Дни памяти

27 ноября

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сандр ро­дил­ся 19 мар­та 1888 го­да в се­ле Ро­ма­но­во Но­во­торж­ско­го уез­да Твер­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Лео­ни­да Че­ка­ло­ва[1]. Он окон­чил Твер­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка.
В 1930 го­ду у о. Алек­сандра ото­бра­ли дом и все иму­ще­ство. В ожи­да­нии аре­ста он бла­го­сло­вил де­тям (двум сы­но­вьям и двум до­че­рям) уехать, дабы из­бе­жать пре­сле­до­ва­ний как де­тям свя­щен­ни­ка, а сам остал­ся с су­пру­гой Алек­сан­дрой и млад­шей до­че­рью, ко­то­рой в то вре­мя ис­пол­ни­лось все­го де­вять лет. В том же го­ду о. Алек­сандр был аре­сто­ван и при­го­во­рен к вы­сыл­ке из се­ла, где он слу­жил. Не же­лая уез­жать да­ле­ко из род­ных мест, свя­щен­ник по­се­лил­ся в се­ле Же­лез­ни­ко­во со­сед­не­го Ста­риц­ко­го рай­о­на. Вме­сте с ним на но­вое ме­сто пе­ре­еха­ли его су­пру­га с до­че­рью. Ма­те­ри­аль­ных средств у них не бы­ло ни­ка­ких; о. Алек­сандр слу­жил в хра­ме и сни­мал ком­на­ту для се­бя и се­мьи. Здесь его за­ста­ло же­сто­кое го­не­ние кон­ца трид­ца­тых го­дов. По­сле пер­во­го аре­ста и ссыл­ки свя­щен­ник хо­ро­шо знал по сво­е­му лич­но­му опы­ту, что в го­су­дар­стве, ко­то­рое ис­по­ве­ду­ет в ка­че­стве но­вой ре­ли­гии во­ин­ству­ю­щее без­бо­жие, он бу­дет все­гда го­ним и в лю­бой мо­мент мо­жет быть аре­сто­ван, но о. Алек­сандр про­дол­жал слу­жить и был го­тов к ис­по­вед­ни­че­ству, а ес­ли Гос­подь при­зо­вет, то и к му­че­ни­че­ству.
21 но­яб­ря 1937 го­да, по­сле бо­го­слу­же­ния в день празд­но­ва­ния па­мя­ти со­бо­ра ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла и про­чих сил бес­плот­ных, НКВД аре­сто­вал свя­щен­ни­ка. 23 но­яб­ря он был до­про­шен.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми о том, что вы си­сте­ма­ти­че­ски про­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию, при­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным?
– Нет, ви­нов­ным се­бя не при­знаю. Контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции не про­во­дил.
– След­стви­ем точ­но уста­нов­ле­но, что вы дис­кре­ди­ти­ро­ва­ли во­ждей ВКП(б) и со­вет­ское пра­ви­тель­ство. При­зна­е­те се­бя ви­нов­ным в этом?
– Нет, ви­нов­ным се­бя не при­знаю.
– След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы, по­се­щая об­ще­ствен­ные ме­ста, рас­про­стра­ня­ли про­во­ка­ци­он­ные слу­хи о ги­бе­ли на­се­ле­ния и войне. При­зна­е­те се­бя ви­нов­ным в этом?
– Нет, ви­нов­ным се­бя не при­знаю. Бы­ли слу­чаи, ко­гда я го­во­рил, что ско­ро гря­дет вой­на, то­гда добра не бу­дет, а о ги­бе­ли на­се­ле­ния ни­где ни­че­го не го­во­рил.
– Вы не да­е­те прав­ди­вых по­ка­за­ний, то­гда как след­стви­ем точ­но уста­нов­ле­но и вас ули­ча­ют по­ка­за­ния сви­де­те­лей, что вы си­сте­ма­ти­че­ски ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию, по­это­му на­ста­и­ваю на да­че прав­ди­вых по­ка­за­ний.
– Ви­нов­ным се­бя не при­знаю[2].
Через день по­сле до­про­са, 25 но­яб­ря, Трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла его к рас­стре­лу. Еще через день, 27 но­яб­ря 1937 го­да, свя­щен­ник Алек­сандр Че­ка­лов был рас­стре­лян[3].


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХХ сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 3». Тверь. 2001. С. 371–372

При­ме­ча­ния

[1] Ар­хив УФСБ РФ по Твер­ской обл. Арх. № 21797-С. Л. 4.
[2] Там же. Л. 5-6.
[3] Там же. Л. 14-15.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест