Дни памяти

16 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

25 ноября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ди­мит­рий ро­дил­ся 15 ав­гу­ста 1890 го­да в Москве в се­мье свя­щен­ни­ка Иоан­на Пет­ро­ви­ча Ро­за­но­ва. Отец Иоанн слу­жил в од­ном из хра­мов Моск­вы до са­мой сво­ей кон­чи­ны в 1920 го­ду. В 1911 го­ду Дмит­рий Ива­но­вич окон­чил Мос­ков­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и в 1912 го­ду был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на ко хра­му в се­ле Ше­ста­ко­во Глин­ско­го уез­да Ека­те­ри­но­слав­ской гу­бер­нии. В 1914 го­ду он был пе­ре­ве­ден в один из мос­ков­ских хра­мов и воз­ве­ден в сан про­то­ди­а­ко­на. В 1919 го­ду про­то­ди­а­кон Ди­мит­рий был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка и слу­жил впо­след­ствии в хра­ме свя­тых му­че­ни­ков Фло­ра и Лав­ра на За­це­пе.

Священник Димитрий Розанов
Священник Димитрий Розанов.
Москва. Тюрьма НКВД. 1937 год

1 ян­ва­ря 1933 го­да он был аре­сто­ван вме­сте со свя­щен­ни­ка­ми, диа­ко­ном и чле­на­ми цер­ков­но­го со­ве­та хра­ма свя­тых му­че­ни­ков Фло­ра и Лав­ра. Все они бы­ли за­клю­че­ны в Бу­тыр­скую тюрь­му. Вла­сти об­ви­ни­ли от­ца Ди­мит­рия в том, что он «яв­лял­ся участ­ни­ком контр­ре­во­лю­ци­он­ной груп­пы цер­ков­ни­ков, чле­ны ко­то­рой устра­и­ва­ли сбо­ри­ща, где в ан­ти­со­вет­ском ду­хе об­суж­да­лась по­ли­ти­ка со­вет­ской вла­сти и рас­ска­зы­ва­лись ан­ти­со­вет­ские анек­до­ты».
На во­прос сле­до­ва­те­ля, рас­ска­зы­вал ли он ан­ти­со­вет­ские анек­до­ты и ве­лись ли ан­ти­со­вет­ские раз­го­во­ры, ко­гда свя­щен­ни­ки и при­хо­жане со­би­ра­лись вме­сте, отец Ди­мит­рий от­ве­тил: «При мне ни­ка­ких ан­ти­со­вет­ских раз­го­во­ров не ве­лось. По­се­щая квар­ти­ры при­хо­жан и со­вер­шая цер­ков­ные тре­бы, по­сле та­ко­вых ни­ко­гда на по­ли­ти­че­ские те­мы раз­го­во­ров не вел».
На сле­ду­ю­щем до­про­се сле­до­ва­тель в на­деж­де по­лу­чить ка­кие-ли­бо све­де­ния, ком­про­ме­ти­ру­ю­щие или са­мо­го свя­щен­ни­ка, или дру­гих, спро­сил, зна­ет ли тот ар­хи­манд­ри­та Фила­ре­та (Сту­ди­ни­ки­на). Отец Ди­мит­рий от­ве­тил, что зна­ет: «Он слу­жил в се­ле Юс­у­по­во, стан­ции Ба­ры­би­но, в на­сто­я­щее вре­мя пе­ре­ехал слу­жить в Во­ло­ко­лам­ский уезд. По его сло­вам, в се­ле Юс­у­по­во, до его на­зна­че­ния ту­да, свя­щен­ник ушел в кол­хоз, ко­то­рый ор­га­ни­зо­вал­ся в том же се­ле. Со­сто­ит ли тот свя­щен­ник сей­час в кол­хо­зе, ска­зать не мо­гу».
10 фев­ра­ля, бу­дучи вы­зван на по­след­ний до­прос, отец Ди­мит­рий ска­зал: «Но­во­го до­ба­вить к сво­им преж­ним по­ка­за­ни­ям ни­че­го не мо­гу».
15 мар­та 1933 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло его к трем го­дам вы­сыл­ки в Се­вер­ный край.
Ссыл­ку он был от­прав­лен от­бы­вать в го­род Кар­го­поль и здесь по­зна­ко­мил­ся с про­то­и­е­ре­ем Алек­сан­дром Зве­ре­вым. По­сле окон­ча­ния ссыл­ки отец Алек­сандр при­гла­сил его жить в Во­ло­ко­лам­ский рай­он, где он слу­жил вме­сте с дру­гим свя­щен­ни­ком Пав­лом Ан­дре­евым в церк­ви Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы в се­ле Воз­ми­ще. Сво­бод­ной свя­щен­ни­че­ской ва­кан­сии в то вре­мя в бла­го­чи­нии не бы­ло, и отец Ди­мит­рий, по­се­лив­шись в се­ле Воз­ми­ще в ожи­да­нии ва­кант­но­го свя­щен­ни­че­ско­го ме­ста, стал ра­бо­тать упа­ков­щи­ком в во­ло­ко­лам­ской ар­те­ли «Швей­ник» и по ме­ре воз­мож­но­сти слу­жил в хра­ме Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, со­слу­жа про­то­и­е­ре­ям Пав­лу и Алек­сан­дру.
8 ок­тяб­ря 1937 го­да вла­сти аре­сто­ва­ли его и за­клю­чи­ли в Во­ло­ко­лам­скую тюрь­му. Свя­щен­ни­ка об­ви­ни­ли в том, что он пред­ло­жил сде­лать над­пись на лен­те по­гре­баль­но­го вен­ка од­но­му из скон­чав­ших­ся со­труд­ни­ков ар­те­ли, упо­тре­бив сло­во «то­ва­рищ», а тот был в про­шлом, с точ­ки зре­ния вла­стей, ку­лак, и вла­сти со­чли пред­ло­же­ние свя­щен­ни­ка контр­ре­во­лю­ци­он­ным. 10 ок­тяб­ря сле­до­ва­тель до­про­сил свя­щен­ни­ка.
– След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность, – за­явил он.
– Контр­ре­во­лю­ци­он­ной ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­стью я не за­ни­мал­ся, – от­ве­тил свя­щен­ник.
– Вам за­чи­ты­ва­ет­ся по­ка­за­ние сви­де­те­ля, ули­ча­ю­ще­го вас в контр­ре­во­лю­ци­он­ной ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти: «Я при­сут­ство­вал при из­го­тов­ле­нии вен­ка от ар­те­ли швей­ни­ков быв­ше­му ку­ла­ку Алек­сею Ксе­но­фон­то­ви­чу Ку­ва­ро­ву. Ро­за­нов сре­ди при­сут­ству­ю­щих чле­нов ар­те­ли вел контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию, го­во­ря: “Те­перь по но­вой кон­сти­ту­ции все лю­ди рав­ны, и на­до на­пи­сать: до­ро­го­му то­ва­ри­щу от швей­ни­ков”».
– Контр­ре­во­лю­ци­он­ной ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти я не вел. Что же ка­са­ет­ся за­чи­тан­но­го мне фак­та... Дей­стви­тель­но, при об­ра­ще­нии ко мне я пред­ло­жил текст для лен­ты: «Алек­сею Ксе­но­фон­то­ви­чу Ку­ва­ро­ву от при­зна­тель­ных то­ва­ри­щей». Что же ка­са­ет­ся контр­ре­во­лю­ци­он­ных и ан­ти­со­вет­ских вы­ска­зы­ва­ний, я это от­ри­цаю.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы участ­во­ва­ли в сбо­ри­щах по­пов и мо­на­хинь, на ко­то­рых со­став­лял­ся сго­вор от­но­си­тель­но ве­де­ния контр­ре­во­лю­ци­он­ной, ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти сре­ди на­се­ле­ния.
– На сбо­ри­щах по­пов и мо­на­хинь я не при­сут­ство­вал. С мо­на­хи­ня­ми и свя­щен­ни­ка­ми я ви­дел­ся толь­ко во вре­мя от­прав­ле­ния служ­бы в церк­ви, где я ино­гда при­ни­мал уча­стие в пе­нии.
– Ка­кие церк­ви вы боль­шей ча­стью по­се­ща­ли?
– Боль­шей ча­стью я по­се­щал По­кров­скую цер­ковь, но бы­ли слу­чаи, ко­гда я по­се­щал церк­ви вла­сьев­скую и воз­ми­щен­скую.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы ве­ли ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность в се­ле Воз­ми­ще сре­ди кол­хоз­ни­ков, на­прав­лен­ную на раз­вал кол­хо­за.
– Это я от­ри­цаю. Контр­ре­во­лю­ци­он­ной ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции сре­ди кол­хоз­ни­ков я не вел и ан­ти­со­вет­ски­ми вы­ска­зы­ва­ни­я­ми не за­ни­мал­ся.
На этом до­прос свя­щен­ни­ка был за­кон­чен. 27 ок­тяб­ря сле­до­ва­тель сно­ва вы­звал его на до­прос, на ко­то­ром был за­дан все­го один во­прос, при­зна­ет ли се­бя свя­щен­ник ви­нов­ным в ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти, на что тот от­ве­тил, что не при­зна­ет.
14 но­яб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Ди­мит­рия к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Ди­мит­рий Ро­за­нов был рас­стре­лян 25 но­яб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 1». Тверь, 2005 год, стр. 248–252.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест