол­ной от­чет­но­сти и пол­ный про­из­вол гра­фи­ни-игу­ме­нии в рас­по­ря­же­ния мо­на­стыр­ски­ми до­хо­да­ми. Прео­свя­щен­ный Ти­хон за­явил об этом сво­е­му ар­хи­епи­ско­пу, и гра­фи­ня долж­на бы­ла по­ехать с объ­яс­не­ни­я­ми в Пе­тер­бург, в Си­нод. Од­новре­мен­но он лю­бил слу­жить и про­по­ве­до­вать, за один­на­дцать ме­ся­цев слу­же­ния в Люб­лине бу­ду­щий пат­ри­арх про­из­нес 120 про­по­ве­дей.

В 1898 г., 14 сен­тяб­ря, вла­ды­ка Ти­хон был на­прав­лен для несе­ния от­вет­ствен­но­го слу­же­ния за оке­ан, в да­ле­кую Аме­ри­кан­скую епар­хию в сане епи­ско­па Але­ут­ско­го.

С боль­шим вол­не­ни­ем уез­жал в да­ле­кие края мо­ло­дой епи­скоп вме­сте с млад­шим сво­им бра­том, бо­лез­нен­ным юно­шей, по­ки­дая в Псков­ской гу­бер­нии го­ря­чо лю­би­мую мать. От­ца его то­гда уже не бы­ло в жи­вых. Позд­нее и брат скон­чал­ся на ру­ках прео­свя­щен­но­го Ти­хо­на, несмот­ря на все за­бо­ты о нем в да­ле­кой Аме­ри­ке, лишь те­ло его бы­ло пе­ре­ве­зе­но в род­ной То­ро­пец, где жи­ла еще ста­руш­ка мать. Вско­ре с ее кон­чи­ной не оста­лось в жи­вых ни­ко­го из род­ствен­ни­ков бу­ду­ще­го пат­ри­ар­ха.

Воз­глав­ляя Пра­во­слав­ную Цер­ковь в Аме­ри­ке, епи­скоп Ти­хон мно­го сде­лал в ве­ли­ком де­ле рас­про­стра­не­ния Пра­во­сла­вия, в бла­го­устрой­стве сво­ей огром­ной епар­хии. На ее тер­ри­то­рии жи­ли лю­ди раз­ных на­цио­наль­но­стей: рус­ские, сер­бы, га­ли­чане и дру­гие сла­вяне, гре­ки, ара­бы, кре­о­лы, ин­дей­цы, але­уты и эс­ки­мо­сы. Од­ни бы­ли из пра­во­слав­ных стран – Рос­сии, Гре­ции, Сер­бии, дру­гие – из стран От­то­ман­ской или Ав­ст­ро-Вен­гер­ской им­пе­рии; неко­то­рые ста­ли пра­во­слав­ны­ми бла­го­да­ря мис­си­о­нер­ским уси­ли­ям на Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ском кон­ти­нен­те – Аляс­ке и Але­ут­ских ост­ро­вах. Епи­ско­пу столь раз­но­об­раз­ной паст­вы необ­хо­ди­мо бы­ло быть щед­рым, гиб­ким и иметь ко всем сер­деч­ное рас­по­ло­же­ние. 22 мая 1901 го­да епи­скоп Ти­хон освя­тил при за­клад­ке ка­мень в фун­да­мент Свя­то-Ни­ко­ла­ев­ско­го со­бо­ра. Та­кая це­ре­мо­ния со­сто­я­лась в Нью-Йор­ке впер­вые. При­мер­но через год, в но­яб­ре 1902 го­да, си­рий­ские и рус­ские при­хо­ды в Нью-Йор­ке име­ли уже на­сто­я­щие до­ма мо­лит­вы: си­рий­ский храм в Бруклине во имя св. Ни­ко­лая был освя­щен 9 но­яб­ря 1902 го­да; 23 но­яб­ря был освя­щен рус­ский храм во имя св. Ни­ко­лая. Стро­и­тель­ство хра­ма св. Тро­и­цы в Чи­ка­го за­ня­ло мень­ше го­да – с ап­ре­ля 1902 го­да до мар­та 1903 го­да.

Од­новре­мен­но с за­бо­той о стро­и­тель­стве церк­вей епи­скоп Ти­хон осу­ществ­ля­ет пас­тыр­ские по­езд­ки по сво­ей епар­хии. «Вест­ник» тех лет да­вал еже­ме­сяч­ную хро­ни­ку его по­сто­ян­ных и труд­ных ви­зи­тов на Аляс­ку, на Але­ут­ские ост­ро­ва, в Ка­на­ду и в раз­ные ча­сти Со­еди­нен­ных Шта­тов. Каж­дое пас­тыр­ское по­се­ще­ние за­ни­ма­ло опре­де­лен­ное вре­мя: нуж­но бы­ло про­ве­рить при­ход­ские сче­та, рас­смот­реть про­ек­ты стро­и­тель­ства, про­ве­рить школь­ни­ков, встре­тить­ся с ду­хо­вен­ством, про­чи­тать пись­ма и дру­гие бу­ма­ги. Епи­скоп Ти­хон по­се­щал са­мые раз­ные об­щи­ны. Хо­ро­шо из­вест­но, что в те го­ды, ко­гда он управ­лял Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ской епар­хи­ей, с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью вос­со­еди­ни­лось мно­же­ство уни­а­тов. Мно­гие при­хо­ды, воз­ник­шие в во­сточ­ных шта­тах, со­сто­я­ли из быв­ших уни­а­тов, и епи­скоп нес от­вет­ствен­ность за то, чтобы эти об­щи­ны все­гда оста­ва­лись со­став­ной ча­стью Пра­во­слав­ной Церк­ви.

При сво­их пас­тыр­ских по­езд­ках епи­скоп Ти­хон при­шел к вы­во­ду о необ­хо­ди­мо­сти ре­ор­га­ни­за­ции епар­хи­аль­ной струк­ту­ры. Пер­вым ша­гом в этом, пред­при­ня­тым епи­ско­пом Ти­хо­ном, бы­ло про­ше­ние к Свя­тей­ше­му Си­но­ду о пе­ре­име­но­ва­нии епар­хии. В ка­че­стве по­ка­за­те­ля мис­си­о­нер­ских кор­ней епар­хи­аль­ный ар­хи­ерей на­зы­вал­ся епи­ско­пом Але­ут­ским и Аляс­кин­ским, хо­тя ка­фед­ра с 1868 бы­ла в Сан-Фран­цис­ко. Прось­ба епи­ско­па Ти­хо­на со­сто­я­ла в том, чтобы епар­хия на­зы­ва­лась Але­ут­ской и Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ской. Свя­тей­ший Си­нод счел его до­во­ды со­сто­я­тель­ны­ми и в 1900 го­ду при­нял по ним по­ло­жи­тель­ное ре­ше­ние.

О же­ла­тель­но­сти пе­ре­во­да ка­фед­ры в Нью-Йорк и со­зда­нии в епар­хии ви­ка­ри­ат­ства впер­вые на­пи­сал епар­хи­аль­ный «Вест­ник» 14/27 мар­та 1902 го­да. В те го­ды в нем ре­гу­ляр­но осве­ща­лись пас­тыр­ские по­езд­ки епи­ско­па Ти­хо­на. Од­на из ста­тей кон­ча­лась вы­во­дом о том, что для ре­ше­ния всех мис­си­о­нер­ских про­блем нуж­но пе­ре­не­сти ка­фед­ру на Во­сток и со­здать ви­ка­ри­ат­ство на За­па­де.

В июне 1903 го­да епи­скоп Ти­хон от­пра­вил­ся в Рос­сию. Там он был вы­зван на сес­сию Св. Си­но­да. Епи­ско­пу Ти­хо­ну бы­ло раз­ре­ше­но осу­ще­ствить неко­то­рые пла­ны и про­ек­ты. «Вест­ник» от 15/28 сен­тяб­ря 1903 го­да опуб­ли­ко­вал пись­мо Ти­хо­на о Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ской се­ми­на­рии.

12 де­каб­ря 1903 го­да Св. Си­нод при­нял ре­ше­ние о со­зда­нии Аляс­кин­ско­го ви­ка­ри­ат­ства в Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ской епар­хии. Ви­кар­ным епи­ско­пом был на­зна­чен прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий (Пу­стын­ский).

Епи­скоп Ти­хон воз­вра­тил­ся в Нью-Йорк 24 ян­ва­ря 1904 го­да. Его пре­бы­ва­ние в Рос­сии ока­за­лось успеш­ным для воз­глав­ля­е­мой им епар­хии. Но­вый ви­ка­рий дол­жен был при­быть через несколь­ко недель. За этот пе­ри­од про­изо­шло и дру­гое доб­рое со­бы­тие. Св. Си­нод со­об­щил епи­ско­пу Ти­хо­ну об удо­вле­тво­ре­нии его прось­бы о воз­ве­де­нии ар­хи­манд­ри­та Ра­фа­и­ла в сан епи­ско­па Бруклин­ско­го, вто­ро­го ви­ка­рия. Хи­ро­то­ния со­сто­я­лась в си­рий­ском хра­ме св. Ни­ко­лая в Бруклине 12 мар­та. Храм был по­лон ве­ру­ю­щи­ми до от­ка­за. Ар­хи­манд­рит Ра­фа­ил про­чи­тал Сим­вол ве­ры ча­стич­но на сла­вян­ском и ча­стич­но на араб­ском язы­ках.

Епи­скоп Ти­хон был воз­ве­ден в сан ар­хи­епи­ско­па 19 мая 1905 го­да. В до­ку­мен­те, на­пи­сан­ном ар­хи­епи­ско­пом Ти­хо­ном в де­каб­ре 1905 го­да, от­ра­же­ны его про­ро­че­ские пред­став­ле­ния о Пра­во­слав­ной Церк­ви в Аме­ри­ке. В от­вет на ан­ке­ту, разо­слан­ную всем епар­хи­аль­ным ар­хи­ере­ям Рус­ской Церк­ви Св. Си­но­дом в хо­де под­го­тов­ки к дав­но ожи­да­е­мо­му Со­бо­ру Рус­ской Церк­ви, ар­хи­епи­скоп Ти­хон вы­ска­зал свои идеи о струк­ту­ре Пра­во­слав­ной мис­сии в Се­вер­ной Аме­ри­ке. Он пред­ло­жил пре­вра­тить епар­хию в эк­зар­хат Рус­ской Церк­ви, но с ши­ро­кой ав­то­но­ми­ей. Уже то­гда он вы­ска­зы­вал­ся о воз­мож­но­сти рас­смот­ре­ния во­про­са об ав­то­ке­фа­лии. Серб­скую мис­сию он пред­ло­жил сде­лать ви­ка­ри­ат­ством с цен­тром в Чи­ка­го. Гре­че­ские об­щи­ны, пи­сал он, долж­ны быть ор­га­ни­зо­ва­ны так же, как Си­рий­ская и Серб­ская мис­сии. Он усмат­ри­вал необ­хо­ди­мость ав­то­но­мии и неза­ви­си­мо­сти толь­ко в во­про­сах, вли­я­ю­щих на внут­рен­нюю жизнь или струк­ту­ру каж­дой на­цио­наль­ной епар­хии или ви­ка­ри­ат­ства, и под­чер­ки­вал так­же необ­хо­ди­мость со­гла­со­ван­ных об­щих ре­ше­ний, вы­ра­бо­тан­ных епи­ско­па­ми на за­се­да­ни­ях под пред­се­да­тель­ством ар­хи­епи­ско­па в во­про­сах, ка­са­ю­щих­ся всех.

Как епи­ско­пу мис­си­о­нер­ской епар­хии, рас­про­стер­шей­ся по все­му кон­ти­нен­ту, епар­хии с мно­го­на­цио­наль­ной паст­вой, вла­ды­ке Ти­хо­ну при­хо­ди­лось ду­мать о со­зда­нии та­ких учре­жде­ний, ко­то­рые по­мог­ли бы Церк­ви в Аме­ри­ке стать са­мо­сто­я­тель­ной. Су­ще­ство­ва­ла оче­вид­ная необ­хо­ди­мость в шко­ле. Усло­вия, в ко­то­рых со­вер­ша­лись пас­тыр­ские тру­ды в Се­вер­ной Аме­ри­ке, весь­ма от­ли­ча­лись от усло­вий в Рос­сии. Боль­шин­ство слу­жив­ших в мис­сии свя­щен­ни­ков при­бы­ли из-за гра­ни­цы, где они и по­лу­чи­ли свое об­ра­зо­ва­ние. Та­кая за­ви­си­мость от по­мо­щи извне бы­ла для епар­хии неже­ла­тель­ной. В 1905–1906 учеб­ном го­ду Мис­си­о­нер­ская шко­ла в Мин­неа­по­ли­се, Мин­не­со­та, бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в се­ми­на­рию. В 1913 го­ду она бы­ла пе­ре­ве­де­на в Те­наль­фи, Нью-Джер­си. В се­ми­на­рии бы­ло вос­пи­та­но два по­ко­ле­ния свя­щен­ни­ков для Церк­ви в Аме­ри­ке.

Ста­но­вя­ща­я­ся все бо­лее са­мо­сто­я­тель­ной Цер­ковь нуж­да­лась так­же и в мо­на­сты­ре. «Вест­ник» вре­мя от вре­ме­ни уде­лял вни­ма­ние это­му во­про­су. Ли­де­ром дис­кус­сии был иеро­мо­нах Ар­се­ний (Ча­у­зов), ко­то­ро­му в июне 1905 го­да ар­хи­епи­скоп Ти­хон дал бла­го­сло­ве­ние на со­зда­ние мо­на­сты­ря близ Са­ут-Ка­на­а­на в Пен­силь­ва­нии. К мо­мен­ту пе­ре­во­да ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на в Яро­славль Свя­то-Ти­хо­нов­ский мо­на­стырь был уже освя­щен и на­счи­ты­вал пять на­сель­ни­ков.

Хро­ни­ка пас­тыр­ских по­ез­док ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на по­ка­зы­ва­ет, что он воз­глав­лял бо­го­слу­же­ния, со­вер­шав­ши­е­ся на несколь­ких язы­ках. К кон­цу пре­бы­ва­ния ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на в Аме­ри­ке в Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ской мис­сии бы­ла Си­рий­ская мис­сия с де­вя­тью об­щи­на­ми и Серб­ская мис­сия так­же с де­вя­тью об­щи­на­ми. Мно­гие при­хо­ды бы­ли мно­го­на­цио­наль­ны­ми, и бо­го­слу­же­ния долж­ны бы­ли про­во­дить­ся на двух-трех язы­ках. Наи­бо­лее при­ем­ле­мым стал ан­глий­ский.

С са­мо­го на­ча­ла сво­е­го слу­же­ния в Аме­ри­ке ар­хи­епи­скоп Ти­хон при ма­лей­шей воз­мож­но­сти со­зы­вал епар­хи­аль­ное ду­хо­вен­ство для об­суж­де­ния про­блем жиз­ни мис­сии. Од­ним из пер­вых при­зна­ков то­го, что он же­лал боль­ше­го, яви­лась кон­фе­рен­ция ду­хо­вен­ства в Клив­лен­де, Огайо, 2 июня 1905 го­да.

В ян­ва­ре 1907 го­да в «Вест­ни­ке» по­яви­лось объ­яв­ле­ние о со­зы­ве Со­бо­ра от име­ни пред­со­бор­но­го ко­ми­те­та, на­зна­чен­но­го ар­хи­епи­ско­пом Ти­хо­ном. Со­бор от­крыл­ся 5 мар­та. Де­ле­га­тов при­вет­ство­вал ар­хи­епи­скоп Ти­хон, пред­ло­жив­ший в ка­че­стве те­мы та­кую: «Как рас­ши­рять мис­сию». Бы­ло ре­ше­но на­чать ра­бо­ту с вы­ра­бот­ки Уста­ва, ко­то­рый был бы за­кон­ным и ав­то­ри­тет­ным в гла­зах граж­дан­ских вла­стей. Со­бор по­сле неко­то­ро­го об­суж­де­ния вы­ра­бо­тал на­зва­ние Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ской мис­сии – «Свя­тая Пра­во­слав­ная Со­бор­ная и Апо­столь­ская Цер­ковь», от­ра­зив та­ким об­ра­зом на­ли­чие всех на­цио­наль­но­стей и язы­ков.

На вто­рой сес­сии рас­смат­ри­ва­лись финан­со­вые про­бле­мы епар­хии.

На по­след­ней сес­сии Со­бо­ра рас­смат­ри­ва­лись бо­го­слу­жеб­ные во­про­сы. Эта дис­кус­сия бы­ла вы­зва­на рас­хож­де­ни­я­ми в со­вер­ше­нии об­ря­дов и служб в раз­ных при­хо­дах. Неко­то­рые вы­сту­па­ли за еди­но­об­ра­зие, но Со­бор со­гла­сил­ся с мне­ни­ем ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на о том, что раз­ли­чия со­вер­шен­но есте­ствен­ны, по­сколь­ку пра­во­сла­вие в Аме­ри­ке воз­ник­ло бла­го­да­ря вы­ход­цем из раз­ных стран, и что свя­щен­ник дол­жен объ­яс­нять при­хо­жа­нам раз­ни­цу меж­ду глав­ным и вто­ро­сте­пен­ным. Ес­ли рас­хож­де­ния не за­тра­ги­ва­ют су­ти ве­ры, они при­ем­ле­мы.

В Аме­ри­ке, как и в преды­ду­щих ме­стах служ­бы, ар­хи­епи­скоп Ти­хон снис­кал се­бе все­об­щую лю­бовь и пре­дан­ность. Он очень мно­го по­тру­дил­ся на ни­ве Бо­жи­ей. Паства и пас­ты­ри неиз­мен­но лю­би­ли сво­е­го ар­хи­пас­ты­ря и глу­бо­ко чти­ли. Аме­ри­кан­цы из­бра­ли ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на по­чет­ным граж­да­ни­ном Со­еди­нен­ных Шта­тов.

В 1907 го­ду он был на­зна­чен на Яро­слав­скую ка­фед­ру. Од­ним из пер­вых рас­по­ря­же­ний по епар­хии ар­хи­пас­ты­ря бы­ло ка­те­го­ри­че­ское за­пре­ще­ние ду­хо­вен­ству при лич­ных к нему об­ра­ще­ни­ях класть во­шед­шие в обы­чай зем­ные по­кло­ны. В Яро­слав­ле свя­ти­тель быст­ро при­об­рел лю­бовь сво­ей паст­вы, оце­нив­шей его свет­лую ду­шу и теп­лую за­бо­ту о всех сво­их па­со­мых. Все по­лю­би­ли до­ступ­но­го, ра­зум­но­го ар­хи­пас­ты­ря, охот­но от­кли­кав­ше­го­ся на все при­гла­ше­ния слу­жить в мно­го­чис­лен­ных хра­мах Яро­слав­ля, в его древ­них мо­на­сты­рях и при­ход­ских церк­вах об­шир­ной епар­хии. Ча­сто по­се­щал он церк­ви и без вся­кой пыш­но­сти хо­дил пеш­ком, что в ту по­ру бы­ло необы­чай­ным де­лом для рус­ских ар­хи­ере­ев. В по­се­ще­нии церк­вей вни­кал во все по­дроб­но­сти цер­ков­ной об­ста­нов­ки, под­ни­мал­ся ино­гда на ко­ло­коль­ню, к удив­ле­нию ба­тю­шек, непри­выч­ных к та­кой про­сто­те ар­хи­ере­ев. Но это удив­ле­ние ско­ро сме­ня­лось ис­крен­ней лю­бо­вью к ар­хи­пас­ты­рю, раз­го­ва­ри­вав­ше­му с под­чи­нен­ны­ми про­сто, без вся­ко­го сле­да на­чаль­ствен­но­го то­на. Да­же за­ме­ча­ния обык­но­вен­но де­ла­лись доб­ро­душ­но, ино­гда с шут­кой, ко­то­рая еще бо­лее за­став­ля­ла ви­нов­но­го ста­рать­ся устра­нить неис­прав­ность.

Вла­ды­ка Ти­хон ока­зы­вал неиз­мен­ную под­держ­ку тем цер­ков­ным кру­гам, ко­то­рые бо­ро­лись за прав­ду и сво­бо­ду цер­ков­ную. На этой поч­ве у него про­изо­шло столк­но­ве­ние с яро­слав­ским гу­бер­на­то­ром, вслед­ствие ко­то­ро­го он 22 де­каб­ря 1913 го­да был пе­ре­ве­ден на Ли­тов­скую ка­фед­ру. Яро­слав­ское об­ще­ство при­ня­ло сто­ро­ну ар­хи­пас­ты­ря и вы­ра­зи­ло ему со­чув­ствие, из­брав его по­чет­ным граж­да­ни­ном Яро­слав­ля.

По­сле пе­ре­во­да в Виль­ну он сде­лал осо­бен­но мно­го по­жерт­во­ва­ний в раз­лич­ные бла­го­тво­ри­тель­ные учре­жде­ния. Здесь так­же вы­яви­лась его на­ту­ра, бо­га­тая ду­хом люб­ви к лю­дям. В Вильне от пра­во­слав­но­го ар­хи­епи­ско­па тре­бо­ва­лось мно­го так­та. Нуж­но бы­ло ре­гу­ли­ро­вать от­но­ше­ния меж­ду мест­ны­ми вла­стя­ми и пра­во­слав­ны­ми жи­те­ля­ми края. Для лю­бя­ще­го во всем про­сто­ту ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на труд­нее все­го бы­ло под­дер­жи­вать внеш­ний пре­стиж ду­хов­но­го гла­вы гос­под­ству­ю­щей Церк­ви в крае, где вы­со­ко це­ни­ли пыш­ность. В этом от­но­ше­нии про­стой и скром­ный вла­ды­ка не оправ­ды­вал, ка­жет­ся, тре­бо­ва­ний рев­ни­те­лей внеш­не­го блес­ка, хо­тя в цер­ков­ном слу­же­нии он не укло­нял­ся, ко­неч­но, от по­до­ба­ю­ще­го цер­ков­но­го ве­ли­ко­ле­пия. И там все его ува­жа­ли. Вот он едет из Виль­ны на свою ар­хи­ерей­скую да­чу, в про­стой ко­ляс­ке и в до­рож­ной ску­фей­ке, но все, кто его встре­ча­ли и узна­ва­ли, – рус­ские, по­ля­ки, евреи – низ­ко ему кла­ня­лись. Во вре­мя про­гул­ки по «каль­ва­рии» – так на­зы­вал­ся ряд ка­то­ли­че­ских ча­со­вен во­круг ар­хи­ерей­ской да­чи, по­свя­щен­ных раз­ным ста­ди­ям крест­но­го пу­ти Хри­ста на Гол­го­фу, – пе­ред ар­хи­епи­ско­пом вста­ва­ли и при­вет­ство­ва­ли его все ка­то­ли­ки, слу­жив­шие при ча­совне, хо­тя он был в под­ряс­ни­ке и в шля­пе.

Здесь, в Вильне, прео­свя­щен­но­го за­ста­ло в 1914 го­ду объ­яв­ле­ние вой­ны. Он на­прав­лял все свои си­лы к то­му, чтобы по­мочь несчаст­ным оби­та­те­лям Ви­лен­щи­ны, ли­шив­шим­ся по при­чине вой­ны с нем­ца­ми сво­е­го кро­ва и средств к су­ще­ство­ва­нию и тол­па­ми шед­шим к сво­е­му ар­хи­пас­ты­рю. Его епар­хия ока­за­лась в сфе­ре во­ен­ных дей­ствий, а за­тем через нее про­шел и во­ен­ный фронт, от­ре­зав­ший часть епар­хии от Рос­сии. При­шлось прео­свя­щен­но­му по­ки­нуть Виль­ну. Сна­ча­ла он по­се­лил­ся в Москве, ку­да пе­ре­шли мно­гие ви­лен­ские учре­жде­ния, а по­том в Десне, на окра­ине сво­ей епар­хии. Во всех ор­га­ни­за­ци­ях, так или ина­че по­мо­гав­ших по­стра­дав­шим на войне, об­слу­жи­вав­ших ду­хов­ные нуж­ды во­и­нов, прео­свя­щен­ный Ти­хон при­ни­мал де­я­тель­ное уча­стие: по­се­щал и бо­ля­щих, и страж­ду­щих, по­бы­вал да­же на пе­ре­до­вых по­зи­ци­ях под непри­я­тель­ским об­стре­лом, за это позд­нее он был на­граж­ден ор­де­ном.

Для прео­свя­щен­но­го вла­ды­ки Ти­хо­на, вер­но­го сво­е­му ар­хи­ерей­ско­му дол­гу, ин­те­ре­сы Церк­ви все­гда бы­ли до­ро­же все­го. Он про­ти­вил­ся лю­бым по­ся­га­тель­ствам го­су­дар­ства на Цер­ковь. Это, ко­неч­но, вли­я­ло на от­но­ше­ние к нему пра­ви­тель­ства. Имен­но по­это­му он до­воль­но ред­ко вы­зы­вал­ся в сто­ли­цу для при­сут­ствия в Свя­тей­шем Си­но­де. Ко­гда же про­изо­шла Фев­раль­ская ре­во­лю­ция и был сфор­ми­ро­ван но­вый Си­нод, ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на при­гла­си­ли в чис­ло его чле­нов. 21 июня 1917 го­да Мос­ков­ский епар­хи­аль­ный съезд ду­хо­вен­ства и ми­рян из­брал его, как рев­ност­но­го и про­све­щен­но­го ар­хи­пас­ты­ря, ши­ро­ко из­вест­но­го да­же за пре­де­ла­ми сво­ей стра­ны, сво­им пра­вя­щим ар­хи­ере­ем. Вот что пи­сал об этом из­бра­нии ор­ган Мос­ков­ской Ду­хов­ной Ака­де­мии «Бо­го­слов­ский Вест­ник»: «Ев­ро­пей­ски про­све­щен­ный ар­хи­епи­скоп Ти­хон на всех ме­стах сво­е­го слу­же­ния про­явил се­бя неза­ви­си­мым де­я­те­лем вы­со­кой чест­но­сти, твер­до­сти и энер­гии и од­новре­мен­но боль­ше­го так­та, че­ло­ве­ком сер­деч­ным, от­зыв­чи­вым и чрез­вы­чай­но про­стым и до­ступ­ным как в де­ло­вых, так и в част­ных от­но­ше­ни­ях к лю­дям. За­ме­ча­тель­но, на­ко­нец, что при всей страст­но­сти, ко­то­рую ино­гда при­ни­ма­ло об­суж­де­ние кан­ди­да­тов на из­би­ра­тель­ном съез­де, ни­кто не мог бро­сить и те­ни че­го-ли­бо ком­про­ме­ти­ру­ю­ще­го на лич­ность ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на».

Москва тор­же­ствен­но и ра­дост­но встре­ти­ла сво­е­го из­бран­ни­ка-ар­хи­пас­ты­ря. Он ско­ро при­шел­ся по ду­ше моск­ви­чам – и свет­ским, и ду­хов­ным. Для всех у него на­хо­дил­ся рав­ный при­ем и лас­ко­вое сло­во, ни­ко­му не от­ка­зы­вал он в со­ве­те, в по­мо­щи, в бла­го­сло­ве­нии. Ско­ро ока­за­лось, что вла­ды­ка охот­но при­ни­ма­ет при­гла­ше­ния слу­жить в при­ход­ских церк­вах, и вот цер­ков­ные при­чты на­чи­на­ют на­пе­ре­бой при­гла­шать его на слу­же­ние в пре­столь­ные празд­ни­ки, и от­ка­за ни­ко­му не бы­ло. По­сле служ­бы ар­хи­пас­тырь охот­но за­хо­дил и в до­ма при­хо­жан, к их ве­ли­кой ра­до­сти. Вся Москва за ко­рот­кое вре­мя узна­ла сво­е­го ар­хи­ерея и по­лю­би­ла его.

