Сретение: Симеон Богоприимец и его сомненья

С празд­ни­ком Сре­те­ния свя­за­на ле­ген­да о стар­це Си­меоне, ко­то­рый, чи­тая про­ро­че­ство о рож­де­нии Мес­сии, усо­мнил­ся в рож­де­нии Спа­си­те­ля от Де­вы. Что сто­ит за этим рас­ска­зом? Об этом мы по­го­во­ри­ли с кан­ди­да­том фило­ло­ги­че­ских на­ук, за­ве­ду­ю­щим ка­фед­рой биб­ле­и­сти­ки Об­ще­цер­ков­ной ас­пи­ран­ту­ры, ве­ду­щим на­уч­ным со­труд­ни­ком Ин­сти­ту­та Во­сточ­ных Куль­тур и Ан­тич­но­сти РГГУ Ми­ха­и­лом Се­лез­не­вым.

Ис­то­рию Сре­те­ния, то есть встре­чи мла­ден­ца Иису­са Хри­ста с Си­мео­ном Бо­го­при­им­цем, еван­ге­лие от Лу­ки (Лк. 2:22-39) опи­сы­ва­ет очень ла­ко­нич­но. Про Си­мео­на ска­за­но толь­ко, что он был уже очень стар, и что «Ему бы­ло пред­ска­за­но Ду­хом Свя­тым, что он не уви­дит смер­ти, до­ко­ле не уви­дит Хри­ста Гос­под­ня» (Лк. 2:26).
В то же вре­мя во мно­гих жи­ти­ях пра­вед­но­го Си­мео­на (на­при­мер, в Че­тьях-Ми­не­ях Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го и их мно­го­чис­лен­ных пе­ре­ска­зах) го­во­рит­ся, что Си­ме­он был один из тех се­ми­де­ся­ти пе­ре­вод­чи­ков (или как ча­сто вы­ра­жа­ет­ся рус­ская цер­ков­ная тра­ди­ция: «тол­ков­ни­ков»), ко­то­рые в III ве­ке до Р.Х. пе­ре­ве­ли ев­рей­скую Биб­лию на гре­че­ский язык. Ко­гда, пе­ре­во­дя Ис­айю, Си­ме­он про­чел про­ро­че­ство о рож­де­нии Мес­сии («Итак Сам Гос­подь даст вам зна­ме­ние: се, Де­ва во чре­ве при­и­мет и ро­дит Сы­на, и на­ре­кут имя Ему: Ем­ма­ну­ил» (Ис. 7:14)), он усо­мнил­ся в рож­де­нии Спа­си­те­ля от Де­вы. И то­гда ему явил­ся Ан­гел, го­во­ря: «Имей ве­ру на­пи­сан­ным сло­вам, ты сам убе­дишь­ся, что они ис­пол­нят­ся, ибо не вку­сишь смер­ти, до­ко­ле не уви­дишь Хри­ста Гос­по­да, Ко­то­рый ро­дит­ся от Чи­стой и Пре­не­по­роч­ной Де­вы». Си­ме­он про­жил 360 лет – и пред­ска­за­ние ан­ге­ла ис­пол­ни­лось в мо­мент Сре­те­ния.

Ле­ген­ды, свя­зан­ные с Сеп­ту­а­гин­той

«Ле­ген­да, свя­зы­ва­ю­щая Си­мео­на Бо­го­при­им­ца с Сеп­ту­а­гин­той, т.е. пе­ре­во­дом Се­ми­де­ся­ти тол­ков­ни­ков, до­ста­точ­но позд­няя, – рас­ска­зы­ва­ет Ми­ха­ил Се­лез­нев. - О том, что Си­ме­он Бо­го­при­и­мец имел ка­кое-то от­но­ше­ние к «пе­ре­во­ду Се­ми­де­ся­ти» ни­че­го не го­во­рит­ся ни в тол­ко­ва­ни­ях свя­то­оте­че­ской эпо­хи на еван­ге­лие от Лу­ки, ни, на­при­мер, в очень по­дроб­ных ком­мен­та­ри­ях к это­му еван­ге­лию бла­жен­но­го Фе­о­фи­лак­та Бол­гар­ско­го (1078 — 1107), где нема­ло строк по­свя­ще­но Си­мео­ну Бо­го­при­им­цу. Ни сло­ва о том, что бы­ла ка­кая-то связь меж­ду ним и пе­ре­во­дом Се­ми­де­ся­ти! От­сут­ству­ет упо­ми­на­ние о пе­ре­во­де Вет­хо­го За­ве­та Си­мео­ном и в мо­лит­во­сло­ви­ях празд­ни­ка Сре­те­ния (есть в ака­фи­сте, но это текст со­всем недав­ний по сво­е­му про­ис­хож­де­нию). Ле­ген­да, о ко­то­рой идет речь, по­яв­ля­ет­ся, по-ви­ди­мо­му, уже в зре­лом сред­не­ве­ко­вье, при­чем, ско­рее все­го, спер­ва – у хри­сти­ан-си­рий­цев. От них она пе­ре­хо­дит к хри­сти­а­нам-ара­бам, к гре­кам, а от гре­ков – к сла­вян­ским на­ро­дам. За­пад­но­му хри­сти­ан­ству эта ле­ген­да не из­вест­на».
Впро­чем, ис­то­рия воз­ник­но­ве­ния Сеп­ту­а­гин­ты во­об­ще бо­га­та ле­ген­да­ми. Это ка­са­ет­ся да­же са­мой ис­то­рии о при­гла­ше­нии се­ми­де­ся­ти стар­цев из Па­ле­сти­ны для пе­ре­во­да Вет­хо­го За­ве­та на гре­че­ский язык. Со­бы­тие это опи­са­но в так на­зы­ва­е­мом «По­сла­нии Ари­стея».
Ав­тор по­сла­ния, на­зы­ва­ю­щий се­бя Ари­сте­ем, рас­ска­зы­ва­ет про свое уча­стие в по­соль­стве из Алек­сан­дрии в Иеру­са­лим. В на­ча­ле по­сла­ния пе­ре­ска­зы­ва­ет­ся раз­го­вор меж­ду ца­рем Пто­ле­ме­ем II Фила­дель­фом (285-246 гг. до Р.Х.) и его вель­мо­жей Де­мет­ри­ем Фа­лер­ским, за­ве­ду­ю­щим цар­ской биб­лио­те­кой, ко­то­ро­му царь по­ру­чил со­брать все кни­ги ми­ра. Де­мет­рий, от­чи­ты­ва­ясь о про­де­лан­ной ра­бо­те, со­об­ща­ет ца­рю, что «за­ко­ны иуде­ев за­слу­жи­ва­ют то­го, чтобы их пе­ре­пи­сать и иметь в тво­ей биб­лио­те­ке». Царь, за­ин­те­ре­со­ван­ный, по­сы­ла­ет в Иеру­са­лим по­соль­ство, в ко­то­рое вхо­дит и Ари­стей. При­е­хав в Иеру­са­лим, Ари­стей встре­тил­ся с пер­во­свя­щен­ни­ком Еле­аза­ром и бе­се­до­вал с ним об иудей­ской ве­ре. Пер­во­свя­щен­ник убе­дил Ари­стея в ра­зум­но­сти ев­рей­ских пи­ще­вых за­пре­тов (на­при­мер, ку­ни­цы, в из­ло­же­нии Ари­стея, счи­та­ют­ся у ев­ре­ев нечи­сты­ми жи­вот­ны­ми по­то­му что «име­ют по­стыд­ное устрой­ство: они за­чи­на­ют уша­ми, а де­тей рож­да­ют через рот»). Иеру­са­лим­ский пер­во­свя­щен­ник предо­ста­вил в рас­по­ря­же­ние еги­пет­ско­го ца­ря семь­де­сят два пе­ре­вод­чи­ка, от­ли­ча­ю­щих­ся об­ра­зо­ва­ни­ем и знат­но­стью ро­да (по 6 от каж­до­го ко­ле­на), а так­же спи­сок То­ры («дра­го­цен­ные пер­га­мен­ты, на ко­то­рых был зо­ло­ты­ми ев­рей­ски­ми пись­ме­на­ми за­пи­сан За­кон»). При­быв в Алек­сан­дрию, пе­ре­вод­чи­ки в те­че­ние се­ми дней пи­ру­ют с ца­рем, ко­то­рый за­да­ет каж­до­му из них по во­про­су («Ко­го мы долж­ны на­зна­чать на­чаль­ни­ка­ми над вой­ска­ми?», «Ка­кой че­ло­век до­сто­ин вос­хи­ще­ния?», «Че­му царь дол­жен уде­лять наи­боль­шее вре­мя?» и под.). Муд­рые от­ве­ты ев­ре­ев-пе­ре­вод­чи­ков при­во­дят ца­ря и его при­бли­жен­ных в изум­ле­ние. По за­вер­ше­нии пи­ра пе­ре­вод­чи­ков по­се­ля­ют в от­дель­ном зда­нии, где они пе­ре­во­дят весь ев­рей­ский за­кон за 72 дня. Алек­сан­дрий­ские евреи и царь Пто­ле­мей тор­же­ствен­но одоб­ря­ют пе­ре­вод. Евреи про­из­но­сят про­кля­тие на тех, кто из­ме­нит хоть од­но сло­во из на­пи­сан­но­го.
«Ес­ли вни­ма­тель­но вчи­ты­вать­ся в «По­сла­ние Ари­стея», – го­во­рит Ми­ха­ил Се­лез­нев, - то мно­гие де­та­ли на­чи­на­ют ка­зать­ся от­кро­вен­но ска­зоч­ны­ми и вы­зы­вать со­мне­ния. На­при­мер, вот как Ари­стей опи­сы­ва­ет Па­ле­сти­ну: «Стра­на эта име­ет все в изоби­лии, так как всю­ду хо­ро­шо оро­ша­ет­ся и проч­но за­щи­ще­на. Ее окру­жа­ет ре­ка, на­зы­ва­е­мая Иор­да­ном, ко­то­рая ни­ко­гда не пе­ре­сы­ха­ет... Раз­ли­ва­ясь, по­доб­но Ни­лу, она око­ло вре­ме­ни жат­вы увлаж­ня­ет боль­шую часть стра­ны». Ав­тор яв­но жил в Егип­те, знал что Еги­пет дар Ни­ла и ду­мал, что так долж­но быть вез­де.
В ка­че­стве гла­вы Алек­сан­дрий­ской биб­лио­те­ки, для ко­то­рой де­ла­ет­ся пе­ре­вод ев­рей­ской Биб­лии, в «По­сла­нии Ари­стея» вы­сту­па­ет зна­ме­ни­тый ан­тич­ный уче­ный и по­ли­ти­че­ский де­я­тель Де­мет­рий Фа­лер­ский (ок. 350 – ок. 280 гг. до Р.Х.). Од­на­ко из­вест­но, что с во­ца­ре­ни­ем Пто­ле­мея II Фила­дель­фа Де­мет­рий был вы­слан из Алек­сан­дрии. Это еще один яв­ный ана­хро­низм. Сей­час «По­сла­ние» при­ня­то да­ти­ро­вать II в. до Р.Х., при­мер­но на сто лет поз­же опи­сы­ва­е­мых в нем со­бы­тий.
В I в по Р.Х. «По­сла­ние Ари­стея» пе­ре­ска­зы­ва­ют близ­ко к тек­сту Иосиф Фла­вий и Филон Алек­сан­дрий­ский. Позд­нее, од­на­ко, по­вест­во­ва­ние Ари­стея на­чи­на­ет об­рас­тать все бо­лее ска­зоч­ны­ми по­дроб­но­стя­ми, на­при­мер, рас­ска­зом о том, что семь­де­сят стар­цев за­пи­ра­ли для ра­бо­ты по од­но­му (или по­пар­но) в спе­ци­аль­но обо­ру­до­ван­ные для это­го ком­на­ты, а по­том об­на­ру­жи­ва­лось, что они, не сго­ва­ри­ва­ясь, пе­ре­ве­ли текст оди­на­ко­во. Ни в «По­сла­нии Ари­стея», ни у Иоси­фа, ни у Фило­на этой де­та­ли нет.
