Кондак

***

Конда́к (греч. κόντάκιον от κοντός – палочка, на которую наматывался свиток пергамента) – небольшое песнопение (в одну-две строфы), в параллель тропарю раскрывающее сущность праздника.

Тропарь праздника раскрывает его сущность и воспевает его. Тропарь, посвященный святому, раскрывает особенности подвига святого, прославляет его житие и святость. Кондак, воспевая то же событие или то же священное лицо, дополняет, развивает основную тему тропаря.

Это можно наглядно увидеть, сравнивая тропарь и кондак конкретного праздника. Приведём пример тропаря и кондака Пасхи:

Тропарь: Христос воскре́се из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав.

Кондак: Аще и во гроб снизше́л еси, Безсмертне, но адову разруши́л еси силу, и воскре́сл еси яко Победитель, Христе Боже, жена́м мироносицам веща́вый: Радуйтеся!, и Твоим апостолом мир да́руяй, падшим подая́й воскресение.

В каноне помещается после 6-й песни и сопровождается икосом.

Древние кондаки – многострофные (ок. 20-30) поэмы. Строфы объединялись единым рефреном и единым метрическим сложением. Первая строфа являлась вступлением, последняя – обобщением назидательного характера. Строфы читал канонарх, рефрен пел народ.

Основоположником кондаков является Роман Сладкопевец (556г.), непревзойденный автор большинства кондаков…

***

«Основателем такого рода церковной песни считается прп. Роман Сладкопевец (VI в.), сириец, певец Константинопольской св. Софии, и первым кондаком его, по преданию, спетым по особому небесному вдохновению, был кондак на Рождество Христово «Дева днесь», – разъясняет М. Скабалланович. – К этому кондаку приложены 24 икоса с тем же заключением, что в кондаке: «Отроча младо Превечный Бог», имеющие акростих: τοϋ ταπεινού Ρωμανού ό ΰμνος (смиренного Романа гимн); число 24 соответствует количеству букв греч. алфавита и имеет соответствие в пс. 118, состоящем из 22 отделов, начинающихся по порядку всеми буквами еврейского алфавита. Еще более соответствуют построению этого псалма кондак и икосы Благовещению, составляющие так называемый акафист, расположенные по алфавиту и приписываемые разными исследователями то прп. Роману, то патриарху Константинопольскому Сергию I (610–638 г.), то его референдарию и диакону св. Софии Георгию Писиде».

С VIII в. кондак как жанр вытесняется каноном. Число строф кондака сокращается. В современном богослужении сохранились две строфы, называемые кондаком и икосом, которые читаются или поются после шестой песни канона. Этот же кондак читается на часах. Исключение составляет сохранившийся полным кондак, который поется и читается при отпевании священника или архиерея.

Кондаками также называются строфы акафиста.

«Кондак, в его теперешнем облике и объеме – небольшое песнопение в одну-две строфы, очень похожее на тропарь и даже у русских поемое по тропарной мелодии и помещаемое после 6-ой или после 3-ей песни канона. Оно повторяется и на литургии, и на повечерии. Совсем иное представлял собою кондак по своему происхождению и древнему употреблению. История его поучительна, хотя и не вполне еще изучена.

Самое слово «кондак» – κόντάκιον некоторые производят от κόνταζ (как его уменьшительное) – «копье»; но вероятнее производить его от κοντός – палочка, на которую наматывался свиток пергамента, называвшийся ίλητάριον. Сборники та­ких «кондаков» называются кондакариями.

Но если в наших современных богослужебных книгах это песнопение занимает самое скромное место и теряется в обширных песнях канона, то в древности, до появления канонов, кондак занимал совершенно исключительное место в суточном и годичном богослужении. Он вовсе не ограничивался одной строфой, а представлял собою самостоятельное и большое поэтическое произведение, так сказ., целую богословскую поэму. Древний кондак в его классическом облике – это цепь из 20–30 строф, постепенно развивающих одну общую тему. В этой поэме надо различать следующие составные части: начальная строфа, κουκούλιον, написанная одним, необычным для всего произведения, размером; икосы, числом чаще всего 24, написанные одним общим для всех их размером; припев, έφύμνιον, или άκροτελεύτιον, или άνακλώμενον в один-два стиха. Припев этот является последней фразой вступительной строфы, «кукуля». Инициалы всех строк, как икосов, так и кукуля, дают акростих, «краегранесио». Икос, οίκος, по-гречески значит «дом». Как показало научное исследование, кондаки первоначально происхождения сирийского; а по-сирийски «Deth» – дом – может означать и строфа; точно также, как по-итальянски «Stanza» значит и строфа и комната. Таким образом, весь кондак фигурально уподобляется большой постройке, чертогу, построенному по особому плану с множеством отдельных комнат.

Предание связывает происхождение кондаков с именем преп. Романа Сладкопевца, современника импер. Анастасия I (491–518). Этот поэт был, повидимому, происхождения сирийского, родом из Верита (Бейрута). Кондаки его представляют сложно построенную богословскую поэму. И действительно, кондаки Романа Сладкопевца во многом схожи с проповедями. Так как их содержание не было связано ни с какой заранее данной темой, как это потом случилось с канонами, привязанными по содержанию своих песен библейским, то кондаки позволяли их автору свободно развивать свою тему. Творческое дарование поэта свободно создавало образы, развивало основную мысль праздника или жития данного святого, богословствовало в стихах.

Со временем, под влиянием входившего в обиход канона, тоже литургической поэмы, но уже с заранее данными рамками для каждой песни, приуроченными к песням библейским, кондак постепенно стал уступать место новому облику церковного песнотворчества и был им почти совершенно вытеснен».

Наш теперешний кондак, как уже сказано, мало чем отличается от тропаря. Действительно, при беглом на него взгляде, он, также как и тропарь, говорит о данном празднике или святом. Это и неудивительно, так как перед нами теперь только первая строфа, «кукуль», которая дает только основную тему, а все ее развитие, весь богословский и поэтический узор исчез из внимания современных богомольцев. Но все же при более внимательном сравнении можно заметить и некоторое различие. Как указывает Скабалланович, кондак дает обычно другую сторону празднуемого события, чем тропарь: если тропарь дает картину внешней стороны события, то кондак – внутренней или наоборот; кроме того, кондак это событие изображает полнее. Примером могут послужить кондаки и тропари Рождества Христова, Крещения, Вознесения, Преображения.

Самые поздние по происхождению кондаки, это – кондаки и икосы воскресные. О них упоминается только в рукописях XI в., а нынешнего своего места они не имеют в некоторых рукописях и XVI в., как говорит Скабалланович. Этих воскресных кондаков нет еще в Евергетидском уставе и в Студийском. Их заменял тогда или кондак святого минеи, или седален».

Киприан Керн. Литургика. Гимнография и эортология.

***

Cм. ЛИТУРГИКА, ГИМНОГРАФИЯ

Print Friendly, PDF & Email