Дни памяти:

14 апреля  (переходящая) – 5-я Неделя Великого поста

14 апреля – День преставления

Житие

Свт. Со­фро­ний Иеру­са­лим­ский - Жи­тие пре­по­доб­ной ма­те­ри на­шей Ма­рии Еги­пет­ской.

Про­слу­шать житие прп. Марии Египетской

 

Краткое житие преподобной Марии Египетской 

Пре­по­доб­ная Ма­рия, про­зван­ная Еги­пет­ской, жи­ла в се­ре­дине V и в на­ча­ле VI сто­ле­тия. Ее мо­ло­дость не пред­ве­ща­ла ни­че­го хо­ро­ше­го. Ма­рии ис­пол­ни­лось лишь две­на­дцать лет, ко­гда она ушла из сво­е­го до­ма в го­ро­де Алек­сан­дрии. Бу­дучи сво­бод­ной от ро­ди­тель­ско­го над­зо­ра, мо­ло­дой и неопыт­ной, Ма­рия увлек­лась по­роч­ной жиз­нью. Неко­му бы­ло оста­но­вить ее на пу­ти к по­ги­бе­ли, а со­блаз­ни­те­лей и со­блаз­нов бы­ло нема­ло. Так 17 лет Ма­рия жи­ла в гре­хах, по­ка ми­ло­сти­вый Гос­подь не об­ра­тил ее к по­ка­я­нию.

Слу­чи­лось это так. По сте­че­нию об­сто­я­тельств Ма­рия при­со­еди­ни­лась к груп­пе па­лом­ни­ков, на­прав­ляв­ших­ся в Свя­тую Зем­лю. Плы­вя с па­лом­ни­ка­ми на ко­раб­ле, Ма­рия не пе­ре­ста­ва­ла со­блаз­нять лю­дей и гре­шить. По­пав в Иеру­са­лим, она при­со­еди­ни­лась к па­лом­ни­кам, на­прав­ляв­шим­ся в храм Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва.

Лю­ди ши­ро­кой тол­пой вхо­ди­ли в храм, а Ма­рия у вхо­да бы­ла оста­нов­ле­на неви­ди­мой ру­кой и ни­ка­ки­ми уси­ли­я­ми не мог­ла вой­ти в него. Тут по­ня­ла она, что Гос­подь не до­пус­ка­ет ее вой­ти в свя­тое ме­сто за ее нечи­сто­ту.

Охва­чен­ная ужа­сом и чув­ством глу­бо­ко­го по­ка­я­ния, она ста­ла мо­лить Бо­га про­стить гре­хи, обе­щая в корне ис­пра­вить свою жизнь. Уви­дев у вхо­да в храм ико­ну Бо­жи­ей ма­те­ри, Ма­рия ста­ла про­сить Бо­го­ма­терь за­сту­пить­ся за нее пе­ред Бо­гом. По­сле это­го она сра­зу по­чув­ство­ва­ла в ду­ше про­свет­ле­ние и бес­пре­пят­ствен­но во­шла в храм. Про­лив обиль­ные сле­зы у гро­ба Гос­под­ня, она вы­шла из хра­ма со­вер­шен­но дру­гим че­ло­ве­ком.

Ма­рия ис­пол­ни­ла свое обе­ща­ние из­ме­нить свою жизнь. Из Иеру­са­ли­ма она уда­ли­лась в су­ро­вую и без­люд­ную Иор­дан­скую пу­сты­ню и там по­чти пол­сто­ле­тия про­ве­ла в пол­ном уеди­не­нии, в по­сте и мо­лит­ве. Так су­ро­вы­ми по­дви­га­ми Ма­рия Еги­пет­ская со­вер­шен­но ис­ко­ре­ни­ла в се­бе все гре­хов­ные по­же­ла­ния и со­де­ла­ла серд­це свое чи­стым хра­мом Ду­ха Свя­то­го.

Ста­рец Зо­си­ма, жив­ший в Иор­дан­ском мо­на­сты­ре св. Иоан­на Пред­те­чи, про­мыс­лом Бо­жи­им удо­сто­ил­ся встре­тить­ся в пу­стыне с пре­по­доб­ной Ма­ри­ей, ко­гда та уже бы­ла глу­бо­кой ста­ри­цей. Он был по­ра­жен ее свя­то­стью и да­ром про­зор­ли­во­сти. Од­на­жды он уви­дел ее во вре­мя мо­лит­вы как бы воз­вы­сив­шей­ся над зем­лей, а дру­гой раз – иду­щей через ре­ку Иор­дан, как по су­ше.

Рас­ста­ва­ясь с Зо­си­мой, пре­по­доб­ная Ма­рия по­про­си­ла его через год опять прий­ти в пу­сты­ню, чтобы при­ча­стить ее. Ста­рец в на­зна­чен­ное вре­мя вер­нул­ся и при­ча­стил пре­по­доб­ную Ма­рию Свя­тых Та­ин. По­том при­дя в пу­сты­ню еще через год в на­деж­де ви­деть свя­тую, он уже не за­стал ее в жи­вых. Ста­рец по­хо­ро­нил остан­ки св. Ма­рии там в пу­стыне, в чем ему по­мог лев, ко­то­рый сво­и­ми ког­тя­ми вы­рыл яму для по­гре­бе­ния те­ла пра­вед­ни­цы. Это бы­ло при­бли­зи­тель­но в 521 го­ду.

Так из ве­ли­кой греш­ни­цы пре­по­доб­ная Ма­рия ста­ла, с Бо­жи­ей по­мо­щью, ве­ли­чай­шей свя­той и оста­ви­ла та­кой яр­кий при­мер по­ка­я­ния.

Пол­ное жи­тие пре­по­доб­ной Ма­рии Еги­пет­ской

В од­ном па­ле­стин­ском мо­на­сты­ре в окрест­но­стях Ке­са­рии жил пре­по­доб­ный инок Зо­си­ма. От­дан­ный в мо­на­стырь с са­мо­го дет­ства, он под­ви­зал­ся в нем до 53 лет, ко­гда был сму­щен по­мыс­лом: "Най­дет­ся ли и в са­мой даль­ней пу­стыне свя­той муж, пре­взо­шед­ший ме­ня в трез­ве­нии и де­ла­нии?"

Лишь толь­ко он по­мыс­лил так, ему явил­ся Ан­гел Гос­по­день и ска­зал: "Ты, Зо­си­ма, по че­ло­ве­че­ской ме­ре непло­хо под­ви­зал­ся, но из лю­дей нет пра­вед­но­го ни од­но­го (Рим.3, 10). Чтобы ты ура­зу­мел, сколь­ко есть еще иных и выс­ших об­ра­зов спа­се­ния, вый­ди из этой оби­те­ли, как Ав­ра­ам из до­ма от­ца сво­е­го (Быт.12, 1), и иди в мо­на­стырь, рас­по­ло­жен­ный при Иор­дане".

Тот­час ав­ва Зо­си­ма вы­шел из мо­на­сты­ря и вслед за Ан­ге­лом при­шел в Иор­дан­ский мо­на­стырь и по­се­лил­ся в нем.

Здесь уви­дел он стар­цев, ис­тин­но про­си­яв­ших в по­дви­гах. Ав­ва Зо­си­ма стал под­ра­жать свя­тым ино­кам в ду­хов­ном де­ла­нии.

Так про­шло мно­го вре­ме­ни, и при­бли­зи­лась Свя­тая Че­ты­ре­де­сят­ни­ца. В мо­на­сты­ре су­ще­ство­вал обы­чай, ра­ди ко­то­ро­го и при­вел сю­да Бог пре­по­доб­но­го Зо­си­му. В пер­вое вос­кре­се­нье Ве­ли­ко­го по­ста слу­жил игу­мен Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, все при­ча­ща­лись Пре­чи­сто­го Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых, вку­ша­ли за­тем ма­лую тра­пе­зу и сно­ва со­би­ра­лись в церк­ви.

Со­тво­рив мо­лит­ву и по­ло­жен­ное чис­ло зем­ных по­кло­нов, стар­цы, ис­про­сив друг у дру­га про­ще­ния, бра­ли бла­го­сло­ве­ние у игу­ме­на и под об­щее пе­ние псал­ма "Гос­подь про­све­ще­ние мое и Спа­си­тель мой: ко­го убо­ю­ся? Гос­подь За­щи­ти­тель жи­во­та мо­е­го: от ко­го устра­шу­ся?" (Пс.26, 1) от­кры­ва­ли мо­на­стыр­ские во­ро­та и ухо­ди­ли в пу­сты­ню.

Каж­дый из них брал с со­бой уме­рен­ное ко­ли­че­ство пи­щи, кто в чем нуж­дал­ся, неко­то­рые же и во­все ни­че­го не бра­ли в пу­сты­ню и пи­та­лись ко­ре­нья­ми. Ино­ки пе­ре­хо­ди­ли за Иор­дан и рас­хо­ди­лись как мож­но даль­ше, чтобы не ви­деть, как кто по­стит­ся и под­ви­за­ет­ся.

Ко­гда за­кан­чи­вал­ся Ве­ли­кий пост, ино­ки воз­вра­ща­лись в мо­на­стырь на Верб­ное вос­кре­се­нье с пло­дом сво­е­го де­ла­ния (Рим.6, 21-22), ис­пы­тав свою со­весть (1Пет.3, 16). При этом ни­кто ни у ко­го не спра­ши­вал, как он тру­дил­ся и со­вер­шал свой по­двиг.

В тот год и ав­ва Зо­си­ма, по мо­на­стыр­ско­му обы­чаю, пе­ре­шел Иор­дан. Ему хо­те­лось глуб­же зай­ти в пу­сты­ню, чтобы встре­тить ко­го-ни­будь из свя­тых и ве­ли­ких стар­цев, спа­са­ю­щих­ся там и мо­ля­щих­ся за мир.

Он шел по пу­стыне 20 дней и од­на­жды, ко­гда он пел псал­мы 6-го ча­са и тво­рил обыч­ные мо­лит­вы, вдруг спра­ва от него по­ка­за­лась как бы тень че­ло­ве­че­ско­го те­ла. Он ужас­нул­ся, ду­мая, что ви­дит бе­сов­ское при­ви­де­ние, но, пе­ре­кре­стив­шись, от­ло­жил страх и, окон­чив мо­лит­ву, об­ра­тил­ся в сто­ро­ну те­ни и уви­дел иду­ще­го по пу­стыне об­на­жен­но­го че­ло­ве­ка, те­ло ко­то­ро­го бы­ло чер­но от сол­неч­но­го зноя, а вы­го­рев­шие ко­рот­кие во­ло­сы по­бе­ле­ли, как агн­чее ру­но. Ав­ва Зо­си­ма об­ра­до­вал­ся, так как за эти дни не ви­дел ни од­но­го жи­во­го су­ще­ства, и тот­час на­пра­вил­ся в его сто­ро­ну.

