Послания святителя Макария: за пятьсот лет грехи не изменились

При Иване Гроз­ном, ко­гда, ка­за­лось, выс­шей точ­ки до­стиг­ла идея го­судар­ствен­но­сти, в Церк­ви су­ще­ство­ва­ли те же по­ро­ки, что и сей­час. Чи­та­ем по­сла­ния свя­ти­те­ля Ма­ка­рия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го, чья па­мять празд­ну­ет­ся 12 ян­ва­ря. Мы зна­ем его как со­ста­ви­те­ля Ве­ли­ких Че­тий Ми­ней, учи­те­ля Ива­на Гроз­но­го. Но его пись­ма с об­ли­че­ни­я­ми по­ро­ков не ме­нее важ­ны – они ри­су­ют жи­вую кар­ти­ну эпо­хи и за­став­ля­ют срав­ни­вать.

Во вре­мя прав­ле­ния Иоан­на IV выс­шей точ­ки до­стиг­ла идея го­судар­ствен­но­сти – он был пер­вым рос­сий­ским пра­ви­те­лем, по­ма­зан­ным на цар­ство по ви­зан­тий­ско­му об­раз­цу и ве­рив­шем са­краль­ность соб­ствен­ной вла­сти. Через несколь­ко де­ся­ти­ле­тий идея «цар­ской непо­гре­ши­мо­сти» по­тер­пе­ла крах, и на Ру­си на­сту­пи­ло Смут­ное вре­мя.

Про­цесс из­бы­точ­но­сти фор­мы, ее при­ма­та над со­дер­жа­ни­ем не обо­шел и Пра­во­слав­ную Цер­ковь на Ру­си, о чем сви­де­тель­ству­ют по­сла­ния од­но­го из са­мых об­ра­зо­ван­ных иерар­хов XVI ве­ка - свя­ти­те­ля Ма­ка­рия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го. Обыч­но об этом свя­ти­те­ле вспо­ми­на­ют в свя­зи с его ра­бо­той над сво­дом Ве­ли­ких Че­тий Ми­ней – со­бра­ни­ем жи­тий, по­уче­ний, про­по­ве­дей, це­лью ко­то­ро­го бы­ло со­еди­нить кни­ги, по­лу­чив­шие к то­му вре­ме­ни хож­де­ние на Ру­си. Ме­нее об­ра­ща­ет­ся вни­ма­ние на ту рев­ность, с ко­то­рой свя­ти­тель Ма­ка­рий, еще бу­дучи на Нов­го­род­ской ка­фед­ре, бо­рол­ся с по­ро­ка­ми совре­мен­ных ему хри­сти­ан.

В этом нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го – со­зван­ный по ини­ци­а­ти­ве свя­ти­те­ля Ма­ка­рия и мо­ло­до­го ца­ря Ива­на Ва­си­лье­ви­ча Сто­гла­вый со­бор так­же мно­го го­во­рил о недо­стат­ках кли­ри­ков, ино­ков и ми­рян, да и сам Иоанн IV – вос­пи­тан­ник свя­ти­те­ля – ча­сто в сво­их со­чи­не­ни­ях об­ли­чал при­твор­ство мо­на­хов и их стрем­ле­ние к при­воль­ной жиз­ни.
В «Указ­ной гра­мо­те Нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ма­ка­рия псков­ско­му ду­хо­вен­ству», на­пи­сан­ной в июле 1528 го­да, т.е. еще до рож­де­ния Ива­на Гроз­но­го, по­дроб­но ре­гла­мен­ти­ру­ют­ся раз­лич­ные сто­ро­ны жиз­ни и упо­ми­на­ет­ся ряд недо­стат­ков, от ко­то­рых стра­да­ют и ду­хо­вен­ство, и ми­ряне.

В жа­ло­бах «по­пов и дья­ко­нов» ча­сто го­во­рит­ся о неспра­вед­ли­во­сти и по­бо­рах со сто­ро­ны на­мест­ни­ка.

Свя­ти­тель за­бо­тил­ся о мо­на­ше­ском об­ще­жи­тии, по­свя­тив этой про­бле­ме осо­бое по­сла­ние – «Устав­ную гра­мо­ту нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ма­ка­рия Ду­хов­ско­му мо­на­сты­рю об об­ще­жи­тель­стве». Во все вре­ме­на стро­гое об­ще­жи­тие бы­ло прак­ти­че­ски недо­сти­жи­мым иде­а­лом, о чем сви­де­тель­ству­ет, на­при­мер, Ки­е­во-Пе­чер­ский па­те­рик. В тек­сте свя­ти­те­ля Ма­ка­рия пе­ре­чис­ле­ны веч­ные про­бле­мы оби­те­лей – часть бра­тии по­сто­ян­но хо­чет уй­ти за сте­ны ки­но­вии и на­сла­дить­ся мир­ски­ми удо­воль­стви­я­ми, про­сы­па­ют бо­го­слу­же­ние, и игу­ме­ну при­хо­дит­ся при­во­дить их в храм с по­мо­щью дис­ци­пли­нар­ных мер. Од­новре­мен­но с этим в оби­тель сте­ка­ют­ся знат­ные лю­ди, рас­смат­ри­ва­ю­щие ино­ков в ка­че­стве сво­их слуг, а сам мо­на­стырь как ме­сто для уве­се­ли­тель­ных пи­ров: «Мир­ским лю­дем, жен­кам, и ро­бя­там, к стар­цом в ке­лии не хо­ди­те ни­ко­то­ры­ми де­лы, и по ке­льям им у со­бя пи­тья не дер­жа­ти».

Стрем­ле­ние к неге и из­ли­ше­ствам - чер­та всех пе­ри­о­дов умно­же­ния ино­че­ства. Сре­ди боль­шо­го чис­ла же­ла­ю­щих по­слу­жить Бо­гу неиз­беж­но на­хо­ди­лись лю­ди, ко­то­рые без­за­стен­чи­во поль­зо­ва­лись лю­бо­вью ми­рян к от­шель­ни­кам. Иван Со­ко­лов в сво­ей ра­бо­те «Со­сто­я­ние мо­на­ше­ства в Ви­зан­тий­ской Церк­ви с се­ре­ди­ны IX до на­ча­ла XIII ве­ка» опи­сы­ва­ет мно­го­чис­лен­ные спо­со­бы мо­шен­ни­че­ства, к ко­то­рым при­бе­га­ли недо­стой­ные ино­ки, чтобы вте­реть­ся в до­ве­рие к бо­га­тым лю­дям. С дру­гой сто­ро­ны спон­со­ры оби­те­ли ча­сто ис­поль­зо­ва­ли ее как за­го­род­ную да­чу, при­ез­жая ту­да с се­мьей и мно­го­чис­лен­ны­ми слу­га­ми. Мно­го­крат­ные за­пре­ще­ния раз­лич­ных со­бо­ров пус­кать в оби­тель «жен­щин и го­ло­усых от­ро­ков» ука­зы­ва­ют на рас­про­стра­нен­ность та­ких яв­ле­ний.

Дру­гим рас­про­стра­нен­ным при­стра­сти­ем ино­ков бы­ло пьян­ство, на ко­то­рое так­же об­ра­ща­ет вни­ма­ние мит­ро­по­лит Ма­ка­рий и его кор­ре­спон­ден­ты. Пре­по­доб­ный Алек­сандр Свир­ский в сво­ей «про­щаль­ной гра­мо­те» вла­ды­ке го­во­рит о том, что пи­тье ви­на при­во­дит к раз­ру­ше­нию оби­те­лей: «Бра­тье сво­ей при­ка­зы­ваю жи­ти в люб­ви о Хри­сте, да пи­тия бы пи­ян­ствен­на­го в на­шей пу­стын­ке от­нюдь не дер­жа­ли; а враж­ды бы не име­ли».

Через несколь­ко де­ся­ти­ле­тий Иван Гроз­ный в сво­ем пись­ме к ино­кам Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря об­ли­чит мо­на­хов за стрем­ле­ние к рос­ко­ши: «Вот ведь на на­ших гла­зах толь­ко в мо­на­сты­рях пре­по­доб­но­го Ди­о­ни­сия в Глу­ши­цах и ве­ли­ко­го чу­до­твор­ца Алек­сандра на Сви­ри бо­яре не по­стри­га­ют­ся, и эти мо­на­сты­ри по Бо­жьей бла­го­да­ти про­цве­та­ют мо­на­ше­ски­ми по­дви­га­ми. А у вас да­ли спер­ва Иоса­фу Ум­но­му оло­вян­ную по­су­ду в ке­лью, по­том да­ли Се­ра­пи­о­ну Сиц­ко­му, да­ли Ионе Руч­ки­ну, а Ше­ре­ме­те­ву - стол в ке­лью, да и по­вар­ня своя. Дашь ведь во­лю ца­рю - на­до и пса­рю; дашь по­слаб­ле­ние вель­мо­же - на­до и про­сто­му». Здесь нуж­но сде­лать од­ну важ­ную ого­вор­ку – в Ви­зан­тии и на Ру­си мно­гие знат­ные лю­ди ста­но­ви­лись ино­ка­ми со­всем не по сво­ей во­ле. Стра­шась цар­ско­го гне­ва или при­няв на­силь­ствен­ное по­стри­же­ние, они пы­та­ли обес­пе­чить се­бе до­стой­ный уро­вень жиз­ни в ме­сте, фак­ти­че­ски став­шем для них тюрь­мой. Но мно­гие бо­га­чи, в ста­ро­сти или се­рьез­но за­болев, охот­но ста­но­ви­лись ино­ка­ми и са­ми. Ино­гда хворь от­сту­па­ла, и то­гда но­во­яв­лен­ный мо­нах пре­да­вал­ся раз­лич­ным удо­воль­стви­ям еще до­воль­но про­дол­жи­тель­ное вре­мя.

Про­стые от­шель­ни­ки так­же не все­гда же­ла­ли удо­вле­тво­рить­ся об­щей тра­пе­зой, и мно­гим игу­ме­нам при­хо­ди­лось об­хо­дить ке­лии и вы­бра­сы­вать неустав­ные пред­ме­ты и от­би­рать за­па­сы еды и пи­тья. Свя­ти­тель Ма­ка­рий неод­но­крат­но го­во­рит о том, что ку­шать в ке­лии мог­ли толь­ко немощ­ные и очень ста­рые ино­ки.

Сре­ди тек­стов мос­ков­ско­го мит­ро­по­ли­та бы­ли про­по­ве­ди, по­свя­щен­ные и еще од­но­му веч­но­му гре­ху ве­ру­ю­щих – раз­го­во­рам в хра­ме. Про­во­дя ана­ло­гии меж­ду ца­рем зем­ным и Ца­рем Небес­ным, свя­ти­тель пре­ду­пре­ждал бол­ту­нов о том, что их мо­лит­ва не бу­дет услы­ша­на, и при­зы­вал к со­сре­до­то­чен­но­сти. С тех пор про­шло по­чти 500 лет, но до сих пор есть лю­ди, бе­се­ду­ю­щие друг с дру­гом во вре­мя ли­тур­гии.

Столь же ак­ту­аль­ны­ми оста­лись сло­ва про­по­вед­ни­ка о недо­пу­сти­мо­сти небреж­но­го на­кла­ды­ва­ния крест­но­го зна­ме­ния и стрем­ле­нии «по­ка­зать се­бя» в хра­ме с по­мо­щью рос­кош­ных одежд. Тще­сла­вие со­про­вож­да­ет лю­дей на про­тя­же­нии всей ис­то­рии ци­ви­ли­за­ции.

Во вре­мя слу­же­ния мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия Иван Гроз­ный от­пра­вил­ся в по­ход на Ка­зань, что да­ло по­вод иерар­ху неод­но­крат­но го­во­рить о недо­пу­сти­мо­сти зверств во­и­нов в от­но­ше­нии мир­но­го на­се­ле­ния: «За­быв­ше страх Бо­жий, и цар­скую за­по­ведь пре­зрев­ше, и свою со­весть по­прав­ше: иже в Пра­во­слав­ной ве­ре су­щим ра­бом не по­до­ба­ет тво­ри­ти та­ко. И си­це безу­ми­ем сво­им и за­ко­но­пре­ступ­ле­ни­ем, без­смрад­но и без­студ­но блуд со­де­ва­ю­ще со мла­ды­ми юно­ша­ми, со­дом­ское злое, ска­ред­ное, и бо­го­мерз­кое де­ло. Наи­па­че же не пре­мол­че безу­мия их, еже не пре­ста­ют Бо­гу до­са­жда­ю­ще, осквер­ня­ю­ще и рас­тле­ва­ю­ще Бо­гом сво­бо­же­ных плен­ни­ков из по­га­ных рук, бла­го­об­раз­ных жен и доб­рых де­виц».

К со­жа­ле­нию, и эта ци­та­та в тои или иной сте­пе­ни бу­дет ак­ту­аль­ной на про­тя­же­нии всей че­ло­ве­че­ской ис­то­рии, до­ста­точ­но по­смот­реть но­во­сти о пре­ступ­ле­ни­ях, про­ис­хо­дя­щих в зоне во­ен­ных кон­флик­тов.

Бы­ло бы неспра­вед­ли­вым го­во­рить о том, что хри­сти­ане – совре­мен­ни­ки мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия пре­да­ва­лись ис­клю­чи­тель­но по­ро­кам. В по­сла­ни­ях свя­ти­те­ля, в его жи­тии мож­но най­ти мно­же­ство при­ме­ров бла­го­че­сти­вой жиз­ни хри­сти­ан. В мо­мен­ты страш­ных эпи­де­мий лю­ди на­кла­ды­ва­ли на се­бя пост и всем ми­ром стро­и­ли хра­мы. Сам факт то­го, что имен­но свя­ти­тель Ма­ка­рий за де­сять лет про­сла­вил свя­тых боль­ше, чем за все преды­ду­щие пе­ри­о­ды, сви­де­тель­ству­ет о жи­во­сти Церк­ви и ве­ры.

Дмит­рий Сер­ге­е­вич Ли­ха­чев в сво­их ра­бо­тах по древ­не­рус­ской ли­те­ра­ту­ре ча­сто пи­сал об из­бы­точ­но­сти и неко­то­ром око­сте­не­нии си­сте­мы жан­ров в эпо­ху Ива­на Гроз­но­го: тра­ди­ци­он­ные фор­мы уже не мог­ли раз­ви­вать­ся, по­сколь­ку был до­стиг­нут пре­дел, по­сле ко­то­ро­го сле­до­ва­ла неиз­беж­ная транс­фор­ма­ция при­выч­ных спо­со­бов от­ра­же­ния дей­стви­тель­но­сти. В ли­те­ра­ту­ре это при­ве­ло к по­яв­ле­нию са­ти­ри­че­ских и бы­то­вых по­ве­стей, па­ро­дии с ис­поль­зо­ва­ни­ем при­выч­ных ли­тур­ги­че­ских фор­мул.

Од­на­ко кри­зис фор­мы, о ко­то­ром пи­сал Дмит­рий Ли­ха­чев, по сча­стью, не при­вел к рас­ко­лу Церк­ви. Это про­изо­шло лишь сто лет спу­стя, ко­гда на ис­то­ри­че­ской сцене по­яви­лись про­то­поп Ав­ва­кум и пат­ри­арх Ни­кон, ко­то­рым не хва­ти­ло так­та и об­ра­зо­ван­но­сти ав­то­ра Ве­ли­ких Ми­ней и его стрем­ле­ния к объ­еди­не­нию Церк­ви и рус­ских зе­мель.

На Ру­си бы­ли те же по­ро­ки, что бы­ли и бу­дут в Рос­сии. Так же пре­да­ва­ли друг дру­га, так же непра­вед­но на­жи­ва­лись, бы­ло пьян­ство, был и раз­врат. В чем же раз­ни­ца? От­вет да­ет в сво­ей про­по­ве­ди свя­той на­ших дней – Иоанн (Мак­си­мо­вич), ар­хи­епи­скоп Шан­хай­ский и Сан-Фран­цис­ский:«На­зы­ва­лась Русь Свя­той Русью — не по­то­му, что не бы­ло гре­хов, не бы­ло без­за­ко­ния, — нет, все­гда, где толь­ко есть лю­ди, бы­ли и бу­дут гре­хи и без­за­ко­ния. С гре­хо­па­де­ния на­ших пра­ро­ди­те­лей в мир во­шло зло, но вся­кое зло ни­ко­гда не пред­став­ля­лось иде­а­лом и да­же тер­пи­мым в зем­ле Рус­ской. Бы­ло зло, но по­сле то­го ка­я­лись».

Ан­дрей Зай­цев

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест

(1 голос: 5 из 5)