15 ав­гу­ста 1917 го­да в Москве от­крыл­ся По­мест­ный Со­бор, и ар­хи­епи­скоп Мос­ков­ский Ти­хон был удо­сто­ен са­на мит­ро­по­ли­та, а за­тем был из­бран пред­се­да­те­лем Со­бо­ра.

Мно­го муд­ро­сти и так­та тре­бо­ва­ло от него ру­ко­вод­ство Со­бо­ром. На­до бы­ло при­ми­рять и на­прав­лять в еди­ное пра­виль­ное рус­ло на бла­го Церк­ви про­ти­во­ре­ча­щие друг дру­гу взгля­ды его чле­нов, раз­но­го ро­да те­че­ния со­бор­ных групп.

Со­бор ста­вил сво­ей це­лью вос­ста­но­вить жизнь Рус­ской Церк­ви на стро­го ка­но­ни­че­ских на­ча­лах, и пер­вой боль­шой и важ­ной за­да­чей, ост­ро став­шей пе­ред Со­бо­ром, был во­прос о пат­ри­ар­ше­стве.

«По­че­му необ­хо­ди­мо вос­ста­но­вить пат­ри­ар­ше­ство? – спра­ши­вал Со­бор в свой ис­чер­пы­ва­ю­щей, бле­стя­щей ре­чи ар­хи­манд­рит, позд­нее ар­хи­епи­скоп, Ила­ри­он. – По­то­му что пат­ри­ар­ше­ство есть ос­нов­ной за­кон выс­ше­го управ­ле­ния каж­дой По­мест­ной Церк­ви». Цер­ков­ное за­ко­но­да­тель­ство в ли­це Апо­столь­ских пра­вил со­вер­шен­но недву­смыс­лен­но тре­бу­ет: «Епи­ско­пам вся­ко­го на­ро­да – в том чис­ле и рус­ско­го, ра­зу­ме­ет­ся, – по­до­ба­ет знать пер­во­го из них и при­зна­вать его как гла­ву. Вся Все­лен­ская Хри­сто­ва Цер­ковь до 1721 го­да не зна­ла ни од­ной По­мест­ной Церк­ви, управ­ля­е­мой кол­ле­ги­аль­но, без пер­во­и­е­рар­ха».

Избрание на патриарший престол – 5/18 ноября

На Со­бо­ре все тре­во­жи­лись о судь­бе мос­ков­ских свя­тынь, под­вер­гав­ших­ся об­стре­лу во вре­мя ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­тий. И вот пер­вым спе­шит в Кремль, как толь­ко до­ступ ту­да ока­зал­ся воз­мож­ным, мит­ро­по­лит Ти­хон во гла­ве неболь­шой груп­пы чле­нов Со­бо­ра. С ка­ким вол­не­ни­ем вы­слу­шал Со­бор жи­вой до­клад мит­ро­по­ли­та, толь­ко что вер­нув­ше­го­ся из Крем­ля, как пе­ред этим чле­ны Со­бо­ра вол­но­ва­лись из опа­се­ния за его судь­бу: неко­то­рые из спут­ни­ков мит­ро­по­ли­та вер­ну­лись с пол­пу­ти и рас­ска­за­ли о том, что они ви­де­ли, но все сви­де­тель­ство­ва­ли, что мит­ро­по­лит шел со­вер­шен­но спо­кой­но и по­бы­вал вез­де, где бы­ло нуж­но. Вы­со­та его ду­ха бы­ла то­гда для всех оче­вид­на.

При­сту­пи­ли к вы­бо­рам пат­ри­ар­ха. Ре­ше­но бы­ло го­ло­со­ва­ни­ем всех чле­нов Со­бо­ра из­брать трех кан­ди­да­тов, а за­тем предо­ста­вить во­ле Бо­жи­ей по­сред­ством жре­бия ука­зать из­бран­ни­ка. И вот, усерд­но по­мо­лив­шись, чле­ны Со­бо­ра на­чи­на­ют длин­ны­ми ве­ре­ни­ца­ми про­хо­дить пе­ред ур­на­ми с име­на­ми на­ме­чен­ных кан­ди­да­тов. Пер­вое и вто­рое го­ло­со­ва­ние да­ло тре­бу­е­мое боль­шин­ство ар­хи­епи­ско­пам Харь­ков­ско­му Ан­то­нию и Нов­го­род­ско­му Ар­се­нию и лишь на тре­тьем опре­де­лил­ся мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Ти­хон. Итак, сво­бод­ным го­ло­со­ва­ние чле­нов Со­бо­ра, на пат­ри­ар­ший пре­стол бы­ли из­бра­ны три кан­ди­да­та. «Са­мый ум­ный из рус­ских ар­хи­ере­ев – ар­хи­епи­скоп Ан­то­ний, са­мый стро­гий – ар­хи­епи­скоп Ар­се­ний и са­мый доб­рый – мит­ро­по­лит Ти­хон», – так вы­ра­зил­ся один из чле­нов Со­бо­ра.

Пе­ред Вла­ди­мир­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри, при­не­сен­ной из Успен­ско­го со­бо­ра в храм Хри­ста Спа­си­те­ля, по­сле тор­же­ствен­ной ли­тур­гии и мо­леб­на, 5 но­яб­ря схи­и­еро­мо­нах Зо­си­мо­вой пу­сты­ни Алек­сий, член Со­бо­ра, бла­го­го­вей­но вы­нул из ур­ны один из трех жре­би­ев с име­нем кан­ди­да­та, и мит­ро­по­лит Ки­ев­ский Вла­ди­мир про­воз­гла­сил имя из­бран­ни­ка – мит­ро­по­ли­та Ти­хо­на. С ка­ким сми­ре­ни­ем, со­зна­ни­ем важ­но­сти вы­пав­ше­го жре­бия при­нял прео­свя­щен­ный Ти­хон из­ве­стие о Бо­жи­ем из­бра­нии. Он не жаж­дал нетер­пе­ли­во этой ве­сти, но и не тре­во­жил­ся стра­хом – его спо­кой­ное пре­кло­не­ние пе­ред во­лей Бо­жи­ей бы­ло яс­но вид­но для всех. Ко­гда тор­же­ствен­ная де­пу­та­ция чле­нов Со­бо­ра, во гла­ве с выс­шим ду­хо­вен­ством, яви­лась в цер­ковь Тро­иц­ко­го по­дво­рья в Москве для «бла­го­ве­стия» о Бо­жи­ем из­бра­нии и для по­здрав­ле­ния вновь из­бран­но­го пат­ри­ар­ха, прео­свя­щен­ный Ти­хон вы­шел из ал­та­ря в ар­хи­ерей­ской ман­тии и ров­ным го­ло­сом на­чал крат­кий мо­ле­бен.

По­сле мо­леб­на мит­ро­по­лит Вла­ди­мир, об­ра­ща­ясь к но­во­из­бран­но­му, про­из­нес: «Прео­свя­щен­ный мит­ро­по­лит Ти­хон, свя­щен­ный и ве­ли­кий Со­бор при­зы­ва­ет твою свя­ты­ню на пат­ри­ар­ше­ство бо­го­спа­са­е­мо­го гра­да Моск­вы и всея Рос­сии», на что мит­ро­по­лит Ти­хон от­ве­чал: «По­не­же свя­щен­ный и ве­ли­кий Со­бор су­дил ме­ня, недо­стой­но­го, бы­ти в та­ком слу­же­нии, бла­го­да­рю, при­ем­лю и ни­ма­ло во­пре­ки гла­го­лю». Вслед за про­воз­гла­шен­ным ему мно­го­ле­ти­ем мит­ро­по­лит Ти­хон об­ра­тил­ся к Со­бор­но­му по­соль­ству с крат­ким сло­вом.

«Воз­люб­лен­ные о Хри­сте от­цы и бра­тие. Сей­час я из­рек по чи­но­по­ло­же­нию сло­ва: “Бла­го­да­рю, и при­ем­лю, и ни­ма­ло во­пре­ки гла­го­лю”. Ко­неч­но, без­мер­но мое бла­го­да­ре­ние ко Гос­по­ду за неиз­ре­чен­ную ко мне ми­лость Бо­жию. Ве­ли­ка бла­го­дар­ность и к чле­нам свя­щен­но­го Все­рос­сий­ско­го Со­бо­ра за вы­со­кую честь из­бра­ния ме­ня в чис­ло кан­ди­да­тов на пат­ри­ар­ше­ство. Но, рас­суж­дая по че­ло­ве­ку, мо­гу мно­го гла­го­лать во­пре­ки на­сто­я­ще­му мо­е­му из­бра­нию. Ва­ша весть об из­бра­нии ме­ня в пат­ри­ар­хи яв­ля­ет­ся для ме­ня тем свит­ком, на ко­то­ром бы­ло на­пи­са­но: “Плач, и стон, и го­ре”, и ка­ко­вой сви­ток дол­жен был съесть про­рок Ие­зе­ки­иль (Иез.2:10, 3:1). Сколь­ко и мне при­дет­ся гло­тать слез и ис­пус­кать сто­нов в пред­сто­я­щем мне пат­ри­ар­шем слу­же­нии и осо­бен­но в на­сто­я­щую тя­же­лую го­ди­ну! По­доб­но древ­не­му во­ждю ев­рей­ско­го на­ро­да Мо­и­сею, мне при­дет­ся го­во­рить ко Гос­по­ду: Для че­го Ты му­чишь ра­ба Тво­е­го? И по­че­му я не на­шел ми­ло­сти пред оча­ми Тво­и­ми, что Ты воз­ло­жил на ме­ня бре­мя все­го на­ро­да се­го? Раз­ве я но­сил во чре­ве весь на­род сей и раз­ве я ро­дил его, что Ты го­во­ришь мне: неси его на ру­ках тво­их, как нянь­ка но­сит ре­бен­ка? Я один не мо­гу нести все­го на­ро­да се­го, по­то­му что он тя­жел для ме­ня (Чис.11:11-14). От­ныне на ме­ня воз­ла­га­ет­ся по­пе­че­ние о всех церк­вах рос­сий­ских и пред­сто­ит уми­ра­ние за них во вся дни. А сим кто до­во­лен, да­же из креп­лих мене? Но да бу­дет во­ля Бо­жия! На­хо­жу под­креп­ле­ние в том, что из­бра­ния се­го я не ис­кал, и оно при­шло по­ми­мо ме­ня и да­же по­ми­мо че­ло­ве­ка, по жре­бию Бо­жию. Упо­ваю, что Гос­подь, при­звав­ший ме­ня, Сам и по­мо­жет мне Сво­ею все­силь­ною бла­го­да­тию нести бре­мя, воз­ло­жен­ное на ме­ня, и со­де­ла­ет его лег­ким бре­ме­нем. Уте­ше­ни­ем и обод­ре­ни­ем слу­жит для ме­ня и то, что из­бра­ние мое со­вер­ша­ет­ся не без во­ли Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы. Два­жды Она при­ше­стви­ем Сво­ей чест­ной ико­ны Вла­ди­мир­ской в хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля при­сут­ству­ет при мо­ем из­бра­нии: в на­сто­я­щий раз са­мый жре­бий взят от чу­до­твор­но­го Ее об­ра­за. И я как бы ста­нов­люсь под чест­ным Ее омо­фо­ром. Да про­стрет же Она, Мно­го­мощ­ная, и мне, сла­бо­му, ру­ку Сво­ей по­мо­щи, и да из­ба­вит град сей и всю стра­ну Рос­сий­скую от вся­кия нуж­ды и пе­ча­ли».

Вре­мя пе­ред тор­же­ствен­ным воз­ве­де­ни­ем на пат­ри­ар­ший пре­стол мит­ро­по­лит Ти­хон про­во­дил в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре, го­то­вясь к при­ня­тию вы­со­ко­го са­на. Со­бор­ная ко­мис­сия спеш­но вы­ра­ба­ты­ва­ла дав­но за­бы­тый на Ру­си по­ря­док по­ста­нов­ле­ния пат­ри­ар­хов. До­бы­ли из бо­га­той пат­ри­ар­шей риз­ни­цы об­ла­че­ния рус­ских пат­ри­ар­хов, жезл мит­ро­по­ли­та Пет­ра, мит­ру, ман­тию и бе­лый ку­коль пат­ри­ар­ха Ни­ко­на.

Ве­ли­кое цер­ков­ное тор­же­ство про­ис­хо­ди­ло в Успен­ском со­бо­ре 21 но­яб­ря 1917 го­да. Мощ­но гу­дел Иван Ве­ли­кий, кру­гом шу­ме­ли тол­пы на­ро­да, на­пол­няв­шие не толь­ко Кремль, но и Крас­ную пло­щадь, ку­да бы­ли со­бра­ны крест­ные хо­ды изо всех мос­ков­ских церк­вей. За ли­тур­ги­ей два пер­вен­ству­ю­щие мит­ро­по­ли­та при пе­нии «Ак­сиос» три­жды воз­ве­ли Бо­жия из­бран­ни­ка на пат­ри­ар­ший трон, об­ла­чи­ли его в по­до­ба­ю­щие его са­ну свя­щен­ные одеж­ды.

Ко­гда мит­ро­по­лит Вла­ди­мир вру­чил ему с при­вет­ствен­ным сло­вом жезл свя­ти­те­ля Пет­ра, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го, свя­тей­ший пат­ри­арх от­ве­тил ис­пол­нен­ной глу­би­ны про­зре­ния ре­чью:

«Устро­е­ни­ем Про­мыш­ле­ния Бо­жия мое вхож­де­ние в сей со­бор­ный пат­ри­ар­ший храм Пре­чи­стой Бо­го­ма­те­ри сов­па­да­ет с все­чест­ным празд­ни­ком Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Со­тво­ри За­ха­рия вещь стран­ну и всем уди­ви­тель­ну, егда вве­де в са­мую внут­рен­нюю ски­нию, во Свя­тая Свя­тых, сие же со­тво­ри по та­ин­ствен­но­му Бо­жи­е­му на­уче­нию. Див­но для всех и мое Бо­жи­им устро­е­ни­ем ны­неш­нее вступ­ле­ние на пат­ри­ар­шее ме­сто по­сле то­го, как свы­ше 200 лет сто­я­ло пу­сто. Мно­гие му­жи, силь­ные сло­вом и де­лом, сви­де­тель­ство­ван­ные в ве­ре, му­жи, ко­то­рых весь мир не был до­сто­ин, не по­лу­чи­ли, од­на­ко, осу­ществ­ле­ния сво­их ча­я­ний о вос­ста­нов­ле­нии пат­ри­ар­ше­ства на Ру­си, не во­шли в по­кой Гос­по­день, в обе­то­ван­ную зем­лю, ку­да на­прав­ле­ны бы­ли их свя­тые по­мыш­ле­ния, ибо Бог пред­зрел нечто луч­шее о нас. Но да не впа­дем от се­го, бра­тие, в гор­ды­ню.

Один мыс­ли­тель, при­вет­ствуя мое недо­сто­ин­ство, пи­сал: “Мо­жет быть, да­ро­ва­ние нам пат­ри­ар­ше­ства, ко­то­ро­го не мог­ли уви­деть лю­ди, бо­лее нас силь­ные и до­стой­ные, слу­жит ука­за­ни­ем про­яв­ле­ния Бо­жи­ей ми­ло­сти имен­но к на­шей немо­щи, к бед­но­сти ду­хов­ной”. А по от­но­ше­нию ко мне са­мо­му да­ро­ва­ни­ем пат­ри­ар­ше­ства да­ет­ся мне чув­ство­вать, как мно­го от ме­ня тре­бу­ет­ся и как мно­го для се­го мне не до­ста­ет. И от со­зна­ния се­го свя­щен­ным тре­пе­том объ­ем­лет­ся ныне ду­ша моя. По­доб­но Да­ви­ду, я и мал бе в бра­тии мо­ей, а бра­тия мои пре­крас­ны и ве­ли­ки, но Гос­подь бла­го­во­лил из­брать ме­ня. Кто же я, Гос­по­ди, Гос­по­ди, что Ты так воз­звал и от­ли­чил ме­ня? Ты зна­ешь ра­ба Тво­е­го, и что мо­жет ска­зать Те­бе? И ныне бла­го­сло­ви ра­ба Тво­е­го. Раб Твой сре­ди на­ро­да Тво­е­го, столь мно­го­чис­лен­но­го – да­руй же серд­це ра­зум­ное, дабы муд­ро ру­ко­во­дить на­ро­дом по пу­ти спа­се­ния. Со­грей серд­це мое лю­бо­вью к ча­дам Церк­ви Бо­жи­ей и рас­ширь его, да не тес­но бу­дет им вме­щать­ся во мне. Ведь ар­хи­пас­тыр­ское слу­же­ние есть по пре­иму­ще­ству слу­же­ние люб­ви. Го­ро­хищ­ное об­рет ов­ча, ар­хи­пас­тырь подъ­ем­лет е на ра­ме­на своя. Прав­да, пат­ри­ар­ше­ство вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся на Ру­си в гроз­ные дни, сре­ди ог­ня и ору­дий­ной смер­то­нос­ной паль­бы. Ве­ро­ят­но, и са­мо оно при­нуж­де­но бу­дет не раз при­бе­гать к ме­рам за­пре­ще­ния для вра­зум­ле­ния непо­кор­ных и для вос­ста­нов­ле­ния по­ряд­ка цер­ков­но­го. Но как в древ­но­сти про­ро­ку Илии явил­ся Гос­подь не в бу­ре, не в тру­се, не в огне, а в про­хла­де, в ве­я­нии ти­хо­го ве­тер­ка, так и ныне на на­ши ма­ло­душ­ные уко­ры: “Гос­по­ди, сы­ны Рос­сий­ские оста­ви­ли за­вет Твой, раз­ру­ши­ли Твои жерт­вен­ни­ки, стре­ля­ли по хра­мо­вым и кремлев­ским свя­ты­ням, из­би­ва­ли свя­щен­ни­ков Тво­их”, – слы­шит­ся ти­хое ве­я­ние сло­вес Тво­их: “Еще семь ты­сящ му­жей не пре­кло­ни­ли ко­ле­на пред совре­мен­ным ва­а­лом и не из­ме­ни­ли Бо­гу ис­тин­но­му”. И Гос­подь как бы го­во­рит мне так: “Иди и разы­щи тех, ра­ди ко­их еще по­ка сто­ит и дер­жит­ся Рус­ская зем­ля. Но не остав­ляй и за­блуд­ших овец, об­ре­чен­ных на по­ги­бель, на за­кла­ние, овец, по­ис­ти­не жал­ких. Па­си их, и для се­го возь­ми сей жезл бла­го­во­ле­ния, с ним по­те­ряв­шу­ю­ся – оты­щи, угнан­ную – воз­вра­ти, по­ра­жен­ную – пе­ре­вя­жи, боль­ную – укре­пи, раз­жи­рев­шую и буй­ную – ис­тре­би, па­си их по прав­де”. В сем да по­мо­жет мне Сам Пас­ты­ре­на­чаль­ник, мо­лит­ва­ми Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы и свя­ти­те­лей Мос­ков­ских. Бог да бла­го­сло­вит всех нас бла­го­да­тию Сво­ею. Аминь».

По­сле ли­тур­гии пат­ри­арх по древ­не­му обы­чаю с крест­ным хо­дом обо­шел во­круг Крем­ля, окроп­ляя его свя­той во­дой.

Ру­ка Бо­жия в де­ле воз­глав­ле­ния Рус­ской Церк­ви имен­но свя­тей­шим Ти­хо­ном в ка­че­стве пат­ри­ар­ха не мог­ла быть не усмот­ре­на то­гда же. Ар­хи­епи­скоп Харь­ков­ский Ан­то­ний от ли­ца всех епи­ско­пов ска­зал но­во­из­бран­но­му: «Ва­ше из­бра­ние нуж­но на­звать по пре­иму­ще­ству де­лом Бо­же­ствен­но­го Про­мыс­ла по той при­чине, что оно бы­ло бес­со­зна­тель­но пред­ска­за­но дру­зья­ми юно­сти, то­ва­ри­щам ва­ши­ми по ака­де­мии. По­доб­но то­му, как пол­то­рас­та лет то­му на­зад маль­чи­ки, учив­ши­е­ся в Нов­го­род­ской бур­се, дру­же­ски шу­тя над бла­го­че­сти­ем сво­е­го то­ва­ри­ща Ти­мо­фея Со­ко­ло­ва, ка­ди­ли пред ним сво­и­ми лап­тя­ми, а за­тем их вну­ки со­вер­ши­ли уже на­сто­я­щее каж­де­ние пред нетлен­ны­ми мо­ща­ми его, то есть, Ва­ше­го небес­но­го по­кро­ви­те­ля – Ти­хо­на За­дон­ско­го, – так и Ва­ши соб­ствен­ные то­ва­ри­щи по ака­де­мии про­зва­ли Вас "пат­ри­ар­хом", ко­гда Вы бы­ли еще ми­ря­ни­ном и ко­гда ни они, ни Вы са­ми не мог­ли и по­мыш­лять о дей­стви­тель­ном осу­ществ­ле­нии та­ко­го на­име­но­ва­ния, дан­но­го Вам дру­зья­ми мо­ло­до­сти за ваш сте­пен­ный, невоз­му­ти­мо со­лид­ный нрав и бла­го­че­сти­вое на­стро­е­ние».

Ин­те­рес­на встре­ча бу­ду­ще­го пат­ри­ар­ха с Иоан­ном Крон­штадт­ским в 1908 г. в Пе­тер­бур­ге. Ста­рый уже и боль­ной о. Иоанн, во­пре­ки эти­ке­ту, пер­вый за­кон­чил бе­се­ду сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «Те­перь, Вла­ды­ко, са­дись на мое ме­сто, а я пой­ду от­дох­ну». Эти сло­ва мно­ги­ми ис­тол­ко­вы­ва­лись так, что о. Иоанн как бы на­зна­чил ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на сво­им пре­ем­ни­ком в ка­че­стве ре­ли­ги­оз­но­го во­ждя рус­ско­го на­ро­да и пред­рек ему пат­ри­ар­ше­ство.

Вступ­ле­ние свя­тей­ше­го Ти­хо­на на пат­ри­ар­ший пре­стол свер­ши­лось в са­мый раз­гар ре­во­лю­ции. Го­су­дар­ство не про­сто от­де­ли­лось от Церк­ви – оно вос­ста­ло про­тив Бо­га и Его Церк­ви. Ко­гда во вре­мя при­ез­да пат­ри­ар­ха Ти­хо­на в 1918 г. в Пет­ро­град со­труд­ник од­ной из пет­ро­град­ских га­зет спро­сил, что до­но­сит­ся ему со всех кон­цов Рос­сии, свя­тей­ший по­сле неко­то­ро­го раз­ду­мья от­ве­тил: «Вопли». Что бы­ло де­лать в та­кой си­ту­а­ции пат­ри­ар­ху? Тре­бо­ва­лось най­ти един­ствен­но вер­ное ре­ше­ние, от­ве­ча­ю­щее непо­вто­ри­мой, со­вер­шен­но но­вой внеш­ней об­ста­нов­ке. В чем же бы­ла един­ствен­ная за­да­ча Церк­ви? Остать­ся Цер­ко­вью: пре­тер­пе­вая уда­ры, уни­же­ния, пре­сле­до­ва­ния, не от­ве­чая на них ни­чем иным, как толь­ко твер­дым сто­я­ни­ем в ис­тине. Го­су­дар­ство без­бож­но? Пусть! Цер­ковь в сво­ей прин­ци­пи­аль­ной от­де­лен­но­сти от него оста­ет­ся Пра­во­слав­ной. Так на­чи­на­ет­ся борь­ба, су­ще­ство ко­то­рой не укла­ды­ва­ет­ся ни в ка­кие при­выч­ные по­ня­тия, борь­ба, ко­то­рая вы­ра­жа­ет­ся толь­ко в стой­ко­сти несе­ния кре­ста. Пат­ри­арх все го­тов был про­стить в от­но­ше­нии се­бя – лишь бы нетро­ну­той бы­ла Цер­ковь, лишь бы бы­ла обес­пе­че­на ее внут­рен­няя неза­ви­си­мость. На­до бы­ло острие раз­вер­нув­шей­ся борь­бы при­ту­пить, на­до бы­ло най­ти об­щий язык с вла­стя­ми, чтобы со­хра­нить цер­ков­ный ко­рабль от по­топ­ле­ния. Здесь тре­бо­ва­лось мно­го муд­ро­сти и тер­пе­ния. Как непе­ре­да­ва­е­мо и непо­вто­ри­мо то чув­ство, ко­то­рое ис­пы­ты­ва­ла Рос­сия в от­но­ше­нии сво­е­го пат­ри­ар­ха. В нем, как в фо­ку­се, со­сре­до­то­чи­лось са­мо бы­тие Церк­ви. Став пред­сто­я­те­лем Церк­ви, пат­ри­арх Ти­хон не из­ме­нил­ся – остал­ся та­ким же до­ступ­ным, лас­ко­вым че­ло­ве­ком для про­стых лю­дей. Близ­кие к нему ли­ца со­ве­то­ва­ли по воз­мож­но­сти укло­нять­ся от уто­ми­тель­ных слу­же­ний, но свя­тей­ший слу­жил ча­сто. Толь­ко в пер­вый год сво­е­го пер­во­свя­ти­тель­ства им со­вер­ше­но 196 служб – сле­до­ва­тель­но, пат­ри­арх со­вер­шал слу­же­ние через день, а ино­гда и каж­дый день. Вез­де его узна­ва­ли, вез­де по­лю­би­ли и по­том сто­я­ли за него го­рой, ко­гда при­шла нуж­да его за­щи­щать.

Свя­тей­ший пат­ри­арх Ти­хон для пра­во­слав­ных лю­дей – не толь­ко но­си­тель выс­шей цер­ков­ной вла­сти. Он до­ро­г им и как че­ло­век, до­стиг­ший вы­со­кой сте­пе­ни со­вер­шен­ства, как бы бла­го­дат­ный но­си­тель Ду­ха Бо­жия, да­ю­ще­го сло­во муд­ро­сти и рас­суж­де­ния.

Сво­ей жиз­нью он явил ред­кий нрав­ствен­ный об­лик хри­сти­а­ни­на-мо­на­ха, от­ли­ча­ясь глу­бо­кой ре­ли­ги­оз­ной на­стро­ен­но­стью, ду­хом це­ло­муд­рия, сми­рен­но­муд­рия, тер­пе­ния и люб­ви. Свя­тей­ший Ти­хон – во­ис­ти­ну бла­го­дат­ная лич­ность, жив­шая для Бо­га и Бо­гом про­свет­лен­ная.

«Не на­прас­но но­сил он ти­тул свя­тей­ше­го. Это бы­ла дей­стви­тель­но свя­тость, ве­ли­ча­вая в сво­ей про­сто­те и про­стая в сво­ем ис­клю­чи­тель­ном ве­ли­чии», – вспо­ми­на­ло о пат­ри­ар­хе рус­ское ду­хо­вен­ство. «От свя­тей­ше­го ухо­дишь ду­хов­но умы­тым», – го­во­ри­ли по­се­щав­шие его.

Ве­ли­кая лю­бовь ко Хри­сту, к Его Церк­ви и к лю­дям про­хо­ди­ла свет­лой по­ло­сой через всю жизнь и де­я­тель­ность свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Ти­хо­на. «Он был оли­це­тво­ре­ни­ем кро­то­сти, доб­ро­ты и сер­деч­но­сти», – крат­ко и вер­но оха­рак­те­ри­зо­вал свя­тей­ше­го епи­скоп Ав­гу­стин (Бе­ля­ев). «Он лю­бил вас всей си­лой ве­ли­кой ду­ши. Он ду­шу по­ла­гал за вас...» – го­во­рил дру­гой ар­хи­ерей бес­чис­лен­ным ты­ся­чам пра­во­слав­но­го рус­ско­го на­ро­да, со­брав­шим­ся ко гро­бу сво­е­го до­ро­го­го пер­во­свя­ти­те­ля. «Мо­лит­вен­ник на­род­ный, ста­рец всея Ру­си», – на­зы­ва­ли пат­ри­ар­ха па­со­мые.

Его необык­но­вен­ная чут­кость и от­зыв­чи­вость про­яв­ля­лись и в его ши­ро­кой бла­го­тво­ри­тель­но­сти, в щед­рой по­мо­щи всем неиму­щим и обез­до­лен­ным. Ред­кую за­бо­ту свя­тей­ше­го Ти­хо­на не мог­ли от­ри­цать да­же его вра­ги и ча­сто бы­ва­ли обез­ору­же­ны ею. «По­ди­те к пат­ри­ар­ху, по­про­си­те у него де­нег, и он вам от­даст все, что у него есть, несмот­ря на то, что ему, пат­ри­ар­ху, в его воз­расте, из­му­чен­но­му по­сле бо­го­слу­же­ния, при­дет­ся ид­ти пеш­ком, что и бы­ло недав­но», – сви­де­тель­ство­вал да­же один из за­чин­щи­ков цер­ков­ной сму­ты.

Все со­при­ка­сав­ши­е­ся со свя­тей­шим Ти­хо­ном по­ра­жа­лись его уди­ви­тель­ной до­ступ­но­сти, про­сто­те и скром­но­сти. Мно­гие нечут­кие и недаль­но­вид­ные лю­ди не по­ни­ма­ли его, зло­упо­треб­ля­ли эти­ми сто­ро­на­ми его ду­ши, го­то­вы бы­ли ви­деть в нем «про­сто сим­па­тич­но­го че­ло­ве­ка», а меж­ду тем здесь-то и про­яв­ля­ет­ся ис­тин­ная свя­тость. Ши­ро­кую до­ступ­ность свя­тей­ше­го ни­сколь­ко не огра­ни­чи­вал его вы­со­кий сан. Две­ри его до­ма все­гда бы­ли для всех от­кры­ты, как от­кры­то бы­ло каж­до­му его серд­це – от­зыв­чи­вое, люб­ве­обиль­ное. Бу­дучи необык­но­вен­но про­стым и скром­ным как в лич­ной жиз­ни, так и в сво­ем пер­во­свя­ти­тель­ском слу­же­нии, свя­тей­ший пат­ри­арх и не тер­пел, и не де­лал ни­че­го внеш­не­го, по­каз­но­го. Он явил со­бой при­мер ве­ли­ко­го бла­го­род­ства. Без­ро­пот­но нес он свой тя­же­лый крест. Он ни­ко­гда не пы­тал­ся вы­де­лить се­бя, не ста­рал­ся как-ли­бо непре­мен­но на­сто­ять на сво­ем, ис­пол­нить во что бы то ни ста­ло свою во­лю. Он был по­лон непод­дель­но­го, глу­бо­ко­го сми­ре­ния и все­це­ло от­да­вал се­бя в во­лю Бо­жию, бла­гую и со­вер­шен­ную. Он стре­мил­ся од­ну ее ис­кать и ис­пол­нять, что неиз­беж­но за­став­ля­ло его от­ка­зы­вать­ся от сво­ей че­ло­ве­че­ской во­ли. В по­след­нем слу­чае он мог да­вать по­вод сво­им вра­гам об­ви­нять его в без­во­лии. Но он смот­рел на жизнь не по-мир­ско­му, а по ра­зу­му Бо­жи­е­му, про­яв­ляя здесь свою ис­тин­ную муд­рость.

Это и от­ли­ча­ло его все­гда как че­ло­ве­ка и ар­хи­ерея. Этим он про­из­во­дил впе­чат­ле­ние та­кой ду­ши, в ко­то­рой жи­вет и дей­ству­ет Хри­стос. И свою паст­ву звал к то­му же свя­тей­ший Ти­хон. Од­но из сво­их пат­ри­ар­ших воз­зва­ний он за­кон­чил сло­ва­ми: «Гос­подь да умуд­рит каж­до­го из вас ис­кать не сво­е­го, но прав­ды Бо­жи­ей и бла­га Свя­той Церк­ви!»

Но мяг­кость в об­ра­ще­нии пат­ри­ар­ха Ти­хо­на не ме­ша­ла ему быть непре­клон­но твер­дым в де­лах цер­ков­ных, осо­бен­но в за­щи­те Церк­ви от ее вра­гов.

Ис­тин­ная доб­ро­де­тель все­гда скры­та, и ви­дят ее лишь лю­ди чут­кие. Мно­гих ве­ли­ких свя­тых их совре­мен­ни­ки не за­ме­ча­ли.

Огром­ные за­да­чи ста­ли пе­ред свя­тей­шим Ти­хо­ном. Ему бы­ла вве­ре­на мно­го­мил­ли­он­ная, необо­зри­мая по тер­ри­то­рии Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь со все­ми ее ду­хов­ным и ма­те­ри­аль­ны­ми цен­но­стя­ми. Вот по­че­му в со­зна­нии сво­ей ве­ли­кой от­вет­ствен­но­сти он все­гда, по за­ве­ту Хри­ста, Бо­жье от­да­вал толь­ко Бо­гу.

Пат­ри­арх не укло­нял­ся и от пря­мых об­ли­че­ний, на­прав­лен­ных про­тив го­не­ний на Цер­ковь, про­тив тер­ро­ра и же­сто­ко­сти, про­тив от­дель­ных безум­цев, ко­то­рым он про­воз­гла­ша­ет да­же ана­фе­му в на­деж­де раз­бу­дить этим гроз­ным сло­вом их со­весть. Каж­дое по­сла­ние пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, мож­но ска­зать, ды­шит упо­ва­ни­ем на то, что и в сре­де бо­го­бор­цев воз­мож­но еще по­ка­я­ние – и к ним об­ра­ща­ет он сло­ва об­ли­че­ния и уве­ща­ния. Опи­сы­вая в по­сла­нии от 19 ян­ва­ря 1918 го­да го­не­ния, воз­двиг­ну­тые на ис­ти­ну Хри­сто­ву, и звер­ские из­би­е­ния ни в чем непо­вин­ных лю­дей без вся­ко­го су­да, с по­пи­ра­ни­ем вся­ко­го пра­ва и за­кон­но­сти, пат­ри­арх го­во­рил: «Все сие пре­ис­пол­ня­ет серд­це на­ше глу­бо­кою бо­лез­нен­ною скор­бью и вы­нуж­да­ет нас об­ра­тить­ся к та­ко­вым из­вер­гам ро­да че­ло­ве­че­ско­го с гроз­ным сло­вом об­ли­че­ния. Опом­ни­тесь, безум­цы, пре­кра­ти­те ва­ши кро­ва­вые рас­пра­вы. Ведь то, что тво­ри­те вы, не толь­ко же­сто­кое де­ло, это – по­ис­ти­не де­ло са­та­нин­ское, за ко­то­рое под­ле­жи­те вы ог­ню ге­ен­ско­му в жиз­ни бу­ду­щей, за­гроб­ной, и страш­но­му про­кля­тию потом­ства в жиз­ни на­сто­я­щей, зем­ной».

И в по­сла­нии пат­ри­ар­ха Ти­хо­на Со­ве­ту На­род­ных Ко­мис­са­ров по слу­чаю пер­вой го­дов­щи­ны Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции го­во­рит­ся: «За­хва­ты­вая власть и при­зы­вая на­род до­ве­рить­ся вам, ка­кие обе­ща­ния да­ва­ли вы ему и как ис­пол­ни­ли эти обе­ща­ния? По­ис­ти­не, вы да­ли ему ка­мень вме­сто хле­ба и змею вме­сто ры­бы (Мф.4:9-10). Оте­че­ство вы под­ме­ни­ли без­душ­ным ин­тер­на­цио­на­лом... Вы раз­де­ли­ли весь на­род на враж­ду­ю­щие меж­ду со­бой ста­ны и вверг­ли его в небы­ва­лое по же­сто­ко­сти бра­то­убий­ство. Лю­бовь Хри­сто­ву вы от­кры­то за­ме­ни­ли нена­ви­стью и вме­сто ми­ра ис­кус­ствен­но разо­жгли клас­со­вую враж­ду. И не пред­ви­дит­ся кон­ца по­рож­ден­ной ва­ми войне, так как вы стре­ми­тесь ру­ка­ми рус­ских ра­бо­чих и кре­стьян до­ста­вить тор­же­ство при­зра­ку ми­ро­вой ре­во­лю­ции... Ни­кто не чув­ству­ет се­бя в без­опас­но­сти, все жи­вут под по­сто­ян­ным стра­хом обыс­ка, гра­бе­жа, вы­се­ле­ния, аре­ста, рас­стре­ла. Вы обе­ща­ли сво­бо­ду... Осо­бен­но боль­но же­сто­кое на­ру­ше­ние сво­бо­ды в де­лах ве­ры, в ор­га­нах пе­ча­ти злоб­ные бо­го­хуль­ства и ко­щун­ства... Вы на­ло­жи­ли свою ру­ку на цер­ков­ное до­сто­я­ние, со­бран­ное по­ко­ле­ни­я­ми ве­ру­ю­щих... Вы за­кры­ли ряд мо­на­сты­рей и до­мо­вых церк­вей... Вы за­гра­ди­ли до­ступ в Мос­ков­ский Кремль – это свя­щен­ное до­сто­я­ние все­го ве­ру­ю­ще­го на­ро­да. Вы раз­ру­ша­е­те ис­кон­ную фор­му цер­ков­ной об­щи­ны – при­хо­да... раз­го­ня­е­те цер­ков­ные епар­хи­аль­ные со­бра­ния, вме­ши­ва­е­тесь во внут­рен­нее управ­ле­ние Пра­во­слав­ной Церк­ви... Мы зна­ем, что на­ши об­ли­че­ния вы­зо­вут в вас толь­ко зло­бу и него­до­ва­ние и что вы бу­де­те ис­кать в них лишь по­во­да для об­ви­не­ния нас в про­тив­ле­нии вла­сти; но чем вы­ше бу­дет под­ни­мать­ся столп зло­бы ва­шей, тем вер­ней­шим бу­дет то сви­де­тель­ством спра­вед­ли­во­сти на­ших об­ви­не­ний... От­празд­нуй­те го­дов­щи­ну сво­е­го пре­бы­ва­ния у вла­сти осво­бож­де­ни­ем за­клю­чен­ных, пре­кра­ще­ни­ем кро­во­про­ли­тия, на­си­лия, ра­зо­ре­ния, стес­не­ния ве­ры... А ина­че взы­щет­ся от вас вся­кая кровь пра­вед­ная, ва­ми про­ли­ва­е­мая (Лк.11:51), и от ме­ча по­гиб­не­те са­ми вы, взяв­шие меч (Мф.26:52)».

Неиз­ме­ри­мо тя­жел был его крест. Ру­ко­во­дить Цер­ко­вью ему при­шлось сре­ди все­об­щей цер­ков­ной раз­ру­хи, без вспо­мо­га­тель­ных ор­га­нов управ­ле­ния, в об­ста­нов­ке внут­рен­них рас­ко­лов и по­тря­се­ний, вы­зван­ных все­воз­мож­ны­ми «жи­во­цер­ков­ни­ка­ми», «об­нов­лен­ца­ми», «ав­то­ке­фа­ли­ста­ми». «Тя­же­лое вре­мя пе­ре­жи­ва­ет на­ша Цер­ковь», – пи­сал в июле 1923 го­да свя­тей­ший.

Сам же свя­тей­ший Ти­хон был на­столь­ко скро­мен и чужд внеш­не­го блес­ка, что очень мно­гие при его из­бра­нии пат­ри­ар­хом со­мне­ва­лись, спра­вит­ся ли он со сво­и­ми ве­ли­ки­ми за­да­ча­ми. Но те­перь, ви­дя необык­но­вен­но пло­до­твор­ные ре­зуль­та­ты его по­движ­ни­че­ской де­я­тель­но­сти, мож­но спра­вед­ли­во ска­зать о свя­тей­шем: все, что мог, он уже со­вер­шил, все­це­ло оправ­дав те на­деж­ды, ка­кие воз­ло­жи­ла на него Цер­ковь!

Сво­ей мяг­ко­стью, кро­то­стью, снис­хо­ди­тель­но­стью, сво­им ти­хим и люб­ве­обиль­ным от­но­ше­ни­ем к лю­дям свя­тей­ший пат­ри­арх умел всех при­ми­рить, успо­ко­ить. Умел по­бе­дить сво­им незло­би­ем все враж­деб­ное Церк­ви и внут­ри и вне ее. Сво­им ис­клю­чи­тель­но вы­со­ким нрав­ствен­ным в цер­ков­ным ав­то­ри­те­том он со­брал во­еди­но рас­пы­лен­ные и обес­кров­лен­ные цер­ков­ные си­лы. В пе­ри­од цер­ков­но­го безвре­ме­нья его неза­пят­нан­ное имя бы­ло свет­лым ма­я­ком, ука­зав­шем путь к ис­тине пра­во­сла­вия. Сво­и­ми по­сла­ни­я­ми он звал на­род к ис­пол­не­нию за­по­ве­дей Хри­сто­вой ве­ры, к ду­хов­но­му воз­рож­де­нию через по­ка­я­ние. А его без­уко­риз­нен­ная жизнь бы­ла при­ме­ром для всех. Нель­зя без вол­не­ния чи­тать при­зыв к по­ка­я­нию пат­ри­ар­ха, об­ра­щен­ный им к на­ро­ду пе­ред Успен­ским по­стом.

«Еще про­дол­жа­ет­ся на Ру­си эта страш­ная и то­ми­тель­ная ночь, и не вид­но в ней ра­дост­но­го рас­све­та... Где же при­чи­на?.. Во­про­си­те ва­шу пра­во­слав­ную со­весть... Грех – вот ко­рень бо­лез­ни... Грех рас­тлил на­шу зем­лю... Грех, тяж­кий, нерас­ка­ян­ный грех вы­звал са­та­ну из без­дны... О, кто даст очам на­шим ис­точ­ни­ки слез!.. Где ты, неко­гда мо­гу­чий и дер­жав­ный рус­ский на­род?.. Неуже­ли ты не воз­ро­дишь­ся ду­хов­но?.. Неуже­ли Гос­подь на­все­гда за­крыл для те­бя ис­точ­ни­ки жиз­ни, по­га­сил твои твор­че­ские си­лы, чтобы по­сечь те­бя, как бес­плод­ную смо­ков­ни­цу? О, да не бу­дет се­го! Плачь­те же, до­ро­гие бра­тия и ча­да, остав­ши­е­ся вер­ны­ми Церк­ви и Ро­дине, плачь­те о ве­ли­ких гре­хах ва­ше­го оте­че­ства, по­ка оно не по­гиб­ло да кон­ца. Плачь­те о са­мих се­бе и тех, кто по оже­сто­че­нию серд­ца не име­ет бла­го­да­ти слез».

Неод­но­крат­но устра­и­ва­лись гран­ди­оз­ные крест­ные хо­ды для под­дер­жа­ния в на­ро­де ре­ли­ги­оз­но­го чув­ства, и пат­ри­арх неиз­мен­но в них участ­во­вал. А ко­гда бы­ла по­лу­че­на весть об убий­стве цар­ской се­мьи, то пат­ри­арх на за­се­да­нии Со­бо­ра от­слу­жил па­ни­хи­ду, а за­тем слу­жил и за­упо­кой­ную ли­тур­гию, ска­зав гроз­ную об­ли­чи­тель­ную речь, в ко­то­рой го­во­рил, что как бы ни су­дить по­ли­ти­ку го­су­да­ря, его убий­ство, по­сле то­го, как он от­рек­ся и не де­лал ни ма­лей­шей по­пыт­ки вер­нуть­ся к вла­сти, яв­ля­ет­ся ни­чем не оправ­дан­ным пре­ступ­ле­ни­ем. «Недо­ста­точ­но толь­ко ду­мать это, – до­ба­вил пат­ри­арх, – не на­до бо­ять­ся гром­ко утвер­ждать это, ка­кие бы ре­прес­сии ни угро­жа­ли вам».

Ча­сто вы­ез­жал пат­ри­арх и в мос­ков­ские церк­ви, и вне Моск­вы, ку­да его при­гла­ша­ли. Вы­ез­жал он ли­бо в ка­ре­те, по­ка бы­ло мож­но, ли­бо в от­кры­том эки­па­же, а пе­ред ним обыч­но ехал ипо­ди­а­кон в сти­ха­ре с вы­со­ким кре­стом в ру­ках. На­род бла­го­го­вей­но оста­нав­ли­вал­ся и сни­мал шап­ки. Пат­ри­арх ез­дил в Бо­го­родск, про­мыш­лен­ный го­род Мос­ков­ской гу­бер­нии, а поз­же в Яро­славль и в Пет­ро­град.

В Бо­го­род­ске ра­бо­чие устро­и­ли для его встре­чи кра­си­во убран­ный па­ви­льон, пе­ре­пол­ня­ли все ули­цы во вре­мя его про­ез­да. В Яро­слав­ле са­ми ко­мис­са­ры при­ни­ма­ли уча­стие во встре­че, обе­да­ли с пат­ри­ар­хом, сни­ма­лись с ним. О по­езд­ках пат­ри­ар­ха в Пет­ро­град хо­ро­шо из­вест­но: это был це­лый три­умф. Же­лез­но­до­рож­ные ра­бо­чие на­сто­я­ли, чтобы ему был дан осо­бый ва­гон, и по пу­ти встре­ча­ли его на оста­нов­ках. Ре­ли­ги­оз­ное чув­ство ска­за­лось в рус­ском че­ло­ве­ке, он серд­цем по­чу­ял в пат­ри­ар­хе «сво­е­го», лю­бя­ще­го, пре­дан­но­го ему всей ду­шой.

В мно­го­стра­даль­ной жиз­ни свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха пре­бы­ва­ние его в Пет­ро­гра­де, мо­жет быть, бы­ло са­мым ра­дост­ным со­бы­ти­ем. По­езд­ка эта со­сто­я­лась в кон­це мая 1918 го­да. В Моск­ву от Пет­ро­град­ской епар­хии по­ехал за ним на­сто­я­тель Ка­зан­ско­го со­бо­ра про­то­и­е­рей отец Фило­соф Ор­нат­ский, ко­то­рый при­нял по­том му­че­ни­че­скую кон­чи­ну. На­встре­чу пат­ри­ар­ху за гра­ни­цу епар­хии вы­ехал ви­кар­ный прео­свя­щен­ный Ар­те­мий Луж­ский, а на вок­за­ле ожи­да­ло мно­го­чис­лен­ное ду­хо­вен­ство во гла­ве с мит­ро­по­ли­том Ве­ни­а­ми­ном, так­же впо­след­ствии от­дав­шем жизнь свою во сла­ву Церк­ви Хри­сто­вой. От вок­за­ла до Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры по Ста­ро-Нев­ско­му про­спек­ту бы­ли вы­стро­е­ны крест­ные хо­ды и де­пу­та­ции от при­хо­дов. С 6 ча­сов утра на­чал со­би­рать­ся на­род и к при­хо­ду по­ез­да пе­ре­пол­нил всю Зна­мен­скую пло­щадь, Ли­гов­ку и все при­ле­га­ю­щие ули­цы. Звон ко­ло­ко­лов всех церк­вей Пет­ро­гра­да воз­ве­щал мо­мен­ты пе­ре­ез­да гра­ни­цы гу­бер­нии, при­бли­же­ния к го­ро­ду и вы­ход пат­ри­ар­ха из вок­за­ла. Нель­зя опи­сать вол­не­ния тол­пы, ко­гда по­ка­зал­ся эки­паж, в ко­то­ром пат­ри­арх был вме­сте с мит­ро­по­ли­том Ве­ни­а­ми­ном. Все бро­са­лись к эки­па­жу, пла­ка­ли, ста­но­ви­лись на ко­ле­ни. Пат­ри­арх, бла­го­слов­ляя всех, сто­ял в ко­ляс­ке до са­мой Лав­ры. Здесь его ожи­да­ли ви­ка­рии епар­хии прео­свя­щен­ные Ген­на­дий Нарв­ский, Ана­ста­сий Ям­бург­ский и Мел­хи­се­дек Ла­дож­ский, око­ло 200 свя­щен­ни­ков и бо­лее 60 диа­ко­нов в об­ла­че­ни­ях. По­сле мо­леб­на в пе­ре­пол­нен­ном со­бо­ре пат­ри­арх ска­зал речь о сто­я­нии за ве­ру до смер­ти.

Дни пре­бы­ва­ния пат­ри­ар­ха в Пет­ро­гра­де бы­ли дня­ми на­сто­я­ще­го все­об­ще­го ли­ко­ва­ния; да­же на ули­цах чув­ство­ва­лось необы­чай­ное ожив­ле­ние. Свя­тей­ший жил в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом по­дво­рье на Фон­тан­ке. Са­мы­ми тор­же­ствен­ны­ми мо­мен­та­ми бы­ли его служ­бы в со­бо­рах Иса­а­ки­ев­ском, Ка­зан­ском и в Лавр­ском. В Иса­а­ки­ев­ском со­бо­ре при встре­че пат­ри­ар­ха пел хор из 60 диа­ко­нов в об­ла­че­ни­ях, так как со­бор­ный хор при­шлось рас­пу­стить из-за от­сут­ствия средств. Со­слу­жи­ли пат­ри­ар­ху мит­ро­по­лит, три ви­ка­рия, 13 про­то­и­е­ре­ев и 10 про­то­ди­а­ко­нов. На празд­ник Воз­не­се­ния в Ка­зан­ском со­бо­ре по­сле ли­тур­гии был крест­ный ход во­круг со­бо­ра. Вся Ка­зан­ская пло­щадь и Нев­ский про­спект, и Ека­те­ри­нин­ский ка­нал пред­став­ля­ли из се­бя мо­ре го­лов, сре­ди ко­то­ро­го те­ря­лась тон­кая зо­ло­тая лен­та ду­хо­вен­ства. В этот день бы­ли име­ни­ны от­ца Ф. Ор­нат­ско­го, и пат­ри­арх пря­мо из со­бо­ра по­шел к нему. Тол­па не рас­хо­ди­лась до 4 ча­сов, и свя­тей­ший мно­го раз вы­хо­дил в со­про­вож­де­нии име­нин­ни­ка на бал­кон, чтобы бла­го­сло­вить всех. На по­след­ней тор­же­ствен­ной служ­бе в Лав­ре был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Ох­тин­ско­го еди­но­вер­че­ский ар­хи­манд­рит Си­мон, при­няв­ший по­том му­че­ни­че­скую кон­чи­ну. Свя­тей­ший ез­дил в Иоан­нов­ский мо­на­стырь на Кар­пов­ке и слу­жил па­ни­хи­ду на мо­ги­ле от­ца Иоан­на Крон­штадт­ско­го. Он по­се­тил так­же и Крон­штадт.

В цер­ков­ном слу­же­нии пат­ри­арх Ти­хон со­блю­дал ту же про­сто­ту, ка­кой он от­ли­чал­ся в част­ной жиз­ни: не бы­ло у него гру­бо­сти, тех гром­ких окри­ков и су­ет­ли­во­сти, ка­ки­ми ино­гда со­про­вож­да­ет­ся тор­же­ствен­ная служ­ба. Ес­ли нуж­но бы­ло сде­лать ка­кое-ли­бо рас­по­ря­же­ние, они да­ва­лись ти­хо и веж­ли­во, а за­ме­ча­ния де­ла­лись ис­клю­чи­тель­но по­сле служ­бы, и все­гда в са­мом мяг­ком тоне. Да их и не при­хо­ди­лось де­лать: слу­жа­щие про­ни­ка­лись ти­хим мо­лит­вен­ным на­стро­е­ни­ем пат­ри­ар­ха, и каж­дый ста­рал­ся сде­лать свое де­ло как мож­но луч­ше. Тор­же­ствен­ное слу­же­ние пат­ри­ар­ха со мно­же­ством ар­хи­ере­ев и кли­ри­ков, мно­го­люд­ные крест­ные хо­ды все­гда со­вер­ша­лись чин­но, в пол­ном по­ряд­ке, с ре­ли­ги­оз­ным подъ­емом.

Жил пат­ри­арх в преж­нем по­ме­ще­нии мос­ков­ских ар­хи­ере­ев, в Тро­иц­ком по­дво­рье Сер­ги­ев­ской Лав­ры, «у Тро­и­цы на Са­мо­те­ке». Этот скром­ный, хо­тя и про­стор­ный, дом имел Кре­сто­вую цер­ковь, где мо­на­хи Сер­ги­ев­ской Лав­ры еже­днев­но со­вер­ша­ли по­ло­жен­ное по уста­ву бо­го­слу­же­ние. Ря­дом с ал­та­рем по­ме­ща­лась неболь­шая мо­лен­ная, устав­лен­ная ико­на­ми; в ней пат­ри­арх и мо­лил­ся во вре­мя бо­го­слу­же­ния, ко­гда не слу­жил сам. Но слу­жить он лю­бил и ча­сто слу­жил в сво­ей Кре­сто­вой церк­ви. Дом был окру­жен неболь­шим са­ди­ком, где пат­ри­арх лю­бил гу­лять, как толь­ко поз­во­ля­ли де­ла. Здесь ча­сто к нему при­со­еди­ня­лись и го­сти, и близ­ко зна­ко­мые по­се­ти­те­ли, с ко­то­ры­ми ве­лась при­ят­ная, за­ду­шев­ная бе­се­да, ино­гда до позд­не­го ча­са. Са­дик уют­ный, плот­но от­де­лен­ный от со­сед­них дво­ров, но де­тиш­ки-со­се­ди взби­ра­лись ино­гда на вы­со­кий за­бор, и то­гда пат­ри­арх лас­ко­во оде­лял их яб­ло­ка­ми, кон­фе­та­ми.

Стол пат­ри­ар­ха был очень скром­ный: чер­ный хлеб по­да­вал­ся по пор­ци­ям, ча­сто с со­ло­мой, кар­то­фель без мас­ла. Но и преж­де прео­свя­щен­ный Ти­хон был со­всем невзыс­ка­те­лен к сто­лу, лю­бил боль­ше про­стую пи­щу, осо­бен­но рус­ские щи да ка­шу.

На­ча­лись труд­ные вре­ме­на для Церк­ви: от­би­ра­лось цер­ков­ное иму­ще­ство, име­ли ме­сто пре­сле­до­ва­ния и мас­со­вое ис­треб­ле­ние ду­хо­вен­ства. Со всех кон­цов Рос­сии при­хо­ди­ли к пат­ри­ар­ху из­ве­стия об этом.

Для спа­се­ния ты­сяч жиз­ней и улуч­ше­ния об­ще­го по­ло­же­ния Церк­ви пат­ри­арх при­нял ме­ры к ограж­де­нию свя­щен­но­слу­жи­те­лей от чи­сто по­ли­ти­че­ских вы­ступ­ле­ний. 25 сен­тяб­ря 1919 го­да в раз­гар уже граж­дан­ской вой­ны он из­да­ет по­сла­ние с тре­бо­ва­ни­ем к ду­хо­вен­ству не всту­пать в по­ли­ти­че­скую борь­бу.

От­сут­ствие враж­деб­но­сти к су­ще­ству­ю­щей го­судар­ствен­ной вла­сти и при­зыв к граж­дан­ской ло­яль­но­сти ста­ли свой­ствен­ны по­сла­ни­ям пат­ри­ар­ха за­дол­го до то­го, как ста­ло яс­но, что боль­ше­ви­ки по­бе­дят в граж­дан­ской войне. Осе­нью 1919 го­да, 30 сен­тяб­ря, бе­лые вой­ска взя­ли Орел. Мно­гие уже жда­ли их при­хо­да в Моск­ву. В это вре­мя ис­ход борь­бы бы­ло труд­но преду­га­дать. Но имен­но то­гда по­яв­ля­ет­ся воз­зва­ние пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, об­ра­щен­ное к рус­ско­му ду­хо­вен­ству. Вот его сло­ва: «Па­мя­туй­те же, ар­хи­пас­ты­ри и от­цы, и ка­но­ни­че­ские пра­ви­ла, и за­ве­ты свя­тых апо­сто­лов: “Блю­ди­те се­бя от тво­ря­щих рас­при и раз­до­ры”. Укло­няй­тесь от уча­стия в по­ли­ти­че­ских пар­ти­ях и вы­ступ­ле­ни­ях, по­ви­нуй­тесь ва­ше­му че­ло­ве­че­ско­му на­чаль­ству в де­лах внеш­них (1Пет.2:14), не по­да­вай­те ни­ка­ких по­во­дов, оправ­ды­ва­ю­щих по­до­зри­тель­ность со­вет­ской вла­сти, под­чи­няй­тесь ее ве­ле­ни­ям, по­сколь­ку они не про­ти­во­ре­чат ве­ре и бла­го­че­стию, ибо Бо­гу, по апо­столь­ско­му на­став­ле­нию, долж­ны по­ви­но­вать­ся бо­лее, чем лю­дям». Та­ким об­ра­зом, пат­ри­арх Ти­хон в этот ре­ша­ю­щий мо­мент вой­ны вы­ра­зил вер­ность прин­ци­пу невме­ша­тель­ства Церк­ви в по­ли­ти­че­скую борь­бу при со­хра­не­нии сво­ей внут­рен­ней сво­бо­ды.

Пат­ри­арх ис­крен­но и преж­де все­го сам от­рек­ся от вся­кой по­ли­ти­ки. Ко­гда отъ­ез­жа­ю­щие в доб­ро­воль­че­скую ар­мию про­си­ли тай­но­го бла­го­сло­ве­ния во­ждям бе­ло­го дви­же­ния, пат­ри­арх твер­до за­явил, что не счи­та­ет воз­мож­ным это сде­лать, ибо, оста­ва­ясь в Рос­сии, он хо­чет не толь­ко на­руж­но, но и по су­ще­ству из­бег­нуть упре­ка в ка­ком-ли­бо вме­ша­тель­стве Церк­ви в по­ли­ти­ку.

На ос­но­ва­нии цир­ку­ля­ра Ко­мис­са­ри­а­та юс­ти­ции от 25 ав­гу­ста 1920 го­да вла­сти на ме­стах «про­во­ди­ли пол­ную лик­ви­да­цию мо­щей». Та­кие дей­ствия еще ра­нее в об­ра­ще­нии свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха в Сов­нар­ком бы­ли ква­ли­фи­ци­ро­ва­ны как на­ру­ше­ние Де­кре­та об от­де­ле­нии Церк­ви от го­су­дар­ства.

Ле­том 1921 го­да раз­ра­зил­ся го­лод в По­вол­жье. В ав­гу­сте пат­ри­арх Ти­хон об­ра­тил­ся с по­сла­ни­ем о по­мо­щи го­ло­да­ю­щим, на­прав­лен­ным ко всем рус­ским лю­дям и на­ро­дам все­лен­ной, и бла­го­сло­вил доб­ро­воль­ные по­жерт­во­ва­ния цер­ков­ных цен­но­стей, не име­ю­щих бо­го­слу­жеб­но­го упо­треб­ле­ния, ре­ко­мен­дуя кон­троль ве­ру­ю­щих над их ис­поль­зо­ва­ни­ем. Од­на­ко позд­нее по по­ста­нов­ле­нию ВЦИК от 23 фев­ра­ля 1922 го­да изъ­я­тию под­ле­жа­ли все дра­го­цен­ные пред­ме­ты. Та­ким об­ра­зом, речь шла об изъ­я­тии пред­ме­тов, име­ю­щим са­краль­ный ха­рак­тер в Пра­во­слав­ной Церк­ви, что по цер­ков­ным ка­но­нам рас­смат­ри­ва­ет­ся как свя­то­тат­ство (73-е Апо­столь­ское пра­ви­ло). Есте­ствен­но, пат­ри­арх не мог одоб­рять та­ко­го пол­но­го изъ­я­тия, тем бо­лее, что у мно­гих воз­ник­ли со­мне­ния в том, что все цен­но­сти пой­дут на борь­бу с го­ло­дом. На ме­стах на­силь­ствен­ное изъ­я­тие вы­зва­ло по­все­мест­ное на­род­ное воз­му­ще­ние. Про­изо­шло до двух ты­сяч про­цес­сов по Рос­сии и рас­стре­ля­но бы­ло до де­ся­ти ты­сяч ве­ру­ю­щих, в свя­зи с этим рас­стре­лян был и Пет­ро­град­ский мит­ро­по­лит Ве­ни­а­мин, как бы­ло уже ска­за­но. По­сла­ние пат­ри­ар­ха бы­ло рас­це­не­но как са­бо­таж. И в свя­зи с этим он на­хо­дит­ся в за­клю­че­нии с ап­ре­ля 1922 го­да по июнь 1923 го­да.

По де­лу над груп­пой мос­ков­ских свя­щен­ни­ков об изъ­я­тии цер­ков­ных цен­но­стей са­мо­го пат­ри­ар­ха неод­но­крат­но вы­зы­ва­ли на суд в ка­че­стве глав­но­го сви­де­те­ля. Вот опи­са­ние оче­вид­ца до­про­са пат­ри­ар­ха и по­ве­де­ния об­ви­ня­е­мых и слу­ша­те­лей.

«Ко­гда в две­рях за­ла по­ка­за­лась ве­ли­ча­вая фигу­ра в чер­ном об­ла­че­нии, со­про­вож­да­е­мая дву­мя кон­вой­ны­ми, все неволь­но вста­ли... все го­ло­вы низ­ко скло­ни­лись в глу­бо­ком по­чти­тель­ном по­клоне. Свя­тей­ший пат­ри­арх спо­кой­но-ве­ли­ча­во осе­нил кре­стом под­су­ди­мых и, по­вер­нув­шись к су­дьям, пря­мой, ве­ли­че­ствен­но-стро­гий, опер­шись на по­сох, стал ждать до­про­са.

“Вы при­ка­зы­ва­ли чи­тать все­на­род­но Ва­ше воз­зва­ние, при­зы­вая на­род к непо­ви­но­ве­нию вла­стям?” – спро­сил пред­се­да­тель.

Спо­кой­но от­ве­ча­ет пат­ри­арх: “Вла­сти хо­ро­шо зна­ют, что в мо­ем воз­зва­нии нет при­зы­ва к со­про­тив­ле­нию вла­стям, а лишь при­зыв со­хра­нить свои свя­ты­ни и во имя со­хра­не­ния их про­сить власть доз­во­лить упла­тить день­га­ми их сто­и­мость и, ока­зав тем по­мощь го­лод­ным бра­тьям, со­хра­нить у се­бя свои свя­ты­ни”.

“А вот этот при­зыв бу­дет сто­ить жиз­ни Ва­шим по­кор­ным ра­бам?”, – и пред­се­да­тель ука­зал на ска­мьи под­су­ди­мых.

Бла­гост­но-лю­бя­щим взо­ром оки­нул ста­рец слу­жи­те­лей ал­та­ря и яс­но и твер­до ска­зал: “Я все­гда го­во­рил и про­дол­жаю го­во­рить как след­ствен­ной вла­сти, так и все­му на­ро­ду, что во всем ви­но­ват я один, а это лишь моя Хри­сто­ва ар­мия, по­слуш­но ис­пол­ня­ю­щая ве­ле­ния ей Бо­гом по­слан­но­го гла­вы. Но ес­ли нуж­на ис­ку­пи­тель­ная жерт­ва, нуж­на смерть невин­ных овец ста­да Хри­сто­ва”, – тут го­лос пат­ри­ар­ха воз­вы­сил­ся, стал слы­шен во всех уг­лах гро­мад­но­го за­ла, и сам он как буд­то вы­рос, ко­гда, об­ра­ща­ясь к под­су­ди­мым, под­нял ру­ку и бла­го­сло­вил их, гром­ко, от­чет­ли­во про­из­но­ся: “Бла­го­слов­ляю вер­ных ра­бов Гос­по­да Иису­са Хри­ста на му­ки и смерть за Него”. Под­су­ди­мые опу­сти­лись на ко­ле­ни... До­прос пат­ри­ар­ха был окон­чен... За­се­да­ние в этот ве­чер бо­лее не про­дол­жа­лось».

Бла­го­дат­ная си­ла бла­го­сло­ве­ния свя­тей­ше­го вид­на из по­сле­ду­ю­щих со­бы­тий.

На рас­све­те 25 ап­ре­ля 1922 го­да был вы­не­сен при­го­вор: 18 че­ло­век – к рас­стре­лу, осталь­ные – к раз­лич­ным сро­кам ка­тор­ги. На пред­ло­же­ние пред­се­да­те­ля про­сить выс­шую власть о по­ми­ло­ва­нии бы­ло от­ве­че­но го­ря­чей ре­чью про­то­и­е­рея За­озер­ско­го и от­ка­зом от ли­ца всех при­го­во­рен­ных... Толь­ко вздох про­нес­ся по за­лу при объ­яв­ле­нии при­го­во­ра. Ни сто­на... ни пла­ча... При­но­си­лась ве­ли­кая ис­ку­пи­тель­ная жерт­ва за гре­хи рус­ско­го на­ро­да, и без­молв­но разо­шел­ся на­род. Бы­ло уже свет­ло, солн­це всхо­ди­ло, ко­гда рас­кры­лись тя­же­лые две­ри су­да и при­го­во­рен­ные смерт­ни­ки, окру­жен­ные ле­сом шты­ков, по­ка­за­лись на по­ща­ди... Шли с непо­кры­ты­ми го­ло­ва­ми, со скре­щен­ны­ми на гру­ди ру­ка­ми, со взо­ром, под­ня­тым вы­со­ко к небу, ту­да, где ждет их Бла­гост­ный Ис­ку­пи­тель ми­ра, где все про­ще­но, все за­бы­то, где нет ни стра­да­нии, ни зла... И гром­ко-ли­ку­ю­ще ли­лась их песнь: «Хри­стос вос­кре­се из мерт­вых...»

На до­лю пат­ри­ар­ха Ти­хо­на вы­па­ло воз­глав­ле­ние Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви во вре­мя ее пе­ре­хо­да к но­вой, са­мо­сто­я­тель­ной жиз­ни в усло­ви­ях но­во­го го­судар­ствен­но­го строя. Этот пе­ре­ход, со­про­вож­дав­ший­ся от­кры­тым столк­но­ве­ни­ем двух про­ти­во­по­лож­ных ми­ро­воз­зре­ний (ре­ли­ги­оз­но­го и ате­и­сти­че­ско­го), был крайне тя­же­лым и бо­лез­нен­ным. И ес­ли не все уми­ро­тво­ря­ю­щие, свой­ствен­ные ду­ше свя­тей­ше­го кро­тость, доб­ро­ду­шие и муд­рость, он, ко­неч­но, был бы еще ост­рее.

Пат­ри­арх рас­ска­зы­вал, что, чи­тая в за­клю­че­нии га­зе­ты, он с каж­дым днем все бо­лее скор­бел о том, что об­нов­лен­цы за­хва­ты­ва­ют Цер­ковь в свои ру­ки.

И вот са­мо­зва­ное об­нов­лен­че­ское цер­ков­ное управ­ле­ние со­зы­ва­ет в мае 1923 го­да «Вто­рой По­мест­ный Со­бор Рус­ской Церк­ви». Этот «Со­бор» ли­шил пат­ри­ар­ха Ти­хо­на пат­ри­ар­ше­го са­на и мо­на­ше­ства, раз­ре­шил вто­ро­бра­чие свя­щен­но­слу­жи­те­лям, а так­же свя­щен­но­слу­же­ние же­на­тым на вдо­вах или раз­ве­ден­ных, ввел в жизнь брач­ный епи­ско­пат. Один из быв­ших на этом «Со­бо­ре» мо­ло­дых епи­ско­пов – Иоасаф (Шиш­ков­ский-Дрылев­ский) впо­след­ствии рас­ска­зы­вал, как про­изо­шел акт ли­ше­ния пат­ри­ар­ха са­на. Гла­ва­ри «Со­бо­ра» Крас­ниц­кий и Вве­ден­ский со­бра­ли для со­ве­ща­ния при­сут­ству­ю­щих на «Со­бо­ре» епи­ско­пов, и ко­гда на­ча­лись мно­го­чис­лен­ные воз­ра­же­ния про­тив пред­ло­жен­ной ре­зо­лю­ции о низ­ло­же­нии пат­ри­ар­ха, Крас­ниц­кий со­вер­шен­но от­кры­то за­явил: «Кто сей­час же не под­пи­шет этой ре­зо­лю­ции, не вый­дет из этой ком­на­ты ни­ку­да, кро­ме как пря­мо в тюрь­му». Тер­ро­ри­зи­ро­ван­ные епи­ско­пы (в том чис­ле и сам Иоасаф) не на­шли в се­бе му­же­ства усто­ять пе­ред пер­спек­ти­вой но­во­го тю­рем­но­го за­клю­че­ния и под­пи­са­ли, хо­тя, по сло­вам епи­ско­па Иоаса­фа, в ду­ше по­чти все бы­ли про­тив этой ре­зо­лю­ции. 11 июня 1923 го­да в пе­ча­ти вы­шла «Ин­струк­ция о по­ряд­ке ре­ги­стра­ции ре­ли­ги­оз­ных об­ществ и вы­да­че раз­ре­ше­ний на со­зыв съез­дов та­ко­вых». В этой Ин­струк­ции имел­ся сле­ду­ю­щий пункт: «Ре­ли­ги­оз­ные об­ще­ства, не за­ре­ги­стри­ро­вав­ши­е­ся в за­кон­ном по­ряд­ке в трех­ме­сяч­ный срок со дня опуб­ли­ко­ва­ния Ин­струк­ции в “Из­ве­сти­ях ВЦИК”, счи­та­ют­ся за­кры­ты­ми». Этот пункт по­ста­нов­ле­ния пра­ви­тель­ства в гла­зах об­нов­лен­цев дол­жен был со­вер­шен­но по­кон­чить с остат­ка­ми «ти­хо­нов­щи­ны», так как ор­га­ны вла­сти ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­ва­лись ре­ги­стри­ро­вать ка­кие-ли­бо пра­во­слав­ные об­щи­ны, не на­хо­дя­щи­е­ся в об­ще­нии с са­мо­зван­ным Выс­шим Цер­ков­ным Управ­ле­ни­ем.

Но Бог су­дил ина­че: 27 июня 1923 го­да в «Прав­де» и в «Из­ве­сти­ях» бы­ло со­вер­шен­но неожи­дан­но опуб­ли­ко­ва­но «По­ста­нов­ле­ние Вер­хов­но­го Су­да об осво­бож­де­нии граж­да­ни­на Бе­ла­ви­на из-под стра­жи». Пат­ри­арх под­пи­сал за­яв­ле­ние Вер­хов­но­му три­бу­на­лу с при­зна­ни­ем всех воз­ве­ден­ных на него в об­ви­ни­тель­ном ак­те об­ви­не­ний, «с по­ка­я­ни­ем в них и с от­ре­че­ни­ем от со­чув­ствия мо­нар­хи­че­ским иде­ям», за­вер­шав­ше­е­ся ука­за­ни­ем, что он от­ныне «не враг Со­вет­ской вла­сти». «Ко­неч­но, – пи­сал пат­ри­арх, – я не вы­да­вал се­бя за та­ко­го по­клон­ни­ка Со­вет­ской вла­сти, ка­ким объ­яви­ли се­бя цер­ков­ные об­нов­лен­цы, но уж и не та­кой контр­ре­во­лю­ци­о­нер, ка­ким пред­став­ля­ет ме­ня Со­бор... Я ре­ши­тель­но осуж­даю вся­кое по­ся­га­тель­ство на Со­вет­скую власть, от­ку­да бы оно не ис­хо­ди­ло». По ка­ким пси­хо­ло­ги­че­ским мо­ти­вам и в ка­ких усло­ви­ях под­пи­сал пат­ри­арх Ти­хон это за­яв­ле­ние, он, на­сколь­ко из­вест­но, ни­ко­гда и ни­ко­му не го­во­рил, но ни­ко­гда и не от­ри­цал, что под­пи­сал его, не раз разъ­яс­няя бук­валь­но сле­ду­ю­щее: «Я на­пи­сал, что от­ныне не враг Со­вет­ской вла­сти, но я не на­пи­сал, что я друг...» Тем, кто не по­ни­мал его по­ступ­ка и со­блаз­нил­ся им, он го­во­рил: «Пусть по­гибнет мое имя в ис­то­рии, толь­ко б Церк­ви бы­ла поль­за». Ан­гли­кан­ско­му епи­ско­пу Бю­ри, ко­то­рый так­же про­сил объ­яс­не­ний, пат­ри­арх на­пом­нил сло­ва апо­сто­ла Пав­ла: Имею же­ла­ние раз­ре­шить­ся и быть со Хри­стом, по­то­му что это несрав­нен­но луч­ше; а остать­ся во пло­ти нуж­нее для вас (Флп.1:23-24). Он до­ба­вил, что лич­но с ра­до­стью при­нял бы му­че­ни­че­скую смерть, но судь­ба оста­ю­щей­ся Пра­во­слав­ной Церк­ви ле­жит на его от­вет­ствен­но­сти.

Но еще за несколь­ко лет до аре­ста пат­ри­арх яс­но за­явил в воз­зва­нии от 25 сен­тяб­ря 1919 го­да: «Уста­нов­ле­ние той или иной фор­мы прав­ле­ния – не де­ло Церк­ви, а са­мо­го на­ро­да. Цер­ковь не свя­зы­ва­ет се­бя ни с ка­ким об­ра­зом прав­ле­ния, ибо та­ко­вое име­ет лишь от­но­си­тель­ное ис­то­ри­че­ское зна­че­ние».

Вот по­че­му, об­ли­чая на­пад­ки об­нов­лен­цев «о контр­ре­во­лю­ци­он­но­сти» пра­во­слав­ных, свя­тей­ший имел пра­во ска­зать: «И мы, и на­ша паства вер­ны и Церк­ви Бо­жи­ей, и род­но­му пра­во­сла­вию, и на­ше­му пра­ви­тель­ству, и толь­ко вра­ги Церк­ви, се­ю­щие сму­ту и враж­ду, мо­гут утвер­ждать иное».

Од­ной из по­сто­ян­ных за­бот свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха бы­ло вы­хло­по­тать для Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ре­ги­стра­цию, а вме­сте с нею и воз­мож­ность ле­галь­но­го су­ще­ство­ва­ния в пре­де­лах Со­ю­за ССР. Как пи­сал об этом позд­нее мит­ро­по­лит Сер­гий: «От­сут­ствие ре­ги­стра­ции для на­ших цер­ков­но-пра­ви­тель­ствен­ных ор­га­нов со­зда­ет мно­го прак­ти­че­ских неудобств, при­да­вая всей на­шей де­я­тель­но­сти ха­рак­тер ка­кой-то неле­галь­но­сти, хо­тя мы и не со­вер­ша­ем ни­че­го, за­пре­щен­но­го за­ко­ном рес­пуб­ли­ки, что, в свою оче­редь, по­рож­да­ет мно­го вся­ких недо­ра­зу­ме­ний и по­до­зре­ний».

Вла­стям ка­за­лось, что глав­ная при­тя­га­тель­ная си­ла пат­ри­ар­ха для рус­ско­го на­ро­да за­клю­ча­лась не в цер­ков­ной об­ла­сти, а в по­ли­ти­че­ской, в том, что он был его идей­ным вдох­но­ви­те­лем. По­это­му они бы­ли убеж­де­ны, что по­сле пуб­лич­но­го от­ре­че­ния от враж­деб­но­го от­но­ше­ния к Со­вет­ской вла­сти все про­тив­ни­ки ее, а та­ко­вы­ми бы­ли, по утвер­жде­нию боль­ше­ви­ков, все ис­кренне ве­ру­ю­щие лю­ди, уви­дят в за­яв­ле­ния пат­ри­ар­ха из­ме­ну их иде­а­лам и ре­ши­тель­но от­вер­нуть­ся от него, и пат­ри­арх, вый­дя из за­клю­че­ния, не смо­жет най­ти се­бе сре­ди ве­ру­ю­щих и ду­хо­вен­ства сколь-ни­будь зна­чи­тель­но­го ко­ли­че­ства при­вер­жен­цев. В цер­ков­ном же от­но­ше­нии вся­кая при­тя­га­тель­ная си­ла пат­ри­ар­ха, по рас­че­там вла­стей, бы­ла уни­что­же­на ав­то­ри­те­том «Со­бо­ра» 1923 го­да. В пол­ной уве­рен­но­сти, что те­перь пат­ри­арх и по­ли­ти­че­ски, и цер­ков­но умер для на­ро­да, вла­сти объ­яви­ли ему, что он сво­бо­ден в об­ла­сти цер­ков­ной жиз­ни пред­при­ни­мать, что со­чтет нуж­ным. Од­на­ко Со­вет­ская власть, как без­бож­ная, не учла од­но­го и ре­ши­тель­но­го фак­то­ра в цер­ков­ной жиз­ни – то­го, что Дух Бо­жий пра­вит Цер­ко­вью. Слу­чи­лось со­всем не то, что ожи­да­лось по чи­сто че­ло­ве­че­ским рас­че­там.

«По­ка­ян­ное» за­яв­ле­ние пат­ри­ар­ха, на­пе­ча­тан­ное в со­вет­ских га­зе­тах, не про­из­ве­ло на ве­ру­ю­щий на­род ни ма­лей­ше­го впе­чат­ле­ния. «Со­бор» же 1923 го­да не имел для него ни­ка­ко­го ав­то­ри­те­та; пло­хо раз­би­ра­ясь в ка­но­ни­че­ских тон­ко­стях, про­стой на­род, од­на­ко, ин­ту­и­тив­но по­чув­ство­вал всю фальшь его по­ста­нов­ле­ний. По­дав­ля­ю­щая мас­са пра­во­слав­ных лю­дей от­кры­то при­ня­ла осво­бож­ден­но­го пат­ри­ар­ха как сво­е­го един­ствен­но­го за­кон­но­го гла­ву, и пат­ри­арх пред­стал пред гла­за­ми вла­стей в пол­ном орео­ле фак­ти­че­ско­го ду­хов­но­го во­ждя ве­ру­ю­щих на­род­ных масс. То не бы­ла по­пуляр­ность, сла­ва, оба­я­ние лич­но­сти. То не бы­ло и бла­го­го­ве­ние пе­ред свя­то­стью и пре­кло­не­ние пе­ред си­лой чу­до­тво­ре­ния, ко­то­ры­ми окру­же­на бы­ла лич­ность о. Иоан­на Крон­штадт­ско­го, при всей ви­ди­мой схо­же­сти встре­чи на­ро­дом то­го и дру­го­го. Пат­ри­арх яв­лял на­ро­ду сво­ей лич­но­стью ра­дость со­зна­ния се­бя в Церк­ви! От­сю­да ли­ко­ва­ние при непо­сред­ствен­ном ли­це­зре­нии его, при­ни­мав­шее фор­мы сти­хий­но­го тор­же­ства чи­сто пас­халь­ной на­стро­ен­но­сти. От­сю­да ти­хая ра­дость од­но­го лишь со­зна­ния, что он есть.

Вы­ход на сво­бо­ду свя­тей­ше­го при­нес огром­ную поль­зу Церк­ви, вос­ста­но­вив и утвер­див в ней за­кон­ное цер­ков­ное управ­ле­ние.

Об об­нов­лен­цах пат­ри­арх го­во­рил в сво­их двух воз­зва­ни­ях.

В пер­вом из них, 28 июня 1923 го­да, он ука­зы­ва­ет на всю нека­но­нич­но­стъ, несо­сто­я­тель­ность об­нов­лен­че­ско­го «Со­бо­ра», на ко­то­ром, меж­ду про­чим, из 67 при­сут­ство­вав­ших ар­хи­ере­ев бы­ло толь­ко 10-15 % за­кон­но­го по­свя­ще­ния, а все осталь­ные – лже­е­писко­пы.

Во вто­ром, пер­во­и­юль­ском, сво­ем об­ра­ще­нии пат­ри­арх го­во­рит, в част­но­сти, о зна­че­нии «прак­ти­че­ских ме­ро­при­я­тий» об­нов­лен­цев. «Об­нов­лен­цы бес­со­зна­тель­но или со­зна­тель­но тол­ка­ют Пра­во­слав­ную Цер­ковь к сек­тант­ству, от­сту­пя от ее ка­но­нов».

Пол­но­стью же ис­то­рии сущ­ность и оцен­ка об­нов­лен­че­ско­го рас­ко­ла и вы­во­ды, обя­за­тель­ные для всех чле­нов Церк­ви, из­ло­же­ны свя­тей­шим пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном в его ос­нов­ном по­сла­нии 15 июля. Это воз­зва­ние, про­зву­чав­шее, как ве­ли­че­ствен­ный бла­го­вест, по всей Рос­сии, от­кры­ло со­бой по­ло­су по­ка­я­ния мно­гих об­нов­лен­цев. Кон­ча­ет­ся оно при­зы­вам свя­тей­ше­го к от­кло­нив­шим­ся от цер­ков­но­го един­ства... «Умо­ля­ем со­знать свой грех, очи­стить се­бя по­ка­я­ни­ем и воз­вра­тить­ся в спа­са­ю­щее ло­но Еди­ной Все­лен­ской Церк­ви!»

Стре­мясь не на сло­вах толь­ко к ис­тин­но­му цер­ков­но­му ми­ру, свя­тей­ший пат­ри­арх по­ру­чил со­сто­яв­ше­му­ся при нем ар­хи­ерей­ско­му Си­но­ду ве­сти пе­ре­го­во­ры с гла­вен­ству­ю­щи­ми об­нов­лен­ца­ми о при­со­еди­не­нии их к Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Тол­па­ми шли об­нов­лен­че­ские свя­щен­ни­ки и ар­хи­ереи на путь по­ка­я­ния пе­ред Цер­ко­вью и ни­че­го они не встре­ча­ли у свя­тей­ше­го, кро­ме без­гра­нич­ной лас­ки и все ­по­кры­ва­ю­щей, под­час со­всем неза­слу­жен­ной люб­ви. «Он имел осо­бен­ную ши­ро­ту взгля­дов, спо­со­бен был по­нять каж­до­го и всех про­стить», – вспо­ми­нал о свя­тей­шем Ти­хоне мит­ро­по­лит Сер­гий.

Но это не бы­ло укло­не­ни­ем от стро­го пра­во­слав­ной ли­нии. На­обо­рот. «Про­шу ве­рить, что я не пой­ду на со­гла­ше­ния и уступ­ки, ко­то­рые по­ве­дут к по­те­ре чи­сто­ты и кре­по­сти пра­во­сла­вия», – твер­до и ав­то­ри­тет­но ска­зал пат­ри­арх (из его ре­зо­лю­ции о при­ми­ре­нии с Крас­ниц­ким на адре­се Ели­за­вет­град­ско­го ду­хо­вен­ства 26 июня 1924 го­да, за № 523).

Вот по­че­му 5 ап­ре­ля 1924 го­да (за № 291) он из­дал но­вое, крат­кое, но со­дер­жа­тель­ное по­сла­ние, об­ли­ча­ю­щее тяж­кие пре­ступ­ле­ния во­ждей об­нов­лен­че­ско­го рас­ко­ла. В этом по­сла­нии свя­тей­ший пат­ри­арх на ос­но­ва­нии цер­ков­ных ка­но­нов и от име­ни еди­но­мыс­лен­ной с ним Рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви под­верг­нул об­нов­лен­цев ка­но­ни­че­ско­му за­пре­ще­нию и под­твер­дил, что они, впредь до рас­ка­я­ния, на­хо­дят­ся вне об­ще­ния с Цер­ко­вью.

Но раз­но­об­раз­ней­шие вра­ги Пра­во­слав­ной Церк­ви нена­ви­де­ли ее гла­ву, свя­тей­ше­го Ти­хо­на. Он был ис­тин­ным из­бран­ни­ком Бо­жи­им, и на нем оправ­да­лись сло­ва Хри­ста: По­но­сят вам и ижде­нут, и ре­кут всяк зол гла­гол, на вы лжу­ще Мене ра­ди (Мф.5:11).

Ма­ло то­го – вра­ги Церк­ви по­ку­ша­лись на жизнь свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха. 26 но­яб­ря 1924 го­да несколь­ко пре­ступ­ни­ков во­рва­лись в ком­на­ты пат­ри­ар­ха и уби­ли пер­вым вы­шед­ше­го на шум его ке­лей­ни­ка Я.О. По­ло­зо­ва.

К че­сти для ве­ру­ю­щих, ис­ти­на пра­во­сла­вия вос­тор­же­ство­ва­ла, и свя­тей­ший Ти­хон мог пи­сать Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ху: «Весь рус­ский пра­во­слав­ный на­род ска­зал свое прав­ди­вое сло­во как о нече­сти­вом сбо­ри­ще, дерз­ко име­ну­ю­щим се­бя со­бо­ром 1923 го­да, так о нече­сти­вых во­ждях об­нов­лен­че­ско­го рас­ко­ла... Ве­ру­ю­щие не со схиз­ма­ти­ка­ми (рас­коль­ни­ка­ми), а со сво­им за­кон­ным и пра­во­слав­ным пат­ри­ар­хом».

Рус­ский пра­во­слав­ный на­род глу­бо­ко це­нил и по­ни­мал, кем был свя­тей­ший пат­ри­арх для Церк­ви, и го­ря­чо лю­бил сво­е­го ве­ли­ко­го ду­хов­но­го от­ца. Бли­зок рус­ско­му серд­цу он и по­то­му, что этот пер­во­свя­ти­тель был ис­тин­но рус­ским че­ло­ве­ком, во­пло­тив­шем в се­бе луч­шие сто­ро­ны сво­е­го на­ро­да, от внеш­не­го об­ли­ка до внут­рен­них черт ха­рак­те­ра.

«Очень мно­гие, – го­во­рил один ар­хи­ерей, – вы­ра­жа­ли бли­зость к пат­ри­ар­ху, вос­при­ни­мая его как бла­го­дат­но­го стар­ца. Это зна­ме­на­тель­но – бли­зость вы­со­ко­го ар­хи­пас­ты­ря! Нам на­до пом­нить, све­тиль­ни­ком ка­ко­го све­та он яв­ля­ет­ся, и быть та­ки­ми же ти­хи­ми, крот­ки­ми, мо­лит­вен­ны­ми, непо­сред­ствен­ны­ми в об­ра­ще­нии к Гос­по­ду, чтобы его лю­бовь к Нему со­об­ща­лась и нам, и чтобы у нас бы­ла бли­зость и к нему, и к Бо­гу».

Бу­дучи сам доб­рым пас­ты­рем, от­дав­шим все­го се­бя на де­ло Церк­ви, он к то­му же при­зы­вал и ду­хо­вен­ство. «По­свя­щай­те все свои си­лы на про­по­ведь сло­ва Бо­жия, ис­ти­ны Хри­сто­вой, осо­бен­но в на­ши дни, ко­гда неве­рие и без­бо­жие дерз­но­вен­но опол­чи­лись на Цер­ковь Хри­сто­ву. И Бог ми­ра и люб­ви бу­дет со все­ми ва­ми» (Об­ра­ще­ние к ар­хи­пас­ты­рям и пас­ты­рям 1919 го­да).

Он ста­рал­ся ста­вить до­стой­ных слу­жи­те­лей ал­та­ря и в об­ще­нии с ду­хо­вен­ством одоб­рял его. По­след­не­му епи­ско­пу, по­став­лен­но­му свя­тей­шим Ти­хо­ном, он ска­зал в сво­ем при­вет­ствен­ном сло­ве: «Ар­хи­ерей­ство – ве­ли­кая честь, но с ним свя­за­ны ве­ли­кие стра­да­ния. Через стра­да­ния же – к небес­ной сла­ве!» (вос­кре­се­нье, 23 мая ст. ст. 1925 го­да).

В про­по­ве­ди о пат­ри­ар­хе ар­хи­епи­скоп Три­фон (Тур­ке­ста­нов) вспо­ми­нал, как он, уста­лый, упав­ший ду­хом, при­шел к свя­тей­ше­му, а тот ука­зал ему на ар­хи­ерей­скую па­на­гию с изо­бра­же­ни­ем Бо­го­ма­те­ри. «Ей ору­жие прой­де ду­шу, и Она не пре­да­лась мрач­но­му от­ча­я­нию, и мы долж­ны по Ее при­ме­ру тер­пе­ли­во по­не­сти свой жиз­нен­ный крест» (из про­по­ве­ди ар­хи­епи­ско­па Три­фо­на 25 де­каб­ря 1925 го­да).

«Мы все при­хо­ди­ли к те­бе при жиз­ни за уте­ше­ни­ем и на­зи­да­ни­ем, – го­во­рил позд­нее дру­гой ар­хи­ерей, – и все­гда встре­ча­ли у те­бя лас­ку и при­вет» (из про­по­ве­ди ар­хи­епи­ско­па Ав­гу­сти­на на Пас­ху 1925 го­да).

Свя­тей­ший пат­ри­арх Ти­хон жил ра­до­стя­ми Церк­ви и бо­лел, стра­дая ее скор­бя­ми. Он ве­рил в ду­хов­ное, ис­тин­ное об­нов­ле­ние Рус­ской Церк­ви. Не мог пат­ри­арх не ви­деть и мно­гих урод­ли­вых яв­ле­ний в жиз­ни на­ше­го об­ще­ства: без­ве­рия, нрав­ствен­ной рас­пу­щен­но­сти. Это на­шло свое от­ра­же­ние в его воз­зва­ни­ях к Рус­ской Церк­ви. В них и го­ря­чий про­тест про­тив глу­бо­ко­го ма­те­ри­а­ли­сти­че­ско­го по­ни­ма­ния жиз­ни, и так при­су­щее ду­ше свя­тей­ше­го чув­ство глу­бо­ко­го сми­ре­ния, со­зна­ния че­ло­ве­че­ской неправ­ды пред Бо­же­ствен­ной ис­ти­ной.

«Ныне нуж­но дерз­но­ве­ние ве­ры, – пи­сал пат­ри­арх, – бес­пре­стан­ное ее ис­по­ве­да­ние. Да воз­го­рит­ся пла­мя све­то­ча вдох­но­ве­ния в Церк­ви Рус­ской, да со­бе­рут­ся си­лы, рас­то­чен­ные в безвре­ме­ньи. Пусть вер­ные ча­да в со­ю­зе люб­ви со­еди­нят­ся с ар­хи­пас­ты­ря­ми и пас­ты­ря­ми сво­и­ми и вме­сте яв­ля­ют слу­же­ние в ду­хе и си­ле» (18 де­каб­ря 1917 го­да).

«Очи­стим же серд­ца на­ши по­ка­я­ни­ем и мо­лит­вою», – звал свя­тей­ший пат­ри­арх.

Устро­е­ние са­мой цер­ков­ной жиз­ни свя­тей­ший Ти­хон дол­жен был осу­ще­ствить в ду­хе по­ста­нов­ле­ний Свя­щен­но­го Со­бо­ра 1917 го­да, мно­го ра­бо­тав­ше­го над пре­об­ра­зо­ва­ни­ем раз­лич­ных сто­рон цер­ков­ной жиз­ни. Од­на­ко боль­шин­ство этих ре­форм не бы­ло при­ня­то или вслед­ствие преж­девре­мен­но­го пре­кра­ще­ния де­я­тель­но­сти Со­бо­ра по усло­ви­ям то­го вре­ме­ни, или как не при­вив­ших­ся в цер­ков­ном со­зна­нии.

Свя­тей­ший Ти­хон на всех сту­пе­нях сво­ей жиз­ни и де­я­тель­но­сти все­гда про­тя­ги­вал на­ро­ду ру­ку по­мо­щи, все­гда го­во­рил ему доб­рое сло­во, все­гда шел на­встре­чу в его бед­стви­ях.

И на­род это по­ни­мал и жа­лел его ис­кренне и глу­бо­ко, по­лу­чив пол­ное убеж­де­ние в его свя­то­сти. Это му­же­ствен­ное и крот­чай­шее су­ще­ство. Это ис­клю­чи­тель­ная, без­уко­риз­нен­но свя­тая лич­ность. На во­прос од­но­го че­ло­ве­ка к епи­ско­пу, как он от­но­сит­ся к пат­ри­ар­ху, он от­ве­чал: «Я ре­аль­но ощу­тил его свя­тость».

В пе­ри­од кро­ва­вых меж­до­усо­биц, пол­ных ужа­са и стрем­ле­ний, ко­то­рые «не мо­гут не про­из­во­дить гне­ту­ще­го впе­чат­ле­ния на серд­ца каж­до­го хри­сти­а­ни­на» (По­сла­ние 1919 го­да), он мно­го­крат­но об­ра­щал­ся к ве­ру­ю­щим с цер­ков­ной ка­фед­ры со свя­ты­ми сло­ва­ми пас­тыр­ско­го на­зи­да­ния о пре­кра­ще­нии рас­прей и раз­до­ров. Ко­гда вспых­нул го­лод в По­вол­жье, пат­ри­арх ор­га­ни­зо­вал Ко­ми­тет по­мо­щи го­ло­да­ю­щим, его от­кры­тие 1 ав­гу­ста 1921 го­да озна­ме­но­ва­лось пат­ри­ар­шим бо­го­слу­же­ни­ем в хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля при огром­ном сте­че­нии ду­хо­вен­ства и на­ро­да. По­сле тор­же­ствен­но­го мо­леб­ствия бы­ло про­чи­та­но пат­ри­ар­шее воз­зва­ние о по­мо­щи го­ло­да­ю­щим, об­ра­щен­ное к пра­во­слав­ной Рос­сии и ко всем на­ро­дам зем­ли. Ко­ми­тет, воз­глав­ля­е­мый пат­ри­ар­хом, со­брал боль­шие сред­ства и сде­лал очень мно­го для го­ло­да­ю­щих.

Ни один вос­крес­ный или празд­нич­ный день не про­хо­дил, чтобы свя­тей­ший не слу­жил в мос­ков­ских хра­мах или окрест­но­стях Моск­вы. По-преж­не­му хра­мы эти да­же в буд­ние дни во вре­мя слу­же­ния бы­ва­ли пе­ре­пол­не­ны. В уезд­ных го­ро­дах Мос­ков­ской гу­бер­нии сте­че­ние на­ро­да бы­ва­ло огром­ное, встре­ча и про­во­ды пат­ри­ар­ха очень тор­же­ствен­ные. Ра­бо­чие вез­де по­ки­да­ли ра­бо­ту, и все свет­ские и про­мыш­лен­ные учре­жде­ния не ра­бо­та­ли в те­че­ние все­го пре­бы­ва­ния пат­ри­ар­ха в го­ро­дах.

По­сле за­клю­че­ния пат­ри­арх про­жи­вал не в Тро­иц­ком по­дво­рье, а в Дон­ском мо­на­сты­ре, к нему со всех кон­цов Рос­сии при­ез­жа­ли раз­ные ли­ца, и в его при­ем­ной мож­но бы­ло уви­деть епи­ско­пов, свя­щен­ни­ков и ми­рян: од­ни при­ез­жа­ли по де­лам цер­ков­ным, дру­гие – за по­лу­че­ни­ем пат­ри­ар­ше­го бла­го­сло­ве­ния и за уте­ше­ни­ем в го­ре. До­ступ к нему был сво­бод­ным, и ке­лей­ник его лишь спра­ши­вал по­се­ти­те­лей о це­ли при­хо­да. Пат­ри­арх по­ме­щал­ся в трех ком­на­тах, пер­вая из ко­их в ука­зан­ные ча­сы слу­жи­ла при­ем­ной. Об­ста­нов­ка пат­ри­ар­ших по­ко­ев по­ра­жа­ла сво­ей про­сто­той, а бе­се­да с ним, по сло­вам ви­дев­ших его, про­из­во­ди­ла силь­ное впе­чат­ле­ние. Свя­тей­ший на­хо­дил все­гда несколь­ко слов для каж­до­го, да­же при­хо­дя­ще­го толь­ко за бла­го­сло­ве­ни­ем. При­ез­жих по­дроб­но рас­спра­ши­вал о по­ло­же­нии Пра­во­слав­ной Церк­ви в про­вин­ции.

Мос­ков­ский кор­ре­спон­дент па­риж­ской га­зе­ты «Эн­форм­аси­он» так опи­сы­ва­ет свои впе­чат­ле­ния о свя­тей­шем и о при­е­ме у него. «Спо­кой­ный, ум­ный, лас­ко­вый, ши­ро­ко со­стра­да­тель­ный, очень про­сто оде­тый, без вся­кой рос­ко­ши, без раз­ли­чия при­ни­ма­ю­щий всех по­се­ти­те­лей. Пат­ри­арх ли­шен, мо­жет быть пыш­но­сти, но он дей­стви­тель­но чрез­вы­чай­но до­рог ты­ся­чам ма­лых лю­дей, ра­бо­чих и кре­стьян, ко­то­рые при­хо­дят его ви­деть. В нем под об­ра­зом сла­бо­сти уга­ды­ва­ет­ся креп­кая во­ля, энер­гия для всех ис­пы­та­ний, ве­ра непо­ко­ле­би­мая... По­сто­ян­ные изъ­яв­ле­ния со­чув­ствия и пре­дан­но­сти, ко­то­рые он по­лу­ча­ет со всех кон­цов Рос­сия, де­ла­ют его силь­ным и тер­пе­ли­вым... Гу­стая мол­ча­ли­вая тол­па ожи­да­ла при­ем. Стран­ни­ки, за­мет­ные по за­го­ре­лым ли­цам, боль­шой обу­ви и бла­го­че­сти­во­му ви­ду, ожи­да­ли, си­дя в те­ни ба­шен­но­го зуб­ца. Они сде­ла­ли несколь­ко ты­сяч верст пеш­ком, чтобы по­лу­чить бла­го­сло­ве­ние пат­ри­ар­ха. Сель­ский свя­щен­ник, нерв­ный и за­стен­чи­вый, хо­дил вдоль и по­пе­рек... Го­ро­жане и кре­стьяне, лю­ди из на­ро­да глав­ным об­ра­зом, дол­гие ча­сы, по­рою дни ждут, чтобы от­кры­лась ма­лень­кая дверь и маль­чик пев­чий ввел их к пат­ри­ар­ху Ти­хо­ну» (№ 219, 1923 г.).

О боль­шой люб­ви и бла­го­го­вей­ном ува­же­нии к нему ве­ру­ю­щих крас­но­ре­чи­во го­во­рит та тро­га­тель­ная за­бот­ли­вость, ко­то­рой был окру­жен свя­тей­ший. Ве­ру­ю­щие сде­ла­ли все, чтобы он ни в чем не нуж­дал­ся, а по­сле его ра­дост­но­го для них осво­бож­де­ния осы­па­ли цве­та­ми сво­е­го лю­би­мо­го пер­во­свя­ти­те­ля.

Те мно­гие и мно­гие ты­ся­чи на­ро­да, ко­то­рые сте­ка­лись на его див­ные служ­бы, где на фоне об­ще­го ве­ли­ко­ле­пия к пат­ри­ар­ху, про­сто­му и скром­но­му и вме­сте неот­ра­зи­мо ве­ли­че­ствен­но­му, тя­ну­лись и взо­ры, и ду­ши всех!

Те мно­го­чис­лен­ные на­род­ные тол­пы, ко­то­рые тес­ни­лись к свя­тей­ше­му, чтобы толь­ко его уви­деть, про­ста­и­ва­ли ча­са­ми в хра­мах и око­ло них и в жа­ру, и в мо­роз, чтобы по­лу­чить его пат­ри­ар­шее бла­го­сло­ве­ние.

Его огром­ный ав­то­ри­тет и об­щее по­чи­та­ние не огра­ни­чи­ва­лось пре­де­ла­ми Рос­сии. Пра­во­слав­ные во­сточ­ные пат­ри­ар­хи при­вет­ство­ва­ли его в 1917 го­ду как сво­е­го бра­та и до са­мой его смер­ти, как пра­ви­ло, под­дер­жи­ва­ли с ним, на­сколь­ко это бы­ло воз­мож­но, са­мую тес­ную ка­но­ни­че­скую связь.

Ко­гда об­нов­лен­цы в 1924 го­ду ста­ли рас­про­стра­нять свою оче­ред­ную ложь об «устра­не­нии свя­тей­ше­го всею Во­сточ­ною Цер­ко­вью», пат­ри­арх Серб­ский Ди­мит­рий в осо­бой гра­мо­те опро­верг это утвер­жде­ние, а об­нов­лен­цам от­ве­тил со­ве­том пре­кра­тить цер­ков­ную сму­ту и под­чи­нить­ся свя­тей­ше­му Ти­хо­ну, един­ствен­ной гла­ве Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Крайне боль­но бы­ло пе­ре­жи­вать все цер­ков­ные бе­ды лю­бя­ще­му от­зыв­чи­во­му серд­цу пат­ри­ар­ха. Внеш­ние и внут­рен­ние цер­ков­ные по­тря­се­ния, об­нов­лен­че­ский рас­кол, непре­стан­ные пер­во­свя­ти­тель­ские тру­ды и за­бо­ты по устро­е­нию и уми­ро­тво­ре­нию цер­ков­ной жиз­ни, бес­сон­ные но­чи и тя­же­лые ду­мы, бо­лее чем го­дич­ное за­клю­че­ние, злоб­ная гнус­ная трав­ля со сто­ро­ны вра­гов, глу­хое непо­ни­ма­ние и неум­ная кри­ти­ка со сто­ро­ны под­час и пра­во­слав­ной сре­ды под­то­чи­ло его ко­гда-то креп­кий ор­га­низм. На­чи­ная с 1924 го­да свя­тей­ший пат­ри­арх стал на­столь­ко силь­но недо­мо­гать, что в день Рож­де­ства Хри­сто­ва на­пи­сал свое за­ве­ща­ние, в ко­то­ром, со­глас­но по­ста­нов­ле­нию Свя­щен­но­го Со­бо­ра от 25 ап­ре­ля 1918 го­да, ука­зы­ва­ет се­бе пре­ем­ни­ка по управ­ле­нию Рус­ской Цер­ко­вью. (В си­лу это­го рас­по­ря­же­ния свя­тей­ше­го Ти­хо­на по­сле его кон­чи­ны пат­ри­ар­шие пра­ва и обя­зан­но­сти пе­ре­шли к мит­ро­по­ли­ту Кру­тиц­ко­му Пет­ру).

Уси­лив­ша­я­ся бо­лезнь – сер­деч­ная аст­ма – вы­ну­ди­ла свя­тей­ше­го лечь в боль­ни­цу док­то­ра Ба­ку­ни­на (Осто­жен­ка, дом 19). Од­на­ко, на­хо­дясь там, пат­ри­арх Ти­хон ре­гу­ляр­но вы­ез­жал по празд­нич­ным и вос­крес­ным дням для слу­же­ния в хра­мах.

В вос­кре­се­нье, 5 ап­ре­ля, за два дня до сво­ей кон­чи­ны, свя­тей­ший пат­ри­арх, несмот­ря на бо­лезнь гор­ла, вы­ехал слу­жить ли­тур­гию в цер­ковь Боль­шо­го Воз­не­се­ния на Ни­кит­ской. Это бы­ла его по­след­няя служ­ба, по­след­няя ли­тур­гия.

Ре­зуль­тат длин­но­го бо­го­слу­же­ния и ре­чи, ска­зан­ной свя­тей­шим Ти­хо­ном по­став­лен­но­му им епи­ско­пу, не за­мед­лил об­на­ру­жить­ся преж­де все­го в силь­ном раз­дра­же­нии гор­ла. Од­на­ко свя­тей­ший, по-ви­ди­мо­му, чув­ство­вал се­бя окреп­шим и да­же пред­по­ла­гал через несколь­ко дней со­всем вый­ти из боль­ни­цы, тем бо­лее, что при­бли­жа­лось Страст­ная неде­ля. Но Гос­подь су­дил ина­че.

Преставление – 25 марта/7 апреля

В са­мый день празд­ни­ка Бла­го­ве­ще­ния Он при­звал к се­бе пер­во­свя­ти­те­ля Рус­ской Церк­ви.

Во втор­ник, 25 мар­та/7 ап­ре­ля 1925 го­да, по­след­ний день его зем­ной жиз­ни, он при­нял мит­ро­по­ли­та Пет­ра и имел с ним про­дол­жи­тель­ную бе­се­ду, по­сле ко­то­рой чув­ство­вал се­бя очень утом­лен­ным. Еще за три ча­са до сво­ей кон­чи­ны пат­ри­арх бе­се­до­вал с на­ве­щав­ши­ми его ли­ца­ми, жи­во ин­те­ре­со­вал­ся хо­дом цер­ков­ных дел, со­об­щал о пред­по­ла­га­е­мом сво­ем ско­ром вы­хо­де из ле­чеб­ни­цы и жа­лел, что недо­мо­га­ние не поз­во­ли­ло ему со­вер­шить бо­го­слу­же­ние в ве­ли­кий празд­ник...

Ве­че­ром де­жу­рив­ший при пат­ри­ар­хе по­слуш­ник К. Паш­ко­вич пред­ло­жил ему при­лечь от­дох­нуть, так как свя­тей­ший стра­дал бес­сон­ни­цей: «Ночь все рав­но, Ва­ше Свя­тей­ше­ство, Вы про­ве­де­те бес­по­кой­но». Свя­тей­ший от­ве­тил ему: «Те­перь я усну... креп­ко и на­дол­го... Ночь бу­дет длин­ная...».

В по­ло­вине две­на­дца­то­го но­чи у свя­тей­ше­го на­чал­ся сер­деч­ный при­ступ. Боль­ной ука­зы­вал на серд­це и жа­ло­вал­ся на боль. Бы­ла ока­за­на обыч­ная в та­ких слу­ча­ях ме­ди­цин­ская по­мощь, но пульс про­дол­жал па­дать... Ме­ди­цин­ские уси­лия ока­за­лись тщет­ны. Бы­ло 11 ча­сов 45 ми­нут ве­че­ра. Свя­тей­ший пат­ри­арх Ти­хон уми­рал.

Уми­рал он с ти­хой мо­лит­вой к Бо­гу, мо­лит­вой бла­го­дар­но­сти, сла­во­сло­вия и кре­стясь: «Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, сла­ва Те­бе...» – не успел он пе­ре­кре­стить­ся в тре­тий раз.

На­ут­ро звон церк­вей, мо­лит­вен­но пе­чаль­ный, дро­жал над го­ро­дом пе­ву­чей вол­ной.

Ужас­ная весть быст­ро об­ле­те­ла сто­ли­цу. В хра­мах на­ча­лись бо­го­слу­же­ния. Ве­ру­ю­щие оста­нав­ли­ва­лись на ули­цах и пе­ре­да­ва­ли друг дру­гу по­след­ние ве­сти из Дон­ско­го мо­на­сты­ря.

На сле­ду­ю­щий день бы­ли со­вер­ше­ны во всех мос­ков­ских хра­мах ли­тур­гии Иоан­на Зла­то­уста.

Зна­ме­на­тель­но, да­лее, что пат­ри­арх умер в день смер­ти пра­вед­но­го Ла­за­ря и за его по­гре­бе­ни­ем на­ча­лась Страст­ная сед­ми­ца.

Из пат­ри­ар­шей кел­лии, ку­да бы­ло сна­ча­ла до­став­ле­но те­ло по­чив­ше­го, свя­тей­ший был тор­же­ствен­но пе­ре­не­сен в со­про­вож­де­нии сон­ма ду­хо­вен­ства во гла­ве с прео­свя­щен­ным Бо­ри­сом, епи­ско­пом Мо­жай­ским, в Боль­шой со­бор Дон­ско­го мо­на­сты­ря и об­ла­чен в пат­ри­ар­шее об­ла­че­ние – зо­ло­тое с тем­но-зе­ле­ной бар­хат­ной ото­роч­кой, ши­той зо­ло­том и об­ра­за­ми. На го­ло­ву на­де­та дра­го­цен­ная пат­ри­ар­шая мит­ра. При­сут­ство­вав­шие ар­хи­ереи по окон­ча­нии об­ла­че­ния вло­жи­ли в ру­ки свя­тей­ше­му три­ки­рий и ди­ки­рий и его ру­ка­ми бла­го­сло­ви­ли на­род при про­из­не­се­нии диа­ко­ном из­ме­нен­ных слов бо­го­слу­же­ния: «Та­ко све­тит­ся свет твой пред че­ло­ве­ки и вси ви­де­ша доб­рая де­ла твоя и про­сла­ви­ша От­ца на­ше­го, Иже есть на небе­сах», точ­но сам по­чив­ший пат­ри­арх про­щал­ся со сво­ей паст­вой, в по­след­ний раз бла­го­слов­ляя ее.

По­кло­не­ние по­чив­ше­му во гро­бе пер­во­свя­ти­те­лю на­ча­лось в сре­ду и бес­пре­рыв­но про­дол­жа­лось день и ночь, не пре­кра­ща­ясь во вре­мя всех бо­го­слу­же­ний.

В про­дол­же­нии че­ты­рех су­ток слу­жи­лись па­ни­хи­ды над те­лом усоп­ше­го оси­ро­тев­ши­ми ар­хи­пас­ты­ря­ми и пас­ты­ря­ми Пра­во­слав­ной Церк­ви, и день и ночь бес­пре­рыв­но шел ве­ру­ю­щий рус­ский на­род. По­сле 5-7-ча­со­во­го сто­я­ния в огром­ной по­лу­то­ра­верст­ной оче­ре­ди вхо­ди­ли в со­бор лю­ди, съе­хав­ши­е­ся из всех го­ро­дов Рос­сии, ку­да успе­ла дой­ти весть о кон­чине.

Вхо­ди­ли с бо­лез­нен­но сжи­ма­ю­щи­ми­ся серд­ца­ми и с бла­го­го­ве­ни­ем це­ло­ва­ли по­след­ний раз хо­лод­ную ру­ку свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Ти­хо­на. И хо­тя боль­шо­го ко­ли­че­ства про­щав­ших­ся в про­дол­же­нии ка­ких-ни­будь ста ча­сов не мог про­пу­стить со­бор, од­на­ко про­стить­ся с пат­ри­ар­хом при­хо­ди­ло око­ло мил­ли­о­на че­ло­век.

В Верб­ное вос­кре­се­нье, в Празд­ник ва­ий, хо­ро­ни­ла Пра­во­слав­ная Рос­сий­ская Цер­ковь сво­е­го пат­ри­ар­ха. От­пе­ва­ние со­вер­ша­ли 63 ар­хи­ерея, в чис­ле ко­то­рых бы­ли 5 мит­ро­по­ли­тов, во гла­ве с ме­сто­блю­сти­те­лем пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла вы­со­ко­прео­свя­щен­ным Пет­ром, мит­ро­по­ли­том Кру­тиц­ким, и око­ло 400 свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Ко­лос­саль­ные тол­пы ма­ло-по­ма­лу за­пру­ди­ли со­бой не толь­ко весь огром­ный мо­на­стыр­ский двор, всю тер­ри­то­рию мо­на­сты­ря, но и при­ле­га­ю­щую гро­мад­ную пло­щадь, по­ле и со­сед­ние ули­цы. Это пред­став­ля­ло со­бой нечто небы­ва­лое, что-то та­кое боль­шое и силь­ное, че­го, не ви­дев, нель­зя пред­ста­вить, а уви­дев­ши, нель­зя за­быть.

Бла­го­леп­но и без то­роп­ли­во­сти со­вер­шал­ся чин от­пе­ва­ния. По­сле пе­чаль­но­го на­пе­ва «Веч­ная па­мять...» на­сту­пи­ло мол­ча­ние, точ­но ни­кто не ре­шал­ся по­дой­ти, чтобы под­нять гроб свя­тей­ше­го и нести на ме­сто по­след­не­го упо­ко­е­ния.

И вдруг сре­ди мерт­вой ти­ши­ны раз­да­лись сло­ва, ка­жет­ся, ни­че­го в се­бе не за­клю­чав­шие, но ко­то­рые по сво­ей непо­сред­ствен­но­сти и ис­крен­но­сти да­ли вы­ход об­ще­му чув­ству. По­ли­лись сле­зы...

На ам­вон во­шел один из епи­ско­пов. Он не го­во­рил над­гроб­ные сло­ва, он сде­лал, так ска­зать, адми­ни­стра­тив­ные рас­по­ря­же­ния: «Се­го­дня мы по­гре­ба­ем один­на­дца­то­го пат­ри­ар­ха Все­рос­сий­ско­го – Ти­хо­на. На по­хо­ро­ны его со­бра­лась по­чти вся Москва. И я об­ра­ща­юсь к вам с прось­бой, ко­то­рая без­услов­но долж­на быть вы­пол­не­на. Де­ло в том, что весь мо­на­стыр­ский двор пе­ре­пол­нен на­ро­дом, во­ро­та за­кры­ты, и в мо­на­стырь боль­ше ни­ко­го не пус­ка­ют. Все при­ле­га­ю­щие к мо­на­сты­рю пло­ща­ди и ули­цы за­пру­же­ны на­ро­дом. Вся от­вет­ствен­ность за со­блю­де­ние по­ряд­ка ле­жит на мне. При та­ком скоп­ле­нии на­ро­да ма­лей­шее на­ру­ше­ние дис­ци­пли­ны мо­жет вы­звать ка­та­стро­фу. Про­шу, не омра­чай­те ве­ли­ко­го ис­то­ри­че­ско­го мо­мен­та, ко­то­рый мы сей­час пе­ре­жи­ва­ем с ва­ми. Пер­вым вый­дет от­сю­да ду­хо­вен­ство, по­том епи­ско­пы вы­не­сут свя­тей­ше­го. Пой­дут толь­ко свя­щен­но­слу­жи­те­ли в об­ла­че­ни­ях, все осталь­ные оста­нут­ся на ме­стах... Ни­кто не сой­дет с ме­ста, по­ка вам не ска­жут. Вы долж­ны ис­пол­нить это без­услов­но в па­мять на­ше­го свя­тей­ше­го от­ца пат­ри­ар­ха. И я знаю, что вы это сде­ла­е­те и не омра­чи­те ни­чем этих ис­то­ри­че­ских ми­нут...» Да­лее он под­черк­нул еди­не­ние, все­гда цар­ство­вав­шее меж­ду пат­ри­ар­хом и паст­вой. В за­клю­че­ние он пред­ло­жил при­сут­ству­ю­щим про­петь «Осан­на». Пес­но­пе­ние бы­ло под­хва­че­но мно­го­ты­сяч­ной тол­пой.

Лес хо­руг­вей дви­нул­ся к вы­хо­ду. За ним по че­ты­ре че­ло­ве­ка в ряд вы­хо­ди­ли свя­щен­ни­ки. На от­кры­той пло­щад­ке пе­ред со­бо­ром сто­я­ли но­сил­ки, на ко­то­рые бу­дет по­став­лен гроб. Кру­гом тол­пил­ся на­род, а око­ло са­мых сту­пе­ней мно­же­ство фо­то­гра­фов, на­пра­вив­ших свои ап­па­ра­ты на но­сил­ки.

Из со­бо­ра по­ка­за­лось ше­ствие. Ар­хи­ереи нес­ли гроб свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха. Пе­ние хо­ра сли­ва­лось с пе­ре­зво­ном ко­ло­ко­лов. При пе­нии «Веч­ная па­мять...» гроб был под­нят, и весь на­род под­хва­тил пес­но­пе­ние, как толь­ко про­цес­сия дви­ну­лась...

Сам на­род устро­ил цепь. Ни тол­кот­ни, ни дав­ки. Со­глас­но во­ле по­чив­ше­го, пе­ред са­мым по­гре­бе­ни­ем гроб пат­ри­ар­ха был вне­сен в его ке­ллию, где он столь­ко пе­ре­жил, столь­ко вы­стра­дал.

За­тем про­цес­сия дви­ну­лась к так на­зы­ва­е­мо­му теп­ло­му хра­му, где бы­ла при­го­тов­ле­на мо­ги­ла. В тем­ные две­ри во­шли ар­хи­ереи, и две­ри за гро­бом за­кры­лись. Все утих­ло. В мол­ча­нии сто­ял крест­ный ход пе­ред за­кры­ты­ми две­ря­ми хра­ма. Там про­хо­ди­ла ли­тия. Но вот раз­да­лось пе­ние: «Веч­ная па­мять...» Это гроб свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Ти­хо­на опус­ка­ли в мо­ги­лу. Пе­чаль­ный пе­ре­звон ко­ло­ко­лов точ­но пла­кал над рас­кры­той мо­ги­лой по­чив­ше­го пат­ри­ар­ха.

Вслед за ду­хо­вен­ством на­род устре­мил­ся к боль­шо­му со­бо­ру и це­ло­вал ме­сто, где сто­ял гроб усоп­ше­го.

На от­вет­стве­ней­шем по­сту пер­во­свя­ти­те­ля свя­тей­ший Ти­хон про­был семь с по­ло­ви­ной лет. Труд­но пред­ста­вить Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь без пат­ри­ар­ха Ти­хо­на в эти го­ды. Так неиз­ме­ри­мо мно­го сде­лал он для Церк­ви и для са­мой ве­ры.

За­слу­ги свя­тей­ше­го пе­ред Рос­сий­ской Цер­ко­вью неис­чис­ли­мы. За­ме­ча­тель­ные сло­ва ска­зал о нем мит­ро­по­лит Сер­гий Ни­же­го­род­ский: «Он один без­бо­яз­нен­но шел пря­мым пу­тем в слу­же­нии Хри­сту и Его Церк­ви. Он на се­бе од­ном нес всю тя­жесть Церк­ви по­след­ние го­ды. Им мы жи­вем, дви­жем­ся и су­ще­ству­ем как пра­во­слав­ные лю­ди».

Свя­тей­ший Ти­хон был муд­рым и опыт­ным корм­чим цер­ков­но­го ко­раб­ля в бур­ные го­ды. Он су­мел про­ве­сти и со­хра­нить его сре­ди бу­шу­ю­щих волн жи­тей­ско­го мо­ря. «И уже в од­ном этом, – ска­зал над гро­бом пат­ри­ар­ха про­фес­сор-про­то­и­е­рей Стра­хов, – несо­мнен­ная и ве­ли­чай­шая твоя за­слу­га».

В сми­ре­нии и по­дви­гах свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха бы­ла вид­на по­мощь Бо­жи­ей Ма­те­ри, Ко­то­рая все­гда опе­ка­ла и укреп­ля­ла его; из­вест­но, что пер­вое слу­же­ние Мос­ков­ско­го мит­ро­по­ли­та Ти­хо­на бы­ло в Успен­ском со­бо­ре в празд­ник Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, позд­нее он из­би­ра­ет­ся По­мест­ным Со­бо­ром пе­ред об­ра­зом осо­бо чти­мой свя­ты­ни – ико­ной Вла­ди­мир­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри. Пат­ри­ар­шая ин­тро­ни­за­ция со­сто­я­лась в Крем­ле, в Успен­ском со­бо­ре в празд­ник Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, и кон­чи­на со­вер­ши­лась то­же в Бо­го­ро­дич­ный празд­ник – Бла­го­ве­ще­ние.

Име­ет­ся еще од­но зна­ме­ние ми­ло­сти Бо­жи­ей Ма­те­ри: в боль­ни­це, где на­хо­дил­ся пе­ред кон­чи­ной пат­ри­арх Ти­хон, не бы­ло ико­ны. Он по­про­сил при­не­сти ико­ну, не ука­зав, ка­кую имен­но, его прось­бу ис­пол­ни­ли – из За­ча­тьев­ско­го мо­на­сты­ря при­нес­ли ико­ну Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

Несмот­ря на всю свою пер­во­свя­ти­тель­скую за­ня­тость, свя­тей­ший Ппат­ри­арх Ти­хон ча­сто слу­жил. В сред­нем в ме­сяц он со­вер­шал 23-25 бо­го­слу­же­ний. Это был его бла­го­дат­ный по­двиг пред­сто­я­ния пре­сто­лу Гос­под­ню. Это его зем­ное пред­сто­я­ние Ца­рю сла­вы за Рус­скую Цер­ковь ныне про­дол­жа­ет­ся в пред­сто­я­нии небес­ном.

На Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 9 ок­тяб­ря 1989 го­да свя­тей­ший пат­ри­арх Ти­хон был при­чис­лен к ли­ку свя­тых: "па­мять со­вер­шать в сей день его про­слав­ле­ния (9 ок­тяб­ря), а так­же вне­сти в ме­ся­це­слов да­ту его пре­став­ле­ния в день Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы".

Богослужения

Служба иже во святых отцу нашему священноисповеднику Тихону, патриарху Всероссийскому

НА ВЕЛИЦЕЙ ВЕЧЕРНИ

Блажен муж: 1-й антифон.

На Господи, воззвах: стихиры, глас 6:

Земля Псковская прославися, / яко в малем селении Клине / от благочестиваго корене плод благокрасен прозябе, / Василий, отроча благонравное, / святителю Великому тезоименитое. / В сем же имени велий, яко царственный, / путь ему преднаречеся.
Благочестивый иерей Иоанн, отец твой, святителю, / откровения дивнаго сподобися, / егда мати его почившая / во сне ему явися / и тя, еще ти отроку сушу, / единаго от триех братий / велика преднарече.

Измлада церковь Божию возлюбив / и благочестия вожделев, святе, / в духовном вертограде / во слове Божий / и отеческих и благочестивых писаниих, / начат поучатися.

Что убо сотворю, / киим образом жития моего / Тебе, Владыце и Богу, добре послужу, / киими подвиги, Тебе содействующу, / душу мою от грех очищу? / – в меру возраста пришед, / слезно взывал еси ко Господу, блаженне.

Слава, глас 8:

Путь девства, нищеты, / своея воли отсечения / избрал еси, блаженне, / иноческое пострижение прияв, / в немже именем Тихон наречен бе, / да путем благочестия святителя Задонскаго шествуеши.

И ныне, Богородичен: Царь Небесный:

Вход. Прокимен дне. И чтения 3.

На литии стихиры, глас 3:

Во граде Торопце, / во храме Божии, / идеже родитель твой служаше, / благочестию в юных летех / поучался еси, святителю.
Тих нравом, / кроток и смирен сердцем / воистинну пред Богом и людьми явился еси, / иго Христово чрез все житие добре пронеся, / во обителех небесных упокоился еси, блаженно, / молися ныне и о нас, / да и мы на земли добре поживше, / Царствия Божия наследники быти сподобимся.

Слава, глас 8:

Бог тя возвеличи, святителю отче Тихоне, / Первоиерарха Церкви Своея поставив, / ты же жребий служения сего / яко волю благую Его восприим, / в первосвятительстем подвизе твоем / присно ревновал еси о славе, - / Отца и Сына и Святаго Духа - / Троицы Единосущныя и Нераздельныя.

И ныне, Богородичен, глас тойже:

К Тебе, о Богомати, / вси ныне слезно взываем: / вонми предстательству святителя Тихона о нас / и Сыну Твоему молитвы вознеси / о спасении душ наших.

На стиховне, стихиры, глас 2:

Якоже свеща на свещнице светит всем, / тако ты, благочестием сияющь, блаженне, / поставлен бысть Господем во епископа земли Холмския, / да светом Христова учения / осияваеши люди, в ней живущия.

Стих: Уста моя возглаголют премудрость, и поучение сердца моего разум.

Бог благослови и освяти тя, земле Американская, / православным бо людем твоим во ограде Российския Церкве сущим / блаженнаго Тихона епископа даде, / той многими храмы лице твое украси / и яко богомудрый священноначальник / паству свою ко Христу приведе.

Стих: Благовестих правду Твою / в церкви велице.

Святии вси земли Ярославския, / сретайте иерарха добра, / Тихона блаженнаго, / той бо, якоже и вы, многия труды зде понесе, / и ныне тщится вкупе с вами молитися Христу Богу / спастися душам нашим.

Слава, глас 4:

Земля Литовская прославися / пришествием твоим, блаженне, / людие же православнии, / в ней сущий, / яко светильника веры и благочестия тя прияша / и в поклонении Триединому Богу тобою утвердишася, / святительский же омофор твой / надежный покров и защита / от злых обстояний тем явися.

И ныне, Богородичен, глас тойже:

Призри на моления Твоих раб, Всенепорочная, / утоляющи лютая на ны востания, / всякия скорби нас изменяющи, / Тя бо едину твердое и известное утверждение имамы / и Твое предстательство стяжахом, / да не постыдимся, Владычице, Тя призывающии, / потщися на умоление Тебе верно вопиющих: / радуйся, Владычице, всех Помоще, / Радосте и Покрове, / и Спасение душ наших.

Тропарь, глас 1:

Апостольских преданий ревнителя / и Христовы Церкве пастыря добраго, / душу свою за овцы положившаго, / жребием Божиим избраннаго / Всероссийскаго Патриарха Тихона восхвалим / и к нему с верою и упованием возопиим: / предстательством святительским ко Господу / Церковь Русскую в тишине соблюди, / расточенная чада ея во едино стадо собери, / отступившия от правыя веры к покаянию обрати, / страну нашу от междоусобныя брани сохрани / и мир Божий людем испроси.

НА УТРЕНИ

На Бог Господь: тропарь святителю, дважды.

Слава, и ныне, Богородичен.

По 1-м стихословии седален, глас 2:

Жезл первосвятительский дерзновенно приял еси, святе, / да яко добрый пастырь, небоязненно в подвизе твоем шествуя, / заблуждшая горохищная овчата обрящеши, / татиями похищенная во двор овчий паки возвратиши, / многоразличными болезньми и недуги обдержимыя добре уврачуеши / — и все Христово стадо словесных овец / в истине и правде упасеши.

Слава, и ныне, Богородичен, глас тойже:

Покрый нас всемощным Покровом Твоим, / Всемилостивая Владычице Богородице, / защити нас от всяких сетей вражиих, / дадеся бо Ти благодатная сила, / яко рождшей Владыку Христа и Спаса душ наших.

По 2-м стихословии седален, глас 5:

Благодарение Богу / воздадите, людие российстии, / Той бо пробавил есть милость Свою вам, / Тихона блаженнаго / Первоиерарха Церкви Своея постави, / да во дни испытаний / обрящете в нем образ веры / от наветов вражиих неколеблемы, / неложнаго упования на помощь Божию / и любовию Христовою исполненный.

Слава, и ныне, Богородичен, глас тойже:

Утоли, Владычице, / болезни душ наших. / Радостию благодатною о Тебе исполни сердца наша, /на Тя бо надеющийся / причастницы жизни вечныя будем.

По полиелеи седален, глас 8.

Подобен: О преславнаго чудесе.

Приидите, вернии, / согласно вей восхвалим святителя предивнаго, / священноначальника Церкви Российския богомудраго, / Тихона блаженнаго, / иже достойно иго Христово / чрез все житие свое понесе, / и ныне во обителех Отца Небеснаго водворився, / молится о спасении душ наших.

Слава, и ныне, Богородичен:

Буди благословен день и час, / вонь же благоволи Господь Тобою, Пречистая Богородице, / явити Спаса мiру, / сим же нам имети Тя яко дерзновенную Предстательницу и Ходатаицу пред Сыном Твоим / о спасении душ наших.

Степенна, 1-й антифон 4-го гласа.

Прокимен, глас 4: Вознесох избраннаго / от людей Моих.
Стих: Елеем Моим помазах его.

Всякое дыхание:

Евангелие от Иоанна, зачало 36.
По 50-м псалме стихира, глас 6:

Церковь Божию и чад ея преискренне любяй, / и к пользе тых деяния своя всемерно направляя, / жертвенно и дерзновенно, / якоже древле Моисей, / Господу взывал еси, святителю: / уне мне, Владыко, / да забвению предастся имя мое в человецех, / но спасена будет Церковь Твоя во отечестве моем / и иссякнут потоцы крови мучеников, / землю Российскую обильно обагрившия.

КАНОН Святителю, глас 6

Песнь 1

Ирмос: Яко по суху пешешествова Израиль, / по бездне стопами, / гонителя фараона / видя потопляема, / Богу победную песнь поим, вопияше.

Якоже плод красный спасительнаго сеяния Божия / явился еси в Церкви, святителю Христов, / родителей благочестивых, иерея Иоанна и Анны, быв отрасль предивная.

Предречение дивное во сне отцу твоему о грядущем величии твоем, еще ти отроку сушу, по мнозех летех сбыстся, / зане воистинну Великим Господином Российския Церкве явился еси, блаженне.

Образ кротости, смирения и любви о Господе являя, / добрый помощник юным другом твоим был еси, блаженне, / сего ради и тыя, еще ти отроку сушу, архиерея Божия прорекоша тя.

Богородичен:
Спаси нас от всяких бед, / Всемилостивая Владычице Богородице, / и Твоими молитвами к Сыну Твоему и Богу нашему / исцели от греховныя болезни страждущия души наша.

Песнь 3

Ирмос: Несть свят, / якоже Ты, Господи Боже мой, /вознесый рог верных Твоих, Блаже, / и утвердивый нас на камени / исповедания Твоего.

В вертоградех духовных, православно богословити и слово Божие иными языки глаголати поучался еси прилежно, блаженне, / и сие в церковном служении твоем добрый плод принесе.

Егда Владыка Господь объятия отча отверзе ти и яко возлюбленна сына, во иночестве Тихона прият тя, / таже и начальника в вертоградех духовных Пскова и Казани поставити тя благоволи, / да православныя отроки богомудрию и христианскому благочестию научиши, блаженне.

Холмскую паству добре управити призва тя Владыка Христос, / темже и начало положи святительским подвигом твоим, / да в них укрепляяся, изряден архиерей Всероссийския Церкве явишися, блаженне.

Богородичен: Множества грехов люто обдержат души наша. / Ты же, Пречистая Богомати, молитвами Твоими ко Иже от Тебе Рождшемуся, пленения сего греховнаго избави и на стезю спасения настави нас.

Седален, глас 1:

Доброму евангельскому пастырю подражая, / дерзновенно во двор овчий вшел еси, святителю, / и своя овцы глашая по имени, / во ограде церковней тыя невредимо соблюл еси.

Слава, и ныне, Богородичен, глас тойже:

К Тебе, о Богомати, / молитвенно мы ныне прибегаем / и предстательства Твоего пред сыном Твоим / усердно просим / от греховнаго ловительства сохрани нас / и на путь спасения настави.

Песнь 4

Ирмос: Христос моя сила, / Бог и Господь, / честная Церковь боголепно поет, взывающи / от смысла чиста, о Господе празднующи.

Смотрению Божию следуя, / велению матере Церкве повинуяся, / земли дальния Американския достигл еси / и тамо новую паству — людей алеутских, креольских, кенарских — во ограде Христовы Церкве яко добрый пастырь соблюл еси, / Тихоне блаженне.
Радуйтеся и веселитеся верныя чада Церкве Российския, иже в Пенсильвании, Калифорнии, Флориде и иных землех Американских сущии, / святитель бо Тихон ныне престолу Божию предстоит и молится о спасении душ наших.

Кронштадтскаго пастыря / собеседник быти сподобился еси, блаженне, / еще сый епископ града Ярославля, / и той ти всероссийское пастырство предуказа. / Темже и ныне с ним престолу Божию предстоя, / моли спастися душам нашим.

Богородичен:

Достойно есть прославляти Тя, Владычице, / присно спасающую землю Российскую. / Се бо и святитель Тихон в Ярославстем храме Успения Твоего, / государя Николая, яко истиннаго помазанника Божия срете / и благодарственныя молитвы вкупе с ним о заступлении отечества нашего / Тебе и Сыну Твоему принесе.

Песнь 5

Ирмос: Божиим светом Твоим, Блаже, / утренюющих Ти души любовию озари, молюся, / Тя ведети, Слове Божий, / Истиннаго Бога, / от мрака греховного взывающа.

Егда по грехом нашим нашествие иноплеменных Господь попусти, / и земля Российская кровию обагрися, / ты, святителю, покаяние проповедуя, / и врачевству душевному и телесному страждущих добре содействуя, / крепце стояти за веру православную, / царя благовернаго и отечество святое призывал еси.

Ополчению вражеску у стен града Вильно стоящу, / цельбоносныя мощи святых мученик Антония, Иоанна и Евстафия / из обители Святаго Духа благоговейно изнесл еси, святителю, / и во граде Москве / от поругания иноземных невредимы сохранил еси.
Благоволением Божиим и народа Божия избранием / Московским архипастырем поставлен был еси, святе, / темже и достойный преемник Московских святителей явился еси.

Богородичен:
Ангельский собор и человеческий род о Тебе радуется, Благодатная Марие, / Мати Неискусомужная, / Невместимаго бо во чреве вместила еси / и родила еси Спаса мiру.

Песнь 6

Ирмос: Житейское море, / воздвизаемое зря напастей бурею, / к тихому пристанищу Твоему притек, вопию Ти: / возведи от тли живот мой, / Многомилостиве.

Пустынножитель-старец пред образом Владычицы усердно моляся, / жребий со трепетом из ковчезца извлече, / на немже имя твое, / яко Богом избраннаго Первосвятителя, начертано бе, / сего ради и мы ныне, якоже тогда иерархи Собора, немолчно "аксиос" тебе, архипастырю наш, вопием, / сотвори и нас яко словесныя овцы достойны быти пажити твоея.

О глубины богатства и премудрости Божия! / Изволися Духу Святому со иерархи / поставити тя, блаженне, Патриарха Церкве Российския, / да во дни испытания веры / свидетельствующи крепкое в ней стояние / и паству твою неврежденну / от наветов вражиих добре соблюдеши.

О неизреченныя любве и милосердия Божия! / святитель Тихон во главу Российския Церкве поставляется / и мнозии людие / добраго пастыря обретают, / и во ограде церковней соблюдаются.

Богородичен:

Радуются и ликуют людие российстии, Приснодево, / Введение Твое во храм празднующе, / и возведение святителя Тихона Патриархом Российским / в сей же день благодарно воспоминающе, / усердно взывают Ти: / О Владычице Державная, / молитвами святителя Тихона / Церковь и землю Российскую / от всех наветов вражиих спаси / и вся верныя в чертоги небесныя введи.

Кондак, глас 2:

Тихостию нрава украшен, / кротость и милосердие кающимся являяй, / во исповедании православныя веры и любве ко Господу / тверд и непреклонен пребыл еси, / святителю Христов Тихоне. / Молися о нас, да не разлучимся от любве Божия, / яже о Христе Иисусе, Господе нашем.

Песнь 7

Ирмос: Росодательну убо пещь / содела Ангел / преподобным отроком, / халдеи же опаляющее / веление Божие, / мучителя увеща вопити: / благословен еси, Боже отец наших.

Плач, стенание и горе великое, / грядущия на Церковь Российскую предзрел еси, Первосвятителю, / обаче Христовою любовию укрепляем, / мужественно взывал еси: / благословен еси, Боже отец наших.

В лютую годину / первосвятительский жезл со страхом и трепетом прияв, блаженне, / Церковь Российскую яко корабль нерукотворный добре управил еси, / верныя же научил еси взывати: / благословен еси, Боже отец наших.

Пророку древнему Илии, / взыскующу не преклоньших колена пред Ваалом, / подражал еси первосвятителю, / да взыщеши, / яже не преклониша выю ловительству безбожных, / таже и падших из глубины греховныя воздвигнеши, / и верныя научиши в скорбных обстояниих / взывати Господу: / благословен еси, Боже отец наших.

Богородичен:

Помощницу надежную имамы Тя, Богородице, / многажды бо в скорбных обстояниих / предстательство о людех российских / пред Сыном Твоим являла еси.

Песнь 8

Ирмос: Из пламене преподобным росу источил еси / и праведного жертву водою попалил еси: / вся бо твориши, Христе, токмо еже хотети, / Тя превозносим во вся веки.

Во образ твоего усерднаго подражания / служению первосвятителей Московских, / в священныя одежды тех достойно облачен был еси, блаженне, / темже с ними о нас молися, да и мы достойны будем превозносити Господа во вся веки.

Жезл Первосвятителя Петра / со дерзновением приял еси, блаженне, / да образ власти предстоятеля в Церкви Российстей воставиши. / Мы же ведяще сицевую милость Божию к нам, / Господа превозносим во вся веки.

Грехом нашим умножившимся, / попусти Господь братоубийству / и междоусобным бранем в земли Российстей быти. /Ты же, святителю, / людей враждующих к покаянию и примирению призывал еси, / научая превозносити Христа во веки.

Богородичен:

В дому Твоем, Пречистая Дево, / храме Успения Твоего, / поставление блаженнаго Тихона в Первосвятителя Российскаго свершися. / Темже молитвы того, / яко вернаго избранника служителя Твоего, / к Богу вознеси и спаси души наша.

Песнь 9

Ирмос: Бога человеком невозможно видети / на Негоже не смеют чини Ангельстии взирати, / Тобою же, Всечистая, явися человеком / Слово Воплощенно, / Егоже величающе, / с небесными вои Тя ублажаем.

Плачем и рыданием / земля Российская огласися, / кровь святых мученик и исповедник Христовых потоки по ней излияся, / храмы Божий осквернишася и попранию предашася. / Увы мне, Земле моя! / — взывал еси, святителю, / кое врачевание прилежит ти, / да всех сих избавишися.

Увы мне, людие российстии! — взывал еси, блаженне. / Господа забыхом, / в делех наших осуетихомся, / попечение же о души николиже имехом. / Ей, глаголю вам, / благоволения Божия не обрящем, / аще души наша слезами покаяния пред Господом не потщимся очистити.

В темнице томящуся ти, святителю, / о Церкве премного болезновал еси, / иерарси бо и священницы нецыи / на стезю Иуды предателя ступивше / и неправедно власть в Церкви восхитивше, / злохудожная деяния своя, яко обновления благая нарекоша; / и сим паству Российскую в смятение приведоша / и в нестроениих церковных тяжце повинни быша.

Ни скорбь, ни теснота, ни гонение, / ни глад, ни нагота, / ниже беда, ни меч не возмогут разлучити верных чад Христовых от любве Его / — апостольски рекл еси, святителю.

Богородичен:

Кия похвалы возгласим Ти, Пречистая. / Киими словесы / величие Твое восславим, / яко Спаса родила еси душ наших.

Светилен, глас 1:

Первосвятителя Российскаго Тихона днесь прославим, / память его благочестно почитающе, / той бо, яко светильник пресветлый, просиял есть / и образом пресветлаго жития своего / ревностному служению Богу люди научает.

Слава, и ныне, Богородичен:

Радуйся, Богородице Дево, / Владычице Державная, / Светодавца Христа миру Рождшая; / радуйся, похвало всея вселенныя; / радуйся, Пречистая Мати Божия Благословенная.

На хвалитех стихиры, глас 4:

Вере в людех оскудевшей, / любви истощившейся, / надежди иссякнувшей, / попусти Господь / мор жесток, болезнь и глад на люди отечества нашего. / Ты же, святителю, / святыни Божия от поругания неверных защищая, / о страждущих болезновал еси / и к милосердию и жертве посильней / от щедрот своих для оных / всероссийскую паству призывал еси.

Словеса премудра / о еже не леты, но деяньми благими / полнота жития человеческаго пред Богом измеряется, / на тебе исполнишася святителю. / Темже душу добродетельми обогащену имея, / в Небесныя обители вселился еси, / идеже молишися о нас присно.

Внимайте убо себе, / людии российстии! / Пробави бо Господь ныне милость Свою нам: / потоки крови мученик иссякоша, / пленения от власти безбожных свободихомся, / попраннныя храмы Божий восставляются / — бежим всемерно приражения греховнаго, / да не паки гнев Божий наведем на ся, / и не будет нам последняя горша первыя.

Слава, глас 8:

Кровми святых мученик / Церковь Христова древле утвердися, / такожде и во дни твоя, святителю Тихоне, / во отечестве нашем яко потоцы водныя, / кровь святых мученик пролияся, / обаче смотрением Божиим / сия семенем явися, / из негоже прозябе благосеннолиственное древо Руси Православныя.

И ныне, Богородичен:

Пречистая Дево Мати, / благоволила еси святителю Тихону в день благовестия Ти Архангела Гавриила / поприще земнаго пути его скончати / и яко избранника Твоего в небесных чертозех вселити. / Темже, о Богомати, / молитвы святителя Тихона / о страждущей стране Российстей и людех ея / к Сыну Твоему и Богу вознеси / и спаси души наша.

Славословие великое и отпуст.

НА ЛИТУРГИИ

Служба святительская.

Молитвы

Тропарь святителя Тихона, патриарха Московского и всея Руси (прославление)

глас 1

Апостольских преданий ревнителя / и Христовы Церкве пастыря добраго, / душу свою за овцы положившаго, / жребием Божиим избранного / Всероссийскаго Патриарха Тихона восхвалим / и к нему с верою и упованием возопиим: / предстательством святительским ко Господу / Церковь Русскую в тишине соблюди, / расточенная чада ея во едино стадо собери, / отступившия от правыя веры к покаянию обрати, / страну нашу от междоусобныя брани сохрани / и мир Божий людем испроси.

Ин тропарь святителя Тихона, патриарха Московского и всея Руси

глас 3

В годину тяжкую Богом избранный / в совершенной святости и любви Бога прославил еси, / во смирении величие, в простоте и кротости силу Божию являя, / положил душу за Церковь, за люди своя, / исповедниче патриарше святе Тихоне, / моли Христа Бога, / Емуже сораспялся еси, / и ныне спасти землю Русскую и паству Твою.

показать все

Кондак святителя Тихона, патриарха Московского и всея Руси

глас 2

Тихостию нрава украшен,/ кротость и милосердие кающимся являяй,/ во исповедании православныя веры и любве ко ГосподУ/ тверд и непреклонен пребыл еси,/ святителю Христов Тихоне./ Молися о нас, да не разлучимся от любве Божия,/ яже о Христе Иисусе, Господе нашем.

Молитва святителю Тихону, Патриарху Московскому и всея Руси

О пастырю наш добрый, святый великий патриарше Тихоне, яко град горний ты явился еси — добрая дела твоя и доныне светятся пред человеки. Вемы, яко ты, предстоя престолу Пресвятыя Троицы, велие имаши дерзновение в молитвах пред Господем. Воззри и ныне на нас, грешных и недостойных чад твоих, к тебе бо, яко имущему велие дерзновение пред Творцем всяческих, ныне припадаем и усердно молимся: умоли Господа, да подаст нам решимость стяжать благочестие отцев наших, его же ты стяжал еси от юности твоея. Ты в житии своем ревностный защититель и хранитель истинныя веры был еси, помози и нам незыблемо соблюсти веру православную. Тихая бо душа твоя зело преуспела в Божественном смиренномудрии, научи и нас разум наш питати не многомятежной мудростию человеческой, но смиренным познанием воли Божией. Ты пред лицом лютых врагов Христовых Ис­тинного Бога дерзновенно исповедал еси, молитвою своею укрепи нас, малодушных, да и мы всегда и всюду противостанем духу безбожия и льсти. Ей, угодниче Божий, не презри нас, молящихся тебе, ибо не токмо от бед и скорбей избавление просим, но силы и твердости, великодушия и любви просим, дабы переносить оные напасти, восстающия на ны. Испроси нам неослабное терпение даже до конца жития нашего, мир с Господом и грехов отпущение. Отче святый! Укроти в стране нашей ветры неверия и смуты, да водворит Господь на земле Российстей тишину и благочестие и любовь нелицемерную. Молитвами твоими да сохранит ю от междуусобныя брани, да укрепит Святую Церковь нашу Право­славную, да не оскудеет она истинными пастырями, добрыми делателями, право правящими слово евангельской Истины. Упаси и за­блуд­шие овцы стада Христова. Наипаче же моли Господа сил, да возродится Русская земля святым покаянием и единым сердцем и едиными усты прославит Дивнаго во святых Своих Бога, в Троице славимаго Отца, и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Каноны и Акафисты

Канон святителю Тихону, Патриарху Московскому и всея Руси

глас 6

Песнь 1

Ирмос: Яко по суху пешествовав Изрииль, по бездне стопами, гонителя фараона видя потопляема, Богу победную песнь поим, вопияше.

Якоже плод красный спасительнаго сеяния Божия явился еси в Церкви, святителю Христов, родителей благочестивых, иерея Иоанна и Анны, быв отрасль предивная.

Предречение дивное во сне отцу твоему о грядущем величии твоем, еще ти отроку сущу, по мнозех летех сбыстся, зане воистину Великим Господином Российския Церкве явился еси, блаженне.

Образ кротости, смирения и любве о Господе являя, добрый помощник юным другом твоим был еси, блаженне: сего ради и тии, еще ти отроку сущу, архиерея Божия прорекоша тя.

Богородичен: Спаси нас от всяких бед, Всемилостивая Владычице Богородице, и Твоими молитвами к Сыну Твоему и Богу нашему исцели от греховныя болезни страждущия души наша.

Песнь 3

Ирмос: Несть свят, якоже Ты, Господи Боже мой, вознесый рог верных Твоих, Блаже, и утвердивый нас на кимени исповедания Твоего.

В вертоградех духовных православно богословити и слово Божие иными языки глаголати поучался еси прилежно, блаженне, и сие в церковнем служении твоем добрый плод принесе.

Егда Владыка Господь объятия Отча отверзе ти и, яко возлюбленна сына, во иночестве Тихона, прият тя, тогда и начальника в вертоградех духовных Пскова и Казани поставити тя благоволи, да православныя отроки богомудрию и христианскому благочестию научиши, блаженне.

Холмскую паству добре управити призва тя Владыка Христос, темже и начало положи святительским подвигом твоим, да в них укрепляяся, изряден архиерей Всероссийския Церкве явишися, блаженне.

Богородичен: Множества грехов люте обдержат души наша,. Ты же, Пречистая Богомати, молитвами Твоими ко Иже от Тебе Рождшемуся, пленения сего греховнаго избави и на стезю спасения настави нас.

Седален, глас 1

Доброму евангельскому пастырю подражая, дерзновенно во двор овчий вшел еси, святителю, и своя овцы глашая по имени, во ограде церковней тыя невредимо соблюл еси.

Песнь 4

Ирмос: Христос моя сила, Бог и Господь, честная Церковь Боголепно поет, взывающи от смысла чиста, о Господе призднующи.

Смотрению Божию следуя, велению матере Церкве повинуяся, земли дальния Американския достигл еси и тамо новую паству — людей алеутских, креольских, кенайских — во ограде Христовы Церкве яко добрый пастырь соблюл еси, Тихоне блаженне.

Радуйтеся и веселитеся, верныя чада Церкве Российския, иже в Пенсильвании, Калифорнии, Флориде и иных землях Американских сущая, святитель бо Тихон ныне Престолу Божию предстоит и молится о спасении душ наших.

Кронштадтскаго пистыря собеседник быти сподобился еси, блаженне, еще сый епископ града Ярославля, и той ти всероссийское пастырство предуказа. Темже и ныне с ним Престолу Божию предстоя, моли спастися душам нишим.

Богородичен: Достойно есть прославляти Тя, Владычице, присно спасающую землю Российскую. Се бо и святитель Тихон в Ярославстем храме Успения Твоего Государя Николая яко истиннаго Помазанника Божия срете и благодарственныя молитвы вкупе с ним о заступлении отечества нашего Тебе и Сыну Твоему принесе.

Песнь 5

Ирмос: Божиим светом Твоим, Блаже, утренюющих Ти души любовию озари, молюся, Тя ведети, Слове Божий, истиннаго Бога, от мрика греховнаго взывающа.

Егда по грехом нашим нашествие иноплеменных Господь попусти, и земля Российская кровию обагрися, ты, святителю, покаяние проповедуя и врачевству душевному и телесному страждущих добре содействуя, крепце стояти за веру Православную, царя благовернаго и отечество святое призывал еси.

Ополчению вражеску у стен града Вильно стоящу, цельбоносныя мощи святых мученик Антония, Иоанна и Евстафия из обители Святаго Духа благоговейно изнесл еси, святителю, и во граде Москве от поругания иноземных невредимы сохранил еси.

Благоволением Божиим и народа Божия избранием Московский архипастырь поставлен был еси, святе, темже и достойный преемник Московских святителей явился еси.

Богородичен: Ангельский собор и человеческий род о Тебе радуется, Благодатная Марие, Мати Неискусомужная, Невместимаго бо во чреве вместила еси и родила еси Спаса миру.

Песнь 6

Ирмос: Житейское море, воздвизаемое зря напастей бурею, к тихому пристанищу Твоему притек, вопию Ти: возведи от тли живот мой, Многомилостиве.

Пустынножитель старец пред образом Владычицы усердно моляся, жребий со трепетом из ковчежца извлече, на немже имя твое, яко Богом избраннаго Первосвятителя, начертано бе; сего ради и мы ныне, якоже тогда иерарси Собора, немолчно «аксиос» тебе, архипастырю наш, вопием, сотвори и нас яко словесныя овцы достойны быти пажити твоея.

О глубины богатства и премудрости Божия! Изволися Духу Святому со иерархи постявити тя, блаженне, Патриарха Церкве Российския, да во дни испытания веры свидетельствуеши крепкое в ней стояние и паству твою неврежденну от наветов вражиих добре соблюдеши.

О неизреченныя любве и милосердия Божия! святитель Тихон во главу Российския Церкве поставляется, и мнози людие добраго пастыря обретают и во ограде церковней соблюдаются.

Богородичен: Радуются и ликуют людие Российстии, Приснодево, Введение Твое во храм празднующе и возведение святителя Тихона в Патриарха Российскаго в сей же день благодарне воспоминающе, усердно взывают Ти: О Владычице Державная, молитвами святителя Тихона Церковь и землю Российскую от всех наветов вражиих спаси и вся верныя в чертоги небесныя введи.

Кондак, глас 2

Тихостию нрава украшен, кротость и милосердие кающимся являяй, во исповедании Православныя веры и любве ко Господу тверд и непреклонен пребыл еси, святителю Христов Тихоне. Молися о нас, да не разлучимся от любве Божия, яже о Христе Иисусе, Господе нашем.

Песнь 7

Ирмос: Росодательну убо пещь содела Ангел преподобным отроком, халдеи же опаляющее веление Божие, мучителя увеща вопити: благословен еси, Боже отец наших.

Плач, стенание и горе великое, грядущия на Церковь Российскую предзрел еси, Первосвятителю, обаче Христовою любовию укрепляемь, мужественно взывал еси: благословен еси, Боже отец наших.

В лютую годину первосвятительский жезл со страхом и трепетом приим, блаженне, Церковь Российскую яко корабль нерукотворный добре управил еси, верныя же научил еси взывати: благословен еси, Боже отец наших.

Пророку древнему Илии, взыскующу не преклоньших колена пред Ваалом, подражал еси, Первосвятителю, да взыщеши, иже не преклониша выю ловительству безбожных, таже и падших из глубины греховныя воздвигнеши, и верныя научиши в скорбных обстояниих взывати Господу: благословен еси, Боже отец наших.

Богородичен: Помощницу надежную имамы Тя, Богородице, многажды бо в скорбных обстояниих предстательство о людех Российских пред Сыном Твоим являла еси.

Песнь 8

Ирмос: Из пламене преподобным росу источил еси и праведнаго жертву водою попалил еси: вся бо твориши, Христе, токмо еже хотети. Тя превозносим во вся веки.

Во образ твоего усерднаго подражания служению первосвятителей Московских, в священныя одежды тех достойно облачен был еси, блаженне, темже с ними о нас молися, да и мы достойны будем превозносити Господа во вся веки.

Жезл Первосвятителя Петра со дерзновением приял еси, блаженне, да образ власти предстоятеля в Церкви Российстей возставиши. Мы же ведяще сицевую милость Божию к нам, Господа превозносим во вся веки.

Грехом нашим умножившимся, попусти Господь братоубийству и междоусобным бранем в земли Российстей быти. Ты же, святителю, людей враждующих к покаянию и примирению призывал еси, научия превозносити Христа во веки.

Богородичен: В дому Твоем, Пречистая Дево, храме Успения Твоего, поставление блаженнаго Тихона в Первосвятителя Российскаго свершися. Темже молитвы того, яко вернаго избранника служителя Твоего, к Богу вознеси и спаси души наша.

Песнь 9

Ирмос: Бога человеком невозможно видети, на Негоже не смеют чини Ангельстии взирати; Тобою бо, Всечистая, явися человеком Слово воплощенно, Егоже величающе, с Небесными вои Тя ублажием.

Плачем и рыданием земля Российская огласися, кровь святых мученик и исповедник Христовых потоки по ней излияся, храмы Божии осквернишася и попранию предашася. Увы мне, Земле моя! — взывал еси, святителю. Кое врачевание прилежит ти, да всех сих избавишися.

Увы мне, людие Российстии! — взывал еси, блаженне. Господа забыхом, в делех наших осуетихомся, попечение же о души николиже имехом. Ей, глаголю вам, благоволения Божия не обрящем, аще души наша слезами покаяния пред Господем не потщимся очистити.

В темнице томящуся ти, святителю, о Церкви премного болезновал еси, иерарси бо и священницы нецыи на стезю Иуды предателя ступивше и неправедно власть в Церкви восхитивше, злохудожная деяния своя, яко обновления благая нарекоша; и сим паству Российскую в смятение приведоша, и в нестроениих церковных тяжце повинни быша.

Ни скорбь, ни теснота, ни гонение, пи глад, ни нагота, ниже беда, ни меч не возмогут разлучити верных чад Христовых от любве Его, — апостольски рекл еси, святителю.

Богородичен: Кия похвалы возгласим Ти, Пречистая. Киими словесы величие Твое возславим, яко Спаса родила еси душ наших.

Светилен

Первосвятителя Российскаго Тихона днесь прославим, память его благочестно почитающе, той бо, яко светильник пресветлый, посиял есть, и образом пресветлаго жития своего ревностному служению Богу люди научает.

Акафист святителю Тихону, Патриарху Московскому и всея Руси

Кондак 1

Избранный архиерею, предивный угодниче и исповедниче Христов, Русския Церкве крепкое ограждение, отечеству нашему ходатаю и заступниче, прославляюще прославльшаго тя Господа, даровавшаго нам в тебе новаго и великаго предстателя, похвальное пение восписуем ти; ты же имеяй велие дерзновение ко Владыце Небесе и земли, от всяких нас бед свободи зовущих:
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Икос 1

Ангелов Творец и Господь в буреносныя дни мятежа и нестроения велия, восхотев людем страждущим утешение даровати, яви тя, патриарше претихий и предобрый, яко светило светозарное, светом Трисияннаго Божества озаряющее души верных, да и ны не грядут по тебе вси желающии со Христом быти, сего ради во умилении вопием ти:
Радуйся, от жребия патриаршества аки от монашескаго послушания не уклонивыйся;
Pадуйся, ревностному исполнению Божественных хотений научивыйся.
Радуйся, на престол патриарший, двесте лет пустовавый, в день Введения во храм Пресвятыя Богородицы возшедый;
Pадуйся, в день Благовещения со престола первосвятительскаго ко Престолу Пресвятыя Троицы прешедый.
Радуйся, первосвятительством и исповедничеством украшенный;
Pадуйся, для Бога живший и Богом просветленный.
Радуйся, яко подвигом своим патриаршество непреложно утвердивый;
Pадуйся, образ пастыря добраго собою явивый.
Радуйся, Донския обители сугубое прославление;
Pадуйся, Православныя Церкве во Америце утверждение.
Радуйся, российския паствы боговидное наследие;
Pадуйся, богоначертанный свиток правыя веры.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 2

Видя люди российстии о попрании святынь православных зело скорбящия и страхом объятыя, упованием полагал еси верным живот вечный, а не смерть имети; темже светом богоразумия твоего, Тихоне благосердне, и нас озари, да купно с тобою вопием Творцу всяческих: Аллилуиа.

Икос 2

Разум богопросвещен имея, богомудре Тихоне, отвергл еси всяческое плоти мудрование, с разумом же и волю повинул еси Господеви, темже сосуд чист и селение Духа Истины явился еси. Сего ради яко богомудраго наставника тя ублажающе, воспеваем:
Радуйся, с юношеских лет Патриарх прозванный;
Pадуйся, делателю винограда Христова избранный.
Радуйся, яко благостынным святительством утверждению Православия во Америце споспешествовал еси;
Pадуйся, яко всегда к высоте добродетелей пасомых тобою вел еси.
Радуйся, стадо тебе от Христа врученное во спасение наставивый;
Pадуйся, и сам вседушно Царствия Горняго вожделевый.
Радуйся, премудрости Божией созерцателю и проповедниче;
Pадуйся, разума Апостольския Церкве хранителю.
Радуйся, златоустый благовестниче православныя правды;
Pадуйся, небоязненный обличителю суемудрия и неправды.
Радуйся, праведности дивное благоухание;
Pадуйся, не посрамляяй нашего упования.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 3

Сила Вышняго яве показа тя, священнопроповедниче Тихоне, в трудех крестоношения суща, егда всеоружием Божия благодати козни тьмочисленных враг православныя веры разрушал еси, Богу поя победительно: Аллилуиа.

Икос 3

Имея веру несумненну и помысл чист, вся красная мира сего презрел еси, Тихоне богоблаженне, и в чине святительстем Господеви неленостно послужил еси. Темже благостию украшенный и ведением свыше озаренный, аки звезда путеводная светиши всем, вопиющим тебе:
Радуйся, единаго Христа всем сердцем возлюбивый;
Pадуйся, дарованный талант приумноживый.
Радуйся, яко угождал еси Богу всяческим благоугождением;
Pадуйся, вооруженный мудростию, кротостию и смирением.
Радуйся, правды и истины прежде всего искавый;
Pадуйся, истину дерзновенно вещавый.
Радуйся, заточение правды ради небоязненно претерпевый;
Pадуйся, смиренномудрием вознесенный.
Радуйся, вечную мзду добродетельми стяжавый;
Pадуйся, яко оными и противляющихся воле Божией удивлявый.
Радуйся, о утверждении паствы твоея присный ходатаю;
Pадуйся, теплый к Богу о нас предстателю.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 4

Бурю внутрь имея помышлений суетных не возможем, Тихоне всемудре, величие исповедничества твоего проповедати, обаче твоими молитвами у Престола Всевышняго в правоверии и благочестии укрепляеми, воспеваем Ему: Аллилуиа.

Икос 4

Слышавше людие о благоплодных добротах души твоея, богоносне Тихоне, желанием вожделеша тя видети на престоле первосвятительстем, абие свыше свидетельствован был еси яко сосуд Божественнаго изволения. Темже дивящеся чудному Божию промышлению, приносим ти благохваления сицевая:
Радуйся, Первосвятителю, от Самаго Господа проначертанный;
Pадуйся, мужу желаний, пасти стадо Христово избранный.
Радуйся, Пастыреначальника Иисуса Христа благоволение;
Pадуйся, незыблемости вечных христианских истин подтверждение.
Радуйся, апостолом сопричастниче;
Pадуйся, великим святителем сопрестольниче.
Радуйся, яко первопрестольником богомудрым равночестен явился еси;
Pадуйся, яко преемником твоим верный путеводитель ко спасению соделался еси.
Радуйся, духови повинувый плотская мудрования;
Pадуйся, спасительнаго Православия немолчное назидание.
Радуйся, чудес приснотекущий источниче;
Pадуйся, молитвенниче народный, старче и любимче всея Руси.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 5

Боготечную звезду яви тя Господь, досточудне отче наш Тихоне; зане паству твою добре осиял еси светом Православия, правы стези указуя к Царствию Христову и научая присно взывати к Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Внегда поставлен был еси на свещнице служения первосвятительскаго, всемудре Тихоне, потщался вседушно Богу благоугодити и не вотще потрудился еси, просвещая омраченныя страстьми. Мы же, ведяще тя архипастыря богомудра и строителя дому Божия верна и предобра, похвальная возсылаем ти:
Радуйся, у кормила правления церковнаго твердо стоявый;
Pадуйся, свет Христов верным возсиявый.
Радуйся, нужды духовно окрадуемых предваряяй;
Pадуйся, в попечении о Церкви на всяк день умирание подъемляяй.
Радуйся, душетленному зверю стадо твое расхищати не попустивый;
Pадуйся, Церковь в гонениих сущую верную Христу сохранивый.
Радуйся, яко тобою миродержца избавляемся;
Pадуйся, яко тобою ревности по Бозе исполняемся.
Радуйся, яко красен явился еси богословием и благими деяньми;
Pадуйся, яко мерзкаго неистовства потребил еси мудрование.
Радуйся, яко пресекл еси прелести гноение;
Pадуйся, народу православному похваление.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 6

Проповедник благочестия воистинну явился еси, делателю непостыдный и право правящий слово истины, священноначальниче Тихоне, яко добрый воин Христов ограждая паству твою в годину смертных искушений и подвизая взывати истинному Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси в первопрестольной яко звезда лучезарная, блистанием учений твоих и исповедничества озаряя души верных и разгоняя тьму нечестия. И ныне плоды сеяния твоего насыщаеши вся, яже со удивлением и любовию взывают к тебе:
Радуйся, на престол первосвятительский Промыслом Божиим возшедый;
Pадуйся, крестный путь с паствою своею прошедый.
Радуйся, яко жезлом благоволения стадо Христово пасл еси;
Pадуйся, яко овец заблуждших и обреченных на заклание не оставил еси.
Радуйся, потерянную овцу отыскавый, угнанную возвративый;
Pадуйся, пораженную перевязавый, больную укрепивый.
Радуйся, разжиревшее и буйное овча истребивый;
Pадуйся, богомерзких ересей востание отразивый.
Радуйся, от распрей церковных много скорбевый;
Pадуйся, неправедное лишение сана и монашескаго звания претерпевый.
Радуйся, яко для народа русскаго его драгоценное Сокровище Церковь и святое Православие сохранивый;
Pадуйся, яко твоими труды и ныне живем и движими есмы.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 7

Желая невозбранно пастырем добрым быти, емуже суть овцы своя, потщался еси, богоносне Тихоне, на пользу душ стада твоего всем вся быти, да вси взыщут Единаго Бога. Мы же, уповая достигнути спасения преславным ходатайством твоим, со дерзновением воспеваем: Аллилуиа.

Икос 7

Новаго и дивнаго попечителя Церкве Российския вемы тя, святителю Тихоне, понеже во исповедании твоем не устрашился еси человеческих прещений, и святоотеческия заветы соблюл еси. Сего ради и крепость духовную подаде ти Подвигоположник Христос; мы же недостойнии возносим ти сицевая:
Радуйся, самоотвержение всецелое показавый;
Pадуйся, спасения многих взыскавый.
Радуйся, яко волков хищных от паствы твоея отгнал еси;
Pадуйся, яко коварство их мудро распознал еси.
Радуйся, над всеми кознями сатанинскими восторжествовавый;
Pадуйся, всеоружие благочестия подъявый.
Радуйся, Промысла Божия о людех провозвестниче;
Pадуйся, дивное нравов очистилище.
Радуйся, сокровищ православныя веры усердный хранителю;
Pадуйся, Божия благоволения к людем исполнителю.
Радуйся, таинниче Божий, еще на земли небесных благ вкусивый;
Pадуйся, святость души твоея житием явивый.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 8

Странное и преславное чудо есть маловерным и малодушным зрети, богоявленне Тихоне, како в лютых гонениих престол первосвятительский имея, священную жизнь стяжавая, православную утвердил еси веру и премудростию твоею и словес благодатию научил еси стадо твое богоугодно воспевати: Аллилуиа.

Икос 8

Весь исполнь любве Христовы, Тихоне благосерде, паству свою не оставил еси: яко Ангел хранитель чадом своим пребываеши, молитвы Всевышнему о них возсылая: сего ради усердно чтем светлую память твою, благодарственное хваление воспевая ти:
Радуйся, обилием любве твоея мир удививый;
Pадуйся, в чине властителя кротость и мягкость явивый.
Радуйся, славу предобраго и преблагаго владыки снискавый;
Pадуйся, свет Царства Небеснаго на земли показавый.
Радуйся, апостольских преданий ревнителю;
Pадуйся, церковных канонов премудрый насадителю.
Радуйся, в святительстем служении своем труд и подвиг, а не славу и почет прозреваяй;
Pадуйся, истинно правоверныя повеления подаваяй.
Радуйся, яко Божественнаго священства правило был еси;
Pадуйся, яко великое воздаяние первосвятительства приял еси.
Радуйся, каменю драгий, землю Русскую всю украшаяй;
Pадуйся, на славословие Божие нас немощных созываяй.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 9

Подвигом добрым подвизался еси, всечестне Тихоне, непреткновенно течение лет совершил еси: благостынною и боголюбезною душею твоею к вечному животу преселился еси, идеже с чинми небесными и собором святых купно поеши Богу победную песнь: Аллилуиа.

Икос 9

Ветия многовещанныя не возмогут по достоянию изрещи пречуднаго прославления памяти твоея, богогласе Тихоне; мы же к покаянию тобою подвигаеми и благосердию твоему подражати хотяще, песньми похвальными тя ублажаем сице:
Радуйся, добрый твоего стада наставниче и правителю;
Pадуйся, колеблющихся в вере твердый оградителю.
Радуйся, свирепство имущих власть небоязненно претерпевый;
Pадуйся, кесарю токмо кесарево воздавый.
Радуйся, славу Царя царствующих и Господа господствующих мужественно воинствовавый;
Pадуйся, спасительная предания нам предавый.
Радуйся, яко тобою святое Православие ревностно охраняется;
Pадуйся, яко тобою всякий порыв к небесному благословляется.
Радуйся, во мраце нечестия правую веру утверждаяй;
Pадуйся, гнев Божий на милость к нам грешным прелагаяй.
Радуйся, великими московскими святители вспомоществуемый;
Pадуйся, покровом Пречистая Богородицы осеняемый.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 10

Спасти хотя Церковь Русскую, преславне отче наш Тихоне, скверная учения беззаконных анафематствовал еси, богоборцем противяся тако; да убоялися тя яко втораго Ермогена. Мы же почитающе всечестную память страданий твоих вопием прославльшему тя Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Забрало незыблемо и благонадежно Церкве явился еси, показуя собою мужественнаго борения образ и утверждая делы и словесы крепко стояти за правую веру, священноглагольниче Тихоне. И ныне светом твоим тьма отгоняется и обнажается плетение лукаваго совета, Божественныя твоея мудрости сияньми, да вси вопием ти сице:
Радуйся, яко обретатели злочестивых ересей посрамлены показал еси;
Pадуйся, яко нрав дерзкаго безбожия всенародно обличал еси.
Радуйся, новомучеников российских и сущих в гонениих за Церковь удобрение;
Pадуйся, яко и сам принимал еси за Христа заточение.
Радуйся, вольным Христовым страданием подражавый;
Pадуйся, страдания за Христа и Церковь Его радостию почитавый.
Радуйся, страданием исповедание совершивый;
Pадуйся, на Бога Промыслителя все упование возложивый.
Радуйся, яко обличаеши прелести сокровения;
Pадуйся, яко ужасаеши нечестивых помышления.
Радуйся, правую веру чрез многи подвиги непреложно утвердивый;
Pадуйся, благочестивую отрасль труды твоими возрастивый.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 11

Пение умиленное приносим ти, таинниче Христов, сияеши бо ныне на Небеси благолепия венцем украшен: яко верен святитель правдою одеялся еси и в раи сладости ликуеши; о песнословящих тя Отца Небеснаго прилежно моли, вопиющих Ему: Аллилуиа.

Икос 11

Всемирнаго светильника яви тя Христос, богодухновенне отче наш Тихоне: ведый сердца твоего смирение, на престоле святительстем тя посади. Ты же благовония жертв всего себе Ему принося, иерей был еси и жертва; сего ради немолчными гласы глаголем ти:
Радуйся, светлостию жития возсиявый;
Pадуйся, живот нестареющийся достойно приявый.
Радуйся, истины державный поборниче;
Pадуйся, покаяния рачительный проповедниче.
Радуйся, лжеучителей лукавство разоривый;
Pадуйся, маловерных в православной вере утвердивый.
Радуйся, за веру православную и благочестие российское заточение от безбожных приявый;
Pадуйся, мучение за Христа благодушно претерпевый.
Радуйся, яко силою Божией в подвиге непобедим явился еси;
Pадуйся, яко храм всечестен Богу был еси.
Радуйся, паствы твоея изрядный душепопечителю;
Pадуйся, на помощь тя призывающим скорый пособителю.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 12

Благодать восхотев восприяти от Щедродателя Владыки всех и Господа, прежде конца явился еси, всехвальне отче Тихоне, мертвенностию жизненосною ко греху одеян, Христа чтити научая богоприятне. Той же дарованием чудес обогати тя, освяти и прослави на Небеси и на земли, научая о тебе воспевати: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще венец исповедничества, приемый тобою, Тихоне досточудне, недоумеем, како воистинну наречем тя, ибо тобою в Троице славимый Бог наш славно прославися. Сего ради приносим ти похваления сицевая:
Радуйся, труд крестоношения богоугодно подъявый;
Pадуйся, токмо благоволения Божия искавый.
Радуйся, сосуде, Духа Святаго исполненный;
Pадуйся, дарами Духа Владычня обогащенный.
Радуйся, вечное приемый от Бога благословение;
Pадуйся, людем твоим испросивый Божие благоволение.
Радуйся, многоцелебныя мощи твоя во огни явивый;
Pадуйся, сими храм от огня сохранивый.
Радуйся, славы Божия велий ревнителю;
Pадуйся, молитв наших скорый исполнителю.
Радуйся, паствы твоея присное радование;
Pадуйся, во всем житии твоем Православия путевождю.
Радуйся, святителю Тихоне, Церкве Православныя похвало и утверждение.

Кондак 13

О пастырю наш предобрый, святый патриарше Тихоне, приими сие малое тебе хваление и моли венчавшаго тя славою Господа Сил, да возродит Россию во Христе; да дарует мир жительству нашему и Церкве святей Своей, ограждая ю от всех душепагубных и безбожных веяний; да обратит в любовь к Себе и ближнему сердца всех человек; да дарует познати Себе Духом Святым Своим велию множеству соотечественников наших, вере ненаученных и от веры отвращенных; да сподобимся ныне и присно и во веки веков единем сердцем и единеми усты воспевати Ему: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем икос 1-й и кондак 1-й

Молитва святителю Тихону, Патриарху Московскому и всея России

О пастырю наш добрый, святый великий Патриарше Тихоне! Яко град горний ты явился еси: добрая дела твоя и доныне светятся пред человеки. Вемы, яко ты, предстоя Престолу Святыя Троицы, велие имаши дерзновение в молитвах пред Господем. Воззри и ныне на нас, грешных и недостойных чад твоих, к тебе бо, яко имущему велие дерзновение пред Творцем всяческих, ныне припадаем и усердно молимся: умоли Господа, да подаст нам решимость стяжати благочестие отцев наших, егоже ты стяжал еси от юности твоея. Ты в житии своем ревностный защититель и хранитель истинныя веры был еси, помози и нам незыблему соблюсти веру православную. Тихая бо душа твоя зело преуспела есть в божественнем смиренномудрии: научи и нас разум наш питати не многомятежною мудростию человеческою, но смиренным познанием воли Божия. Ты пред лицем лютых врагов Христовых Истиннаго Бога дерзновенно исповедал еси; молитвою своею укрепи нас, малодушных, да и мы всегда и всюду противустанем духу безбожия и льсти. Ей, угодниче Божий, не презри нас, молящихся тебе, ибо не токмо от бед и скорбей избавления просим, но силы и твердости, великодушия и любве, дабы претерпети оныя напасти, востающия на ны. Испроси нам неослабное терпение даже до конца жития нашего, мир с Господем и грехов стпущение. Отче святый! Укроти в стране нашей ветры неверия и смуты, да водворит Господь на земли Российстей тишину, благочестие и любовь нелицемерную; молитвами твоими да сохранит ю от междоусобныя брани, да укрепит Святую Церковь нашу Православную, да не оскудеет она истинными пастырьми, добрыми делательми, право правящими слово Евангельския истины; упаси и заблуждшыя овцы стада Христова. Наипаче же моли Господа Сил, да возродится Русская земля святым покаянием и единем сердцем и едиными усты прославит дивнаго во святых Своих Бога, в Троице славимаго Отца, и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Молитва иная

О великий угодниче Божий, страстотерпче и святителю отче Тихоне, яко благоуханный цвет Российскаго луга духовнаго дивно процветый и добрый плод Христу Богу в терпении принесый, главо славнаго воинства новомучеников и исповедников Российских, ты соделался еси отцем всем православным христианом страны нашея и разсеянным по миру чадом Русския Церкве, ты еси наш хранитель и ходатай пред Господем, печальник и молитвенник за землю Русскую — Дом Пресвятыя Богородицы. С любовию припадаем к тебе и прославляюще подвиги твоя благоговейно молим тя, молися Господу нашему Иисусу Христу, яко Насадителю жизни и Победителю смерти, да не погибнет Россия, Отчизна наша, но да будет даже до конечнаго суда Божия светом православныя правды во откровение языков, да не оскудеет вера наша, да не угаснет надежда, да утвердится любы в сердцах наших. О святителю наш милостивый, Церкве Русския светило и столпе непоколебимый, покаяния мудрый проповедниче, молим тя, укроти междоусобную брань страстей наших, огради Церковь Русскую Православную от ересей и расколов, сохрани нас от тлетворных учений и суеверия, избави от лукавых человек, сохрани жизнь нашу от развращений и нестроений, врагами веры и Отечества нашего воздвизаемых, всяческих же искушений избави нас и сподоби в любви и единомыслии совершати дело Господне и воспевати со всеми верными чады Церкве Христовы славу Отцу и Сыну и Святому Духу во веки веков. Аминь.

Акафист святителю Тихону, Патриарху Московскому и всея Руси (иной)

Кондак 1

Избранный архиерею, исповедниче и угодниче Христов, Православия непоколебимый столпе, Отечеству нашему крепкое ограждение и ходатаю нашего спасения, благодаряще прославльшаго тя Господа, восхваляем тя, великаго предстателя и заступника нашего. Ты же, яко имеяй дерзновение ко Господу, от всяких нас бед свободи, любовию тебе зовущих:
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Икос 1

Ангела хранителя Российския земли дарова тя Господь во дни великих бед и напастей, обышедших страну нашу, да спасет ю от погибели и призовет чад Божиих к подвигу стояния за веру и к покаянию. И ныне, егда за умножение беззаконий оскуде вера, охладе любы, надежда подвижеся, да светит всем подвиг твой и да поют вси обретшии тобою спасение:
Радуйся, Истиннаго Бога верный служителю.
Pадуйся, веры Христовы непобедимый исповедниче.
Радуйся, молитвенниче за Русь неотступный.
Pадуйся, пастырю наш добрый и вселюбимый.
Радуйся, страстем Христовым приобщивыйся.
Pадуйся, душу за паству твою положивый.
Радуйся, благодатию Святаго Духа озаренный.
Pадуйся, Христа всем сердцем возлюбивый.
Радуйся, Российския державы славо и ограждение.
Pадуйся, кротости и смирения исполненный.
Радуйся, отеческих богодухновенных преданий верный хранителю.
Pадуйся, правило веры и образе кротости духовныя.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 2

Видя Господь сердца твоего изволение, от юности избра тя, да прославиши житием твоим имя святое Его, и дарова отцу твоему чрез сонное видение пророчество, яко сын его Василий будет велий пред Богом. Ты же, закону Божию усердно поучаяся, бысть пример братии твоей и исполнися духа разума, Христу Богу поя: Аллилуиа.

Икос 2

Разум имея Богом просвещенный, отче Тихоне, познал еси суету мира сего, егда во граде Пскове приял еси пострижение монашеское с именем в честь святителя Тихона, Задонскаго чудотворца, емуже подражал еси кротостию и смирением, всего себе отдав служению Единому Богу. Мы же, благоговейне тя почитающе, зовем:
Радуйся, от рождения твоего Богом избранный.
Pадуйся, честных родителей чадо благословенное.
Радуйся, святителю Василию Великому тезоименитый и подражателю верный.
Pадуйся, цвете благоуханный добраго воспитания.
Радуйся, от юности божественное учение возлюбивый.
Pадуйся, любве ради ко Господу дом отеческий оставивый.
Радуйся, во граде Торжце под кровом великия святыни — иконы Божия Матере Корсунския поживый.
Pадуйся, церковному служению от детства прилежавый.
Радуйся, еще во учении дар рассуждения явивый.
Pадуйся, от друзей пророчески патриархом прозванный.
Радуйся, дарованный тебе талант умноживый.
Pадуйся, покровом Пресвятыя Богородицы осененный.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 3

Силою свыше облече тя Дух Святый, архипастыря Церкве Российския поставляя; ты же в добродетелех возрастая, уготовлял еси себе к подвигу сему, разумея, яко истинное служение архипастыря есть непрестанное умерщвление от забот, трудов и печалей, ревностно подвизался еси о спасении вверенныя тебе паствы и о помощи небесней молился еси, взывая Богу: Аллилуиа.

Икос 3

Имея в сердце своем твердую веру во Христа, святителю Тихоне, не точию в России, но и в Новем Свете послужил еси Богу, идеже, подражая апостолом, обходил еси грады и веси, просвещая люди светом Православия, и усердно молил еси Бога, да утвердит их в вере и благочестии и да прославит имя Свое. Сего ради и мы, воспоминающе велия труды и подвиги твоя, величаем тя:
Радуйся, апостольскую силу восприемый.
Pадуйся, во благовестии Христове потрудивыйся.
Радуйся, запад солнца светом Православия озаривый.
Pадуйся, молитвенниче к Богу дерзновенный.
Радуйся, равноапостольным просветителем Новаго Света преподобному Герману и святителю Инокентию в трудех и подвизех поревновавый.
Pадуйся, Православныя Церкве во Америце небесный покровителю.
Радуйся, светильниче, седящих во тьме просветивый.
Pадуйся, правую веру непреложно утвердивый.
Радуйся, стадо, тебе от Христа врученное, сохранивый и ко спасению наставивый.
Pадуйся, Христова виноградника делателю верный.
Радуйся, всех православных христиан заступниче.
Pадуйся, у Престола Святыя Троицы всегда за ны молящийся.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 4

Бурю лютых искушений воздвиже князь мира сего на державу Российскую и Церковь Божию. Во дни сия мятежей и нестроений соборно избирает тя народ православный Московскаго архипастыря, отче Тихоне, да будеши всем верующым пастырь и наставник в жизни сей, да охраниши и оградиши молитвою твоею от бед и напастей град Москву — сердце Руси православныя. Мы же, таковому промышлению Божию радующеся, благодарне вопием: Аллилуиа.

Икос 4

Слыша Господь ходатайства Царицы Небесныя о спасении и устроении России, Дома Ея земнаго, воздвиже тя, святителю отче Тихоне, пастыря и отца по сердцу нашему, уготовляя всех на день испытания, дабы собрал ты воедино ратоборцы Христовы и извел их на брань со враги Церкве Его. Сего ради приими от нас похвалы сия:
Радуйся, Православия великий ревнителю.
Pадуйся, светильниче земли Российския.
Радуйся, за Дом Пречистыя Богородицы даже до смерти стояти призываяй.
Pадуйся, воине Христов непобедимый.
Радуйся, любовию своею нас согреваяй.
Pадуйся, отче милостивый и благодатный.
Радуйся, любви к Богу и ближним нас научаяй.
Pадуйся, народа твоего премудрый наставниче.
Радуйся, на вся времена образ истиннаго пастыря земли нашея показавый.
Pадуйся, не посрамивый нашего упования.
Радуйся, граду Москве Богом данный покровителю.
Pадуйся, Церкве Христовы мужественный защитниче.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 5

Яко лучезарную звезду, весь мир озаряющую до края земли показала еси нам, Владычице мира, честную икону Свою, Державною именуемую, на нюже взирая святитель Московский Тихон Тебе, Пречистая, покланяяся, молися о спасении и избавлении Отчизны нашея от нужды и печали, поя Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видевше тя людие Российстии главу великаго Собора Церкве Русския Православныя, удивишася, егда рекл еси, яко ныне, во дни скорби и гонений, переживаем радостное время. Ты бо, ведая, яко прииде Благодатная во спасение людей Своих, вверил еси страну нашу и Церковь Русскую Владычице Державней. Мы же в Державный Ея Покров прибегающе, воспеваем тя, святителю Божий и верный служителю Господа:
Радуйся, все упование на Матерь Божию возложивый.
Pадуйся, Отчизну нашу и Церковь Христову Покрову Ея вручивый.
Радуйся, явлением иконы Божия Матере Державныя возвеселивыйся.
Pадуйся, дивный акафист иконе сей написати благословивый.
Радуйся, икону святую Державную в щит и ограждение страны Российския показавый.
Pадуйся, яко иконою тою многая чудеса изливаются.
Радуйся, к Богоматере молитвенниче наш неусыпный.
Pадуйся, яко милостию Пречистыя дарова Господь тя в радость и утешение страждущым.
Радуйся, Божия Матере избранниче.
Pадуйся, верный таин Божиих строителю.
Радуйся, сердце свое во всегдашнее Богу и Божией Матери служение предавый.
Pадуйся, яко вшел еси в радость Господа твоего.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 6

Проповедует вся земля Российская милость Твою, о Богомати, како во дни разорения и смуты в Отчизне нашей священный Собор Церкве Русския Патриарха, всея же Руси единаго пастыря и молитвенника утверди. Ты же, Пречистая, от иконы Твоея Владимирския жребий первосвятительства сего Твоему избраннику, святителю Московскому Тихону, даровала еси, да расточенная чада Церкве паки воедино соберет и грядут по нему вси, поюще Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсия свет радости в сердцах верных, егда Собора освященнаго избранник взыде на престол патриаршия власти, глаголя: «Понеже священный и великий Собор суди меня, недостойнаго, быти в таковом служении, благодарю, приемлю и нимало вопреки глаголю». Темже и мы, чудное твое избрание воспоминающе, поем:
Радуйся, в день Успения Пресвятыя Богородицы главою Собора Всероссийскаго возглашенный.
Pадуйся, тем Собором к великому и страшному служению твоему призванный.
Радуйся, пред иконою Божия Матере Владимирскою по жребию Патриархом избранный.
Pадуйся, на престол патриарший в день Введения во Храм Пресвятыя Богородицы возшедый.
Радуйся, жезл перваго святителя Московскаго Петра достойно приемый.
Pадуйся, в ризу священномученика Патриарха Ермогена облаченный.
Радуйся, великих святителей Российских сопрестольниче.
Pадуйся, всех под покров и защищение отечески приемляй.
Радуйся, тяжкий жребий патриаршества со смирением понесый.
Pадуйся, от Господа умудренный в служении своем.
Радуйся, первосвятителю, от Самаго Господа предызбранный.
Pадуйся, заступниче наш и верный от бед хранителю.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 7

Хотя враг рода человеческаго веру Христову истребити в земли Российстей, воздвиже бурю злобы нечестивых на Церковь Божию. Тогда мнози архиереи, священницы, монаси и мирстии страшныя муки и смерть прияша. Ты же, отче Тихоне, моление устави совершати о гонимых и убиенных исповедницех и новомученицех, ихже имена весть Господь. Темже прославляюще укрепившаго их Христа Бога нашего, благодарно поем Ему: Аллилуиа.

Икос 7

Новый светильник и Церкве непоколебимый столп явился еси, святителю отче Тихоне, егда призвал еси народ православный к подвигу стояния за веру, возвысив глас свой: «Аще нужно есть пострадати за дело Христово, зовем вас, возлюбленная чада Церкве, на сия страдания вместе с собою, да расточатся и посрамлени будут врази Церкве силою Креста Христова». Мы же, ведуще силу благословения твоего, величаем тя:
Радуйся, исповедниче веры во Христа неустрашимый.
Pадуйся, всех верных стоянию до смерти за Православие научивый.
Радуйся, прияти мученическую смерть желавый.
Pадуйся, чашу страдания и долготерпения до конца испивый.
Радуйся, на страже Руси Православныя до смерти стоявый.
Pадуйся, свободу и достоинство Церкве Христовы хранивый.
Радуйся, отрадо и утешение скорбящих людей Российских.
Pадуйся, паствы твоея добрый наставниче.
Радуйся, неправедно гонимых защитниче.
Pадуйся, немощных укрепление.
Радуйся, к духовному подвигу всех чад Церкве Христовы призываяй.
Pадуйся, образе мужества духовнаго.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 8

Странно есть маловерным и малодушным видети, како святитель Христов Тихон грозно обличает безбожных властителей тьмы века сего, пророчествуя, яко Господь посрамит и разорит их замыслы, и от меча погибнут взявшии меч, и взыщется от них всякая кровь праведная, ими проливаемая. Тогда вси людие узреша, яко Патриарх всея России не ведает страха пред князем мира сего с его служители. Мы же, прославляюще Господа, даровавшаго избраннику Своему таковое дерзновение, поем Ему: Аллилуиа.

Икос 8

Вся сила вражия ополчися на тя, святителю Тихоне, егда приидоша тати и разбойницы, послушнии своим повелителем, покушавшиися лишити тя патриаршаго и священнаго сана. Во гневе воззре Господь на них и посмеяся им: не послушался бо еси, святителю Божий, разбойническаго собора, не предал еси земным лиходеем власти своей, врученныя тебе Самою Царицею Неба и земли. Таковую победу твою над слугами тьмы празднующе, поем тебе:
Радуйся, поборниче крепкий противу вождей тьмы века сего.
Pадуйся, дерзновенный заступниче за веру православную, теми гонимую.
Радуйся, грозный обличителю нечестия, лжи и беззакония.
Pадуйся, праведности дивное благоухание.
Радуйся, неправедное лишение патриаршаго сана и монашества претерпевый.
Pадуйся, разбойническому собору не подчинивыйся.
Радуйся, анафему врагом Креста Господня изрекий.
Pадуйся, стено нерушимая посреде бури страстей, безбожия и злобы.
Радуйся, вся угрозы и прещения врагов Церкве Христовы презревый.
Pадуйся, лжеучителей лукавство разоривый.
Радуйся, в разуме Богом просвещенный.
Pадуйся, яко стяжал еси блаженство гонимых за правду.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 9

Слышавше твое обличение, святителю Тихоне, сыны беззакония убояшася тя, яко втораго Ермогена и, ярости исполнившеся, в темницу ввергоша тя, не ведающе, яко несть преграды молитве первосвятителя Церкве Русския, Богом поставленнаго, ни в темничных стенах, ни в разстояниих, но яко фимиам благовонный возносятся его моления к Престолу Святыя Троицы, идеже со ангелы весь сонм святых земли нашея поет: Аллилуиа.

Икос 9

Витий человеческих уста не возмогут изъяснити чудо освобождения твоего, но яко апостол Петр избавлен бысть от уз темничных силою молитвы Церкве Христовы, тако просия вскоре победою вера православных людей и молитва твоя. Видяще тя из темницы возвращающася, людие возглашаху: «Христос Воскресе», чада же твоя со слезами лобызаху следы ног святейшаго отца своего, готовии идти за него в темницы и на смерть. Услыши и нас, верою поющих из глубины души:
Радуйся, заточение в темницу за Христа претерпевый.
Pадуйся, сердца всех православных христиан России в молитвах за тя соединивый.
Радуйся, угрозы мучителей презревый.
Pадуйся, народом России возлюбленный.
Радуйся, николиже в сделку с князем мира сего не вступивый.
Pадуйся, кротостию и смирением вражия сети сокрушивый.
Радуйся, скорый помощниче всем за веру истинную гонимым.
Pадуйся, всем народом православным почитаемый и славимый.
Радуйся, сущым в темницах и узах утешителю.
Pадуйся, сильным мира сего небоязненный суда Божия провозвестниче.
Радуйся, путь жизни всей стране Российстей осветивый.
Pадуйся, вольным страданием Христовым подражавый.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 10

Спасение устрояя роду человеческому, попусти Господь велия бедствия и искушения претерпети Церкви Русстей; но не потопити морю житейскому корабля Христова, да не погибнет Церковь Православная. Се бо добрый кормчий, Патриарх Тихон направи корабль Российский к тихой пристани Православныя Церкве, да подвижется держава Российская, благодатию Святаго Духа осененная и кровию новомучеников обагренная, ко исполнению призвания своего. Мы же, радующеся сему, благодарно вопием Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стена необоримая и оружие непобедимое был еси, святителю Тихоне, противу миродержителей тьмы века сего, егда радостный возшел еси на крест служения своего, апостольское дерзновение с духовным разумом соединив, и соделался еси главою великаго и славнаго воинства страдальцев за веру Христову: царие со сродники, святители и пастыри Церкве, монаси и мирстии, мужи и жены, младенцы и отроцы составиша Собор новомучеников и исповедников Российских. Мы же с любовию воззовем ти, помощнику всех душу свою полагающих за други своя:
Радуйся, кормчий Церкве Русския Православныя, Богом избранный.
Pадуйся, в бурях и стихиях мира корабль церковный проведый.
Радуйся, в гефсиманийстей молитве паствою твоею не оставленный.
Pадуйся, Голгофу свою с радостию приявый.
Радуйся, живым сердцем православныя России соделавыйся.
Pадуйся, к сонму новомучеников и исповедников Российских сопричтенный.
Радуйся, великий архиерею, безкровную жертву о людех приносивый.
Pадуйся, о прощении прегрешений народа своего пред Богом молитвенниче.
Радуйся, проповедниче и учителю покаяния.
Pадуйся, печальниче земли нашея.
Радуйся, в стоянии за истину Православия жизнь свою отдавый.
Pадуйся, со всеми святыми Богу угодившими, наследие обретый.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 11

Пение надгробное и рыдание творит Русь Православная у гроба Патриарха Тихона, скончавшагося с тихою молитвою благодарения и славословия. Мы же, с любовию припадающе к мученическому ложу новаго Ермогена, воспоминаем слова святителя Филиппа грозному повелителю Руси: «Мертвый буду вам еще страшнее, а истязуемому вами народу еще милее, нежели живый». Темже убо людие православнии душу святейшаго отца своего к Небеси провождающе, умиленно воспеша Богу: Аллилуиа.

Икос 11

Светом благодати Божия осиян бысть град Москва и обитель Донская, егда прииде день прощания, яко велие духовное торжество и дивная радость в сердцах, растворенная печалию о безвременней кончине духовнаго отца народа нашего. Зряще на сей день скорби и торжества Православия, и мы веруем, яко непреложно есть обетование Господа нашего: «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ея». Темже, святителю Тихоне, светом любве твоей озаряеми, поем тебе:
Радуйся, в день Благовещения Пресвятыя Богородицы в вечныя обители призванный.
Pадуйся, в храме Донския иконы Богоматере упокоивыйся.
Радуйся, в Неделю Ваий погребенный.
Pадуйся, тем путь к Голгофе Русстей Церкви от Господа указавый.
Радуйся, славнейшаго града Москвы похвало и украшение.
Pадуйся, обители Донския неусыпный хранителю.
Радуйся, Архангелов и Ангелов сослужителю.
Pадуйся, праотцев радосте.
Радуйся, пророческому служению причастный.
Pадуйся, апостолов достойный преемниче.
Радуйся, в сонме мучеников и исповедников прославленный.
Pадуйся, святителей и преподобных сонаследниче.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 12

Благодати Божия сокровище явишася нам святыя мощи твоя, святителю Тихоне. Вся в мире падшем истлевают, обаче сила Божия побеждает естества чин: тако мощи и ризы твоя нетленны сохранишася в недрех земли. Темже радуемся мы грешнии, имуще чудныя мощи твоя в храме Донския обители яко знамение милости Божия в новая смутная времена державы Российския, и благодарственно взываем Богу: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще твое прославление, святителю Тихоне, почитаем страдания, хвалим долготерпение и кротость, славим мужество и вся подвиги твоя, яко великаго молитвенника о нас пред Богом, утешителя и предстателя. Тобою Бог украси Дом Матере Своея — землю Русскую, и тело твое, многолетно в земли сокровенное, чадом твоим возврати. И ныне, пред ракою мощей твоих предстояще, величаем тя:
Радуйся, знамение милости Божия открытием твоих мощей явивый.
Pадуйся, нетлением мощей твоих зарю общаго воскресения мертвых показавый.
Радуйся, благодать исцелений от раки мощей твоих изливаяй.
Pадуйся, яко мощей твоих демони трепещут.
Радуйся, яко молящымся тебе даруеши духовное утешение.
Pадуйся, ты бо, яко солнце новое, освещаеши страну нашу.
Радуйся, мирския бури, волнения и мятежи в тишину мудре прелагаяй.
Pадуйся, радостию о Господе озаренный.
Радуйся, путь спасения многим людем Российским указуяй.
Pадуйся, всех под кров и защищение отечески приемляй.
Радуйся, Матерь Божию яко Заступницу рода Христианскаго почитавый.
Pадуйся, от Господа венцем славы на Небесех венчанный.
Радуйся, святителю Тихоне, всея Российския земли добрый пастырю и дивный предстоятелю.

Кондак 13

О великий святителю и страстотерпче Христов отче Тихоне, подвиг стояния до смерти противу сил злобы подъемый, веру Христову яко щит пред лжеучении мира сего державый и нам образ терпения и мужества духовнаго явивый, приими моление наше, тебе приносимое, даруй духовному стаду твоему и Отечеству нашему помощь в битве за веру православную, за спасение России, укрепи в сердцах наших веру, надежду и любовь, да сподобимся в радости воспевати Богу и Спасителю нашему: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос: «Ангела хранителя...» и 1-й кондак: «Избранный архиерею...»