Выстраивание христианского мировоззрения как одна из составляющих психотерапевтического процесса

Выстраивание христианского мировоззрения как одна из составляющих психотерапевтического процесса

(8 голосов4.5 из 5)

Лего­ста­е­ва Марина

Хри­сти­ан­ское миро­воз­зре­ние – это та база, кото­рая дает воз­мож­ность пси­хо­те­ра­пев­ту начать раз­го­ва­ри­вать с кли­ен­том не толь­ко на язы­ке пси­хо­ло­гии, но и на язы­ке пра­во­слав­ной аскетики.


Содер­жа­ние

См. также раздел: ПСИХОЛОГИЯ И ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ

^ 1. О необходимости выстраивания христианского мировоззрения у клиента.

Сущ­ность мно­гих внут­рен­них состо­я­ний чело­ве­ка мы не можем досто­вер­но опи­сать пси­хо­ло­ги­че­ским язы­ком. К сожа­ле­нию, огра­ни­чен­ность пси­хо­ло­гии как нау­ки в том, что она исклю­ча­ет (или по край­ней мере серьез­но не учи­ты­ва­ет) духов­ную состав­ля­ю­щую чело­ве­ка. Такое вос­при­я­тие чело­ве­ка не поз­во­ля­ет пси­хо­ло­гам ясно и точ­но опи­сать дина­ми­ку внут­рен­них про­цес­сов на пути к исце­ле­нию (обре­те­нию целост­но­сти). Все­гда что-то усколь­за­ет от вни­ма­ния секу­ляр­но­го пси­хо­ло­га и оста­ет­ся как бы за кадром.

Решая какую-либо пси­хо­те­ра­пев­ти­че­скую зада­чу, мы опре­де­ля­ем ракурс, под кото­рым мож­но уви­деть корень суще­ству­ю­щей про­бле­мы. Для пра­во­слав­но­го пси­хо­ло­га сле­ду­ет быть вни­ма­тель­ным к тому, что­бы несмот­ря на фор­му­ли­ров­ку про­бле­мы, и решая ути­ли­тар­ную пси­хо­ло­ги­че­скую зада­чу, мы не сби­ва­лись с «ракур­са духов­но­сти». Об этом мож­но не гово­рить, но необ­хо­ди­мо это все­гда иметь в виду и это­му следовать.

Тера­пев­том сов­мест­но с кли­ен­том на пер­вых сес­си­ях обсуж­да­ют­ся стра­те­ги­че­ские и так­ти­че­ские зада­чи пси­хо­те­ра­пии и спо­со­бы их реше­ния. Пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский про­цесс обре­та­ет опре­де­лен­ную направ­лен­ность и цель.

Отли­чи­тель­ная осо­бен­ность пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии имен­но в том и заклю­ча­ет­ся, что она выстро­е­на и опи­ра­ет­ся на хри­сти­ан­скую миро­воз­зрен­че­скую кон­цеп­цию. В дан­ном слу­чае под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что хри­сти­ан­ство – это не про­сто одна из мно­же­ства рели­гий. Оно явля­ет собой целост­ный миро­воз­зрен­че­ский под­ход ко всем аспек­там бытия.

Зани­ма­ясь пси­хо­те­ра­пи­ей, все вре­мя при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с тем, что имен­но раз­мы­тое поня­тие о смыс­ле жиз­ни, иска­жен­ное, лож­ное поня­тие о чело­ве­ке, а кон­крет­но о самом себе, при­во­дят кли­ен­та к иска­же­ни­ям на внут­ри­лич­ност­ном уровне, а, сле­до­ва­тель­но, созда­ют бла­го­при­ят­ную поч­ву для меж­лич­ност­ных кон­флик­тов и тяже­лых нев­ро­ти­че­ских состояний.

Целост­ность чело­ве­ка была нару­ше­на гре­хо­па­де­ни­ем. В этом глу­бин­ная при­чи­на всех нев­ро­ти­че­ских рас­стройств (от вполне допу­сти­мых, при­ни­ма­е­мых нами за нор­му, до тяже­лых шизо­фре­ни­че­ских нарушений).

Рас­смат­ри­вая эти нару­ше­ния толь­ко в рам­ках пси­хо­ло­гии, мы долж­ны чест­но при­знать, что зара­нее обре­че­ны на очень скром­ные результаты.

В то же вре­мя, рабо­тая с людь­ми пра­во­слав­ны­ми, при­хо­жа­на­ми церк­ви, мы зача­стую видим, что их пред­став­ле­ние о пра­во­сла­вии не все­гда под­ра­зу­ме­ва­ет лич­но­го уча­стия во внут­рен­ней рабо­те на пути к сво­е­му исце­ле­нию. Хри­сти­ан­ство вос­при­ни­ма­ет­ся ими как некий набор внеш­них пра­вил, сле­дуя кото­рым мож­но убе­речь себя от неприятностей.

Мно­гим из них даже не зна­ко­мы такие поня­тия свя­то­оте­че­ской аске­ти­ки как духов­ная брань, борь­ба с помыс­ла­ми. А поня­тия сми­ре­ния, тер­пе­ния, люб­ви ско­рее соот­вет­ству­ют вет­хо­за­вет­но­му их пони­ма­нию, неже­ли Евангельскому.

В пре­ди­сло­вии к кни­ге Оли­вье Кле­ма­на «Исто­ки», Нико­лай Лос­ский пишет: «…истин­ное сви­де­тель­ство о Пра­во­сла­вии под­ра­зу­ме­ва­ет посто­ян­ное «обра­ще­ние» в Пра­во­сла­вие самих пра­во­слав­ных» [2].

Соглас­но кон­цеп­ции хри­сти­ан­ства обре­сти утра­чен­ную в гре­хо­па­де­нии целост­ность, мы можем толь­ко с помо­щью Бога.

Под исце­ле­ни­ем здесь под­ра­зу­ме­ва­ет­ся исце­ле­ние (оду­хо­тво­ре­ние) каж­дой отдель­но взя­той лич­но­сти, так и исце­ле­ние окру­жа­ю­ще­го мира – прий­ти к гар­мо­нич­ным отно­ше­ни­ям с окру­жа­ю­щи­ми нас людь­ми и с миром в целом.

Не слу­чай­но Бог в хри­сти­ан­стве – это Троица.

Хри­стос молит­ся за нас, молит­ся за нашу целост­ность, за наше исце­ле­ние: «да будут все еди­но, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас еди­но» (Ин. 17:21)

Что­бы осу­ще­стви­лась эта Его молит­ва необ­хо­ди­мо пря­мое наше созна­тель­ное участие.

Создан­ный по Обра­зу и при­зван­ный к осу­ществ­ле­нию в Подо­бии Свя­той Тро­и­цы, чело­век при­зван к обще­нию. Если мы наше бытие пред­ста­вим как обще­ние, то услов­но его мож­но раз­де­лить на три уров­ня: уро­вень духов­но­сти (наше обще­ние с Богом), обще­ние с самим собой, обще­ние с дру­ги­ми людь­ми и окру­жа­ю­щем нас миром. При таком взгля­де на обще­ние для нас ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что эти уров­ни вли­я­ют друг на дру­га. А вре­ме­на­ми само обще­ние явля­ет собой поли­фо­ни­че­ский про­цесс, то есть все три уров­ня обще­ния при­сут­ству­ют одно­вре­мен­но. Ско­рее все­го, поли­фо­ни­че­ское обще­ние для нас нор­ма. Одна­ко, сво­им иска­жен­ным гре­хо­па­де­ни­ем созна­ни­ем, нам это труд­но почув­ство­вать. Наша гор­ды­ня обре­ка­ет нас сосре­до­то­чить­ся в первую оче­редь на самом себе. Целост­ное, бла­го­дат­ное состо­я­ние вре­ме­на­ми дает­ся, но как дар Духа Святого.

Такое целост­ное состо­я­ние дает молитва.

Мы можем испы­ты­вать его в момен­ты твор­че­ства, пол­ной погру­жен­но­сти в свое дело; в пери­о­ды, когда серд­ца наши напол­не­ны любо­вью к дру­го­му чело­ве­ку. Его испы­ты­ва­ла любая жен­щи­на, кото­рой дове­лось быть матерью.

Несо­мнен­но, что такие состо­я­ния воз­ни­ка­ют и в про­цес­се пси­хо­те­ра­пии. В этот момент пси­хо­те­ра­певт ощу­ща­ет себя «как бы точ­кой». Его нет. Все его вни­ма­ние сосре­до­то­че­но на дру­гом чело­ве­ке или группе.

Как мне пред­став­ля­ет­ся, имен­но эти­ми бла­го­дат­ны­ми состо­я­ни­я­ми опре­де­ля­ет­ся успеш­ность пси­хо­те­ра­пии, как в инди­ви­ду­аль­ной, так и груп­по­вой работе.

Вре­ме­на­ми Гос­подь нам дает эти состо­я­ния спон­тан­но. Чаще все­го это быва­ет, когда мы погло­ще­ны кем-то или чем-то боль­ше, чем самим собой. Погло­ще­ны полностью.

Пом­ню свой раз­го­вор с сыном несколь­ко лет назад. Я не пони­ма­ла его увле­чен­ность игрой в фут­бол. Он попы­тал­ся мне объ­яс­нить, отве­чая на вопрос: что ему это дает? В какой-то момент он ска­зал: «Ты не пред­став­ля­ешь, быва­ет такое уди­ви­тель­ное чув­ство сыг­ран­но­сти всей коман­ды. И тогда мяч чув­ству­ешь бук­валь­но спи­ной. Это так здорово!».

Это был ответ, кото­рый меня удовлетворил.

Веро­ят­но, сте­пень этих состо­я­ний очень варьи­ру­ет­ся от состо­я­ния про­сто мира в душе до состо­я­ния, испы­тан­но­го Мото­ви­ло­вым при встре­че с Сера­фи­мом Саровским.

Чело­ве­че­ский язык слиш­ком ску­ден, что­бы это описывать.

Это истин­ные момен­ты глу­бо­ко­го обще­ния. Ведь обща­ем­ся мы не толь­ко с чело­ве­ком, но и с Богом, и с при­ро­дой. В про­цес­се сво­е­го твор­че­ства или тру­да мы обща­ем­ся с мате­ри­а­лом, из кото­ро­го тво­рим; обща­ем­ся с полем, кото­рое пашем; с садом, кото­рый воз­де­лы­ва­ем; с живот­ны­ми, за кото­ры­ми уха­жи­ва­ем. Пона­блю­дай­те за игрой ребен­ка. Он оду­хо­тво­ря­ет собой про­цесс игры, свои игрушки.

В обще­нии мы обу­ча­ем­ся люб­ви, напол­не­ни­ем это­го состо­я­ния имен­но его Еван­гель­ским содержанием.

Душа наша ищет этих состо­я­ний, кото­рые мож­но опи­сать как напол­нен­ность, осмыс­лен­ность, радость, любовь, мир в сердце.

Одна­ко, что­бы обре­сти это состо­я­ние, и оно ста­ло нор­мой, со сто­ро­ны чело­ве­ка тре­бу­ет­ся боль­шой труд, кото­рый срод­ни подвигу.

Что же может явить­ся пер­вым шагом на этом Пути?

Самое пер­вое, что необ­хо­ди­мо – это при­знать в себе «семя сата­ны» – гордыню.

Гор­ды­ня – это поня­тие духов­ное. Вряд ли кому-либо в его пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской прак­ти­ке уда­ва­лось стал­ки­вать­ся с запро­сом: помо­ги­те изба­вить­ся от гор­ды­ни. Одна­ко мы, прак­ти­ку­ю­щие пси­хо­те­ра­пев­ты, все вре­мя име­ем дело с ее про­яв­ле­ни­я­ми, то есть опосредованно.

Иска­же­ния на пси­хо­ло­ги­че­ском уровне почти все­гда име­ют свои кор­ни в гордыне.

Прак­ти­куя в обла­сти пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии, мы не смо­жем оста­вать­ся толь­ко в рам­ках пси­хо­ло­гии, как бы к это­му не стремились.

Как пишет Оли­вье Кле­ман: «Чело­век пре­вос­хо­дит все био­ло­ги­че­ские, соци­аль­ные и пси­хо­ло­ги­че­ские пара­мет­ры имен­но пото­му, что он открыт навстре­чу Богу, при­хо­дя­ще­му оби­тать в нем, и открыт сво­е­му соб­ствен­но­му стрем­ле­нию к Богу» [2].

Отве­тить на вопрос, каким обра­зом пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы зави­сят от иска­же­ний духов­ных, мы смо­жем, если будем рас­смат­ри­вать воз­ник­но­ве­ние про­бле­мы или симп­то­ма в рам­ках хри­сти­ан­ско­го мировоззрения.

Пра­во­слав­но­го пси­хо­ло­га инте­ре­су­ет так­же, какие огра­ни­че­ния несут клас­си­че­ские мето­ды пси­хо­те­ра­пии, а так же в чем про­яв­ля­ет­ся их «вред­ность».

Тре­тьим важ­ным аспек­том пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской рабо­ты в рам­ках пра­во­слав­ной кон­цеп­ции будет опре­де­ле­ние тех осо­бен­но­стей, кото­рые отли­ча­ют пра­во­слав­ную пси­хо­те­ра­пию от дру­гих направлений.

Этим трем аспек­там посвя­ще­на эта ста­тья. Мне пред­став­ля­ет­ся более удоб­ным выра­зить свою мысль, если я буду опи­рать­ся на кон­крет­ный слу­чай из пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской практики.

Необ­хо­ди­мо ска­зать еще несколь­ко слов о том, что успех тера­пев­ти­че­ско­го про­цес­са невоз­мо­жен без осо­знан­но­го актив­но­го уча­стие клиента.

 

^ 2. Об активном участии клиента в процессе своего исцеления. Суть сопротивления.

Соглас­но свя­то­оте­че­ской кон­цеп­ции духов­ное исце­ле­ние – это твор­че­ский про­цесс, в кото­ром актив­но участ­ву­ют одно­вре­мен­но и чело­век и Бог. Этот про­цесс опре­де­ля­ет­ся, как синергия.

Пси­хо­те­ра­пия – это тоже про­цесс сов­мест­но­го твор­че­ства кли­ен­та и тера­пев­та. Пра­во­слав­ная пси­хо­те­ра­пия сто­ит на том, что «основ­ным дей­ству­ю­щим лицом» это­го цели­тель­но­го про­цес­са явля­ет­ся Господь.

Мало­ве­рие кли­ен­та в резуль­тат тера­пии или недо­ве­рие тера­пев­ту не спо­соб­ству­ют пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ско­му про­цес­су, а затруд­ня­ют и про­дле­ва­ют про­цесс терапии.

Но мы не можем упре­кать сво­е­го кли­ен­та за это. Как пра­ви­ло, если такое име­ет­ся, то у чело­ве­ка уже был нега­тив­ный опыт обще­ния с психологом.

В этом слу­чае, мне пред­став­ля­ет­ся необ­хо­ди­мым разъ­яс­нять обра­тив­ше­му­ся за помо­щью чело­ве­ку, поче­му и для чего мы про­хо­дим через те или иные эта­пы тера­пии. И чем они отли­ча­ют­ся от секу­ляр­ных подходов.

Это состо­я­ние кли­ен­та явля­ет­ся одной из форм «сопро­тив­ле­ния».

Тер­мин взят из пси­хо­ана­ли­за. Ана­ли­ти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ные пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ские шко­лы хоро­шо опи­са­ли раз­лич­ные фор­мы сопро­тив­ле­ния. Одна­ко, исполь­зуя пра­во­слав­ный под­ход, мы видим, что основ­ным содер­жа­ни­ем сопро­тив­ле­ния явля­ет­ся мало­ве­рие и недо­ве­рие Богу.

Наи­бо­лее веро­ят­но пред­по­ло­жить, что глу­бин­ной при­чи­ной сопро­тив­ле­ния явля­ет­ся страх сво­е­го крестоношения….

Таким обра­зом, полу­ча­ет­ся, что рабо­та с сопро­тив­ле­ни­ем в пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии явля­ет­ся частью выстра­и­ва­ния хри­сти­ан­ско­го мировоззрения.

Ана­лиз сопро­тив­ле­ния все­гда начи­на­ет­ся с иссле­до­ва­ния внут­рен­них моти­вов поступ­ков или наобо­рот бездействия.

Основ­ным при­ло­же­ни­ем сил отцов церк­ви был имен­но «внут­рен­ний чело­век». Духов­ная брань – борь­ба с помыс­ла­ми стро­и­лась на таких поня­ти­ях, как сми­ре­ние, тер­пе­ние, трез­ве­ние, вни­ма­тель­ное наблю­де­ние за собой. Меж­лич­ност­ные кон­флик­ты вос­при­ни­ма­лись, как «обрат­ная связь», ука­зы­ва­ю­щая на непро­ра­бо­тан­ную страст­ность, в первую оче­редь, внут­ри себя самого.

Аске­ти­че­ская рабо­та не может совер­шать­ся спон­тан­но и хао­тич­но. Свя­тые отцы очень хоро­шо это пони­ма­ли. И вни­ма­тель­но отно­си­лись к себе, иссле­дуя свою страстность.

Совре­мен­но­му, раци­о­наль­но мыс­ля­ще­му чело­ве­ку допу­стить, что мы под­вер­га­ем­ся духов­ной бра­ни со сто­ро­ны тем­ных сил, соче­та­ем­ся с помыс­ла­ми и одно­вре­мен­но моти­ви­ру­ем­ся к совер­ше­нию поступ­ков изнут­ри нашей пад­шей при­ро­ды, доволь­но сложно.

Тут при­хо­дят на помощь пси­хо­ло­ги­че­ские защи­ты, такие как интел­лек­ту­а­ли­за­ция, раци­о­на­ли­за­ция и др. Суть этих защит – защи­тить свое эго, свое само­лю­бие. Оправ­дать свое мало­ду­шие и лукав­ство раци­о­наль­но. Как извест­но, уда­ры по само­лю­бию пере­но­сят­ся очень тяже­ло. Сми­рен­но­му и крот­ко­му нет необ­хо­ди­мо­сти выстра­и­вать пси­хо­ло­ги­че­ские защи­ты. Уда­ры по само­лю­бию его не заденут.

Секу­ляр­ные пси­хо­ло­ги зача­стую выстра­и­ва­ют пси­хо­те­ра­пию в про­ти­во­по­лож­ном от пра­во­слав­ной аске­ти­ки направ­ле­нии. Они тоже стре­мят­ся к тому, что­бы при­ве­сти рас­щеп­лен­ные раз­роз­нен­ные части пси­хи­ки к целост­но­сти. Раз­ни­ца в том, что обре­те­ние ее осу­ществ­ля­ет­ся за счет укреп­ле­нии само­сти и эго в чело­ве­ке (толь­ко сво­и­ми уси­ли­я­ми). Об исце­ля­ю­щем дей­ствии бла­го­да­ти тут речи быть не может. Хотя мы зна­ем, направ­ле­ния пси­хо­те­ра­пии, кото­рые основ­ной упор дела­ют на отно­ше­ния с кли­ен­том, на его без­услов­ное при­ня­тие, сопе­ре­жи­ва­ние (эмпа­тию), под­твер­ждая тем самым, что исце­ле­ние про­ис­хо­дит там, где есть любовь.

Для пси­хо­ло­га, рабо­та­ю­ще­го в пра­во­слав­ном направ­ле­нии, клю­че­вым момен­том, кото­рый про­хо­дит через весь про­цесс пси­хо­те­ра­пии будет рабо­та над выстра­и­ва­ни­ем хри­сти­ан­ско­го миро­воз­зре­ния. Тогда уже в рам­ках это­го миро­воз­зре­ния нами рас­смат­ри­ва­ют­ся источ­ни­ки воз­ник­но­ве­ния как нев­ро­ти­че­ских состо­я­ний, так и меж­лич­ност­ных кон­флик­тов. При таком под­хо­де часто меня­ет­ся фор­му­ли­ров­ка пер­вич­но­го запро­са кли­ен­та, а так­же сила тяже­сти все­го пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ско­го про­цес­са пере­но­сит­ся на внут­рен­нюю борь­бу чело­ве­ка со сво­и­ми стра­стя­ми, в осно­ве кото­рых лежит гордыня.

Совер­шен­но необ­хо­ди­мо настра­и­вать кли­ен­та на серьез­ную систе­ма­тич­ную рабо­ту. Разъ­яс­нять ему суть этой рабо­ты и дина­ми­ку про­ис­хо­дя­щих внут­ри него процессов.

В резуль­та­те уро­вень тре­вож­но­сти кли­ен­та посте­пен­но снижается.

Пси­хо­ло­ги­че­ские защи­ты посте­пен­но осла­бе­ва­ют, и в опре­де­лен­ный момент мы можем ожи­дать от него твор­че­ско­го содей­ствия сво­е­му исцелению.

Но эта ста­дия тера­пев­ти­че­ско­го про­цес­са насту­па­ет не сразу.

Прак­ти­ка пока­зы­ва­ет, что если мы хотим достичь устой­чи­во­го резуль­та­та при рабо­те со слож­ны­ми слу­ча­я­ми, то без опре­де­лен­но­го тер­пе­ния и настроя на то, что про­цесс исце­ле­ния совер­ша­ет­ся не ров­но, а обя­за­тель­но сопро­вож­да­ет­ся «паде­ни­я­ми», реци­ди­ва­ми нам про­сто не обойтись.

Не сле­ду­ет так­же обе­щать быст­ро­го исце­ле­ния. Пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский про­цесс может про­те­кать глад­ко и успеш­но в том слу­чае, если клиент:

1. при­зна­ет пад­шесть сво­ей природы,

2. настро­ен на вни­ма­тель­ную серьез­ную рабо­ту (духов­ную брань),

3. осо­зна­ет, что сво­и­ми сила­ми исце­лить­ся невозможно.

Такая рабо­та тре­бу­ет опре­де­лен­но­го муже­ства и от кли­ен­та, и от терапевта.

Выше­ска­зан­ное совсем не озна­ча­ет того, что ино­гда в про­цес­се тера­пии мы можем устра­нить симп­том за одну сес­сию. (Слу­чай исце­ле­ния от фобии лиф­та опи­сан мной в ста­тье «О месте пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии при лече­нии нев­ро­ти­че­ских рас­стройств». [4]).

Такая ско­рость про­цес­са обу­слов­ле­на, на мой взгляд, имен­но тем, что пре­одо­ле­ние симп­то­ма было рас­це­не­но кли­ент­кой как под­твер­жде­ние внут­ри себя при­вер­жен­но­сти Хри­сту. Для нее – пре­одо­ле­ние сво­е­го стра­ха перед лиф­том было свое­об­раз­ным вызовом.

Если бы мы рас­смат­ри­ва­ли ее фобию в дру­гой пара­диг­ме, думаю, что на ее пре­одо­ле­ние потре­бо­ва­лось бы гораз­до боль­ше времени.

В то же вре­мя необ­хо­ди­мо пом­нить о том, что пока духов­ный корень про­бле­мы не вскрыт, мы рис­ку­ем, что симп­том может про­сто моди­фи­ци­ро­вать­ся. Он ста­нет про­яв­лять­ся ина­че, в иной форме.

Таким обра­зом, мы вынуж­де­ны при­знать, что зани­ма­ясь пси­хо­те­ра­пи­ей, мы не можем исклю­чить духов­ную состав­ля­ю­щую чело­ве­ка, и более того, толь­ко про­во­дя рабо­ту на этом уровне, мы впра­ве гово­рить об истин­ном исцелении.

Все выше­из­ло­жен­ное лег­че вос­при­ни­ма­ет­ся на при­ме­ре кон­крет­но­го пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ско­го случая.

 

^ 3. Случай из практики работы.

 

^ 3.1. Описание случая. Анализ ситуации с точки зрения имеющихся препятствий для проведения психотерапии.

Рабо­тая в направ­ле­нии пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии, мы посто­ян­но убеж­да­ем­ся в том, что воз­мож­но­сти это­го направ­ле­ния зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ют воз­мож­но­сти тра­ди­ци­он­ных пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских направлений.

Тео­ре­ти­че­ские выклад­ки все­гда луч­ше усва­и­ва­ют­ся, если они под­твер­жда­ют­ся реаль­ным опытом.

В ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в этом жур­на­ле в про­шлом году, я каса­лась тео­ре­ти­че­ско­го пони­ма­ния про­бле­мы нев­ро­ти­че­ских рас­стройств с точ­ки зре­ния пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии. В ней в каче­стве при­ме­ров дава­лось опи­са­ние шести тера­пев­ти­че­ских слу­ча­ев. Все они раз­ные и по заяв­лен­ной про­бле­ме, и по сро­кам рабо­ты. В дан­ной ста­тье, избе­гая тео­ре­ти­че­ско­го опи­са­ния кон­цеп­ции пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии, я оста­нов­люсь на раз­бо­ре одно­го кон­крет­но­го случая.

Слу­чай, кото­рый здесь пред­став­лен, отно­сит­ся к раз­ря­ду погра­нич­ных состо­я­ний или глу­бо­ко­го нев­ро­ти­че­ско­го расстройства.

Обра­ти­лась ко мне за помо­щью мама моло­дой жен­щи­ны. Они с доче­рью (назо­вем ее услов­но Катей), запи­са­лись на при­ем, но не при­шли. Через какое-то вре­мя позво­ни­ла мама Кати и объ­яс­ни­ла ситу­а­цию. Катю бес­по­ко­ят тре­во­га, навяз­чи­вые мыс­ли, поте­ря аппе­ти­та, сна. До это­го она несколь­ко лет рабо­та­ла со свет­ским пси­хо­ло­гом. Состо­я­ние ее ста­но­ви­лось вре­ме­на­ми луч­ше, но в целом, за несколь­ко лет рабо­ты, они про­дви­ну­лись незна­чи­тель­но. В резуль­та­те, дове­рие к пси­хо­ло­гу было подо­рва­но. Он не выдер­жал Кати­ных состо­я­ний и про­сто «сбе­жал». Нев­роз рас­кру­тил­ся с еще боль­шей силой. Катя ста­ла боять­ся выхо­дить из дома, ста­ла боять­ся пси­хо­ло­гов. Обра­ще­ние к пра­во­слав­но­му спе­ци­а­ли­сту – это была их послед­няя надежда.

У меня, как и у каж­до­го пси­хо­те­ра­пев­та, встре­ча­ют­ся кли­ен­ты, когда зара­нее пони­ма­ешь, что этот слу­чай будет не про­стым, и явно ощу­ща­ешь внут­рен­нее сопро­тив­ле­ние тому, что­бы за него брать­ся. Слу­чай с Катей был как раз из таких.

Мне очень не хоте­лось начи­нать с ним рабо­тать. Одна­ко, такие свои внут­рен­ние состо­я­ния я рас­смат­ри­ваю, как иску­ше­ния, и при­учаю себя не обра­щать на них внимание.

Обра­ти­лись за помо­щью – сле­до­ва­тель­но, необ­хо­ди­мо начи­нать работу.

Перед тем, как при­сту­пить к пси­хо­те­ра­пии, обыч­но про­во­дит­ся пред­ва­ри­тель­ная диа­гно­сти­ка слу­чая. Делать это необ­хо­ди­мо для того, что­бы пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский про­цесс выстра­и­вал­ся не спон­тан­но, а имел опре­де­лен­ную направленность.

Кро­ме того, все­гда взве­ши­ва­ют­ся все силь­ные и сла­бые сто­ро­ны кли­ен­та и его ситу­а­ции. Таким обра­зом, опре­де­ля­ют­ся те ресур­сы, на кото­рые мы можем опе­реть­ся в про­цес­се пси­хо­те­ра­пии. Опре­де­ля­ют­ся так­же сла­бые места, тре­бу­ю­щие от тера­пев­та более вни­ма­тель­но­го изу­че­ния и про­яс­не­ния. Мож­но ска­зать, одной из задач пси­хо­те­ра­пии явля­ет­ся посто­ян­ный поиск ресур­сов. Затем сле­ду­ет укреп­лять уже про­ра­бо­тан­ные пози­ции. И при этом посто­ян­но дер­жать в поле зре­ния цель, кото­рую мы хотим достичь.

Цель фор­му­ли­ру­ет­ся исхо­дя из запро­са кли­ен­та. Быва­ет, что в про­цес­се пси­хо­те­ра­пии фор­му­ли­ров­ка цели меня­ет­ся несколь­ко раз.

Мне бы хоте­лось сна­ча­ла обо­зна­чить «сла­бые момен­ты» с точ­ки зре­ния ожи­да­е­мой эффективности.

Во-пер­вых, Катя зво­ни­ла не сама. Исхо­дя из это­го, не совсем понят­но, кому боль­ше это надо, ей или ее маме. По опы­ту уже знаю, что если нет устой­чи­вой внут­рен­ней моти­ва­ции у само­го обра­тив­ше­го­ся за помо­щью чело­ве­ка, то рас­счи­ты­вать на кон­крет­ный устой­чи­вый резуль­тат не при­хо­дит­ся. Преж­де пред­сто­ит доволь­но слож­ный про­цесс по фор­ми­ро­ва­нию мотивации.

Вто­рое, они запи­са­лись, но не при­шли. Даже не пре­ду­пре­ди­ли. Ско­рее все­го, мож­но пред­по­ло­жить о него­тов­но­сти или неспо­соб­но­сти кли­ен­та к серьез­ной систе­ма­тич­ной работе.

Тре­тье, Катя уже рабо­та­ла с пси­хо­те­ра­пев­том и доволь­но долго.

Исто­рия болез­ни Кати дли­тель­ная. В ана­мне­зе зави­си­мость от геро­и­на, от алко­го­ля, от таба­ко­ку­ре­ния. В насто­я­щее вре­мя все эти зави­си­мо­сти пре­одо­ле­ны. Но постав­ле­ны диа­гно­зы: веге­то-сосу­ди­стая дисто­ния и син­дром при­об­ре­тен­но­го имму­но­де­фи­ци­та (СПИД). Все это на фоне повы­шен­ной тре­вож­но­сти, мнительности.

Катя не рабо­та­ет. Послед­нее вре­мя не выхо­дит из дома.

Мама Кати очень уго­ва­ри­ва­ла меня при­е­хать к ним домой. Понят­но, что вся эта инфор­ма­ция не все­ля­ет опти­миз­ма в отно­ше­нии резуль­та­тов пред­сто­я­щей рабо­ты. Ситу­а­ция доволь­но серьезная.

Одна­ко нико­гда не сле­ду­ет торо­пить­ся с выво­да­ми. Не мне судить о слож­но­сти ситу­а­ции. Моя зада­ча: отклик­нуть­ся, при­сту­пить к рабо­те. А там – посмот­рим. Ведь исце­ля­ет по боль­шо­му сче­ту Гос­подь, а не психолог.

Так нача­лась моя рабо­та с Катей.

С зави­си­мо­стя­ми Катя спра­ви­лась, про­хо­дя реа­би­ли­та­цию в раз­лич­ных реа­би­ли­та­ци­он­ных цен­трах. Мама за нее про­дол­жа­ла молиться.

Что харак­тер­но, нар­ко­ти­че­ская зави­си­мость сме­ни­лась алко­голь­ной зави­си­мо­стью. Но на момент нача­ла рабо­ты со мной Катя изба­ви­лась и от курения.

Катя и мама пра­во­слав­ные. Но, рабо­тая с преды­ду­щим пси­хо­ло­гом, Катя храм посе­ща­ла очень ред­ко. Кон­цеп­ция это­го пси­хо­ло­га была тако­ва, что ее нев­роз вызван имен­но ее рели­ги­оз­но­стью, кото­рая меша­ет ее исцелению.

Катя рабо­та­ла с пси­хо­ана­ли­ти­ком, (как она его назы­ва­ла) несколь­ко лет с пере­ры­ва­ми. Рабо­та­ла имен­но со сво­и­ми нев­ро­ти­че­ски­ми страхами.

Пер­вая встре­ча с кли­ен­том для меня все­гда очень важна.

Когда я нача­ла рабо­тать с Катей – пере­до мной пред­ста­ла худень­кая трид­ца­ти­лет­няя жен­щи­на, тре­вож­ная, неуве­рен­ная в себе, сомне­ва­ю­ща­я­ся в том, что ей кто-то может помочь. Одна­ко, при этом чув­ство­ва­лось силь­ное наме­ре­ние сто­ять до конца.

В тот момент боль­ше все­го ее бес­по­ко­и­ло сома­ти­че­ское состо­я­ние. Диа­гноз СПИД застав­лял тре­во­жить­ся по любо­му поводу.

Кажет­ся, что все было про­тив нее.

Это были «сла­бые стороны».

Но было мно­гое и «за». Начи­ная рабо­ту с кли­ен­том, я все­гда ищу те ресур­сы, на кото­рые мож­но опе­реть­ся в про­цес­се работы.

 

^ 3.2. Поиск возможных ресурсов для успешного проведения психотерапии. Личные отношения с Богом.

Что же в дан­ном слу­чае может явить­ся поло­жи­тель­ным момен­та­ми, от кото­рых зави­сит успех психотерапии?

Пер­вое, на что мож­но рас­счи­ты­вать – это мама Кати. Она про­сто сра­жа­лась за то, что­бы спа­сти дочь.

Вто­рое – в про­шлом Катя спра­ви­лась с таки­ми серьез­ны­ми зави­си­мо­стя­ми, как геро­и­но­вая, алко­голь­ная, таба­ко­ку­ре­ние. У нее был лич­ный опыт пре­одо­ле­ния зависимостей.

Тре­тье, но самое, пожа­луй, глав­ное – это ее лич­ный опыт живой веры.

В нача­ле тера­пии я все­гда про­яс­няю тему лич­ных отно­ше­ний мое­го кли­ен­та с Богом. Необ­хо­ди­мо, что­бы чело­век вспом­нил, как он при­шел к вере, что­бы вспом­ни­лись все слу­чаи из его жиз­ни имен­но лич­ных отно­ше­ний, лич­ной Встре­чи.

Вопрос отнюдь не празд­ный. Тера­пия потре­бу­ет от чело­ве­ка опре­де­лен­но­го муже­ства. Вера – это тот силь­ней­ший ресурс, на кото­рый мы можем опе­реть­ся, когда нам боль­ше ниче­го не остается.

Вот один из момен­тов, когда Катя ощу­ти­ла при­сут­ствие Бога в сво­ей жиз­ни. Эта ситу­а­ция про­изо­шла с ней в сем­на­дца­ти­лет­нем возрасте.

Катя тону­ла. Катя не чув­ству­ет под нога­ми дна, она хочет выбрать­ся на берег, но ниче­го не полу­ча­ет­ся. Ухва­тить­ся за скольз­кие, покры­тые тиной кам­ни, никак не уда­ет­ся. Руки все вре­мя соскаль­зы­ва­ют. После ряда без­успеш­ных попы­ток девуш­ку охва­ты­ва­ет ужас. Неуже­ли это конец? Неуже­ли она сей­час уто­нет? Крик из серд­ца напря­мую про­ры­ва­ет­ся к Богу. Рас­ска­зы­вая этот слу­чай, Катя гово­рит, что даже пом­нит, какое в тот момент было небо у нее над голо­вой. И вдруг, хва­та­ясь за камень, она ощу­ща­ет, что он сухой. Под паль­ца­ми сухая шер­ша­вая поверхность…

То, что про­изо­шло не оста­ви­ло у нее сомне­ний, что Бог суще­ству­ет, и что Он откли­ка­ет­ся на ее при­зыв. Этот слу­чай был не един­ствен­ный в жиз­ни Кати, когда Гос­подь непо­сред­ствен­но участ­во­вал в ее судьбе.

Для меня же как пси­хо­те­ра­пев­та такие сви­де­тель­ства лич­ной Встре­чи, очень важны.

Мы зна­ем, что про­цесс исце­ле­ния про­ис­хо­дит не ров­но. Он сопро­вож­да­ет­ся отка­та­ми назад, «паде­ни­я­ми». Чело­ве­че­ская пси­хи­ка очень инерт­на. При­вык­нув реа­ги­ро­вать на иску­ше­ния, не так-то про­сто отка­зать­ся не толь­ко от моде­лей пове­де­ния, кото­рые выстра­и­ва­лись года­ми, но и от внут­рен­них состо­я­ний, харак­тер­ных имен­но для этой личности.

В момен­ты «отка­тов назад» или регрес­са, я все­гда воз­вра­щаю кли­ен­та к ситу­а­ци­ям из его жиз­ни, когда при­сут­ствие Бога для него было явным и очевидным.

В даль­ней­шем был боль­шой кусок жиз­ни, когда Катя боро­лась со сво­и­ми зависимостями.

Опыт пре­одо­ле­ния зави­си­мо­стей очень важен. Имен­но тогда Катя обу­ча­лась вни­ма­тель­но­му наблю­де­нию за собой, веде­нию днев­ни­ка, где опи­сы­ва­ла дина­ми­ку сво­их внут­рен­них состояний.

Этот навык нам может очень пригодится.

Момент при­об­ще­ния к нар­ко­ти­кам Катя пом­нит очень хоро­шо: она влю­би­лась в нар­ко­ма­на, и что­бы его спа­сти, ей каза­лось, она долж­на испы­тать то же самое — сде­лать это ради него. Логи­ки в таком под­хо­де нет ника­кой. В резуль­та­те она вме­сте со сво­им моло­дым чело­ве­ком (назо­вем его услов­но Мак­си­мом) ста­ла нар­ко­за­ви­си­мой. Такие «жерт­во­при­но­ше­ния» доволь­но часто вскры­ва­ют­ся при рабо­те с осо­бен­но­стя­ми зави­си­мых состо­я­ний, харак­тер­ных имен­но для женщин.

 

^ 3.3. Поиск «мишеней» терапевтического процесса. Возникновение рецидивов – это закономерность, а не случайность.

В нача­ле про­цес­са пси­хо­те­ра­пии мы обо­зна­ча­ем некие про­блем­ные зоны или, как их назы­ва­ют «мише­ни», т.е. кон­крет­ные темы, кото­рые нам пред­сто­ит про­ра­бо­тать. Это могут быть сфор­ми­ро­вав­ши­е­ся чер­ты харак­те­ра, кото­рые услож­ня­ют чело­ве­ку жизнь, раз­ру­ша­ют отно­ше­ния или лиша­ют их радо­сти и спон­тан­но­сти. Это могут быть и нев­ро­ти­че­ские симп­то­мы. С неко­то­ры­ми про­бле­ма­ми мы можем рабо­тать при­цель­но, а неко­то­рые реша­ют­ся толь­ко опосредованно.

На самом деле часто быва­ет, что изна­чаль­но сфор­му­ли­ро­ван­ные про­бле­мы обре­та­ют дру­гую фор­му­ли­ров­ку. Пере­фор­му­ли­ро­ва­ние про­бле­мы необ­хо­ди­мо для полу­че­ния успеш­но­го и устой­чи­во­го резуль­та­та. Конеч­ная фор­му­ли­ров­ка вклю­ча­ет в себя духов­ное содержание.

Пред­став­ле­ние Кати о себе, что она долж­на при­не­сти себя в жерт­ву, может до кон­ца ею и не осо­зна­вать­ся. При­чи­ны «жерт­вен­но­сти», его кор­ни могут нахо­дить­ся в небла­го­по­луч­ном дет­стве кли­ен­та. Таки­ми «ирра­ци­о­наль­ны­ми» жерт­ва­ми чело­век как бы нака­зы­ва­ет себя, иску­пая чув­ство вины, или ста­ра­ет­ся про­жить, отыг­рать какую-то неза­вер­шен­ную дет­скую ситуацию.

Одним из эта­пов пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ско­го про­цес­са может быть рабо­та с дет­ски­ми пси­хо­ло­ги­че­ски­ми трав­ма­ми. Эта фор­ма рабо­ты тре­бу­ет от тера­пев­та зна­ния пси­хо­ана­ли­ти­че­ских под­хо­дов. Пра­во­слав­ный пси­хо­лог дол­жен быть крайне осто­рож­ным с тем, что­бы не под­да­вать­ся иску­ше­нию, иду­ще­му от кли­ен­та – обви­нять роди­те­лей и жалеть себя. Чув­ство жало­сти к себе – это сво­е­го рода нар­ко­тик. Оно не спо­соб­ству­ет исце­ле­нию, а укреп­ля­ет нев­ро­ти­че­ские пат­тер­ны реа­ги­ро­ва­ния на ситу­а­цию, духов­но «обес­си­ли­ва­ет» клиента.

Чув­ство жало­сти к себе напря­мую свя­за­но с гор­ды­ней. И с ним обя­за­тель­но надо рабо­тать и пере­во­дить это раз­ру­ша­ю­щее состо­я­ние в кон­струк­тив­ное русло.

Свя­тые гово­рят, что сле­зы, вызван­ные жало­стью к себе, сле­ду­ет обра­щать в сле­зы покаяния.

Ну, а каса­ясь Кати­но­го дет­ства и юно­сти, совсем не уди­ви­тель­ным ста­но­вят­ся вскрыв­ши­е­ся фак­ты – папа у Кати был алко­го­лик. На момент нашей рабо­ты его уже не было в живых. В под­рост­ко­вом воз­расте со сто­ро­ны отца она под­вер­га­лась сек­су­аль­но­му домогательству.

За этим сто­ит оби­да на маму (поче­му не огра­ди­ла), обви­не­ние себя (види­мо чем-то про­во­ци­ро­ва­ла). Про­дол­жая раз­би­рать даль­ше дет­скую ситу­а­цию Кати, выяс­ня­ем, что в отно­ше­ни­ях с сест­рой, кото­рая на 10 лет млад­ше, при­сут­ство­ва­ло силь­ное чув­ство рев­но­сти, сопер­ни­че­ство за вни­ма­ние мамы.

На дан­ный момент в нали­чии мно­го стра­хов: страх за свое здо­ро­вье (имму­но­де­фи­цит), страх смер­ти, страх оди­но­че­ства, что оста­нет­ся одна, не создав семьи. Одним сло­вом, целый ком­плекс про­блем, с кото­ры­ми мне пред­сто­я­ло рабо­тать посте­пен­но, про­ра­ба­ты­вая их одну за другой.

Пер­вые наши сес­сии были весь­ма сум­бур­ны. Катя «застре­ва­ла» на мало­зна­чи­мых момен­тах. Ей явно не хва­та­ло вре­ме­ни – одной часо­вой встре­чи в неделю.

В самом нача­ле тера­пии мы обсу­ди­ли с ней вопрос о том, что она будет посе­щать храм – испо­ве­до­вать­ся, причащаться.

Это усло­вие явля­ет­ся осно­во­по­ла­га­ю­щим в пра­во­слав­ном подходе.

Посколь­ку пра­во­слав­ная тера­пия в сво­ем арсе­на­ле исполь­зу­ет раз­лич­ные тера­пев­ти­че­ские направ­ле­ния, необ­хо­ди­мо, что­бы сам про­цесс не про­ти­во­ре­чил хри­сти­ан­ско­му миро­воз­зре­нию. Внут­ри же само­го про­цес­са рабо­ты нам при­хо­дит­ся быть доста­точ­но гиб­ки­ми. Сле­ду­ет избе­гать жест­ких рамок, а наобо­рот, твор­че­ски откли­кать­ся на ситу­а­ции, кото­рые воз­ни­ка­ют в про­цес­се работы.

Как уже упо­ми­на­лось, до встре­чи со мной Катя несколь­ко лет раз­би­ра­ла свои состо­я­ния с пси­хо­ана­ли­ти­ком. Эта рабо­ты не про­шла без послед­ствий. Веро­ят­но, были и поло­жи­тель­ные момен­ты, но мне при­шлось «сгла­жи­вать» послед­ствия рабо­ты мое­го кол­ле­ги в тех­ни­ке психоанализа.

Послед­ствия тако­вы – Катя ста­ла испы­ты­вать силь­ное раз­дра­же­ние, злость в адрес мамы. И ее вспыш­ки гне­ва на маму ино­гда дохо­ди­ли до руко­при­клад­ства. Дома вре­ме­на­ми раз­ра­жа­лась насто­я­щая война.

Про­во­дя пси­хо­те­ра­пию, име­ю­щую сво­ей целью полу­че­ние устой­чи­во­го резуль­та­та, нам сле­ду­ет все­гда быть гото­вы­ми к тому, что какая-то из про­ра­бо­тан­ных тем сно­ва актуализируется.

Самым труд­ным в рабо­те быва­ют имен­но эти момен­ты. Вот, кажет­ся, что тема закры­та, мы сде­ла­ли все что мож­но, и вдруг сно­ва кли­ент испы­ты­ва­ет состо­я­ние регрес­са, воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость воз­вра­щать­ся к тому же вопро­су, ана­ли­зи­ро­вать, поче­му слу­чил­ся рецидив.

Пару раз я испы­ты­ва­ла силь­ней­шее иску­ше­ние оста­вить тера­пию. Каза­лось, что все бесполезно.

Вре­ме­на­ми я очень хоро­шо пони­ма­ла преды­ду­ще­го Кати­но­го тера­пев­та, кото­рый не выдер­жал такой работы.

Меня спа­са­ла вера.

Одна­ко надо пом­нить, что не толь­ко наша вера укреп­ля­ет­ся в про­цес­се рабо­ты, но и пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский про­цесс выстра­и­ва­ет­ся с опо­рой на веру. Тут не может одно­го суще­ство­вать без другого.

Ана­лиз реци­ди­вов – одно из важ­ней­ших момен­тов пси­хо­те­ра­пии. Как пра­ви­ло, они воз­ни­ка­ют после нашей успо­ко­ен­но­сти, при­сва­и­ва­ния резуль­та­тов исце­ле­ния себе, а не Богу. Тем самым мы сра­зу же ста­вим себя в состо­я­ние иску­ше­ния. Это полез­но знать, как тера­пев­ту, так и клиенту.

Гово­ря язы­ком пси­хо­ло­ги­че­ским – регресс воз­ни­ка­ет в стрес­со­вой ситу­а­ции. Здесь важ­но про­ра­бо­тать, что яви­лось «пус­ко­вым меха­низ­мом». И сколь­ко бы раз не воз­ни­ка­ли регрес­сы, каж­дый раз тре­бу­ет­ся тща­тель­ная про­ра­бот­ка внут­рен­не­го состо­я­ния. С чего нача­лось воз­вра­ще­ние симп­то­ма, как раз­ви­ва­лось это состо­я­ние, что помог­ло вый­ти из состо­я­ния регрес­са? Вот вопро­сы, кото­рые тре­бу­ют вни­ма­тель­но­го изу­че­ния. Чем более осо­знан­но про­жи­ва­ют­ся состо­я­ния регрес­са, тем ста­но­вит­ся боль­ше шан­сов у кли­ен­та с ними справ­лять­ся само­сто­я­тель­но, опи­ра­ясь в этот момент толь­ко на Бога.

С духов­ной точ­ки зре­ния – реци­див это послед­ствия наше­го мало­ве­рия. Для тера­пев­та кри­зи­сы в про­цес­се тера­пии – это тоже иску­ше­ния, про­вер­ка нас насколь­ко мы дове­ря­ем Богу, а не себе.

Несмот­ря на труд­но­сти, рабо­та с Катей про­дол­жа­лась. По опы­ту знаю, что выдер­жав несколь­ко серьез­ных кри­зи­сов в про­цес­се тера­пии, мы при­хо­дим к тому, что пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский про­цесс начи­на­ет сле­до­вать опре­де­лен­но­му век­то­ру, веду­ще­му кли­ен­та к устой­чи­во­му результату.

 

^ 3.4. Православная психотерапия – это творческий процесс.

Пси­хо­те­ра­пия это про­цесс твор­че­ский. И когда мы ее начи­на­ем, мы зача­стую доволь­но при­бли­зи­тель­но пред­став­ля­ем дина­ми­че­ские состав­ля­ю­щие это­го про­цес­са и вре­мя окон­ча­ния терапии.

Тера­пев­ту необ­хо­ди­мо быть очень вни­ма­тель­ным к само­му про­цес­су. Обыч­но в про­цес­се тера­пии воз­ни­ка­ют момен­ты, кото­рых мы не преду­смат­ри­ва­ли. Каж­дый раз нам при­хо­дит­ся при­ни­мать реше­ние как сле­ду­ет посту­пить в том или ином случае.

Через два меся­ца нашей рабо­ты состо­я­ние Кати ста­ло доволь­но устой­чи­вым. И она смог­ла бы при­ез­жать на тера­пию ко мне. Но наши тера­пев­ти­че­ские сес­сии каким-то неза­мет­ным обра­зом пере­рос­ли в семей­ную пси­хо­те­ра­пию. Из ком­на­ты мы пере­ме­сти­лись в кух­ню. К нашей рабо­те при­со­еди­ни­лась Кати­на мама.

В резуль­та­те семей­ной пси­хо­те­ра­пии опре­де­ли­лись кон­фликт­ные момен­ты меж­ду Катей и мамой. Два раза кон­фликт раз­ра­зил­ся пря­мо во вре­мя сес­сии. Это было удач­ным тера­пев­ти­че­ским момен­том. Посколь­ку я мог­ла наблю­дать их вза­и­мо­от­но­ше­ния непо­сред­ствен­но, а не в пере­ска­зе. Катя обви­ня­ла маму, что та не ока­зы­ва­ет ей долж­но­го вни­ма­ния, любит мень­ше чем сест­ру и была очень тре­бо­ва­тель­на. Мама явно испы­ты­ва­ла силь­ную вину и раз­ре­ша­ла Кате так себя про­яв­лять. Такая фор­ма вза­и­мо­от­но­ше­ний была сфор­ми­ро­ва­на не очень давно.

Преды­ду­щий пси­хо­те­ра­певт, ана­ли­зи­руя Кати­ны дет­ские трав­мы, спо­соб­ство­вал укреп­ле­нию в созна­нии Кати, что мама силь­но перед ней вино­ва­та, что она любит сест­ру боль­ше, чем ее.

Вто­рой момент, кото­рый так­же сле­ду­ет отме­тить: зани­ма­ясь ана­ли­зом, он уде­лял мно­го вре­ме­ни выслу­ши­ва­нию всех навяз­чи­вых мыс­лей. Катя «втя­ги­ва­ла» его в свой нездо­ро­вый внут­рен­ний мир. Сеан­сы по сво­ей про­дол­жи­тель­но­сти ста­ли дохо­дить до 3‑х часов.

Для меня пред­сто­я­ла слож­ная зада­ча. Надо было ломать стереотипы.

Пер­вое, с чего я нача­ла, я чет­ко огра­ни­чи­ла вре­мя сес­сии – 1 час в неделю.

Чаще я не мог­ла, да и не нахо­ди­ла нуж­ным. Видя ее очень неста­биль­ное эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние, я поз­во­ли­ла Кате писать мне на элек­трон­ную почту. Коли­че­ство писем сокра­ти­ла до одно­го пись­ма в день, исклю­чая выход­ные дни.

Как и сле­до­ва­ло ожи­дать, Катя бук­валь­но зава­ли­ла меня длин­ны­ми пись­ма­ми. Ее тек­сты пока­зы­ва­ли и разо­рван­ность мыш­ле­ния, и эмо­ци­о­наль­ную неста­биль­ность, и высо­кую сте­пень тре­вож­но­сти. По содер­жа­нию они сво­ди­лись к оби­дам на маму и на сест­ру, что они ее не пони­ма­ют, фик­са­цию на сво­их состо­я­ни­ях. Читать их было очень трудно.

Пере­пис­ка по элек­трон­ной почте тоже ста­ла для нас еще одной фор­мой рабо­ты. Вер­нее, я рас­смат­ри­ва­ла это как вре­мен­ную уступ­ку в нача­ле терапии.

Это дава­ло воз­мож­ность Кате справ­лять­ся со сво­им напря­же­ни­ем и в тече­ние неде­ли рас­счи­ты­вать на неко­то­рую мою поддержку.

Обыч­но доста­точ­но было отве­чать корот­ки­ми пись­ма­ми из несколь­ких фраз.

Эта пере­пис­ка для Кати была не толь­ко воз­мож­но­стью снять эмо­ци­о­наль­ное напря­же­ние, но и ста­ла фор­мой рабо­ты, необ­хо­ди­мой для струк­ту­ри­за­ции ее мыш­ле­ния. Этим она обу­ча­лась тре­ни­ро­вать «внут­рен­нюю собран­ность», учи­лась отли­чать глав­ное от вто­ро­сте­пен­но­го, учи­лась чет­ко выра­жать свои мыс­ли, опи­сы­вать внут­рен­ние состо­я­ния и внеш­нюю ситуацию.

Пере­стро­ить­ся ей было не про­сто. Рабо­тая с пси­хо­ана­ли­ти­ком, Катя при­вык­ла опи­сы­вать все в мель­чай­ших подроб­но­стях, уде­ляя вни­ма­ние вто­ро­сте­пен­ным вещам. Посте­пен­но она науча­лась отде­лять глав­ное от второстепенного.

Доволь­но ско­ро я поста­ви­ла ей усло­вие: преж­де чем отсы­лать пись­мо по элек­трон­ной почте, ей сле­ду­ет вни­ма­тель­но пора­бо­тать над тек­стом, сокра­тить его как мини­мум в пять раз. Пора­бо­тать над чет­ко­стью фор­му­ли­ро­вок в опи­са­нии сво­их состояний.

В опре­де­лен­ный момент нашей рабо­ты мы пере­шли с язы­ка пси­хо­ло­ги­че­ско­го на язык свя­то­оте­че­ской аске­ти­ки. Рас­смат­ри­вая тему ее навяз­чи­вых мыс­лей, мы гово­ри­ли уже о помыс­лах и борь­бе с ними.

 

^ 4. Опыт выстраивание христианского мировоззрения клиента в процессе терапии.

 

^ 4.1. О пятой заповеди и о прощении обиды.

Я все боль­ше убеж­да­лась на при­ме­ре с Катей, что вера в Бога, и даже систе­ма­тич­ное посе­ще­ние хра­ма, еще не может быть гаран­ти­ей того, что чело­век пони­ма­ет сущ­ность внут­рен­ней рабо­ты со сво­и­ми страстями.

В тече­ние тера­пии нам при­хо­ди­лось рас­смат­ри­вать такие темы: нару­ше­ние пятой запо­ве­ди; поче­му не сле­ду­ет жало­вать­ся и обсуж­дать дру­гих людей; что такое помыс­лы; о необ­хо­ди­мо­сти про­ще­ния обид; что есть сми­ре­ние; как может про­яв­лять­ся гор­ды­ня; что такое пока­я­ние и мно­гое другое.

Напом­ним, что Катя рабо­та­ла несколь­ко лет с психоаналитиком.

Пси­хо­ана­лиз мно­го вре­ме­ни посвя­ща­ет дет­ским трав­мам, нару­ше­ни­ям, свя­зан­ным с отно­ше­ни­я­ми с роди­те­ля­ми. Это, дей­стви­тель­но, очень важ­ная тема, несо­мнен­но, заслу­жи­ва­ю­щая внимания.

Одна­ко в про­цес­се пси­хо­ана­ли­за у кли­ен­та доволь­но часто меня­ет­ся отно­ше­ние к соб­ствен­ным роди­те­лям, вплоть до воз­ник­но­ве­ния ненависти.

Дале­ко не все­гда пси­хо­ана­ли­ти­ка инте­ре­су­ет тема при­ми­ре­ния с роди­те­ля­ми, тема прощения.

Пра­во­слав­ная пси­хо­ло­гия уде­ля­ет это­му мно­го места.

Биб­лей­ские запо­ве­ди даны нам не слу­чай­но. Мы дела­ем ошиб­ку, если начи­на­ем вос­при­ни­мать их, как чисто нрав­ствен­ный импе­ра­тив – некое эти­че­ское пред­пи­са­ние, при­ду­ман­ное людь­ми для облег­че­ния их вза­и­мо­от­но­ше­ний в социуме.

Пятая запо­ведь – это пер­вая запо­ведь из шести запо­ве­дей, кото­рые каса­ют­ся чело­ве­ка в общем спис­ке из деся­ти запо­ве­дей. Не слу­чай­но она сто­ит первой.

Почи­тай отца тво­е­го и матерь твою, как пове­лел тебе Гос­подь, Бог твой, что­бы про­дли­лись дни твои, и что­бы хоро­шо тебе было на той зем­ле, кото­рую Гос­подь, Бог твой, дает тебе. (Втор. 5:16)

Тема про­ще­ния и пятой запо­ве­ди очень важ­ны для пси­хо­те­ра­пии, так же, как и соблю­де­ние дру­гих заповедей.

Пси­хо­ло­ги­че­ски нару­ше­ние пятой запо­ве­ди мож­но объ­яс­нить при­бли­зи­тель­но так: на про­тя­же­нии всей нашей жиз­ни обра­зы мате­ри и отца про­дол­жа­ют, так или ина­че, суще­ство­вать в нашем созна­нии. И хоро­шо, если это целост­ное поло­жи­тель­ное вос­при­я­тие обо­их роди­те­лей. Но, как пра­ви­ло, в реаль­но­сти это не все­гда так. Про­ти­во­ре­чи­вое, поляр­ное вос­при­я­тие роди­те­лей – это ско­рее нор­ма в нашей жиз­ни, чем исклю­че­ние. Что озна­ча­ет это состо­я­ние и чем оно вред­но? Оно нехо­ро­шо тем, что мы испы­ты­ва­ем одно­вре­мен­но слож­ные про­ти­во­по­лож­ные (амби­ва­лент­ные) чув­ства к роди­те­лям: любим роди­те­лей и в то же вре­мя не можем им про­стить свои дет­ские оби­ды, дет­ские трав­мы. Вот такое состо­я­ние (оно быва­ет раз­ной сте­пе­ни выра­жен­но­сти) может при­во­дить к внут­рен­не­му рас­щеп­ле­нию, к нев­ро­ти­че­ско­му кон­флик­ту, к нару­ше­нию внут­рен­ней целост­но­сти. Это состо­я­ние может отби­рать энер­гию, силы у чело­ве­ка, лишать его твор­че­ско­го отно­ше­ния к сво­ей жиз­ни, спон­тан­но­сти, сме­ло­сти при пре­одо­ле­нии жиз­нен­ных труд­но­стей и неурядиц.

Мож­но ска­зать, что пси­хи­че­ская энер­гия рас­хо­ду­ет­ся на то, что­бы удер­жать эти рас­щеп­лен­ные части внут­рен­не­го чело­ве­ка, что­бы не поз­во­лить лич­но­сти пол­но­стью рас­сы­пать­ся и дой­ти до край­ней сте­пе­ни – до шизо­фре­ни­че­ско­го рас­строй­ства. Эти состо­я­ния обя­за­тель­но ока­зы­ва­ют вли­я­ние и на тело. Тело начи­на­ет болеть.

В пси­хо­те­ра­пии про­цесс при­ми­ре­ния с роди­те­ля­ми дает вполне оче­вид­ные резуль­та­ты. У чело­ве­ка меня­ет­ся общее состо­я­ние, часто ухо­дит болез­нен­ная симп­то­ма­ти­ка, начи­на­ет про­яв­лять­ся твор­че­ский потен­ци­ал, улуч­ша­ют­ся отно­ше­ния с близ­ки­ми людьми.

Про­цесс при­ми­ре­ния с роди­те­ля­ми не зави­сит, живы ли они или их уже нет. При­ми­ре­ние необ­хо­ди­мо не толь­ко с живы­ми, но и уже ушед­ши­ми из жизни.

Про­ще­ние каса­ет­ся не толь­ко роди­те­лей. В целом это каса­ет­ся про­ще­ния обид бра­тьям и сест­рам, и про­ще­ния обид в целом. И даже «вра­гам».

Любой прак­ти­ку­ю­щий пси­хо­те­ра­певт зна­ет, как тяже­ло пере­жи­ва­ют­ся дет­ские трав­мы, свя­зан­ные с пси­хо­ло­ги­че­ским, физи­че­ским или сек­су­аль­ным наси­ли­ем. Как пра­ви­ло, неокреп­шая дет­ская пси­хи­ка вытес­ня­ет эти пере­жи­ва­ния в зону бес­со­зна­тель­но­го. Вспо­ми­нать о них, сопри­ка­сать­ся с ними быва­ет для чело­ве­ка про­сто невы­но­си­мо. Зача­стую эти трав­мы ока­зы­ва­ют вли­я­ние на чело­ве­ка в тече­ние всей его жиз­ни, «кале­чат» судь­бу. В этом слу­чае, они осо­бен­но тяже­лы для про­ще­ния. И я не пред­став­ляю, как мож­но выстра­и­вать рабо­ту по про­ще­нию, если не опи­рать­ся на под­держ­ку Бога. Про­ще­ние, кото­рое опи­ра­ет­ся на гума­ни­сти­че­ские цен­но­сти, или на мораль­ные импе­ра­ти­вы совер­ша­ет­ся на поверх­ност­ном, интел­лек­ту­аль­ном уровне. Мож­но почти с уве­рен­но­стью ска­зать, что это «про­ще­ние» не при­ве­дет к внут­рен­ней сво­бо­де, к истин­но­му исцелению.

В прак­ти­ке пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской рабо­ты суще­ству­ют опре­де­лен­ные кри­те­рии, как внеш­ние, так и внут­рен­ние, на кото­рые вполне мож­но ори­ен­ти­ро­вать­ся для опре­де­ле­ния насколь­ко про­ще­ние состоялось.

Все­гда сле­ду­ет пом­нить, что мы часто гото­вы обма­нуть себя, уго­ва­ри­вая, что мы уже всех про­сти­ли. Осо­бен­но это свой­ствен­но хри­сти­а­нам, кото­рые боль­ше вни­ма­ния уде­ля­ют внеш­ней сто­роне веры, а не внут­рен­ней рабо­те над сво­и­ми страстями.

При­мер с про­ще­ни­ем явля­ет­ся все­го лишь част­ным слу­ча­ем, выра­жа­ю­щим отно­ше­ние к вере. Это харак­тер­но для тех людей, кто цер­ков­ную жизнь свя­зы­ва­ет боль­ше с обря­до­вой сто­ро­ной и пре­не­бре­га­ет глу­бо­кой рабо­той по выстра­и­ва­нию лич­ных отно­ше­ний с Богом.

Таким обра­зом, истин­ное глу­бо­кое про­ще­ние под­ме­ня­ет­ся само­вну­ше­ни­ем. Вот поче­му нев­ро­ти­че­ские состо­я­ния могут при­сут­ство­вать и у людей, посе­ща­ю­щих цер­ковь. По-насто­я­ще­му про­стить глу­бо­кую оби­ду мож­но толь­ко с помо­щью Бога. Это дар Духа Святого.

Выстра­и­ва­ние лич­ных отно­ше­ний с Богом при­во­дит чело­ве­ка к уди­ви­тель­но­му откры­тию. Ока­зы­ва­ет­ся, есть состо­я­ние необык­но­вен­ное по сво­е­му твор­че­ско­му потен­ци­а­лу. И назы­ва­ет­ся оно сми­ре­ни­ем. О нем сле­ду­ет пого­во­рить отдельно.

 

^ 4.2. Несколько слов о понятии смирения и результатах, к которым оно приводит.

На пер­вый взгляд, может пока­зать­ся, что рабо­та по выстра­и­ва­нию хри­сти­ан­ско­го миро­воз­зре­ния никак не свя­за­на с пси­хо­те­ра­пи­ей. И что это не явля­ет­ся зада­чей пси­хо­те­ра­пии. Но это не так.

Миро­воз­зре­ние выстра­и­ва­ет­ся и укреп­ля­ет­ся, когда оно под­твер­жда­ет­ся лич­ным опы­том клиента.

Ина­че это про­сто отвле­чен­ная фило­соф­ская тео­рия, кото­рая не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к реаль­ной жиз­ни человека.

Каж­дое клю­че­вое биб­лей­ское или еван­гель­ское поня­тие обсуж­да­лось на кон­крет­ных при­ме­рах из собы­тий Кати­ной жиз­ни или ее внут­рен­них состояний.

Одной из при­чин высо­кой тре­вож­но­сти у Кати был так назы­ва­е­мый пер­фек­ци­о­низм. Это поня­тие озна­ча­ет нев­ро­ти­че­ское стрем­ле­ние к совершенству.

Мы подроб­но обсуж­да­ли с ней эту тему. Хри­сти­а­ни­ну надо уметь отли­чать в себе нев­ро­ти­че­ское состо­я­ние от хри­сти­ан­ско­го стрем­ле­ния к обо­же­нию, к тому совер­шен­ству, к кото­ро­му нас при­зы­ва­ет Гос­подь. Нев­ро­ти­че­ское состо­я­ние заме­ша­но на гор­дыне, тще­сла­вии и человекоугодии.

С дет­ства Катя хоро­шо учи­лась, была очень ответ­ствен­ной девочкой.

Иссле­дуя ее «ком­плекс отлич­ни­цы» мы вышли на такие поня­тия, как самость, гор­ды­ня. Она была очень чув­стви­тель­на к мне­нию окру­жа­ю­щих, болез­нен­но пере­но­си­ла свои неуда­чи, свя­зан­ные с учебой.

Для таких людей харак­тер­но отно­ше­ние к жиз­ни: или все, или ничего.

Вме­сте с Катей мы иска­ли кор­ни гор­ды­ни в воз­ник­но­ве­нии ее зави­си­мо­сти, в отно­ше­нии с близ­ки­ми людь­ми, в труд­но­стях про­ще­ния, в ее жало­сти к с себе, в осуж­де­нии родителей.

Укреп­ле­ние веры свя­за­но с лич­ным опы­том сми­ре­ния. Кате этот опыт тоже знаком.

Смысл жиз­ни чело­ве­ка мы как хри­сти­ане видим в глу­бо­кой транс­фор­ма­ции сво­ей лич­но­сти, выра­жа­ю­щей­ся в стя­жа­нии Духа Свя­то­го (по Сера­фи­му Саров­ско­му), в дости­же­нии обо­же­ния, осу­ществ­ле­нии себя в Боге.

Стра­те­ги­че­ская зада­ча пси­хо­те­ра­пии может фор­му­ли­ро­вать­ся как исце­ле­ние от страст­ных наклон­но­стей. Это спо­соб­ству­ет при­об­ре­те­нию внут­рен­ней сво­бо­ды на пути к целостности.

Все это нам дает воз­мож­ность рабо­тать с таки­ми нев­ро­ти­че­ски­ми симп­то­ма­ми, кото­рые опи­сы­ва­ют­ся сле­ду­ю­щи­ми состо­я­ни­я­ми: страх смер­ти, пани­че­ские ата­ки, тре­во­га, раз­лич­но­го рода фобии и так далее.

Сми­ре­ние – это одно из осно­во­по­ла­га­ю­щих поня­тий свя­то­оте­че­ской аске­ти­ки. И истин­ный смысл его поня­тен дале­ко не сра­зу. В нем при­сут­ству­ет и радость обре­те­ния бла­го­да­ти, и отсут­ствие страст­ных при­вя­зан­но­стей, и дове­рие Божи­е­му про­мыс­лу о себе. В нем при­сут­ству­ет при­ми­ре­ние со сво­им про­шлым и отсут­ству­ет тре­во­га за будущее.

Это уди­ви­тель­ное твор­че­ское состо­я­ние познать мож­но толь­ко опыт­ным путем. Это про­цесс сотвор­че­ства чело­ве­ка и его Создателя.

Необ­хо­ди­мо обра­тить вни­ма­ние на сле­ду­ю­щий суще­ствен­ный момент. Секу­ляр­ная пси­хо­те­ра­пия по сво­ей сути ведет к укреп­ле­нию эго, уси­ле­нию само­сти. Ее цель – при­спо­со­бить чело­ве­ка к зем­но­му суще­ство­ва­нию. Сде­лать это суще­ство­ва­ние ком­форт­ным и удоб­ным. Такой под­ход явля­ет­ся про­ти­во­по­лож­но­стью под­хо­да к чело­ве­ку в пра­во­слав­ной аске­ти­ке, иду­щей по пути сми­ре­ния само­сти, тем самым при­во­дя­щей к стя­жа­нию благодати.

Имен­но при рабо­те с зави­си­мо­стя­ми (а так­же и с нев­ро­ти­че­ски­ми про­яв­ле­ни­я­ми), мы реаль­но ощу­ща­ем силу сми­ре­ния. Имен­но сми­рен­ное при­ня­тие паци­ен­том сво­е­го бес­си­лия перед ситу­а­ци­ей, при­ня­тие сво­е­го состо­я­ния зави­си­мо­сти, сво­ей тре­во­ги, сво­ей фобии и дру­гих внут­рен­них состо­я­ний часто явля­ет­ся нача­лом излечения.

Если исхо­дить из того пони­ма­ния сло­ва «сми­ре­ние», кото­рое зача­стую трак­ту­ет­ся обы­ден­ным созна­ни­ем, как раб­ская покор­ность чужой воле, то сила сми­ре­ния тут вполне разум­но под­вер­га­ет­ся сомнению.

Но это гово­рит лишь о том, что в XX веке, в совет­скую эпо­ху, сло­во «сми­ре­ние» в рус­ском язы­ке как бы уте­ря­ло часть сво­их возмож­ных смыс­лов – и нам теперь пред­сто­ит эти смыс­лы вновь обретать.

Сми­ре­ние нерав­но­силь­но внеш­не­му само­уни­чи­же­нию. Оно есть самый источ­ник воз­мож­но­сти дей­ствия. В том чис­ле спо­кой­но и тер­пе­ли­во выно­сить скор­би. Это истин­ный момент веры, когда вся забо­та о себе, пере­кла­ды­ва­ет­ся на Бога в пол­ном дове­рии Его про­мыс­лу. Про­ис­хо­дит «капи­ту­ля­ция» перед Богом. И в какой-то момент для чело­ве­ка откры­ва­ют­ся новые воз­мож­но­сти, до это­го для него сокры­тые. Если гор­дым Бог про­ти­вить­ся, сми­рен­ным дает благодать.

Выра­жа­ясь пси­хо­ло­ги­че­ским язы­ком, сми­ре­ние дает сво­бо­ду выбо­ра, напол­ня­ет энер­ги­ей, уво­дит от нев­ро­ти­че­ской бегот­ни по кру­гу, давая воз­мож­ность начать посту­па­тель­ное дви­же­ние к Цели (осу­ществ­лять свою целостность).

Опыт рабо­ты по пре­одо­ле­нию зави­си­мо­стей укре­пил меня в том, что про­цесс исце­ле­ния начи­на­ет­ся с того, что чело­век сми­рен­но при­зна­ет свое бес­си­лие перед забо­ле­ва­ни­ем. Пока это­го нет, то начи­нать рабо­ту с ним бес­по­лез­но. Зна­чит, он пока еще дела­ет став­ку на себя, на свою самость. Исце­ле­ние от стра­стей невоз­мож­но без уча­стие Бога.

Этот посту­лат сле­ду­ет пере­не­сти и на лече­ние нев­ро­ти­че­ско­го состояния.

Зача­стую быва­ет, что сми­рен­ное при­ня­тие сво­е­го нев­ро­ти­че­ско­го состо­я­ния выво­дит нас на более глу­бо­кие уров­ни пока­я­ния. И тогда при­хо­дят отве­ты на вопро­сы, для чего это нам было попу­ще­но. Посте­пен­но чело­век пере­ста­ет боять­ся сво­их нев­ро­ти­че­ских состо­я­ний, видя в их пре­одо­ле­нии воз­мож­ность духов­но­го развития.

 

^ 4.3. Покаяние как внутренний творческий акт, приводящий к исцелению.

Когда-то рабо­тая свет­ским пси­хо­ло­гом с зави­си­мо­стя­ми (ина­че мож­но ска­зать – со страст­ны­ми состо­я­ни­я­ми), я на себе испы­та­ла, что озна­ча­ет эмо­ци­о­наль­ное выго­ра­ние. Это тяже­лое внут­рен­нее состо­я­ние, свя­зан­ное с ощу­ще­ни­я­ми опу­сто­шен­но­сти, бес­си­лия, уны­ния. Страст­ные состо­я­ния прак­ти­че­ски не под­да­ют­ся пси­хо­ло­ги­че­ской кор­рек­ции. Кор­ни этих состо­я­ний лежат в духов­ной сфере.

Сей­час, начи­ная рабо­ту с кли­ен­том, я ори­ен­ти­рую его испол­нять таин­ства испо­ве­ди и при­ча­стия. В этом слу­чае мы можем рас­счи­ты­вать на то, что выма­ты­ва­ю­щий «бег по кру­гу» пре­рвет­ся, и нач­нет­ся посту­па­тель­ное дви­же­ние к внут­рен­ней целост­но­сти – к исцелению.

Что мы име­ем в виду, когда гово­рим о пока­я­нии? Для нас, обыч­ных людей поня­тие пока­я­ния свя­за­но с сожа­ле­ни­ем о сво­их гре­хах, с чув­ством вины и ощу­ще­ни­ем горе­чи. А ино­гда и ужа­са от того, что мы совер­ши­ли вполне кон­крет­ные поступ­ки в про­шлом. Тем самым при­чи­ни­ли боль, нанес­ли раны дру­гим людям и самим себе.

Но в чем тут может быть твор­че­ский акт?

Чув­ство вины может нев­ро­ти­зи­ро­вать­ся, сожа­ле­ние и ужас от про­шлых поступ­ков могут при­ве­сти к уны­нию и даже к отча­я­нию. Состо­я­ние печа­ли может стать хро­ни­че­ским и про­дол­жать­ся года­ми. Гово­ря язы­ком кли­ни­че­ско­го пси­хо­ло­га, мы име­ем нали­цо пол­ный ком­плект депрес­сив­ных состо­я­ний и их последствий.

Оче­вид­но, что такое пред­став­ле­ние о пока­я­нии с точ­ки зре­ния пра­во­слав­ной аске­ти­ки явля­ет­ся непол­ным. Горечь и ужас дей­стви­тель­но состав­ля­ют суще­ствен­ный эле­мент пока­я­ния, но они не исчер­пы­ва­ют его, и как бы это для нас не было стран­ным, даже не явля­ют­ся его наи­бо­лее суще­ствен­ной частью. Мы гораз­до бли­же подой­дем к сути вопро­са, если рас­смот­рим бук­валь­ный смысл гре­че­ско­го сло­ва, обо­зна­ча­ю­ще­го пока­я­ние: мета­нойя (metanoia). Оно озна­ча­ет «изме­не­ние ума». Это не про­сто сожа­ле­ние о про­шлом, но фун­да­мен­таль­ная транс­фор­ма­ция нашей спо­соб­но­сти смот­реть на вещи, новый взгляд на самих себя, на дру­гих и, что, пожа­луй, самое важ­ное – на Бога.

Пока­я­ние – это не при­ступ угры­зе­ний сове­сти и жало­сти к себе, но обра­ще­ние, пере­не­се­ние цен­тра нашей жиз­ни на Свя­тую Троицу.

И это не одно­мо­мент­ный акт. Это путь дли­ною в жизнь. Этот про­цесс совер­ша­ет­ся в лоне Церк­ви Духом Святым.

Таким обра­зом, полу­ча­ет­ся, что пока­я­ние это не про­сто твор­че­ство. Это акт сотвор­че­ства (как и истин­ное сми­ре­ние), чело­ве­ка с Богом. Это Таин­ство. По сло­вам свя­то­го прп. Иоан­на Лествич­ни­ка : «пока­я­ние есть дочерь надеж­ды и отвер­же­ние отча­я­ния» (Леств., с. 5). Про­цесс пока­я­ния, совер­ша­е­мый в акте лич­но­го мак­си­маль­но чест­но­го (дохо­дить сле­ду­ет до той сте­пе­ни чест­но­сти перед самим собой, на какую мы в этот момент спо­соб­ны) отве­та на вопро­сы о себе. Пред­сто­я­ние перед Богом не может сопро­вож­дать­ся толь­ко упад­ком духа. Это все­гда энер­гич­ное ожи­да­ние. Это не нена­висть к себе (нена­висть к себе, может быть изощ­рен­ной фор­мой гор­ды­ни), но утвер­жде­ние сво­е­го истин­но­го «я» как создан­но­го по обра­зу Божию. Каять­ся – зна­чит смот­реть не толь­ко вниз, на свои соб­ствен­ные недо­стат­ки, пре­гре­ше­ния, заблуж­де­ния, но и обя­за­тель­но вверх – на любовь Божию. Это не толь­ко взгляд назад, пол­ный боли и упре­ков к себе, но и одно­вре­мен­но взгляд впе­ред пол­ный веры и надеж­ды. Эту анти­но­мию нам труд­но понять, когда мы под­хо­дим к раз­го­во­ру о пока­я­нии чисто интел­лек­ту­аль­но. Свя­тые отцы сво­им опы­том нам пока­за­ли, что мож­но иметь плач о гре­хах сво­их и одно­вре­мен­но сле­до­вать при­зы­ву апо­сто­ла: «Все­гда радуй­тесь!». Это состо­я­ние, как и мно­гое в хри­сти­ан­стве, позна­ет­ся толь­ко лич­ным опы­том. И оно ни в коей мере не соот­вет­ству­ет шизо­фре­ни­че­ско­му рас­щеп­ле­нию или эмо­ци­о­наль­ным скач­кам по типу мания-депрес­сия. Это состо­я­ние при­во­дит чело­ве­ка к целост­но­сти. И само по себе уже явля­ет­ся целост­ным актом.

Как все­гда, о таких вещах, кото­рые позна­ют­ся толь­ко опыт­ным путем, писать доволь­но труд­но. Про­цесс этот непростой.

Не слу­чай­но кор­ни мно­гих нев­ро­ти­че­ские состо­я­ний свя­за­ны со стра­хом смер­ти, стра­хом перед состо­я­ни­ем небы­тия. Дума­ет­ся, что этот страх воз­ни­ка­ет тогда, когда чело­век вытес­нил свои гре­хи, и даже не хочет об этом думать. Обыч­но­му чело­ве­ку, кото­рый не совер­шал каких-либо серьез­ных пре­ступ­ле­ний, кажет­ся, что ему не в чем каять­ся. Мел­кая ложь, обман, непро­щен­ные оби­ды, чело­ве­ко­уго­дие, блуд, осуж­де­ние – все это не берет­ся в рас­чет. Одна­ко эти нерас­ка­ян­ные состо­я­ния и поступ­ки могут слу­жить при­чи­ной неосо­знан­но­го стра­ха перед небы­ти­ем. Душа не может уйти из жиз­ни без пока­я­ния. Вспо­ми­нать же об этом зача­стую не хочет­ся. Это вызы­ва­ет дис­ком­форт, непри­ят­ные ощу­ще­ния, от кото­рых чело­век хочет осво­бо­дить­ся, про­сто не думая об этом. Таким обра­зом, про­ис­хо­дит вытес­не­ние из зоны созна­ния в зону бессознательного.

Воз­ник­но­ве­ние нев­ро­за мож­но рас­смат­ри­вать как опре­де­лен­ный рубеж, пре­одо­ле­ние кото­ро­го откры­ва­ет воз­мож­ность для новой жиз­ни чело­ве­ка. Это некий пик пере­жи­ва­ний, на кото­ром чело­век реша­ет­ся сде­лать шаг в неиз­вест­ное. Шаг­нуть толь­ко на том осно­ва­нии, что боль­ше нахо­дить­ся в нев­ро­зе он не может. Уси­ли­ем веры он реша­ет­ся шаг­нуть в неиз­вест­ное. Акт пока­я­ния все­гда тре­бу­ет опре­де­лен­но­го мужества.

Часто в пси­хо­ло­ги­че­ской лите­ра­ту­ре встре­ча­ют­ся при­зы­вы осво­бо­дить­ся от раз­ру­ша­ю­щих чувств: вины, оби­ды, зави­сти, гне­ва, уны­ния. Чело­ве­ка при­зы­ва­ют «закрыть дверь в прошлое».

Тут изна­чаль­но зало­же­но одно очень суще­ствен­ное упу­ще­ние. Когда чело­век дела­ет это сам, то он полу­ча­ет имен­но то, что может полу­чить – нев­ро­ти­че­ские состо­я­ния, или жал­кую ими­та­цию сво­е­го пси­хи­че­ско­го бла­го­по­лу­чия, в кото­ром отсут­ству­ет вся пол­но­та пере­жи­ва­ний сво­е­го бытия.

Хри­сти­ан­ская вера дает чело­ве­ку то реаль­ное муже­ство, опи­ра­ясь на кото­рое мож­но пре­одо­леть невы­но­си­мые нев­ро­ти­че­ские состо­я­ния. И более того, само пре­одо­ле­ние этих состо­я­ний укреп­ля­ет веру. Раз­вер­нуть­ся в сто­ро­ну сво­е­го гре­ха мы можем толь­ко тогда, когда верим в цели­тель­ную силу покаяния.

 

^ 4.4. О семи нечистых духах.

Гово­ря о выстра­и­ва­нии хри­сти­ан­ско­го миро­воз­зре­ния, при­во­жу сле­ду­ю­щий при­мер из опы­та рабо­ты с Катей.

Всем нам хоро­шо извест­на прит­ча о нечи­стом духе, вышед­шем из человека.

Мф. 12:43–45: “Когда нечи­стый дух вый­дет из чело­ве­ка, то ходит по без­вод­ным местам, ища покоя, и не нахо­дит; тогда гово­рит: воз­вра­щусь в дом мой, отку­да я вышел. И, при­дя, нахо­дит [его] неза­ня­тым, выме­тен­ным и убран­ным; тогда идет и берет с собою семь дру­гих духов, злей­ших себя, и, вой­дя, живут там; и быва­ет для чело­ве­ка того послед­нее хуже первого. ”. 

Напо­ми­наю, Катя боро­лась сна­ча­ла с зави­си­мо­стью от нар­ко­ти­ков, потом была зави­си­мость от алко­го­ля, и куре­ния. Был в ее жиз­ни и блуд. Осво­бо­див­шись от этих зави­си­мо­стей, она ста­ла рабо­тать со сво­и­ми нев­ро­ти­че­ски­ми стра­ха­ми и тре­во­гой, некон­тро­ли­ру­е­мым гне­вом на маму и сестру.

Это как раз тот слу­чай, когда душа чело­ве­ка после изгна­ния стра­сти не суме­ла запол­нить себя истин­но духов­ным содержанием.

Для это­го необ­хо­ди­ма вни­ма­тель­ная рабо­та по наблю­де­ния за собой.

Здесь хочет­ся отме­тить, что эта рабо­та отли­ча­ет­ся по содер­жа­нию от того, что пред­ла­га­ет психоанализ.

Рабо­тая с Катей, мы обу­ча­лись рабо­те с помыс­ла­ми, осва­и­вая тер­ми­но­ло­гию свя­то­оте­че­ской аске­ти­ки, где гово­рить­ся о духов­ной брани.

Мы про­ра­бо­та­ли ста­тью Иоан­на Кре­стьян­ки­на «Семь нечи­стых духов» из сбор­ни­ка «Настоль­ная кни­га для мона­ше­ству­ю­щих и мирян» [3], при­ме­няя ее имен­но к Кати­ной ситу­а­ции. Все, что с ней про­ис­хо­ди­ло, мы вме­сте обсуж­да­ли и интер­пре­ти­ро­ва­ли. Напри­мер, навяз­чи­вые мыс­ли, кото­рые не дава­ли ей покоя, мы ста­ли назы­вать помыс­ла­ми и обсуж­да­ли фор­мы духов­ной бра­ни. Ее ско­рый гнев на маму – это иску­ше­ния, кото­рым она поддается…

Такой взгляд на про­бле­му уста­нав­ли­ва­ет­ся в созна­нии не сра­зу. Доволь­но дол­го еще Катя испы­ты­ва­ла иску­ше­ния: обви­нять, жало­вать­ся, обижаться.

 

^ 5. О работе с помыслами.

 

^ 5.1. Психологические аспекты работы с помыслами на основе аскетического учения борьбы с помыслами.

Что­бы под­го­то­вить чело­ве­ка к внут­рен­ней рабо­те, на про­тя­же­нии все­го про­цес­са пси­хо­те­ра­пии мы опи­ра­ем­ся на уче­ние свя­тых о стра­стях и борь­бе с ними.

Чело­век, захва­чен­ный стра­стью, посте­пен­но раз­ру­ша­ет свою личность.

Пер­вый шаг к осво­бож­де­нию от стра­сти-зави­си­мо­сти – это осо­зна­ние, что зави­си­мость сфор­ми­ро­ва­лась, и что она уже вла­де­ет тобой. До тех пор, пока чело­век дума­ет, что он в любой момент смо­жет спра­вить­ся само­сто­я­тель­но, он нахо­дит­ся в «оча­ро­ва­нии», т.е. не спо­со­бен реаль­но оце­нить дей­стви­тель­ность и погру­жа­ет­ся в зави­си­мость все боль­ше. Созна­ние при этом все­гда нахо­дит оправ­да­ние любо­му поступку.

Если есть осо­зна­ние ситу­а­ции, осо­зна­ние сво­е­го бес­си­лия и жела­ние изба­вить­ся от стра­сти, то, зна­чит, и дадут­ся силы и воз­мож­но­сти с этим спра­вить­ся. «Сила Моя в немо­щи совер­ша­ет­ся» ( 2 Кор. 12:9).

Гос­подь начи­на­ет помо­гать чело­ве­ку тогда, когда он, осо­зна­вая свое бес­си­лие, тщет­ность всех сво­их уси­лий, взы­ва­ет к Нему о помощи.

Если пони­ма­ние это­го опи­ра­ет­ся на лич­ный опыт кли­ен­та, то мож­но ска­зать, что реше­ние про­бле­мы сдви­ну­лось с мерт­вой точки.

У Кати был опыт по пре­одо­ле­нию зави­си­мо­стей. Рабо­тая по пре­одо­ле­нию стра­сти уны­ния и гне­ва, мы часто вспо­ми­на­ли о том опы­те. Об опы­те сры­вов (паде­ний), о необ­хо­ди­мо­сти ана­ли­зи­ро­вать каж­дый срыв.

Совре­мен­но­му чело­ве­ку, ори­ен­ти­ро­ван­но­му на внеш­нюю жизнь и дея­тель­ность, необ­хо­ди­мо учить­ся про­яв­лять вни­ма­ние к «сво­е­му внут­рен­не­му чело­ве­ку», то есть обу­чать­ся вни­ма­тель­но­му наблю­де­нию за сво­и­ми мыс­ля­ми и чув­ства­ми. А так­же без лукав­ства осо­зна­вать, каким обра­зом фор­ми­ру­ют­ся наши страст­ные жела­ния, как мы им пота­ка­ем, интел­лек­ту­аль­но оправ­ды­ва­ем. Одним сло­вом, исполь­зуя свя­то­оте­че­скую тер­ми­но­ло­гию, нам сле­ду­ет обу­чать­ся трез­ве­нию и «духов­ной брани».

Необ­хо­ди­мо пом­нить, что само­му чело­ве­ку без Божи­ей помо­щи с иску­ше­ни­я­ми не спра­вить­ся. Но если про­сишь, дают­ся бла­го­дат­ные силы про­ти­во­сто­ять им.

Рабо­та с помыс­ла­ми – это целое искус­ство. Начи­на­ем с наблю­де­ния себя.

 

^ 5.2. Как вести работу по самонаблюдению.

Рабо­тая с кли­ен­та­ми, я часто реко­мен­дую на неко­то­рое вре­мя отло­жить «пле­не­ние». Ска­зать себе – это от меня нику­да не денет­ся. И посвя­тить пять-десять минут тому, что­бы опи­сать про­цесс «захва­та помыс­лом». В созна­нии эти ста­дии ино­гда очень труд­но отсле­дить. Когда мы запи­сы­ва­ем, то посте­пен­но начи­на­ем улав­ли­вать, что за чем сле­ду­ет. Тре­ни­ру­ет­ся наше вни­ма­ние к внут­рен­ней жиз­ни, «внут­рен­не­му чело­ве­ку». И вот после таких тре­ни­ро­вок чело­ве­ку все луч­ше уда­ет­ся улав­ли­вать нача­ло – при­лог. Все это начи­на­ет уда­вать­ся толь­ко тогда, когда полу­ча­ет­ся наблю­дать за про­цес­сом внут­рен­ней бра­ни немно­го со стороны.

Важ­но пом­нить и такой момент, что пси­хи­ка наша очень кон­сер­ва­тив­на, инерт­на. Что­бы пере­учить себя мыс­лить и чув­ство­вать ина­че, тре­бу­ет­ся доволь­но мно­го вре­ме­ни. Обя­за­тель­но будут «паде­ния». Одна­ко не сто­ит опус­кать руки. Надо вновь и вновь про­дол­жать борь­бу. Любой опыт «паде­ний» дол­жен мак­си­маль­но осознаваться.

Паде­ния долж­ны нами про­жи­вать­ся с сокру­ше­ни­ем и пока­я­ни­ем, но не при­во­дить к отча­я­нию. Для раз­ви­тия про­цес­са наблю­де­ния за помыс­ла­ми полез­но вести днев­ник. Про­пи­сы­вай­те в сво­ем днев­ни­ке все момен­ты паде­ний и побед. Опи­сы­вать сле­ду­ет как бы со сто­ро­ны, ста­ра­ясь быть бес­страст­ным. И тогда навык рабо­ты с помыс­ла­ми будет раз­ви­вать­ся, что поз­во­лит вырвать­ся из пле­на греха.

Опи­ра­ясь на свя­то­оте­че­ское уче­ние борь­бы со стра­стя­ми, мы реко­мен­ду­ем «алго­ритм» осво­бож­де­ния от стра­сти, пред­ла­га­е­мый свя­ти­те­лем Фео­фа­ном Затвор­ни­ком. [1]

Одна­ко надо пом­нить, что это все­го лишь схе­ма. Кон­крет­ный живой при­мер рабо­ты все­гда и слож­нее, и мно­го­гран­нее. Возь­мем для при­ме­ра страсть гнева.

 

 

^ 5.3. Для достижения успеха необходимо сформировать крепкое намерение.

 

Пер­вое, что необ­хо­ди­мо – это про­яс­нить и укре­пить моти­ва­цию. А для это­го надо отве­тить (жела­тель­но пись­мен­но) на ряд вопросов:

1.подумать о том, как будет хоро­шо, когда я пре­одо­лею эту страсть,

2. поче­му мне не хочет­ся бороть­ся со стра­стью (я не верю, что у меня это полу­чит­ся; мне при­дет­ся уде­лять это­му вре­мя, у меня его мало; мне надо обра­щать вни­ма­ние на свою внут­рен­нюю жизнь, а я это не умею….),

3. опи­сать послед­ствия страсти,

4. твер­до ли я реша­юсь на борь­бу (см. п.1: да надо решать­ся, но справ­люсь ли?),

5. моби­ли­зо­вать свою волю и попро­сить Бога о помо­щи (сам не справ­люсь, но с Божи­ей помо­щью справлюсь…).

Утвер­дить­ся в сво­ем наме­ре­нии (моти­ва­ции) – важ­но, посколь­ку имен­но тут мы будем чер­пать силы при неуда­чах и ошиб­ках. Силы нам нуж­ны для того, что­бы ни в коем слу­чае не сда­вать­ся, а про­дол­жать рабо­тать над собой даль­ше. Успех обя­за­тель­но при­дет, если набрать­ся тер­пе­ния и все­гда пом­нить, что без помо­щи Бога в этой борь­бе не устоять.

Вспом­ним, что страсть рож­да­ет­ся в душе чело­ве­ка не сра­зу. Свя­тые отцы гово­рят, что начи­на­ет­ся она с при­ло­га (при­ра­же­ния). По-сла­вян­ски при­ра­зить­ся – зна­чит столк­нуть­ся с чем-то.

 

^ 5.4. Стадии формирования страсти.

 

Про­цесс фор­ми­ро­ва­ния стра­сти услов­но раз­де­ля­ют на четы­ре стадии.

  • Пер­вая ста­дия – уви­деть в себе воз­ник­но­ве­ние прилога.
    При­лог воз­ни­ка­ет в созна­нии чело­ве­ка от впе­чат­ле­ний от уви­ден­но­го, по какой-либо дру­гой при­чине или как образ, навя­зан­ный вра­гом – дья­во­лом. Но при­лог при­хо­дит поми­мо воли чело­ве­ка, без его соиз­во­ле­ния и уча­стия. Чело­век сам волен при­нять при­лог в серд­це или отри­нуть его.
  • Вто­рая ста­дия – при­лог при­нят, он уже обду­мы­ва­ет­ся, дела­ет­ся сво­им. Отцы назы­ва­ют это так­же соче­та­ни­ем или собе­се­до­ва­ни­ем с помыслом.
  • Тре­тья ста­дия – это скло­не­ние к помыс­лу, или сосло­же­ние, когда воля чело­ве­ка уже под­чи­ни­лась вли­я­нию гре­хов­ной мыс­ли и чело­век уже готов перей­ти к дей­стви­ям. Мы пом­ним сло­ва Гос­по­да в Еван­ге­лии: «Из серд­ца исхо­дят злые помыс­лы…(Мф. 15:19). Грех начи­на­ет­ся «со зло­го помыс­ла» о нем. И апо­стол Иаков пишет: «Похоть же, зачав, рож­да­ет грех, а соде­ян­ный грех рож­да­ет смерть» (Иак. 1:15).
  • Чет­вер­тая ста­дия – пле­не­ния помыс­лом. Гре­хов­ный помы­сел пере­хо­дит в дей­ствие (посту­пок, слова).

Для чело­ве­ка неис­ку­шен­но­го в духов­ной бра­ни зара­же­ние страст­ны­ми помыс­ла­ми про­ис­хо­дит намно­го быст­рее. Началь­ные эта­пы раз­ви­тия помыс­лов (при­лог-соче­та­ние-сосло­же­ние) часто про­хо­дят вооб­ще не заме­чен­ны­ми, и толь­ко на уровне пле­не­ния, если начи­на­ет­ся борь­ба с раз­ви­ва­ю­щи­ми­ся стра­стя­ми, они выхо­дят наружу.

Обыч­но гнев у Кати воз­ни­кал как реак­ция на удар по само­лю­бию. Любая мелочь вос­при­ни­ма­лась ею как жела­ние мамы или сест­ры в чем-то ей доса­дить, оскор­бить, унизить.

Вот очень важ­ный момент, на кото­рый обыч­ные пси­хо­ло­ги не обра­ща­ют вни­ма­ния и даже не рас­смат­ри­ва­ют. Нам же сле­ду­ет при­сталь­нее вгля­деть­ся в него. То, о чем ска­за­но ниже, откры­ва­ет­ся нам толь­ко свя­то­оте­че­ским опытом.

Необ­хо­ди­мо вос­при­ни­мать помыс­лы как что-то внеш­нее, не име­ю­щее к нам отно­ше­ния. Необ­хо­ди­мо пом­нить, что само­му без Божи­ей помо­щи с иску­ше­ни­ем не спра­вить­ся. А внут­ренне спо­кой­но, трез­во наблю­дать за раз­ви­ти­ем помыс­ла может чело­век, уже име­ю­щий неко­то­рый духов­ной опыт и очи­щен­ное пока­я­ни­ем созна­ние. В этом слу­чае ему дают­ся бла­го­дат­ные силы про­ти­во­сто­ять им.

Итак, жела­ю­ще­му осво­бо­дить­ся от стра­стей надо обу­чать­ся тому, что­бы умерщ­влять дур­ные помыс­лы в заро­ды­ше, «раз­би­вать мла­ден­цев их о камень» (см.: Пс. 136:9). А заро­дыш помыс­ла есть (как уже было ска­за­но выше) – прилог.

Начи­нать борь­бу с помыс­ла­ми необ­хо­ди­мо с молитв к Гос­по­ду, свя­тым и анге­лу-хра­ни­те­лю. Это важ­но для того что­бы мы удер­жи­ва­лись при­пи­сы­вать успе­хи духов­ной бра­ни нашим соб­ствен­ным ста­ра­ни­ям, а толь­ко помо­щи Божией.

Если в какой-то момент Кате уда­ва­лось вспом­нить о Боге, она выдер­жи­ва­ла эти иску­ше­ния, нахо­ди­ла в себе силы успо­ко­ить­ся и потом воз­вра­ща­лась к раз­го­во­ру с мамой и сест­рой уже в дру­гом состоянии.

 

^ 6. Заключение.

Катя ста­ла обу­чать­ся смот­реть на свои состо­я­ния несколь­ко отстра­нен­но от себя, не пугать­ся того, что они воз­ни­ка­ют. Для нее посте­пен­но ста­но­ви­лось понят­ным, каким обра­зом совер­ша­ет­ся духов­ная работа.

При­шло пони­ма­ние того, что это про­цесс сов­мест­ный, ее и Бога. И, пожа­луй, самое важ­ное, чему она научи­лась – не впа­дать в пани­ку после при­сту­пов отча­я­ния, уны­ния, маловерия.

Катя обу­ча­лась хри­сти­ан­ско­му тер­пе­нию и на опы­те позна­ва­ла силу смирения.

Сле­ду­ет отме­тить, что состо­я­ния внут­рен­ней тре­во­ги, пани­ки про­яв­ля­лись цик­лич­но. В эти момен­ты ей каза­лось, что она нико­гда не спра­вит­ся с эти­ми состо­я­ни­я­ми, что все бес­по­лез­но, что уже нет сил тер­петь. Здесь помог ее преды­ду­щий опыт борь­бы с зави­си­мо­стя­ми. Она уже зна­ла по опы­ту, что надо тер­пе­ли­во с молит­вой и верой выдер­жи­вать эти состо­я­ния, и они отсту­па­ют. Ни в коем слу­чае не сда­вать­ся. И посте­пен­но эти состо­я­ния ста­ли вырав­ни­вать­ся. При­шло вре­мя, что уже не было такой необ­хо­ди­мо­сти сроч­но кидать­ся и писать мне длин­ные пись­ма. Через пол­го­да нашей рабо­ты насту­пи­ло неко­то­рое улуч­ше­ние. Катя научи­лась само­сто­я­тель­но выдер­жи­вать мно­гие свои состо­я­ния. Если даже она и писа­ла, то не часто. Пись­ма ста­ли менять свое содер­жа­ние. Все мень­ше было жалоб и обид, а боль­ше уде­ля­лось вни­ма­ния раз­бо­ру сво­их состояний.

Насту­пи­ло лето. (При­мер­но 8 меся­цев систе­ма­тич­ной тера­пии). Катя с мамой поеха­ли на две неде­ли в дерев­ню. К это­му вре­ме­ни я уже нача­ла видеть неко­то­рые пло­ды наших сов­мест­ных усилий.

Но, конеч­но, не обо­шлось без реци­ди­вов. Перед самой поезд­кой слу­чил­ся срыв. Силь­ный при­ступ гне­ва, ссо­ра с мамой. Обсуж­дая этот срыв, Катя мог­ла спо­кой­но ана­ли­зи­ро­вать ситу­а­цию, не застре­вая на внеш­них обсто­я­тель­ствах про­ис­шед­ше­го, а ста­ра­лась добрать­ся до источ­ни­ка про­бле­мы. Мы вни­ма­тель­но обсу­ди­ли, как раз­во­ра­чи­ва­лась духов­ная брань, и как в какой момент Катя сда­лась; обсу­ди­ли так­же, в чем необ­хо­ди­мо ей будет испо­ве­до­вать­ся в сле­ду­ю­щий раз.

Резуль­та­ты рабо­ты, про­ве­ден­ной за это вре­мя, вполне мож­но счи­тать удовлетворительными.

Мы вышли на неко­то­рый уро­вень так назы­ва­е­мой услов­ной нор­мы. Но впе­ре­ди сто­ит еще ряд задач, кото­рые сле­ду­ет раз­ре­шить. Кате пред­сто­ит научить­ся жить со сво­им диа­гно­зом, изме­нить отно­ше­ние к жиз­ни и к смер­ти. Остал­ся еще ряд нере­шен­ных вопро­сов, ее вза­и­мо­от­но­ше­ний с Мак­си­мом, ее тру­до­вой деятельности.

Мне пред­став­ля­лось, что я закон­чу рабо­ту с ней, уло­жив­шись в общей слож­но­сти в 8–10 меся­цев, но сей­час вижу, что как мини­мум, пол­го­да систе­ма­тич­ной рабо­ты нам еще предстоит.

По мер­кам тера­пев­ти­че­ско­го про­цес­са – это совсем неболь­шой срок.

В даль­ней­шем, пред­по­ла­га­ет­ся, что Катя будет про­дол­жать посе­щать храм, испо­ве­до­вать­ся, при­ча­щать­ся. А систе­ма­тич­ная рабо­та с пси­хо­ло­гом ей уже может и не потребуется.

Уже сей­час мы обсуж­да­ем с ней ее состо­я­ния зави­си­мо­сти от мамы, от рабо­ты со мной. Одним из инсай­тов для нее было: «мы зави­сим толь­ко от Бога». Это яви­лось для Кати важ­ным лич­ным откры­ти­ем, что повли­я­ло на замет­ное сни­же­ние ее тре­вож­но­сти. Сра­зу же после­до­ва­ли внеш­ние про­яв­ле­ния – замет­но воз­рос­ла ее соци­аль­ная актив­ность. Она ста­ла менее зави­сеть от мамы.

Этот слу­чай из прак­ти­ки выбран мной в каче­стве при­ме­ра не слу­чай­но. Я не пред­став­ляю, как здесь мож­но было бы рабо­тать в иных направ­ле­ни­ях пси­хо­те­ра­пии. Имен­но рабо­та по выстра­и­ва­нию хри­сти­ан­ско­го миро­воз­зре­ния при­ве­ла к тому, что Катя суме­ла в себе пре­одо­леть мно­гие нев­ро­ти­че­ские симп­то­мы, а те про­бле­мы, кото­рые для нее нераз­ре­ши­мы (пока), она про­сто обу­ча­ет­ся при­ни­мать, опи­ра­ясь на силу духа и на под­держ­ку Церкви.

***

Про­шло в общей слож­но­сти чуть боль­ше года со вре­ме­ни нача­ла рабо­ты с Катей. Я вер­ну­лась к напи­сан­но­му мной мате­ри­а­лу ста­тьи спу­стя пол­го­да. За это вре­мя про­дол­жа­ют про­ис­хо­дить пере­ме­ны в Кати­ном состо­я­нии. Она ста­ла менее тре­вож­ной. Про­бле­мы есть. Но есть и пони­ма­ние того, как их сле­ду­ет решать. Види­мо, пока моя под­держ­ка ей необ­хо­ди­ма. Мы про­дол­жа­ем рабо­тать. Но «встре­ча­ем­ся» теперь в СКАЙПе не чаще двух раз в месяц.

 

^ Литература:

[1] Затвор­ник Ф. Пись­ма о хри­сти­ан­ской жиз­ни. М., Отчий дом.

[2] Кле­ман О. Исто­ки. М., Путь 1994

[3] Кре­стьян­кин Иоанн архи­манд­рит. Из сбор­ни­ка «Настоль­ная кни­га для мона­ше­ству­ю­щих и мирян». Пече­ры: Св-Усп. Пско­во-Печер­ский мона­стырь. 2004.

[4] Лего­ста­е­ва М. О месте пра­во­слав­ной пси­хо­те­ра­пии при лече­нии нев­ро­ти­че­ских рас­стройств. Кон­суль­та­тив­ная пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия. №3/2011.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • инок Киприан (Бурков), 18.04.2018

    Очень полез­ная ста­тья для пси­хо­ло­гов, кото­рые отно­сят себя к пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам. Думаю,  было бы ролез­но  авто­ру поде­лить­ся сво­им виде­ни­ем о пара­диг­ме, в кото­рой дол­жен рабо­тать хри­сти­ан­ский психолог.

    С любо­вью о Господе.

    инок Кипри­ан (Бур­ков), маги­странт по направ­ле­нию “Пси­хо­ло­гия” и спе­ци­а­ли­за­ци­ям: “Хри­сти­ан­ская пси­хо­ло­гия” и “Пси­хо­ло­ги­че­ское консультирование”.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки