Ваш город - Сиэтл?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

6 июля – Собор Владимирских святых

17 июля

23 октября – Собор Волынских святых

Житие

Краткое житие благоверного великого князя Андрея Боголюбского

Свя­той бла­го­вер­ный ве­ли­кий князь Ан­дрей был сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Юрия Дол­го­ру­ко­го и вну­ком Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха. С дет­ства от­ли­чал­ся лю­бо­вью к цер­ков­ным служ­бам, раз­да­вал ще­д­рую ми­ло­сты­ню. В 1155 го­ду, не спро­сясь от­ца, князь Ан­дрей от­пра­вил­ся во Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­скую зем­лю, ку­да пе­ре­нес из Вы­ш­го­ро­да Вла­ди­мир­скую ико­ну Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Здесь ему яви­лась са­ма Пре­чи­стая Де­ва, по­велев ос­но­вать мо­на­стырь в честь Ее Рож­де­ства. Князь рас­по­ря­дил­ся на­пи­сать ико­ну в том ви­де. как ему пред­ста­ла Ма­терь Бо­жия. Ико­ну на­зва­ли Бо­го­люб­ской, как и воз­ник­ший здесь мо­на­стырь. Бу­дучи из­бран­ным на ве­че на кня­же­ние, князь Ан­дрей впер­вые на Ру­си уста­но­вил еди­но­вла­стие, за­бо­тясь о за­щи­те и укреп­ле­нии сво­ей зем­ли. При нем Суз­даль­ское кня­же­ство рас­ши­ри­лось и ста­ло но­вым цен­тром рус­ских зе­мель, а князь Ан­дрей стал пер­вым ве­ли­ко­рус­ским кня­зем. По­стро­ил мно­го мо­на­сты­рей и хра­мов. Был убит в ре­зуль­та­те за­го­во­ра ца­ре­двор­цев в 1174 го­ду.

Полное житие благоверного великого князя Андрея Боголюбского 

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ан­дрей Бо­го­люб­ский (1110–1174), внук ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха, сын кня­зя Юрия Дол­го­ру­ко­го и по­ло­вец­кой княж­ны (во Свя­том Кре­ще­нии Ма­рии), ро­дил­ся в 1110 го­ду и 35 лет жиз­ни про­вел в Ро­сто­во-Суз­даль­ской зем­ле, ко­то­рую по­лу­чил в удел его отец. Но в мо­ло­дые го­ды жил в Ки­е­ве, где его отец был ве­ли­ким кня­зем. От де­да Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха внук уна­сле­до­вал ве­ли­кую ду­хов­ную со­сре­до­то­чен­ность, лю­бовь к сло­ву Бо­жию и при­выч­ку об­ра­щать­ся к Пи­са­нию во всех слу­ча­ях жиз­ни. «От юна­го бо воз­рас­та, от мла­дых ног­тей от мир­ских су­е­мудрий от­вра­ти се­бе, – го­во­рит опи­са­тель его жи­тия. – Гла­сы Бо­же­ствен­ны­ми все­гда огла­со­ва­ше уше­са своя, свя­тых книг по­уче­ний слад­це по­слу­ша­ю­щи, от­ню­ду­же при­тя­жа се­бе за­ча­ло пре­муд­ро­сти – страх Бо­жий и пре­муд­рость ра­зу­ма от Пи­са­ний Свя­тых». Лю­бил князь цер­ков­ное пе­ние и цер­ков­ные служ­бы, хо­ро­шо знал устав цер­ков­ный и пре­крас­но пом­нил, па­мять ка­ко­го свя­то­го и в ка­кой день со­вер­ша­ет­ся. Лю­бил он тай­ные ноч­ные мо­лит­вы и ча­сто но­чью, тай­ком от всех, хо­дил в храм, за­жи­гал све­чи и мо­лил­ся.

Вме­сте с глу­бо­ким бла­го­че­сти­ем свя­той князь Ан­дрей сов­ме­щал рат­ные по­дви­ги. Храб­рый и ис­кус­ный во­ин, Ан­дрей от­ли­чал­ся осо­бой на­ход­чи­во­стью и сно­ров­кой, «му­же­ство и ум в нем жи­ли, прав­да и ис­ти­на в нем хо­ди­ли, вто­рым муд­рым Со­ло­мо­ном был он», – пи­сал ле­то­пи­сец. Участ­ник мно­гих по­хо­дов сво­е­го во­ин­ствен­но­го от­ца, князь Ан­дрей не раз в сра­же­ни­ях был бли­зок к смер­ти. Под Луц­ком (1150 г.) он гнал непри­я­те­лей и был окру­жен ими на мо­сту – был спа­сен от ко­пья немец­ко­го на­ем­ни­ка мо­лит­ва­ми к ве­ли­ко­му­че­ни­ку Фе­о­до­ру Стра­ти­ла­ту, чья па­мять со­вер­ша­лась в тот день (8/21 фев­ра­ля). Бро­сясь на дру­гую сто­ро­ну ре­ки, он гнал стрел­ков непри­я­тель­ских к го­ро­ду, но был остав­лен сво­и­ми; один из его дру­жи­ны, схва­тив за уз­ду ко­ня Ан­дре­ева, дер­жал его и тем спас от пле­на, ес­ли не от смер­ти. В 1152 го­ду в жар­кой бит­ве при р. Ру­те князь Ан­дрей силь­ным уда­ром из­ло­мал свое ко­пье, шлем сле­тел с го­ло­вы его и щит упал на зем­лю, но и на этот раз Про­мысл Бо­жий незри­мо спас кня­зя-мо­лит­вен­ни­ка.

Уме­лый во­ин, юный князь вме­сте с тем «не ве­ли­чав был на рат­ный чин». Ле­то­пис­цы осо­бо от­ме­ча­ют ми­ро­твор­че­ский дар свя­то­го Ан­дрея, ред­кий в кня­зьях и пол­ко­вод­цах то­го су­ро­во­го вре­ме­ни. Со­че­та­ние во­ин­ской доб­ле­сти с ми­ро­лю­би­ем и ми­ло­сер­ди­ем, ве­ли­ко­го сми­ре­ния с неукро­ти­мой рев­но­стью о Церк­ви бы­ло в выс­шей сте­пе­ни при­су­ще кня­зю Ан­дрею. Он лю­бил ни­щих и убо­гих и да­вал ми­ло­сты­ню, го­во­ря: «Се есть Хри­стос, при­ше­дый ис­ку­сить ме­ня».

Князь Ан­дрей, рож­ден­ный и вос­пи­тан­ный на се­ве­ре, лю­бил свою ро­ди­ну – Суз­даль­скую зем­лю – и уме­ло управ­лял ею, на­саж­дая чи­сто­ту нра­вов и бла­го­че­стие. Вме­сте с от­цом сво­им, кня­зем Юри­ем Дол­го­ру­ким, стро­ил в 1147 г. Моск­ву, в 1152 г. – Юрьев Поль­ский, го­род во Вла­ди­мир­ской зем­ле, в 1154 г. – Дмит­ров и укра­шал хра­ма­ми Ро­стов, Суз­даль, Вла­ди­мир.

В это вре­мя на се­ве­ро-во­сточ­ные окра­и­ны Ки­ев­ско­го го­су­дар­ства, где бы­ло рас­по­ло­же­но кня­же­ство свя­то­го Ан­дрея, ши­ро­ким по­то­ком дви­ну­лись боль­шие мас­сы пе­ре­се­лен­цев из юж­ных пре­де­лов Ру­си. Это бы­ли лю­ди, из­му­чен­ные по­сто­ян­ны­ми меж­до­усо­би­ца­ми удель­ных кня­зей, та­тар­ски­ми на­бе­га­ми, стра­дав­шие от раз­гу­ла и бес­чинств свое­воль­ных кня­же­ских дру­жин. Они рев­но­ва­ли о чи­сто­те пра­во­сла­вия и ис­ка­ли прав­ды и бла­го­че­сти­вой жиз­ни в све­те Хрис­то­ва Еван­ге­лия. С ве­ли­кой лю­бо­вью встре­чал свя­той князь по­се­лен­цев и, как доб­рый хо­зя­ин, вся­че­ски по­мо­гал им устра­и­вать­ся на но­вом ме­сте: рас­чи­ща­лись ле­са, за­се­и­ва­лась хле­бом дев­ствен­ные зем­ли; лю­ди ста­ли за­ни­мать­ся зем­ле­де­ли­ем, пче­ло­вод­ством, ры­бо­лов­ством, охо­той. Огром­ные ре­ки Вол­га и Ока с при­то­ка­ми от­кры­ва­ли вод­ные пу­ти. Устраи­ва­лись до­ро­ги, мо­сты, раз­ви­ва­лись ре­мес­ла, про­цве­та­ла тор­гов­ля. Воз­ни­ка­ли го­ро­да Тверь, Га­лич, Псков, Ста­ро­дуб, Зве­ни­го­род.

Ко­гда в 1154 го­ду Юрий Дол­го­ру­кий стал ве­ли­ким кня­зем Ки­ев­ским, он дал сы­ну в удел Вы­ш­го­род под Ки­е­вом, чтобы в его храб­ро­сти иметь близ­кую се­бе опо­ру. Но не по ду­ше бы­ло бла­го­че­сти­во­му Ан­дрею на юге Ру­си. С глу­бо­кой скор­бью вос­при­ни­мал он меж­до­усоб­ные рас­при кня­зей, бес­чин­ства их дру­жин, без­за­щит­ность на­се­ле­ния и стре­мил­ся в Суз­даль­ские зем­ли, где в про­ти­во­вес шум­но­му, бес­по­кой­но­му югу бы­ли ти­ши­на, по­кой и бла­го­че­стие. И в серд­це его все бо­лее и бо­лее воз­го­ра­лась му­же­ствен­ная и ре­ши­тель­ная мысль – ос­но­вать еди­ную силь­ную кня­же­скую дер­жа­ву на се­ве­ре Ру­си с еди­ной пра­во­слав­ной ве­рой. «Нече­го нам здесь, ба­тюш­ка, де­лать, – го­во­рил он от­цу, – уй­дем-ка от­сю­да за­теп­ло».

А неза­дол­го до это­го Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Лу­ка Хри­зо­верг по вну­ше­нию Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы по­слал в Ки­ев кня­зю Юрию Дол­го­ру­ко­му ве­ли­кую свя­ты­ню – чу­до­твор­ную ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри, на­пи­сан­ную еще еван­ге­ли­стом Лу­кой. Око­ло 1130–1131 гг. вме­сте с ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри «Пи­ро­го­ща» обе свя­ты­ни бы­ли пе­ре­не­се­ны на Русь. Здесь им ока­за­ли до­стой­ную встре­чу: для ико­ны Бо­го­ма­те­ри «Пи­ро­го­ща» по­стро­и­ли цер­ковь, а ико­ну, впос­лед­ствии на­зван­ную Вла­ди­мир­ской, по­ме­сти­ли в ро­до­вом име­нии св. рав­ноап­ос­толь­ной Оль­ги в Вы­ш­го­ро­де в быв­шем там жен­ском мо­на­сты­ре. Это бы­ло зна­ком осо­бой ми­ло­сти Бо­жи­ей и ве­ли­ко­го бла­го­сло­ве­ния для Рос­сий­ской зем­ли.

«Ви­дя чу­дес мно­же­ство» от при­не­сен­ной в Вы­ш­го­род свя­той ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, бла­го­вер­ный князь Ан­дрей «воз­го­ре­ся ду­хом и умо­ля­ше Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу, да ска­жет свя­тую во­лю Свою» и да бла­го­сло­вит его. Со сле­за­ми и лю­бо­вью рас­кры­вал он свое серд­це в го­ря­чей мо­лит­ве пе­ред чу­до­твор­ной ико­ной Пре­бла­го­сло­вен­ной Вла­ды­чи­цы: «О, Пре­чи­стая Гос­по­же, Де­во Бо­го­ро­ди­це, Ма­ти Хри­ста Бо­га на­ше­го! Аще хо­ще­ши, мо­же­ши мне По­мощ­ни­ца бы­ти в Ро­стов­ской зем­ле, иде­же тщим­ся ше­ство­ва­ти, и та­мо по­се­ти нас, Вла­ды­чи­це!» – так ча­сто и уми­лен­но взы­вал князь.

