День памяти

Житие

Краткие жития мученицы Феодулии, мучеников Елладия, Макария и Евагрия

Свя­тая му­че­ни­ца Фе­о­ду­лия жи­ла в го­ро­де Ана­за­рве в цар­ство­ва­ние рим­ских им­пе­ра­то­ров Дио­кли­ти­а­на (284–305) и Мак­си­ми­а­на (305–311). Пра­ви­тель го­ро­да Пе­ла­гий был очень же­сток. Его слу­ги разыс­ки­ва­ли по всей об­ла­сти хри­сти­ан и при­во­ди­ли к нему на суд, где они, вы­слу­шав цар­ский указ, долж­ны бы­ли по­кло­нить­ся идо­лам. Од­на­жды к нему при­ве­ли жен­щи­ну-хри­сти­ан­ку по име­ни Фе­о­ду­лия. (Она бо­я­лась не столь­ко мук, сколь­ко то­го, чтобы не быть осквер­нен­ной невер­ны­ми, и пред­ла­га­ла им мно­го зо­ло­та. Но слу­ги не взя­ли зо­ло­та, а при­ве­ли ее на суд к пра­ви­те­лю.) Пе­ла­гий спро­сил ее имя и ве­лел по­кло­нить­ся язы­че­ским бо­гам; в слу­чае же от­ка­за гро­зил ей же­сто­ки­ми му­ка­ми. Свя­тая Фе­о­ду­лия от­ве­ча­ла: "Я – хри­сти­ан­ка. Имя это мое по­чет­ное и веч­ное, лю­ди же на­зы­ва­ют ме­ня Фе­о­ду­ли­ей. Я по­кло­ня­юсь Еди­но­му Ис­тин­но­му Бо­гу и не по­кло­нюсь кам­ню".

Пе­ла­гий рас­сви­ре­пел и при­ка­зал на­чи­нать пыт­ки. Гос­подь по­дал Фе­о­ду­лии Свою по­мощь, и она не чув­ство­ва­ла бо­ли. Пе­ла­гий же при­пи­сал это дей­ствию бо­гов, ко­то­рые ща­дят Фе­о­ду­лию в на­деж­де, что она об­ра­тит­ся к ним.

Свя­тая Фе­о­ду­лия ска­за­ла пра­ви­те­лю: "Где твои бо­ги, ко­то­рые ща­дят ме­ня, по­ка­жи мне их, чтобы я мог­ла воз­дать им честь?" Ее при­ве­ли в храм Адри­а­на, ко­то­ро­го по­чи­та­ли мо­гу­ще­ствен­ней­шим бо­гом. Свя­тая, по­мо­лив­шись Ис­тин­но­му Бо­гу, ду­ну­ла на идо­ла, и он рас­сы­пал­ся. Уви­дев это. Пе­ла­гий за­тре­пе­тал от ужа­са. Ес­ли слух о со­кру­ше­нии идо­ла дой­дет до ца­рей, то­гда он бу­дет бро­шен на съе­де­ние зве­рям. С ры­да­ни­я­ми при­пал он к но­гам свя­той Фе­о­ду­лии, умо­ляя ее вос­ста­вить из пра­ха идо­ла, обе­щая за это при­нять хри­сти­ан­ство.

Свя­тая со­тво­ри­ла усерд­ную мо­лит­ву Гос­по­ду Иису­су, и идол, це­лый и невре­ди­мый, опять встал на свое ме­сто. Од­на­ко пра­ви­тель Пе­ла­гий не толь­ко не ис­пол­нил сво­е­го обе­ща­ния стать хри­сти­а­ни­ном, но с еще боль­шим остер­ве­не­ни­ем стал тер­зать му­че­ни­цу. Во вре­мя этих му­че­ний по­до­шел к пра­ви­те­лю некий Ел­ла­дий, смот­рев­ший за уз­ни­ка­ми, и по­про­сил от­дать ему де­ви­цу Фе­о­ду­лию, обе­щая за­ста­вить ее по­кло­нять­ся бо­гам, ибо он хо­тел про­сла­вить­ся и по­лу­чить по­че­сти от гра­до­пра­ви­те­ля.

