День памяти

Житие

Мученик Ди­мит­рий[1] жил на ру­бе­же XVIII–XIX ве­ков. Он ро­дил­ся в де­ревне на Пе­ло­пон­не­се. Ма­че­ха пло­хо к нему от­но­си­лась, по­это­му он в ран­нем воз­расте по­ки­нул род­ной дом и стал бро­дя­чим ка­мен­щи­ком. Жи­вя в Три­по­ли, он на­нял­ся под­ма­сте­рьем к па­рик­махе­ру-тур­ку. Ча­стое об­ще­ние с ту­рец­ки­ми детьми и по­сто­ян­ное дав­ле­ние при­ве­ли его ма­ло-по­ма­лу к то­му, что он от­рек­ся от ве­ры и пе­ре­шел в ис­лам с име­нем Мех­мед. Он увлек в ту же ги­бель­ную про­пасть и бра­та, ко­то­рый при­шел уко­рить его в из­мене.

Од­на­ко, узнав, что в го­род при­хо­дил отец, чтобы вер­нуть его на путь ис­тин­ный, и, не най­дя, ушел, Ди­мит­рий осо­знал всю тя­жесть сво­е­го гре­ха, и его охва­ти­ло спа­си­тель­ное рас­ка­я­ние. От­ступ­ник ре­шил бе­жать, но не су­мел най­ти про­вод­ни­ка, по­это­му был вы­нуж­ден остать­ся на служ­бе у гос­по­ди­на, по­сто­ян­но тер­за­е­мый угры­зе­ни­я­ми со­ве­сти.

На­ко­нец он ре­шил сесть на ко­рабль, иду­щий в Смир­ну. До­стиг­нув го­ро­да Маг­ни­сии, Ди­мит­рий от­пра­вил­ся в мо­на­стырь Пред­те­чи, непо­да­ле­ку от го­ро­да Ки­до­нии, где ис­по­ве­до­вал­ся игу­ме­ну и на­шел вре­мен­ное при­ста­ни­ще. В оби­тель по­сто­ян­но при­бы­ва­ло мно­же­ство па­лом­ни­ков, что ка­за­лось ему небла­го­при­ят­ным для по­ка­я­ния. По­это­му Ди­мит­рий по­ки­нул мо­на­стырь и неко­то­рое вре­мя ра­бо­тал про­дав­цом ко­фе, за­тем па­рик­махе­ром, дабы со­брать необ­хо­ди­мую сум­му на из­го­тов­ле­ние лам­па­ды, ко­то­рую он по­обе­щал по­жерт­во­вать для ико­ны Пред­те­чи – про­по­вед­ни­ка по­ка­я­ния.

С это­го вре­ме­ни в нем на­чал го­реть огонь люб­ви Хри­сто­вой, и пла­мя раз­го­ра­лось все силь­нее от чте­ния по­вест­во­ва­ний о но­во­му­че­ни­ках. То­гда он ре­шил вер­нуть­ся в ме­ста, где от­рек­ся, дабы там ис­по­ве­дать ве­ру во Хри­ста и омыть сво­ей чи­стой кро­вью со­вер­шен­ный грех. Ди­мит­рий от­пра­вил­ся по­со­ве­то­вать­ся к свя­то­му Ма­ка­рию Ко­ринф­ско­му (па­мять 17 ап­ре­ля), ко­то­рый в то вре­мя жил на Хио­се.

Свя­той муд­ро уве­ще­вал его, го­во­ря, что ис­по­ве­ди и по­ка­я­ния до­ста­точ­но для про­ще­ния да­же са­мо­го тя­же­ло­го гре­ха, как, на­при­мер, от­ре­че­ние свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра. Но до­ба­вил, что де­ло по­ка­я­ния – это дол­гий и труд­ный путь, на­до быть сми­рен­ным и со­кру­шен­ным серд­цем во все дни жиз­ни, по­это­му неко­то­рые, бо­ясь сно­ва впасть в грех, пред­по­чи­та­ют ид­ти наи­бо­лее быст­рым пу­тем – пу­тем му­че­ни­че­ства, дабы та­ким об­ра­зом за­слу­жить рай. Со­глас­но свя­тым от­цам, «му­че­ни­че­ская смерть – очи­ще­ние гре­хов и оби­лие бла­го­да­ти». Но, ви­дя юный воз­раст Ди­мит­рия, свя­той Ма­ка­рий ска­зал ему, что «дух бодр, плоть же немощ­на» (Мф.26:41), и по­со­ве­то­вал сле­до­вать по пу­ти по­ка­я­ния в ас­ке­зе и без­мол­вии.

Эти оте­че­ские уве­ще­ва­ния еще бо­лее разо­жгли в серд­це рас­ка­яв­ше­го­ся от­ступ­ни­ка стрем­ле­ние к му­че­ни­че­ству, по­это­му он ре­шил под­верг­нуть се­бя тя­же­лым ис­пы­та­ни­ям ас­ке­зы. Каж­дую ночь он бодр­ство­вал на пу­стын­ной и хо­лод­ной го­ре, про­ли­вая мно­же­ство слез и на­но­ся се­бе в грудь столь силь­ные уда­ры, что у него шла но­сом кровь. Его ду­ша ли­ко­ва­ла от чте­ния де­я­ний но­во­му­че­ни­ков, и, воз­рас­тая день ото дня, он сго­рал от нетер­пе­ния по­сле­до­вать их при­ме­ру. На­ко­нец его но­вый ду­хов­ник, свя­той Ни­ки­фор Хиос­ский (па­мять 1 мая), дал ему бла­го­сло­ве­ние вер­нуть­ся на Пе­ло­пон­нес, чтобы ис­по­ве­до­вать там хри­сти­ан­скую ве­ру и по­пы­тать­ся вер­нуть бра­та на путь ис­тин­ный.

При­плыв на Ар­гос, Ди­мит­рий по­се­лил­ся у учи­те­ля по име­ни Ис­а­ия, ко­то­рый за­бо­тил­ся о нем и рас­ска­зы­вал о по­дви­гах му­че­ни­ков, еще бо­лее укреп­ляя свя­то­го на его пу­ти. По­движ­ник ел лишь раз в неде­лю, и жаж­да му­че­ни­че­ства раз­го­ре­лась в нем с та­кой си­лой, как ес­ли бы он был пы­ла­ю­щим ко­стром.

В 1803 го­ду, на Фо­ми­ной неде­ле, он вер­нул­ся в Три­по­ли, по пу­ти при­вет­ствуя зна­ко­мых хри­сти­ан и рас­ска­зы­вая о сво­ем на­ме­ре­нии. Во вре­мя ноч­но­го бде­ния ему бы­ло ви­де­ние, в ко­то­ром некто, об­ла­чен­ный в свет, уве­ще­вал его бо­лее не за­дер­жи­вать­ся и по­обе­щал свою под­держ­ку. При­ча­стив­шись свя­тых та­ин, Ди­мит­рий про­шел по го­ро­ду, чтобы все уви­де­ли на нем хри­сти­ан­ские одеж­ды, но тур­ки не узна­ли его. Опе­ча­лен­ный неуда­чей, он в сле­зах при­шел к свя­щен­ни­ку Ан­то­нию, ко­то­рый уго­ва­ри­вал его от­ка­зать­ся от за­мыс­ла. Но не по­те­ряв на­деж­ды, свя­той по­чув­ство­вал еще бо­лее силь­ное стрем­ле­ние к му­че­ни­че­ской смер­ти.

До­бив­шись все же раз­ре­ше­ния свя­щен­ни­ка, он бе­гом устре­мил­ся в ма­стер­скую сво­е­го преж­не­го хо­зя­и­на и при­вет­ство­вал всех сло­ва­ми: «Хри­стос вос­крес!» Под­ма­сте­рья из ту­рок, узнав­шие Ди­мит­рия, ре­ши­ли, что он со­шел с ума, и по­пы­та­лись об­ра­зу­мить, дабы спа­сти ему жизнь. Несмот­ря на на­сто­я­тель­ные прось­бы быв­ших хо­зя­ев, свя­той остал­ся на по­ро­ге до­ма, го­во­ря, что не сой­дет с ме­ста, по­ка не за­гла­дит свою ви­ну це­ной кро­ви. То­гда один ту­рок схва­тил его и по­влек к су­дье. Все хри­сти­ане го­ро­да ста­ли мо­лить­ся об ис­по­вед­ни­ке.

Су­дья, изум­лен­ный на­стой­чи­во­стью мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, от­пра­вил его к пра­ви­те­лю, не вы­не­ся при­го­во­ра, по­ла­гая, что тю­рем­ное за­клю­че­ние за­ста­вит его пе­ре­ду­мать. На все во­про­сы Ди­мит­рий от­ве­чал лишь од­но: «Я хри­сти­а­нин и по­кло­ня­юсь От­цу, и Сы­ну, и Свя­то­му Ду­ху – Тро­и­це еди­но­сущ­ной и нераз­дель­ной!» Ко­гда пра­ви­тель в ито­ге вы­нес смерт­ный при­го­вор, ли­цо му­че­ни­ка оза­ри­лось сверхъ­есте­ствен­ной ра­до­стью.

Ди­мит­рий устре­мил­ся на ме­сто каз­ни, как олень к вод­но­му ис­точ­ни­ку (см.: Пс.41:1). До­стиг­нув цен­тра пло­ща­ди, он вос­клик­нул: «Сла­ва Те­бе, мой Хри­стос рас­пя­тый! Ты за­слу­жен­но осу­дил ме­ня, греш­но­го, про­лить кровь ра­ди Тво­е­го свя­то­го име­ни!» За­тем свя­той пре­кло­нил гла­ву. По­сле пер­вых двух уда­ров му­че­ник про­из­нес: «По­мя­ни ме­ня, Гос­по­ди, во Цар­ствии Тво­ем!» По­сле тре­тье­го уда­ра Ди­мит­рий пре­дал ду­шу Бо­гу.

Из кни­ги «Си­нак­сарь: Жи­тия свя­тых Пра­во­слав­ной Церк­ви», изд-во Сре­тен­ско­го мо­на­сты­ря.


При­ме­ча­ние

[1] Не вклю­чён в совре­мен­ный Ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Случайный тест