И Ма­терь Бо­га на­ше­го услы­ша­ла немолч­ный вопль Сво­е­го из­бран­ни­ка и бла­гос­ло­ви­ла его бла­гое на­чи­на­ние. Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, «от ико­ны Сво­ей ми­ло­сти нам ис­то­ча­ю­щая», ви­ди­мым зна­ме­ни­ем ука­за­ла во­лю Свою. В Выш­го­ро­де ико­на ино­гда воз­вы­ша­лась, под­ни­ма­лась, сто­я­ла на воз­ду­хе, ино­гда в хра­ме «но­ша­ше­ся сю­ду и сю­ду», об­на­ру­жи­вая стрем­ле­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри по­ки­нуть это ме­сто. То­гда бла­го­вер­ный князь Ан­дрей, «улу­чив же­ла­е­мое» и взяв свя­тую ико­ну, как ве­ли­кое со­к­ро­ви­ще и бла­го­сло­ве­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри, «идя­ше в путь свой, ра­ду­я­ся и поя Бо­гу» (ака­фист). Тай­но от всех мо­ло­дой князь со свя­щен­ни­ком Ми­ку­ли­цею (Ни­ко­ла­ем), диа­ко­ном Несто­ром и их се­мей­ства­ми вес­ной 1155 го­да вы­ехал из Ки­е­ва. Бла­го­че­сти­вое пре­да­ние, за­пи­сан­ное позд­ней­ши­ми ле­то­пис­ца­ми, со­об­ща­ет, что бла­го­дать Бо­жия бы­ла с ним. Ед­ва пут­ни­ки всту­пи­ли в пре­де­лы Ро­сто­во-Суз­даль­ско­го кня­же­ства, как от ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри на­ча­ли со­вер­шать­ся чу­де­са, впо­след­ствии за­пи­сан­ные ду­хов­ни­ком кня­зя Ан­дрея «по­пом Ми­ку­ли­цей» в «Ска­за­нии о чу­де­сах Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри».

В пре­де­лах Моск­вы, то­гда еще со­всем юно­го го­ро­да, по мо­лит­ве кня­зя пред ико­ной был чу­дес­но спа­сен от по­топ­ле­ния в ре­ке Яу­зе один из его слуг; за­тем на Ро­гож­ских по­лях конь сбил же­ну свя­щен­ни­ка Ми­ку­ли­цы и за­топ­тал ее но­га­ми, но по мо­лит­ве пред ико­ной по­стра­дав­шая оста­лась невре­ди­мой. Осо­бая же бла­го­дать Ма­те­ри Бо­жи­ей от­кры­лась непо­да­ле­ку от Вла­ди­ми­ра, вер­стах в де­ся­ти вниз по те­че­нию ре­ки Клязь­мы. Свя­той князь Ан­дрей на­ме­ре­вал­ся по­ста­вить ико­ну в Ро­сто­ве, но по дей­ствию си­лы Бо­жи­ей обоз оста­но­вил­ся. Ло­ша­ди ни­как не шли даль­ше. То­гда ло­ша­дей пе­ре­ме­ни­ли, но и но­вые не мог­ли по­дви­нуть­ся с ме­ста. Бла­го­вер­ный князь Ан­дрей счел это за тай­ное из­ве­ще­ние Бо­жие, «и зде бла­гую во­лю Твою, Вла­ды­чи­це, позна». От­слу­жи­ли мо­ле­бен пе­ред чу­до­твор­ной ико­ной. Князь и все при­сут­ству­ю­щие на ко­ле­нях мо­ли­лись со сле­за­ми. И ко­гда на­ста­ла ночь, бы­ло чуд­ное ви­де­ние. Пре­свя­тая Де­ва яви­лась с хар­ти­ей и ска­за­ла бла­го­вер­но­му кня­зю Ан­дрею: «Не хо­чу, чтобы ты нес об­раз Мой в Ро­стов. По­ставь его во Вла­ди­ми­ре, а на сем ме­сте возд­виг­ни цер­ковь ка­мен­ную во имя Рож­де­ства Мо­е­го и устрой оби­тель ино­кам».

Бла­го­че­сти­вый князь немед­лен­но за­ло­жил храм и, при­звав ис­кус­ных ико­но­пис­цев, ве­лел на­пи­сать им ико­ну Бо­го­ро­ди­цы в том мо­лит­вен­ном ви­де, в ка­ком Она яви­лась ему. Бо­го­лю­би­вая ико­на бы­ла на­пи­са­на гре­че­ским пись­мом. На ней Бо­го­ро­ди­ца изо­бра­же­на во весь рост, со свит­ком в пра­вой ру­ке, ле­вая об­ра­ще­на в мо­лит­ве ко Спа­си­те­лю, сам же князь изо­бра­жен на ней в мо­лит­вен­ном пред­сто­я­нии. Ико­на про­сла­ви­лась мно­ги­ми чу­де­са­ми. Она ста­ла на­зы­вать­ся Бо­го­лю­би­вой, а оби­тель и го­род – Бо­го­лю­бо­во, сам князь – Бо­го­люб­ским. В бла­го­дар­ность Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це в 1155 го­ду бла­го­вер­ный князь по­ве­лел укра­сить свя­тую ико­ну дра­го­цен­ным ок­ла­дом, а в па­мять чу­дес­но­го яв­ле­ния Ее в 1157 го­ду уста­но­вил еже­год­ное празд­но­ва­ние в честь ико­ны 18 июля.

Го­род Бо­го­лю­бо­во и его окрест­но­сти по ме­сто­по­ло­же­нию на вы­со­ком бе­ре­гу Клязь­мы, а так­же рас­сто­я­нию от Вла­ди­ми­ра (один­на­дцать верст) во всем на­по­ми­нал Вы­ш­го­род, на­хо­див­ший­ся на вы­со­ком бе­ре­гу Дне­пра и на та­ком же рас­сто­я­нии от Ки­е­ва, как и Бо­го­лю­бо­во от Вла­ди­ми­ра.

15 мая 1157 го­да ве­ли­кий князь Ки­ев­ский Юрий Дол­го­ру­кий умер, и свя­той бла­го­вер­ный князь Ан­дрей был из­бран и утвер­жден на Ро­сто­во-Суз­даль­ский кня­же­ский стол, «зане бе лю­бим все­ми за пре­мно­гую его доб­ро­де­тель, иже имя­ше преж­де к Бо­гу и ко всем су­щим под Ним».

Де­я­тель­ность свя­то­го Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го как са­мо­сто­я­тель­но­го кня­зя Ро­сто­во-Суз­даль­ской зем­ли весь­ма важ­на в ис­то­ри­че­ском от­но­ше­нии: здесь он яв­ля­ет­ся на­чи­на­те­лем но­во­го го­судар­ствен­но­го по­ряд­ка, сто­ит у ис­то­ков Рус­ско­го цен­тра­ли­зо­ван­но­го го­су­дар­ства.

Но из­бран­ник стар­ших го­ро­дов, Ро­сто­ва и Суз­да­ля, свя­той Ан­дрей не жил ни в том, ни в дру­гом, по­то­му что здесь кня­же­ская власть ослаб­ля­лась зна­че­ни­ем ве­ча и бо­яр. И столь­ным го­ро­дом по вну­ше­нию Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы он из­брал при­го­род – Вла­ди­мир на Клязь­ме. Князь Ан­дрей же­лал не толь­ко воз­вы­сить Вла­ди­мир над ста­ры­ми го­ро­да­ми сво­е­го кня­же­ства, но и со­здать из него вто­рой Ки­ев. Бы­ли на­сы­па­ны ва­лы, рас­ши­рен го­род и устро­е­ны сте­ны, и но­вая сто­ли­ца за­си­я­ла бо­гат­ством и бла­го­ле­пи­ем. С за­пад­ной сто­ро­ны бы­ли по­стро­е­ны по при­ме­ру Ки­е­ва и Кон­стан­ти­но­по­ля Зо­ло­тые во­ро­та, с во­сточ­ной – Се­реб­ря­ные, с се­вер­ной – Мед­ные, с юж­ной – Волж­ские.

И в 1153 го­ду в по­хва­лу и честь Пре­свя­та­го име­ни Бо­го­ро­ди­цы был за­ло­жен во Вла­ди­ми­ре Успен­ский со­бор по об­ра­зу чу­дес­но­го ки­ев­ско­го хра­ма. Бла­го­вер­ный князь ре­шил по­стро­ить та­кой храм, «ка­ких ни­ко­гда не бы­ло на Ру­си и ни­ко­гда не бу­дет», чтобы все бы­ли по­ра­же­ны этим ве­ли­че­ствен­ным се­ле­ни­ем сла­вы Бо­га хри­сти­ан­ско­го и Его Пре­чи­стой Ма­те­ри. Ка­мень для стен хра­ма при­во­зи­ли вод­ным пу­тем из Волж­ской Бол­га­рии и вы­гру­жа­ли на бе­ре­гу ре­ки Нер­ли, при впа­де­нии ее в ре­ку Клязь­му, при этом де­ся­тую часть кам­ня остав­ля­ли для по­стро­е­ния впо­след­ствии зна­ме­ни­то­го По­кров­ско­го хра­ма. Со всех зе­мель Ру­си «при­во­де Бог ма­сте­ры», чтобы по­стро­ить «свят храм Свой и ди­вен в прав­де». И через два го­да ве­ли­ко­леп­но укра­шен­ный храм был со­ору­жен и освя­щен.

Успен­ский со­бор го­рел и бли­стал зо­ло­том. Вер­ха – в зо­ло­те, две­ри цер­ков­ные – в зо­ло­те, па­ни­ка­ди­ла – зо­ло­тые, се­реб­ро, жем­чуг; он пред­став­лял из се­бя «свет­лость некую зре­ти». Он был жи­вой про­по­ве­дью о ве­ли­чии и сла­ве Ис­тин­но­го в Тро­и­це сла­ви­мо­го Бо­га. В этом ве­ли­ко­леп­ном хра­ме бла­го­вер­ный князь Ан­дрей по­ста­вил и глав­ную свя­ты­ню свою, став­шую от­ныне свя­ты­ней всей Се­вер­ной Ру­си, – чу­до­твор­ную ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри, и ста­ла она на­зы­вать­ся Вла­ди­мир­ской. А на ме­сте встре­чи при пе­ре­не­се­нии ико­ны из Бо­го­лю­бо­ва на бе­ре­гу ре­ки бы­ла по­стро­е­на цер­ковь во имя Сре­те­ния ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Вла­ди­мир­ской.

В день по­став­ле­ния ико­ны Бо­го­ма­те­ри в со­бо­ре князь Ан­дрей объ­явил се­бя еди­но­дер­жав­ным ве­ли­ким кня­зем всея зем­ли Рус­ской, го­род Вла­ди­мир про­воз­гла­сил пре­столь­ным го­ро­дом, а Успен­ский со­бор стал глав­ным хра­мом во всей Рус­ской зем­ле. На со­дер­жа­ние хра­ма свя­той Ан­дрей дал от стад и тор­го­вых по­шлин, ода­рил се­ла­ми.

Так, «име­я­ше в се­бе бла­го­дат­ное со­кро­ви­ще, ико­ну Твою Вла­ди­мир­скую, пре­успе­ва­ше от си­лы в си­лу оте­че­ство на­ше». Вла­ди­мир­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри ста­ла ве­ли­кой на­цио­наль­ной свя­ты­ней на Ру­си, а свя­той Ан­дрей Бо­го­люб­ский явил­ся ос­но­ва­те­лем но­во­го го­су­дар­ства.

И Ма­терь Бо­жия вну­ши­ла бла­го­че­сти­во­му кня­зю стро­ить мо­на­сты­ри, хра­мы и го­ро­да как ос­но­ву кре­по­сти, мо­щи, един­ства Ру­си. На­ча­лось про­све­ще­ние Се­вер­ной Ру­си. Там, где рань­ше по­лу­ди­кие пле­ме­на за­ни­ма­лись охо­той и ры­бо­лов­ством да по­кло­ня­лись без­душ­ным ис­ту­ка­нам, вос­си­ял свет Хри­стов, бла­го­ве­стие о Хри­сте Иису­се раз­ру­ши­ло тьму язы­че­ско­го нече­стия. По­яви­лось ико­но­пи­са­ние, от­кры­ва­лись шко­лы, при этом со­хра­ня­лись древ­ние бла­го­че­сти­вые тра­ди­ции Ви­зан­тии, Ки­ев­ской Ру­си и устои пра­во­слав­но­го бы­тия.

