Святая грешница

Прп. Ма­рия Еги­пет­скаяНа­сту­пи­ло пя­тое, пред­по­след­нее, вос­кре­се­нье Ве­ли­ко­го по­ста (до Пас­хи оста­лось две неде­ли). Се­го­дня Пра­во­слав­ная Цер­ковь пред­ла­га­ет нам в ка­че­стве при­ме­ра об­ра­тить­ся к жиз­ни од­ной кра­си­вой жен­щи­ны из Алек­сан­дрии Еги­пет­ской. В мо­ло­до­сти она бы­ла всем из­вест­ной в этом пор­то­вом го­ро­де блуд­ни­цей, или, го­во­ря ли­те­ра­тур­ным язы­ком, кур­ти­зан­кой. На пер­вый взгляд это мо­жет по­ка­зать­ся стран­ным и да­же вы­зы­ва­ю­щим! Неуже­ли в со­кро­вищ­ни­це хри­сти­ан­ской свя­то­сти ма­ло дру­гих при­ме­ров для под­ра­жа­ния – та­ких непо­роч­ных дев как Вар­ва­ра, Ека­те­ри­на (са­мо имя ко­то­рой пе­ре­во­дит­ся как «все­гда чи­стая») и иных, с дет­ства хра­нив­ших вер­ность сво­е­му Небес­но­му Же­ни­ху? Тем бо­лее, что «на па­нель» её толк­ну­ла не нуж­да, как, на­при­мер, Со­ню Мар­ме­ла­до­ву! Она са­ма при­зна­ва­лась, что, уй­дя от ро­ди­те­лей в две­на­дца­ти­лет­нем воз­расте и по­те­ряв чи­сто­ту, «неудер­жи­мо и жад­но влек­лась к муж­чи­нам». «Я тор­го­ва­ла со­бой не ра­ди ко­ры­сти. <…> По­сту­па­ла я так, чтобы при­влечь к се­бе большее чис­ло же­ла­ю­щих. Это бы­ла моя жизнь: я по­чи­та­ла жиз­нью по­сто­ян­ное по­ру­га­ние сво­е­го те­ла». Тем бо­лее важ­но по­нять, по­че­му же быв­шая блуд­ни­ца во­шла в тро­и­цу свя­тых (вме­сте с Гри­го­ри­ем Па­ламой и Иоан­ном Лествич­ни­ком), став­ших сим­во­ла­ми ве­ли­ко­пост­но­го «Учи­ли­ща бла­го­че­стия»!

Раз­гуль­ная жизнь пад­шей де­вуш­ки про­дол­жа­лась 17 лет. Од­на­жды, за­ба­вы ра­ди, Ма­рия при­мкну­ла к па­лом­ни­кам, на­прав­ляв­шим­ся в Иеру­са­лим, опла­тив до­ро­гу ко­ра­бель­щи­кам сво­им те­лом. Раз­гу­ли­вая по Свя­то­му го­ро­ду и «охо­тясь за ду­ша­ми юно­шей», – как гла­сит жи­тие, – Ма­рия уви­де­ла лю­дей, шед­ших в храм Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва. Здесь хра­ни­лась ве­ли­чай­шая хри­сти­ан­ская свя­ты­ня – Гол­гоф­ский Крест.

Вме­сте с тол­пой мо­ля­щих­ся Ма­рия во­шла в при­твор, но её по­пыт­ки про­ник­нуть внутрь хра­ма бы­ли тщет­ны. Ка­кая-то неви­ди­мая си­ла от­бра­сы­ва­ла её с по­ро­га об­рат­но. На­ко­нец, она сда­лась и от­сту­пи­ла в угол при­тво­ра. «И то­гда, – рас­ска­зы­ва­ла она впо­след­ствии, – мне от­кры­лась при­чи­на, по ко­то­рой не да­но мне бы­ло узреть жи­во­тво­ря­щее дре­во Кре­ста, ибо ду­хов­ные очи мои оза­ри­ло сло­во спа­се­ния, указуя, что мер­зость дел мо­их за­кры­ва­ла мне до­ступ в храм. Я на­ча­ла пла­кать и скор­беть, уда­ряя се­бя в грудь и из глу­би­ны ду­ши ис­пус­кая сто­ны, и тут уви­де­ла над со­бой ико­ну Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы». Об­ра­тив­шись к ней с мо­лит­вой, греш­ни­ца смог­ла бес­пре­пят­ствен­но вой­ти в храм, а за­тем, вер­нув­шись к иконе, по­лу­чи­ла от­кро­ве­ние, услы­шав го­лос: «Пе­рей­ди Иор­дан, и об­ре­тёшь бла­жен­ное успо­ко­е­ние!»

В хра­ме свя­то­го Иоан­на Кре­сти­те­ля у Иор­да­на она при­ча­сти­лась, за­тем пе­ре­пра­ви­лась на во­сточ­ный бе­рег ре­ки и ис­чез­ла из ми­ра. Бо­рясь с ис­ку­ше­ни­я­ми, Ма­рия про­ве­ла в пу­стыне дру­гие 17 лет, преж­де чем встре­ти­ла пер­во­го жи­во­го че­ло­ве­ка – иеро­мо­на­ха Зо­си­му, про­мыс­ли­тель­но уеди­нив­ше­го­ся во вре­мя Ве­ли­ко­го по­ста имен­но в этом ме­сте. (У мо­на­хов Лав­ры Свя­то­го Сав­вы су­ще­ство­вал обы­чай про­во­дить Свя­тую Че­ты­ре­де­сят­ни­цу по­оди­ноч­ке и воз­вра­щать­ся в оби­тель к празд­ни­ку Вхо­да Гос­под­ня в Иеру­са­лим.) Он упро­сил Ма­рию, став­шую те­перь по­движ­ни­цей, по­ве­дать ему ис­то­рию её жиз­ни. Во вре­мя их сов­мест­ной мо­лит­вы свя­тая на ло­коть от­ры­ва­лась от зем­ли. Ста­рец ис­пол­нил­ся бла­го­го­вей­но­го тре­пе­та, со сле­за­ми об­ни­мал её сто­пы и про­сил у неё бла­го­сло­ве­ния. А Ма­рия на­зы­ва­ла се­бя греш­ни­цей, не име­ю­щей доб­ро­де­те­лей, и про­си­ла у него бла­го­сло­ве­ния.

Они усло­ви­лись встре­тить­ся у Иор­да­на, бли­же к его мо­на­сты­рю, на сле­ду­ю­щий год, чтобы Ма­рия смог­ла при­ча­стить­ся. По про­мыс­лу Бо­жию, это слу­чи­лось в Страст­ной чет­верг. Сто­яв­ший на за­пад­ном бе­ре­гу ре­ки ста­рец уви­дел, как Ма­рия осе­ни­ла Иор­дан крест­ным зна­ме­ни­ем и «по­шла по во­де немокрен­но». При­няв из его рук при­не­сён­ные Свя­тые Тай­ны, «она воз­де­ла ру­ки к небу, ста­ла сте­нать и пла­кать и вскри­ча­ла: „Ныне от­пу­ща­ешь ра­бу Твою, Вла­ды­ко, по сло­ву Тво­е­му, с ми­ром. Ибо ви­де­ли очи мои спа­се­ние Твое!“» Тай­ный смысл этой Си­мео­но­вой мо­лит­вы был для Зо­си­мы скрыт, по­то­му что свя­тая са­ма по­про­си­ла его: «Сей­час сту­пай в свой мо­на­стырь, а на сле­ду­ю­щий год сно­ва при­ди в то ме­сто, где я в пер­вый раз те­бя уви­де­ла. <…> И вновь по во­ле Бо­жи­ей уви­дишь ме­ня». Ста­рец воз­вра­тил­ся, «ис­пол­нен­ный ли­ко­ва­ния и ве­ли­ко­го стра­ха, ко­ря се­бя за то, что не спро­сил име­ни свя­той; од­на­ко на­де­ял­ся сде­лать это в сле­ду­ю­щем го­ду».

При­дя через год в пу­сты­ню, он уви­дел в устье вы­сох­шей ре­ки «ту свя­тую жен­щи­ну, ле­жа­щую мёрт­вой; ру­ки её бы­ли сло­же­ны по обы­чаю, а лик об­ра­щен к вос­хо­ду». Опла­кав её и со­тво­рив по­гре­баль­ную мо­лит­ву, он вдруг уви­дел на­чер­тан­ную на пес­ке над­пись: «Здесь схо­ро­ни, ав­ва Зо­си­ма, остан­ки сми­рен­ной Ма­рии, и прах пре­дай пра­ху, непре­стан­но воз­но­ся мо­лит­вы Гос­по­ду за ме­ня, скон­чав­шу­ю­ся в ночь Стра­стей Спа­си­те­ля, по при­ня­тии Свя­тых Тайн». Это озна­ча­ло, что она скон­ча­лась ещё год то­му на­зад через несколь­ко ча­сов по­сле их вто­рой (и по­след­ней) встре­чи, 1 ап­ре­ля 522 го­да, в Ве­ли­кую Пят­ни­цу. Мо­ги­лу для её по­гре­бе­ния стар­цу по­мог вы­рыть огром­ный лев, охра­няв­ший те­ло свя­той.

Пре­да­ние о жиз­ни греш­ни­цы-свя­той хра­ни­лось в мо­на­сты­ре Зо­си­мы, а позднее бы­ло за­пи­са­но как «Жи­тие Ма­рии Еги­пет­ской, быв­шей блуд­ни­цы, чест­но под­ви­зав­шей­ся в Иор­дан­ской пу­стыне» (ав­тор это­го ше­дев­ра ран­не­ви­зан­тий­ской агио­гра­фии – пат­ри­арх Со­фро­ний Иеру­са­лим­ский, †638 г.). По­пуляр­ность жи­тия за­сви­де­тель­ство­ва­на мно­го­чис­лен­ны­ми пе­ре­ло­же­ни­я­ми и вклю­че­ни­ем его в со­став бо­го­слу­же­ния чет­вер­га пя­той сед­ми­цы Ве­ли­ко­го по­ста (Сто­я­ние Ма­рии Еги­пет­ской, или Ан­дре­ево сто­я­ние). Сю­жет жи­тия был ис­поль­зо­ван И. С. Ак­са­ко­вым в по­э­ме «Ма­рия Еги­пет­ская».

Жизнь свя­той Ма­рии Еги­пет­ской рас­смат­ри­ва­ет­ся как дву­еди­ный сим­вол де­я­тель­но­го рас­ка­я­ния, пре­об­ра­жа­ю­ще­го все су­ще­ство че­ло­ве­ка, и от­вет­но­го Бо­жия ми­ло­сер­дия. Под­лин­ное Хри­сти­ан­ство глу­бо­ко «оп­ти­ми­стич­но»: здесь нет ме­ста над­мен­ной брезг­ли­во­сти по от­но­ше­нию к лю­дям с «непо­пра­ви­мо ис­пор­чен­ной ре­пу­та­ци­ей» (как в свет­ском об­ще­стве), или к «непри­ка­са­е­мым» (как в ка­сто­вом об­ще­стве), и неимо­вер­ное ка­за­лось бы вос­хож­де­ние из невоз­врат­ной без­дны гре­ха к орео­лу свя­то­сти от­кры­то и каж­дой совре­мен­ной кол­ле­ге Ма­рии до её об­ра­ще­ния. Имен­но по­это­му этой быв­шей греш­ни­це и по­свя­ще­но по­след­нее вос­кре­се­нье Свя­той Че­ты­ре­де­сят­ни­цы (Со­ро­ка­днев­но­го по­ста), важ­ней­ше­го по­ка­ян­но­го пе­ри­о­да пра­во­слав­но­го ли­тур­ги­че­ско­го го­да.

Ма­рия Еги­пет­ская по­чи­та­ет­ся у нас как свя­тая «пре­по­доб­ная». Её па­мять по непо­движ­но­му (ми­ней­но­му) ка­лен­да­рю – 1/14 ап­ре­ля.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия


Изд. и лит.: Жи­тие Ма­рии Еги­пет­ской, быв­шей блуд­ни­цы, чест­но под­ви­зав­шей­ся в Иор­дан­ской пу­стыне (VII в.) // Жи­тия ви­зан­тий­ских свя­тых / Пе­ре­вод, всту­пит. ста­тья и прим. С. В. По­ля­ко­вой. СПб., 1995, с. 185–213; Се­ли­ва­нов Д. Б. Жи­тие и служ­ба Ма­рии Еги­пет­ской (ав­то­реф. канд. дис­серт.). М., 1994; Пре­по­доб­ная Ма­рия Еги­пет­ская. Пе­ре­славль-За­лес­ский, 1997.

Случайный тест