Тяж­ким му­кам пре­дал Ел­ла­дий свя­тую Фе­о­ду­лию, пре­взой­дя в же­сто­ко­сти са­мо­го Пе­ла­гия. Свя­тая же мо­ли­ла Бо­га, да снис­по­шлет Он ей тер­пе­ние. Тот­час же по­лу­чи­ла она Бо­жию по­мощь и ис­це­ли­лась. Му­чи­тель был по­тря­сен, а свя­тая Фе­о­ду­лия об­ра­ти­лась к нему со сло­ва­ми уве­ще­ва­ния. "Стань хри­сти­а­ни­ном, – го­во­ри­ла она ему, – чтобы удо­сто­ить­ся веч­ной че­сти во Цар­ствии Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, Ко­то­рый бу­дет су­дить жи­вых и мерт­вых и воз­даст каж­до­му по де­лам его". Так мо­лит­ва­ми и на­став­ле­ни­я­ми при­ве­ла свя­тая Фе­о­ду­лия Ел­ла­дия к по­зна­нию ис­ти­ны; он уве­ро­вал во Хри­ста и ис­по­ве­дал Ис­тин­но­го Бо­га пе­ред пра­ви­те­лем. За это он так­же при­нял му­че­ни­че­ский ве­нец. Ему от­сек­ли ме­чом го­ло­ву, а те­ло бро­си­ли в мо­ре.

Свя­тая же Фе­о­ду­лия бы­ла бро­ше­на в разо­жжен­ную печь, но оста­лась невре­ди­ма. По­сле это­го ее рас­про­стер­ли на ско­во­ро­де, об­ли­ва­ли ки­пя­щей смо­лой, вос­ком и мас­лом, но рас­ка­лен­ная ско­во­ро­да раз­ле­те­лась на кус­ки, и ог­нем по­па­ли­ло мно­го на­ро­да, в том чис­ле и пра­ви­те­ля го­ро­да Пе­ла­гия, ко­то­рый умер ужас­ной смер­тью, а свя­тая Фе­о­ду­лия опять оста­лась невре­ди­мой.

При ви­де та­ко­го чу­да, это­го необы­чай­но­го яв­ле­ния, мно­же­ство лю­дей уве­ро­ва­ло во Хри­ста, сре­ди ко­то­рых бы­ли по­чет­ные граж­дане Ма­ка­рий и Ева­грий. Языч­ни­ки с еще боль­шим оже­сто­че­ни­ем про­дол­жа­ли му­чить хри­сти­ан. Они разо­жгли печь и бро­си­ли в нее свя­тую Фе­о­ду­лию, Ма­ка­рия, Ева­грия и мно­же­ство дру­гих, уве­ро­вав­ших во Хри­ста. Все они с мо­лит­вой на устах при­ня­ли му­че­ни­че­скую кон­чи­ну и пе­ре­шли к жиз­ни бес­ко­неч­ной.

Полные жития мученицы Феодулии, мучеников Елладия, Макария и Евагрия

В цар­ство­ва­ние Дио­клеити­а­на и Мак­си­ми­а­на, ца­рей рим­ских[1], пра­ви­те­лем в го­ро­де Ана­за­рве[2] был некто Пе­ла­гий, же­сто­кий го­ни­тель хри­сти­ан. Он при­ка­зал сво­им слу­гам ид­ти и разыс­ки­вать по всей его об­ла­сти хри­сти­ан, чтобы взять их и при­ве­сти к нему на суд, где они, вы­слу­шав цар­ское по­ве­ле­ние, долж­ны бы­ли по­кло­нить­ся бо­гам. Слу­ги, от­пра­вив­шись ис­пол­нять при­ка­за­ние, взя­ли некую жен­щи­ну хри­сти­ан­ку, по име­ни Фе­о­ду­лию. Она, бо­ясь не столь­ко мук, сколь­ко то­го, чтобы не быть осквер­нен­ною невер­ны­ми, пред­ла­га­ла им мно­го зо­ло­та, про­ся их, чтобы от­пу­сти­ли ее. Но они, не взяв зо­ло­та, при­ве­ли Фе­о­ду­лию к сво­е­му во­е­во­де, ска­зав ему о ней, что она хо­те­ла от­ку­пить­ся от них зо­ло­том. Пра­ви­тель по­хва­лил слуг, не при­няв­ших зо­ло­та и не от­пу­стив­ших ее, и за сие на­гра­дил их да­ра­ми. Сам же, вос­сев на су­ди­ли­ще и, по­ста­вив пред со­бою сию бла­жен­ную же­ну, спро­сил ее о ее име­ни. Она от­ве­ча­ла:

– Я – хри­сти­ан­ка.

Во­е­во­да же Пе­ла­гий ска­зал:

– Преж­де, чем нач­ну те­бя му­чить, ска­жи нам свое имя.

Свя­тая от­ве­ча­ла:

– Я уже ска­за­ла и не со­лга­ла, что на­зы­ва­юсь хри­сти­ан­кою. Сие имя мое по­чёт­ное и веч­ное, лю­ди же на­зы­ва­ют ме­ня Фе­о­ду­ли­ею, ро­ди­лась я от ро­ди­те­лей хри­сти­ан и по­лу­чи­ла доб­рое вос­пи­та­ние в за­коне хри­сти­ан­ском.

Пра­ви­тель ска­зал:

– Я ви­жу, что ты безум­но от­ве­ча­ешь мне.

– Вы са­ми безум­ные, – от­ве­ча­ла свя­тая Фе­о­ду­лия, – по­то­му что, оста­вив Бо­га, по­кло­ня­е­тесь кам­ню.

Пра­ви­тель про­дол­жал:

– Я уве­ще­ваю те­бя как сест­ру – при­не­си жерт­ву бо­гам и то­гда иди на­сла­ждать­ся в мо­ем име­нии, и бу­дешь ты в ве­ли­кой по­че­сти.

Фе­о­ду­лия от­ве­ча­ла:

– На­сла­ждай­ся в сво­ем име­нии ты сам вме­сте с от­цом тво­им са­та­ною, и оба на­сле­ду­е­те веч­ные му­ки.

На сие пра­ви­тель ска­зал:

– Я знаю, что вы, жен­щи­ны, вспыль­чи­вы и гнев­ли­вы, и до­са­жда­е­те вла­стям; но я не быст­ро при­хо­жу в гнев и с кро­то­стью те­бя на­став­ляю, чтобы ты по­ко­ри­лась мне и при­нес­ла жерт­ву бо­гам, и не по­гу­би­ла бы сво­ей ду­ши.

Свя­тая от­ве­ча­ла:

– Пре­бы­вая в ис­по­ве­да­нии Бо­жи­ем, я ду­ши сво­ей не губ­лю, но спа­саю ее, а те­ло мое пой­дет в зем­лю; итак я, не как безум­ная, го­во­рю те­бе: мучь мое те­ло, ес­ли хо­чешь. Бог же, ви­дя тер­пе­ние мое и пол­ную го­тов­ность мою по­стра­дать за Него, по­даст мне Свою по­мощь, ибо и Он Сам по­стра­дал за нас на Кре­сте, устрояя спа­се­ние лю­дей Сво­их.

Пе­ла­гий ска­зал ей на сие:

– Ты ду­ма­ешь си­ми сло­ва­ми сво­и­ми воз­бу­дить во мне ярость, чтобы я ско­рее те­бя по­гу­бил; знай же, что я дол­го бу­ду те­бя му­чить, от­ре­зая по од­но­му каж­дый член твой, по­ка не по­губ­лю те­бя.

– Лу­ка­вый и хищ­ный волк, – ска­за­ла на это свя­тая – как ты мо­жешь по­гу­бить ов­цу, име­ю­щую Пас­ты­рем сво­им Хри­ста, Твор­ца всех; от ру­ки Его раз­ве мо­жет кто ме­ня по­хи­тить?

То­гда му­чи­тель, раз­гне­вав­шись, ве­лел об­на­жить свя­тую и по­ве­сить ее за во­ло­сы на ки­па­ри­се и му­чить ее же­лез­ны­ми рас­ка­лён­ны­ми крю­чья­ми, об­жи­гая ей сос­цы. Свя­тая же сре­ди му­че­ний ска­за­ла:

– Ви­дишь, пра­ви­тель, что я не чув­ствую мук, – ты же, как я ви­жу, бо­лее му­ча­ешь­ся и по­беж­дён мною.

Пра­ви­тель от­ве­чал ей на сие:

– Бо­ги на­ши ми­ло­сти­вы и зна­ют, что ты об­ра­тишь­ся к ним, по­се­му, ща­дя те­бя, они устра­ни­ли от те­бя боль, чтобы ты не чув­ство­ва­ла му­че­ний.

Свя­тая же ска­за­ла:

– Где твои бо­ги, ко­то­рые ща­дят ме­ня; по­ка­жи мне их, чтобы я мог­ла воз­дать им честь.

Услы­шав сии сло­ва, пра­ви­тель силь­но об­ра­до­вал­ся и ве­лел ско­рее от­вя­зать ее и ве­сти в храм Адри­а­на, ко­то­ро­го они по­чи­та­ли как бы жи­вым и мо­гу­ще­ствен­ным бо­гом[3]. Вой­дя в сей храм, свя­тая уви­де­ла идо­ла Адри­а­на и, по­мо­лив­шись Ис­тин­но­му Бо­гу, ду­ну­ла на идо­ла, и он тот­час упал, как по­ра­жен­ный гро­мом, и пе­ре­ло­мил­ся на три ча­сти. Вый­дя вон, свя­тая ска­за­ла во­е­во­де:

– Вой­ди и ока­жи по­мощь сво­е­му бо­гу, по­то­му что он упал и раз­бил­ся.

Вой­дя, пра­ви­тель уви­дел идо­ла ле­жа­щим на зем­ле, раз­би­тым на три ча­сти, и за­ры­дал с ве­ли­ким пла­чем о нем. Слух о со­кру­ше­нии идо­ла Адри­а­но­ва до­шел до ца­рей; они при­сла­ли от се­бя че­ло­ве­ка в го­род Ана­за­рв удо­сто­ве­рить­ся в ис­тине это­го слу­ха, и ес­ли он спра­вед­лив, то от­дать пра­ви­те­ля го­ро­да на съе­де­ние зве­рям. Узнав сие, пра­ви­тель при­пал к свя­той Фе­о­ду­лии с пла­чем, умо­ляя ее сде­лать опять це­лым их бо­га и обе­ща­ясь сде­лать­ся хри­сти­а­ни­ном, ес­ли он уви­дит се­го бо­га сто­я­щим на том же ме­сте, где он был сна­ча­ла.

Свя­тая, со­тво­рив усерд­ную мо­лит­ву все­силь­но­му Бо­гу, ве­ле­ла идо­лу встать це­лым на сво­ем ме­сте, и идол тот­час встал це­лым, по­шел и встал на том ме­сте, где сто­ял преж­де. По­слан­ный же от ца­рей че­ло­век, при­дя и уви­дев идо­ла це­лым, воз­вра­тил­ся к ца­рям, не при­чи­нив пра­ви­те­лю ни­ка­ко­го зла. По­сле се­го при­шло от ца­рей пред­пи­са­ние Пе­ла­гию, по­веле­ва­ю­щее пре­дать Фе­о­ду­лию раз­лич­ным му­кам и пре­дать ее смер­ти. Пе­ла­гий же не толь­ко не ис­пол­нил сво­е­го обе­ща­ния сде­лать­ся хри­сти­а­ни­ном, но за­был и о бла­го­де­я­нии свя­той Фе­о­ду­лии и по­се­му опять взял ее для мук, при­ка­зав рас­ка­лен­ны­ми же­лез­ны­ми пал­ка­ми свер­лить ее но­ги. Ко­гда ис­пол­ня­ли сие над ней, к Пе­ла­гию по­до­шел ком­мен­та­ри­сий[4] Ел­ла­дий и ска­зал:

– Про­шу твою свет­лость, от­дай эту де­ви­цу под мою власть, и я скло­ню ее по­кло­нить­ся бо­гам: ес­ли же не ис­пол­ню се­го, то ты от­се­чешь гла­ву мою.

Пра­ви­тель от­дал свя­тую в его власть. Он же, взяв пять длин­ных гвоз­дей, вон­зил один в ле­вое ее ухо так, что он про­шел до пра­во­го, а дру­гой гвоздь вон­зил в пра­вое ухо так, что он про­шел до ле­во­го уха; тре­тий гвоздь вбил в лоб ее, а дву­мя про­ткнул сос­цы ее гру­ди. Свя­тая же, воз­ве­дя очи на небо, мо­ли­ла Бо­га, да снис­по­шлет Он ей тер­пе­ние, – и тот­час по­лу­чи­ла Бо­жию по­мощь и ис­це­ле­ние: гвоз­ди вы­па­ли и она сде­ла­лась невре­ди­мою. Ел­ла­дий взял свя­тую к се­бе в дом и стал льсти­во уве­ще­вать ее, чтобы она по­кло­ни­лась вме­сте с ним бо­гам, дабы и я, – го­во­рил он, – по­лу­чил честь от гра­до­пра­ви­те­ля, и ты удо­сто­и­лась ве­ли­кой сла­вы от са­мих ца­рей.

Свя­тая же от­ве­ча­ла ему:

– Убе­дись луч­ше ты сам и сде­лай­ся хри­сти­а­ни­ном, чтобы удо­сто­ить­ся не крат­ковре­мен­ной, но веч­ной че­сти во Цар­ствии Гос­по­да на­ше­го Иису­са Христа, Ко­то­рый бу­дет су­дить жи­вых и мерт­вых и воз­даст каж­до­му по де­лам его.

Ел­ла­дий то­гда ска­зал ей:

– Го­во­ри всю ис­ти­ну, ра­ба Хри­сто­ва, по­то­му что серд­це мое раз­го­ре­лось во мне от тво­их слов.

То­гда Фе­о­ду­лия на­ча­ла го­во­рить ему:

– Мир сей и все бо­гат­ства его, и вся сла­ва – ско­ро­теч­ны, бу­ду­щий же век бес­ко­не­чен: и кто здесь со­тво­рит бла­гое, тот по­лу­чит бла­гое воз­да­я­ние в том ве­ке: де­ла­ю­щие же зло в сем ми­ре бу­дут веч­но му­чи­мы там; кла­ня­ю­щи­е­ся же идо­лам, как вы, в осо­бен­но­сти бу­дут пре­да­ны веч­ным му­кам.

Та­ки­ми на­став­ле­ни­я­ми свя­тая Фе­о­ду­лия при­ве­ла Ел­ла­дия к по­зна­нию ис­ти­ны, и он в уми­ле­нии сер­деч­ном ска­зал ей:

– Про­шу те­бя, гос­по­жа Фе­о­ду­лия, не по­мя­ни то­го зла, ка­кое я при­чи­нил те­бе, но по­мо­лись за ме­ня Бо­гу тво­е­му, дабы и я сде­лал­ся хри­сти­а­ни­ном.

Ко­гда на­ста­ло утро, Ел­ла­дий вме­сте с Фе­о­ду­ли­ею явил­ся к во­е­во­де и ска­зал:

– Я не мог ра­бу Ис­тин­но­го Бо­га со­вра­тить с пра­во­го и бла­жен­но­го пу­ти, но, на­обо­рот, она ме­ня на­ста­ви­ла на пра­вый путь, из­ба­вив ме­ня от тьмы неве­де­ния и при­ве­дя ко Хри­сту Ис­тин­но­му Бо­гу, в Ко­то­ро­го без вся­ко­го со­мне­ния я ве­рую, и имя Его свя­тое ис­по­ве­дую и по­кло­ня­юсь Ему усерд­но.

Услы­хав эти сло­ва его, во­е­во­да при­ка­зал тот­час от­сечь ме­чем ему го­ло­ву, а те­ло его бро­сить в мо­ре. Так со­вер­ши­лось му­че­ние его в два­дцать чет­вер­тый день ян­ва­ря ме­ся­ца. Свя­тая же Фе­о­ду­лия бы­ла бро­ше­на в силь­но разо­жжен­ную печь, но оста­лась невре­ди­ма. По­сле се­го му­чи­тель по­ве­лел раз­жечь ско­во­ро­ду для бла­жен­ной Фе­о­ду­лии, рас­про­стер ее на той ско­во­ро­де и об­ли­вал ее ки­пя­щей смо­лою, вос­ком и мас­лом; но ско­во­ро­да от ог­ня, ко­то­рым раз­жи­га­лась, раз­ле­те­лась на кус­ки, при­чем ис­кры и пла­мя по­па­ля­ло мно­гих из окру­жа­ю­ще­го на­ро­да, сам же во­е­во­да, охва­чен­ный пла­ме­нем тем, умер ужас­ною смер­тью, а свя­тая Фе­о­ду­лия опять оста­лась невре­ди­ма.

При ви­де се­го чу­да во Хри­ста уве­ро­ва­ло мно­же­ство лю­дей, сре­ди ко­то­рых бы­ли по­чет­ные граж­дане Ма­ка­рий и Ева­грий.

По­сле се­го неве­ру­ю­щие опять разо­жгли печь, бро­си­ли в нее свя­тую Фе­о­ду­лию, и с нею Ма­ка­рия и Ева­грия, а рав­но и мно­же­ство ве­ро­вав­ших во Хри­ста. И все, по­мо­лив­шись там, при­ня­ли кон­чи­ну, пред­став к бес­ко­неч­ной жиз­ни, где увен­ча­ны вен­цом по­бе­ды и тор­же­ству­ют со все­ми свя­ты­ми, про­слав­ляя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха во ве­ки. Аминь. 


При­ме­ча­ния

[1] Дио­кли­ти­ан (на Во­сто­ке) и Мак­си­ми­ан (на За­па­де) цар­ство­ва­ли с 284 г. по 305 г.

[2] Ана­за­рв – го­род в Ки­ли­кии, на юго-во­сто­ке Ма­лой Азии.

[3] Здесь ра­зу­ме­ет­ся храм с идо­лом или изо­бра­же­ни­ем рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Адри­а­на (цар­ство­вал с 117–138 г.). Рим­ляне, как из­вест­но, при­чис­ля­ли сво­их умер­ших им­пе­ра­то­ров к сон­му бо­гов (так на­зыв. "культ це­за­рей"), им они воз­да­ва­ли бо­же­ские по­че­сти, при­но­си­ли жерт­вы и проч. На­ча­лось это по­чи­та­ние им­пе­ра­то­ров с Ав­гу­ста и про­дол­жа­ло свое су­ще­ство­ва­ние во всё вре­мя язы­че­ской Рим­ской им­пе­рии. Ста­ли обо­го­тво­рять не толь­ко умер­ших це­за­рей (т. е. им­пе­ра­то­ров), но да­же и жи­вых. Это по­чи­та­ние бы­ло для всех при­ну­ди­тель­но. Счи­та­лось обя­за­тель­ным иметь у се­бя да­же в до­ме об­раз цар­ству­ю­ще­го им­пе­ра­то­ра меж­ду сво­и­ми пе­на­та­ми (до­маш­ни­ми бо­га­ми). За со­блю­де­ни­ем куль­та це­за­рей в Рим­ской им­пе­рии смот­ре­ли стро­го, и кто, по небреж­но­сти или неува­же­нию, не хо­тел вы­ра­жать че­ство­ва­ния им­пе­ра­то­ру, с та­ким по­сту­па­ли как с ве­ли­чай­шим пре­ступ­ни­ком. Та­ко­го ре­ли­ги­оз­но­го по­чи­та­ния им­пе­ра­то­ров рим­ские пра­ви­те­ли тре­бо­ва­ли и от хри­сти­ан.

[4] Ком­мен­та­ри­сий – чи­нов­ник, смот­рев­ший за уз­ни­ка­ми и вед­ший им за­пись.

Случайный тест