Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

9 сентября

Житие

Свя­щен­но­ис­по­вед­ник Ди­мит­рий ро­дил­ся 10 сен­тяб­ря 1874 го­да в се­ле Ля­хов­ка Глу­хов­ско­го уез­да Чер­ни­гов­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стьян Ива­на и Ев­до­кии Крюч­ко­вых.
В 1882 го­ду вме­сте с дру­ги­ми ма­ло­зе­мель­ны­ми кре­стья­на­ми се­мья Крюч­ко­вых вы­еха­ла в Ом­скую гу­бер­нию и по­се­ли­лась в де­ревне Рож­де­ствен­ка непо­да­ле­ку от го­ро­да Та­тар­ска. Но вось­ми­лет­ний Дмит­рий не по­ехал с ро­ди­те­ля­ми: в день их отъ­ез­да он убе­жал и спря­тал­ся. Для то­го, чтобы про­кор­мить­ся, он устро­ил­ся ра­бо­тать к по­ме­щи­ку Рат­чен­ко в се­ло За­руд­ское уха­жи­вать за пче­ла­ми и про­ра­бо­тал там око­ло пя­ти лет.
В три­на­дцать лет Дмит­рий пе­ре­шел ра­бо­тать к по­ме­щи­ку Тро­фи­мен­ко в го­род Глу­хов, где обу­чил­ся са­до­вод­ству. У это­го по­ме­щи­ка он про­был око­ло ше­сти лет и де­вят­на­дца­ти­лет­ним юно­шей в 1893 го­ду из Глу­хо­ва вы­ехал в Моск­ву, где пред­по­ла­гал учить­ся.
Так как средств к су­ще­ство­ва­нию у него не бы­ло, он был вы­нуж­ден их за­ра­ба­ты­вать и с этой це­лью устро­ил­ся в цер­ков­ный хор. К 1908 го­ду он по­сту­пил пса­лом­щи­ком в храм се­ла Крас­ко­ва под Моск­вой. В этом же го­ду он же­нил­ся на Ана­ста­сии Се­ме­новне, ро­дом из Смо­лен­ской гу­бер­нии. Брак их ока­зал­ся без­дет­ным. Пса­лом­щи­ком Дмит­рий Ива­но­вич про­слу­жил семь лет. В 1915 го­ду его ру­ко­по­ло­жи­ли во диа­ко­на к той же церк­ви.
В 1917 го­ду от­ца Ди­мит­рия пе­ре­ве­ли в Моск­ву в цер­ковь Воз­дви­же­ния на Враж­ке (на Плю­щи­хе). Ле­то 1918 го­да ста­ло па­мят­ным для него – то­гда он об­рел сво­е­го ду­хов­но­го от­ца. Слу­чи­лось так, что в цер­ковь Воз­дви­же­ния при­е­хал от­петь свою пле­мян­ни­цу свя­щен­ник Вла­ди­мир Бог­да­нов. Отец Ди­мит­рий со­слу­жил с ним как диа­кон. По хо­ду бо­го­слу­же­ния отец Вла­ди­мир сде­лал ему несколь­ко за­ме­ча­ний. Это пер­вое крат­кое мо­лит­вен­ное об­ще­ние с от­цом Вла­ди­ми­ром про­из­ве­ло на от­ца Ди­мит­рия очень глу­бо­кое впе­чат­ле­ние. По окон­ча­нии от­пе­ва­ния отец Ди­мит­рий по­про­сил раз­ре­ше­ния бы­вать на квар­ти­ре у от­ца Вла­ди­ми­ра, чтобы по­учить­ся про­ве­де­нию бо­го­слу­же­ния и не де­лать впредь оши­бок. Отец Вла­ди­мир дал со­гла­сие, и очень ско­ро отец Ди­мит­рий стал его ре­гу­ляр­ным по­се­ти­те­лем, а впо­след­ствии и ду­хов­ным сы­ном.
В 1920 го­ду отец Ди­мит­рий был ру­ко­по­ло­жен во иерея к то­му же хра­му, в ко­то­ром слу­жил диа­ко­ном. В 1922 го­ду, по хо­да­тай­ству кли­ра церк­ви во имя пре­по­доб­но­го Сав­вы Освя­щен­но­го (в Сав­вин­ском пе­ре­ул­ке), отец Ди­мит­рий был пе­ре­ве­ден ту­да. Это был год, в ко­то­рый про­во­ди­лось изъ­я­тие цер­ков­ных цен­но­стей. Мас­со­вые аре­сты кос­ну­лись и кли­ра церк­ви пре­по­доб­но­го Сав­вы: бы­ло аре­сто­ва­но все ее ду­хо­вен­ство, в том чис­ле и отец Ди­мит­рий. Свя­щен­но­слу­жи­те­лей об­ви­ни­ли в ан­ти­со­вет­ских дей­стви­ях, вы­ра­зив­ших­ся в чте­нии с ам­во­на воз­зва­ния Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на. Отец Ди­мит­рий был при­го­во­рен к трем го­дам ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вых ла­ге­рей. Имея на­вык ра­бо­ты с вось­ми­лет­не­го воз­рас­та, в за­клю­че­нии он за­ни­мал­ся са­пож­ным ре­меслом и пче­ло­вод­ством. Из тюрь­мы он был осво­бож­ден до­сроч­но – в 1924 го­ду.
В 1925 го­ду, со­вер­шая па­ни­хи­ду по про­то­и­е­рею Алек­сию Ме­че­ву, он по­зна­ко­мил­ся с его сы­ном – свя­щен­ни­ком Сер­ги­ем Ме­че­вым, впо­след­ствии за­сви­де­тель­ство­вав­шим вер­ность Хри­сту му­че­ни­че­ским по­дви­гом.
В 1927 го­ду из-за неуря­диц со ста­ро­стой хра­ма отец Ди­мит­рий был уво­лен за штат. Отец Ди­мит­рий тя­же­ло за­бо­лел, и бо­лел в те­че­ние го­да.
В 1928-1929 го­дах отец Ди­мит­рий был при­гла­шен неофи­ци­аль­но «вре­мен­но по­слу­жить» вне­штат­ным свя­щен­ни­ком в цер­ковь во имя свя­тых му­че­ни­ков и бес­среб­ре­ни­ков Ки­ра и Иоан­на, что на Со­лян­ке (Серб­ское по­дво­рье).
В но­яб­ре 1931 го­да скон­чал­ся про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Бог­да­нов. Отец Ди­мит­рий от­пе­вал его и ез­дил на клад­би­ще слу­жить па­ни­хи­ды. В та­кое тя­же­лое вре­мя, на­ка­нуне но­вых ис­пы­та­ний, он по­те­рял ду­хов­но­го от­ца.
5 мая 1932 го­да отец Ди­мит­рий был аре­сто­ван вто­рич­но. Отец Ди­мит­рий вме­сте с дру­ги­ми аре­сто­ван­ны­ми свя­щен­ни­ка­ми со­дер­жал­ся в Бу­тыр­ской тюрь­ме. Он ока­зал­ся при­вле­чен­ным к след­ствию по де­лу епи­ско­па Дмит­ров­ско­го Се­ра­фи­ма (Звез­дин­ско­го). Ви­нов­ным се­бя он не при­знал. «По­ли­ти­че­ских взгля­дов, – ска­зал он, от­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, – не имею. По­чти ни с кем не зна­ком, ин­те­ре­су­юсь толь­ко внут­рен­ней жиз­нью».
Со­глас­но при­го­во­ру Осо­бо­го Со­ве­ща­ния при Кол­ле­гии ОГПУ СССР от 7 июля 1932 го­да отец Ди­мит­рий был на три го­да вы­слан эта­пом в За­пад­ную Си­бирь, в се­ло Тимск На­рым­ско­го края. По­сле от­бы­тия сро­ка, в 1935 го­ду, он по­се­лил­ся в го­ро­де Гжат­ске и устро­ил­ся ра­бо­тать ле­со­ру­бом.
С на­ча­ла но­во­го пе­ри­о­да ре­прес­сий в кон­це 1937 го­да ше­сти­де­ся­ти­трех­лет­ним стар­цем отец Ди­мит­рий пе­ре­ехал бли­же к Москве – в по­се­лок То­ми­ли­но Мос­ков­ской об­ла­сти. Здесь он сам по­стро­ил на за­ра­бо­тан­ные день­ги дом в семь квад­рат­ных мет­ров, ко­то­рый зна­ко­мые на­зы­ва­ли са­рай­чи­ком, и устро­ил­ся ра­бо­тать са­дов­ни­ком при дет­ском са­де. В Москве жи­ли его ду­хов­ные де­ти и дру­зья; с риском быть аре­сто­ван­ным при­ни­мал те­перь отец Ди­мит­рий на свои пле­чи их ду­хов­ное окорм­ле­ние. Он ре­гу­ляр­но бы­вал в Москве и по­сел­ках Под­мос­ко­вья, на квар­ти­рах и да­чах слу­жил ли­тур­гию, ис­по­ве­до­вал и при­ча­щал, кре­стил, от­пе­вал. Ре­прес­сии это­го пе­ри­о­да чу­дом не кос­ну­лись его. Гос­подь хра­нил его.
В 1941 го­ду при на­ступ­ле­нии нем­цев на Моск­ву дет­ский сад, в ко­то­ром ра­бо­тал отец Ди­мит­рий, эва­ку­и­ро­вал­ся из То­ми­ли­на, но ди­рек­тор са­да не пред­ло­жи­ла от­цу Ди­мит­рию по­ехать с ни­ми, хо­тя он же­лал это­го.
