Дни памяти:

7 марта - переходящая - 7 марта (22 февраля) в невисокосный год / 6 марта (22 февраля) в високосный год

4 февраля - переходящая - Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

5 февраля - Собор Костромских святых

Жития

Священномученики Иосиф Смирнов, Владимир Ильинский, Иоанн Касторский и мученик Иоанн Перебаскин

Дол­го­тер­пе­лив Гос­подь, но тя­же­ло ста­но­вит­ся то­му на­ро­ду, над ко­то­рым на­чи­на­ет вер­шить­ся суд Бо­жий. Бо­лее ста лет ждал Гос­подь по­ка­я­ния выс­ших со­сло­вий в Рос­сии и воз­вра­ще­ния их в пра­во­сла­вие и укреп­ле­ния ве­ры в низ­ших, но од­ни не при­шли, чая по­стро­е­ния Цар­ства Бо­жия на зем­ле, а дру­гие в ве­ре не усто­я­ли, со­блаз­нив­шись пер­спек­ти­вой по­стро­е­ния Цар­ства Бо­жия для се­бя на зем­ле, обе­щан­но­го выс­ши­ми. Уси­ли­я­ми выс­ших и низ­ших бы­ла раз­ру­ше­на го­судар­ствен­ность, те на­цио­наль­ные фор­мы прав­ле­ния, ко­то­рые вы­ра­ба­ты­ва­лись рус­ским на­ро­дом сто­ле­ти­я­ми, по­сле че­го бы­ло на­де­то яр­мо чуж­дой на­ро­ду фор­мы прав­ле­ния — де­мо­кра­тии.
На­ча­лись вы­бо­ры в Учре­ди­тель­ное со­бра­ние. Боль­ше­ви­ки, по­ли­ти­че­ски и финан­со­во под­дер­жан­ные во­ю­ю­щей с Рос­си­ей Гер­ма­ни­ей, до­би­лись наи­боль­ших ре­зуль­та­тов в про­ве­де­нии раз­ру­ши­тель­ной аги­та­ции. В го­род Со­ли­га­лич Ко­стром­ской гу­бер­нии от пар­тии боль­ше­ви­ков был по­слан уро­же­нец это­го го­ро­да Ва­си­лий Вы­луз­гин. 7 (20) ок­тяб­ря 1917 го­да он при­был в Со­ли­га­лич из Пет­ро­гра­да. В но­яб­ре 1917 го­да со­сто­я­лись вы­бо­ры в Со­ли­га­лич­ском уез­де, на ко­то­рых за пар­тию боль­ше­ви­ков про­го­ло­со­ва­ло боль­шин­ство на­се­ле­ния. Был сфор­ми­ро­ван Со­вет ра­бо­чих, кре­стьян­ских и сол­дат­ских де­пу­та­тов, ко­то­рый воз­гла­вил боль­ше­вик Ду­дин, пред­ла­гав­ший, од­на­ко, со­труд­ни­чать и с дру­ги­ми пар­ти­я­ми, че­му при­е­хав­ший из Пет­ро­гра­да Вы­луз­гин был ка­те­го­рич­ным про­тив­ни­ком, — он, как и боль­шин­ство боль­ше­ви­ков, сто­ял за аб­со­лют­ную дик­та­ту­ру од­ной пар­тии. Про­воз­гла­сив со­зда­ние Во­ен­но-ре­во­лю­ци­он­но­го ко­ми­те­та, он в ночь на 5 (18) де­каб­ря со­вер­шил в Со­ли­га­ли­че во­ен­ный пе­ре­во­рот. Бы­ли за­хва­че­ны все го­судар­ствен­ные учре­жде­ния и со­здан от­ряд Крас­ной гвар­дии. 31 де­каб­ря (13 ян­ва­ря) был про­ве­ден уезд­ный съезд со­ве­тов, на ко­то­ром был сме­щен Ду­дин, а Вы­луз­гин на­зна­чен гла­вой со­вет­ской вла­сти в уез­де.
23 ян­ва­ря 1918 го­да со­вет­ская власть из­да­ла де­крет об от­де­ле­нии Церк­ви от го­су­дар­ства, ко­то­рым от­кры­ва­лись по­все­мест­ные го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. В знак про­те­ста про­тив из­да­ния без­бож­но­го де­кре­та по всей стране про­шли крест­ные хо­ды. 11 (24) фев­ра­ля крест­ные хо­ды про­шли в Ко­стро­ме и уезд­ных го­ро­дах гу­бер­нии, и в част­но­сти в Со­ли­га­ли­че. В нем участ­во­ва­ли на­сто­я­тель со­бо­ра Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы про­то­и­е­рей Иосиф Смир­нов, свя­щен­ник Вла­ди­мир Ильин­ский, диа­кон Иоанн Кас­тор­ский, смот­ри­тель Со­ли­га­лич­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща Иоанн Пе­ре­бас­кин.
12 (25) фев­ра­ля в Бо­го­ро­ди­це-Фе­о­до­ров­ский мо­на­стырь, на­хо­див­ший­ся в двух вер­стах от Со­ли­га­ли­ча в се­ле Рать­ко­во, от­че­го он и про­зван был в на­ро­де Рать­ков­ским, яви­лись пред­ста­ви­те­ли боль­ше­вист­ско­го Со­ве­та, ко­то­рые за­яви­ли, что на сле­ду­ю­щий день при­едут и за­бе­рут хлеб, оста­вив по 15 фун­тов на каж­до­го здо­ро­во­го че­ло­ве­ка, при этом они по­со­ве­то­ва­ли всех боль­ных и ста­ри­ков от­пра­вить в бо­га­дель­ню. «До нас до­шли слу­хи, — за­яви­ли они, — что у вас со­бра­ны бур­жу­а­зи­ей скла­ды с хле­бом». И они ста­ли осмат­ри­вать мо­на­стырь. Во вре­мя осмот­ра скла­да явил­ся по­сыль­ный от Со­ве­та, ко­то­рый со­об­щил, что их ждут в Со­ли­га­ли­че, и, взяв клю­чи от скла­да, они по­спеш­но уда­ли­лись, за­явив, что при­бу­дут на сле­ду­ю­щий день.
На­сто­я­тель мо­на­стыр­ско­го хра­ма свя­щен­ник Ва­си­лий Ильин­ский в тот же день от­пра­вил­ся в го­род на за­се­да­ние Го­род­ской ду­мы и про­сил чле­нов Ду­мы за­щи­тить оби­тель от пред­по­ла­гав­ше­го­ся раз­граб­ле­ния. Ду­ма при­ня­ла ре­ше­ние под­дер­жать прось­бу свя­щен­ни­ка и от­пра­вить де­ле­га­цию в Со­вет. Впо­след­ствии пред­ста­ви­те­ли со­вет­ской вла­сти, же­лая оправ­дать­ся в кро­ва­вом по­дав­ле­нии вос­ста­ния жи­те­лей го­ро­да, го­во­ри­ли, что это бы­ли толь­ко слу­хи, буд­то «со­вет­ская власть на­ме­ре­на уни­что­жить хри­сти­ан­скую ре­ли­гию, рек­ви­зи­ро­вать все цер­ков­ное иму­ще­ство, снять с мо­гил же­лез­ные кре­сты, а с оград же­лез­ные ре­шет­ки и об­ра­тить на зем­ле­дель­че­ские ору­дия»[1].
На сле­ду­ю­щий день несколь­ко сот ве­ру­ю­щих из Со­ли­га­ли­ча и окрест­ных се­ле­ний со­бра­лись к мо­на­сты­рю для его за­щи­ты. Неко­то­рые учре­жде­ния са­ми от­прав­ля­ли сво­их слу­жа­щих для за­щи­ты оби­те­ли. Так от­пра­вил в мо­на­стырь сво­их под­чи­нен­ных на­чаль­ник те­ле­граф­но-поч­то­вой кон­то­ры Дмит­рий Кре­ме­нец­кий, и сре­ди дру­гих Ан­ну Ка­пу­сти­ну. Ей бы­ло то­гда де­вят­на­дцать лет, с дет­ства она бы­ла глу­бо­ко ве­ру­ю­щим че­ло­ве­ком, и ко­гда вско­ре по­сле по­дав­ле­ния вос­ста­ния бы­ла аре­сто­ва­на, то во все вре­мя на­хож­де­ния в тюрь­ме го­ря­чо мо­ли­лась Гос­по­ду, спо­до­бив­ше­му ее по­стра­дать при за­щи­те цер­ков­но­го до­сто­я­ния.
По­сле ли­тур­гии в мо­на­сты­ре свя­щен­ник со­ли­га­лич­ско­го хра­ма ве­ли­ко­му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы Пят­ни­цы Ди­мит­рий По­те­хин про­из­нес про­по­ведь, в ко­то­рой кос­нул­ся про­ис­хо­дя­щих со­бы­тий; про­по­ведь на­столь­ко за­де­ла серд­ца ве­ру­ю­щих, что мно­гие, слу­шая ее, пла­ка­ли. По окон­ча­нии бо­го­слу­же­ния свя­щен­ник Ва­си­лий Ильин­ский пред­ло­жил всем, кто по­же­ла­ет, со­брать­ся в тра­пез­ной хра­ма, чтобы об­су­дить во­прос об угро­зе рек­ви­зи­ции мо­на­стыр­ско­го хле­ба. Пред­се­да­те­лем со­бра­ния был из­бран Ни­ко­лай Алек­се­е­вич Аст­ра­хан­ский, зем­ле­мер, сек­ре­та­рем — Алек­сандр Ива­но­вич Ру­мян­цев. Со­бра­ни­ем бы­ло ре­ше­но от­пра­вить де­ле­га­цию в со­ли­га­лич­ский гар­ни­зон, чтобы про­сить сол­дат о под­держ­ке. В де­ле­га­цию во­шли Аст­ра­хан­ский, Ру­мян­цев, Петр Алек­се­е­вич Ере­мин­ский, быв­ший ста­но­вой при­став Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич Ильин­ский, Ва­лен­тин Ве­ни­а­ми­но­вич Ре­шет­кин и поч­то­вый чи­нов­ник Ми­ха­ил Гри­горь­е­вич Ев­ста­фьев.
Чле­ны де­ле­га­ции об­ра­ти­лись к на­чаль­ни­ку со­ли­га­лич­ско­го гар­ни­зо­на Иван­ско­му, про­ся его под­дер­жать на­род и при­оста­но­вить рек­ви­зи­цию хле­ба, а так­же со­дей­ство­вать разору­же­нию крас­но­гвар­дей­цев. Иван­ский рас­по­ря­дил­ся со­брать гар­ни­зон­ный ко­ми­тет, и тот в свою оче­редь при­нял ре­ше­ние под­дер­жать на­се­ле­ние го­ро­да и от­пра­вил трех сво­их де­ле­га­тов: Ива­на Ле­ля­ви­на, Ни­ко­лая Ли­ху­ши­на и Ми­ха­и­ла Си­мо­но­ва, ко­то­рые вме­сте с тол­пой на­ро­да, око­ло ше­сти­сот че­ло­век, на­пра­ви­лись к зда­нию Со­ве­та. При­бли­зив­шись к зда­нию, на­пра­ви­ли в Со­вет де­ле­га­тов — Аст­ра­хан­ско­го, Ере­мин­ско­го и бра­та свя­щен­ни­ка Ди­мит­рия По­те­хи­на штабс-ка­пи­та­на По­те­хи­на.
Вер­нув­шись с пе­ре­го­во­ров, они за­яви­ли со­брав­шим­ся, что со­вет­ские пред­ста­ви­те­ли со­глас­ны при­оста­но­вить рек­ви­зи­цию хле­ба в мо­на­сты­ре и воз­вра­ща­ют мо­на­стыр­ские клю­чи, но на тре­бо­ва­ние разору­жить Крас­ную гвар­дию от­ве­ча­ют ка­те­го­ри­че­ским от­ка­зом. По­сле это­го пе­ред зда­ни­ем Со­ве­та на­чал­ся ми­тинг с вы­ступ­ле­ни­я­ми ора­то­ров. К тол­пе вы­шел Вы­луз­гин и по­тре­бо­вал, чтобы все разо­шлись, но ни­кто не рас­хо­дил­ся и не хо­тел его слу­шать. След­ствен­ная ко­мис­сия впо­след­ствии утвер­жда­ла, что со­брав­ши­е­ся пе­ред зда­ни­ем Со­ве­та лю­ди кри­ча­ли: «Вы­дать ору­жие! Разору­жить их! Мы при­шли, чтобы с ва­ми по­кон­чить!» Поч­то­вая слу­жа­щая Ан­на Ка­пу­сти­на кри­ча­ла в тол­пе: «До­лой Со­вет! Разору­жить Крас­ную гвар­дию!» — и на­зы­ва­ла чле­нов со­ве­та дар­мо­еда­ми, ху­ли­га­на­ми, во­ра­ми, «емель­ка­ми пу­га­че­вы­ми».
Уви­дев, ка­кой обо­рот при­ни­ма­ют со­бы­тия, Вы­луз­гин скрыл­ся в зда­нии Со­ве­та, а за­тем, быст­ро вер­нув­шись, за­кри­чал, что объ­яв­ля­ет го­род на во­ен­ном по­ло­же­нии, и вслед за этим вы­стре­лил в воз­дух. Тол­па при­дви­ну­лась к зда­нию, по­слы­ша­лись угро­зы; один из крас­но­гвар­дей­цев, су­дя по одеж­де мо­ряк, ско­ман­до­вал: «Пли!» И из зда­ния Со­ве­та бы­ла от­кры­та бес­по­ря­доч­ная стрель­ба из вин­то­вок, в ре­зуль­та­те несколь­ко че­ло­век бы­ли лег­ко ра­не­ны и один, Па­вел Ва­си­лье­вич Ор­лов, убит. По­сле это­го чле­ны Со­ве­та ста­ли раз­бе­гать­ся, но их хва­та­ла тол­па.
Лю­ди окру­жи­ли пы­тав­ше­го­ся скрыть­ся Вы­луз­ги­на, на­ча­ли бить его, кто-то вы­стре­лил в него из ре­воль­ве­ра и лег­ко ра­нил в го­ло­ву, по­сле че­го все ста­ли рас­хо­дить­ся, а Вы­луз­гин был до­став­лен в мест­ную ап­те­ку, где ему бы­ла сде­ла­на пе­ре­вяз­ка. Все это вре­мя по­чти все хра­мы го­ро­да зво­ни­ли в на­бат. Вы­луз­ги­на до­ста­ви­ли в боль­ни­цу, где, по­сле то­го как врач Ви­но­гра­дов вы­нул из ра­ны пу­лю, к его па­ла­те бы­ла при­став­ле­на во­ору­жен­ная стра­жа.
В пол­ночь в па­ла­ту к Вы­луз­ги­ну при­шла груп­па во­ору­жен­ных лю­дей. При­шед­шие об­ви­ни­ли пред­се­да­те­ля Со­ве­та в том, что он от­ка­зал­ся слу­шать на­род и разору­жать Крас­ную гвар­дию, а так­же в убий­стве Ор­ло­ва. По­сле это­го один из при­шед­ших за­ко­лол его шты­ком.
В тот же ве­чер со­сто­я­лось объ­еди­нен­ное со­бра­ние об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций и жи­те­лей го­ро­да Со­ли­га­ли­ча. На со­бра­нии бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о со­зда­нии вре­мен­но­го Со­ве­та из пред­ста­ви­те­лей на­се­ле­ния го­ро­да, чтобы за­тем в него вклю­чить и пред­ста­ви­те­лей во­ло­стей. Бы­ло пред­ло­же­но вклю­чить в Со­вет по од­но­му пред­ста­ви­те­лю от Со­ли­га­лич­ско­го зем­ства, поч­то­во-те­ле­граф­ной кон­то­ры, ра­бо­чей груп­пы, Со­ве­та сол­дат и ин­ва­ли­дов и трех кан­ди­да­тов от гар­ни­зо­на. Бы­ло при­ня­то пред­ло­же­ние не до­пус­кать са­мо­су­да над аре­сто­ван­ны­ми чле­на­ми боль­ше­вист­ско­го Со­ве­та. Бы­ло вне­се­но пред­ло­же­ние устро­ить 14 (27) фев­ра­ля ле­ту­чие ми­тин­ги для опо­ве­ще­ния на­се­ле­ния го­ро­да о дей­стви­тель­ных со­бы­ти­ях, про­ис­шед­ших 13 (26) фев­ра­ля.
Го­род­ская ду­ма по­сла­ла те­ле­грам­му с опи­са­ни­ем всех про­ис­шед­ших со­бы­тий в Со­вет ра­бо­чих и сол­дат­ских де­пу­та­тов го­ро­да Буя.
Спу­стя неде­лю из Ко­стро­мы в Со­ли­га­лич при­был ка­ра­тель­ный от­ряд из трех­сот пя­ти­де­ся­ти крас­но­гвар­дей­цев, ко­то­рых воз­глав­лял чрез­вы­чай­ный ко­мис­сар по борь­бе с контр­ре­во­лю­ци­ей Се­вер­но­го рай­о­на и За­пад­ной Си­би­ри Жур­ба. Сра­зу же бы­ло аре­сто­ва­но пять­де­сят два че­ло­ве­ка, а все­го к след­ствию бы­ло при­вле­че­но де­вя­но­сто пять че­ло­век.
След­ствие про­хо­ди­ло стре­ми­тель­но. Ни­ка­ко­го рас­сле­до­ва­ния об­сто­я­тельств про­ис­шед­ше­го не бы­ло. Ка­ра­те­ли сра­зу же ото­бра­ли тех, кто, с их точ­ки зре­ния, под­ле­жал немед­лен­но­му рас­стре­лу. Впо­след­ствии не об­на­ру­жи­лось ни­ка­ких до­ку­мен­тов след­ствия или до­про­сов, а при об­ра­ще­нии к Жур­бе вы­ше­сто­я­ще­го на­чаль­ства с во­про­сом, где до­ку­мен­ты, на ос­но­ва­нии ко­то­рых бы­ли каз­не­ны жи­те­ли Со­ли­га­ли­ча, тот от­ве­тил, что их смерть он бе­рет на се­бя.
Ко­гда ка­ра­те­ли при­е­ха­ли в мо­на­стырь аре­сто­вы­вать мо­на­хинь и свя­щен­ни­ка, то отец свя­щен­ни­ка Ва­си­лия Ильин­ско­го свя­щен­ник Вла­ди­мир Ильин­ский, на­хо­див­ший­ся к то­му вре­ме­ни на по­кое (ему бы­ло во­семь­де­сят пять лет), вы­шел вме­сто сы­на к ка­ра­те­лям и был аре­сто­ван.
22 фев­ра­ля (7 мар­та) ка­ра­те­ля­ми сре­ди дру­гих бы­ли рас­стре­ля­ны про­то­и­е­рей Иосиф Смир­нов, свя­щен­ник Вла­ди­мир Ильин­ский, диа­кон Иоанн Кас­тор­ский, смот­ри­тель Со­ли­га­лич­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща Иоанн Пе­ре­бас­кин.

Свя­щен­но­му­че­ник Иосиф (Иосиф Сер­ге­е­вич Смир­нов) ро­дил­ся в 1864 го­ду. По окон­ча­нии Ко­стром­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии он был на­зна­чен учи­те­лем в Со­ли­га­лич­ское ду­хов­ное учи­ли­ще. В 1886 го­ду Иосиф Сер­ге­е­вич был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка к со­бо­ру Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Со­ли­га­ли­че. Он со­сто­ял ду­хов­ни­ком при го­род­ской тюрь­ме и на­блю­да­те­лем цер­ков­но­при­ход­ских школ Со­ли­га­лич­ско­го уез­да. В 1905 го­ду отец Иосиф был на­зна­чен на­сто­я­те­лем со­бо­ра. Он был де­пу­та­том Го­род­ской ду­мы, де­пу­та­том Со­ли­га­лич­ско­го уезд­но­го со­бра­ния и чле­ном уезд­но­го ко­ми­те­та по­пе­чи­тель­ства о на­род­ной трез­во­сти. В 1907 го­ду отец Иосиф был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея.

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир (Вла­ди­мир Ива­но­вич Ильин­ский) ро­дил­ся в 1833 го­ду. Был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и слу­жил в хра­ме в се­ле Сол­да Со­ли­га­лич­ско­го уез­да. В 1918 го­ду ему ис­пол­ни­лось во­семь­де­сят пять лет, он дав­но вы­шел за штат и жил на по­кое в Со­ли­га­ли­че.

Свя­щен­но­му­че­ник Иоанн ро­дил­ся в 1848 го­ду в се­ле Ни­ко­ло-Бе­ре­зо­вец Со­ли­га­лич­ско­го уез­да в се­мье диа­ко­на Алек­сея Кас­тор­ско­го. По окон­ча­нии Со­ли­га­лич­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща он слу­жил сто­ро­жем и при­чет­ни­ком в со­ли­га­лич­ском со­бо­ре, а за­тем пса­лом­щи­ком в Бо­го­ро­ди­це-Фе­о­до­ров­ском мо­на­сты­ре. В 1880 го­ду Иван Алек­се­е­вич был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на.

Му­че­ник Иоанн ро­дил­ся в 1862 го­ду в се­мье диа­ко­на Пав­ла Пе­ре­бас­ки­на, слу­жив­ше­го в Ко­стром­ской епар­хии. В 1880 го­ду Иван Пав­ло­вич окон­чил Ко­стром­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, в 1884-м — Санкт-Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную ака­де­мию со сте­пе­нью кан­ди­да­та бо­го­сло­вия и был на­прав­лен по­мощ­ни­ком смот­ри­те­ля Со­ли­га­лич­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща. В 1897 го­ду он был на­зна­чен смот­ри­те­лем это­го учи­ли­ща. Од­новре­мен­но с ис­пол­не­ни­ем обя­зан­но­стей смот­ри­те­ля Иван Пав­ло­вич в раз­ное вре­мя был в учи­ли­ще пре­по­да­ва­те­лем цер­ков­но­го пе­ния, рус­ской ис­то­рии — цер­ков­ной и граж­дан­ской, гео­гра­фии и гре­че­ско­го язы­ка[2]. В 1915 го­ду бы­ла из­да­на кни­га его со­чи­не­ния «Пра­ви­ла по­ве­де­ния уче­ни­ков Со­ли­га­лич­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща».

Рас­стрел про­из­во­дил­ся но­чью; во вре­мя пре­бы­ва­ния в го­ро­де ка­ра­те­ли на­ве­ли сво­и­ми дей­стви­я­ми та­кой ужас на жи­те­лей, что при про­ез­де от­ря­да жи­те­ли за­кры­ва­ли што­ра­ми ок­на. Всех каз­нен­ных ка­ра­те­ли бес­по­ря­доч­но сва­ли­ли в яму, и ко­гда жи­те­ли об­ра­ти­лись к ним, чтобы они вы­да­ли род­ствен­ни­кам те­ла уби­тых, то им в прось­бе бы­ло ка­те­го­ри­че­ски от­ка­за­но. На ме­сте брат­ской мо­ги­лы бы­ли уста­нов­ле­ны крест и огра­да, ко­то­рые бы­ли сне­се­ны без­бож­ни­ка­ми в трид­ца­тые го­ды. Крест на мо­ги­ле был вос­ста­нов­лен в 1996 го­ду.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Фев­раль».
Тверь. 2005. С. 348-354


При­ме­ча­ния

[1] УФСБ Рос­сии по Ко­стром­ской обл. Д. О-3106. Т. 1, л. 120.

[2] РГИА. Ф. 802, оп. 10, 1911 г., д. 515, л. 1-5 об.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(5 голосов: 4.8 из 5)