Благоразумный разбойник

Аудио-версия статьи

***

Благоразу́мный разбо́йник – один из двух раз­бой­ни­ков, рас­пя­тых на Гол­гофе рядом с Иису­сом Хри­стом (по пре­да­нию по правую руку Спа­си­теля), рас­ка­яв­шийся, уве­ро­вав­ший во Христа, сми­ренно выра­зив­ший перед Ним свою веру и полу­чив­ший от Него обе­то­ва­ние, что «ныне же» будет пре­бы­вать с Ним в раю.

blagorazumnyj razbojnik 1 - Благоразумный разбойник

Все четыре еван­ге­ли­ста с боль­шими или мень­шими подроб­но­стями гово­рят о двух раз­бой­ни­ках, рас­пя­тых вместе с Иису­сом Хри­стом (Мф.27:44, Мк.15:32, Ин.19:18), наи­бо­лее полный рас­сказ об этом при­во­дится у еван­ге­ли­ста Луки (Лк.23:39-43).

В апо­кри­фи­че­ском Еван­ге­лии от Нико­дима при­во­дятся имена рас­пя­тых со Хри­стом раз­бой­ни­ков. Нерас­ка­яв­ше­гося раз­бой­ника, нахо­див­ше­гося слева от Спа­си­теля, звали Гестас. А другой, бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник по правую руку от Христа, назван Дисма­сом. В сред­не­ве­ко­вой визан­тий­ской древ­не­рус­ской тра­ди­ции бла­го­ра­зум­ного раз­бой­ника име­нуют Рахом.

***

За какое пре­ступ­ле­ние был распят Бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник

Слово раз­бой­ник, упо­треб­лён­ное в Сино­даль­ном пере­воде Свя­щен­ного Писа­ния, имеет и такое зна­че­ние, как мятеж­ник (тер­ро­рист).  Учи­ты­вая, что Иудея в то время была окку­пи­ро­вана Рим­ской импе­рией, уме­стен и такой пере­вод, как пар­ти­зан.

В те вре­мена, воров­ство рас­пя­тием не нака­зы­ва­лось, поэтому можно пред­по­ла­гать, что раз­бой­ники, рас­пя­тые рядом со Хри­стом-Спа­си­те­лем, вели воору­жён­ную борьбу с окку­пан­тами, а не про­мыш­ляли раз­боем.

О смысле пока­ян­ного подвига Бла­го­ра­зум­ного раз­бой­ника

cвя­щен­ник Афа­на­сий Гуме­ров:

В душе раз­бой­ника про­изо­шла вели­кая пере­мена. Он ока­зался достой­ным рая. Исце­лила его бла­го­дать Божия, но мы не должны ума­лять и личной его заслуги. Обра­тив­шийся раз­бой­ник совер­шил три подвига. Прежде всего, подвиг веры. Книж­ники и фари­сеи, знав­шие все про­ро­че­ства о Мессии и видев­шие мно­го­чис­лен­ные чудеса и зна­ме­ния, совер­ша­е­мые Иису­сом Хри­стом, ока­за­лись сле­пыми и при­го­во­рили Спа­си­теля к смерти. Раз­бой­ник смог в при­ко­ван­ном, как и он, к кресту и обре­чен­ном на смерть чело­веке уви­деть вопло­тив­ше­гося Бога. Какая изу­ми­тель­ная сила веры. Он совер­шил и подвиг любви. Умирал в стра­да­ниях. Когда чело­век мучим нестер­пи­мой болью, он весь сосре­до­то­чен на себе. Бывший раз­бой­ник, нахо­дясь в таком состо­я­нии, ока­зался спо­соб­ным про­явить состра­да­ние к Иисусу. Когда другой раз­бой­ник зло­сло­вил Его, он унимал его и гово­рил: «Он ничего худого не сделал» (Лк. 23:41). Есть ли столько любви к Иисусу Христу у нас, полу­ча­ю­щих столько бла­го­де­я­ний от Бога? Бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник совер­шил третий подвиг – подвиг надежды. Несмотря на такое мрач­ное про­шлое, он не отча­ялся в своем спа­се­нии, хотя, каза­лось, уже не было время для исправ­ле­ния и плодов пока­я­ния.

Пре­да­ния о встрече Бла­го­ра­зум­ного раз­бой­ника со Святым семей­ством

Суще­ствует позд­нее народ­ное пре­да­ние, что именно бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник спас жизнь Бого­ма­тери и Мла­денцу Иисусу по дороге в Египет, когда слуги Ирода уби­вали всех мла­ден­цев в Иудее. На дороге в город Мисир на Святое семей­ство напали гра­би­тели, имея наме­ре­ние пожи­виться. Но пра­вед­ный Иосиф имел только осла, на кото­ром сидела Пре­свя­тая Бого­ро­дица с Сыном; воз­мож­ная нажива раз­бой­ни­ков была неве­лика. Один из них уже схва­тился за осла, но, увидев Мла­денца Христа, уди­вился необы­чай­ной кра­соте ребенка и вос­клик­нул: «Если бы Бог взял Себе тело чело­ве­че­ское, то не был бы кра­си­вее, чем это дитя!» И пове­лел этот раз­бой­ник своим сото­ва­ри­щам поща­дить пут­ни­ков. И тогда Пре­свя­тая Дева ска­зала столь вели­ко­душ­ному раз­бой­нику: «Знай, что этот мла­де­нец награ­дит тебя хорошо, за то, что ты его сохра­нил сего­дня». Этим гра­би­те­лем был Рах.

Другое пре­да­ние иначе пере­дает встречу бла­го­ра­зум­ного раз­бой­ника со Святым семей­ством. У Е. Посе­ля­нина это опи­сано так: «Схва­чен­ные раз­бой­ни­ками, пут­ники были при­ве­дены в их притон. Там лежала боль­ная жена одного из раз­бой­ни­ков, имев­шая груд­ного мла­денца. Болезнь матери тяжело отзы­ва­лась на ребенке. Тщетно силился он высо­сать каплю молока из ее исто­щен­ной груди. Бого­ма­терь уви­дела стра­да­ния ребенка, тер­за­ния несчаст­ной матери. Она подо­шла к ней, взяла мла­денца к себе на руки и при­ло­жила его к своей груди. И от таин­ствен­ной капли, про­ник­шей в увя­да­ю­щий телес­ный состав, мгно­венно жизнь вер­ну­лась в зачах­шего ребенка. Щеки ожи­ви­лись румян­цем, глаза забле­стели, полутру­пик пре­вра­тился опять в весе­лого цве­ту­щего маль­чика. Таково было дей­ствие таин­ствен­ной капли. И в этом маль­чике оста­лось на всю жизнь вос­по­ми­на­ние о чудной Жене, у персей кото­рой он, уми­ра­ю­щий, исце­лился. Жизнь не была к нему добра; он пошел про­то­рен­ной его роди­те­лями доро­гой пре­ступ­ле­ния, но жажда духов­ная, стрем­ле­ние к луч­шему нико­гда не остав­ляло эту загуб­лен­ную жизнь. (Посе­ля­нин Е. Бого­ма­терь. Опи­са­ние Ее земной жизни и чудо­твор­ных икон). Разу­ме­ется, этим мла­ден­цем ока­зался Рах.

Бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник в цер­ков­ной гим­но­гра­фии

Бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник вос­по­ми­на­ется в пес­но­пе­ниях Вели­кой пят­ницы при чтении Две­на­дцати Еван­ге­лий: «Раз­бой­ника бла­го­ра­зум­наго во едином часе раеви спо­до­бил еси, Гос­поди», а его слова на кресте стали нача­лом тре­тьего анти­фона («Бла­женны») Литур­гии и вели­ко­пост­ного после­до­ва­ния изоб­ра­зи­тель­ных: «Помяни мя Гос­поди, егда при­и­деши во Цар­ствии Твоем».

***

Сви­де­тель­ствует ли спа­се­ние Хри­стом одного из раз­бой­ни­ков о том, спа­се­ние не тре­бует усилий и пока­я­ние вполне доступно перед самой смер­тью тела?

Мит­ро­по­лит Таш­кент­ский и Сред­не­ази­ат­ский Вла­ди­мир (Иким): 

Исто­рия бла­го­ра­зум­ного раз­бой­ника отвра­щает от нас отча­я­ние, дарует надежду на про­ще­ние Божие в самых тяжких наших грехах, в самых глу­бо­ких наших паде­ниях. Но это же свя­щен­ное повест­во­ва­ние мы в гор­дыне и лукав­стве своем порою пре­вра­щаем для себя в источ­ник соблазна.

«Пожи­вем в свое удо­воль­ствие, пока Бог грехи терпит», – гово­рим мы себе, откла­ды­вая спа­си­тель­ное пока­я­ние на ста­рость или даже на смерт­ный час, лукаво кивая на пример бла­го­ра­зум­ного раз­бой­ника. Ковар­ная, вну­шен­ная сата­ной мысль! Безум­ная попытка солгать перед Все­ви­дя­щим Гос­по­дом! Кто из нас спо­со­бен на подвиг пока­я­ния, веры и любви, подоб­ный явлен­ному на кресте поми­ло­ван­ным раз­бой­ни­ком? И если мы ока­зы­ва­емся не спо­соб­ными к пока­я­нию в рас­цвете сил и разума, то как станет воз­можно для нас это свер­ше­ние в заско­руз­лой ста­ро­сти или среди пред­смерт­ных ужасов? «Надобно опа­саться, чтобы у немощ­ного не было и пока­я­ние немощ­ное, а у уми­ра­ю­щего – мерт­вое. Можно с таким пока­я­нием и в ад пойти. Оста­но­вись, несчаст­ный! Не все будет для тебя дол­го­тер­пе­ние Божие», – гово­рит свя­ти­тель Тихон Задон­ский.

«Если Гос­подь про­стил раз­бой­ника, то неужели не про­стит нас, кото­рые никого не гра­били и не уби­вали?» – такими мыс­лями мы тоже само­уб­ла­жа­емся, не желая заме­чать соб­ствен­ных пре­ступ­ле­ний. А ведь все мы раз­бой­ни­чаем на боль­ших доро­гах жизни – если не тела, то души ближ­них своих грабим и умерщ­вляем, и это еще страш­нее, чем просто разбой. Вспом­ним, сколько ядо­ви­тых соблаз­нов сеем мы посто­янно на своем пути, как умно­жа­ется в мире зло от греш­ных дел и слов наших, – а где пока­я­ние? Созна­ние своих грехов для бла­го­ра­зум­ного раз­бой­ника было более крест­ной пытки – а мы и сле­зинки не уроним из сухих глаз и вздоха не выжмем из ока­ме­нев­ших сердец. А, по слову пре­по­доб­ного Марка Подвиж­ника, «никто столько не благ и не мило­серд, как Гос­подь; но не каю­ще­муся и Он не про­щает».

Вели­че­ствен­ная и страш­ная кар­тина Гол­гофы есть образ всего чело­ве­че­ства. Справа от Все­лю­бя­щего распят бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник – каю­щийся, веря­щий, любя­щий, ожи­да­ю­щий Цар­ствия Небес­ного. Слева от Пра­во­суд­ного каз­нится безум­ный раз­бой­ник – нерас­ка­ян­ный, хуля­щий, нена­ви­дя­щий, обре­чен­ный адской бездне. Среди людей нет ни одного без­греш­ного, все мы несем раз­бой­ни­чьи кресты – но каждый выби­рает, будет ли это спа­си­тель­ный крест пока­я­ния или поги­бель­ный крест про­тив­ле­ния любви Гос­под­ней.

Стя­жав­ший свя­тость подви­гом пока­я­ния бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник ныне сопро­вож­дает нас к Чаше Свя­того При­ча­стия, это его спа­си­тель­ные слова про­из­но­сим мы перед при­об­ще­нием Страш­ных и Живо­тво­ря­щих Тайн Хри­сто­вых. Да дарует нам Гос­подь не с лука­вым серд­цем, а в сми­ре­нии рас­ка­яв­шихся греш­ни­ков вку­шать Свя­тыню Его, повто­ряя: «Не бо врагом Твоим тайну повем, ни лоб­за­ния Ти дам, яко Иуда, но яко раз­бой­ник испо­ве­даю Тя: помяни мя, Гос­поди, во Цар­ствии Твоем». 

См. также: Исклю­чи­тель­ный случай как уни­вер­саль­ный аргу­мент К. Бори­сов

***

О Кре­ще­нии Бла­го­ра­зум­ного раз­бой­ника

«…раз­бой­ник полу­чил окроп­ле­ние отпу­ще­ния грехов через таин­ство воды и Крови, истек­ших из бока Христа» (преп. Ефрем Сирин, Тво­ре­ния, т. 4, с. 434).

 

«…в чем же заклю­ча­лось оправ­да­ние раз­бой­ника? Он вошел в рай за то, что с верою кос­нулся креста. Что же после­до­вало дальше? Раз­бой­нику было обе­щано Спа­си­те­лем спа­се­ние; между тем ему вре­мени не было и не уда­лось осу­ще­ствить свою веру и про­све­титься (кре­ще­нием), а ведь было ска­зано: «кто не родится от воды и Духа, не может войти в Цар­ствие Божие» (Ин. 3:5), Не было ни случая, ни воз­мож­но­сти, не было для раз­бой­ника и вре­мени кре­ститься, потому что он висел тогда на кресте. Спа­си­тель однако нашел выход из этого без­вы­ход­ного поло­же­ния. Так как уве­ро­вал в Спа­си­теля чело­век, осквер­нен­ный гре­хами, и нужно было ему очи­ститься, то Хри­стос устроил так, что после стра­да­ний один из воинов копьем прон­зил ребро Гос­пода и из него истекла кровь и вода; из ребра Его, гово­рит еван­ге­лист, «тотчас истекла кровь и вода» (Иоан. 19:34), в под­твер­жде­ние истин­но­сти Его смерти и в про­об­ра­зо­ва­ние таинств. И вышла кровь и вода – не просто вытекла, но с шумом, так что брыз­нула на тело раз­бой­ника; ведь, когда вода выхо­дит с шумом, она про­из­во­дит брызги, а когда выте­кает мед­ленно, то идет тихо и спо­койно. Но из ребра кровь и вода вышли с шумом, так что брыз­нули на раз­бой­ника и этим окроп­ле­нием он был крещен, как гово­рит и апо­стол: мы при­сту­пили к «к горе Сиону и к Крови кроп­ле­ния, гово­ря­щей лучше, нежели Аве­лева» (Евр. 12:22,24)» (свт.Иоанн Зла­то­уст, Полное собра­ние тво­ре­ний в 12-ти тт, ‚т.8, с.694–695).

 

«Послу­шаем свя­того Ана­ста­сия Сина­ита, кото­рый о бла­го­ра­зум­ном раз­бой­нике, для коего вода, истек­шая из ребер Хри­сто­вых стала водою кре­ще­ния, гово­рит: «К оным птицам (то есть к небес­ным духам) отле­тел из живо­твор­ной воды, истек­шей из всех птиц, святой раз­бой­ник, вос­па­ряя по воз­духу в рое птиц вместе с царем – Хри­стом» (свт. Димит­рий Ростов­ский, Жития святых, том январь, кн.1‑я, Память 6 января, Слово на Бого­яв­ле­ние Гос­подне, с.224 ).

«Итак, не сомне­вайся воз­люб­лен­ный: бла­го­дать Божия совер­шенна; место не пре­пят­ствует, здесь  ли  ты кре­стился, или на корабле, или на пути. Филипп  кре­стил  во время пути, Павел – в узах; Хри­стос  кре­стил   раз­бой­ника  на кресте из своей раны, и он тотчас удо­сто­ился отверзть двери рая» (свт. Иоанн Зла­то­уст. Т. 3, Кн. 2. 4. Слово о воз­вра­ще­нии св. Иоанна из Азии в Кон­стан­ти­но­поль).

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки