Дни памяти

16 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

16 ноября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сандр ро­дил­ся 24 но­яб­ря 1891 го­да в се­ле Але­ши­но Дмит­ров­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая Ва­си­лье­ви­ча Па­рус­ни­ко­ва. Это бы­ла пра­во­слав­ная се­мья, и неуди­ви­тель­но, что Алек­сандр Па­рус­ни­ков из­брал имен­но свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние. Пе­ред ним был при­мер его от­ца, дя­ди, свя­щен­ни­ка Иоан­на Па­рус­ни­ко­ва, и стар­ше­го бра­та Ни­ко­лая, ко­то­рый учил­ся в Вифан­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии. Алек­сандр окон­чил Риж­ское Ду­хов­ное учи­ли­ще и в ав­гу­сте 1907 го­да так­же по­сту­пил в Вифан­скую се­ми­на­рию. Успеш­но окон­чив ее в 1913 го­ду, 8 мая он был по­свя­щен в сти­харь и вско­ре ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на и во свя­щен­ни­ка.
Неза­дол­го до это­го Алек­сандр Ни­ко­ла­е­вич же­нил­ся на до­че­ри про­то­и­е­рея Иоан­на Му­ра­вье­ва Алек­сан­дре. Про­то­и­е­рей Иоанн со­сто­ял ин­спек­то­ром школ Дмит­ров­ско­го уез­да и был из­ве­стен сво­ей бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Он ча­сто устра­и­вал дет­ские празд­ни­ки, со­дер­жал стол для бед­ных, и паства его очень лю­би­ла. Он умер на Рож­де­ство по­сле ли­тур­гии. Хо­ро­нить его со­брал­ся весь го­род. Оба бра­та Алек­сан­дры Ива­нов­ны так­же бы­ли цер­ков­но­слу­жи­те­ля­ми, один – в сане свя­щен­ни­ка, дру­гой – пса­лом­щи­ка. В Дмит­ро­ве Алек­сандра Ива­нов­на окон­чи­ла гим­на­зию. Труд­но бы­ло най­ти луч­шую спут­ни­цу жиз­ни, с дет­ства впи­тав­шую хри­сти­ан­ские иде­а­лы ми­ло­сер­дия и са­мо­от­вер­жен­но­го слу­же­ния.
В 1914 го­ду отец Алек­сандр Па­рус­ни­ков был на­зна­чен на­сто­я­те­лем хра­ма в се­ле Боль­шое Ива­нов­ское Брон­ниц­ко­го уез­да. Мо­ло­дая се­мья пе­ре­еха­ла на но­вое ме­сто, где им пред­сто­я­ло жить бли­жай­шие де­сять лет. В те го­ды Алек­сандра Ива­нов­на ра­бо­та­ла учи­те­лем в сель­ской шко­ле. У су­пру­гов ро­ди­лось трое де­тей. Рас­тить их по­мо­га­ла ня­ня Прас­ко­вья. По­сле ре­во­лю­ции Па­рус­ни­ко­вы не смог­ли пла­тить ей жа­ло­ва­нье, но она, при­вя­зав­шись к этим доб­рым лю­дям, ска­за­ла лишь: «И не на­до, толь­ко не го­ни­те» – и оста­лась в се­мье.
Отец Алек­сандр ча­сто слу­жил, ду­хов­но окорм­ляя мно­го­чис­лен­ную паст­ву, од­на­ко ре­во­лю­ция 1917 го­да обо­рва­ла мир­ное те­че­ние жиз­ни при­хо­да. По­след­ствия вой­ны, го­ло­да, про­из­во­ла вла­стей ис­пы­та­ла на се­бе и се­мья Па­рус­ни­ко­вых. Так, в 1918-1921 го­дах от­ца Алек­сандра пе­ри­о­ди­че­ски при­вле­ка­ли к ты­ло­вым ра­бо­там, а в на­ча­ле 1920‑х их с су­пру­гой ли­ши­ли из­би­ра­тель­ных прав, что озна­ча­ло в те го­ды ли­ше­ние и граж­дан­ских прав.
В 1924 го­ду отец Алек­сандр был на­зна­чен на­сто­я­те­лем Зна­мен­ско­го (с при­де­лом в честь свя­тых му­че­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на) хра­ма в се­ле Кузь­мин­ское Мих­нев­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти. Сю­да, по­бли­же к сы­ну, из се­ла Але­ши­но пе­ре­бра­лись и ро­ди­те­ли от­ца Алек­сандра (отец Ни­ко­лай Па­рус­ни­ков до са­мой смер­ти слу­жил в хра­ме се­ла Хо­ня­ти­но Гле­бов­ской во­ло­сти Ко­ло­мен­ско­го уез­да и вме­сте с же­ною был по­хо­ро­нен око­ло Зна­мен­ско­го хра­ма се­ла Кузь­мин­ское). В Кузь­мин­ском у от­ца Алек­сандра с су­пру­гой ро­ди­лось еще трое де­тей.
Бу­дучи на­сто­я­те­лем Зна­мен­ско­го хра­ма, отец Алек­сандр был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея и на­зна­чен бла­го­чин­ным Мих­нев­ско­го рай­о­на. Ду­хов­ный рост свя­щен­ни­ка по-сво­е­му от­ме­ти­ли и вла­сти: в де­каб­ре 1929 го­да он по об­ви­не­нию в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти был аре­сто­ван Сер­пу­хов­ским окруж­ным от­де­лом ОГПУ и со­дер­жал­ся под стра­жей в те­че­ние ме­ся­ца.
В это вре­мя в стране раз­вер­ну­лось кол­хоз­ное стро­и­тель­ство. Хо­тя се­мья Па­рус­ни­ко­вых и бы­ла ли­ше­на зем­ли, ло­ша­ди и сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го ин­вен­та­ря, но на мно­го­чис­лен­ные во­про­сы при­хо­жан, ид­ти ли им в кол­хоз, отец Алек­сандр от­ве­чал, что «жить и ра­бо­тать на­до при лю­бой вла­сти», и бла­го­слов­лял всту­пать в кол­хоз.
В 1934 го­ду мно­го­дет­ную се­мью Па­рус­ни­ко­вых вы­се­ли­ли из до­ма, ко­то­рый к это­му вре­ме­ни стал при­над­ле­жать кол­хо­зу. Сна­ча­ла их пе­ре­се­ли­ли на кух­ню, а в осталь­ной ча­сти до­ма устро­и­ли кол­хоз­ный клуб, а по­том и со­всем вы­бро­си­ли на ули­цу. В этот тя­же­лый мо­мент Па­рус­ни­ко­вых при­юти­ла при­хо­жан­ка хра­ма На­та­лья Ни­ко­ла­ев­на Де­ми­до­ва. Они про­жи­ли у нее зи­му, по­том про­да­ли ко­ро­ву и на вы­ру­чен­ные день­ги по­стро­и­ли де­ре­вян­ный дом. Боль­шой се­мье бы­ло очень труд­но про­кор­мить­ся без ко­ро­вы, и чтобы вы­жить, они ку­пи­ли те­лен­ка и вы­рас­ти­ли его.
Слу­же­ние от­ца Алек­сандра в 1930-е го­ды мож­но без пре­уве­ли­че­ния на­звать пас­тыр­ским по­дви­гом. Несмот­ря на непо­силь­ные на­ло­ги, пре­сле­до­ва­ния со сто­ро­ны вла­стей, от­сут­ствие кли­ра (един­ствен­ный пса­лом­щик – Алек­сандр Ва­си­лье­вич Про­то­по­пов не вы­нес этих труд­но­стей и ушел в са­пож­ни­ки), отец Алек­сандр ре­гу­ляр­но со­вер­шал бо­го­слу­же­ния. Ча­сто ему при­хо­ди­лось слу­жить од­но­му в пу­стом хра­ме. В 1930-х го­дах храм огра­би­ли – укра­ли се­реб­ря­ные со­су­ды. По­сле это­го слу­чая ба­тюш­ка стал за­би­рать со­су­ды до­мой. На­ступ­ле­ние на храм про­дол­жа­лось, и уже неза­дол­го до за­кры­тия, при­мер­но в 1935-1936 го­дах, с него бы­ли сбро­ше­ны ко­ло­ко­ла.
Отец Алек­сандр как бла­го­чин­ный мно­го ез­дил по се­лам рай­о­на. В те го­ды боль­шин­ство хра­мов бы­ло за­кры­то, и он ду­хов­но окорм­лял эти при­хо­ды. Так, в 1930 го­ду был аре­сто­ван его близ­кий друг – про­то­и­е­рей Па­вел Смир­нов, на­сто­я­тель хра­ма в се­ле Ильин­ское, и отец Алек­сандр стал ре­гу­ляр­но слу­жить и там. Как позд­нее от­ме­тил в ха­рак­те­ри­сти­ке Па­рус­ни­ко­ва пред­се­да­тель сель­со­ве­та Му­ра­вьев, «Па­рус­ни­ков ра­бо­та­ет свя­щен­ни­ком се­ле­ния Кузь­мин­ское-Ильин­ское, об­слу­жи­ва­ет весь Ба­ры­бин­ский рай­он».
Вол­на ре­прес­сий 1937-1938 го­дов не мог­ла обой­ти сто­ро­ной та­ко­го рев­ност­но­го пас­ты­ря, как отец Алек­сандр. Од­на­ко пе­ред аре­стом ор­га­ны без­опас­но­сти ре­ши­ли скло­нить его к со­труд­ни­че­ству. За две неде­ли до аре­ста от­ца Алек­сандра за­бра­ли в НКВД и пред­ло­жи­ли стать осве­до­ми­те­лем. Он ре­ши­тель­но от­ка­зал­ся, хо­тя пре­крас­но со­зна­вал, к ка­ким это при­ве­дет по­след­стви­ям. Ко­гда со­труд­ни­ки НКВД при­шли с ор­де­ром на арест, от­ца Алек­сандра до­ма не ока­за­лось – он по­ехал про­щать­ся с сест­ра­ми, по­это­му аре­сто­ва­ли его утром на сле­ду­ю­щий день – 30 ок­тяб­ря 1937 го­да, в празд­ник свя­тых му­че­ни­ков Кос­мы и Да­ми­а­на.
На до­про­сах 30, 31 ок­тяб­ря и 13 но­яб­ря сле­до­ва­те­ли пы­та­лись до­бить­ся от него при­зна­ния в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти и ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции. Стой­ко и му­же­ствен­но дер­жась на до­про­сах и ни­ко­го не ого­во­рив, отец Алек­сандр не при­знал се­бя ви­нов­ным ни по од­но­му пунк­ту об­ви­не­ния. «Я го­во­рил толь­ко о том, что на­до мо­лить­ся Бо­гу и быть чест­ным тру­же­ни­ком», – ска­зал он.
14 но­яб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Алек­сандра к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Алек­сандр Па­рус­ни­ков был рас­стре­лян 16 но­яб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Про­то­и­е­рей Олег Мит­ров

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. Но­ябрь». Тверь, 2003 год, стр. 36-40.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест