«Летняя Казанская»

Яв­ле­ние ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во гра­де Ка­за­ни (1579)

21 июля (8 по ст. сти­лю)

Тро­парь празд­ни­ка (в рус­ском пе­ре­во­де)

За­ступ­ни­ца усерд­ная, Ма­терь Гос­по­да Все­выш­не­го! Ты о всех мо­лишь­ся Сы­ну Сво­е­му, Хри­сту Бо­гу на­ше­му, и со­дей­ству­ешь спа­се­нию всех, при­бе­га­ю­щих под Твою мо­гу­ще­ствен­ную за­щи­ту. О, Гос­по­жа Ца­ри­ца и Вла­ды­чи­ца! За­щи­ти и нас всех, обре­ме­нен­ных мно­ги­ми гре­ха­ми, на­хо­дя­щих­ся в ис­ку­ше­ни­ях, скор­бях и бо­лез­нях, ныне пред­сто­я­щих и мо­ля­щих­ся Те­бе со сле­за­ми, с уми­лен­ным ду­хом и со­кру­шен­ным серд­цем пред Тво­им пре­чи­стым об­ра­зом, и име­ю­щих на Те­бя непо­стыд­ную на­деж­ду на из­бав­ле­ние от вся­ко­го зла! Да­руй же всем по­лез­ное и спа­си всех нас, о Бо­го­ро­ди­ца Де­ва; ибо Ты – Бо­же­ствен­ный по­кров Сво­им ра­бам!

Еван­гель­ское чте­ние (Бо­го­ро­ди­це)

(Лк.10:38-42, 11:27-28. – За­ча­ло 54)

[Хри­стос у Мар­фы и Ма­рии. По­хва­ла Ма­те­ри Гос­по­да]

А ко­гда бы­ли они в пу­ти, за­шел Он в од­но се­ле­ние, где некая жен­щи­на по име­ни Мар­фа при­ня­ла Его у се­бя до­ма; и бы­ла у неё сест­ра, ко­то­рую зва­ли Ма­рия; она се­ла у ног Гос­по­да и слу­ша­ла Его ре­чи. Мар­фа же за­бо­ти­лась о боль­шом уго­ще­нии и, по­дой­дя, ска­за­ла: «Гос­по­ди! или Те­бе нуж­ды нет, что сест­ра моя од­ну ме­ня оста­ви­ла слу­жить? Ска­жи ей, чтобы она по­мог­ла мне». Иисус же ска­зал ей в от­вет: «Мар­фа! Мар­фа! Ты хло­по­чешь и бес­по­ко­ишь­ся о мно­гом, меж­ду тем как нуж­но толь­ко од­но. А Ма­рия вы­бра­ла се­бе бла­гую до­лю, ко­то­рую у неё не от­ни­мут».

И бы­ло, ко­гда Он го­во­рил это, некая жен­щи­на, воз­вы­сив го­лос из тол­пы, ска­за­ла: «Бла­жен­на ма­те­рин­ская утро­ба, но­сив­шая Те­бя, и грудь, вскор­мив­шая Те­бя!» А Он ска­зал: «Ещё бла­жен­нее те, кто слы­шит сло­во Бо­жие и со­блю­да­ет его!»

«Лет­няя Ка­зан­ская»

21 (8 ст. ст.) июля Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь празд­ну­ет чу­дес­ное яв­ле­ние Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. В на­ро­де – «Лет­няя Ка­зан­ская», в от­ли­чие от «Осен­ней Ка­зан­ской» (4 но­яб­ря). Это – один из са­мых по­чи­та­е­мых на Ру­си Бо­го­ро­дич­ных об­ра­зов, но тай­на его до сих пор не рас­кры­та.

Об­ре­те­ние и про­слав­ле­ние ико­ны свя­за­но с Ка­за­нью, чем и объ­яс­ня­ет­ся на­зва­ние. Со­глас­но сим­во­ли­че­ско­му пре­да­нию (ко­то­рое не обя­за­тель­но по­ни­мать бук­валь­но), в 1579 го­ду, в этом го­ро­де, неза­дол­го до то­го во­шед­шем в со­став Ру­си, Де­ва Ма­рия яви­лась во сне де­вя­ти­лет­ней де­воч­ке Мат­роне, до­че­ри стрель­ца Да­ни­лы Ону­чи­на, и ве­ле­ла вы­рыть из зем­ли Ее ико­ну. Сна­ча­ла рас­ска­зу ре­бен­ка не при­да­ли осо­бо­го зна­че­ния, но по­втор­ные яв­ле­ния убе­ди­ли в ре­аль­но­сти про­ис­хо­дя­ще­го. Вско­ре из-под пе­пе­ли­ща сго­рев­ше­го до­ма из­влек­ли чу­дес­ный об­раз Пре­чи­стой Де­вы. На­пи­сан­ная на дос­ке из ки­па­ри­са, ико­на пред­став­ля­ет по­ясное изо­бра­же­ние Бо­го­ма­те­ри с Мла­ден­цем, вос­се­да­ю­щим на Ее ле­вой ру­ке.

Со­бы­тие об­ре­те­ния ико­ны опи­сал на­сто­я­тель ка­зан­ской Ни­коль­ской церк­ви свя­щен­ник Гер­мо­ген (впо­след­ствии вто­рой рус­ский Пат­ри­арх и свя­щен­но­му­че­ник, † 1612 г.), а на ме­сте яв­ле­ния ико­ны по ве­ле­нию за­во­е­ва­те­ля Ка­за­ни ца­ря Ива­на IV был ос­но­ван Ка­зан­ский жен­ский мо­на­стырь.

Наи­бо­лее по­чи­та­е­мы­ми спис­ка­ми (ко­пи­я­ми) с Ка­зан­ской ико­ны бы­ли чу­до­твор­ные об­ра­зы, хра­нив­ши­е­ся в Ка­зан­ских со­бо­рах в Пе­тер­бур­ге и Москве. О каж­дом из них су­ще­ство­ва­ло пре­да­ние, что имен­но дан­ная ико­на бы­ла об­ре­те­на в Ка­за­ни и впо­след­ствии ока­за­лась в сто­ли­це. Пе­ре­не­се­ние яв­лен­ной ико­ны в Моск­ву свя­зы­ва­ют ли­бо с пат­ри­ар­хом Гер­мо­ге­ном, ли­бо с кня­зем По­жар­ским, во вре­мя поль­ско-швед­ской ин­тер­вен­ции имев­шим ее в сво­их вой­сках (1612 г.).

По­яв­ле­ние Ка­зан­ской ико­ны в С.-Пе­тер­бур­ге свя­за­но с учре­жде­ни­ем здесь но­вой сто­ли­цы Рос­сий­ско­го го­су­дар­ства. Ве­ро­ят­но, в наш бо­го­спа­са­е­мый град её при­вез­ла в 1710 го­ду из Моск­вы ца­ри­ца Па­рас­ке­ва Фе­о­до­ров­на.

Дру­гая ко­пия чу­до­твор­ной ико­ны Бо­го­ма­те­ри пре­бы­ва­ла в Ка­за­ни – в Успен­ском со­бо­ре Ка­зан­ско­го жен­ско­го мо­на­сты­ря, – но 29 июня 1904 го­да бы­ла по­хи­ще­на свя­то­тат­ца­ми и бес­след­но ис­чез­ла. Зна­ме­на­тель­но, что это про­изо­шло неза­дол­го до но­вой кро­ва­вой сму­ты в на­шем Оте­че­стве. Тща­тель­ные ро­зыс­ки ре­зуль­та­тов не да­ли.

В кон­це XX сто­ле­тия мно­го пи­са­ли и го­во­ри­ли об иконе, на­хо­див­шей­ся в Ва­ти­кане и недав­но воз­вра­щён­ной в Моск­ву. Неко­то­рые на­де­я­лись, что это и есть та са­мая чу­дес­но яв­лен­ная в Ка­за­ни ико­на. Од­на­ко еще до ее воз­вра­ще­ния бы­ло уста­нов­ле­но, что это – до­воль­но позд­ний спи­сок, не ра­нее XVIII ве­ка. Дру­гой со­хра­нив­ший­ся, Пе­тер­бург­ский, спи­сок ико­ны да­ти­ру­ет­ся при­мер­но тем же вре­ме­нем. Та­ким об­ра­зом, ни один из древ­ней­ших спис­ков вре­ме­ни про­слав­ле­ния Ка­зан­ской ико­ны в кон­це XVI сто­ле­тия по­ка нам вновь не яв­лен.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

Случайный тест