Во вре­мя вой­ны на ме­сте преж­не­го хо­зяй­ства раз­ме­сти­лись во­ен­ные гос­пи­та­ли, при ко­то­рых отец Ди­мит­рий был остав­лен са­дов­ни­ком. Он вы­ра­щи­вал рас­са­ду ка­пу­сты, по­ми­до­ры, свек­лу, мор­ковь и цве­ты. Ко­гда гос­пи­таль вы­ехал из То­ми­ли­на, он был остав­лен са­дов­ни­ком при дет­ских яс­лях за­во­да Се­маш­ко.
Но­вая вол­на аре­стов на­ча­лась в 1946 го­ду. Отец Ди­мит­рий ни­ко­гда бы не был най­ден, ес­ли бы не был пре­дан те­ми, ра­ди ко­то­рых рис­ко­вал жиз­нью в 1937‑1939 го­дах.
Он был в тре­тий раз аре­сто­ван 17 мая 1946 го­да в воз­расте се­ми­де­ся­ти двух лет и за­клю­чен во Внут­рен­нюю тюрь­му МГБ СССР. Здесь ему при­шлось убе­дить­ся в том, что по­чти все зна­ко­мые ему аре­сто­ван­ные от­цы, бра­тья и ча­да его пре­да­ли. На­при­мер, од­на из ду­хов­ных до­че­рей от­ца Ди­мит­рия со­об­щи­ла след­ствию: «...свя­щен­ник Ди­мит­рий, на­чи­ная с 1936 по 1941 год вклю­чи­тель­но, си­сте­ма­ти­че­ски про­во­дил неле­галь­ные бо­го­слу­же­ния».
Дру­гая рас­ска­зы­ва­ла: «...в 1945-1946 го­дах я с Крюч­ко­вым встре­ча­лась у на­шей зна­ко­мой, где так­же ис­по­ве­до­ва­лась и при­ча­ща­лась. По­след­ний раз это име­ло ме­сто в мар­те...»
Во всех слу­ча­ях, при са­мых убе­ди­тель­ных по­ка­за­ни­ях, ко­гда след­ствие уже счи­та­ло его «изоб­ли­чен­ным», отец Ди­мит­рий неиз­мен­но го­во­рил, что он об­ви­не­ния не под­твер­жда­ет: «Я все это от­ри­цаю». На во­про­сы о це­лях при­ез­да к нему по­се­ти­те­лей от­ве­чал: за се­ме­на­ми для ого­ро­да, за цве­та­ми... О це­лях сво­их при­ез­дов в Моск­ву го­во­рил: «По хо­зяй­ствен­ным де­лам... в свя­зи с необ­хо­ди­мо­стью от­ре­мон­ти­ро­вать имев­ший­ся у ме­ня при­мус, дру­гих раз­го­во­ров не бы­ло... я за­хо­дил на квар­ти­ру, чтобы она ока­за­ла мне по­мощь по­лу­чить куст смо­ро­ди­ны у ее зна­ко­мо­го...»
След­ствию не уда­лось за­пу­тать его се­тью по­вто­ря­ю­щих­ся во­про­сов. За вре­мя за­клю­че­ния ему при­шлось пе­ре­жить два­дцать до­про­сов, длив­ших­ся от двух до вось­ми ча­сов. «Я ни­ко­гда не при­зна­юсь в ка­ких-ли­бо по­ли­ти­че­ских пре­ступ­ле­ни­ях», – ска­зал он на од­ном из по­след­них до­про­сов.
К мо­мен­ту под­пи­са­ния об­ви­ни­тель­но­го за­клю­че­ния он был пе­ре­ве­ден в Ле­фор­тов­скую тюрь­му. 30 сен­тяб­ря 1946 го­да отец Ди­мит­рий был при­го­во­рен к пя­ти го­дам ссыл­ки.
Свя­щен­ник Ди­мит­рий Крюч­ков скон­чал­ся в ссыл­ке 9 сен­тяб­ря 1952 го­да и был по­гре­бен в ныне без­вест­ной мо­ги­ле в окрест­но­стях го­ро­да Аба­ка­на.


Со­ста­ви­тель свя­щен­ник Мак­сим Мак­си­мов

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. Июнь-Ав­густ». Тверь, 2003 год, стр. 262-267.


Биб­лио­гра­фия

За Хри­ста по­стра­дав­шие: Го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь, 1917-1956: Био­гра­фи­че­ский спра­воч­ник. ПСТБИ. М., 1997. С. 654-655.
ЦА ФСБ РФ. Д. № Р539811, д. № Н518691.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест

(8 голосов: 5 из 5)