Очень ча­сто пе­ре­вод Се­ми­де­ся­ти упо­ми­на­ет св. Иустин Фило­соф, ко­то­рый впер­вые, про­ти­во­по­став­ляя Сеп­ту­а­гин­ту и ев­рей­ский текст, об­ви­нил ев­ре­ев в пор­че Пи­са­ния. О том, как со­вер­шил­ся пе­ре­вод Биб­лии, Иустин пи­шет: «Ко­гда Пто­ле­мей, еги­пет­ский царь, устро­ил биб­лио­те­ку и ста­рал­ся со­брать со­чи­не­ния всех лю­дей, то… по­слал к цар­ство­вав­ше­му то­гда у Иуде­ев Иро­ду и про­сил пе­ре­слать к нему кни­ги про­ро­честв. Царь Ирод по­слал эти кни­ги, на­пи­сан­ные на ев­рей­ском язы­ке... Но по­ели­ку егип­тяне не зна­ли, что в них на­пи­са­но, то Пто­ло­мей сно­ва по­слал и про­сил при­слать лю­дей для пе­ре­во­да их на гре­че­ский язык». Это яв­но иная вер­сия, чем та, с ко­то­рой мы стал­ки­ва­ем­ся в «По­сла­нии Ари­стея». На­чать с то­го, что по­соль­ства по­сы­ла­ют­ся не к иеру­са­лим­ско­му пер­во­свя­щен­ни­ку, а к ца­рю Иро­ду, ко­то­рый жил на два с по­ло­ви­ной ве­ка поз­же, чем Пто­ле­мей Фила­дельф! Кро­ме то­го, со­глас­но св. Иусти­ну, при Пто­ле­мее пе­ре­ве­ден не один лишь За­кон Мо­и­се­ев, а все про­ро­че­ские кни­ги (За­кон Мо­и­се­ев, как вид­но из пи­са­ний св. Иусти­на, вхо­дит для него в чис­ло про­ро­че­ских книг)».
На про­тя­же­нии сто­ле­тий по­вест­во­ва­ние о со­зда­нии Сеп­ту­а­гин­ты об­рас­та­ло все но­вы­ми и но­вы­ми ле­ген­да­ми – спер­ва в ев­рей­ской, за­тем в хри­сти­ан­ской сре­де. Од­на из них - рас­сказ о том, что к чис­лу пе­ре­вод­чи­ков при­над­ле­жал Си­ме­он Бо­го­при­и­мец. Но ле­ген­ды, да­же ес­ли они не име­ют под со­бой ис­то­ри­че­ско­го зер­на, мо­гут нести важ­ное сим­во­ли­че­ское зна­че­ние.

Сим­во­ли­ка со­бы­тий и чи­сел

Рас­сказ о том, как ро­ди­те­ли при­нес­ли мла­ден­ца Иису­са в Иеру­са­лим­ский Храм и как ста­рец Си­ме­он при­знал в нем Мес­сию за­ни­ма­ет нема­ло­важ­ное ме­сто в еван­ге­лии от Лу­ки. Это - сим­вол пре­ем­ствен­но­сти Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­тов. Да­же уче­ни­ки Иису­са не сра­зу по­ня­ли, что Иисус – Мес­сия, но ста­рец, оли­це­тво­ря­ю­щий Вет­хий За­вет, знал это с са­мо­го на­ча­ла.
Важ­ную сим­во­ли­че­скую роль в древ­нем ми­ре (да и в сред­не­ве­ко­вье) иг­ра­ют чис­ла. Для нас чис­ла - это чи­сто фак­ти­че­ская ин­фор­ма­ция, а для че­ло­ве­ка ар­ха­и­че­ской куль­ту­ры, бы­ло вполне есте­ствен­но, услы­шав в по­вест­во­ва­нии ка­кое-то чис­ло, по­чув­ство­вать его сим­во­ли­че­ское зна­че­ние.
«В пре­да­нии о пе­ре­во­де За­ко­на Мо­и­се­е­ва (То­ры) на гре­че­ский язык фигу­ри­ру­ют 70 пе­ре­вод­чи­ков, - го­во­рит Ми­ха­ил Се­лез­нев. – «Семь­де­сят» чис­ло сим­во­ли­че­ское: имен­но столь­ко ста­рей­шин по­мо­га­ли Мо­и­сею ве­сти на­род через пу­сты­ню (Исх. 24:9-11; Числ. 11:16-25). Они вме­сте с Мо­и­се­ем «ви­де­ли Бо­га Из­ра­иле­ва», боль­ше то­го — Бог уде­лил им от «ду­ха, ко­то­рый был на Мо­и­сее» и они «ста­ли про­ро­че­ство­вать». 70 ста­рей­шин бы­ли сви­де­те­ля­ми то­го, как Бог дал Мо­и­сею За­кон. В свою оче­редь, 70 пе­ре­вод­чи­ков гре­че­ской Биб­лии как бы про­дол­жа­ют де­ло Мо­и­сея, сде­лав этот За­кон по­нят­ным для гре­ко­языч­ной диас­по­ры. Это – сим­вол пре­ем­ствен­но­сти меж­ду эпо­хой Мо­и­сея, ко­гда Из­ра­и­лю был да­ро­ван За­кон и эпо­хой пе­ре­во­да это­го За­ко­на на гре­че­ский язык, ко­то­рый в тот мо­мент был язы­ком все­го Во­сточ­но­го Сре­ди­зем­но­мо­рья. Сво­е­го ро­да на­мек на то, что Сеп­ту­а­гин­та - по­вто­ре­ние Си­най­ско­го от­кро­ве­ния.
Но есть и еще один ряд ас­со­ци­а­ций у чис­ла 70. В ге­не­а­ло­гии по­том­ков Ноя (Быт. 10) рав­ви­ни­сти­че­ская тра­ди­ция на­счи­ты­ва­ет семь­де­сят на­ро­дов; со­глас­но позд­ней­шим ев­рей­ским ле­ген­дам семь­де­сят ан­ге­лов во вре­мя стро­и­тель­ства Ва­ви­лон­ской баш­ни на­учи­ли лю­дей се­ми­де­ся­ти язы­кам; семь­де­сят на­ро­дов бы­ли пред­став­ле­ны на ко­раб­ле, на ко­то­ром плыл про­рок Иона; на се­ми­де­ся­ти язы­ках про­гре­мел го­лос Бо­жий с си­най­ских вы­сот. Ес­ли это пред­став­ле­ние о том, что на зем­ле жи­вет 70 на­ро­дов бы­ло уже в эл­ли­ни­сти­че­ском иуда­из­ме, то ат­ри­бу­ция гре­че­ско­го пе­ре­во­да За­ко­на Мо­и­се­е­ва 70 тол­ков­ни­кам слов­но бы на­ме­ка­ет на об­ра­щен­ность пе­ре­во­да ко всем на­ро­дам зем­ли. Ведь по-гре­че­ски то­гда го­во­ри­ли не толь­ко гре­ки, но, мож­но ска­зать, вся ой­ку­ме­на!
Мож­но вспом­нить так­же семь­де­сят апо­сто­лов Хри­ста у еван­ге­ли­ста Лу­ки (за­ме­тим, что двух­том­ник Лу­ка-Де­я­ния уде­ля­ет осо­бен­ное вни­ма­ние мис­сии к языч­ни­кам). 70 апо­сто­лов как бы про­дол­жа­ют де­ло 70 тол­ков­ни­ков - по­доб­но то­му как 70 тол­ков­ни­ков про­дол­жа­ли де­ло 70 ста­рей­шин, окру­жав­ших Мо­и­сея.
В ря­де до­шед­ших до нас вер­сий ис­то­рии о пе­ре­во­де Биб­лии на гре­че­ский фигу­ри­ру­ют, од­на­ко, не 70, а 72 пе­ре­вод­чи­ка. 72 - это сво­е­го ро­да «округ­ле­ние» чис­ла 70 до бли­жай­ше­го чис­ла, крат­но­го 12. В этом то­же скрыт свой сим­во­лизм: ведь ко­гда-то, на го­ре Си­най За­кон был дан всем 12 пле­ме­нам Из­ра­и­ля. Зна­чит, «пра­виль­ный» пе­ре­вод, эк­ви­ва­лент­ный ори­ги­наль­но­му, то­же дол­жен быть де­лом всех 12 пле­мен Из­ра­и­ля. Неваж­но, что ко вре­ме­ни Пто­ле­мея Фила­дель­фа от 12 пле­мен оста­лось лишь три: Иуды, Ве­ни­а­ми­на и Ле­вия, осталь­ные рас­се­я­лись. В «пра­виль­ном», на­сто­я­щем пе­ре­во­де долж­ны в рав­ной ме­ре участ­во­вать все 12 пле­мен! Толь­ко то­гда мож­но бу­дет го­во­рить о пре­ем­ствен­но­сти меж­ду За­ко­ном Мо­и­сея и его гре­че­ским пе­ре­во­дом!
Для хри­сти­ан­ской тра­ди­ции Ис 7:14 - клю­че­вое про­ро­че­ство, свя­зы­ва­ю­щее Вет­хий и Но­вый За­ве­ты, про­ро­че­ство о том, что «Де­ва во чре­ве при­и­мет и ро­дит Сы­на». Но во­круг это­го про­ро­че­ства все­гда шла дис­кус­сия с ев­ре­я­ми, ко­то­рые чи­та­ли «Мо­ло­дая жен­щи­на во чре­ве при­и­мет» и, как пра­ви­ло, со­от­но­си­ли это про­ро­че­ство с рож­де­ни­ем ца­ря Езе­кии (вто­рая по­ло­ви­на VIII в. до Р.Х.). Имен­но в кон­тек­сте этой по­ле­ми­ки и воз­ни­ка­ет об­раз Си­мео­на как пе­ре­вод­чи­ка. Он - пра­вед­ный ев­рей, во­пло­ще­ние Вет­хо­го За­ве­та. И вот он, спер­ва усо­мнив­шись (на­мек на по­ле­ми­ку хри­сти­ан с ев­ре­я­ми), за­тем уве­ро­вал и на­пи­сал «Де­ва…» - по­сле че­го был удо­сто­ен то­го, чтобы ви­деть ис­пол­не­ние про­ро­че­ства в Но­вом За­ве­те.
По наи­бо­лее рас­про­стра­нен­но­му ва­ри­ан­ту ле­ген­ды (от­ра­жен­но­му, в част­но­сти, у св. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го) Си­ме­он про­жил 360 лет. Это чис­ло дней в го­ду. Не в на­шем ка­лен­дар­ном го­ду, стре­мя­щем­ся к аст­ро­но­ми­че­ской точ­но­сти (365,259636 дней), а в ар­ха­и­че­ском лун­но-сол­неч­ном ка­лен­да­ре, где год это 12 ме­ся­цев по 30 дней. Со­от­вет­ствен­но 360 лет - это «год го­дов», пол­ный цикл, в ко­то­ром столь­ко же лет, сколь­ко дней в го­ду. Ко­гда ле­ген­да го­во­рит нам о том, что Си­ме­он про­жил 360 лет, это озна­ча­ет, что он, ска­зав­ший «Ныне от­пу­ща­е­ши…» про­жил свое «пол­ное вре­мя», пол­но­стью за­вер­шил от­ме­рян­ный ему срок.
Но есть и еще один смысл в этом упо­ми­на­нии 360 го­дов: про­шел пол­ный цикл вре­мен с тех пор, как Си­ме­он по­ста­вил в сво­ем пе­ре­во­де сло­во «Де­ва», – и на­ста­ла по­ра ис­пол­не­ния про­ро­че­ства. Оно то­же жда­ло «ис­пол­не­ния вре­мен», жда­ло сво­е­го сро­ка».

* * *

Рас­сказ об уча­стии Си­мео­на Бо­го­при­им­ца в пе­ре­во­де 70 тол­ков­ни­ков - ле­ген­да, но она лишь уси­ли­ва­ет и под­чер­ки­ва­ет ту роль «мо­ста» меж­ду дву­мя За­ве­та­ми, ко­то­рую иг­ра­ет об­раз Си­мео­на Бо­го­при­им­ца в еван­ге­лии от Лу­ки.

Ири­на Се­чи­на

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест