Дни памяти

16 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

11 декабря

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сий ро­дил­ся 8 фев­ра­ля 1890 го­да в се­ле Ре­ди­но Сол­неч­но­гор­ской во­ло­сти Клин­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Алек­сандра Смир­но­ва.
По­сту­пив в Вифан­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, Алек­сий Смир­нов окон­чил ее в 1915 го­ду и 22 сен­тяб­ря был опре­де­лен пса­лом­щи­ком в Тих­вин­ский храм род­но­го се­ла.
21 ап­ре­ля 1916 го­да он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка к Вос­кре­сен­ско­му хра­му се­ла Мерз­ло­го Клин­ско­го уез­да. В 1922 го­ду от­ца Алек­сея пе­ре­ве­ли слу­жить в Успен­скую цер­ковь Пре­чи­стен­ско­го По­го­ста то­го же уез­да.
Хо­зяй­ство свя­щен­ни­ка по­сле ре­во­лю­ции бы­ло об­ло­же­но боль­шим на­ло­гом. За его неупла­ту он был осуж­ден на один ме­сяц при­ну­ди­тель­ных ра­бот.
По­сколь­ку но­вая без­бож­ная власть по­ста­ви­ла сво­ей це­лью уни­что­же­ние Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, то все ее ме­ро­при­я­тия бы­ли на­прав­ле­ны для до­сти­же­ния на­ме­чен­но­го. Од­ним из средств для это­го слу­жи­ли боль­шие на­ло­ги, ко­то­ры­ми об­кла­ды­ва­лось как ду­хо­вен­ство, так и об­щи­ны ве­ру­ю­щих.
По во­про­су вы­пла­ты оче­ред­ной стра­хов­ки и на­ло­гов за поль­зо­ва­ние цер­ко­вью 4 де­каб­ря 1929 го­да, в день празд­ни­ка Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, со­сто­я­лось со­бра­ние при­хо­жан Успен­ско­го хра­ма, на ко­то­ром ве­ру­ю­щие при­ня­ли ре­ше­ние со­брать тре­бу­е­мую сум­му и упла­тить на­лог.
30 де­каб­ря 1929 го­да ОГПУ аре­сто­ва­ло свя­щен­ни­ка Алек­сия Смир­но­ва и ста­ро­сту церк­ви Гри­го­рия Си­во­хи­на, об­ви­нив их в рас­про­стра­не­нии лож­ных слу­хов о ско­рой войне и воз­буж­де­нии недо­воль­ства у на­се­ле­ния со­вет­ской вла­стью. По­сле аре­ста их за­клю­чи­ли в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве.
4 ян­ва­ря 1930 го­да со­сто­ял­ся до­прос свя­щен­ни­ка.
– 4 де­каб­ря со­бра­ние со­сто­я­лось в церк­ви по­сле обед­ни, – ска­зал отец Алек­сий. – Со­бра­ние бы­ло по во­про­су упла­ты на­ло­гов, и на нем при­сут­ство­ва­ло око­ло 200 че­ло­век. На этом со­бра­нии вы­сту­пал Си­во­хин, ко­то­рый го­во­рил, что «необ­хо­ди­мо сов­мест­но упла­тить при­слан­ную сум­му, ина­че у нас цер­ковь за­кро­ют». Вы­сту­пал ли кто-ли­бо еще кро­ме Си­во­хи­на, я не пом­ню. Со сто­ро­ны граж­дан, при­сут­ство­вав­ших на дан­ном со­бра­нии, бы­ли пред­ло­же­ния со­брать день­ги со всех. В ре­зуль­та­те бы­ло при­ня­то ре­ше­ние со­брать по руб­лю со дво­ра. Ни­ка­ких экс­цес­сов во вре­мя со­бра­ния и по­сле не бы­ло.
– Го­во­рил ли Си­во­хин о том, что «боль­ше­ви­ки со­би­ра­ют­ся у нас за­крыть цер­ковь»?
– Ни­че­го по­доб­но­го он не го­во­рил.
– Вы­сту­па­ли ли вы на дан­ном со­бра­нии?
– Нет, не вы­сту­пал и ни­че­го не го­во­рил.
23 фев­ра­ля 1930 го­да Кол­ле­гия ОГПУ при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка Алек­сия Смир­но­ва к за­клю­че­нию в конц­ла­герь сро­ком на пять лет. От­бы­вать на­ка­за­ние свя­щен­ник был от­прав­лен в Бе­ло­мор­ско-Бал­тий­ский ла­герь.
Вслед­ствие за­че­та ра­бо­чих дней и при­ме­не­ния льгот срок от­бы­ва­ния на­ка­за­ния от­цу Алек­сию был со­кра­щен на один год. В де­каб­ре 1933 го­да он по­лу­чил до­ку­мен­ты об осво­бож­де­нии из ла­ге­ря.
30 мая 1934 го­да отец Алек­сий был на­зна­чен свя­щен­но­на­ча­ли­ем слу­жить в том же Успен­ском хра­ме Пре­чи­стен­ско­го По­го­ста Сол­неч­но­гор­ско­го рай­о­на.
В кон­це 1930-х го­дов на­ча­лась оче­ред­ная вол­на го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. От­ца Алек­сия аре­сто­ва­ли в день празд­ни­ка Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы 4 де­каб­ря 1937 го­да и за­клю­чи­ли в Та­ган­скую тюрь­му в Москве.
5 де­каб­ря он был до­про­шен.
– На­зо­ви­те Ва­ших зна­ко­мых, их фа­ми­лии и адре­са.
– Близ­ких зна­ко­мых у ме­ня ни­ко­го ни­где нет.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми о том, что вы сре­ди на­се­ле­ния си­сте­ма­ти­че­ски ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию.
– В контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции я се­бя ви­нов­ным не при­знаю.
– Вы од­новре­мен­но сре­ди на­се­ле­ния вы­ска­зы­ва­ли про­во­ка­ци­он­ные слу­хи о ги­бе­ли со­вет­ской вла­сти.
– Про­во­ка­ци­он­ных вы­ска­зы­ва­ний с мо­ей сто­ро­ны ни­ко­гда ни­где не бы­ло.
По тре­бо­ва­нию со­труд­ни­ков НКВД пред­се­да­тель сель­со­ве­та 5 де­каб­ря 1937 го­да вы­дал справ­ку, в ко­то­рой дал та­кую ха­рак­те­ри­сти­ку свя­щен­ни­ку: «…свя­щен­ник граж­да­нин Смир­нов Алек­сей про­жи­вал на ху­то­ре Успе­нье Мо­стов­ско­го сель­со­ве­та с 1935 го­да и по на­сто­я­щее вре­мя. За вре­мя пре­бы­ва­ния граж­да­нин Смир­нов за­ни­мал­ся ду­хо­вен­ством и кро­ме то­го, под ви­дом под­шив­ки са­пог, вел ан­ти­со­вет­скую ра­бо­ту сре­ди из­би­ра­те­лей, и осо­бен­но сре­ди тех лю­дей, ко­то­рые хо­ди­ли в цер­ковь по вос­кре­се­ньям и дру­гим празд­ни­кам».
Сле­до­ва­те­лем в тот же день, 5 де­каб­ря, бы­ли до­про­ше­ны лже­сви­де­те­ли. Один из них по­ка­зал, что в день аре­ста бе­се­до­вал со свя­щен­ни­ком, ко­то­рый ска­зал: «Бо­юсь, что ме­ня ско­ро за­бе­рут. В Клин­ском рай­оне всех по­пов аре­сто­ва­ли, и что толь­ко со­вет­ская власть де­ла­ет с ре­ли­ги­ей – ис­клю­чи­тель­но де­ла­ет го­не­ние… ссы­ла­ют в ла­ге­ря лю­дей неви­нов­ных с та­кой це­лью, чтобы они там уми­ра­ли с го­ло­ду, там хле­ба да­ют очень ма­ло, жить очень труд­но».
По­след­ний до­прос со­сто­ял­ся 7 де­каб­ря.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы сре­ди на­се­ле­ния ве­ли си­сте­ма­ти­че­скую контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию?
– Я се­бя ви­нов­ным в ве­де­нии контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции сре­ди на­се­ле­ния не при­знаю.
9 де­каб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Алек­сия к рас­стре­лу.
Свя­щен­ник Алек­сий Смир­нов был рас­стре­лян 11 де­каб­ря 1937 го­да на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле.


Про­то­и­е­рей Мак­сим Мак­си­мов

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 2». Тверь, 2005 год, стр. 214–218.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест