Празднование:

История

Свое на­име­но­ва­ние этот об­раз Бо­го­ма­те­ри по­лу­чил по по­во­ду яв­ле­ния Небес­ной Вла­ды­чи­цы св. Иоан­ну Ку­ку­зе­лю, жив­ше­му в XII ве­ке.

Иоанн, про­ис­хо­див­ший из Ца­рь­гра­да, в мо­ло­дых ле­тах го­то­вил­ся в при­двор­ные пев­чие. За свой пре­крас­ный го­лос он был лю­бим­цем пат­ри­ар­ха и ца­ря, и все пред­ве­ща­ло ему в бу­ду­щем хо­ро­шее по­ло­же­ние, но ду­ша его жаж­да­ла ду­хов­ных по­дви­гов. И вот юный Иоанн тай­но по­ки­да­ет Кон­стан­ти­но­поль и из­би­ра­ет ме­стом сво­их по­дви­гов Афон­скую го­ру, сла­ва о по­движ­ни­ках ко­то­рой да­ле­ко бы­ла из­вест­на.

При­дя на Афон, Иоанн на­пра­вил­ся в лав­ру св. Афа­на­сия. Встре­тив­ший юно­шу при­врат­ник спро­сил его, кто он и что ему нуж­но.

— Я пас­тух и хо­чу быть ино­ком, — от­ве­чал Иоанн.

При­врат­ник до­ло­жил о при­шель­це на­сто­я­те­лю, и так как мо­на­сты­рю ну­жен был пас­тух, то Иоанн при­нят был с ра­до­стью. С ве­ли­кой бла­го­дар­но­стью при­нял Иоанн от игу­ме­на ино­че­ство и стал па­сти ста­да коз.

Меж­ду тем, опе­ча­лен­ный ухо­дом Ку­ку­зе­ля царь по­слал гон­цов во все стра­ны ис­кать сво­е­го лю­бим­ца. Неко­то­рые из по­слан­ных бы­ли и на Афон­ской го­ре, но не на­шли его здесь, так как и са­ми лавр­ские ино­ки не зна­ли, кто у них скры­ва­ет­ся под зва­ни­ем пас­ту­ха. Но один слу­чай от­крыл тай­ну Ку­ку­зе­ля.

Од­на­жды, уда­лив­шись со ста­дом от оби­те­ли, Иоанн за­пел од­ну цер­ков­ную песнь. Да­ро­ви­тый пе­вец, на­де­яв­ший­ся, что ни­ко­го нет вбли­зи, с ве­ли­ким во­оду­шев­ле­ни­ем и ис­кус­ством сла­вил Гос­по­да. Но око­ло то­го ме­ста под­ви­зал­ся один ста­рец. Услы­шав чуд­ное пе­ние, он вы­шел из пе­ще­ры, и гла­зам его пред­ста­ви­лась див­ная кар­ти­на. Пас­тух пел свой гимн, а нера­зум­ные жи­вот­ные сто­я­ли во­круг пев­ца и смот­ре­ли на него. Ста­рец по­ве­дал обо всем игу­ме­ну.

На­сто­я­тель при­звал к се­бе пас­ту­ха и спро­сил у него, не он ли тот Ку­ку­зель, ко­то­ро­го ищет царь. Иоанн пал к но­гам игу­ме­на и со сле­за­ми про­сил у него про­ще­ния, го­во­ря:

— Я греш­ный и недо­стой­ный раб тво­ей свя­ты­ни; но мо­лю те­бя, оставь ме­ня при этом по­слу­ша­нии, ко­то­рое дал ты мне сна­ча­ла, и не до­пу­сти, чтобы царь взял ме­ня от­сю­да си­лой.

Игу­мен, ви­дя ис­крен­нее и го­ря­чее же­ла­ние ино­ка по­свя­тить се­бя на слу­же­ние од­но­му Бо­гу, внял прось­бе Ку­ку­зе­ля. Он на­роч­но от­пра­вил­ся в Ца­рь­град и умо­лял ца­ря оста­вить Иоан­на в оби­те­ли. Ко­гда царь вы­слу­шал див­ную по­весть игу­ме­на об Иоанне, он про­сле­зил­ся и вос­клик­нул:

— Жаль мне един­ствен­но­го пев­ца! Жаль мне мо­е­го Иоан­на. Но ес­ли он уже по­стриг­ся, то пусть оста­ет­ся в ино­че­стве: спа­се­ние ду­ши до­ро­же все­го; пусть мо­лит­ся о мо­ем спа­се­нии и о цар­стве мо­ем.

Ку­ку­зель остал­ся в лав­ре, но уже не в зва­нии па­сту­ха; он на­зна­чен был пев­цом на кли­ро­се.

Жаж­дав­шая уеди­не­ния ду­ша Иоан­на стре­ми­лась к без­мол­вию и со­вер­шен­но­му от­шель­ни­че­ству. Он упро­сил игу­ме­на поз­во­лить ему уй­ти в за­твор. По­лу­чив на­сто­я­тель­ское бла­го­сло­ве­ние, Ку­ку­зель уда­лил­ся на юг от лав­ры, по­стро­ил се­бе осо­бую ке­лью с цер­ко­вью и здесь в уеди­не­нии пре­дал­ся по­дви­гу со­вер­шен­но­го без­мол­вия. Толь­ко в вос­крес­ный день бра­тия ви­де­ли Иоан­на в оби­те­ли на кли­ро­се, шесть же дру­гих дней сед­ми­цы Ку­ку­зель без­вы­ход­но под­ви­зал­ся в сво­ем за­тво­ре.

Ско­ро по­сле сво­е­го уда­ле­ния из оби­те­ли Иоанн спо­до­бил­ся чу­дес­но­го ви­де­ния Небес­ной Вла­ды­чи­цы.

Од­на­жды утом­лен­ный Иоанн за­дре­мал в хра­ме про­тив об­ра­за Бо­го­ма­те­ри, пе­ред ко­то­рым обыч­но со­вер­шал­ся ака­фист. Во сне пе­ред ним пред­ста­ла Пре­чи­стая Де­ва, окру­жен­ная си­я­ни­ем незем­но­го све­та и дер­жа­щая в ру­ке зо­ло­тую мо­не­ту. Об­ра­ща­ясь к Ку­ку­зе­лю, Бо­го­ма­терь ска­за­ла:

— Ра­дуй­ся, ча­до мое Иоанне! Про­дол­жай петь Мне, и Я за это не остав­лю те­бя.

При этих сло­вах Она пе­ре­да­ла Иоан­ну зо­ло­тую мо­не­ту. Про­бу­див­ший­ся инок с удив­ле­ни­ем об­рел у се­бя в ру­ке злат­ни­цу. Со сле­за­ми уми­ле­ния и бла­го­дар­но­сти упал Ку­ку­зель пе­ред об­ра­зом Бо­го­ро­ди­цы. Мо­не­ту он от­дал в цер­ковь, и мно­го чу­дес со­вер­ши­лось через нее. Ис­пол­няя ве­ле­ние Бо­го­ма­те­ри, Иоанн ни­ко­гда с то­го вре­ме­ни не остав­лял кли­ро­са и не пе­ре­ста­вал вос­пе­вать пес­но­пе­ния в честь Ма­те­ри Бо­жи­ей.

От дол­гих сто­я­ний у Ку­ку­зе­ля за­бо­ле­ла но­га. Бо­лезнь все уси­ли­ва­лась, и вско­ре из но­ги на­чал течь смрад­ный гной. То­гда яви­лась боль­но­му Бо­го­ма­терь и ска­за­ла:

— Будь от­ныне здрав!

И тот­час Иоанн стал со­вер­шен­но здо­ро­вым, и до са­мой смер­ти но­га его уже не бо­ле­ла.

Ис­пол­няя по­слу­ша­ние пев­ца, Иоанн все осталь­ное вре­мя по­свя­щал по­дви­гам по­ста, мо­лит­вы и глу­бо­ко­го сми­ре­ния. О сво­ей кон­чине Ку­ку­зель из­ве­щен был за­ра­нее в чу­дес­ном от­кро­ве­нии. По за­ве­ща­нию пре­по­доб­но­го, прах его был по­гре­бен в по­стро­ен­ном им хра­ме свв. Ар­хан­ге­лов.

По име­ни это­го по­движ­ни­ка и ико­на Бо­го­ма­те­ри, пе­ред ко­то­рой Иоан­ну бы­ло ви­де­ние, на­зы­ва­ет­ся «Ку­ку­зе­лис­са». Бо­го­ма­терь на ней изо­бра­же­на с Пред­веч­ным Мла­ден­цем, дер­жа­щим в пра­вой ру­ке сви­ток, а в ле­вой — дер­жа­ву. Пе­ред пре­чи­стым об­ра­зом Бо­го­ро­ди­цы го­рят три неуга­си­мые лам­па­ды.

Случайный тест

(7 голосов: 5 из 5)