Церковное душепопечение лиц с психическими расстройствами

бла­го­чин­ный Крас­но­сель­ского округа
Санкт-Петер­бург­ской Епар­хии

свя­щен­ник, пси­хо­лог Вале­рий Швецов

Цер­ков­ное душе­по­пе­че­ние берет начало с момента рож­де­ния Церкви Хри­сто­вой и осно­вы­ва­ется, во-первых, на при­мере Самого Христа, кото­рый ока­зы­вал помощь подоб­ного рода людям – «И при­во­дили к Нему всех немощ­ных, одер­жи­мых раз­лич­ными болез­нями и при­пад­ками, и бес­но­ва­тых, и луна­ти­ков, и рас­слаб­лен­ных, и Он исце­лял их» (Мф. 4:24). Хри­стос в Еван­ге­лии неод­но­кратно при­зы­вает своих после­до­ва­те­лей ока­зы­вать помощь как нищим, заклю­чен­ным, так и боль­ным (см. Мф.25:31–46 и др.).

Во-вторых, Цер­ков­ное душе­по­пе­че­ние осно­вы­ва­ется на хри­сти­ан­ском взгляде на лич­ность чело­века. Лич­ность в хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии рас­смат­ри­ва­ется в един­стве духов­ных, душев­ных и телес­ных про­яв­ле­ний. И это един­ство дости­га­ется только при усло­вии пре­об­ла­да­ю­щего вли­я­ния сферы духа.

По словам преп. Нико­дима Свя­то­горца, «Дух твой, ищущий Бога Небес­ного, да власт­вует над душою и телом, назна­че­ние кото­рых устро­ить вре­мен­ную жизнь». В этом един­стве – здо­ро­вье и норма чело­ве­че­ского бытия.

По утвер­жде­нию свт. Фео­фана Затвор­ника, духов­ную сферу в чело­веке состав­ляют: «бла­го­го­ве­ние и жизнь в страхе Божием, совесть, иска­ние Бога», а архи­епи­скоп Лука (Войно-Ясе­нец­кий), извест­ный врач-хирург, писал, что «духов­ность есть высшее дости­же­ние чело­ве­че­ской души».

Един­ство и гар­мо­ния всех сторон чело­ве­че­ской лич­но­сти, состо­я­ние, кото­рое было дано чело­веку в его пер­во­здан­ной чистоте, затем было уте­ряно в резуль­тате пре­не­бре­же­ния зако­нами духов­ной жизни, теперь явля­ется задан­ным чело­веку, иско­мым состо­я­нием: «Сам же Бог мира да освя­тит вас во всей пол­ноте, и ваш дух и душа и тело во всей цело­сти да сохра­нится без порока в при­ше­ствие Гос­пода нашего Иисуса Христа» (1Фес.5:23). Это заве­ща­ние ап. Павла про­хо­дит через все века,

Соот­вет­ственно ука­зан­ным сферам лич­но­сти и всякая болезнь имеет, в первую оче­редь, духов­ную, а уже затем пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­скую при­роду.

Таким обра­зом, глав­ной пас­тыр­ской забо­той в деле душе­по­пе­че­ния о боль­ном чело­веке всегда было нахож­де­ние корней болезни чело­века в его духов­ной сфере и вра­че­ва­ние этой сферы духов­ными сред­ствами.

И, в‑третьих, цер­ков­ное душе­по­пе­че­ние осно­вы­ва­ется на исто­ри­че­ском опыте соци­аль­ного слу­же­ния душев­но­боль­ным самой Церкви.

В  период после гоне­ния на Цер­ковь, начи­ная с IV века, стали появ­ляться бла­го­тво­ри­тель­ные учре­жде­ния и мона­стыри. Они стали пер­выми оби­те­лями вра­че­ва­ния. Напри­мер, всем  известна широ­кая бла­го­тво­ри­тель­ная дея­тель­ность св. Васи­лия Вели­кого (379 г. †), в то время, когда он был епи­ско­пом Кеса­рии. Им была открыта и вра­чеб­ница для душев­но­боль­ных, кото­рая назы­ва­лась Васи­ли­а­дою. Также и другие епи­скопы орга­ни­зо­вы­вали в своих епар­хиях в разное время подоб­ные вра­чеб­ницы.

