Святитель Амвросий Медиоланский: епископ, который умел спорить

От­но­ше­ния с го­су­дар­ством — од­на из са­мых важ­ных про­блем в ис­то­рии Церк­ви. С мо­мен­та за­рож­де­ния хри­сти­ан­ства от­вет на этот во­прос за­но­во ищет прак­ти­че­ски каж­дое по­ко­ле­ние ве­ру­ю­щих. Но сре­ди хри­сти­ан­ских свя­тых был че­ло­век, су­мев­ший с по­мо­щью лич­но­го ав­то­ри­те­та со­здать но­вую мо­дель от­но­ше­ний меж­ду Ри­мом и хри­сти­а­на­ми, ко­то­рая при­ве­ла к кру­ше­нию язы­че­ской ре­ли­гии и фак­ти­че­ски ста­ла од­ним из пред­вест­ни­ков кон­ца рим­ской ци­ви­ли­за­ции. Па­мять свя­ти­те­ля Ам­вро­сия Ме­дио­лан­ско­го празд­ну­ет­ся Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью 20 де­каб­ря.

Из­бран­ный уста­ми мла­ден­ца

Его зва­ли Ам­вро­сий, и он смог успеш­но со­еди­нить в се­бе клас­си­че­ское рим­ское ми­ро­воз­зре­ние с хри­сти­ан­ством. Он стал зри­мым до­ка­за­тель­ством то­го, что знат­ный рим­ля­нин мо­жет ве­рить во Хри­ста, а но­вая ве­ра не про­ти­во­ре­чит тра­ди­ци­он­ным рим­ским доб­ро­де­те­лям. Он ро­дил­ся око­ло 340 го­да, а умер в 397-м, про­жив все­го 57 лет, но за эти го­ды он смог из­ме­нить и Цер­ковь, и им­пе­рию. В мо­ло­до­сти он был адво­ка­том, а за­тем стал пре­фек­том в Се­вер­ной Ита­лии, то есть вто­рым че­ло­ве­ком по зна­чи­мо­сти по­сле им­пе­ра­то­ра, не счи­тая дру­гих пре­фек­тов. Его ре­зи­ден­ция на­хо­ди­лось в Ме­дио­лане (ны­неш­ний Ми­лан) — вто­ром по зна­че­нию го­ро­де в им­пе­рии по­сле Ри­ма. На по­сту пре­фек­та Ам­вро­сий от­ли­чал­ся спра­вед­ли­во­стью и стро­гим со­блю­де­ни­ем за­ко­на, а по­то­му в 374 го­ду его на­зна­чи­ли ар­бит­ром в спо­ре меж­ду ари­а­на­ми и пра­во­слав­ны­ми, по­свя­щен­ном из­бра­нию но­во­го епи­ско­па Ме­дио­ла­на.

В кон­це IV ве­ка эта долж­ность бы­ла крайне же­лан­ной. По­сле то­го как Кон­стан­тин Ве­ли­кий сде­лал хри­сти­ан­ство спер­ва доз­во­лен­ной, а за­тем и пред­по­чи­та­е­мой ре­ли­ги­ей, в Цер­ковь хлы­нул по­ток но­вых ве­ру­ю­щих и де­нег. Совре­мен­ник Ам­вро­сия рим­ский ис­то­рик Ам­ми­ан Мар­цел­лин опи­сы­ва­ет кро­ва­вую бой­ню при вы­бо­ре епи­ско­па в Ри­ме в 369 го­ду: «Да­мас и Ур­син го­ре­ли жаж­дой за­хва­тить епи­скоп­ское ме­сто. Пар­тии раз­де­ли­лись, и борь­ба до­хо­ди­ла до кро­во­про­лит­ных схва­ток и смерт­но­го боя меж­ду при­вер­жен­ца­ми то­го и дру­го­го… В этом со­стя­за­нии по­бе­дил Да­мас — бла­го­да­ря уси­ли­ям сто­яв­шей за него пар­тии. В ба­зи­ли­ке Си­ци­ни­на, где со­вер­ша­ют­ся сход­ки хри­сти­ан, в один день бы­ло по­до­бра­но 137 тру­пов уби­тых лю­дей, а про­сто­на­ро­дье, дол­го пре­бы­вав­шее в озве­ре­нии, лишь ис­под­воль и ма­ло-по­ма­лу ути­хо­ми­ри­лось».

По­доб­ное кро­во­про­ли­тие мог­ло про­изой­ти и в Ме­дио­лане, а по­то­му доб­ро­со­вест­ный пре­фект при­шел в ба­зи­ли­ку, где про­ис­хо­ди­ли вы­бо­ры, чтобы ути­хо­ми­рить тол­пу. Ам­вро­сий с ка­фед­ры стал при­зы­вать лю­дей к по­ряд­ку, и в это вре­мя в хра­ме три­жды раз­дал­ся дет­ский го­лос: «Ам­вро­сий — епи­скоп». Это по­счи­та­ли зна­ком свы­ше, и, хо­тя кан­ди­дат не был да­же кре­щен и пред­по­чел спа­стись бег­ством из го­ро­да, через неко­то­рое вре­мя Ам­вро­сий был кре­щен и по­став­лен в епи­ско­пы.

С это­го мо­мен­та на­чи­на­ет­ся но­вый этап жиз­ни быв­ше­го рим­ско­го пре­фек­та. Ам­вро­сий усерд­но учит­ся: изу­ча­ет Свя­щен­ное Пи­са­ние и от­цов Церк­ви, а за­тем на­чи­на­ет го­во­рить про­по­ве­ди, в ко­то­рых срав­ни­ва­ет биб­лей­ские тек­сты с со­кро­ви­ща­ми рим­ской и гре­че­ской фило­со­фии, ли­те­ра­ту­ры и ис­то­рии. По мне­нию мно­гих ис­сле­до­ва­те­лей, де­ла­ет он это не для то­го, чтобы рим­ляне убе­ди­лись в право­те но­во­го уче­ния, а для то­го, чтобы оста­но­вить про­цесс раз­ру­ше­ния рим­ской ци­ви­ли­за­ции и убе­дить хри­сти­ан в бо­гат­стве ан­тич­ной куль­ту­ры.

Цер­ковь в го­су­дар­стве или го­су­дар­ство в Церк­ви?

Рим­ская им­пе­рия всту­пи­ла в фа­зу упад­ка, хри­сти­ан­ская Цер­ковь, на­про­тив, рез­ко на­би­ра­ла си­лу. В этих усло­ви­ях необ­хо­ди­мо бы­ло вы­ра­бо­тать спо­со­бы вза­и­мо­дей­ствия Церк­ви и им­пе­ра­то­ра. Во­сточ­ная и За­пад­ная Цер­ковь по­шли по этой до­ро­ге раз­ны­ми пу­тя­ми. В Кон­стан­ти­но­по­ле со вре­мен Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го на­чи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся идея це­за­ре­па­пиз­ма, ко­то­рую сфор­му­ли­ро­вал аф­ри­кан­ский епи­скоп Оп­тат. По его мне­нию, власть им­пе­ра­то­ра огра­ни­че­на лишь Бо­гом, епи­ско­пы под­чи­ня­ют­ся по­ве­ле­ни­ям це­за­ря да­же в цер­ков­ных во­про­сах. Оп­тат вы­дал че­кан­ную фор­му­лу это­го ти­па от­но­ше­ний, ко­то­рой по­том с удо­воль­стви­ем поль­зо­ва­лись ца­ри как в Ви­зан­тии, так и на Ру­си: «Цер­ковь в го­су­дар­стве, но не го­су­дар­ство в церк­ви».

Ра­зу­ме­ет­ся, Ам­вро­сий Ме­дио­лан­ский не мог при­нять по­доб­ной док­три­ны. Рим стре­ми­тель­но ме­нял­ся: сто­рон­ни­ки ста­рой рим­ской ре­ли­гии чув­ство­ва­ли, что их вре­мя ухо­дит, Ам­вро­сий пы­тал­ся за­кре­пить ста­тус хри­сти­ан­ства в го­су­дар­стве, поль­зу­ясь лич­ным вли­я­ни­ем на им­пе­ра­то­ров.

