Дни памяти

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

11 февраля – Собор Екатеринбургских святых

29 июля

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ник Ар­да­ли­он – в ми­ру Алек­сандр Ип­по­ли­то­вич По­но­ма­рев ро­дил­ся в се­мье сель­ско­го свя­щен­ни­ка в 70-х го­дах XIX ве­ка и вос­пи­ты­вал­ся в бла­го­че­стии. В 22 го­да успеш­но окон­чил Перм­скую се­ми­на­рию, же­нил­ся, был ру­ко­по­ло­жен в свя­щен­ни­ка. За­тем по­сле­до­ва­ло мно­го­лет­нее слу­же­ние на раз­ных сель­ских и го­род­ских при­хо­дах. В те­че­ние всей жиз­ни отец Алек­сандр, как и лю­бой рев­ност­ный пас­тырь, нес мно­же­ство от­вет­ствен­ных по­слу­ша­ний: был за­ко­но­учи­те­лем в цер­ков­но-при­ход­ских шко­лах и зем­ских учи­ли­щах, ру­ко­во­дил мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­стью в Шад­рин­ском уез­де, воз­глав­лял Шад­рин­скую учи­тель­скую се­ми­на­рию, слу­жил бла­го­чин­ным Невьян­ско­го цер­ков­но­го окру­га… Лю­бое воз­ло­жен­ное на него слу­же­ние свя­щен­ник про­хо­дил, «от­да­вая ему всю свою энер­гию», как на­пи­са­но в од­ной из его офи­ци­аль­ных ха­рак­те­ри­стик.
По­сле ре­во­лю­ции отец Алек­сандр По­но­ма­рев вел се­бя так, как и дол­жен ве­сти се­бя пас­тырь го­ни­мой Церк­ви. Несмот­ря на страш­ный го­лод, на­сту­пив­ший на Ура­ле в 1920-х го­дах, на го­не­ния и при­тес­не­ния, он про­дол­жал неуто­ми­мо ис­пол­нять пас­тыр­ский долг – за­щи­щал свои хра­мы от за­кры­тия, от­ста­и­вал при по­пыт­ках пе­ре­дать их об­нов­лен­цам, укреп­лял дух ве­ру­ю­щих на­став­ле­ни­я­ми и лич­ным при­ме­ром.
«Это так нуж­но, здесь лю­ди не от зло­бы ж сво­ей дей­ству­ют, а это Бог через них хо­чет ис­пы­тать мое тер­пе­ние и сми­ре­ние. Бу­ду все тер­петь ра­ди Иису­са Хри­ста», – та­кую за­пись в эти го­ды он сде­лал в Еван­ге­лии, ко­то­рое по­да­рил сво­е­му млад­ше­му сы­ну Гри­го­рию, в бу­ду­щем из­вест­но­му на Ура­ле стар­цу.
Отец Алек­сандр не от­дал Гри­го­рия в со­вет­скую шко­лу, а сам учил его на до­му. Это до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние бы­ло ос­но­ва­но на изу­че­нии Свя­щен­но­го Пи­са­ния и свя­то­оте­че­ских тво­ре­ний.
В 56 лет отец Алек­сандр пе­ре­жил го­ре: умер­ла его су­пру­га, ма­туш­ка На­деж­да. По­сле это­го он при­нял по­стриг и пол­но­стью от­дал се­бя на слу­же­ние Хри­сту и Его Церк­ви. Это бы­ли 1930-е го­ды. Как че­ло­век здра­во­мыс­ля­щий и рас­су­ди­тель­ный, отец Ар­да­ли­он не мог не пред­ви­деть, чем мо­жет обер­нуть­ся для него рев­ност­ное слу­же­ние. Он сам не раз го­во­рил, что со­вет­ское го­су­дар­ство, хо­тя и про­воз­гла­ша­ет «сво­бо­ду от­прав­ле­ния ре­ли­ги­оз­ных куль­тов», но на са­мом де­ле про­во­дит по­ли­ти­ку по уни­что­же­нию Церк­ви. Од­на­ко вер­ный сын Церк­ви не мог жить ина­че и не мог оста­вить свое слу­же­ние.
В 1937 го­ду от­ца Ар­да­ли­о­на аре­сто­ва­ли. Во вре­мя след­ствия, за­ве­ден­но­го Уфа­лей­ским рай­он­ным от­де­лом НКВД, ше­сти­де­ся­ти­лет­ний отец Ар­да­ли­он стал един­ствен­ным из де­ся­ти об­ви­ня­е­мых, ко­то­рый «упор­но» не при­зна­вал сво­ей «ви­ны» ни на до­про­сах, ни на оч­ных став­ках. И это в то вре­мя, ко­гда по ста­ти­сти­ке бо­лее 90% под­след­ствен­ных, про­хо­див­ших по цер­ков­ным де­лам, да­ва­ли при­зна­тель­ные по­ка­за­ния – ма­ло кто мог вы­дер­жать «ме­то­ды ра­бо­ты» НКВД.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет точ­ны­ми дан­ны­ми о том, что вы яв­ля­е­тесь участ­ни­ком контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции и ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную ра­бо­ту про­тив со­вет­ско­го го­су­дар­ства. Пред­ла­га­ет­ся да­вать от­кро­вен­ные по­ка­за­ния и вы­дать всех участ­ни­ков ор­га­ни­за­ции.
– Участ­ни­ком контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции я не яв­лял­ся и о су­ще­ство­ва­нии та­ко­вой не знал.
– Сви­де­тель В. по­ка­зы­ва­ет, что вы го­во­ри­ли: «Кон­сти­ту­ция нам ни­че­го не да­ет, они по­ста­ра­ют­ся нас аре­сто­вать, а по­том ли­шить пра­ва граж­дан­ства по су­ду». При­зна­е­те ли вы по­ка­за­ния В. пра­виль­ны­ми? След­ствие на­ста­и­ва­ет на да­че прав­ди­вых по­ка­за­ний.
– По­ка­за­ния пра­виль­ны­ми не при­знаю.
– Сви­де­тель Н. го­во­рит, что вы ве­ли ан­ти­со­вет­ские раз­го­во­ры: осуж­да­ли Кон­сти­ту­цию, рас­ска­зы­ва­ли о го­не­ни­ях на ду­хо­вен­ство, вы­ра­жа­ли со­чув­ствие к Гит­ле­ру.
– По­ка­за­ния сви­де­те­ля Н. счи­таю непра­виль­ны­ми.
– Вам де­ла­ет­ся уже чет­вер­тый раз оч­ная став­ка по кон­крет­ным фак­там ва­шей контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти. След­ствие пред­ла­га­ет пре­кра­тить за­ни­мать­ся за­пи­ра­тель­ством и да­вать ис­крен­ние по­ка­за­ния.
– По­ка­за­ния сви­де­те­ля П. счи­таю лож­ны­ми.
Непре­клон­но­го ар­хи­манд­ри­та при­го­во­ри­ли к пя­ти го­дам ис­пра­ви­тель­но-тру­до­во­го ла­ге­ря. Мно­гие го­ды, несколь­ко де­ся­ти­ле­тий судь­ба свя­щен­ни­ка оста­ва­лась неиз­вест­ной да­же для его бли­жай­ших род­ствен­ни­ков.
Род­ные от­ца Ар­да­ли­о­на несколь­ко раз пы­та­лись узнать о том, что с ним ста­ло. Оль­га Гри­горь­ев­на По­но­ма­ре­ва (внуч­ка пре­по­доб­но­му­че­ни­ка) рас­ска­зы­ва­ет:
– Де­душ­ку аре­сто­ва­ли, а все­го через год был аре­сто­ван и па­па. Ма­ма оста­лась од­на со мной на ру­ках, мне бы­ло мень­ше го­да… Мы очень дол­го не ви­де­ли па­пу – я с ним по­зна­ко­ми­лась, ко­гда мне бы­ло шест­на­дцать лет. Он вер­нул­ся из ссыл­ки, с Ко­лы­мы и сра­зу по­пы­тал­ся узнать что-ли­бо о сво­ем от­це, но это не уда­лось. По­том в вось­ми­де­ся­тые, в де­вя­но­стые го­ды и он, и его стар­шая сест­ра Ма­рия Алек­сан­дров­на вновь и вновь ис­ка­ли, где де­душ­ка, где его мо­ги­ла. Пи­са­ли и в Моск­ву, но ни­ка­ко­го от­ве­та не по­лу­чи­ли. Так па­па до кон­ца сво­их дней и не узнал, что ста­ло с его от­цом. По­том я то­же пы­та­лась най­ти све­де­ния в ар­хи­вах – и ни­че­го, ис­чез че­ло­век. А несколь­ко лет на­зад сест­ры (Но­во-Тих­вин­ско­го жен­ско­го мо­на­сты­ря в Ека­те­рин­бур­ге) – спа­си­бо им! – ка­ким-то об­ра­зом разыс­ка­ли, ку­да де­душ­ка был со­слан.
Чтобы узнать о ме­сте ссыл­ки от­ца Ар­да­ли­о­на, сест­ры разо­сла­ли пись­ма в несколь­ко де­сят­ков ар­хи­вов, и, на­ко­нец, из од­но­го из них при­шел дол­го­ждан­ный от­вет: по­сле при­го­во­ра ар­хи­манд­рит Ар­да­ли­он был от­прав­лен в Ар­хан­гель­скую об­ласть, в пе­ре­сыль­ный ла­герь го­ро­да Кот­ла­са. Этот ла­герь поль­зо­вал­ся осо­бо дур­ной сла­вой. В на­ско­ро по­стро­ен­ных зем­ля­ных ша­ла­шах, где зи­мой тем­пе­ра­ту­ра не под­ни­ма­лась вы­ше че­ты­рех гра­ду­сов, вы­жи­ва­ли немно­гие за­клю­чен­ные. В ла­ге­ре уми­ра­ло так мно­го лю­дей, что их ед­ва успе­ва­ли хо­ро­нить; боль­шие брат­ские мо­ги­лы не за­сы­па­ли зем­лей, по­ка они не за­пол­ня­лись те­ла­ми до­вер­ху. В Кот­ла­се отец Ар­да­ли­он про­вел несколь­ко ме­ся­цев, а за­тем был от­прав­лен в Вор­ку­ту.
– Сест­ры да­ли мне адрес ар­хи­ва в Сык­тыв­ка­ре, где мог­ли быть све­де­ния о кон­чине де­душ­ки, – рас­ска­зы­ва­ет Оль­га Гри­горь­ев­на. – Я на­пи­са­ла пись­мо, и по­лу­чи­ла от­вет: 29 июля 1938 го­да умер от ис­то­ще­ния в ста­ци­о­на­ре ла­гер­но­го пунк­та «Адак». По­хо­ро­нен на граж­дан­ском клад­би­ще в от­дель­ной мо­ги­ле. К пра­вой но­ге бы­ла при­вя­за­на таб­лич­ка с ука­за­ни­ем фа­ми­лии, име­ни, от­че­ства и да­ты смер­ти.
Жиз­не­опи­са­ние от­ца Ар­да­ли­о­на бы­ло от­прав­ле­но в Си­но­даль­ную ко­мис­сию по ка­но­ни­за­ции свя­тых, и в ок­тяб­ре 2008 го­да ар­хи­манд­рит Ар­да­ли­он (По­но­ма­рев) про­слав­лен как пре­по­доб­но­му­че­ник.
Ис­по­вед­ни­че­ство от­ца Ар­да­ли­о­на — это плод ду­хов­но­го пу­ти, по ко­то­ро­му он сле­до­вал в те­че­ние всей сво­ей жиз­ни. Лю­бовь к Бо­гу и ближ­ним, мо­лит­ва, рев­ность к бо­го­уго­жде­нию, де­я­тель­ное ис­пол­не­ние Еван­гель­ских за­по­ве­дей все­гда бы­ли глав­ным для него, му­че­ни­че­ство же яви­лось лишь вен­цом его свя­той жиз­ни.

Ис­точ­ник: http://pstgu.ru/

Случайный тест