При­шед­шие из Греции в России первые иноки при­несли с собой не только вра­чеб­ные знания, но и пред­став­ле­ние о вра­че­ва­нии как о подвиж­ни­че­ском долге мона­хов. С момента кре­ще­ния Руси вра­че­ва­ние нахо­ди­лось под непо­сред­ствен­ным покро­ви­тель­ством Пра­во­слав­ной Церкви. Вели­кий князь Вла­ди­мир в своем Уставе(996г.) объ­яв­лял боль­ницы учре­жде­ни­ями, а «лечцов» (врачей) – людьми цер­ков­ными, под­власт­ными епи­скопу. На Сто­гла­вом соборе 1551 года Иван Гроз­ный потре­бо­вал ока­за­ния содей­ствия в при­зре­нии нищих и боль­ных, к кото­рым отно­си­лись и «лишен­ные разума». По поста­нов­ле­нию этого собора мона­стыри взяли на себя попе­че­ние о пси­хи­че­ски боль­ных, в част­но­сти, совер­шив­ших пре­ступ­ле­ния. Эти функ­ции мона­стыри выпол­няли и раньше, но поста­нов­ле­ния Сто­гла­вого собора уточ­нили и рас­ши­рили их обя­зан­но­сти.

В этот период пас­тыр­ского душе­по­пе­че­ния гос­под­ство­вало рели­ги­озно-мисти­че­ское пони­ма­ние всех пси­хо­па­то­ло­ги­че­ских нару­ше­ний, пси­хи­че­ские болезни рас­смат­ри­ва­лись как резуль­тат воз­дей­ствия дья­вола на душу чело­века или послед­ствия пер­во­род­ного греха. Надо ска­зать, что даже в этот период у опыт­ных духов­ни­ков наблю­дался диф­фе­рен­ци­ро­ван­ный подход к пси­хи­че­ским боль­ным. Их пас­тыр­ский опыт поз­во­лял раз­гра­ни­чи­вать пато­ло­ги­че­ские состо­я­ния людей, воз­ник­шие под воз­дей­ствием демон­ских иску­ше­ний, и пере­жи­ва­ния, явив­ши­еся резуль­та­том болез­нен­ных при­род­ных про­цес­сов в пси­хо­фи­зи­че­ском орга­низме. Так, пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник (VII в.) опи­сы­вает при­знаки, по кото­рым сове­тует отли­чать «духов­ное пре­льще­ние» (духов­ное заблуж­де­ние) от душев­ных рас­стройств, раз­вив­шихся «от есте­ства».

С конца XVIII века в России стал про­ис­хо­дить про­цесс секу­ля­ри­за­ции куль­туры и науки. В это же время от церкви начала отде­ляться и пси­хи­ат­рия, кото­рая прошла период ста­нов­ле­ния на основе раци­о­на­ли­сти­че­ских теорий. Чело­век и его душев­ные болезни стали обла­стью иссле­до­ва­ния пси­хи­ат­рии как науки. Пас­тыр­ское попе­че­ние о таких боль­ных ока­за­лось как бы и не нужным. Извест­ные про­фес­сора, осо­бенно за рубе­жом, выска­зы­вали свое отри­ца­тель­ное отно­ше­ние к рели­гии. Всякий неме­ди­цин­ский путь в поста­новке диа­гноза и лече­ние душев­но­боль­ных отвер­гался и пори­цался.

В начале XX века в пси­хо­ло­гии и пси­хи­ат­рии воз­никла необ­хо­ди­мость целост­ного рас­смот­ре­ния пси­хи­че­ских про­яв­ле­ний чело­века в норме и пато­ло­гии, во всей пол­ноте его духов­ного и пси­хо­фи­зи­че­ского бытия. В это время всем здра­во­мыс­ля­щим пси­хо­ло­гам и пси­хи­ат­рам ста­но­вится ясно, что все пси­хи­ат­ри­че­ские раци­о­на­ли­сти­че­ские кон­цеп­ции и пси­хо­ло­ги­че­ские обоб­ще­ния не адек­ватны для объ­яс­не­ния рели­ги­оз­ных пере­жи­ва­ний. Ученые медики стали при­хо­дить к убеж­де­нию, что рели­ги­оз­ный чело­век, его пове­де­ние, состо­я­ние и даже заблуж­де­ния должны вос­при­ни­маться во всем целост­ном строе лич­но­сти, кото­рый вклю­чает не только пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ское, но и духов­ное бытие. Клас­сик пси­хи­ат­рии С.С.Корсаков в 1901 году писал, что «каж­дому пси­хи­че­ски здо­ро­вому чело­веку при­суще рели­ги­оз­ное чув­ство». Рели­ги­оз­ная потреб­ность – это иска­ние и неуто­ли­мая жажда Абсо­лют­ного, Веч­ного и Без­услов­ного, иска­ние Выс­шего Смысла. На западе «Сокра­том совре­мен­но­сти» Шеле­ром изда­ется в 1921 году «Суще­ствен­ная фено­ме­но­ло­гия рели­гии”, где дела­ется попытка по воз­мож­но­сти точно опре­де­лить спе­ци­фи­че­ские черты рели­ги­оз­ного пере­жи­ва­ния и дать анализ этих осо­бен­но­стей.

Такое раз­ви­тие пси­хи­ат­рии, учи­ты­вав­шей рели­ги­оз­ные чув­ства и духов­ное бытие чело­века, было оста­нов­лено в России после октябрь­ского пере­во­рота 1917 года. Кра­е­уголь­ным камнем всякой науки, вклю­чая и пси­хи­ат­рию, стал воин­ству­ю­щий атеизм. Лич­ность стала рас­смат­ри­ваться с пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ских точек зрения. Духов­ное пони­ма­ние всякой болезни стало нена­уч­ным и поэтому недо­пу­сти­мым. В Европе в XX веке пси­хи­ат­рия про­дол­жала раз­ви­ваться в основ­ном на раци­о­на­ли­сти­че­ских идеях.

В послед­ние годы по мило­сти Божией в нашей стране стали вновь наво­диться мосты между Цер­ко­вью и пси­хи­ат­рией, кото­рые осво­бо­ди­лись от тяже­лого гнета тота­ли­тар­ного ате­и­сти­че­ского госу­дар­ства. Стали про­во­диться научно-бого­слов­ские кон­фе­рен­ции с уча­стием духо­вен­ства и врачей-пси­хи­ат­ров. В декабре 1995 года в Москве состо­ялся первый семи­нар по пас­тыр­ской меди­цине с при­гла­ше­нием пси­хи­ат­ров. В 1997 году в Свято-Дани­ло­вом мона­стыре про­хо­дил пас­тыр­ский семи­нар, посвя­щен­ный этой теме. В пси­хи­ат­ри­че­ских кли­ни­ках и интер­на­тах стали откры­ваться домо­вые храмы. Боль­ные и врачи полу­чили воз­мож­ность духовно окорм­ляться у пра­во­слав­ных пас­ты­рей.

В связи с появив­шейся уни­каль­ной воз­мож­но­стью сов­мест­ного попе­че­ния о боль­ных людях, как со сто­роны свя­щен­ства, так и со сто­роны врачей-пси­хи­ат­ров перед нами встает ряд серьез­ных задач. Одна из основ­ных задач, сто­я­щих перед пас­ты­рем и врачом-пси­хи­ат­ром, это анализ всех сфер лич­но­сти, всех слоев бытия чело­века в целом. И надо ска­зать, что в зару­беж­ной прак­тике стала акси­о­мой необ­хо­ди­мость такой сов­мест­ной работы пас­тыря и пси­хи­атра. Сего­дня – это веле­ние вре­мени, дик­ту­е­мое инте­ре­сами боль­ных и широ­кого все­сто­рон­него пони­ма­ния чело­ве­че­ской лич­но­сти. Такая сов­мест­ная работа, без­условно, необ­хо­дима в слож­ных слу­чаях тече­ния болезни, как на этапе диа­гноза, так и на этапе лече­ния.

Как пишет про­фес­сор Д.Е. Меле­хов в своем труде «Пси­хи­ат­рия и про­блемы духов­ной жизни»: «Перед духов­ни­ком, а также перед пси­хи­ат­ром, если он веру­ю­щий чело­век, стоит первая задача – поста­вить «духов­ный диа­гноз», т.е. необ­хо­димо опре­де­лить, что в этих стра­да­ниях чело­века имеет непо­сред­ственно духов­ную при­чину и под­ле­жит лече­нию духов­нику. Одно­вре­менно надо уста­но­вить, что в его пере­жи­ва­ниях ока­зы­ва­ется про­яв­ле­нием душев­ной болезни, име­ю­щей при­чину в нару­ше­ниях моз­го­вой дея­тель­но­сти или всего орга­низма, а потому тре­бует вра­чеб­ной ком­пе­тен­ции. Как пра­вильно отме­чено в Настоль­ной книге свя­щен­но­слу­жи­теля (т.8): «Этап уста­нов­ле­ния духов­ного диа­гноза более ответ­ствен­ный, нежели опре­де­ле­ние нали­чия и вида пси­хи­че­ского забо­ле­ва­ния. Сюда отно­сится опре­де­ле­ние уровня духов­ного раз­ви­тия чело­века, выяс­не­ние глу­боко скры­того в тай­ни­ках его души лич­ного отно­ше­ния к Богу и ко греху, спо­соб­ность его сопро­тив­ляться силе греха. Здесь необ­хо­дима ком­пе­тен­ция умного и опыт­ного пас­тыря, кото­рый имеет особый дар, про­яв­ля­ю­щи­еся либо как при­су­щая ему духов­ная про­зор­ли­вость, либо как резуль­тат обоб­ще­ния духов­ного опыта Церкви. Апо­стол Павел назы­вал его даром раз­ли­че­ния духов, пере­чис­ляя дары Свя­того духа: слово муд­ро­сти, слово знания, вера, дар исце­ле­ния, чудо­тво­ре­ния, про­ро­че­ства, раз­ли­че­ние духов» (1Кор.12:4–11).

При уста­нов­ле­нии духов­ного диа­гноза пас­тырь может встре­титься с таким пси­хи­че­ским рас­строй­ством, кото­рое явля­ется резуль­та­том воз­дей­ствия злых духов на чело­века. В Свя­щен­ном Писа­нии в Еван­ге­лии от Мф.8,28–34 опи­сы­ва­ется яркий случай исце­ле­ния боль­ного в Гада­рин­ской стране, кото­рый был одер­жан злыми духами. Бесо­одер­жи­мость ныне довольно рас­про­стра­нен­ное явле­ние. Два обсто­я­тель­ства отли­чают бесо­одер­жи­мого чело­века от пер­вич­ного пси­хо­тика. Первое – злые духи знают Бога и тре­пе­щут перед силою Креста Хри­стова, молитвы, святой воды, Св. Хри­сто­вых Таин. Второе – пси­хи­че­ские пове­ден­че­ские рас­строй­ства у бесо­одер­жи­мых людей носят отте­нок насиль­ствен­но­сти. Отли­чи­тель­ной осо­бен­но­стью также явля­ется кри­ти­че­ское отно­ше­ние к себе одер­жи­мого чело­века. После изгна­ния злого духа из страж­ду­щего чело­века у него наблю­да­ется полная сохран­ность пси­хи­че­ского здо­ро­вья.

В прак­тике пас­тыр­ского душе­по­пе­че­ния состо­я­ния бесо­одер­жа­ния имеют свои раз­гра­ни­че­ния. Бес­но­ва­то­стью можно назвать состо­я­ние, когда чело­век теряет всякое само­со­зна­ние. Одер­жи­мость же есть частич­ная пле­нен­ность души злой силой. В обыч­ной дей­стви­тель­но­сти мы ста­но­вимся одер­жимы, когда пора­бо­ща­емся своим стра­стям и поро­кам.

Архи­епи­скоп Лука (Войно-Ясе­нец­кий) гово­рил по этому поводу: «При­чины многих душев­ных болез­ней неиз­вестны уче­ней­шим пси­хи­ат­рам. Не знаем мы и при­чины буй­ного поме­ша­тель­ства. Но мне пред­став­ля­ется несо­мнен­ным, что в числе буйно поме­шан­ных есть извест­ный про­цент под­линно бес­но­ва­тых». Не потому ли в пси­хи­ат­ри­че­ской лечеб­нице очень тяже­лый «дух», что в ней есть такая кате­го­рия боль­ных, кото­рая не пере­но­сит ничего цер­ков­ного, будь то молитва, окроп­ле­ние Святой водой, запах ладана и т.д.

В соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви (РПЦ) §11.5, при­ня­той на Юби­лей­ном Архи­ерей­ском Соборе 2000г., ука­зано, что «пред­став­ля­ется оди­на­ково неоправ­дан­ным как све­де­ние всех пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний к про­яв­ле­ниям одер­жи­мо­сти, что влечет за собой необос­но­ван­ное совер­ше­ние чина изгна­ния злых духов, так и попытка лече­ния любых духов­ных рас­стройств исклю­чи­тельно кли­ни­че­скими мето­дами».

Болезнь души – это сокро­вен­ная тайна. Архи­епи­скоп Инно­кен­тий Хер­сон­ский утвер­ждал, что «на фоне душев­ных болез­ней раз­ру­ша­ется тон­чай­шая нерв­ная ткань, и обра­зу­ются пустоты, через кото­рые душа ста­но­вится наи­бо­лее уяз­вима к дья­воль­скому воз­дей­ствию. Таким обра­зом, воз­ник­шая от есте­ства болезнь как бы обна­жает душу». Не оттого ли опре­де­лен­ные пси­хо­па­то­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния так явственно напо­ми­нают пове­де­ние одер­жи­мых. Для того чтобы можно было легче раз­гра­ни­чи­вать, где случаи истин­ного пси­хи­че­ского забо­ле­ва­ния, а где случаи пси­хи­че­ских рас­стройств, вызван­ных духов­ными при­чи­нами, свя­щен­ник и прак­ти­ку­ю­щий врач Сергей Фили­мо­нов в своей книге «Цер­ковь, боль­ница, боль­ной» ука­зы­вает на наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные симп­томы духов­ного забо­ле­ва­ния у чело­века. В этой же книге отец Сергий как пас­тырь дает и советы духовно боля­щим людям, направ­ляя их для изле­че­ния своих неду­гов в Лоно Святой Пра­во­слав­ной Церкви.

В своем повсе­днев­ном слу­же­нии пас­тырю при­хо­дится нередко встре­чаться и со слу­ча­ями окорм­ле­ния пси­хи­че­ских боль­ных. Эти случаи рас­смат­ри­вает такая бого­слов­ская дис­ци­плина как пас­тыр­ская пси­хи­ат­рия. Архи­манд­рит Киприан (Керн) пишет, «что суще­ствуют состо­я­ния души, кото­рые трудно опре­де­лить кате­го­ри­ями нрав­ствен­ного бого­сло­вия и кото­рые не входят в поня­тия добра и зла. Эти состо­я­ния при­над­ле­жат не к аске­ти­че­ской обла­сти, но к пси­хо­па­то­ло­ги­че­ской и раз­ви­ва­ются от плоти, от есте­ства». В случае окорм­ле­ния пси­хи­че­ски боль­ного пас­тырю необ­хо­димо попы­таться опре­де­лить, какое место рели­ги­оз­ные пере­жи­ва­ния зани­мают в общей струк­туре лич­но­сти чело­века. Как ука­зы­вает проф. Д.Е. Меле­хов, «они могут быть в слу­чаях пато­ло­гии непо­сред­ствен­ным отра­же­нием симп­то­мов болезни или могут быть про­яв­ле­ни­ями здо­ро­вой лич­но­сти, и тогда при нали­чии болезни, они помо­гают боль­ному сопро­тив­ляться ей, при­спо­саб­ли­ваться к ней и ком­пен­си­ро­вать дефекты, вне­сен­ные болез­нью в лич­ность боль­ного. Вот почему для врача недо­пу­стимо при иссле­до­ва­нии боль­ного «сходу» трак­то­вать всякое рели­ги­оз­ное пере­жи­ва­ние как пато­ло­гию или заблуж­де­ние и тут же в про­цессе иссле­до­ва­ния начи­нать анти­ре­ли­ги­оз­ную про­па­ганду или демон­стри­ро­вать свое эле­мен­тар­ное, дог­ма­ти­че­ски-мате­ри­а­ли­сти­че­ское отно­ше­ние к рели­ги­оз­ным иска­ниям и сомне­ниям своего паци­ента».

При остром про­те­ка­нии пси­хи­че­ского забо­ле­ва­ния веру­ю­щему боль­ному необ­хо­дима помощь, в первую оче­редь, пси­хи­атра. Пас­тырю остав­ля­ется воз­мож­ность уси­лен­ной молитвы за такого боль­ного, так как пас­тыр­ские настав­ле­ния в данный момент не могут быть вос­при­няты страж­ду­щим адек­ватно. По мере его выздо­ров­ле­ния «удель­ный вес» пси­хи­ат­ри­че­ской помощи будет осла­бе­вать, духов­ной – напро­тив, воз­рас­тать. Выше опи­сан­ное лишь эскизно изоб­ра­жает такую слож­ную область знаний как пас­тыр­ская пси­хи­ат­рия.

К сожа­ле­нию, у неко­то­рых свя­щен­но­слу­жи­те­лей сло­жи­лось мнение о неце­ле­со­об­раз­но­сти пси­хи­ат­ри­че­ской помощи как тако­вой. Душев­ные болезни ими вос­при­ни­ма­ются либо как резуль­тат воз­дей­ствия злого духа, либо – как след­ствие гре­хов­ного повре­жде­ния души. Опыт пока­зы­вает, что такого рода пас­тыр­ские умо­за­клю­че­ния не улуч­шают пси­хи­че­ского состо­я­ния боля­щих пасо­мых. При­ве­дем ответ старца, насель­ника Свято-Троице-Сер­ги­е­вой Лавры, архи­манд­рита Кирилла (Пав­лова) пси­хи­че­ски боль­ной жен­щине на ее вопрос обра­щаться ли ей к пси­хи­атру или нет. Старец ей напи­сал: «обра­титься к пси­хи­атру можно, но надо и помо­литься, чтобы Гос­подь, если есть на то святая Его воля, через врача исце­лил Ваше забо­ле­ва­ние». В помощь свя­щен­нику проф. Д.Е. Меле­хов ука­зы­вает в своих рабо­тах, какие пси­хо­па­то­ло­ги­че­ские состо­я­ния могут быть пово­дом для обра­ще­ния к меди­цин­ской ком­пе­тен­ции.

С точки зрения пас­тыр­ского душе­по­пе­че­ния душев­ное забо­ле­ва­ние, как и телес­ное, – это Гос­по­дом воз­ло­жен­ный крест ради спа­се­ния души чело­века. По поводу того, как нужно пас­тырю вести дело окорм­ле­ния душевно боль­ных хорошо пишет прот. Вла­ди­мир Воро­бьев: «Свя­щен­ник должен объ­яс­нить чело­веку, что болезнь душев­ная – это не позор. Это вовсе не какое-то вычерк­ну­тое из жизни состо­я­ние, это – крест. Такой чело­век чего-то не может делать так, как делают здо­ро­вые люди. Но он может сми­ряться и должен сми­ряться. Он мно­гого не пони­мает, но должен слу­шаться. И если такому боль­ному уда­ется объ­яс­нить, что он должен сми­ряться, тогда все в порядке. Он обя­за­тельно реа­би­ли­ти­ру­ется и сможет жить в Церкви бла­го­по­лучно. Для него не закрыто ни Цар­ство Божие, ни бла­го­дат­ная жизнь…»

Тра­ди­ци­онно при­нято счи­тать, что боль­шин­ство пси­хо­ти­че­ской пато­ло­гии мало изле­чимо. Опыт пока­зы­вает, что это дей­стви­тельно так. Но даже тяжело душевно боль­ные могут жить бла­го­дат­ною жизнью в Церкви при усло­вии сохра­не­ния у них здо­ро­вого духов­ного ядра лич­но­сти. На лицах таких боль­ных видна особая печать про­свет­лен­но­сти и духов­но­сти, что делает их духовно кра­си­выми и при­вле­ка­тель­ными.

Выше шла речь о душе­по­пе­че­нии лиц с тяже­лыми пси­хи­че­скими рас­строй­ствами, кото­рые могут иметь био­ло­ги­че­скую при­роду или быть свя­зан­ными с одер­жи­мо­стью души злыми духами. Вместе с тем, суще­ствует боль­шая группа пси­хи­че­ских рас­стройств, име­ну­ю­щихся в кли­нике как «погра­нич­ная пато­ло­гия (т.е. прин­ци­пи­ально обра­ти­мая). К этой группе отно­сятся нев­розы, депрес­сив­ные состо­я­ния, пси­хо­со­ма­тозы, пси­хо­па­тии и др. Стра­да­ния этих людей, как счи­тает мос­ков­ский врач-пси­хи­атр Авдеев Д.А., явля­ются во многом след­ствием их лич­ностно-харак­те­ро­ло­ги­че­ского склада, кото­рый опре­де­ля­ется духов­ными при­чи­нами. Роль и ответ­ствен­ность пас­тыря в окорм­ле­нии таких боль­ных, оче­видно, резко воз­рас­тает.

Ста­нов­ле­ние пси­хо­те­ра­пии, кото­рая и должна вра­че­вать выше­пе­ре­чис­лен­ные пси­хи­че­ские рас­строй­ства отно­сят обычно на конец XIX века. Нельзя не отме­тить, что долгое время перед тем пси­хо­те­ра­пев­ти­че­скую миссию по праву несли свя­щен­ники. Как пишет извест­ный врач-пси­хо­те­ра­певт Невя­ро­вич В.К. в своем труде «Тера­пия души»: «Пси­хо­те­ра­пия вобрала в себя и немало поза­им­ство­вала из пас­тыр­ства и духов­ного вра­че­ва­ния (нрав­ствен­ное воз­дей­ствие словом, сокро­вен­ность встречи, искрен­ность и сопе­ре­жи­ва­ние страж­ду­щему и другие формы); вна­чале труд пси­хо­те­ра­певта во многом напо­ми­нал труд свя­щен­ника (за исклю­че­нием бого­слу­же­ния и таинств), только в миру… В свя­то­оте­че­ском учении содер­жатся настолько глу­боко и убе­ди­тельно рас­кры­тые аспекты, каса­ю­щи­еся тера­пии души, что не обра­титься к ним и не исполь­зо­вать их вместо сомни­тель­ного рода модных пси­хо­тех­ник, где наряду с каплей истины море лжи, было бы не только не разумно, но и пре­ступно»… В соци­аль­ной кон­цеп­ции РПЦ в §11,5 гово­рится, что «нрав­ственно недо­пу­стимы пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ские под­ходы, осно­ван­ные на подав­ле­нии лич­но­сти боль­ного и уни­чи­же­нии его досто­ин­ства. Оккульт­ные мето­дики воз­дей­ствия на пси­хику, иногда мас­ки­ру­ю­щи­еся под науч­ную пси­хо­те­ра­пию, кате­го­ри­че­ски непри­ем­лемы для Пра­во­сла­вия».

«Пси­хо­те­ра­пия, напол­нен­ная духов­ным смыс­лом, свя­то­оте­че­скими высо­ко­нрав­ствен­ными иде­а­лами, не только имеет право на суще­ство­ва­ние, но, вне вся­кого сомне­ния, рано  поздно должна занять реша­ю­щее место в цели­тель­стве чело­ве­че­ской души, спо­соб­ствуя ее спа­се­нию через истин­ную Пра­во­слав­ную веру в лоне Святой Апо­столь­ской Церкви Христа», – счи­тает Невя­ро­вич В.К.

А вот как рас­кры­вает смысл и суть пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ского воз­дей­ствия архи­епи­скоп Лука (Войно-Ясе­нец­кий): « Пси­хо­те­ра­пия, состо­я­щая в сло­вес­ном, вернее духов­ном воз­дей­ствии врача на боль­ного, – обще­при­знан­ный, часто дающий пре­крас­ные резуль­таты метод лече­ния многих болез­ней». Здесь дела­ется акцент не на сло­вес­ном, а духов­ном воз­дей­ствии. Ибо не оду­хо­тво­рен­ное живи­тель­ной силой духа слово есть пустая форма, шелуха. «Поэтому лишено вся­кого смысла гово­рить о духов­ном вра­че­ва­нии, если нет любви в сердце вра­че­ва­теля, цель­ной веры, боже­ствен­ного горе­ния и пра­вед­но­сти на устах, но более в делах и реаль­ной жизни», – пишет Невя­ро­вич В.К.

В наше время резко воз­росло число душев­но­боль­ных людей, что явля­ется испол­не­нием свя­то­оте­че­ских про­ро­честв, и в осо­бен­но­сти их много в церкви. Сего­дня люди ожи­дают от свя­щен­но­слу­жи­те­лей пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской помощи, кото­рая явля­ется одной из форм духов­ной помощи, частью пас­тыр­ского душе­по­пе­че­ния. Глав­ный врач одного из пси­хо­дис­пан­се­ров Ива­нов­ской обла­сти в беседе со свя­щен­ни­ком вос­клик­нул: «Слава Богу, что откры­лось так много храмов, а то бы мы захлеб­ну­лись в потоке боль­ных!»

Такая пас­тыр­ская помощь осо­бенно акту­альна тогда, когда боль­ной закрыт для неве­ру­ю­щего врача, не дове­ряет ему, считая, что неве­ру­ю­щий не может иметь пра­виль­ных пред­став­ле­ний о том, что про­ис­хо­дит в его пра­во­слав­ной душе.

Таким обра­зом, свя­щен­ник должен уметь ока­зать посиль­ную пси­хо­ло­ги­че­скую помощь при­шед­шему к нему чело­веку и для этого ему необ­хо­димо обла­дать хотя бы мини­маль­ным набо­ром началь­ных знаний в этой обла­сти. Для этого пас­тырь может обра­титься к трудам свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника, кото­рый по праву счи­та­ется Небес­ным Покро­ви­те­лем Пас­тыр­ской Пси­хо­ло­гии как научно-бого­слов­ского направ­ле­ния.

Роль пас­тыря в окорм­ле­нии лиц с пси­хи­че­скими рас­строй­ствами велика потому, что боль­шин­ство пси­хи­че­ских рас­стройств, отно­ся­щихся к обла­сти малой пси­хи­ат­рии – это болезни лич­но­сти, воз­ни­ка­ю­щие, как пра­вило, от игно­ри­ро­ва­ния духов­ных потреб­но­стей, без­бо­жия, духов­ной сле­поты. Про­фес­сор Д.Е. Меле­хов пола­гал, что в основе многих пси­хи­че­ских рас­стройств лежит несми­ре­ние. «Вера же есть сми­ре­ние», – гово­рит св. Вар­са­ну­фий Вели­кий. Этому и должен, в первую оче­редь, научать пас­тырь своих пасо­мых.

Рас­смот­рим такое широко рас­про­стра­нен­ное в наше время пси­хи­че­ское рас­строй­ство как невроз. Как известно, невроз раз­ви­ва­ется ввиду кон­фликта лич­но­сти с собой или дру­гими людьми, т. е. это столк­но­ве­ние между жела­е­мым и дей­стви­тель­ным. Чем мощнее это столк­но­ве­ние, тем острее про­те­кает забо­ле­ва­ние. Спра­вед­ливо нев­розы иногда назы­вают запу­щен­ной формой стра­стей. Дру­гими сло­вами, грех опре­де­ляет духов­ную почву для воз­ник­но­ве­ния нев­роза. И поэтому невроз явля­ется чутким нрав­ствен­ным баро­мет­ром и связь его с духов­ной сферой чело­века оче­видна. По этому поводу свя­щен­ник Алек­сандр Ель­ча­ни­нов писал: «…Нерв­ность и т.д., мне кажется, просто виды греха, а, именно, гор­до­сти. Самый глав­ный нев­ра­сте­ник – диавол. Можно ли пред­ста­вить нев­ра­сте­ни­ком чело­века сми­рен­ного, доб­рого, тер­пе­ли­вого?»

По мнению про­фес­сора Д.Е. Меле­хова ком­пе­тен­ция пси­хо­те­ра­певта – это рас­смот­ре­ние пси­хо­трав­ми­ру­ю­щих фак­то­ров или дефек­тов вос­пи­та­ния, ком­пе­тен­ция духов­ника – помощь в пре­одо­ле­нии нрав­ствен­ных причин болезни, моби­ли­за­ция сил на актив­ное про­ти­во­сто­я­ние ей, и, глав­ное, помощь в пока­ян­ном рас­кры­тии души к Богу, истор­же­ние из души самих корней болезни.

Для врача, посвя­тив­шего себя пси­хо­те­ра­пии, важно иметь соб­ствен­ные духов­ные цен­но­сти, кото­рые опре­де­ляли бы его работу с паци­ен­тами. Без соб­ствен­ной духов­ной плат­формы врач не сумеет раз­ли­чить пси­хо­со­ци­аль­ные и био­ло­ги­че­ские при­чины забо­ле­ва­ний от экзи­стен­ци­о­наль­ных, миро­воз­зрен­че­ских. Если же врач-пси­хо­те­ра­певт явля­ется пра­во­слав­ным, то по жела­нию и просьбе боль­ного, он должен помочь ему найти путь к Богу. «В этом случае слово спе­ци­а­ли­ста, – как пишет, исходя из вра­чеб­ного опыта, Авдеев Д.А., будет под­креп­ляться бла­го­дат­ной силой Божией, укажет дорогу к тому, Кото­рый – Истина, Путь и Жизнь!»

Конечно, как пра­вильно ука­зы­вает игумен Евме­ний, у пра­во­слав­ного врача не должно воз­ни­кать соблазна, навя­зы­вать рели­ги­оз­ные цен­но­сти под видом пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской помощи. («Вам помо­жет только испо­ведь и Св. При­ча­стие! Пока вы не при­мете Св. Кре­ще­ние, я не буду Вас лечить!» и т.п.) Это явля­ется нару­ше­нием вра­чеб­ной этики. Чело­век должен созна­тельно прийти к Богу, Церкви, Таин­ствам. Бог явля­ется только конеч­ной целью всех устрем­ле­ний чело­века, но не сред­ством к дости­же­нию физи­че­ского или пси­хи­че­ского здо­ро­вья.

Врач не должен под­ме­нять собой свя­щен­ника. Он лишь пред­ше­ствует ему. «Доктор, как ука­зы­вает врач Авдеев Д.А., иногда пред­став­ляет собой «заслон» от того, чтобы паци­ент не впал в еще боль­шие иску­ше­ния и грехи (алко­голь, блуд, само­убий­ство)». Также и свя­щен­ник не должен под­ме­нять собою врача, ока­зы­вая духов­ную помощь лицам с пси­хи­че­скими рас­строй­ствами.

     Исходя из всего выше­из­ло­жен­ного, можно сде­лать общий вывод, что сов­мест­ная работа пас­ты­рей Церкви и врачей-пси­хи­ат­ров в деле под­дер­жа­ния и сохра­не­ния пси­хи­че­ского здо­ро­вья насе­ле­ния – это давно назрев­шая необ­хо­ди­мость, уни­каль­ная воз­мож­ность сего­дняш­него дня, тре­бо­ва­ние людей и веле­ние вре­мени. Общими уси­ли­ями, дове­ряя и помо­гая друг другу, пас­тыри и врачи должны спасти наш народ от таких страш­ных бед, как поваль­ная алко­го­ли­за­ция и нар­ко­ти­за­ция, от наплыва тота­ли­тар­ных сект, оккульт­ных вра­че­ва­те­лей и пси­хо­тех­ник, от посто­янно рас­ту­щей нев­ро­ти­за­ции и пси­хи­че­ской дегра­да­ции, корнем кото­рых явля­ется без­ду­хов­ность, потеря истин­ных цен­но­стей и смысла жизни.

Какой будет Россия завтра, зави­сит во многом от нас с вами, пас­ты­рей и врачей, от нашей веры и духов­но­сти. С каж­дого из нас спро­сится за каждый нами про­жи­тый день, за каж­дого чело­века, кото­рый обра­тился к нам за помо­щью и сове­том.


Исполь­зу­е­мая лите­ра­тура:

  1. Новый Завет, изд. Мос­ков­ской пат­ри­ар­хии, М. 1994
  2. Настоль­ная книга свя­щен­но­слу­жи­теля, т. 8, М., 1988
  3. Юби­лей­ный Архи­ерей­ский Собор РПЦ. Москва, 13–16 авгу­ста 2000 г. сб. докла­дов и доку­мен­тов, С.-Петербург, 2000
  4. Проф. Архи­манд­рит Киприан (Керн), Пра­во­слав­ное пас­тыр­ское слу­же­ние, изд. жур­нала «Вечное», Париж, 1957
  5. игумен Евме­ний. Пас­тыр­ская помощь душев­но­боль­ным, изд-во «Свет Пра­во­сла­вия» Мака­риев-Решем­ская оби­тель, 1999
  6. свя­щен­ник Сергей Фили­мо­нов, Цер­ковь, боль­ница, боль­ной, С.-Петербург, 1999
  7. сб. Пси­хи­ат­рия и акту­аль­ные про­блемы духов­ной жизни, М. 1997
  8. Невя­ро­вич В.К. Тера­пия души, М.,2000
  9. Авдеев Д.А.  «В помощь страж­ду­щей душе», М., 2000.
Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки