Иконография казни

Ико­но­гра­фия са­мо­го чти­мо­го по­сле Де­вы Ма­рии свя­то­го – Ио­ан­на Пред­те­чи – об­шир­на и слож­на. Наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные ико­ны – усек­но­ве­ние и об­ре­те­ние его чест­ной гла­вы. Со­бытия, с ко­то­ры­ми свя­за­ны эти ико­ны, скла­ды­ва­ют­ся во впол­не де­тек­тив­ные сю­же­ты. Разо­брать­ся в хит­ро­спле­те­ни­ях исто­рии по­мо­га­ет на­уч­ный со­труд­ник Цен­траль­но­го му­зея древ­не­рус­ской культу­ры и ис­кус­ства име­ни Ан­дрея Руб­ле­ва Свет­ла­на Ли­па­то­ва.

В ико­но­гра­фии усек­но­ве­ния встре­ча­ют­ся при­ме­ры, где со­блю­да­ет­ся по­сле­до­ва­тель­ность в раз­ви­тии сю­же­та. Ча­шу с гла­вой мог­ли изоб­ра­зить ря­дом с уже обез­глав­лен­ным Пред­те­чей. Но и в та­ких ва­ри­ан­тах, как пра­ви­ло, боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся изоб­ра­же­нию гла­вы в со­су­де, сто­я­щем на тем­ном фо­не пе­ще­ры.
На илл.: Усек­но­ве­ние гла­вы Ио­ан­на Пред­те­чи. Ико­на. XVI век. Го­су­дар­ствен­ный Рус­ский му­зей. Санкт-Пе­тер­бург

Свя­той Ио­анн, по­чи­та­е­мый Цер­ко­вью как Пред­те­ча Хри­ста, был ве­ли­ким ас­ке­том и по­след­ним про­ро­ком, пред­рек­шим яв­ле­ние Спа­си­те­ля в мир лю­дей. Ма­ло свя­тых име­ют так мно­го дней па­мя­ти в пра­во­слав­ном ка­лен­да­ре. В ян­ва­ре, на сле­ду­ю­щий день по­сле Бо­го­яв­ле­ния, празд­ну­ет­ся Со­бор Ио­ан­на Пред­те­чи, за­тем 9 мар­та вс­по­ми­на­ют­ся Пер­вое и Вто­рое об­ре­те­ния его гла­вы, ле­том – празд­ник Тре­тье­го, по­след­не­го ее об­ре­те­ния и Рож­де­ство Ио­ан­на. Осе­нью сле­ду­ют Усек­но­ве­ние гла­вы, со­про­вож­да­е­мое стро­гим по­стом, па­мять пра­вед­ных ро­ди­те­лей Пред­те­чи, а так­же празд­ни­ки За­ча­тия Ио­ан­на Кре­сти­те­ля и пе­ре­не­се­ния его мо­щей (пра­вой ру­ки).

Как мы ви­дим, сра­зу не­сколько со­бытий, от­ме­чен­ных в го­до­вом кру­ге бо­го­слу­же­ний, свя­за­ны с по­чи­та­ни­ем дра­го­цен­ной свя­ты­ни, ко­то­рой ста­ла гла­ва при­няв­ше­го му­че­ни­че­скую кон­чи­ну свя­то­го. Рас­сказ об этом со­бытии со­дер­жит­ся в Еван­ге­лии. Усек­но­ве­ние гла­вы Ио­ан­на Пред­те­чи ме­чом, страш­ное за­вер­ше­ние пи­ра Иро­да – рас­про­стра­нен­ный сю­жет в ви­зан­тийском и древ­не­рус­ском ис­кус­стве.

«Усек­ну его в тем­ни­це»

Как же изоб­ра­жа­ет­ся кон­чи­на свя­то­го? Од­ним из при­ме­ча­тель­ных об­ра­зов яв­ля­ет­ся ши­тая пе­ле­на кон­ца XV ве­ка из со­бра­ния Го­су­дар­ствен­но­го исто­ри­че­ско­го му­зея. Действие про­ис­хо­дит на фо­не го­рок, что, за­ме­тим, не со­о­т­вет­ству­ет еван­гельско­му тек­сту. Там как ме­сто каз­ни ука­зы­ва­ет­ся тем­ни­ца: «Он же (во­ин) шед усек­ну его в тем­ни­це» (Мк.6:28, см. так­же Мф.14:10). На пе­ле­не тем­ни­цей, по всей ви­ди­мо­сти, яв­ля­ет­ся вы­со­кая па­ла­та, изоб­ра­жен­ная спра­ва. На ико­нах Усек­но­ве­ния ху­дож­ни­ки тра­ди­ци­он­но от­да­ва­ли пред­по­чте­ние по­ка­зу ска­ли­сто­го пей­за­жа, а не об­ста­нов­ке за­то­че­ния про­ро­ка. По всей ви­ди­мо­сти, так осу­ществ­ля­лась изоб­ра­зи­тель­ная связь с об­ра­за­ми Ио­ан­на Пред­те­чи в пу­сты­не. Яд­ром ком­по­зи­ции пе­ле­ны яв­ля­ют­ся фи­гу­ры во­и­на, за­но­ся­ще­го об­на­жен­ный меч, и по­кор­но скло­нив­ше­го­ся Ио­ан­на с вы­тя­ну­ты­ми впе­ред свя­зан­ны­ми ру­ка­ми. Ни­же у его ног в зо­ло­той ча­ше ле­жит от­руб­лен­ная гла­ва с за­крыты­ми гла­за­ми и ним­бом. Она пред­став­ле­на вне вре­мен­но­го кон­тек­ста – ведь сам Пред­те­ча по­ка­зан в мо­мент, пред­ше­ству­ю­щий смер­ти, не­о­без­глав­лен­ным.

В ико­но­гра­фии Усек­но­ве­ния встре­ча­ют­ся при­ме­ры, где со­блю­да­ет­ся по­сле­до­ва­тель­ность в раз­ви­тии сю­же­та. Ча­шу с гла­вой мог­ли изоб­ра­зить ря­дом с уже обез­глав­лен­ным Пред­те­чей, из шеи ко­то­ро­го ино­г­да те­кут струи кро­ви. Но и в та­ких ва­ри­ан­тах, как пра­ви­ло, боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся изоб­ра­же­нию гла­вы в со­су­де, сто­я­щем на тем­ном фо­не пе­ще­ры. На ико­не XVI ве­ка из Рус­ско­го му­зея та­кая пе­ще­ра пред­став­ле­на пря­мо в цен­тре, к ней скло­ня­ет­ся без­жиз­нен­ное те­ло Ио­ан­на. По­скольку в ико­но­пи­си не ис­поль­зу­ют­ся тра­ди­ци­он­ные для жи­во­пи­си при­е­мы пе­ре­да­чи про­стран­ства и пер­спек­ти­вы, са­мо раз­ме­ще­ние со­су­да на фо­не рас­ще­ли­ны ука­зы­ва­ет на то, что он на­хо­дит­ся скрытым внут­ри ее. И в свя­зи с этим воз­ни­ка­ет те­ма об­ре­те­ний гла­вы Пред­те­чи и ее по­чи­та­ния. От­де­лен­ная от те­ла го­ло­ва и на ико­не, и на рас­смот­рен­ной пе­ле­не пред­став­ле­на, преж­де все­го, не исто­ри­че­ски (как только что по­ло­жен­ная на блю­до, что­бы быть от­не­сен­ной на пир Иро­да), а сим­во­ли­че­ски – как по­чи­та­е­мая ре­лик­вия, ко­то­рая бы­ла скрыта и не­сколько раз най­де­на.

В меш­ке гор­шеч­ни­ка

Су­ще­ству­ют раз­но­чте­ния исто­рии ее пер­во­го об­ре­те­ния, опи­ра­ю­щи­е­ся на раз­лич­ные источ­ни­ки. Они схо­дят­ся в од­ном: Иро­ди­а­да за­ко­па­ла гла­ву об­ли­чив­ше­го ее пра­вед­ни­ка от­дель­но от те­ла, по­хо­ро­нен­но­го уче­ни­ка­ми Пред­те­чи в са­ма­рийском го­ро­де Се­ва­стии. Тра­ди­ция изоб­ра­же­ний Пер­во­го и Вто­ро­го об­ре­те­ний ча­ще все­го опи­ра­ет­ся на рас­сказ из­вест­но­го ви­зан­тийско­го агио­гра­фа Х ве­ка свя­то­го Си­мео­на Ме­та­ф­ра­с­та. В со­став­лен­ном им жи­тии по­вест­ву­ет­ся о том, как гла­ву Пред­те­чи, скрытую Иро­ди­а­дой, об­на­ру­жи­ли два мо­на­ха, со­вер­шав­шие па­лом­ни­че­ство в Иеру­са­лим. От­ко­пав свя­ты­ню, они не воз­да­ли ей долж­ных по­че­стей, по­ло­жи­ли в ме­шок и по­про­си­ли по­не­сти его од­но­го бед­но­го гор­шеч­ни­ка. То­му явил­ся во сне сам свя­той Ио­анн и при­ка­зал тай­но оста­вить спут­ни­ков и от­не­сти гла­ву в Эмес­су (древ­ний го­род в Ке­ле­си­рии – об­ла­сти Азии. Ны­не эта мест­ность на­хо­дит­ся на тер­ри­то­рии Си­рии). По­сле смер­ти гор­шеч­ни­ка свя­ты­ня на­хо­ди­лась в ру­ках мо­на­ха Ев­ста­фия, про­по­ве­до­вав­ше­го ари­ан­скую ересь и при­пи­сы­вав­ше­го се­бе чу­до­тво­ре­ния, со­вер­шав­ши­е­ся от гла­вы. По­сле то­го как жи­те­ли Эмес­сы из­гна­ли Ев­ста­фия, со­крытая в его пе­ще­ре свя­ты­ня ока­за­лась за­быта.

По­втор­ное об­ре­те­ние про­изо­шло в V ве­ке. Эмес­ско­му игу­ме­ну Мар­ке­лу во сне явил­ся Пред­те­ча и ука­зал ме­сто­на­хож­де­ние гла­вы. Сов­мест­ное празд­но­ва­ние Пер­во­го и Вто­ро­го об­ре­те­ний, со­вер­ша­е­мое 24 фев­ра­ля (9 мар­та по но­во­му сти­лю), бы­ло уста­нов­ле­но лишь в IX ве­ке, ко­г­да свя­ты­ня со всей тор­же­ствен­но­стью бы­ла пе­ре­не­се­на в Кон­стан­ти­но­поль. Дра­го­цен­ная ре­лик­вия, сви­де­тельству­ю­щая о зем­ных жиз­нях Спа­си­те­ля и Пред­те­чи, не бы­ла уте­ря­на. Ра­дость об этом на­пол­ня­ет бо­го­слу­жеб­ные пес­но­пе­ния празд­ни­ка. В сти­хи­ре на «Гос­по­ди, воз­з­вах» (глас 5) служ­бы Пер­во­му и Вто­ро­му об­ре­те­нию свя­той гла­вы она срав­ни­ва­ет­ся с вос­си­яв­шим ми­ру солн­цем.

На Ру­си по­чи­та­ние свя­то­го Ио­ан­на бы­ло очень ши­ро­ким. Боль­шое ко­ли­че­ство хра­мов и икон, по­свя­щен­ных про­ро­ку и усек­но­ве­нию его гла­вы, свя­за­но с за­ка­за­ми ца­ря Ио­ан­на Гроз­но­го, не­бес­ным по­кро­ви­те­лем ко­то­ро­го был Пред­те­ча. В XVI ве­ке в Ар­хан­гельском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля был устро­ен ред­кий по сво­е­му по­свя­ще­нию при­дел в честь Об­ре­те­ния гла­вы. Оче­вид­но, что глав­ной ико­ной в нем был од­но­имен­ный об­раз, на ко­то­ром мог­ло быть пред­став­ле­но од­но или не­сколько со­бытий, свя­зан­ных с исто­ри­ей про­слав­ле­ния свя­ты­ни.

Три на­ход­ки

От­дель­ные ико­ны с сю­же­том Об­ре­те­ний встре­ча­ют­ся не­ча­сто. В ос­но­ве ико­но­гра­фи­че­ской схе­мы – од­но­тип­ная сце­на. В цен­тре в пе­ще­ре изоб­ра­жа­ет­ся ча­ша с гла­вой, а по сто­ро­нам два мо­на­ха раз­но­го воз­рас­та. Один из них ко­па­ет зем­лю ло­па­той, дру­гой сто­ит на ко­ле­нях пе­ред яв­лен­ной свя­ты­ней, про­тя­ги­вая к ней ру­ки.

От­дель­ные ико­ны с сю­же­том Об­ре­те­ний встре­ча­ют­ся не­ча­сто. Глав­ны­ми его ил­люстра­ци­я­ми обыч­но бы­ли клей­ма жи­тий­ных икон свя­то­го Ио­ан­на. Мно­го­чис­лен­ные не­боль­шие об­ра­зы, окру­жа­ю­щие цен­траль­ное изоб­ра­же­ние с круп­ной фи­гу­рой Пред­те­чи, со­дер­жа­ли цикл, на­чи­нав­ший­ся с за­ча­тия про­ро­ка пра­вед­ны­ми За­ха­ри­ей и Ели­за­ве­той и за­вер­шав­ший­ся те­мой по­чи­та­ния его чест­ной гла­вы.

Как же изоб­ра­жа­ют са­мо об­ре­те­ние? В ос­но­ве ико­но­гра­фи­че­ской схе­мы – од­но­тип­ная сце­на. В цен­тре в пе­ще­ре изоб­ра­жа­ет­ся ча­ша с гла­вой, а по сто­ро­нам два мо­на­ха раз­но­го воз­рас­та. Один из них ко­па­ет зем­лю ло­па­той, дру­гой сто­ит на ко­ле­нях пе­ред яв­лен­ной свя­ты­ней, про­тя­ги­вая к ней ру­ки. Ес­ли жи­тий­ный цикл кра­ток, то в нем мог­ло при­сут­ство­вать лишь од­но клей­мо с Об­ре­те­ни­ем. Ес­ли при этом со­про­во­ди­тель­ные над­пи­си и име­на мо­на­хов от­сут­ству­ют, то в точ­но­сти уста­но­вить, ка­кое из двух со­бытий – Пер­вое или Вто­рое об­ре­те­ние – изоб­ра­же­но, не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. Су­ще­ство­ва­ние та­ко­го «со­би­ра­тель­но­го» об­ра­за, объеди­ня­ю­ще­го и Пер­вое и Вто­рое об­ре­те­ние гла­вы Ио­ан­на, на­пря­мую свя­за­но с тем, что цер­ков­ное празд­но­ва­ние они име­ют об­щее.

Изоб­ра­же­ния же Тре­тье­го, по­след­не­го Об­ре­те­ния гла­вы, по­сле ко­то­ро­го она бы­ла с по­че­стя­ми пе­ре­не­се­на в сто­ли­цу Ви­зан­тии и с по­че­стя­ми по­ло­же­на в Сту­дийском мо­на­сты­ре, опо­зна­ют­ся на­мно­го лег­че. Ча­ще все­го на них пред­став­ле­ны юно­ши, от­ка­пы­ва­ю­щие кир­ка­ми и ло­па­та­ми ре­лик­вию в при­сут­ствии мо­на­хов и свя­щен­ни­ков в об­ла­че­ни­ях. В ви­зан­тийских па­мят­ни­ках од­ним из ико­но­гра­фи­че­ских ва­ри­ан­тов это­го Об­ре­те­ния яв­ля­лось изоб­ра­же­ние бо­го­слу­же­ния пе­ред свя­той гла­вой, ле­жа­щей на пре­сто­ле.

Чест­ная гла­ва свя­то­го Ио­ан­на Пред­те­чи в окла­де, хра­ня­ща­я­ся в со­бо­ре Бо­го­ма­те­ри в Амье­не. Фран­ция

 

Гла­ва Ио­ан­на Пред­те­чи. Ико­на ма­сте­ра Ива­на Бу­ре­ни­на. 1762 год. Уг­лич­ский ху­до­же­ствен­ный му­зей

Во вре­ме­на кре­сто­вых по­хо­дов, ко­г­да сто­ли­ца Ви­зан­тийской им­пе­рии под­верг­лась ра­зо­ре­нию и раз­граб­ле­нию, свя­тая гла­ва бы­ла уве­зе­на из Кон­стан­ти­но­по­ля и ока­за­лась во Фран­ции. Она и сей­час на­хо­дит­ся в го­ти­че­ском со­бо­ре Бо­го­ма­те­ри в Амье­не, ку­да при­ез­жа­ют мно­го­чис­лен­ные па­лом­ни­ки. Пре­бы­ва­ние ре­лик­вии в Ев­ро­пе да­ло тол­чок к рас­про­стра­не­нию в за­пад­ном ис­кус­стве на­ту­ра­ли­сти­че­ских скульп­тур­ных об­ра­зов, вос­про­из­во­дя­щих ле­жа­щую на блю­де от­руб­лен­ную го­ло­ву. В позд­ней рус­ской ико­но­пи­си XVIII-XIX ве­ков усек­но­вен­ная гла­ва Пред­те­чи в ча­ше или на блю­де ста­ла пред­ме­том изоб­ра­же­ния са­ма по се­бе, пол­но­стью вне сю­жет­но­го кон­тек­ста или жи­тия Ио­ан­на, как это пред­став­ле­но на ико­не Ива­на Бу­ре­ни­на из Уг­лич­ско­го му­зея (1762).

Источник: Журнал «Нескучный сад»

Случайный тест