Трид­цать хра­мов бы­ло со­зда­но свя­тым кня­зем Ан­дре­ем. Толь­ко за шесть пер­вых лет сво­е­го кня­же­ния он по­стро­ил во­семь ка­мен­ных хра­мов: Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы в Бо­го­лю­бо­ве (1159 г.), Вла­ди­мир­ский Успен­ский со­бор (1158–1160 гг.), Успе­ния Бо­го­ро­ди­цы в Ро­сто­ве (1162 г.), По­ло­же­ния ри­зы Бо­го­ма­те­ри на Зо­ло­тых во­ро­тах во Вла­ди­ми­ре (1164 г.), цер­ковь Спа­са во Вла­ди­ми­ре (1164 г.), По­кро­ва Бо­го­ро­ди­цы при устье Нер­ли, близ Бо­го­лю­бо­ва (1165 г.), свя­то­го му­че­ни­ка Леон­тия в Бо­го­лю­бо­ве, свя­то­го Ан­дрея Стра­ти­ла­та в Бо­го­лю­бо­ве.

О се­бе он пи­сал: «Я Бе­лую Русь го­ро­да­ми и се­ла­ми за­стро­ил и мно­го­люд­ною со­де­лал». Он укре­пил и объ­еди­нил Рус­скую зем­лю, ос­но­вал но­вый ду­хов­ный центр. Рас­про­стра­няя хри­сти­ан­ство, он кре­стил мно­гих бол­гар-языч­ни­ков. Он, по ска­за­нию ле­то­пис­ца, имел обык­но­ве­ние во­дить в свои хра­мы всех языч­ни­ков, сво­их и при­ез­жав­ших, а ча­ще все­го куп­цов из раз­ных стран «от ла­ты­нян и от всей по­га­ни» и по­ка­зы­вать им «ис­тин­ное хри­сти­ан­ство». «Языч­ни­ки, бол­га­ре, жи­до­ве и вся по­гань» по­ра­жа­лись ве­ли­чи­ем и кра­со­той цер­ков­но­го бла­го­ле­пия, где по­ис­ти­не небо со­еди­ня­ет­ся с зем­лей, бла­го­дать Бо­жия ка­са­лась их сер­дец, и мно­гие при­ни­ма­ли Свя­тое Кре­ще­ние. Та­ко­вы бы­ли по­след­ствия впе­чат­ле­ний от со­здан­ных св. Ан­дре­ем Бо­го­люб­ским ве­ли­че­ствен­ных хра­мов.

По бла­го­дат­но­му за­ступ­ле­нию и по­мо­щи Слав­ной Вла­ды­чи­цы Бо­го­ро­ди­цы и за­бо­та­ми свя­то­го кня­зя рас­про­стра­ня­лась и креп­ла пра­во­слав­ная ве­ра – ве­ли­кая си­ла Хри­сто­ва, и раз­роз­нен­ное язы­че­ство в этих свя­тых кра­ях объ­еди­ни­лось пла­ме­нем об­щей мо­лит­вы в еди­ную ве­ли­ко­рус­скую на­род­ность – Пра­во­слав­ную Русь. «По­се­щая ве­ли­ко­леп­ные хри­сти­ан­ские хра­мы, Се­вер­ная Русь под по­кро­вом еди­ной ре­ли­гии на­ча­ла чув­ство­вать свое един­ство, и со­здав­ша­я­ся на­род­ность ве­ли­ко­рус­ская здесь, в этих хра­мах, при­об­ре­ла твер­дое и непо­ко­ле­би­мое убеж­де­ние, что без Пра­во­сла­вия не мо­жет быть и Ру­си» (В. Ге­ор­ги­ев­ский).

В 1160 го­ду со­вер­ши­лось со­бы­тие, ко­то­рое ока­за­ло важ­ное вли­я­ние на раз­ви­тие и укреп­ле­ние хри­сти­ан­ства в Ро­сто­во-Суз­даль­ской зем­ле, – это об­ре­те­ние мо­щей свв. Леон­тия и Ис­а­ии, про­све­ти­те­лей Ро­стов­ских. Бла­го­вер­ный князь Ан­дрей Бо­го­люб­ский устро­ил для свя­тых мо­щей ве­ли­ко­леп­ные гроб­ни­цы. Это нетле­ние свя­тых остан­ков и чу­де­са, со­вер­шав­ши­е­ся при мо­щах пер­вых про­све­ти­те­лей Ро­стов­ских, бы­ли убе­ди­тель­ным зна­ме­ни­ем для языч­ни­ков ве­ли­чия хри­сти­ан­ской ве­ры.

Бла­го­вер­ный князь Ан­дрей не рас­ста­вал­ся с Вла­ди­мир­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри, осо­бен­но во вре­мя по­хо­дов на вра­гов. Так, в 1164 го­ду он со­вер­шил доб­лест­ный по­ход на Волж­скую Бол­га­рию, рас­по­ло­жен­ную на Ве­ли­ком Волж­ском пу­ти и пред­став­ляв­шую се­рьез­ную опас­ность для Рус­ско­го го­су­дар­ства. Свя­той Ан­дрей брал с со­бой в этот по­ход Вла­ди­мир­скую ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри и дву­сто­рон­нюю ико­ну, на ко­то­рой бы­ли изо­бра­же­ны Спас Неру­ко­тво­рен­ный на од­ной сто­роне и «По­кло­не­ние Кре­сту» — на дру­гой. (В на­сто­я­щее вре­мя обе ико­ны в Го­судар­ствен­ной Тре­тья­ков­ской га­ле­рее.) Князь и все вой­ско при­час­ти­лись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин и со сле­за­ми мо­ли­лись пред ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри, про­ся Ее по­мо­щи. И ве­ли­кое чу­до бы­ло яв­ле­но от свя­тых икон в день ре­ша­ю­щей по­бе­ды над бол­га­ра­ми 1 ав­гу­ста 1164 го­да. По­сле раз­гро­ма бол­гар­ско­го вой­ска бра­тья (Ан­дрей, его брат Яро­слав, сын Изя­с­лав и др.) вер­ну­лись к «пе­шцам» (пе­хо­те), сто­яв­шим под кня­же­ски­ми стя­га­ми у Вла­ди­мир­ской ико­ны, и по­кло­ни­лись иконе, «хва­лы и пес­ни воз­да­ва­ю­ще ей». И то­гда все уви­де­ли, что от икон Спа­си­те­ля, Бо­го­ма­те­ри и Кре­ста ис­хо­ди­ли ог­нен­ные лу­чи, свет, оза­рив­ший всю мест­ность, и бла­го­уха­ние. И бла­го­вер­ный князь, чтобы уве­ко­ве­чить эту все­силь­ную по­мощь в па­мя­ти на­род­ной, с бла­го­сло­ве­ния Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха учре­дил каж­до­год­нее празд­не­ство 1 ав­гу­ста в па­мять это­го со­бы­тия, ко­то­рое озна­ме­но­ва­ло яв­ный по­кров Бо­жи­ей Ма­те­ри над Рос­си­ей. Од­новре­мен­но в 1164 го­ду ви­зан­тий­ско­му им­пе­ра­то­ру Ма­ну­и­лу († 1180) бы­ло яв­ле­но зна­ме­ние от ико­ны Спа­си­те­ля во вре­мя его по­бед­но­го сра­же­ния с са­ра­ци­на­ми. Изум­лен­ные од­новре­мен­но­стью чу­дес­ных зна­ме­ний пол­ко­вод­цы уста­но­ви­ли по по­чи­ну бла­го­вер­но­го кня­зя Ан­дрея празд­но­ва­ние 1 ав­гу­ста – Все­ми­ло­сти­во­му Спа­су и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це.

А 1 ок­тяб­ря был уста­нов­лен празд­ник По­кро­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри над Русью. По­кров есть празд­ник на­цио­наль­но­го тор­же­ства, ве­ли­кой ра­до­сти при­ня­тия Бо­го­ро­ди­цей под Свой омо­фор Свя­той Ру­си. И хо­тя он был ос­но­ван на со­бы­тии, имев­шем ме­сто в Ви­зан­тии, та­ко­го празд­ни­ка нет ни на ла­тин­ском За­па­де, ни на гре­че­ском Во­сто­ке, и уста­нав­ли­вал­ся он как знак имен­но рус­ско­го Пра­во­сла­вия для про­слав­ле­ния За­ступ­ни­цы но­во­го Ее уде­ла – Ру­си За­лес­ской. Празд­ник По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы бли­зок для нас осо­бым вы­ра­же­ни­ем на­деж­ды на ско­рое за­ступ­ни­че­ство и ми­ло­сер­дие Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Свя­тым Ан­дре­ем был по­стро­ен пер­вый храм, по­свя­щен­ный но­во­му празд­ни­ку, – зна­ме­ни­тый По­кров на Нер­ли. Он воз­двиг его в 1165 го­ду как при­но­ше­ние по­хва­лы Бо­гу за по­бе­ду над вра­га­ми и про­слав­ле­ние Бо­го­ма­те­ри, при­яв­шей под Свой по­кров Русь Пра­во­слав­ную. Храм был по­стро­ен в устье ре­ки Нер­ли, при впа­де­нии ее в ре­ку Клязь­му. По во­ле кня­зя из при­во­зи­мо­го бе­ло­го кам­ня для стро­и­тель­ства Успен­ско­го со­бо­ра во Вла­ди­ми­ре от­кла­ды­ва­лась де­ся­тая часть для По­кров­ской церк­ви. Здесь зод­чие и ма­сте­ра сде­ла­ли бу­лыж­ное ос­но­ва­ние ис­кус­ствен­но­го хол­ма, по­верх­ность его об­ли­це­вав бе­ло­ка­мен­ны­ми пли­та­ми. Вар­ва­ры Ба­тыя не тро­ну­ли хра­ма, и еже­год­ный раз­лив двух рек в те­че­ние се­ми ве­ков не под­мы­вал его ос­но­ва­ния. Бы­ли неко­то­рые по­пыт­ки ра­зо­рить, раз­ру­шить этот храм – ше­девр ми­ро­вой ар­хи­тек­ту­ры, но си­ла Бо­жия со­хра­ни­ла его.

Оста­ва­ясь во всем вер­ным сы­ном Пра­во­слав­ной Церк­ви, блю­сти­те­лем ве­ры и ка­но­нов, свя­той Ан­дрей об­ра­тил­ся в Ца­рь­град к пат­ри­ар­ху с сы­нов­ней прось­бой об учре­жде­нии осо­бой мит­ро­по­лии для Се­ве­ро-Во­сточ­ной Ру­си. С со­от­вет­ству­ю­щей кня­же­ской гра­мо­той в Ви­зан­тию от­пра­вил­ся из­бран­ный кня­зем кан­ди­дат в мит­ро­по­ли­ты – Суз­даль­ский ар­хи­манд­рит Фе­о­дор. Пат­ри­арх Лу­ка Хри­зо­верг со­гла­сил­ся по­свя­тить Фе­о­до­ра, но не в мит­ро­по­ли­ты, а лишь во епи­ско­па Вла­ди­мир­ско­го. В то же вре­мя, стре­мясь со­хра­нить рас­по­ло­же­ние кня­зя Ан­дрея, наи­бо­лее мо­гу­щест­вен­но­го сре­ди вла­де­те­лей Рус­ской зем­ли, он по­чтил епи­ско­па Фе­о­до­ра пра­вом но­ше­ния бе­ло­го кло­бу­ка, что бы­ло в Древ­ней Ру­си от­ли­чи­тель­ным при­зна­ком цер­ков­ной ав­то­но­мии – из­вест­но, как до­ро­жи­ли сво­им бе­лым кло­бу­ком ар­хи­епи­ско­пы Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да. Оче­вид­но, по­это­му рус­ские ле­то­пи­си со­хра­ни­ли за епи­ско­пом Фе­о­до­ром про­зви­ще «Бе­лый кло­бук», а позд­ней­шие ис­то­ри­ки на­зы­ва­ют его ино­гда «ав­то­ке­фаль­ным епи­ско­пом».

В 1167 го­ду умер в Ки­е­ве свя­той Ро­сти­слав, дво­ю­род­ный брат Ан­дрея, умев­ший вно­сить уми­ро­тво­ре­ние в слож­ную по­ли­ти­че­скую и цер­ков­ную жизнь то­го вре­ме­ни, а из Ца­рь­гра­да был при­слан но­вый мит­ро­по­лит Кон­стан­тин II. Но­вый мит­ро­по­лит по­тре­бо­вал, чтобы епи­скоп Фе­о­дор явил­ся к нему для утвер­жде­ния. Свя­той Ан­дрей вновь об­ра­тил­ся в Ца­рь­град за под­твер­жде­ни­ем са­мо­сто­я­тель­но­сти Вла­ди­мир­ской епар­хии и с прось­бой об от­дель­ной мит­ро­по­лии. Со­хра­ни­лась от­вет­ная гра­мо­та пат­ри­ар­ха Лу­ки Хри­зо­вер­га, со­дер­жа­щая ка­те­го­ри­че­ский от­каз в устрое­нии мит­ро­по­лии, тре­бо­ва­ние при­нять из­гнан­но­го епи­ско­па Лео­на и под­чи­нить­ся Ки­ев­ско­му мит­ро­по­ли­ту.

Ис­пол­няя долг цер­ков­но­го по­слу­ша­ния, свя­той Ан­дрей убе­дил епи­ско­па Фе­о­до­ра с по­ка­я­ни­ем по­ехать в Ки­ев для вос­ста­нов­ле­ния ка­но­ни­че­ских от­но­ше­ний с мит­ро­по­ли­том. По­ка­я­ние епи­ско­па не бы­ло при­ня­то. Без со­бор­но­го раз­би­ра­тель­ства мит­ро­по­лит Кон­стан­тин в со­от­вет­ствии с ви­зан­тий­ски­ми нра­ва­ми осу­дил его на страш­ную казнь: Фе­о­до­ру от­ре­за­ли язык, от­ру­би­ли пра­вую ру­ку, вы­ко­ло­ли гла­за. По­сле это­го он был утоп­лен слу­га­ми мит­ро­по­ли­та (по дру­гим све­де­ни­ям, вско­ре умер в тем­ни­це).

Не толь­ко цер­ков­ные, но и по­ли­ти­че­ские де­ла Юж­ной Ру­си по­тре­бо­ва­ли к это­му вре­ме­ни ре­ши­тель­но­го вме­ша­тель­ства ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­мир­ско­го. Князь Ан­дрей же­лал дать пер­вен­ство Ро­сто­во-Суз­даль­ской об­ла­сти над все­ми рус­ски­ми зем­ля­ми; пер­вен­ство же ду­мал ос­но­вать на под­чи­не­нии сво­ей вла­сти Нов­го­ро­да и Ки­е­ва. По­ли­ти­ка по от­но­ше­нию к Нов­го­ро­ду при­ве­ла его к столк­но­ве­нию с кня­зья­ми Юж­ной Ру­си. 8 мар­та 1169 го­да вой­ска со­юз­ных кня­зей во гла­ве с сы­ном Ан­дрея Мсти­сла­вом овла­де­ли Ки­е­вом. Рус­ские ле­то­пи­си рас­смат­ри­ва­ли это со­бы­тие как за­слу­жен­ное воз­мез­дие: «Се же зде­я­ся за гре­хи их (ки­ев­лян), па­че же за мит­ро­по­ли­чью неправ­ду». Сам князь Ан­дрей оста­вал­ся во Вла­ди­ми­ре и в по­хо­де не участ­во­вал. За­хва­чен­ный го­род он от­дал на кня­же­ние млад­ше­му бра­ту сво­е­му Гле­бу. Это пре­не­бре­же­ние к Ки­е­ву бы­ло со­бы­ти­ем пер­во­сте­пен­ной важ­но­сти, со­бы­ти­ем, по­во­рот­ным в рус­ской ис­то­рии, по­ка­зав­шим, что центр рус­ской го­судар­ствен­ной жиз­ни пе­ре­ме­стил­ся на се­вер, в об­ласть верх­ней Вол­ги. Древ­няя сто­ли­ца уте­ря­ла свое бы­лое зна­че­ние, и вме­сто Ки­е­ва те­перь ста­ла Вла­ди­мир­ская Се­вер­ная Русь, где бы­ла силь­ная еди­но­дер­жав­ная кня­же­ская власть.

В том же 1169 го­ду князь дви­нул вой­ска на непо­кор­ный Нов­го­род, но они бы­ли от­бро­ше­ны чу­дом Нов­го­род­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри Зна­ме­ния (празд­ну­ет­ся 27 но­яб­ря/10 де­каб­ря), ко­то­рую вы­нес на го­род­скую сте­ну свя­той ар­хи­епис­коп Иоанн († 1186; па­мять 7/20 сен­тяб­ря). Но ко­гда вра­зум­лен­ный ве­ли­кий князь пре­ло­жил гнев на ми­лость и ми­ром при­влек к се­бе нов­го­род­цев, бла­го­во­ле­ние Бо­жие вер­ну­лось к нему: Нов­го­род при­нял кня­зя, на­зна­чен­но­го свя­тым кня­зем Ан­дре­ем.

Свя­той Ан­дрей в Древ­ней Ру­си был пер­вый тру­же­ник со­зи­да­ния Се­вер­ной Ру­си, ее уси­ле­ния и воз­вы­ше­ния. И к кон­цу 1170 го­да он со­сре­до­то­чил в сво­их ру­ках власть над всей Юж­ной и Се­вер­ной Русью и Нов­го­ро­дом.

Од­на­ко по Бо­жию по­пуще­нию тра­ге­дия на­вис­ла над кня­же­ским ро­дом Бо­го­люб­ских. Еще в 1165 го­ду, опла­ки­вая смерть сы­на сво­е­го Изя­с­ла­ва, князь Ан­дрей по­стро­ил для мо­лит­вы за усоп­ше­го мо­на­стырь По­кров­ский – это в вер­сте от Бо­го­лю­бо­ва, при впа­де­нии ре­ки Нер­ли в Клязь­му. Зи­мой 1172 го­да вой­ска кня­зя под ко­ман­до­ва­ни­ем сы­на его Мсти­сла­ва вновь раз­гро­ми­ли Волж­скую Бол­га­рию, од­на­ко ра­дость по­бе­ды бы­ла омра­че­на смер­тью доб­лест­но­го Мсти­сла­ва. В 1174 го­ду умер за­га­доч­ной смер­тью лю­би­мый млад­ший сын ве­ли­ко­го кня­зя – свя­той Глеб (па­мять 20 июня/3 июля). Вско­ре гро­за на­вис­ла и над свя­тым кня­зем Ан­дре­ем.

По­сле смер­ти сы­но­вей ве­ли­кий князь жил в Бо­го­лю­бо­ве. Несмот­ря на хри­сти­ан­­ские доб­ро­де­те­ли кня­зя, на чрез­вы­чай­ную доб­ро­ту его и бла­го­че­стие, бы­ли у него тай­ные за­вист­ни­ки и вра­ги из чис­ла его при­бли­жен­ных. Но не об­ра­щал на них вни­ма­ния бла­го­че­сти­вый князь, про­дол­жая в уеди­не­нии Бо­го­лю­бо­ва по­движ­ни­че­ский об­раз сво­ей жиз­ни. Ча­сто про­во­дил он но­чи на мо­лит­ве, взи­рая на лик Гос­по­да и Его свя­тых с со­кру­шен­ным серд­цем и сле­за­ми по­ка­я­ния. Слы­шал он о тай­ных коз­нях, враж­деб­но про­тив него устро­я­е­мых, но ду­мал сам се­бе: «Ес­ли и Гос­по­да мо­е­го рас­пя­ли спа­са­е­мые Им лю­ди, то и по­ла­га­ю­щий ду­шу за дру­зей сво­их есть вер­ный уче­ник Его».

Вам да­но о Хри­сте не толь­ко ве­ро­вать в Него, но и стра­дать за Него (Флп.1:29), — пи­сал апо­стол неко­то­рым из сво­их уче­ни­ков. Тот же дар дан и бла­жен­но­му кня­зю Ан­дрею. За жи­вую, пла­мен­ную лю­бовь свою к Гос­по­ду он удо­сто­ен стра­даль­че­ской кон­чи­ны. В ночь на 30 июня 1174 го­да свя­той князь Ан­дрей Бо­го­люб­ский при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну от ру­ки из­мен­ни­ков в сво­ем Бо­го­люб­ском зам­ке. Твер­ская ле­то­пись со­об­ща­ет, что свя­той Ан­дрей был убит по на­у­ще­нию его же­ны, участ­во­вав­шей в за­го­во­ре. Во гла­ве за­го­во­ра сто­я­ли ее бра­тья, бо­яре Куч­ко­ви­чи, а так­же обла­го­де­тель­ство­ван­ные свя­тым Ан­дре­ем ключ­ник Ясин (ка­бар­ди­нец), Ан­бал и кре­ще­ный ев­рей Еф­рем Мо­и­зич, ко­то­рые, бу­дучи го­то­вы за день­ги про­дать все, «со­ве­ща­ша убий­ство на ночь, яко­же Иуда на Гос­по­да». И при­со­еди­ни­ли они к се­бе еще до 16-ти че­ло­век: од­ни из за­го­вор­щи­ков пы­ла­ли зло­бой за то, что спра­вед­ли­вый князь не поз­во­лял им, во­пре­ки их на­деж­дам, ве­се­ло жить за счет дру­гих; дру­гие рва­лись от за­ви­сти и него­до­ва­ли на кня­зя за то, что он вер­но­го и луч­ше­го слу­гу сво­е­го Про­ко­пия от­ли­чал осо­бен­ной лю­бо­вью. Все они бы­ли осы­па­ны ми­ло­стя­ми кня­зя, и Ан­бал был пол­ным рас­по­ря­ди­те­лем в до­маш­нем хо­зяй­стве кня­зя, но страсть, то же, что ад, не ска­жет: до­воль­но. В глу­бо­кую ночь во­ору­жен­ные за­го­вор­щи­ки при­шли ко двор­цу в Бо­го­лю­бо­во, пе­ре­би­ли ма­ло­чис­лен­ную охра­ну и вло­ми­лись в се­ни. Но, ко­гда ста­ли под­хо­дить к опо­чи­вальне кня­зя, ужас на­пал на них – они бро­си­лись бе­жать из се­ней, в по­гре­бе кня­же­ском на­пи­лись ви­на и опья­нев­шие по­шли опять. Убий­цы ста­ли ло­мать и вы­ло­ма­ли две­ри. Князь Ан­дрей вско­чил, хо­тел схва­тить меч, ко­то­рый был все­гда при нем (он при­над­ле­жал св. кня­зю Бо­ри­су), но ме­ча не бы­ло, – ключ­ник Ан­бал украл его днем. Князь успел по­верг­нуть на пол пер­во­го из на­па­дав­ших, ко­то­ро­го со­об­щни­ки тут же по ошиб­ке прон­зи­ли ме­ча­ми. Но вско­ре они по­ня­ли свою ошиб­ку, «и по­сем по­зна­ша кня­зя, и бо­ря­ху­ся с ним вель­ми, бя­ше бо си­лен, и се­ко­ша и ме­ча­ми и саб­ля­ми, и ко­пий­ные яз­вы да­ша ему». Ко­пьем был про­бит сбо­ку лоб свя­то­го кня­зя, все осталь­ные уда­ры трус­ли­вые убий­цы на­но­си­ли сза­ди. «Нече­стив­цы! – кри­чал он им. – Ка­кое зло сде­лал я вам? Гос­подь от­мстит вам за кровь мою и за небла­го­дар­ность к ми­ло­стям мо­им». Ко­гда князь на­ко­нец упал, они опро­ме­тью бро­си­лись вон из опо­чи­валь­ни, за­хва­тив уби­то­го со­общ­ни­ка. Но свя­той еще был жив. Он под­нял­ся на но­ги и в бес­па­мят­стве, сте­ная гром­ко, вы­шел в се­ни, по­след­ним уси­ли­ем спу­стил­ся по двор­цо­вой лест­ни­це, на­де­ясь по­звать стра­жу. Но сте­на­ния его бы­ли услы­ша­ны убий­ца­ми, они по­вер­ну­ли об­рат­но. Князь су­мел укрыть­ся в ни­ше под лест­ни­цей и раз­ми­нуть­ся с ни­ми. За­го­вор­щи­ки вбе­жа­ли в опо­чи­валь­ню и не на­шли там кня­зя. «По­ги­бель нам пред­сто­ит, ибо князь жив», – в ужа­се вскри­ча­ли убий­цы. Но кру­гом бы­ло ти­хо, ни­кто не при­шел на по­мощь свя­то­му стра­даль­цу. То­гда зло­деи вновь осме­ле­ли, за­жгли све­чи и по кро­ва­во­му сле­ду по­шли ис­кать свою жерт­ву. Мо­лит­ва бы­ла на устах свя­то­го Ан­дрея, ко­гда его вновь об­сту­пи­ли убий­цы. Бо­ярин Иоаким Куч­ко­вич от­ру­бил ему ру­ку, дру­гие вон­зи­ли в грудь ме­чи. «Гос­по­ди, в ру­це Твои пре­даю дух мой», – успел ска­зать свя­той князь-му­че­ник и скон­чал­ся. Это бы­ло но­чью с 29 на 30 июня 1174 го­да. Утром сле­дую­ще­го дня убий­цы огра­би­ли во двор­це кня­жьем се­реб­ро, зо­ло­то, до­ро­гие кам­ни, жем­чуг, тка­ни и от­пра­ви­ли ограб­лен­ное по до­мам. За­тем са­ми и через сво­их взвол­но­ва­ли на­род про­тив вер­ных чи­нов­ни­ков кня­зя, на­ча­лись гра­бе­жи и убий­ства та­кие, что страш­но бы­ло смот­реть, го­во­рит оче­ви­дец.

Свя­тое те­ло бла­го­вер­но­го кня­зя, бро­шен­ное в ого­ро­де, ва­ля­лось без при­зо­ра. То­гда вер­ный слу­га ки­ев­ля­нин Кось­ма, отыс­кав его, сто­ял и горь­ко пла­кал над ним. Уви­дев Ан­ба­ла, иду­ще­го во дво­рец, Кось­ма вскри­чал ему: «Дай ко­вер или что-ни­будь по­крыть кня­зя». «Оставь его, – ска­зал со зло­бой Ан­бал, – мы ки­ну­ли его на съе­де­ние псам». «Из­верг! – вос­клик­нул доб­ро­душ­ный слу­га. – Пом­нишь ли, в ка­ком ру­би­ще при­шел ты к кня­зю? Те­перь ты в бар­ха­те, а князь, бла­го­де­тель твой, ле­жит на­гой». Ан­бал дал ко­вер и епан­чу, Кось­ма при­крыл тем те­ло усоп­ше­го и по­ло­жил в при­тво­ре церк­ви, где оно оста­ва­лось два дня и две но­чи. На тре­тий день, ко­гда еще мя­теж не кон­чил­ся, кось­мо­демь­ян­ский игу­мен Ар­се­ний от­дал воз­мож­ную по­честь уби­ен­но­му бла­го­тво­ри­те­лю-кня­зю. «Дол­го ли нам ждать рас­по­ря­же­ния стар­ших? – ска­зал он. – Непри­лич­но так ле­жать кня­зю. Ото­при­те цер­ковь и со­вер­шим долж­ное. Мы вло­жим его в ка­кой-ли­бо гроб, до­ко­ле не пре­станет зло­ба сия, и то­гда при­дут из Вла­ди­ми­ра и возь­мут его для по­гре­бе­ния». Со­бра­лись кли­ро­шане бо­го­люб­ские, под­ня­ли те­ло и внес­ли в цер­ковь и, от­пев по­гре­баль­ное с игу­ме­ном Ар­се­ни­ем, опу­сти­ли в мо­ги­лу, вы­ло­жен­ную кам­нем. Меж­ду тем дур­ные лю­ди, яв­ля­ясь из сел, про­дол­жа­ли гра­бе­жи в го­ро­де. Взвол­но­ва­лась чернь и во Вла­ди­ми­ре, но пре­сви­тер Ни­ко­лай, при­нес­ший неко­гда вме­сте с кня­зем ико­ну Вла­ды­чи­цы из Вы­ш­го­ро­да, об­лек­ся в свя­щен­ные ри­зы и стал хо­дить с чу­до­твор­ной ико­ной, уго­ва­ри­вая на­род пре­кра­тить бес­по­ряд­ки свое­во­лия, ни­ко­гда не угод­но­го Гос­по­ду; на­ко­нец вол­не­ние стра­стей утих­ло. На ше­стой день, ко­гда вол­не­ние улег­лось, вла­ди­мир­цы по­сла­ли за те­лом кня­зя в Бо­го­лю­бо­во. Уви­дав кня­же­ский стяг, ко­то­рый нес­ли пе­ред гро­бом, на­род за­пла­кал, при­пом­нив, что за уби­тым кня­зем бы­ло мно­го доб­рых дел. Тор­же­ствен­но с по­гре­баль­ны­ми пес­но­пе­ни­я­ми и пла­чем ду­хо­вен­ство и на­род с пла­чем пре­да­ли зем­ле чест­ное те­ло кня­зя в зла­то­вер­хом Успен­ском со­бо­ре, ко­то­рый сам он со­здал.

И за­клю­ча­ет ле­то­пи­сец тро­га­тель­ное ска­за­ние си­ми сло­ва­ми пса­лом­ски­ми: «Князь сей Ан­дрей при жиз­ни не дал те­лу сво­е­му по­коя, ни­же очам дре­ма­ния, до­ко­ле не об­рел дом ис­тин­ный, при­бе­жи­ще всем хри­сти­а­ном и Ца­ри­цы Небес­ных Сил, мно­ги­ми раз­лич­ны­ми пу­тя­ми при­во­дя­щей ко спа­се­нию че­ло­ве­ком. Ко­го лю­бит Гос­подь, то­го и на­ка­зу­ет, го­во­рит апо­стол, и крас­но­му солн­цу опре­де­лен во­сток его, и пол­день, и за­кат; так и угод­ни­ка Сво­е­го, кня­зя Ан­дрея, не при­вел к Се­бе обыч­ным пу­тем, хо­тя бы мог и ина­че спа­сти его ду­шу, но му­че­ни­че­скою кро­вию омыв его пре­гре­ше­ния, вме­сте с еди­но­кров­ны­ми и еди­но­душ­ны­ми ему стра­сто­терп­ца­ми Ро­ма­ном и Да­ви­дом ввел его в рай­ское бла­жен­ство».

Русь Пра­во­слав­ная с бла­го­дар­но­стью чтит па­мять свя­то­го Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го. Свя­той князь явил­ся од­ним из са­мых свет­лых лиц оте­че­ствен­ной ис­то­рии, и не на­прас­но срав­ни­ва­ли его совре­мен­ни­ки с крот­ким Да­ви­дом и муд­рым Со­ло­мо­ном. Де­я­тель­ность его, по неиз­ре­чен­но­му Про­мыс­лу Бо­жию, яви­лась ос­но­вой для ста­нов­ле­ния Се­ве­ро-Во­сточ­ной Ру­си. Ан­дрей Бо­го­люб­ский, став пер­вым ве­ли­ко­рус­ским кня­зем, сво­ей де­я­тель­но­стью по­ло­жил на­ча­ло и по­ка­зал об­ра­зец сво­им по­том­кам; по­след­ним при бла­го­при­ят­ных об­сто­я­тель­ствах пред­сто­я­ло со­вер­шить то, что на­ме­че­но бы­ло их пра­ро­ди­те­лем. Бла­го­го­ве­ло пред ним потом­ство, и Цер­ковь при­чла его к ли­ку небес­ных сво­их за­ступ­ни­ков вме­сте с дру­ги­ми свя­щен­ны­ми ви­тя­зя­ми род­но­го ему Вла­ди­ми­ра.

Но толь­ко в позд­ней­шее вре­мя, уже во дни Пет­ра I, в 1702 го­ду, ко­гда пе­ре­не­се­ны бы­ли мо­щи ви­тя­зя Нев­ско­го (па­мять 23 но­яб­ря/6 де­каб­ря) в но­вую сто­ли­цу Ру­си, об­ре­те­ны бы­ли к об­ще­му уте­ше­нию в со­бор­ном Успен­ском хра­ме нетлен­ные мо­щи кня­зя Ан­дрея и юно­го сы­на его кня­зя Гле­ба. Чест­ные мо­щи св. бл­гв. кня­зя Ан­дрея бы­ли по­ло­же­ны в при­де­ле в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы (в 1768 го­ду он был пе­ре­име­но­ван в честь его име­ни). С тех пор еще бо­лее ста­ли че­ство­вать па­мять бла­го­вер­ных кня­зей, осе­ня­ю­щих по­кро­вом сво­им древ­ний град Вла­ди­мир.

Пе­ре­не­се­ние мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ры из Ки­е­ва во Вла­ди­мир мит­ро­по­ли­том Мак­си­мом в 1299 го­ду, а за­тем мит­ро­по­ли­том Пет­ром в 1325 го­ду в Моск­ву бы­ло ви­ди­мым зна­ком непре­стан­но­го по­пе­че­ния и по­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы над Рус­ской зем­лей. В 1326 го­ду в Москве, при Иоанне Ка­ли­те, был пос­тро­ен Успен­ский со­бор, и ста­ла воз­вы­шать­ся Москва. В ско­ром вре­ме­ни она ста­ла цент­ром Се­ве­ро-Во­сточ­ной Ру­си, ко­то­рую ос­но­вал свя­той Ан­дрей Бо­го­люб­ский.

Иное жизнеописание благоверного великого князя Андрея Боголюбского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ан­дрей Бо­го­люб­ский (1110–1174), внук Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха, сын Юрия Дол­го­ру­ко­го и по­ло­вец­кой княж­ны (в Свя­том Кре­ще­нии Ма­рии), еще в юно­сти был на­зван Бо­го­люб­ским за по­сто­ян­но при­су­щее ему глу­бо­кое мо­лит­вен­ное вни­ма­ние, при­ле­жа­ние к цер­ков­ным служ­бам и "ута­ен­ных мо­литв к Бо­гу при­сво­е­ние". От де­да, Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха, внук уна­сле­до­вал ве­ли­кую ду­хов­ную со­сре­до­то­чен­ность, лю­бовь к Сло­ву Бо­жию и при­выч­ку об­ра­щать­ся к Пи­са­нию во всех слу­ча­ях жиз­ни.

Храб­рый во­ин (Ан­дрей озна­ча­ет "му­же­ствен­ный"), участ­ник мно­гих по­хо­дов сво­е­го во­ин­ствен­но­го от­ца, не раз в сра­же­ни­ях был он бли­зок к смер­ти. Но каж­дый раз Про­мысл Бо­жий незри­мо спа­сал кня­зя-мо­лит­вен­ни­ка. Так, 8 фев­ра­ля 1150 го­да в бит­ве под Луц­ком свя­той Ан­дрей был спа­сен от ко­пья немец­ко­го на­ем­ни­ка мо­лит­вой к ве­ли­ко­му­че­ни­ку Фе­о­до­ру Стра­ти­ла­ту, чья па­мять со­вер­ша­лась в тот день.

Вме­сте с тем ле­то­пис­цы под­чер­ки­ва­ют ми­ро­твор­че­ский дар свя­то­го Ан­дрея, ред­кий в кня­зьях и пол­ко­вод­цах то­го су­ро­во­го вре­ме­ни. Со­че­та­ние во­ин­ской доб­ле­сти с ми­ро­лю­би­ем и ми­ло­сер­ди­ем, ве­ли­ко­го сми­ре­ния с неукро­ти­мой рев­но­стью о Церк­ви бы­ло в выс­шей сте­пе­ни при­су­ще кня­зю Ан­дрею. Ра­чи­тель­ный хо­зя­ин зем­ли, по­сто­ян­ный со­труд­ник в гра­до­стро­и­тель­ной и хра­мо­зда­тель­ной де­я­тель­но­сти Юрия Дол­го­ру­ко­го, он стро­ит с от­цом Моск­ву (1147), Юрьев-Поль­ский (1152), Дмит­ров (1154), укра­ша­ет хра­ма­ми Ро­стов, Суз­даль, Вла­ди­мир. В 1162 го­ду свя­той Ан­дрей с удо­вле­тво­ре­ни­ем мог ска­зать: "Я Бе­лую Русь го­ро­да­ми и се­ла­ми за­стро­ил и мно­го­люд­ною сде­лал".

Ко­гда в 1154 го­ду Юрий Дол­го­ру­кий стал ве­ли­ким кня­зем Ки­ев­ским, он дал сы­ну в удел Вы­ш­го­род под Ки­е­вом. Но Бог су­дил ина­че. Од­на­жды но­чью, это бы­ло ле­том 1155 го­да, дви­ну­лась в Вы­ш­го­род­ском хра­ме чу­до­твор­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри, пи­сан­ная свя­тым еван­ге­ли­стом Лу­кой, неза­дол­го до то­го при­не­сен­ная из Ца­рь­гра­да и на­зван­ная впо­след­ствии Вла­ди­мир­ской. В ту же ночь с ико­ной в ру­ках дви­нул­ся из Вы­ш­го­ро­да на се­вер, в Суз­даль­скую зем­лю, свя­той князь Ан­дрей, тай­но, без от­че­го бла­го­сло­ве­ния, по­ви­ну­ясь лишь во­ле Бо­жи­ей.

Чу­де­са от свя­той ико­ны, быв­шие на пу­ти от Вы­ш­го­ро­да до Вла­ди­ми­ра, бы­ли за­пи­са­ны ду­хов­ни­ком кня­зя Ан­дрея "по­пом Ми­ку­ли­цей" (Ни­ко­ла­ем) в "Ска­за­нии о чу­де­сах Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри".

В де­ся­ти вер­стах от Вла­ди­ми­ра ко­ни, вез­шие ико­ну в Ро­стов, вдруг оста­но­ви­лись. Но­чью кня­зю Ан­дрею яви­лась Бо­го­ро­ди­ца со свит­ком в ру­ках и при­ка­за­ла: "не хо­щу, да об­раз Мой несе­ши в Ро­стов, но во Вла­ди­ми­ре по­ставь его, а на сем ме­сте во имя Мо­е­го Рож­де­ства цер­ковь ка­мен­ную воз­двиг­ни". В па­мять о чу­дес­ном со­бы­тии свя­той Ан­дрей по­ве­лел ико­но­пис­цам на­пи­сать ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри та­кой, как Пре­чи­стая яви­лась ему, и уста­но­вил празд­но­ва­ние этой иконе 18 июня. Ико­на, на­зван­ная Бо­го­люб­ской, про­сла­ви­лась впо­след­ствии мно­го­чис­лен­ны­ми чу­до­тво­ре­ни­я­ми

На ука­зан­ном Ца­ри­цей Небес­ной ме­сте по­стро­ен кня­зем Ан­дре­ем (в 1159 го­ду) храм Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы и за­ло­жен го­род Бо­го­лю­бов, став­ший его по­сто­ян­ным ме­сто­пре­бы­ва­ни­ем и ме­стом му­че­ни­че­ской кон­чи­ны.

Ко­гда умер отец, Юрий Дол­го­ру­кий († 15 мая 1157), свя­той Ан­дрей не по­шел на от­чий стол, в Ки­ев, а остал­ся на кня­же­нии во Вла­ди­ми­ре. В 1158–1160 гг. был по­стро­ен Успен­ский со­бор во Вла­ди­ми­ре, в ко­то­рый по­ме­ще­на Вла­ди­мир­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри. В 1164 го­ду воз­двиг­ну­ты Зо­ло­тые Во­ро­та во Вла­ди­ми­ре с на­дврат­ной цер­ко­вью По­ло­же­ния Ри­зы Бо­го­ма­те­ри и цер­ковь Спа­са на Кня­жьем дво­ре.

Трид­цать хра­мов бы­ло со­зда­но свя­тым кня­зем Ан­дре­ем за го­ды его кня­же­ния. Луч­ший из них – Успен­ский со­бор. Бо­гат­ство и бла­го­ле­пие хра­ма слу­жи­ло рас­про­стра­не­нию пра­во­сла­вия сре­ди окру­жа­ю­щих на­ро­дов и ино­зем­цев-куп­цов. Всех при­ез­жих, и ла­ти­нян, и языч­ни­ков, свя­той Ан­дрей при­ка­зы­вал во­дить в воз­двиг­ну­тые им хра­мы и по­ка­зы­вать им "ис­тин­ное хри­сти­ан­ство". Ле­то­пи­сец пи­шет: "и бол­га­ре, и жи­до­ве, и вся по­гань, ви­дев­ше сла­ву Бо­жию и укра­ше­ние цер­ков­ное, кре­сти­лись".

За­во­е­ва­ние Ве­ли­ко­го Волж­ско­го пу­ти ста­ло для свя­то­го Ан­дрея ос­нов­ной за­да­чей его го­судар­ствен­но­го слу­же­ния Рос­сии. Волж­ская Бол­га­рия со вре­мен по­хо­дов Свя­то­сла­ва († 972) пред­став­ля­ла се­рьез­ную опас­ность для Рус­ско­го го­су­дар­ства. Свя­той Ан­дрей стал про­дол­жа­те­лем де­ла Свя­то­сла­ва.

Со­кру­ши­тель­ный удар по вра­гу был на­не­сен в 1164 го­ду, ко­гда рус­ские вой­ска со­жгли и раз­ру­ши­ли несколь­ко бол­гар­ских кре­по­стей. Свя­той Ан­дрей брал с со­бой в этот по­ход Вла­ди­мир­скую ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри и двух­сто­рон­нюю ико­ну, на ко­то­рой бы­ли изо­бра­же­ны "Спас Неру­ко­тво­рен­ный" на од­ной сто­роне и "По­кло­не­ние Кре­сту" – на дру­гой. (В на­сто­я­щее вре­мя обе ико­ны в Го­судар­ствен­ной Тре­тья­ков­ской га­ле­рее.)

Ве­ли­кое чу­до бы­ло яв­ле­но рус­ско­му вой­ску от свя­тых икон в день ре­ша­ю­щей по­бе­ды над бол­га­ра­ми, 1 ав­гу­ста 1164 го­да. По­сле раз­гро­ма бол­гар­ско­го вой­ска кня­зья (Ан­дрей, его брат Яро­слав, сын Изя­с­лав и др.) вер­ну­лись к "пеш­цам" (пе­хо­те), сто­яв­шим под кня­же­ски­ми стя­га­ми у Вла­ди­мир­ской ико­ны, и по­кло­ни­лись иконе, "хва­лы и пес­ни воз­да­ва­ю­ще ей". И то­гда все уви­де­ли осле­пи­тель­ные лу­чи све­та, ис­хо­див­шие от ли­ка Бо­го­ро­ди­цы и от Неру­ко­твор­но­го Спа­са.

Оста­ва­ясь во всем вер­ным сы­ном пра­во­слав­ной церк­ви, блю­сти­те­лем ве­ры и ка­но­нов, свя­той Ан­дрей об­ра­тил­ся в Ца­рь­град к пат­ри­ар­ху с сы­нов­ней прось­бой об учре­жде­нии осо­бой мит­ро­по­лии для Се­ве­ро-Во­сточ­ной Ру­си. С со­от­вет­ству­ю­щей кня­же­ской гра­мо­той в Ви­зан­тию от­пра­вил­ся из­бран­ный кня­зем кан­ди­дат в мит­ро­по­ли­ты – Суз­даль­ский ар­хи­манд­рит Фе­о­дор. Пат­ри­арх Лу­ка Хри­зо­верг со­гла­сил­ся по­свя­тить Фе­о­до­ра, но не в мит­ро­по­ли­та, а лишь во епи­ско­па Вла­ди­мир­ско­го. В то же вре­мя, стре­мясь со­хра­нить рас­по­ло­же­ние кня­зя Ан­дрея, наи­бо­лее мо­гу­ще­ствен­но­го сре­ди вла­де­те­лей Рус­ской зем­ли, он по­чтил епи­ско­па Фе­о­до­ра пра­вом но­ше­ния бе­ло­го кло­бу­ка, что бы­ло в древ­ней Ру­си от­ли­чи­тель­ным при­зна­ком цер­ков­ной ав­то­но­мии – из­вест­но, как до­ро­жи­ли сво­им бе­лым кло­бу­ком ар­хи­епи­ско­пы Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да. Оче­вид­но, по­это­му рус­ские ле­то­пи­си со­хра­ни­ли за епи­ско­пом Фе­о­до­ром про­зви­ще "Бе­лый Кло­бук", а позд­ней­шие ис­то­ри­ки на­зы­ва­ют его ино­гда "ав­то­ке­фаль­ным епи­ско­пом".

В 1167 го­ду умер в Ки­е­ве свя­той Ро­сти­слав, дво­ю­род­ный брат Ан­дрея, умев­ший вно­сить уми­ро­тво­ре­ние в слож­ную по­ли­ти­че­скую и цер­ков­ную жизнь то­го вре­ме­ни, а из Ца­рь­гра­да был при­слан но­вый мит­ро­по­лит, Кон­стан­тин II. Но­вый мит­ро­по­лит по­тре­бо­вал, чтобы епи­скоп Фе­о­дор явил­ся к нему для утвер­жде­ния. Свя­той Ан­дрей вновь об­ра­тил­ся в Ца­рь­град за под­твер­жде­ни­ем са­мо­сто­я­тель­но­сти Вла­ди­мир­ской епар­хии и с прось­бой об от­дель­ной мит­ро­по­лии. Со­хра­ни­лась от­вет­ная гра­мо­та пат­ри­ар­ха Лу­ки Хри­зо­вер­га, со­дер­жа­щая ка­те­го­ри­че­ский от­каз в устро­е­нии мит­ро­по­лии, тре­бо­ва­ние при­нять из­гнан­но­го епи­ско­па Лео­на и под­чи­нить­ся Ки­ев­ско­му мит­ро­по­ли­ту.

Ис­пол­няя долг цер­ков­но­го по­слу­ша­ния, свя­той Ан­дрей убе­дил епи­ско­па Фе­о­до­ра с по­ка­я­ни­ем по­ехать в Ки­ев для вос­ста­нов­ле­ния ка­но­ни­че­ских от­но­ше­ний с мит­ро­по­ли­том. По­ка­я­ние епи­ско­па Фе­о­до­ра не бы­ло при­ня­то. Без со­бор­но­го раз­би­ра­тель­ства мит­ро­по­лит Кон­стан­тин в со­от­вет­ствии с ви­зан­тий­ски­ми нра­ва­ми осу­дил его на страш­ную казнь: Фе­о­до­ру от­ре­за­ли язык, от­ру­би­ли пра­вую ру­ку, вы­ко­ло­ли гла­за. По­сле это­го он был утоп­лен слу­га­ми мит­ро­по­ли­та (по дру­гим све­де­ни­ям, вско­ре умер в тем­ни­це).

Не толь­ко цер­ков­ные, но и по­ли­ти­че­ские де­ла Юж­ной Ру­си по­тре­бо­ва­ли к это­му вре­ме­ни ре­ши­тель­но­го вме­ша­тель­ства ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­мир­ско­го. 8 мар­та 1169 го­да вой­ска со­юз­ных кня­зей во гла­ве с сы­ном Ан­дрея Мсти­сла­вом овла­де­ли Ки­е­вом. Го­род был раз­гром­лен и со­жжен, участ­во­вав­шие в по­хо­де по­лов­цы не по­ща­ди­ли и цер­ков­ных со­кро­вищ. Рус­ские ле­то­пи­си рас­смат­ри­ва­ли это со­бы­тие как за­слу­жен­ное воз­мез­дие: "се же зде­я­ся за гре­хи их (ки­ев­лян), па­че же за мит­ро­по­ли­чью неправ­ду". В том же 1169 го­ду князь дви­нул вой­ска на непо­кор­ный Нов­го­род, но они бы­ли от­бро­ше­ны чу­дом Нов­го­род­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри Зна­ме­ния (празд­ну­ет­ся 27 но­яб­ря), ко­то­рую вы­нес на град­скую сте­ну свя­той ар­хи­епи­скоп Иоанн († 1186, па­мять 7 сен­тяб­ря). Но ко­гда вра­зум­лен­ный ве­ли­кий князь пре­ло­жил гнев на ми­лость и ми­ром при­влек к се­бе нов­го­род­цев, бла­го­во­ле­ние Бо­жие вер­ну­лось к нему: Нов­го­род при­нял кня­зя, на­зна­чен­но­го свя­тым кня­зем Ан­дре­ем.

Та­ким об­ра­зом, к кон­цу 1170 го­да Бо­го­люб­ский су­мел до­бить­ся объ­еди­не­ния Рус­ской зем­ли под сво­ей вла­стью.

Зи­мой 1172 го­да он по­слал на Волж­скую Бол­га­рию боль­шую рать под ко­ман­до­ва­ни­ем сы­на Мсти­сла­ва. Вой­ска одер­жа­ли по­бе­ду, ра­дость ее бы­ла омра­че­на смер­тью доб­лест­но­го Мсти­сла­ва († 28 мар­та 1172 го­да).

...В ночь на 30 июня 1174 го­да свя­той князь Ан­дрей Бо­го­люб­ский при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну от ру­ки из­мен­ни­ков в сво­ем Бо­го­люб­ском зам­ке. "Твер­ская ле­то­пись" со­об­ща­ет, что свя­той Ан­дрей был убит по на­у­ще­нию его же­ны, участ­во­вав­шей в за­го­во­ре. Во гла­ве за­го­во­ра сто­я­ли ее бра­тья, Куч­ко­ви­чи: "и све­ща­ша убий­ство на ночь, яко­же Иуда на Гос­по­да". Тол­па убийц, два­дцать че­ло­век, про­бра­лась к двор­цу, пе­ре­би­ла ма­ло­чис­лен­ную охра­ну и вло­ми­лась в опо­чи­валь­ню без­оруж­но­го кня­зя. Меч свя­то­го Бо­ри­са, по­сто­ян­но ви­сев­ший над его по­сте­лью, был пре­да­тель­ски по­хи­щен в ту ночь ключ­ни­ком Ан­ба­лом. Князь успел по­верг­нуть на пол пер­во­го из на­па­дав­ших, ко­то­ро­го со­общ­ни­ки тут же по ошиб­ке прон­зи­ли ме­ча­ми. Но вско­ре они по­ня­ли свою ошиб­ку: "и по­сем по­зна­ша кня­зя, и бо­ря­ху­ся с ним вел­ми, бя­ше бо си­лен, и се­ко­ша и ме­ча­ми и саб­ля­ми, и ко­пий­ные яз­вы да­ша ему". Ко­пьем был про­бит сбо­ку лоб свя­то­го кня­зя, все осталь­ные уда­ры трус­ли­вые убий­цы на­но­си­ли сза­ди. Ко­гда князь на­ко­нец упал, они опро­ме­тью бро­си­лись вон из опо­чи­валь­ни, за­хва­тив уби­то­го со­общ­ни­ка.

Но свя­той еще был жив. По­след­ним уси­ли­ем он спу­стил­ся по двор­цо­вой лест­ни­це, на­де­ясь по­звать стра­жу. Но сте­на­ния его бы­ли услы­ша­ны убий­ца­ми, они по­вер­ну­ли об­рат­но. Князь су­мел укрыть­ся в ни­ше под лест­ни­цей и раз­ми­нуть­ся с ни­ми. За­го­вор­щи­ки вбе­жа­ли в опо­чи­валь­ню и не на­шли там кня­зя. "По­ги­бель нам пред­сто­ит, ибо князь жив", – в ужа­се вскри­ча­ли убий­цы. Но кру­гом бы­ло ти­хо, ни­кто не при­шел на по­мощь свя­то­му стра­даль­цу. То­гда зло­деи вновь осме­ле­ли, за­жгли све­чи и по кро­ва­во­му сле­ду по­шли ис­кать свою жерт­ву. Мо­лит­ва бы­ла на устах свя­то­го Ан­дрея, ко­гда его вновь об­сту­пи­ли убий­цы.

Рус­ская Цер­ковь пом­нит и чтит сво­их му­че­ни­ков и со­зи­да­те­лей. Ан­дрею Бо­го­люб­ско­му при­над­ле­жит в ней осо­бое ме­сто. Взяв в ру­ки чу­до­твор­ный об­раз Вла­ди­мир­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри, свя­той князь как бы бла­го­сло­вил им от­ныне и до ве­ка глав­ней­шие со­бы­тия рус­ской ис­то­рии. 1395 год – пе­ре­не­се­ние Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри в Моск­ву и из­бав­ле­ние сто­ли­цы от на­ше­ствия Та­мер­ла­на (празд­ну­ет­ся 26 ав­гу­ста); 1480 год – спа­се­ние Ру­си от на­ше­ствия ха­на Ах­ма­та и окон­ча­тель­ное па­де­ние мон­голь­ско­го ига (празд­ну­ет­ся 23 июня); 1521 год – спа­се­ние Моск­вы от на­ше­ствия крым­ско­го ха­на Мах­мет-Ги­рея (празд­ну­ет­ся 21 мая). Мо­лит­ва­ми свя­то­го Ан­дрея сбы­лись над Рус­скою Цер­ко­вью его са­мые за­вет­ные ча­я­ния. В 1300 го­ду мит­ро­по­лит Мак­сим пе­ре­нес Все­рос­сий­скую мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру из Ки­е­ва во Вла­ди­мир, сде­лав Успен­ский со­бор, где по­ко­и­лись мо­щи свя­то­го Ан­дрея, пер­во­пре­столь­ным ка­фед­раль­ным хра­мом Рус­ской Церк­ви, а Вла­ди­мир­скую чу­до­твор­ную ико­ну – ее глав­ной свя­ты­ней. Поз­же, ко­гда об­ще­рус­ский цер­ков­ный центр сме­стил­ся в Моск­ву, пред Вла­ди­мир­ской ико­ной со­вер­ша­лось из­бра­ние мит­ро­по­ли­тов и пат­ри­ар­хов Рус­ской Церк­ви. В 1448 г. пред нею со­вер­ши­лось по­став­ле­ние Со­бо­ром рус­ских епи­ско­пов пер­во­го рус­ско­го ав­то­ке­фаль­но­го мит­ро­по­ли­та – свя­ти­те­ля Ио­ны. 5 но­яб­ря 1917 го­да пред ней со­вер­ши­лось из­бра­ние свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Ти­хо­на – пер­во­го по­сле вос­ста­нов­ле­ния пат­ри­ар­ше­ства в Рус­ской Церк­ви. В 1971 го­ду, в празд­ник Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, со­сто­я­лась ин­тро­ни­зац­ия свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Пи­ме­на.

Ли­тур­ги­че­ская де­я­тель­ность свя­то­го Ан­дрея бы­ла мно­го­гран­на и пло­до­твор­на. В 1162 го­ду Гос­подь по­слал бла­го­вер­но­му кня­зю ве­ли­кое уте­ше­ние: в Ро­сто­ве бы­ли об­ре­те­ны мо­щи угод­ни­ков Ро­стов­ских – свя­ти­те­лей Ис­айи и Леон­тия. Об­ще­цер­ков­ное про­слав­ле­ние ро­стов­ских свя­ти­те­лей на­ча­лось немно­го поз­же, но на­ча­ло их на­род­но­му по­чи­та­нию по­ло­жил князь Ан­дрей. В 1164 го­ду вой­ска Бо­го­люб­ско­го раз­гро­ми­ли дав­не­го вра­га, Волж­скую Бол­га­рию. По­бе­ды пра­во­слав­но­го на­ро­да бы­ли озна­ме­но­ва­ны рас­цве­том ли­тур­ги­че­ско­го твор­че­ства в Рус­ской Церк­ви. В тот год по по­чи­ну свя­то­го Ан­дрея Цер­ковь уста­но­ви­ла празд­но­ва­ние Все­ми­ло­сти­во­му Спа­су и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це 1 ав­гу­ста (по­чи­та­е­мый рус­ским на­ро­дом "ме­до­вый Спас"), – в па­мять о Кре­ще­нии Ру­си свя­тым рав­ноап­о­столь­ным Вла­ди­ми­ром и в па­мять по­бе­ды над бол­га­ра­ми в 1164 го­ду. Учре­жден­ный вско­ре празд­ник По­кро­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри 1 ок­тяб­ря во­пло­тил в ли­тур­ги­че­ских фор­мах ве­ру свя­то­го кня­зя и все­го пра­во­слав­но­го на­ро­да в при­ня­тие Бо­го­ро­ди­цей Свя­той Ру­си под Свой омо­фор. По­кров Бо­жи­ей Ма­те­ри стал од­ним из лю­би­мей­ших рус­ских цер­ков­ных празд­ни­ков. По­кров – рус­ский на­цио­наль­ный празд­ник, неиз­вест­ный ни ла­тин­ско­му За­па­ду, ни гре­че­ско­му Во­сто­ку. Он яв­ля­ет­ся ли­тур­ги­че­ским про­дол­же­ни­ем и твор­че­ским раз­ви­ти­ем бо­го­слов­ских идей, за­ло­жен­ных в празд­ни­ке По­ло­же­ния Ри­зы Бо­го­ро­ди­цы 2 июля.

Пер­вым хра­мом, по­свя­щен­ным но­во­му празд­ни­ку, был По­кров на Нер­ли (1165), за­ме­ча­тель­ный па­мят­ник рус­ско­го цер­ков­но­го зод­че­ства, воз­двиг­ну­тый ма­сте­ра­ми свя­то­го кня­зя Ан­дрея в пой­ме ре­ки Нер­ли так, чтобы князь все­гда мог ви­деть его из окон сво­е­го Бо­го­лю­бов­ско­го те­ре­ма.

Свя­той Ан­дрей при­ни­мал непо­сред­ствен­ное уча­стие в ли­те­ра­тур­ном тру­де вла­ди­мир­ских цер­ков­ных пи­са­те­лей. Он при­ча­стен к со­зда­нию служ­бы По­кро­ву (древ­ней­ший спи­сок – в пер­га­мен­ной Псал­ти­ри ХIV ве­ка. ГИМ, Син. 431), про­лож­но­го ска­за­ния об уста­нов­ле­нии празд­ни­ка По­кро­ва (Ве­ли­кие Ми­неи Че­тьи. Ок­тябрь. СПб., 1870, стлб. 4-5), "Сло­ва на По­кров" (там же, стлб. 6, 17). Им на­пи­са­но "Ска­за­ние о по­бе­де над бол­га­ра­ми и уста­нов­ле­нии празд­ни­ка Спа­са в 1164 го­ду", ко­то­рое в неко­то­рых ста­рин­ных ру­ко­пи­сях так и на­зы­ва­ет­ся: "Сло­во о ми­ло­сти Бо­жи­ей ве­ли­ко­го кня­зя Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го" (из­да­но два­жды: Ска­за­ние о чу­де­сах Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. С пре­ди­сло­ви­ем В.О. Клю­чев­ско­го. М., 1878, с. 21-26; За­бе­лин И.Е. Сле­ды ли­те­ра­тур­но­го тру­да Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го. – "Ар­хео­ло­ги­че­ские из­ве­стия и за­мет­ки", 1895, № 2-З). Уча­стие Бо­го­люб­ско­го за­мет­но и в со­став­ле­нии Вла­ди­мир­ско­го ле­то­пис­но­го сво­да 1177 го­да, за­вер­шен­но­го по­сле смер­ти кня­зя его ду­хов­ни­ком, по­пом Ми­ку­лой, ко­то­рый вклю­чил в него осо­бую "По­весть о уби­е­нии свя­то­го Ан­дрея". Ко вре­ме­ни Ан­дрея от­но­сит­ся и окон­ча­тель­ная ре­дак­ция "Ска­за­ния о Бо­ри­се и Гле­бе", во­шед­шая в "Успен­ский сбор­ник". Князь был осо­бен­ным по­чи­та­те­лем свя­то­го му­че­ни­ка Бо­ри­са, глав­ной до­маш­ней свя­ты­ней его бы­ла шап­ка свя­то­го Бо­ри­са. Меч свя­то­го Бо­ри­са все­гда ви­сел над его по­сте­лью. Па­мят­ни­ком мо­лит­вен­но­го вдох­но­ве­ния свя­то­го кня­зя Ан­дрея яв­ля­ет­ся так­же "Мо­лит­ва", вне­сен­ная в ле­то­пись под 1096 го­дом, по­сле "По­уче­ния Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха".

Молитвы

Тропарь благоверному великому князю Андрею Боголюбскому

глас 8

Яко благоверен и праведен,/ за любовь Христа Бога от своих смерть приял еси,/ кровь свою пролияв,/ якоже прежде сродницы твои и страстотерпцы Борис и Глеб,/ ихже кровем совопиет и твоя кровь, святе, к Богу,/ якоже Авеля и Захарии праведных,/ благоверный страстотерпче, великий княже Андрее,/ с нимиже Христа Бога моли о стране нашей, еже Богоугодней быти/ и сыновом российским спастися.

Ин тропарь благоверному великому князю Андрею Боголюбскому

глас 3

Еже во плоти житию твоему удивишася ангельстии чини:/ како с телом к невидимым сплетением изшел еси, преславне,/ и уязвил еси демонския полки./ Отонудуже, Андрее, Христос тебе воздаде богатыми дарованьми:/ сего ради, отче, моли спастися душам нашим.

показать все

Кондак благоверному великому князю Андрею Боголюбскому

глас 8

В мире сем благочестно и праведно пожив, молитвою, милостынею и благостраданием Богу угодил еси, сего ради и Бог по убиении твоем прослави тя нетлением и чудесы, Егоже, святе Андрее, моли сохранити отечество твое и всех людей, благочестно тебе почитающих.

Ин кондак благоверному великому князю Андрею Боголюбскому

глас 8

Родочисленный Царства Русскаго наследниче, от благочестиваго корня князя Юрия плодитель первоначальствующих Русских Самодержцев, Боголюбче княже Андрее, мужество и ум в себе носящий, в правде и истине пред Богом ходящий, о, велий единодержавный основателю государства новаго, молися, да Белая Русь многолюдством православнаго рода умножится, и светом Христовым всему миру дивно явится, и славою Божией возвеличится.

Величание благоверному великому князю Андрею Боголюбскому

Величаем тя, святый великий благоверный княже Андрее Боголюбский, и чтем святую память твою, яко ты славне ратовал во бранех со врагами Спаса Христа Бога нашего.
И паки: Величаем тя, святый страстотерпче и мучениче княже Андрее, и чтем честныя страдания твоя, иже за Русь Святую смерть претерпевый и Бога Христа прославивый.
И паки: Величаем тя, святый великомучениче княже Андрее, и почитаем святую обитель Богородицы, иже ты пречудно на Русской Земле воздвигнувый, и Богом Христом дивно прославленный.
И паки: Величаем тя, святый великий благоверный Боголюбче княже Андрее, изрядный страстотерпче и мучениче, и чтем святую память твою, мудраго основателя святой обители Боголюбивой и многих храмов Божиих создателю.

Молитва благоверному великому князю Андрею Боголюбскому

О, святый благоверный великий княже Боголюбский Андрее! Рабе Божий верный и Богославный, христианине истовый и Богоревнивый, муже добродетельный и Богомудрый, воине всечестный и воеводо доброхвальный, правителю державный и дерзновенный! Русь Святую на уделы и княжества разобщенную, Божиим хотением хотящий во единое Русское Царствие собрати и единодержавно Ею правити, да непреоборима пребудет от всех враг видимых и невидимых, возстающих на православныя христианы. Да не тщетны будут твои святии деяния во славу и честь Бога Христианскаго, идеже твое Богосветлое строение Богом любимаго Царства Православнаго на Русской Земле зрим и величаем, егда стольный град Владимир и Боголюбивую обитель Пресвятей Богородице воздвигнувый, идеже ты в ней посреди нощи неповинне злочестивыми и клятвопреступными своими слугами взятый и от рук их беззаконно и жесточайшими мечами убиенный, и честною кровию своею истекаемый, твердое основание Единодержавию Православной Руси тако положивый. И ныне мы, грешные рабы Божии (имена), в Богомощное небесное предстательство твое веруем, ибо мученическим венцем житие твое запечатлевшее, молим тя, да избавит нас Господь от крамолы слуг антихристовых и от кровавых жертвоприношений и жидовских обычаев, и да спасется Земля Русская от ига сатанинскаго, ибо имеем тя, великаго угодника Божия, неустрашимаго ратника Христова, егда на полях земной брани со многими врагами за Веру святую и Отечество сражавыйся, и столь дивную славу Божиих побед всей Русской Земле показующий. И ты, яко державный воеводо и святый мученик, и всегда дерзновенный о нас молитвенник, Боголюбивый и неустанный созидателю Святой Руси, во святых мощах дивно прославленный, и в помощь и в заступление нам оставленный, возстани за нас противу иноплеменных, чужеземных и зловредных супостат, и противостани им со мнозими святими князьями-воинами, и первее со святим равноапостольным великим князем Владимиром и святой равноапостольной великой княгиней Ольгой, и с великими благоверными князьями первомучениками-страстотерпцами Борисом и Глебом, и со святым воином преподобномучеником Игорем Черниговским, и святым благоверным великим князем Георгием Всеволодовичем Владимирским, вкупе же и с Богосветлыми сынами твоими князьями-мучениками Глебом Владимирским и храбрым Изяславом, да их помощию не позыблем пребудет Дом Пресвятыя Богородицы, всей Руси Державной Владычицы, и да прославится и просияет тобою, княже Андрее, во вся веки Земля Русская и наполнится благочестивым христианским родом по благословению Богородицы, и Благодатию Ея многочудотворных икон Владимирской и Боголюбской, и паки угобзится и укрепится слава Руси Православной, и просияет Невещественным и Животворным светом Бога Отца, Сына и Святаго Духа. Аминь.

Молитва вторая благоверному великому князю Андрею Боголюбскому

О, великий святый княже Андрее, великомучениче и страстотерпче, ты паче многих иных соплеменников рода твоего за благочестие и Богопочитание твое возлюблен бысть Богородицею, и пред Ней непрестанно ходатайствуеши о величии и славе Святой Руси. Молися крепце о нас грешных рабах Божиих (имена), и о всех православных чадах Земли Русской, и якоже Богомудрый отец и Державный воеводо премудро возрастивший в страсе Божием и вере Христовей сыновей своих, соделав их храбрыми воинами противу супостатов, идеже увенчанные златыми мученическими венцами на небесех светло Престолу Бога Жизни вкупе с тобою ныне предстоят, поучаяй такожде и нас. Помогая нам быти достойными воинами христовыми, и абие собери нас разрозненных воедино, якоже собирал еси верноподданных своих и любящих тя во единое Христово стадо, иже тя в земном житии твоем вси якоже отца своего Державнаго почитаху, тако и мы, чтим тя, яко небеснаго нашего покровителя и Боголюбиваго князя, и всегда прославляем и величаем тя. Помолися ко Пресвятей Троице и к Матери Божией, да сотворит Господь нас нелицемерными, а Богу преданными чадами Святой Руси, да и мы в православней вере сохраним великое наследие Боголюбимой обители Пресвятой Богородицы, Ея же, яко велий дар нам Бог остави. И якоже ты, мнози храмы Богу Христу воздвигнувый, в них же множится сила и слава Царства Божьего, тако воздвигни и нас от грехолюбия к благочестивому боголюбивому житию. Мы же молящиеся грешнии рабы Божии (имена), смиренно просим твоего предстательства и небесныя помощи: веры православныя укрепления, любы к Богу и ближним совершеннаго достижения. Испроси нам такожде, святый великий княже, от Господа Вседержителя, да пошлет Спаситель Господь пребогатые земные и небесные щедроты и милости всем обездоленным и во грехах погибающим душам и всему Отечеству великаго Царства Русскаго, да возсияет повсюду вера Божия православная, да подаст Господь всем заблудшим людем: веры Христовой приобщение, душам прозрение, покаяние и отпущение многих и тяжких грехов: клятвопреступления, предательства, человекоубийства, царененавистничества, братоубийства и всякаго рода злодейства, идеже пребывает в народе Руси не просвященной Богом Христом. Да исторгнет Господь Искупитель грехи наши российскии из всей нашей жизни, яко злое зелие, а нас всех чтущих тя и любящих Бога и Богородицу и всех русских царей, да спасет Человеколюбивый Господь Иисус Христос из рук врагов наших, и посем возставит нам Богомудраго правителя Государя Самодержца, помазаннаго Духом Святым по мужеству и доброте тебе подобнаго, иже возмогл бы в духе правом, в чистоте и святости веру Христову в людех возродити, умножити и удержати, и упрочити Богом возлюбленное Отечество Русское, и к Небесному Отечеству нас провождати всех, яко своих верноподданных, велегласно прославляющих тя, княже Андрее, во славе Невечерняго Огнезрачнаго Света, Предстоящего и славящего в сонме святых Бога Отца, Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь. Молитва третья О, великий Русский княже, Боголюбский Андрее! За веру Божию и славу Отечества Православнаго Русскаго оклеветанный и преданный слугами лукавыми и людьми вражьими, но Христом Богом прославленный и христианами православными вельми почитаемый, не остави предстательствовати за нас пред Богородицею и Спасом Мира, не престани заступати за народ христианский и Землю Русскую, возревнуй и защити и спаси от поруганий и расхищений святыни храмов Божиих и огради от наветов вражиих и от людей злых святую обитель иконы Боголюбивой, вступись за Русь Святую и Дом Пресвятыя Богородицы, погуби путь беззаконных ищущих разделений и неправедной купли и продажи Земли Русской. Молися спастися нам в вере Христовой, и испроси нам от Бога воеводы Небеснаго, да подаст нам духовные силы и мудрость противостати диаволу и кознем его, да укрепит нас быти безстрашными исповедниками имени христианскаго: яко пред сильными мира сего, тако и пред всеми нечестивыми, и пред лицем антихриста, и пред всем царством жидовским. Сподоби нам быти не токмо достойными христианами, но и быти достойными наследниками Богоспасаемой Державы Русской. Но паче подвизай быти нам верными и благословенными детьми Божьими.
Испроси нам от Господа: любы Божией, силы Святой и мудрости и крепости духовной, да неустанно будем ревновати о умножении Славы Отечества Русскаго, и да навыкнем искусно владети мечем духовным, молитвы святые непрестанные в сердце своем нося, и помогай нам такожде на всякий час бдити и хранити вверенное нам и Богом данное оружие против врагов Божиих и всех извергов рода человеча. Ибо мы земнородные, часто бываем маломощны и неразумны, но тобою водимые, мудрые и сильные, егда чаем с помощию твоею скоро достигнути Царства Божьего в Русской Земле и посем со дерзновением прейти в Царствие Небесное и вечное, присно с тобою велегласно воспевая Бога Отца, Бога Сына и Бога Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную во веки веков. Аминь.

Молитва третья благоверному великому князю Андрею Боголюбскому

О, святый благоверный великий княже Андрее! Страстотерпче и мучениче! Слуго Божий верный и Богославный, христианине истовый и Богоревнивый, муже любодобродетельный и Богомудрый, воине всечестный и воеводо доброхвальный, монарше Богоизбранный и Боголюбимый, правителю державный и дерзновенный! Русь Святую, на уделы и княжества разобщенную, хотевый во едино царствие собрати и единодержавно ею правити, да непреоборима от враг истиннаго христианства пребудет; за сии деяния во славу и честь Бога Христианского убиенный и кровию своею основание Руси Святой с прочими князи-мученики укрепивший, да во век незыблема пребудет; даровавший Руси многочудныя иконы Богоматери и Тою паче многих иных за Благочестие и Богопочитание возлюбленный. Сыновей возрастивший, иже тя, отца земнаго своего, житием своим и Отца Небеснаго кончиною своею прославиша. Обитель Боголюбивую основавый и мнози храмы воздвигнувый, в них же доселе молящеся мы, грешнии, просим твоего предстательства и Небесныя помощи; испроси, святе Андрее, у Господа Вседержителя милости богатыя обездоленному царствию русскому и отпущения многих и тяжких грехов народам христианским, да дарует Спаситель нам правителя тебе подобнаго, иже возмогл бы возродити Отечествие наше земное и ко Отечествию Небесному привести нас, идеже ты ныне, княже, во славе Невечерняго Света предстоя со всеми святыми, восхвалявши в Троице славимаго Бога Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Случайный тест

(5 голосов: 4.2 из 5)