Но лишь толь­ко на­гой пу­стын­ник уви­дел иду­ще­го к нему Зо­си­му, тот­час пу­стил­ся от него бе­жать. Ав­ва Зо­си­ма, за­быв свою стар­че­скую немощь и уста­лость, уско­рил шаг. Но вско­ре он в из­не­мо­же­нии оста­но­вил­ся у вы­сох­ше­го ру­чья и стал слез­но умо­лять уда­ляв­ше­го­ся по­движ­ни­ка: "Что ты бе­жишь от ме­ня, греш­но­го стар­ца, спа­са­ю­щий­ся в этой пу­стыне? По­до­жди ме­ня, немощ­но­го и недо­стой­но­го, и по­дай мне твою свя­тую мо­лит­ву и бла­го­сло­ве­ние, ра­ди Гос­по­да, не гну­шав­ше­го­ся ни­ко­гда ни­кем".

Неиз­вест­ный, не обо­ра­чи­ва­ясь, крик­нул ему: "Про­сти, ав­ва Зо­си­ма, не мо­гу, об­ра­тив­шись, явить­ся ли­цу тво­е­му: я ведь жен­щи­на, и нет на мне, как ви­дишь, ни­ка­кой одеж­ды для при­кры­тия те­лес­ной на­го­ты. Но ес­ли хо­чешь по­мо­лить­ся обо мне, ве­ли­кой и ока­ян­ной греш­ни­це, брось мне по­крыть­ся свой плащ, то­гда смо­гу по­дой­ти к те­бе под бла­го­сло­ве­ние".

"Не зна­ла бы она ме­ня по име­ни, ес­ли бы свя­то­стью и неве­до­мы­ми по­дви­га­ми не стя­жа­ла да­ра про­зор­ли­во­сти от Гос­по­да", – по­ду­мал ав­ва Зо­си­ма и по­спе­шил ис­пол­нить ска­зан­ное ему.

При­крыв­шись пла­щом, по­движ­ни­ца об­ра­ти­лась к Зо­си­ме: "Что взду­ма­лось те­бе, ав­ва Зо­си­ма, го­во­рить со мной, жен­щи­ной греш­ной и немуд­рой? Че­му же­ла­ешь ты у ме­ня на­учить­ся и, не жа­лея сил, по­тра­тил столь­ко тру­дов?". Он же, пре­кло­нив ко­ле­на, про­сил у нее бла­го­сло­ве­ния. Так же точ­но и она пре­кло­ни­лась пред ним, и дол­го оба один дру­го­го про­си­ли: "Бла­го­сло­ви". На­ко­нец по­движ­ни­ца ска­за­ла; "Ав­ва Зо­си­ма, те­бе по­до­ба­ет бла­го­сло­вить и мо­лит­ву со­тво­рить, так как ты по­чтен са­ном пре­сви­тер­ским и мно­гие го­ды, пред­стоя Хри­сто­ву ал­та­рю, при­но­сишь Гос­по­ду Свя­тые Да­ры".

Эти сло­ва еще боль­ше устра­ши­ли пре­по­доб­но­го Зо­си­му. С глу­бо­ким вздо­хом он от­ве­чал ей: "О мать ду­хов­ная! Яв­но, что ты из нас дво­их боль­ше при­бли­зи­лась к Бо­гу и умер­ла для ми­ра. Ты ме­ня по име­ни узна­ла и пре­сви­те­ром на­зва­ла, ни­ко­гда ме­ня преж­де не ви­дев. Тво­ей ме­ре над­ле­жит и бла­го­сло­вить ме­ня Гос­по­да ра­ди".

Усту­пив на­ко­нец упор­ству Зо­си­мы, пре­по­доб­ная ска­за­ла: "Бла­го­сло­вен Бог, хо­тя­щий спа­се­ния всем че­ло­ве­кам". Ав­ва Зо­си­ма от­ве­тил "Аминь", и они вста­ли с зем­ли. По­движ­ни­ца сно­ва ска­за­ла стар­цу: "Че­го ра­ди при­шел ты, от­че, ко мне, греш­ни­це, ли­шен­ной вся­кой доб­ро­де­те­ли? Впро­чем, вид­но, бла­го­дать Ду­ха Свя­то­го на­ста­ви­ла те­бя со­слу­жить од­ну служ­бу, по­треб­ную мо­ей ду­ше. Ска­жи мне преж­де, ав­ва, как жи­вут ныне хри­сти­ане, как рас­тут и бла­го­ден­ству­ют свя­тые Бо­жии Церк­ви?"

Ав­ва Зо­си­ма от­ве­чал ей: "Ва­ши­ми свя­ты­ми мо­лит­ва­ми Бог да­ро­вал Церк­ви и нам всем со­вер­шен­ный мир. Но внем­ли и ты моль­бе недо­стой­но­го стар­ца, мать моя, по­мо­лись, ра­ди Бо­га, за весь мир и за ме­ня, греш­но­го, да не бу­дет мне бес­плод­ным это пу­стын­ное хож­де­ние".

Свя­тая по­движ­ни­ца ска­за­ла: "Те­бе ско­рее над­ле­жит, ав­ва Зо­си­ма, имея свя­щен­ный чин, за ме­ня и за всех мо­лить­ся. На то те­бе и сан дан. Впро­чем, все по­ве­лен­ное мне то­бою охот­но ис­пол­ню ра­ди по­слу­ша­ния Ис­тине и от чи­сто­го серд­ца".

Ска­зав так, свя­тая об­ра­ти­лась на во­сток и, воз­ве­дя очи и под­няв ру­ки к небу, на­ча­ла ше­по­том мо­лить­ся. Ста­рец уви­дел, как она под­ня­лась в воз­ду­хе на ло­коть от зем­ли. От это­го чуд­но­го ви­де­ния Зо­си­ма по­верг­ся ниц, усерд­но мо­лясь и не смея про­из­не­сти ни­че­го, кро­ме "Гос­по­ди, по­ми­луй!"

Ему при­шел в ду­шу по­мысл – не при­ви­де­ние ли это вво­дит его в со­блазн? Пре­по­доб­ная по­движ­ни­ца, обер­нув­шись, под­ня­ла его с зем­ли и ска­за­ла: "Что те­бя, ав­ва Зо­си­ма, так сму­ща­ют по­мыс­лы? Не при­ви­де­ние я. Я – жен­щи­на греш­ная и недо­стой­ная, хо­тя и ограж­де­на свя­тым кре­ще­ни­ем".

Ска­зав это, она осе­ни­ла се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем. Ви­дя и слы­ша это, ста­рец пал со сле­за­ми к но­гам по­движ­ни­цы: "Умо­ляю те­бя Хри­стом, Бо­гом на­шим, не таи от ме­ня сво­ей по­движ­ни­че­ской жиз­ни, но рас­ска­жи ее всю, чтобы сде­лать яв­ным для всех ве­ли­чие Бо­жие. Ибо ве­рую Гос­по­ду Бо­гу мо­е­му, Им же и ты жи­вешь, что для то­го и был я по­слан в эту пу­сты­ню, чтобы все твои пост­ни­че­ские де­я­ния сде­лал Бог яв­ны­ми для ми­ра".

И свя­тая по­движ­ни­ца ска­за­ла: "Сму­ща­юсь, от­че, рас­ска­зы­вать те­бе о бес­стыд­ных мо­их де­лах. Ибо дол­жен бу­дешь то­гда бе­жать от ме­ня, за­крыв гла­за и уши, как бе­гут от ядо­ви­той змеи. Но всё же ска­жу те­бе, от­че, не умол­чав ни о чем из мо­их гре­хов, ты же, за­кли­наю те­бя, не пре­ста­вай мо­лить­ся за ме­ня, греш­ную, да об­ря­щу дерз­но­ве­ние в День Су­да.

Ро­ди­лась я в Егип­те и еще при жиз­ни ро­ди­те­лей, две­на­дца­ти лет от ро­ду, по­ки­ну­ла их и ушла в Алек­сан­дрию. Там ли­ши­лась я сво­е­го це­ло­муд­рия и пре­да­лась без­удерж­но­му и нена­сыт­но­му лю­бо­де­я­нию. Бо­лее сем­на­дца­ти лет невоз­бран­но пре­да­ва­лась я гре­ху и со­вер­ша­ла все без­воз­мезд­но. Я не бра­ла де­нег не по­то­му, что бы­ла бо­га­та. Я жи­ла в ни­ще­те и за­ра­ба­ты­ва­ла пря­жей. Ду­ма­ла я, что весь смысл жиз­ни со­сто­ит в уто­ле­нии плот­ской по­хо­ти.

Про­во­дя та­кую жизнь, я од­на­жды уви­де­ла мно­же­ство на­ро­да, из Ли­вии и Егип­та шед­ше­го к мо­рю, чтобы плыть в Иеру­са­лим на празд­ник Воз­дви­же­ния Свя­то­го Кре­ста. За­хо­те­лось и мне плыть с ни­ми. Но не ра­ди Иеру­са­ли­ма и не ра­ди празд­ни­ка, а – про­сти, от­че, – чтобы бы­ло боль­ше с кем пре­да­вать­ся раз­вра­ту. Так се­ла я на ко­рабль.

Те­перь, от­че, по­верь мне, я са­ма удив­ля­юсь, как мо­ре стер­пе­ло мое рас­пут­ство и лю­бо­де­я­ние, как зем­ля не раз­верз­ла сво­их уст и не све­ла ме­ня за­жи­во в ад, пре­льстив­шую и по­гу­бив­шую столь­ко душ... Но, вид­но, Бог же­лал мо­е­го по­ка­я­ния, не хо­тя смер­ти греш­ни­ка и с дол­го­тер­пе­ни­ем ожи­дая об­ра­ще­ния.

Так при­бы­ла я в Иеру­са­лим и во все дни до празд­ни­ка, как и на ко­раб­ле, за­ни­ма­лась сквер­ны­ми де­ла­ми.

Ко­гда на­сту­пил свя­той празд­ник Воз­дви­же­ния Чест­на­го Кре­ста Гос­под­ня, я по-преж­не­му хо­ди­ла, улов­ляя ду­ши юных в грех. Уви­дев, что все очень ра­но по­шли в цер­ковь, в ко­то­рой на­хо­ди­лось Жи­во­тво­ря­щее Дре­во, я по­шла вме­сте со все­ми и во­шла в цер­ков­ный при­твор. Ко­гда на­стал час Свя­то­го Воз­дви­же­ния, я хо­те­ла вой­ти со всем на­ро­дом в цер­ковь. С боль­шим тру­дом про­брав­шись к две­рям, я, ока­ян­ная, пы­та­лась втис­нуть­ся внутрь. Но ед­ва я сту­пи­ла на по­рог, как ме­ня оста­но­ви­ла некая Бо­жия си­ла, не да­вая вой­ти, и от­бро­си­ла да­ле­ко от две­рей, меж­ду тем как все лю­ди шли бес­пре­пят­ствен­но. Я ду­ма­ла, что, мо­жет быть, по жен­ско­му сла­бо­си­лию не мог­ла про­тис­нуть­ся в тол­пе, и опять по­пы­та­лась лок­тя­ми рас­тал­ки­вать на­род и про­би­рать­ся к две­ри. Сколь­ко я ни тру­ди­лась – вой­ти не смог­ла. Как толь­ко моя но­га ка­са­лась цер­ков­но­го по­ро­га, я оста­нав­ли­ва­лась. Всех при­ни­ма­ла цер­ковь, ни­ко­му не воз­бра­ня­ла вой­ти, а ме­ня, ока­ян­ную, не пус­ка­ла. Так бы­ло три или че­ты­ре ра­за. Си­лы мои ис­сяк­ли. Я ото­шла и вста­ла в уг­лу цер­ков­ной па­пер­ти.

Тут я по­чув­ство­ва­ла, что это гре­хи мои воз­бра­ня­ют мне ви­деть Жи­во­тво­ря­щее Дре­во, серд­ца мо­е­го кос­ну­лась бла­го­дать Гос­под­ня, я за­ры­да­ла и ста­ла в по­ка­я­нии бить се­бя в грудь. Воз­но­ся Гос­по­ду воз­ды­ха­ния из глу­би­ны серд­ца, я уви­де­ла пред со­бой ико­ну Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и об­ра­ти­лась к ней с мо­лит­вой: "О Де­во, Вла­ды­чи­це, ро­див­шая пло­тию Бо­га–Сло­во! Знаю, что недо­стой­на я смот­реть на Твою ико­ну. Пра­вед­но мне, блуд­ни­це нена­ви­ди­мой, быть от­верг­ну­той от Тво­ей чи­сто­ты и быть для Те­бя мер­зо­стью, но знаю и то, что для то­го Бог и стал че­ло­ве­ком, чтобы при­звать греш­ных на по­ка­я­ние. По­мо­ги мне, Пре­чи­стая, да бу­дет мне поз­во­ле­но вой­ти в цер­ковь. Не воз­бра­ни мне ви­деть Дре­во, на ко­то­ром пло­тию был рас­пят Гос­подь, про­лив­ший Свою непо­вин­ную Кровь и за ме­ня, греш­ную, за из­бав­ле­ние мое от гре­ха. По­ве­ли, Вла­ды­чи­це, да от­вер­зут­ся и мне две­ри свя­то­го по­кло­не­ния Крест­но­го. Ты мне будь доб­лест­ной По­ру­чи­тель­ни­цей к Ро­див­ше­му­ся от Те­бя. Обе­щаю Те­бе с это­го вре­ме­ни уже не осквер­нять се­бя бо­лее ни­ка­кою плот­скою сквер­ной, но как толь­ко уви­жу Дре­во Кре­ста Сы­на Тво­е­го, от­ре­кусь от ми­ра и тот­час уй­ду ту­да, ку­да Ты как По­ру­чи­тель­ни­ца на­ста­вишь ме­ня".

И ко­гда я так по­мо­ли­лась, по­чув­ство­ва­ла вдруг, что мо­лит­ва моя услы­ша­на. В уми­ле­нии ве­ры, на­де­ясь на Ми­ло­серд­ную Бо­го­ро­ди­цу, я опять при­со­еди­ни­лась к вхо­дя­щим в храм, и ни­кто не от­тес­нил ме­ня и не воз­бра­нил мне вой­ти. Я шла в стра­хе и тре­пе­те, по­ка не до­шла до две­ри и спо­до­би­лась ви­деть Жи­во­тво­ря­щий Крест Гос­по­день.

Так по­зна­ла я тай­ны Бо­жии и что Бог го­тов при­нять ка­ю­щих­ся. Па­ла я на зем­лю, по­мо­ли­лась, об­ло­бы­за­ла свя­ты­ни и вы­шла из хра­ма, спе­ша вновь пред­стать пред мо­ей По­ру­чи­тель­ни­цей, где да­но бы­ло мной обе­ща­ние. Пре­кло­нив ко­ле­ни пред ико­ной, так мо­ли­лась я пред ней:

"О Бла­го­лю­би­вая Вла­ды­чи­це на­ша Бо­го­ро­ди­це! Ты не возг­ну­ша­лась мо­лит­вы мо­ей недо­стой­ной. Сла­ва Бо­гу, при­ем­лю­ще­му То­бой по­ка­я­ние греш­ных. На­ста­ло мне вре­мя ис­пол­нить обе­ща­ние, в ко­то­ром Ты бы­ла По­ру­чи­тель­ни­цей. Ныне, Вла­ды­чи­це, на­правь ме­ня на путь по­ка­я­ния".

И вот, не кон­чив еще сво­ей мо­лит­вы, слы­шу го­лос, как бы го­во­ря­щий из­да­ле­ка: "Ес­ли пе­рей­дешь за Иор­дан, то об­ре­тешь бла­жен­ный по­кой".

Я тот­час уве­ро­ва­ла, что этот го­лос был ра­ди ме­ня, и, пла­ча, вос­клик­ну­ла к Бо­го­ро­ди­це: "Гос­по­же Вла­ды­чи­це, не оставь ме­ня, греш­ни­цы сквер­ной, но по­мо­ги мне", – и тот­час вы­шла из цер­ков­но­го при­тво­ра и по­шла прочь. Один че­ло­век дал мне три мед­ные мо­не­ты. На них я ку­пи­ла се­бе три хле­ба и у про­дав­ца узна­ла путь на Иор­дан.

На за­ка­те я до­шла до церк­ви свя­то­го Иоан­на Кре­сти­те­ля близ Иор­да­на. По­кло­нив­шись преж­де все­го в церк­ви, я тот­час спу­сти­лась к Иор­да­ну и омы­ла его свя­тою во­дой ли­цо и ру­ки. За­тем я при­ча­сти­лась в хра­ме свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи Пре­чи­стых и Жи­во­тво­ря­щих Тайн Хри­сто­вых, съе­ла по­ло­ви­ну от од­но­го из сво­их хле­бов, за­пи­ла его свя­той Иор­дан­ской во­дой и про­спа­ла ту ночь на зем­ле у хра­ма. На­ут­ро же, най­дя невда­ле­ке неболь­шой челн, я пе­ре­пра­ви­лась в нем через ре­ку на дру­гой бе­рег и опять го­ря­чо мо­ли­лась На­став­ни­це мо­ей, чтобы Она на­пра­ви­ла ме­ня, как Ей Са­мой бу­дет угод­но. Сра­зу же по­сле то­го я и при­шла в эту пу­сты­ню".

Ав­ва Зо­си­ма спро­сил у пре­по­доб­ной: "Сколь­ко же лет, мать моя, про­шло с то­го вре­ме­ни, как ты по­се­ли­лась в этой пу­стыне?" – "Ду­маю, – от­ве­ча­ла она, – 47 лет про­шло, как вы­шла я из Свя­то­го Гра­да".

Ав­ва Зо­си­ма вновь спро­сил: "Что име­ешь или что на­хо­дишь ты се­бе в пи­щу здесь, мать моя?" И она от­ве­ча­ла: "Бы­ло со мной два с по­ло­ви­ной хле­ба, ко­гда я пе­ре­шла Иор­дан, по­ти­хонь­ку они ис­сох­ли и ока­ме­не­ли, и, вку­шая по­не­мно­гу, мно­гие го­ды я пи­та­лась от них".

Опять спро­сил ав­ва Зо­си­ма: "Неуже­ли без бо­лез­ней пре­бы­ла ты столь­ко лет? И ни­ка­ких ис­ку­ше­ний не при­ни­ма­ла от вне­зап­ных при­ло­гов и со­блаз­нов?" – "Верь мне, ав­ва Зо­си­ма, – от­ве­ча­ла пре­по­доб­ная, – 17 лет про­ве­ла я в этой пу­стыне, слов­но с лю­ты­ми зве­ря­ми, бо­рясь со сво­и­ми по­мыс­ла­ми... Ко­гда я на­чи­на­ла вку­шать пи­щу, тот­час при­хо­дил по­мысл о мя­се и ры­бе, к ко­то­рым я при­вык­ла в Егип­те. Хо­те­лось мне и ви­на, по­то­му что я мно­го пи­ла его, ко­гда бы­ла в ми­ру. Здесь же, не имея ча­сто про­стой во­ды и пи­щи, я лю­то стра­да­ла от жаж­ды и го­ло­да. Тер­пе­ла я и бо­лее силь­ные бед­ствия: мной овла­де­ва­ло же­ла­ние лю­бо­дей­ных пе­сен, они буд­то слы­ша­лись мне, сму­щая серд­це и слух. Пла­ча и бия се­бя в грудь, я вспо­ми­на­ла то­гда обе­ты, ко­то­рые да­ва­ла, идя в пу­сты­ню, пред ико­ной Свя­той Бо­го­ро­ди­цы, По­руч­ни­цы мо­ей, и пла­ка­ла, мо­ля ото­гнать тер­зав­шие ду­шу по­мыс­лы. Ко­гда в ме­ру мо­лит­вы и пла­ча со­вер­ша­лось по­ка­я­ние, я ви­де­ла ото­всю­ду мне си­яв­ший Свет, и то­гда вме­сто бу­ри ме­ня об­сту­па­ла ве­ли­кая ти­ши­на.

Блуд­ные же по­мыс­лы, про­сти, ав­ва, как ис­по­ве­даю те­бе? Страст­ный огнь раз­го­рал­ся внут­ри мо­е­го серд­ца и всю опа­лял ме­ня, воз­буж­дая по­хоть. Я же при по­яв­ле­нии ока­ян­ных по­мыс­лов по­вер­га­лась на зем­лю и слов­но ви­де­ла, что пре­до мной сто­ит Са­ма Пре­свя­тая По­ру­чи­тель­ни­ца и су­дит ме­ня, пре­сту­пив­шую дан­ное обе­ща­ние. Так не вста­ва­ла я, ле­жа ниц день и ночь на зем­ле, по­ка вновь не со­вер­ша­лось по­ка­я­ние и ме­ня не окру­жал тот же бла­жен­ный Свет, от­го­няв­ший злые сму­ще­ния и по­мыш­ле­ния.

Так жи­ла я в этой пу­стыне пер­вые сем­на­дцать лет. Тьма за тьмой, бе­да за на­па­стью об­сто­я­ли ме­ня, греш­ную. Но с то­го вре­ме­ни и до­ныне Бо­го­ро­ди­ца, По­мощ­ни­ца моя, во всем ру­ко­вод­ству­ет мною".

Ав­ва Зо­си­ма опять спра­ши­вал: "Неуже­ли те­бе не по­тре­бо­ва­лось здесь ни пи­щи, ни оде­я­ния?"

Она же от­ве­ча­ла: "Хле­бы мои кон­чи­лись, как я ска­за­ла, в эти сем­на­дцать лет. По­сле то­го я ста­ла пи­тать­ся ко­ре­нья­ми и тем, что мог­ла об­ре­сти в пу­стыне. Пла­тье, ко­то­рое бы­ло на мне, ко­гда пе­ре­шла Иор­дан, дав­но разо­дра­лось и ис­тле­ло, и мне мно­го по­том при­шлось тер­петь и бед­ство­вать и от зноя, ко­гда ме­ня па­ли­ла жа­ра, и от зи­мы, ко­гда я тряс­лась от хо­ло­да. Сколь­ко раз я па­да­ла на зем­лю как мерт­вая. Сколь­ко раз в без­мер­ном бо­ре­нии пре­бы­ва­ла с раз­лич­ны­ми на­па­стя­ми, бе­да­ми и ис­ку­ше­ни­я­ми. Но с то­го вре­ме­ни и до ны­неш­не­го дня си­ла Бо­жия неве­до­мо и мно­го­об­раз­но со­блю­да­ла мою греш­ную ду­шу и сми­рен­ное те­ло. Пи­та­лась и по­кры­ва­лась я гла­го­лом Бо­жи­им, всё со­дер­жа­щим (Втор.8, 3), ибо не о хле­бе еди­ном жив бу­дет че­ло­век, но о вся­ком гла­го­ле Бо­жи­ем (Мф.4, 4; Лк.4, 4), и не име­ю­щие по­кро­ва ка­ме­ни­ем об­ле­кут­ся (Иов.24, 8), ес­ли со­вле­кут­ся гре­хов­но­го оде­я­ния (Кол.3, 9). Как вспо­ми­на­ла, от сколь­ко­го зла и ка­ких гре­хов из­ба­вил ме­ня Гос­подь, в том на­хо­ди­ла я пи­щу неис­то­щи­мую".

Ко­гда ав­ва Зо­си­ма услы­шал, что и от Свя­щен­но­го Пи­са­ния го­во­рит на па­мять свя­тая по­движ­ни­ца – от книг Мо­и­сея и Иова и от псал­мов Да­ви­до­вых, – то­гда спро­сил пре­по­доб­ную: "Где, мать моя, на­учи­лась ты псал­мам и иным Кни­гам?"

Она улыб­ну­лась, вы­слу­шав этот во­прос, и от­ве­ча­ла так: "По­верь мне, че­ло­век Бо­жий, ни еди­но­го не ви­де­ла че­ло­ве­ка, кро­ме те­бя, с тех пор, как пе­ре­шла Иор­дан. Кни­гам и рань­ше ни­ко­гда не учи­лась, ни пе­ния цер­ков­но­го не слы­ша­ла, ни Бо­же­ствен­но­го чте­ния. Раз­ве что Са­мо Сло­во Бо­жие, жи­вое и все­твор­че­ское, учит че­ло­ве­ка вся­ко­му ра­зу­му (Кол.3, 16; 2Пет.1, 21; 1Фес.2, 13). Впро­чем, до­воль­но, уже всю жизнь мою я ис­по­ве­да­ла те­бе, но с че­го на­чи­на­ла, тем и кон­чаю: за­кли­наю те­бя во­пло­ще­ни­ем Бо­га–Сло­ва – мо­лись, свя­той ав­ва, за ме­ня, ве­ли­кую греш­ни­цу.

И еще за­кли­наю те­бя Спа­си­те­лем, Гос­по­дом на­шим Иису­сом Хри­стом – все то, что слы­шал ты от ме­ня, не ска­зы­вай ни еди­но­му до тех пор, по­ка Бог не возь­мет ме­ня от зем­ли. И ис­пол­ни то, о чем я сей­час ска­жу те­бе. Бу­ду­щим го­дом, в Ве­ли­кий пост, не хо­ди за Иор­дан, как ваш ино­че­ский обы­чай по­веле­ва­ет".

Опять уди­вил­ся ав­ва Зо­си­ма, что и чин их мо­на­стыр­ский из­ве­стен свя­той по­движ­ни­це, хо­тя он пред нею не об­мол­вил­ся о том ни од­ним сло­вом.

"Пре­будь же, ав­ва, – про­дол­жа­ла пре­по­доб­ная, – в мо­на­сты­ре. Впро­чем, ес­ли и за­хо­чешь вый­ти из мо­на­сты­ря, ты не смо­жешь... А ко­гда на­сту­пит свя­той Ве­ли­кий чет­верг Тай­ной Ве­че­ри Гос­под­ней, вло­жи в свя­той со­суд Жи­во­тво­ря­ще­го Те­ла и Кро­ви Хри­ста, Бо­га на­ше­го, и при­не­си мне. Жди же ме­ня на той сто­роне Иор­да­на, у края пу­сты­ни, чтобы мне, при­дя, при­ча­стить­ся Свя­тых Та­ин. А ав­ве Иоан­ну, игу­ме­ну ва­шей оби­те­ли, так ска­жи: вни­май се­бе и ста­ду сво­е­му (1Тим.4, 16). Впро­чем, не хо­чу, чтобы ты те­перь ска­зал ему это, но ко­гда ука­жет Гос­подь".

Ска­зав так и ис­про­сив еще раз мо­литв, пре­по­доб­ная по­вер­ну­лась и ушла в глу­би­ну пу­сты­ни.

Весь год ста­рец Зо­си­ма пре­был в мол­ча­нии, ни­ко­му не смея от­крыть яв­лен­ное ему Гос­по­дом, и при­леж­но мо­лил­ся, чтобы Гос­подь спо­до­бил его еще раз уви­деть свя­тую по­движ­ни­цу.

Ко­гда же вновь на­сту­пи­ла пер­вая сед­ми­ца свя­то­го Ве­ли­ко­го по­ста, пре­по­доб­ный Зо­си­ма из-за бо­лез­ни дол­жен был остать­ся в мо­на­сты­ре. То­гда он вспом­нил про­ро­че­ские сло­ва пре­по­доб­ной о том, что не смо­жет вый­ти из мо­на­сты­ря. По про­ше­ствии несколь­ких дней пре­по­доб­ный Зо­си­ма ис­це­лил­ся от неду­га, но все же остал­ся до Страст­ной сед­ми­цы в мо­на­сты­ре.

При­бли­зил­ся день вос­по­ми­на­ния Тай­ной ве­че­ри. То­гда ав­ва Зо­си­ма ис­пол­нил по­ве­лен­ное ему – позд­ним ве­че­ром вы­шел из мо­на­сты­ря к Иор­да­ну и сел на бе­ре­гу в ожи­да­нии. Свя­тая мед­ли­ла, и ав­ва Зо­си­ма мо­лил Бо­га, чтобы Он не ли­шил его встре­чи с по­движ­ни­цей.

На­ко­нец пре­по­доб­ная при­шла и ста­ла по ту сто­ро­ну ре­ки. Ра­ду­ясь, пре­по­доб­ный Зо­си­ма под­нял­ся и сла­вил Бо­га. Ему при­шла мысль: как она смо­жет без лод­ки пе­ре­брать­ся через Иор­дан? Но пре­по­доб­ная, крест­ным зна­ме­ни­ем пе­ре­кре­стив Иор­дан, быст­ро по­шла по во­де. Ко­гда же ста­рец хо­тел по­кло­нить­ся ей, она за­пре­ти­ла ему, крик­нув с се­ре­ди­ны ре­ки: "Что тво­ришь, ав­ва? Ведь ты – иерей, но­си­тель ве­ли­ких Тайн Бо­жи­их".

Пе­рей­дя ре­ку, пре­по­доб­ная ска­за­ла ав­ве Зо­си­ме: "Бла­го­сло­ви, от­че". Он же от­ве­чал ей с тре­пе­том, ужас­нув­шись о див­ном ви­де­нии: "Во­ис­ти­ну нело­жен Бог, обе­щав­ший упо­до­бить Се­бе всех очи­ща­ю­щих­ся, на­сколь­ко это воз­мож­но смерт­ным. Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же наш, по­ка­зав­ше­му мне через свя­тую ра­бу Свою, как да­ле­ко от­стою от ме­ры со­вер­шен­ства".

По­сле это­го пре­по­доб­ная про­си­ла его про­чи­тать "Ве­рую" и "От­че наш". По окон­ча­нии мо­лит­вы она, при­ча­стив­шись Свя­тых Страш­ных Хри­сто­вых Та­ин, про­стер­ла ру­ки к небу и со сле­за­ми и тре­пе­том про­из­нес­ла мо­лит­ву свя­то­го Си­мео­на Бо­го­при­им­ца: "Ныне от­пу­ща­е­ши ра­бу Твою, Вла­ды­ко, по гла­го­лу Тво­е­му с ми­ром, яко ви­де­ста очи мои спа­се­ние Твое".

За­тем вновь пре­по­доб­ная об­ра­ти­лась к стар­цу и ска­за­ла: "Про­сти, ав­ва, еще ис­пол­ни и дру­гое мое же­ла­ние. Иди те­перь в свой мо­на­стырь, а на сле­ду­ю­щий год при­хо­ди к то­му ис­сох­ше­му по­то­ку, где мы пер­вый раз го­во­ри­ли с то­бой". "Ес­ли бы воз­мож­но мне бы­ло, – от­ве­чал ав­ва Зо­си­ма, – непре­стан­но за то­бой хо­дить, чтобы ли­це­зреть твою свя­тость!" Пре­по­доб­ная сно­ва про­си­ла стар­ца: "Мо­лись, Гос­по­да ра­ди, мо­лись за ме­ня и вспо­ми­най мое ока­ян­ство". И, крест­ным зна­ме­ни­ем осе­нив Иор­дан, она, как преж­де, про­шла по во­дам и скры­лась во тьме пу­сты­ни. А ста­рец Зо­си­ма воз­вра­тил­ся в мо­на­стырь в ду­хов­ном ли­ко­ва­нии и тре­пе­те и в од­ном уко­рял се­бя, что не спро­сил име­ни пре­по­доб­ной. Но он на­де­ял­ся на сле­ду­ю­щий год узнать на­ко­нец и ее имя.

Про­шел год, и ав­ва Зо­си­ма сно­ва от­пра­вил­ся в пу­сты­ню. Мо­лясь, он до­шел до ис­с­хо­ше­го по­то­ка, на во­сточ­ной сто­роне ко­то­ро­го уви­дел свя­тую по­движ­ни­цу. Она ле­жа­ла мерт­вая, со сло­жен­ны­ми, как по­до­ба­ет, на гру­ди ру­ка­ми, ли­цом об­ра­щен­ная к Во­сто­ку. Ав­ва Зо­си­ма омыл сле­за­ми ее сто­пы, не дер­зая ка­сать­ся те­ла, дол­го пла­кал над усоп­шей по­движ­ни­цей и стал петь псал­мы, по­до­ба­ю­щие скор­би о кон­чине пра­вед­ных, и чи­тать по­гре­баль­ные мо­лит­вы. Но он со­мне­вал­ся, угод­но ли бу­дет пре­по­доб­ной, ес­ли он по­гре­бет ее. Толь­ко он это по­мыс­лил, как уви­дел, что у гла­вы ее на­чер­та­но: "По­гре­би, ав­ва Зо­си­ма, на этом ме­сте те­ло сми­рен­ной Ма­рии. Воз­дай персть пер­сти. Мо­ли Гос­по­да за ме­ня, пре­став­ль­шу­ю­ся ме­ся­ца ап­ре­ля в пер­вый день, в са­мую ночь спа­си­тель­ных стра­да­ний Хри­сто­вых, по при­ча­ще­нии Бо­же­ствен­ной Тай­ной Ве­че­ри".

Про­чи­тав эту над­пись, ав­ва Зо­си­ма уди­вил­ся сна­ча­ла, кто мог сде­лать ее, ибо са­ма по­движ­ни­ца не зна­ла гра­мо­ты. Но он был рад на­ко­нец узнать ее имя. По­нял ав­ва Зо­си­ма, что пре­по­доб­ная Ма­рия, при­ча­стив­шись Свя­тых Тайн на Иор­дане из его рук, во мгно­ве­ние про­шла свой даль­ний пу­стын­ный путь, ко­то­рым он, Зо­си­ма, ше­ство­вал два­дцать дней, и тот­час ото­шла ко Гос­по­ду.

Про­сла­вив Бо­га и омо­чив сле­за­ми зем­лю и те­ло пре­по­доб­ной Ма­рии, ав­ва Зо­си­ма ска­зал се­бе: "По­ра уже те­бе, ста­рец Зо­си­ма, со­вер­шить по­ве­лен­ное те­бе. Но как су­ме­ешь ты, ока­ян­ный, ис­ко­пать мо­ги­лу, ни­че­го не имея в ру­ках?" Ска­зав это, он уви­дел невда­ле­ке в пу­стыне ле­жав­шее по­вер­жен­ное де­ре­во, взял его и на­чал ко­пать. Но слиш­ком су­ха бы­ла зем­ля, сколь­ко ни ко­пал он, об­ли­ва­ясь по­том, ни­че­го не мог сде­лать. Рас­пря­мив­шись, ав­ва Зо­си­ма уви­дел у те­ла пре­по­доб­ной Ма­рии огром­но­го льва, ко­то­рый ли­зал ее сто­пы. Стар­ца объ­ял страх, но он осе­нил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, ве­руя, что оста­нет­ся невре­дим мо­лит­ва­ми свя­той по­движ­ни­цы. То­гда лев на­чал лас­кать­ся к стар­цу, и ав­ва Зо­си­ма, воз­го­ра­ясь ду­хом, при­ка­зал льву ис­ко­пать мо­ги­лу, чтобы пре­дать зем­ле те­ло свя­той Ма­рии. По его сло­ву лев ла­па­ми ис­ко­пал ров, в ко­то­ром и бы­ло по­гре­бе­но те­ло пре­по­доб­ной. Ис­пол­нив за­ве­щан­ное, каж­дый по­шел сво­ей до­ро­гой: лев – в пу­сты­ню, а ав­ва Зо­си­ма – в мо­на­стырь, бла­го­слов­ляя и хва­ля Хри­ста, Бо­га на­ше­го.

При­дя в оби­тель, ав­ва Зо­си­ма по­ве­дал мо­на­хам и игу­ме­ну, что ви­дел и слы­шал от пре­по­доб­ной Ма­рии. Все ди­ви­лись, слу­шая о ве­ли­чии Бо­жи­ем, и со стра­хом, ве­рой и лю­бо­вью уста­но­ви­ли тво­рить па­мять пре­по­доб­ной Ма­рии и по­чи­тать день ее пре­став­ле­ния. Ав­ва Иоанн, игу­мен оби­те­ли, по сло­ву пре­по­доб­ной с Бо­жи­ей по­мо­щью ис­пра­вил в оби­те­ли то, что над­ле­жа­ло. Ав­ва Зо­си­ма, по­жив еще бо­го­угод­но в том же мо­на­сты­ре и немно­го не до­жив до ста лет, окон­чил здесь свою вре­мен­ную жизнь, пе­рей­дя в жизнь веч­ную.

Так пе­ре­да­ли нам див­ную по­весть о жи­тии пре­по­доб­ной Ма­рии Еги­пет­ской древ­ние по­движ­ни­ки слав­ной оби­те­ли свя­то­го все­х­валь­но­го Пред­те­чи Гос­под­ня Иоан­на, рас­по­ло­жен­ной на Иор­дане. По­весть эта пер­во­на­чаль­но не бы­ла ими за­пи­са­на, но пе­ре­да­ва­лась бла­го­го­вей­но свя­ты­ми стар­ца­ми от на­став­ни­ков к уче­ни­кам.

– Я же, – го­во­рит свя­ти­тель Со­фро­ний, ар­хи­епи­скоп Иеру­са­лим­ский (па­мять 11 мар­та), пер­вый опи­са­тель Жи­тия, – что при­нял в свой че­ред от свя­тых от­цов, все пре­дал пись­мен­ной по­ве­сти.

Бог, тво­ря­щий ве­ли­кие чу­де­са и ве­ли­ки­ми да­ро­ва­ни­я­ми воз­да­ю­щий всем, с ве­рою к Нему об­ра­ща­ю­щим­ся, да воз­на­гра­дит и чи­та­ю­щих, и слу­ша­ю­щих, и пе­ре­дав­ших нам эту по­весть и спо­до­бит нас бла­гой ча­сти с бла­жен­ной Ма­ри­ей Еги­пет­ской и со все­ми свя­ты­ми, Бо­го­мыс­ли­ем и тру­да­ми сво­и­ми уго­див­ши­ми Бо­гу от ве­ка. Да­дим же и мы сла­ву Бо­гу Ца­рю веч­но­му, да и нас спо­до­бит ми­лость об­ре­сти в День Суд­ный о Хри­сте Иису­се, Гос­по­де на­шем, Ему же по­до­ба­ет вся­кая сла­ва, честь, и дер­жа­ва, и по­кло­не­ние со От­цем, и Пре­свя­тым и Жи­во­тво­ря­щим Ду­хом, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков, аминь.

См.: "Жи­тие пре­по­доб­ной ма­те­ри на­шей Ма­рии Еги­пет­ской" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. также: «Св. Мария-египтянка» свт. Филарета Черниговского.

Молитвы

Тропарь преподобной Марии Египетской

глас 8

В тебе́, ма́ти, изве́стно спасе́ся, е́же по о́бразу,/ прии́мши бо крест, после́довала еси́ Христу́/ и, де́ющи учи́ла еси́ презира́ти у́бо плоть, прехо́дит бо,/ прилежа́ти же о души́ ве́щи безсме́ртней.// Те́мже и со А́нгелы сра́дуется, преподо́бная Мари́е, дух твой.

Перевод: В тебе, о мать, достоверно спаслось то, что в нас по образу [Божию]: ибо, приняв крест, ты пошла за Христом и делами своими учила презирать плоть, ибо она прейдет, усердствовать же о душе, вещи бессмертной. Потому и радуется вместе с ангелами, Преподобная Мария, дух твой.

Ин кондак преподобной Марии Египетской

глас 4

Греха́ мглы избежа́вши,/ покая́ния све́том озари́вши твое́ се́рдце, сла́вная,/ пришла́ еси́ ко Христу́,/ Сего́ Всенепоро́чную и святу́ю Ма́терь/ Моли́твенницу ми́лостивную принесла́ еси́./ Отону́дуже и прегреше́ний обрела́ еси́ оставле́ние,// и со А́нгелы при́сно сра́дуешися.

Перевод: Избежав мглы греха, озарив светом покаяния свое сердце, достойная славы, пришла ты ко Христу, Его же Всенепорочную и святую Матерь сделала своей милостивой Молитвенницей. Потому и получила прощение прегрешений и всегда радуешься вместе с Ангелами.

показать все

Кондак преподобной Марии Египетской

глас 3

Блуда́ми пе́рвее преиспо́лнена вся́ческими,/ Христо́ва неве́ста днесь покая́нием яви́ся,/ а́нгельское жи́тельство подража́ющи,/ де́мона креста́ ору́жием погубля́ет.// Сего́ ра́ди Ца́рствия неве́ста яви́лася еси́, Мари́е пресла́вная.

Перевод: Будучи сначала объята всяческим блудом, сейчас ты явилась невестой Христовой через покаяние, подражая ангельской жизни и уничтожая демонов оружием креста. Поэтому ты стала невестой Царствия Небесного, Мария преславная.

Величание преподобной Марии Египетской

Велича́ем тя, преподо́бная ма́ти Мари́е, и чтим святу́ю па́мять твою́, наста́внице мона́хов и собесе́днице А́нгелов.

Молитва преподобной Марии Египетской

О, вели́кая Христо́ва уго́днице преподо́бная Мари́е! На Небеси́ Престо́лу Бо́жию предстоя́щи, на земли́ же ду́хом любве́ с на́ми пребыва́ющи, име́ющи дерзнове́ние ко Го́споду, моли́ спасти́ рабы́ Его́, к тебе́ с любо́вию притека́ющыя. Испроси́ нам у Великоми́лостиваго Влады́ки и Го́спода ве́ры непоро́чное соблюде́ние, градо́в и ве́сей на́ших утвержде́ние, от гла́да и па́губы избавле́ние, скорбя́щым утеше́ние, неду́гующым — исцеле́ние, па́дшим — возста́ние, заблу́ждшим — укрепле́ние, в дела́х благи́х преспе́яние и благослове́ние, сирота́м и вдови́цам — заступле́ние и отше́дшим от сего́ жития́ — ве́чное упокое́ние, всем же нам в день Стра́шного Суда́ одесну́ю страны́ о́бщники бы́ти и блаже́нный глас Судии́ Моего́ услы́шати: прииди́те, благослове́ннии Отца́ Моего́, насле́дуйте угото́ванное вам Ца́рствие от сложе́ния ми́ра, и та́мо пребыва́ния во ве́ки получи́ти. Ами́нь.

Каноны и Акафисты

Канон преподобной Марии Египетской

глас 4

Песнь 1

Ирмос: Моря чермную пучину невлажными стопами древний пешешествовав Израиль, крестообразныма Моисеовыма рукама Амаликову силу в пустыни победил есть.

Скверну прегрешений очисти смиренныя моея души, Твоею милостию, Христе, мглу и омрачение страстей отжени молитвами преподобныя Твоея.

Страстьми плотскими осквернивши душевное благородие, воздержанием паки, о, честная, твой ум просветила еси, тучами слез твоих душу уяснивши.

Египта страстей избегла еси, яко от греховна источника, и, фараона избавльшися лютаго осквернения, безстрастия ныне землю наследовала еси, и со Ангелы ликуеши присно.

Богородичен: Зрящи Твою икону, Владычице, Богородительнице Чистая, и рождшагося Слова от Твоея пречистыя, Дево, утробы, и поручницу Тя к Сему тепле просит преславная.

Песнь 3

Ирмос: Веселится о Тебе Церковь Твоя, Христе, зовущи: Ты моя крепость, Господи, и прибежище, и утверждение.

Возсмердешася душевныя и согнишася твоя раны, но источником слез твоих сия омыла еси тепле.

Побеждени быша тобою демонстии полцы, и страстная взыграния слезами уранила еси.

Яко утренний облак и якоже капля, каплющи, была еси всем, проливающи воды покаяния спасительнаго.

Богородичен: Тя Предстательницу, Чистая, и спасение, и крепость имущи, Креста святаго древу, честная, поклонися.

Кондак, глас 3

Блудами первее преисполнена всяческими, Христова невеста днесь покаянием явися, ангельское жительство подражающи, демона креста оружием погубляет. Сего ради Царствия невеста явилася еси, Марие преславная.

Седален, глас 8

Взыграния вся плотская обуздавши болезньми постническими, мужественное показала еси души твоея мудрование, Креста бо возжелевши образ видети, себе, приснопамятная, миру распяла еси, отонудуже и к ревности жития непорочнаго усердно воздвигла еси себе, всеблаженная, Марие преславная. Моли Христа Бога грехов оставление подати чествующим любовию святую память твою.

Песнь 4

Ирмос: Вознесена Тя видевши Церковь на Кресте, Солнце Праведное, ста в чине своем, достойно взывающи: слава силе Твоей, Господи.

Удалилася еси, бежавши, сущих в мире и сладких всех, едина же Единому чисто приобщилася еси крайним воздержанием и терпением дел твоих.

Телесная движения и разжжения воздержанием поистинне изсушила еси, отонудуже душу украсила еси, Марие всеславная, Божественными видении и детельми.

Добродетельною твоею силою, слезами и постом крайним, молитвою же и варом, зимою и наготою приятелище была еси Святаго Духа честно.

Богородичен: К Твоей иконе прибегши, и из Тебе Рожденнаго, Марие Дево, Тобою ныне обрете жизнь безсмертную, в раи ликующи.

Песнь 5

Ирмос: Ты, Господи, мой свет в мир пришел еси, Свет Святый, обращаяй из мрачна неведения верою воспевающия Тя.

В след Христа последовала еси, радующися, носящи крест свой на раме, Марие, и демоны уранила еси.

Показала еси нам покаяния лечбу, показала еси и стезю, ведущую паки к жизни негиблющей.

Ты буди ми, честная, заступница непобедима и избави страстей мя, болезни же всякия мольбами твоими ко Господу.

Богородичен: На Твою, Владычице Чистая, икону взираше, Тебе всегда молящися, страстей нападания преподобная посрамляше.

Песнь 6

Ирмос: Пожру Ти со гласом хваления, Господи, Церковь вопиет Ти, от бесовския крове очищшися ради милости от ребр Твоих истекшею Кровию.

Потом греховную скверну омыла еси, к нетленней же славе твоею мыслию смотряющи, ныне обрела еси благоплодие болезнем твоим, славная.

Всем грешником, Марие, житие твое образ показася, безмерно согрешившим, в житии востати и скверну очистити слезами.

Ущедри смиренную мою душу, Человеколюбче, юже оскверних, дея нечистая хотения плоти моея, но Ты мя преподобныя молитвами помилуй.

Богородичен: Всею твоею душею и сердцем возлюбила еси от Девы рожденнаго Бога Слова, Живаго и воплощенна, глас тебе, преподобная, принесша.

Кондак, глас 4

Греха мглы избежавши, покаяния светом озаривши твое сердце, славная, пришла еси ко Христу, Сего Всенепорочную и святую Матерь Молитвенницу милостивную принесла еси. Отонудуже и прегрешений обрела еси оставление и со Ангелы присно срадуешися.

Икос

Змия, древле во Едеме запеншаго Еве прелестию древа, низвергла еси в ров Древом Крестным, славная Марие, и, отбегши сласти, чистоты возжелела еси, отонудуже и с девами сподобилася еси внутрь чертога внити твоего Владыки, с сими насладитися достойно. Того убо прилежно моли, яко да многих грехов разрешение подаст и Своея жизни нас сподобит со Ангелы присно радоватися.

Песнь 7

Ирмос: В пещи Авраамстии отроцы персидстей, любовию благочестия паче, нежели пламенем опаляеми, взываху: благословен еси в храме славы Твоея, Господи.

Скорбную и тесную шествовавши стезю яве, добротою добродетелей уяснивши душу, Небесную достигла еси жизнь некончаемую, идеже Свет безконечный есть Христос.

Яже в мире поправши временная вся, ныне ликуеши со всеми воинствы Ангельскими, воспевающи: благословен еси в храме славы Твоея, Господи.

Коварства вражия и оружия оскудеша вся крепким постом и молитвою твоею, преподобная, и слезами, и ныне убо отгонятся и страстей настояния, Марие честная.

Богородичен: Неискусобрачно яже Бога безплотна порождши воистину и Дева пребывши поистинне, Твоею силою, Всечестная, отгнала еси страстей и демонов воинства.

Песнь 8

Ирмос: Руце распростер, Даниил львов зияния в рове затче: огненную же силу угасиша, добродетелию препоясавшеся, благочестия рачители отроцы, взывающе: благословите, вся дела Господня, Господа.

Весь сиянием добродетелей озаривши ум, Марие славная, Богу беседовавши, плоть бо истнивши постом многим и помыслом благочестивым, пела еси, радующися: благословите, вся дела Господня, Господа.

Креста знамением себе оградивши, Иорданския ногами немокренными твоими воды преплывши, Марие, верно и Небеснаго Христа, Телу и Крови Его, причащшися, — ныне отпущаеши рабу Твою, — рекла еси.

Священник Божественный Зосима, таинник благодати, быстрину яко виде тя Иорданскую, славная, прешедшу немокренными ногами, страхом и трепетом одержимь быв, радуяся, пояше: благословите, вся дела Господня, Господа.

Богородичен: Тобою, Пренескверная, тлю и скверну всю оттрясе, и облечеся, Владычице, в ризу безсмертну, и Тобою Твоему Сыну преподобная вопияше: благословите, вся дела Господня, Господа.

Песнь 9

Ирмос: Камень нерукосечный от несекомыя горы, Тебе, Дево, краеугольный отсечеся, Христос, совокупивый разстоящаяся естества, тем, веселящеся, Тя, Богородице, величаем.

Ныне нетленною и Божественною воистину пищею насыщаема и Светом наслаждающися мысленным и Невечерним в Небесных селех, идеже Ангельстии чини о нас Бога молят.

Славы текущия и тленныя же возгнушавшися, Марие, славу и жизнь наследовала еси блаженную. Христа моли о совершающих твою всесвятую память всегда.

Виждь мою скорбь, преподобная, и стенание сердца, виждь тесноту жизни моея, спаси мя от греха моего и душу мою ущедри твоими ходатайствы ко Господу.

Богородичен: Владычице Чистая Богородице, грешников спасение, приими мольбу сию, избави мя от грех моих, Твоему Сыну прибегающа, молитвами преподобныя Твоея.

Светилен

Образ покаяния нам дадеся, Марие, твоим бо теплым умилением возврати побеждение, Заступницу стяжавши Богородицу Марию, с Неюже о нас помолися.

Акафист преподобной Марии Египетской

Преподобная Мари́я Египетская

Текст утвержден Священным Синодом
Русской Православной Церкви
28 декабря 2018 года (журнал № 127)

Кондак 1

Избра́нней от Го́спода во о́браз спасе́ния всем гре́шным и отча́янным, из глубины́ греха́ восте́кшей на высоту́ безстра́стия, похва́льная пе́ния прино́сим ти, ма́ти преподо́бная, ты же, я́ко иму́щи дерзнове́ние к Ще́дрому Бо́гу, моли́твами твои́ми наста́ви на стезю́ покая́ния любо́вию тебе зову́щих: Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Икос 1

А́нгела во пло́ти узре́в тя в пусты́ни Иорда́нской вели́кий Зоси́ма, на возду́се стоя́щую и о ми́ре моля́щуюся, со удивле́нием и у́жасом одержи́мь весь тре́петом быв, со слеза́ми вопия́ше тебе́ такова́я:

Ра́дуйся, благода́ти и све́та испо́лненная;

ра́дуйся, прозре́ния да́ром украше́нная.

Ра́дуйся, в моли́тве твое́й на возду́се стоя́щая;

ра́дуйся, пусты́нное сокро́вище, от ми́ра утае́нное.

Ра́дуйся, безпло́тных собесе́днице;

ра́дуйся, Ду́ха Свята́го селе́ние.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 2

Ви́дящи ста́рца благогове́йнаго, у́жаса испо́лнена, ти́хим гла́сом рекла́ еси́ тому́, преподо́бная: «Не бо́йся, а́вво Зоси́мо, несмь дух, но земля́, прах и пе́пел, и вся́чески плоть, ничто́же духо́вное когда́ помы́слившая и ни еди́ныя доброде́тели иму́щая. Жена́ есмь гре́шница, недосто́йная взира́ти на не́бо, и со стра́хом гре́шными усты́ зову́ Бо́гу: Аллилу́иа».

Икос 2

Разуме́ти ища́ ди́вную та́йну, в тебе́ сокрове́нную, ста́рец паде́ пред нога́ма твои́ма, глаго́ля: «Заклина́ю тя и́менем Го́спода на́шего Иису́са Христа́, Его́же ра́ди наготу́ но́сиши сию́, не скры́й от мене́ жития́ твоего́, да вели́чия Бо́жия я́ве сотвори́ши». С ни́мже и мы дерза́ем ублажа́ти тя си́це:

Ра́дуйся, смире́ния све́тлая высото́;

ра́дуйся, дарова́ний духо́вных бога́тство неисчерпа́емое.

Ра́дуйся, любве́ ра́ди Бо́жия те́ло свое́ умерщвля́вшая;

ра́дуйся, в пусты́ни непрохо́дней еди́на с еди́ным Бо́гом пребыва́вшая.

Ра́дуйся, ра́йскою красото́ю сия́ющая;

ра́дуйся, безстра́стия све́том озаре́нная.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 3

«Си́лою Вы́шняго укрепля́ема, испове́м ти, челове́че Бо́жий, грехи́ и беззако́ния моя́, — отвеща́ла еси́ Зоси́ме, — стыжду́ся, о́тче, прости́ мя, но поне́же те́ло мое́ на́го вид́ел еси, обнажу́ ти и дела́ моя́, оба́че молю́ тя пе́рвее: не бежи́ от мене́, не терпя́ слы́шати безме́стная, я́же аз содея́х; но, милосе́рдствуя о мне, моли́ся за мя, блу́дную, и Бо́гу, не возгнуша́вшемуся мно́ю, зови́: Аллилу́иа».

Икос 3

«Име́я милосе́рдие неизрече́нное, с мытари́ и гре́шники вечеря́вый, Той и мне, во глубину́ поги́бели па́дшей, простре́ ру́ку Свою́ Боже́ственную, егда́ бо возжела́х аз вни́ти в хра́м Госпо́день, не́кая си́ла возбра́ни ми вход, се́рдца же моего́ косну́выйся свет ра́зума, показа́ ми ти́ну дел мои́х; и нача́х пла́катися о гресе́х, в пе́рси бию́щи и го́рько рыда́ющи», — си́це рекла́ еси́, Мари́е, мы же, покая́нию твоему́ дивя́щеся, пе́ние прино́сим ти таково́е:

Ра́дуйся, я́ко но́щи преше́дшей возсия́ ти заря́ спасе́ния;

ра́дуйся, я́ко глас Христо́в призва́ овча́ заблу́ждшее от де́брей греха́.

Ра́дуйся, я́ко сле́зными то́ки омы́ла еси́ вся твоя́ скве́рны;

ра́дуйся, я́ко слеза́ми твои́ми очи́стила еси́ одея́ние души́ твоея́.

Ра́дуйся, я́ко Оте́ц щедро́т объя́тия Своея́ любве́ тебе́ отве́рзе;

ра́дуйся, я́ко Ве́дый твоя́ та́йная рукописа́ния грехо́в твои́х раздра́.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 4

Бу́рею ско́рбных помысло́в одержи́ма, узре́ла еси́ ико́ну Пречи́стыя Богома́тери и, стеня́щи, воззва́ла еси́ к Ней: «Повели́, о Влады́чице, да и мне, недосто́йней, отве́рзутся боже́ственнии вхо́ди, и бу́ди ми Пору́чница, да узре́вши Крест Сы́на Твоего́, ми́ра и я́же в ми́ре всего́ отве́ргуся и изы́ду, а́може повели́ши мне, зову́щи Бо́гу: Аллилу́иа».

Икос 4

Слы́шавши глас, издале́ча глаго́лющ: «А́ще Иорда́н пре́йдеши, добр поко́й обря́щеши», на коле́на па́дши пред Присноде́вою, рекла́ еси́: «О Влады́чице! Не гнуша́ется де́вственная чистота́ Твоя́ моея́ недосто́йныя моли́твы, бу́ди ми спасе́ния Учи́тельница, руково́дствующая на путь покая́ния!» Те́мже у́бо А́нгели Бо́жии, напису́юще испове́дание твое́, возглаша́ху тебе́ в той час сицева́я:

Ра́дуйся, от тьмы греха́ к чи́стому све́ту покая́ния преше́дшая;

ра́дуйся, неи́стовство страсте́й и нечистоту́ плотску́ю отри́нувшая.

Ра́дуйся, тя́жкое бре́мя сту́дныя рабо́ты диа́воли отве́ргшая;

ра́дуйся, благо́е и ле́гкое и́го Христо́во подъе́мшая.

Ра́дуйся, от сме́рти грехо́вныя к ве́чному животу́ возста́вшая;

ра́дуйся, от врат поги́бели ко врато́м рая́ восше́дшая.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 5

Богосве́тлыми луча́ми благода́ти просвеща́ет тя Пресвята́я Де́ва, Та бо Спору́чница гре́шных к Бо́гу су́щи, отверза́ет тебе́ две́ри милосе́рдия Бо́жия и врата́ хра́ма свята́го, во́ньже вше́дши, со мно́гими слеза́ми поклони́лася еси́ Живоно́сному Дре́ву, и́мже мир спасе́н бысть, и распе́ншемуся Го́споду, Кро́вь Свою́ за твое́ избавле́ние излия́вшему, благода́рственно воспе́ла еси́: Аллилу́иа.

Икос 5

Ви́девши та́йны Бо́жия и ка́ко Той гото́в есть приима́ти ка́ющихся, всехва́льная Мари́е, воззва́ла еси́ всем се́рдцем: «Влады́чице Богоро́дице! Не оста́ви мене́!» — и устреми́лася еси́ в пусты́ню об он пол Иорда́на, мы же, почита́юще бе́гство твое́, срета́ем тя пе́нии си́ми:

Ра́дуйся, я́ко всепроща́ющею любо́вию Спа́са ура́нися се́рдце твое́;

ра́дуйся, я́ко сокро́вище благода́ти, тобо́ю прия́тое, потща́лася еси́ сокры́ти в пусты́ни.

Ра́дуйся, я́ко ми́ра грехо́вныя сла́дости скороте́чно отбе́гла еси́;

ра́дуйся, я́ко невозвра́тное ше́ствие твое́ к небе́сным на всяк день ускоря́ла еси́.

Ра́дуйся, я́ко ре́вностный исхо́д твой де́моны опали́;

ра́дуйся, я́ко вселе́ние твое́ в ско́рбную пусты́ню Небеса́ возвесели́.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 6

Пропове́дуеши всем па́дшим и отча́янным, всечестна́я, Бо́жие человеколю́бие, и явля́еши си́лу покая́ния, я́же гре́шную ду́шу омыва́ет, очища́ет, светли́т, и возво́дит горе́, и весе́лие твори́т А́нгелом Бо́жиим, с ни́миже и мы бре́нными усты́ зове́м: Аллилу́иа.

Икос 6

Возсия́ ми́рови от пусты́ни Иорда́нския свет вели́ких по́двигов твои́х, Мари́е присносла́вная, мно́гая бо ле́та, а́ки адама́нт тверд и столп непоколеби́мь пребыла́ еси́, я́ко со зверьми́ лю́тыми, с похотьми́ твои́ми борю́щися и ору́жием Креста́ отража́ющи разжже́нныя стре́лы лука́ваго. Сего́ ра́ди дивя́щеся преесте́ственному терпе́нию твоему́, любо́вию зове́м ти:

Ра́дуйся, я́ко злострада́ния труд в пусты́ни четы́редесять и осмь лет понесла́ еси́;

ра́дуйся, я́ко опале́ние со́лнечное и мраз нощны́й в наготе́ долготерпе́ла еси́.

Ра́дуйся, гла́дом и жа́ждею изможда́емая;

ра́дуйся, покро́вом Богоро́дицы от сме́рти охраня́емая.

Ра́дуйся, я́ко в борьбе́ со грехо́м, в тебе́ живу́щим, до кро́ве подвиза́лася еси.

ра́дуйся, я́ко вся́кое пожела́ние пло́ти коне́чне умертви́ла еси́.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 7

Хотя́ препя́тие сотвори́ти твоему́ све́тлому к Небеси́ ше́ствию, всеблаже́нная, иско́нный враг ро́да челове́ческаго не престая́ше влага́ти ти по́мыслы нечи́стыя, огнь грехо́вный в удесе́х твои́х разжиза́я и приводя́ тебе́ на па́мять о́бразы пре́жняго жития́ твоего́. Ты же, многострада́льная, поверга́лася еси́ на зе́млю, слеза́ми ороша́ющи ю и призыва́ющи в по́мощь Присноде́ву, и не востава́ла еси́ от земли́, до́ндеже сла́дкий свет осиява́ше тя, воздвиза́я благода́рственно пе́ти Бо́гу: Аллилу́иа.

Икос 7

Но́вый челове́к, по Бо́зе созда́нный, яви́лася еси́, преподо́бная, умертви́вши бо всеконе́чне ве́тхаго челове́ка, во Христа́ облекла́ся еси́, всечу́дная, за седмьна́десять лет безчи́сленныя беды́ постра́давши. О сем у́бо Зоси́ме рекла́ еси́: «Отто́ле же и до днесь си́ла Бо́жия гре́шную мою́ ду́шу и те́ло смире́нное соблюде́». Приими́ у́бо и от нас, недосто́йных, похвалы́ сицевы́я:

Ра́дуйся, я́ко умертви́ла еси́ страсте́й взыгра́ния;

ра́дуйся, я́ко победи́ла еси́ и са́мое естество́.

Ра́дуйся, я́ко очи́стила еси́ ду́шу и плоть твою́ от вся́каго греха́;

ра́дуйся, я́ко в хра́мине всели́ся Госпо́дь.

Ра́дуйся, я́ко облекла́ся еси́ в оде́жду весе́лия духо́внаго;

ра́дуйся, я́ко вошла́ еси́ в ве́чный поко́й Сы́на Бо́жия.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 8

Стра́нное и пресла́вное изме́нение твое́, преподо́бная, ви́дяще, де́монов те́мныя полцы́ го́рько рыда́ху, вся же Си́лы Небе́сныя ра́достию игра́юще, песнь Христу́ воспева́ху, прославля́юще Бо́жие милосе́рдие, грехми́ людски́ми неодоли́мое, ве́лиим гла́сом зову́ще: Аллилу́иа.

Икос 8

Вся была́ еси́ в Бо́зе, Мари́е всебога́тая, егда́ Зоси́ма, обходя́ пусты́ню, ви́дети тя сподо́бися. «Заклина́ю тя, о́тче, Спаси́телем Бо́гом, да никому́же рече́ши, я́же слы́шал еси́ от мене́, до́ндеже Бог от земли́ во́змет мя, — запове́дала еси́ тому́. — Ны́не с ми́ром отыди́, в посте́ же гряду́щаго ле́та причасти́ мя Святы́х Христо́вых Та́ин на бре́зе Иорда́нстем». Сия́ ре́кши, а́ки го́рлица пустыннолюби́вая и неудержи́мая, от о́чию ста́рца скры́лася еси́, той же поклони́ся до земли́ и, облобы́зав ме́сто, иде́же стоя́сте но́зе твои́, воззва́ такова́я:

Ра́дуйся, я́ко студа́ грехо́внаго обнажи́лася еси́;

ра́дуйся, я́ко па́че сне́га убели́лася еси́;

Ра́дуйся, я́ко омраче́ние стра́стное препобеди́ла еси́;

ра́дуйся, я́ко па́че луче́й со́лнечных просвети́лася еси́.

Ра́дуйся, пе́рвее блудни́ца, ны́не же неве́ста Христо́ва;

ра́дуйся, я́ко вси греси́ твои́ проще́ни суть у Бо́га.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 9

«Всяк по́мысл и ум ужаса́ют боле́зни твоя, всехва́льная, ка́ко труд пусты́ни любве́ ра́ди Бо́жия прете́рпела еси́, — взыва́ше превели́кий во отце́х Зоси́ма, рыда́я. — О, ма́ти духо́вная! Ты Бо́гу прибли́зилася еси́, хоте́л бых, а́ще бы мо́щно ми бы́ло, во след тебе́ ходи́ти, и зре́ти честно́е лице́ твое́, и ку́пно с тобо́ю немо́лчно пе́ти: Аллилу́иа».

Икос 9

Вети́йство земноро́дных не довле́ет к досто́йному похвале́нию твои́х по́двигов, всечестна́я. Кто же дово́лен изрещи́ сле́зныя то́ки, я́же пролия́ла еси́ в моли́твах к Бо́гу, кто боле́зни твоя́ изочте́т, кто испове́сть всено́щная бде́ния, боре́ния и тесноту́ жития́ твоего́? Пусты́ню всю чудесы́ просвети́вши, я́ко со́лнце, просия́ла еси́, всечу́дная, тем у́бо мо́лим тя: озари́ луча́ми све́та твоего́ сердца́ на́ша и испроси́ оставле́ние грехо́в всем вопию́щим тебе́ такова́я:

Ра́дуйся, помраче́нный о́браз Бо́жий в све́тлости вели́цей в себе́ возобрази́вшая;

ра́дуйся, смра́да греха́ избе́гши, небе́сными арома́ты благоуха́ющая.

Ра́дуйся, звезда́ми чуде́с украше́нная;

ра́дуйся, луча́ми доброде́телей сия́ющая.

Ра́дуйся, вели́чия Бо́жия всем конце́м земли́ благовеству́ющая;

ра́дуйся, не́бо и зе́млю к пе́нию сла́вы Го́спода твоего́ призыва́ющая.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 10

Спаси́теля Бо́га Животворя́щия Те́ло и Кровь взе́м, в день та́инственныя Христо́вы Ве́чери а́вва Зоси́ма по завеща́нию твоему́, преподо́бная ма́ти, в ве́чер зело́ по́зден изы́де на брег Иорда́на, неукло́нно в пусты́ню лу́нным све́том осиява́емую, зря и моля́ся к Бо́гу, глаго́лаше: «Покажи́ ми, Го́споди, сокро́вище Твое́, е́же в пусты́ни сокры́л еси́! Покажи́ ми а́нгела во пло́ти, да не оты́ду тощ, нося́ моя́ грехи́ на обличе́ние, но да ра́дуяся, зову́ Тебе́: Аллилу́иа».

Икос 10

Сте́ну непрохо́дну мы́сляше ста́рец бы́ти Иорда́н ре́ку между́ ним и тобо́ю, преподо́бная; оба́че ты, ста́вши на бре́зе да́льнем, зна́мением кре́стным Иорда́н осени́ла еси́ и с моли́твою пошла́ еси́ по воде́, а́ки по су́ху. Зоси́ма же, ви́дев тя, гряду́щу по вода́м Иорда́нским, ужасе́ся и ра́достне вопия́ше тебе́:

Ра́дуйся, го́рняго рая́ Бо́жия обита́тельнице;

ра́дуйся, я́ко тварь повину́ется веле́нию твоему́.

Ра́дуйся, я́ко Иорда́н тебе́ слу́жит;

ра́дуйся, я́ко луна́ и зве́зды дивя́тся святы́не твое́й.

Ра́дуйся, си́лы Бо́жия ди́вное проявле́ние;

ра́дуйся, Бо́га Жива́го хра́ме одушевле́нный.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 11

«Пе́ние подоба́ет тебе́ приноси́ти Всемогу́щему Бо́гу, а́вво, — рекла́ еси́ тому́, по воде́ ше́ствующи. — Что твори́ши, свяще́нник сый, ка́ко хо́щеши кла́нятися мне, убо́зей, сам нося́й стра́шныя Та́йны Христа́ Бо́га! И́мже ве́рою и лю́бовию покланя́ющися, прах и земля́ су́щи, со стра́хом зову́: Аллилу́иа».

Икос 11

Све́том небе́сным блистающи́ся, причасти́лася еси́ Боже́ственных Та́ин и ра́дости преми́рныя испо́лнившися и на не́бо ру́це возде́вши, рекла́ еси́: «Ны́не отпуща́еши рабу́ Твою́, Влады́ко!» Обра́щшися же к ста́рцу, веща́ла еси́: «О, а́вво Зоси́мо! В гряду́щее ле́то у́зриши мя па́ки в пусты́ни, я́коже хо́щет Госпо́дь. Моли́ Его́ о мне, о́тче мой, моли́, помина́я всегда́ мое́ окая́нство». И па́ки Иорда́н зна́менавши, прешла́ еси́ верху́ воды́, ста́рец же, не сме́я надо́лзе держа́ти тя, стеня́ и рыда́я, взыва́ше во след тебе́ такова́я:

Ра́дуйся, ме́ртвость Го́спода Иису́са в те́ле нося́щая;

ра́дуйся, Воскресе́ния Его́ сла́вою сия́ющая.

Ра́дуйся, благода́тию, я́ко ри́зою све́та, облече́нная;

ра́дуйся, светоза́рная оби́тель Всесвяты́я Тро́ицы.

Ра́дуйся, я́ко си́лы а́довы ужаса́ются и тре́пещут сла́вы твоея́;

ра́дуйся, я́ко А́нгели Бо́жии дивя́тся чистоте́ твое́й.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 12

Благода́тию Боже́ственною окриля́ема, во един час долготу́ пусты́ни прешла́ еси́ и в нощь спаси́тельныя Христо́вы Стра́сти, по причаще́нии Боже́ственныя Та́йныя Ве́чери, сном святы́м усну́ла еси́, о ми́ре моля́щися, и дух твой Го́споду предала́ еси́, Ему́же со а́нгелы в неисповеди́мей ра́дости зове́ши ны́не: Аллилу́иа.

Икос 12

Поя́ надгро́бное пе́ние, богому́дрый Зоси́ма но́зе твои́ честне́и слеза́ми омыва́ше, и мно́го моли́вся, покры́ те́ло твое́ земле́ю, на́го су́щее и ничто́же иму́щее, то́чию ве́тхую ма́нтию, ю́же испе́рва тебе́ даде́, ра́достию и стра́хом мно́гим одержи́мь, вели́чию Бо́жию дивя́ся, стоя́ше, зовы́й к тебе́ такова́я:

Ра́дуйся, я́ко, ча́до све́та су́щи, прешла́ еси́ к Све́ту невече́рнему;

ра́дуйся, я́ко дух твой с весе́лием прия́ша со́нмы святы́х.

Ра́дуйся, я́ко те́ло твое́ упоко́ися в во гро́бе, и́же лев от пусты́ни тебе́ ископа́;

ра́дуйся, я́ко тобо́ю показа́ нам Госпо́дь, коли́ко отстои́м от ме́ры соверше́нства.

Ра́дуйся, по́стников высото́ и преподо́бных сла́во;

ра́дуйся, о всем ми́ре к Бо́гу хода́таице.

Ра́дуйся, чу́до милосе́рдия Бо́жия, Мари́е равноа́нгельная.

Кондак 13

О, преподо́бная ма́ти, богоблаже́нная Мари́е! Приими́ от нас ны́не приноси́мое тебе́ моле́ние и, Све́ту непристу́пному предстоя́щи, моли́ся Всеще́дрому Бо́гу, да по вели́цей ми́лости Свое́й, низпо́слет светоза́рную благода́ть покая́ния всем нам, заблу́ждшим ча́дом Небе́снаго Отца́, да, от греха́ к оте́ческому до́му восте́кше, в ра́йских селе́ниих сподо́бимся вку́пе с тобо́ю во ве́ки благода́рственно пе́ти Ему́: Аллилу́иа.

Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос «Ангела во плоти…» и 1-й кондак «Избранной от Господа …».

Молитва

О, вели́кая Христо́ва уго́днице, преподо́бная ма́ти Мари́е! На Небеси́ Престо́лу Бо́жию предстоя́щи, на земли́ же ду́хом любве́ с на́ми пребыва́ющи, иму́щи дерзнове́ние ко Го́споду, моли́ спасти́ рабы́ Его́, к тебе́ с любо́вию притека́ющия. Испроси́ нам у Многоми́лостиваго Влады́ки и Го́спода на́шего ве́ры непоро́чное соблюде́ние, градо́в и весей на́ших утвержде́ние, от гла́да и па́губы избавле́ние, скорбя́щим утеше́ние, неду́гующим исцеле́ние, па́дшим возста́ние, заблу́ждшим вразумле́ние, в де́лех благи́х преспе́яние и благослове́ние, сирота́м и вдови́цам заступле́ние и отше́дшим от сего́ жития́ ве́чное упокое́ние. Бу́ди кре́пкая хода́таица, ди́вная ма́ти Мари́е, во е́же всем нам в день Стра́шнаго Суда́ десны́я страны́ о́бщники бы́ти и блаже́нный глас Судии́ ми́ра услы́шати: прииди́те, благослове́ннии Отца́ Моего́, насле́дуйте угото́ванное вам Ца́рствие от сложе́ния ми́ра. Ами́нь.

Случайный тест

(27 голосов: 4.96 из 5)