Куль­ми­на­ци­ей этой борь­бы стал зна­ме­ни­тый спор об ал­та­ре По­бе­ды, ко­то­рый про­изо­шел во вто­рой по­ло­вине 384 го­да. Ин­те­ре­сы языч­ни­ков пред­став­лял пре­фект Ри­ма Сим­мах, со сто­ро­ны хри­сти­ан вы­сту­пил Ам­вро­сий Ме­дио­лан­ский. Вся по­ле­ми­ка пред­став­ля­ет со­бой пись­ма, адре­со­ван­ные им­пе­ра­то­ру Ва­лен­ти­ни­а­ну II. Мо­ло­дой це­зарь еще не был кре­щен, а по­то­му Сим­мах адре­су­ет юно­ше об­шир­ную ре­ля­цию (пись­мо), в ко­то­рой про­сит вос­ста­но­вить ал­тарь По­бе­ды в Се­на­те. Ар­гу­мен­ты рим­ско­го пре­фек­та в ос­нов­ном сво­дят­ся к ве­ро­тер­пи­мо­сти, за­щи­те ста­рин­ных обы­ча­ев и со­хра­не­нию тра­ди­ци­он­ной рим­ской ре­ли­гии, при­нес­шей сла­ву им­пе­рии: «У каж­до­го свой обы­чай, свои об­ря­ды. Бо­же­ствен­ная мысль да­ла раз­лич­ным го­ро­дам раз­лич­ных бо­гов-по­кро­ви­те­лей. На­ро­ды по­лу­ча­ют каж­дый сво­е­го дан­но­го ро­ком ге­ния, как но­во­рож­ден­ные — ду­шу. К то­му же лю­ди при­сва­и­ва­ют се­бе бо­гов из со­об­ра­же­ний по­лез­но­сти: смысл все­го скрыт от нас, но от­ку­да мы пра­виль­нее все­го по­зна­ем бо­гов, как не по вос­по­ми­на­ни­ям и па­мят­ни­кам о счаст­ли­вых со­бы­ти­ях? И ес­ли про­тек­шие ве­ка со­зда­ли ре­ли­гии ав­то­ри­тет, то мы долж­ны со­блю­сти вер­ность столь­ким ве­кам и сле­до­вать сво­им ро­ди­те­лям, ко­то­рые счаст­ли­во сле­до­ва­ли сво­им».

Сим­мах при­во­дит один из силь­ней­ших до­во­дов с точ­ки зре­ния клас­си­че­ских рим­ских доб­ро­де­те­лей. С мо­мен­та сво­е­го ос­но­ва­ния Рим сто­ял на по­чи­та­нии «от­цов»-пат­ри­ци­ев. Древ­ность же обы­ча­ев и пра­виль­ность их ис­пол­не­ния бы­ла на­столь­ко важ­на, что ес­ли при вы­бо­рах кон­су­лов про­ис­хо­ди­ла ошиб­ка в про­це­ду­ре или в га­да­ни­ях, то вы­бо­ры ан­ну­ли­ро­ва­лись. Власть пе­ре­хо­ди­ла к ин­тер­рек­су (меж­ду­ца­рю), ко­то­рый в те­че­ние пя­ти дней дол­жен был со­звать на­род­ное со­бра­ние для вы­бо­ра ца­ря или кон­су­ла.

В свою оче­редь, Ам­вро­сий Ме­дио­лан­ский пи­шет Ва­лен­ти­ни­а­ну II два пись­ма (17-е и 18-е). Пер­вое он от­прав­ля­ет, еще не имея пе­ред со­бой тек­ста ре­ля­ции, вто­рое по­свя­ще­но раз­бо­ру ар­гу­мен­тов оп­по­нен­та. Пер­вое по­сла­ние со­дер­жит в се­бе по­ни­ма­ние ме­ста Церк­ви в им­пе­рии с точ­ки зре­ния свя­ти­те­ля: «Как все лю­ди, ко­то­рые на­хо­дят­ся под рим­ской вла­стью, слу­жат вам — им­пе­ра­то­рам зем­ным и го­су­да­рям, так и са­ми вы слу­жи­те все­мо­гу­ще­му Бо­гу и свя­щен­ной ве­ре. Ина­че же спа­се­ние не смо­жет быть обес­пе­че­но, ес­ли каж­дый не по­чи­та­ет прав­ди­во Бо­га ис­тин­но­го, а это — Бог хри­сти­ан, ко­то­рый всем пра­вит». Пред­став­ле­ния о том, что слу­же­ние свя­щен­ни­ка вы­ше им­пе­ра­тор­ско­го, по­сколь­ку им­пе­ра­тор оста­ет­ся в Церк­ви ми­ря­ни­ном и в де­лах ду­хов­ных под­чи­ня­ет­ся епи­ско­па­ту и обя­зу­ет­ся за­щи­щать ве­ру си­лой сво­ей вла­сти. Ам­вро­сий был од­ним из пер­вых за­пад­ных учи­те­лей Церк­ви, сфор­му­ли­ро­вав­шим ос­но­ву ве­ли­чия Ри­ма как Церк­ви, ко­то­рая за­тем по­лу­чит раз­ви­тие в сред­не­ве­ко­вых спо­рах пап и ев­ро­пей­ских мо­нар­хов. Имен­но с по­зи­ций силь­ной Церк­ви Ам­вро­сий бу­дет по­том го­во­рить с узур­па­то­ром (че­ло­ве­ком, неза­кон­но за­хва­тив­шим им­пе­ра­тор­скую власть) Ев­ге­ни­ем и с Фе­о­до­си­ем Ве­ли­ким — по­след­ним це­за­рем, ко­то­ро­му уда­лось нена­дол­го объ­еди­нить За­пад­ную и Во­сточ­ную Рим­скую им­пе­рию.

Од­на­ко вер­нем­ся к по­ле­ми­ке с Сим­ма­хом. Свя­ти­тель при­во­дит еще один до­вод, из ко­то­ро­го вид­но, что Ам­вро­сий не огра­ни­чи­вал вли­я­ние Церк­ви лишь сте­на­ми хра­ма. Се­нат — это об­ще­ствен­ное ме­сто, где за­се­да­ют се­на­то­ры-хри­сти­ане и се­на­то­ры-языч­ни­ки. Вос­ста­нов­ле­ние ал­та­ря По­бе­ды на­ру­ши­ло бы пра­ва боль­шей ча­сти се­на­та и при­ну­ди­ло бы хри­сти­ан на­хо­дить­ся в ме­сте, где про­из­но­сят­ся клят­вы и при­но­сят­ся жерт­вы язы­че­ским бо­гам, ко­то­рых он на­зы­ва­ет «де­мо­на­ми и идо­ла­ми». Свя­ти­тель Ам­вро­сий чет­ко ука­зы­ва­ет им­пе­ра­то­ру, что меж­ду прин­ци­пом ра­вен­ства ре­ли­гий и под­держ­кой Церк­ви це­зарь дол­жен вы­би­рать сто­ро­ну хри­сти­ан, по­сколь­ку он и сам дол­жен быть хри­сти­а­ни­ном. Свя­ти­тель впер­вые на­чи­на­ет в об­ра­ще­ни­ях к це­за­рю ис­поль­зо­вать ти­тул «хри­сти­ан­ней­ший», вкла­ды­вая в этот эпи­тет со­вер­шен­но опре­де­лен­ное по­ня­тие — за­щит­ник ве­ры, слу­ша­ю­щий­ся по­ве­ле­ний Церк­ви. Ам­вро­сий пе­ре­во­ра­чи­ва­ет фор­му­лу Оп­та­та, пред­по­ла­гая, что го­су­дар­ство на­хо­дит­ся в Церк­ви, но не Цер­ковь в го­су­дар­стве.

Ме­дио­лан­ский епи­скоп так­же чрез­вы­чай­но изящ­но опро­вер­га­ет идею Сим­ма­ха и клас­си­че­ско­го Ри­ма о том, что бо­ги сра­жа­лись на сто­роне ле­ги­о­нов и да­ро­ва­ли им по­бе­ду. Идея эта бы­ла од­ной из ос­но­во­по­ла­га­ю­щих для рим­ской ци­ви­ли­за­ции, и ра­ди удо­вле­тво­ре­ния бо­гов в пря­мом смыс­ле сло­ва от­да­ва­ли жиз­ни и про­стые во­и­ны и кон­су­лы, а каж­дая та­кая жерт­ва ста­но­ви­лась на­цио­наль­ным ге­ро­ем и фак­ти­че­ски но­вым бо­гом для рим­лян. Ам­вро­сий же го­во­рит о том, что по­бе­ду Ри­му при­но­си­ли не бо­ги, но доб­лесть сол­дат: «За­чем мне от­ри­цать, что их свя­ты­ни сра­жа­лись за рим­лян? Од­на­ко ведь и Ган­ни­бал по­кло­нял­ся тем же са­мым бо­гам! Ста­ло быть, бо­ги мо­гут вы­брать ко­го хо­тят». По­след­няя фра­за Ам­вро­сия в сво­ей иро­нич­но­сти ре­во­лю­ци­он­на не толь­ко с точ­ки зре­ния ан­тич­но­сти, но и для Сред­не­ве­ко­вья. Во вре­мя кре­сто­вых по­хо­дов и фран­ки, оса­ждав­шие Кон­стан­ти­но­поль, и гре­ки, его за­щи­щав­шие, счи­та­ли, что Хри­стос по­мо­га­ет толь­ко их вой­ску.

В спо­ре с Сим­ма­хом Ам­вро­сий по­бе­дил. Ал­тарь По­бе­ды не был вос­ста­нов­лен, но Сим­мах ува­жал епи­ско­па и на­пра­вил к нему мо­ло­до­го че­ло­ве­ка по име­ни Ав­гу­стин, ко­то­ро­му пред­сто­я­ло стать од­ним из ве­ли­чай­ших учи­те­лей Церк­ви. Речь идет о бла­жен­ном Ав­гу­стине — ав­то­ре «Ис­по­ве­ди», «О Гра­де Бо­жи­ем» и дру­гих со­чи­не­ний, со­став­ля­ю­щих зо­ло­той фонд хри­сти­ан­ской пат­ри­сти­ки. В свою оче­редь, Ам­вро­сий очень вы­со­ко от­зы­вал­ся о та­лан­тах Сим­ма­ха, и спор не ис­пор­тил их доб­рых от­но­ше­ний.

«Мо­гиль­щик» Ри­ма

Выс­шей точ­кой по­ли­ти­че­ско­го вли­я­ния Ме­дио­лан­ско­го епи­ско­па ста­ло по­ка­я­ние им­пе­ра­то­ра Фе­о­до­сия Ве­ли­ко­го и по­сле­до­вав­ший за тем ряд ука­зов, ста­вя­щих язы­че­ство в им­пе­рии вне за­ко­на. От­ме­тим, что этот ви­зан­тий­ский им­пе­ра­тор дол­го счи­тал се­бя впра­ве вме­ши­вать­ся во внут­ри­цер­ков­ные де­ла, со­зы­вать со­бо­ры и да­же за­пре­щать хри­сти­а­нам ве­сти бо­го­слов­ские спо­ры. Для Во­сто­ка с его иде­ей це­за­ре­па­пиз­ма это уже ста­ло нор­маль­ной прак­ти­кой, для За­па­да по­доб­ное вме­ша­тель­ство це­за­ря бы­ло непри­ем­ле­мым, а по­то­му диа­лог Ам­вро­сия с Фе­о­до­си­ем стал прак­ти­че­ски неиз­беж­ным.

Сре­ди пи­сем свя­ти­те­ля к ца­рям есть и несколь­ко по­сла­ний к Фе­о­до­сию, в од­ном из ко­то­рых Ам­вро­сий вновь де­кла­ри­ру­ет при­мат Церк­ви над им­пе­ра­то­ром: «Ес­ли в де­неж­ных де­лах ты со­ве­ту­ешь­ся со сво­и­ми ко­ми­та­ми, то на­сколь­ко в боль­шей сте­пе­ни те­бе над­ле­жит со­ве­то­вать­ся со свя­щен­ни­ком Гос­по­да в де­ле ре­ли­гии». В даль­ней­шем свя­ти­тель неод­но­крат­но го­во­рил це­за­рю о том, что «пор­фи­ра де­ла­ет лю­дей ца­ря­ми, а не иере­я­ми», и счи­тал епи­скоп­ское до­сто­ин­ство вы­ше цар­ско­го.

Столь бес­страш­ная по­зи­ция Ам­вро­сия при­нес­ла свои пло­ды — в 392 го­ду Фе­о­до­сий из­да­ет за­кон, фак­ти­че­ски упразд­няв­ший вся­кий язы­че­ский культ. Он за­пре­щал лю­бые жерт­во­при­но­ше­ния (они при­рав­ни­ва­лись к оскорб­ле­нию ве­ли­че­ства), осуж­дал лю­дей, по­чи­тав­ших изо­бра­же­ния, со­здан­ные че­ло­ве­че­ской ру­кой, пред­пи­сы­вал кон­фис­ка­цию хра­мов и мест от­прав­ле­ния язы­че­ско­го куль­та. Тра­ди­ци­он­ной рим­ской ре­ли­гии при­шел ко­нец. По иро­нии судь­бы од­ним из «мо­гиль­щи­ков» Ри­ма стал Ам­вро­сий Ме­дио­лан­ский — че­ло­век, лю­бив­ший ан­тич­ную куль­ту­ру и фило­со­фию и же­лав­ший при­об­щить к ней хри­сти­ан. Ис­тин­ный рим­ля­нин, он не про­сто смог го­во­рить с ца­ря­ми на рав­ных, но и за­ло­жить ос­но­ву для вос­кре­ше­ния ан­тич­но­сти, при­вив ее к здо­ро­во­му де­ре­ву под на­зва­ни­ем «хри­сти­ан­ство».

Ан­дрей Зай­цев

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест

(0 голосов: 0 из 5)