Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

11 февраля – Собор Екатеринбургских святых

2 сентября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сандр Ма­ли­нов­ский ро­дил­ся 12 ап­ре­ля 1892 го­да в го­ро­де Пет­ров­ске Са­ра­тов­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Иоан­на Ма­ли­нов­ско­го. Дед его так­же был свя­щен­но­слу­жи­те­лем. Алек­сандр по­лу­чил об­ра­зо­ва­ние в го­род­ском двух­класс­ном учи­ли­ще, а по­сле пе­ре­ез­да се­мьи в го­род Вольск про­дол­жил обу­че­ние в ду­хов­ном учи­ли­ще. По окон­ча­нии его он по­сту­пил в Перм­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию. В это вре­мя он по­зна­ко­мил­ся с до­че­рью свя­щен­ни­ка Ди­мит­рия Алек­сан­дро­ви­ча За­топ­ля­е­ва Ве­рой; они по­же­ни­лись. У от­ца Алек­сандра и ма­туш­ки Ве­ры ро­ди­лось два сы­на: Ми­ха­ил и Ва­ле­ри­ан.
В 1913 го­ду Алек­сандр Ива­но­вич за­кон­чил се­ми­на­рию по пер­во­му раз­ря­ду и был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка. Ука­зом Прео­свя­щен­но­го Пал­ла­дия, епи­ско­па Перм­ско­го и Со­ли­кам­ско­го, он был на­зна­чен для слу­же­ния в Спа­со-Пре­об­ра­жен­скую цер­ковь се­ла Га­мо­ва Перм­ско­го уез­да. Вме­сте с ис­пол­не­ни­ем сво­их пас­тыр­ских обя­зан­но­стей ба­тюш­ка на­чал за­ве­до­вать Га­мов­ской и Ко­ста­рев­ской цер­ков­но-при­ход­ски­ми шко­ла­ми, од­новре­мен­но пре­по­да­вая в шко­ле се­ла Га­мо­ва За­кон Бо­жий. В 1915 го­ду он был так­же за­ко­но­учи­те­лем в Осен­цов­ском зем­ском на­род­ном учи­ли­ще Верхне-Мул­лин­ско­го при­хо­да.
Став пред­се­да­те­лем цер­ков­но-при­ход­ско­го по­пе­чи­тель­ства и об­ще­ства «Трез­ве­ние», отец Алек­сандр на­чал ак­тив­ную борь­бу с рас­про­стра­нен­ным в се­ле неду­гом - пьян­ством. За свою де­я­тель­ность на этом по­при­ще он был на­граж­ден в 1914 го­ду на­бед­рен­ни­ком.
В го­ды пер­вой ми­ро­вой вой­ны мо­ло­дой рев­ност­ный свя­щен­ник ста­рал­ся по­мо­гать фрон­ту де­неж­ны­ми сред­ства­ми. «Весь­ма ра­чи­те­лен в изыс­ка­нии средств и сбо­ре по­жерт­во­ва­ний на во­ен­ные нуж­ды», - го­во­ри­лось в его по­служ­ном спис­ке за 1915 год . Его тру­ды не оста­лись неза­ме­чен­ны­ми свя­щен­но­на­ча­ли­ем: в 1915 го­ду ко дню Свя­той Пас­хи «за при­ход­ское бла­го­устрой­ство» он по­лу­чил еще од­ну на­гра­ду - ску­фью, а в 1916 го­ду удо­сто­ил­ся Ар­хи­пас­тыр­ско­го бла­го­сло­ве­ния. Он об­ла­дал весь­ма пред­ста­ви­тель­ной внеш­но­стью: вы­со­кий ро­стом, креп­ко­го те­ло­сло­же­ния, с бла­го­род­ны­ми чер­та­ми ли­ца и пыш­ны­ми, вью­щи­ми­ся во­ло­са­ми, об­рам­ляв­ши­ми вы­со­кий лоб. Бу­дучи хо­ро­шим про­по­вед­ни­ком, он на­став­лял и под­дер­жи­вал в то труд­ное пред­ре­во­лю­ци­он­ное вре­мя не толь­ко при­хо­жан сво­е­го хра­ма, но и жи­те­лей Пер­ми, неред­ко про­из­но­ся про­по­ве­ди в ча­совне свя­ти­те­ля Сте­фа­на. «За усерд­ное про­по­ве­до­ва­ние Сло­ва Бо­жия в ча­совне бр[ат­ства] Св[ято­го] Сте­фа­на» слу­ша­те­ля­ми бы­ли под­не­се­ны ему два свя­щен­ни­че­ских об­ла­че­ния и ря­са. «По­ве­де­ния от­лич­но­го; в про­по­ве­до­ва­нии сло­ва Бо­жия усер­ден и ис­пра­вен; ка­те­хи­за­цию по про­грам­мам ве­дет неопу­сти­тель­но», - го­во­ри­лось в его по­служ­ном спис­ке.
В сен­тяб­ре 1916 го­да отец Алек­сандр по­сту­пил в Ка­зан­скую ду­хов­ную ака­де­мию. В 1917 го­ду, со­глас­но соб­ствен­но­му про­ше­нию, он был пе­ре­ве­ден для слу­же­ния к Вве­ден­ской церк­ви се­ла Верх-Сук­сун­ско­го Крас­но­у­фим­ско­го уез­да.
Здесь его и за­ста­ли ре­во­лю­ци­он­ные со­бы­тия.
Ле­том 1918 го­да в Крас­но­у­фим­ском уез­де на­ча­лись мас­со­вые кре­стьян­ские вол­не­ния, охва­тив­шие мно­же­ство во­ло­стей. Это бы­ло тре­вож­ное, страш­ное вре­мя для от­ца Алек­сандра Ма­ли­нов­ско­го: бои шли по­чти у са­мо­го Верх-Сук­сун­ско­го, где он то­гда слу­жил.
По­сле по­дав­ле­ния вос­ста­ний по все­му Крас­но­у­фим­ско­му уез­ду про­шли рас­пра­вы. Од­на­ко отец Алек­сандр, 26-лет­ний свя­щен­ник, и в то слож­ное вре­мя про­дол­жал без­бо­яз­нен­но про­по­ве­до­вать в хра­ме. Со­хра­ни­лись за­пи­си фраг­мен­тов од­ной из его про­по­ве­дей, в ко­то­рой он при­зы­вал не до­пус­кать раз­граб­ле­ния церк­ви боль­ше­ви­ка­ми. «Ми­ряне, - го­во­рил отец Алек­сандр с ам­во­на, - зна­е­те ли вы, что де­ла­ет­ся сей­час в Пет­ро­гра­де и Москве? Там боль­ше­ви­ки в церк­вах и со­бо­рах ста­вят ло­ша­дей, ру­га­ют­ся над ве­рой пра­во­слав­ной. Пра­во­слав­ные! Не до­пу­стим над­ру­га­тель­ства над на­шей свя­ты­ней, по­сто­им за ве­ру пра­во­слав­ную. Ско­ро опять нач­нет­ся вой­на, вновь за­тре­щат пу­ле­ме­ты, за­гре­мят пуш­ки, не до­пу­стим ко­щун­ства над пра­во­слав­ной ве­рой!».
По до­но­су двух во­лост­ных ми­ли­ци­о­не­ров, слы­шав­ших его про­по­ве­ди о бес­чин­ствах боль­ше­ви­ков, отец Алек­сандр был аре­сто­ван. Про­изо­шло это при сле­ду­ю­щих об­сто­я­тель­ствах. Из Крас­но­у­фим­ска в се­ло Верх-Сук­сун­ское был на­прав­лен от­ряд крас­но­ар­мей­цев. Ве­ру­ю­щие, еще из­да­ли за­ме­тив их, уда­ри­ли в на­бат. Отец Алек­сандр на­хо­дил­ся в то вре­мя в церк­ви, его за­кры­ли, по­ве­сив сна­ру­жи на две­рях за­мок. Подъ­е­хав к хра­му, ко­ман­дир от­ря­да с тру­дом про­шел сквозь тол­пу к цер­ков­ным две­рям, взло­мал за­мок и во­шел внутрь, рас­тал­ки­вая устре­мив­ших­ся за ним при­хо­жан. Отец Алек­сандр сто­ял в ал­та­ре с кре­стом в ру­ках, воз­но­ся в по­след­ний раз мо­лит­вы пред пре­сто­лом Бо­жи­им. Бла­го­сло­вив свою паст­ву, он по­шел к вы­хо­ду...
При­хо­жане за­пол­ни­ли всю пло­щадь, не да­вая крас­но­ар­мей­цам прой­ти и не от­пус­кая ба­тюш­ку. Но при­кла­да­ми вин­то­вок тол­пу от­тес­ни­ли, а от­ца Алек­сандра по­са­ди­ли на под­во­ду и по­вез­ли в Крас­но­у­фимск. По вос­по­ми­на­ни­ям оче­вид­цев, мно­гие из при­хо­жан еще дол­го бе­жа­ли за уда­ляв­ши­ми­ся под­во­да­ми.
От­ца Алек­сандра по­вез­ли в Крас­но­у­фим­скую уезд­ную тюрь­му; по до­ро­ге крас­но­ар­мей­цы аре­сто­ва­ли в го­род­ском хра­ме от­ца Льва Ер­шо­ва. В тюрь­ме их по­ме­сти­ли в од­ну ка­ме­ру.
В ночь на 2 сен­тяб­ря свя­щен­ни­ки бы­ли свя­за­ны друг с дру­гом ко­лю­чей про­во­ло­кой и, по сви­де­тель­ству их со­ка­мер­ни­ка, рас­стре­ля­ны «за го­ро­дом в так на­зы­ва­е­мом Хо­лод­ном ло­гу».
Вско­ре по­сле этих со­бы­тий в Крас­но­у­фимск всту­пи­ли ча­сти Бе­лой ар­мии. Те­ла двух уби­ен­ных иере­ев и дру­гих жертв крас­но­го тер­ро­ра бы­ли об­на­ру­же­ны в ле­су, за Ин­но­кен­тьев­ским го­род­ским клад­би­щем. 24 сен­тяб­ря невин­ные стра­даль­цы бы­ли с че­стью от­пе­ты в Свя­то-Тро­иц­ком со­бо­ре Крас­но­у­фим­ска и по­гре­бе­ны в цер­ков­ной огра­де со­бо­ра, ря­дом с мо­ги­лой про­то­и­е­рея Алек­сия Буд­ри­на, так­же при­няв­ше­го му­че­ни­че­скую кон­чи­ну от рук крас­ных.
В 1935 го­ду Свя­то-Тро­иц­кий со­бор был за­крыт, мо­ги­лы по­гиб­ших свя­щен­но­слу­жи­те­лей сров­ня­ли с зем­лей, а поз­же на их ме­сте был устро­ен ав­то­дром.
В 2000 го­ду ре­ше­ни­ем Ар­хи­ерей­ско­го Со­бо­ра Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви иерей Алек­сандр Ма­ли­нов­ский был про­слав­лен в Со­бо­ре но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских от Перм­ской епар­хии, а 21 июля 2002 го­да, в день Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, по­сле празд­нич­ной Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии и Крест­но­го хо­да бы­ли об­ре­те­ны чест­ные мо­щи свя­щен­но­му­че­ни­ков.
От­кры­лась кир­пич­ная клад­ка скле­па, был об­на­ру­жен ши­ро­кий гроб, в ко­то­ром по­ко­и­лись остан­ки двух свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Мо­щи свя­щен­но­му­че­ни­ка Алек­сандра на­хо­ди­лись у юж­ной сте­ны скле­па. Свя­щен­ник был об­ла­чен в ри­зу из пар­чи с мед­ны­ми ни­тя­ми, укра­шен­ную ор­на­мен­том из ши­тья и би­се­ра и мед­ны­ми ажур­ны­ми пу­го­ви­ца­ми. В гро­бу бы­ли най­де­ны Еван­ге­лие с изо­бра­же­ни­ем на мед­ной на­клад­ке Гос­по­да Иису­са Хри­ста и свя­тых еван­ге­ли­стов, а так­же два кре­ста: на­перс­ный и на­пре­столь­ный брон­зо­вый. Го­ло­ва свя­щен­но­му­че­ни­ка бы­ла по­кры­та по­кров­цом. Со­хра­ни­лись пря­ди вью­щих­ся длин­ных во­лос, ча­стич­но - ко­жа и мыш­цы. Го­ло­ва от­ца Алек­сандра бы­ла на­кло­не­на к пра­во­му пле­чу, под ле­вой глаз­ни­цей зи­я­ло пуле­вое от­вер­стие. Шей­ные по­звон­ки бы­ли по­вре­жде­ны, ле­вая бед­рен­ная кость сло­ма­на - ви­ди­мо, ба­тюш­ку под­вер­га­ли пе­ред убий­ством из­би­е­ни­ям. По остан­кам уда­лось точ­но уста­но­вить рост от­ца Алек­сандра - 1 метр 90 сан­ти­мет­ров.
Рас­коп­ки про­из­во­ди­лись под пе­ние ака­фи­стов; по сви­де­тель­ству оче­вид­цев, неко­то­рые из при­сут­ство­вав­ших ощу­ща­ли бла­го­уха­ние.
30 июля 2002 го­да остан­ки свя­щен­но­му­че­ни­ков бы­ли от­прав­ле­ны на экс­пер­ти­зу в Об­ласт­ное бю­ро су­деб­но-ме­ди­цин­ской экс­пер­ти­зы Ека­те­рин­бур­га, где бы­ло со­став­ле­но по­дроб­ное за­клю­че­ние. В част­но­сти, иден­ти­фи­ка­ци­он­ным ис­сле­до­ва­ни­ем бы­ло уста­нов­ле­но порт­рет­ное сход­ство меж­ду при­жиз­нен­ным изо­бра­же­ни­ем от­ца Алек­сандра и его чест­ны­ми мо­ща­ми. Из че­ре­па но­во­му­че­ни­ка бы­ла из­вле­че­на ре­воль­вер­ная пу­ля ка­либ­ра 7,62 мил­ли­мет­ра си­сте­мы «На­ган». В хо­де экс­пер­ти­зы был об­на­ру­жен на­тель­ный мед­ный по­зо­ло­чен­ный кре­стик с над­пи­сью: «Вер­хо­тур».
5 де­каб­ря 2002 го­да мо­щи от­ца Льва и от­ца Алек­сандра бы­ли пе­ре­не­се­ны для по­кло­не­ния в Свя­то-Тро­иц­кий со­бор го­ро­да Крас­но­у­фим­ска.

Ис­точ­ник: http://pstgu.ru

Случайный тест

(7 голосов: 5 из 5)