Дни памяти:

9 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

5 июля

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Гав­ри­ил ро­дил­ся в 1885 го­ду в се­ле Ар­хан­гель­ское Во­ло­ко­лам­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Ни­ко­лая Ар­хан­гель­ско­го. В 1906 го­ду по уволь­не­нии из 4-го клас­са Во­ло­ко­лам­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща он был на­зна­чен пса­лом­щи­ком к Пет­ро­пав­лов­ско­му хра­му, что при ре­ке Клязь­ме в се­ле Пет­ро­пав­лов­ское Бо­го­род­ско­го уез­да, в 1909 го­ду – пе­ре­ве­ден пса­лом­щи­ком к Ми­ха­и­ло-Ар­хан­гель­ско­му хра­му в се­ле Ар­хан­гель­ском Во­ло­ко­лам­ско­го уез­да, в 1911 го­ду – к Пет­ро­пав­лов­ско­му хра­му при Ма­ри­ин­ской боль­ни­це в Москве. С 1907 го­да он был учи­те­лем пе­ния в Ста­ро-Псарь­ков­ской цер­ков­но-при­ход­ской шко­ле в Бо­го­род­ском уез­де, с 1910 го­да – в Ми­ха­и­ло-Ар­хан­гель­ской цер­ков­но-при­ход­ской шко­ле. 28 сен­тяб­ря 1915 го­да он был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на к Пет­ро­пав­лов­ской церк­ви при Ма­ри­ин­ской боль­ни­це[1] в Москве. С 1934 го­да диа­кон Гав­ри­ил стал слу­жить в Пре­об­ра­жен­ском хра­ме на Пре­об­ра­жен­ской пло­ща­ди. Здесь его и за­ста­ли го­не­ния кон­ца 1930-х го­дов.
11 де­каб­ря 1937 го­да бы­ли аре­сто­ва­ны неко­то­рые чле­ны при­чтов Пре­об­ра­жен­ско­го и Бо­го­яв­лен­ско­го, что в Ело­хо­ве хра­мов и сре­ди них диа­кон Гав­ри­ил Ар­хан­гель­ский и за­клю­че­ны в Та­ган­скую тюрь­му. На сле­ду­ю­щий день диа­кон Гав­ри­ил был до­про­шен. Узнав, кто еще слу­жил с ним в хра­ме, ча­сто ли со­би­ра­лись вме­сте слу­жив­шие и по ка­ко­му по­во­ду, сле­до­ва­тель спро­сил, не ве­лось ли меж­ду ни­ми раз­го­во­ров на по­ли­ти­че­ские те­мы, ко­гда они со­би­ра­лись у ар­хи­епи­ско­па Дмит­ров­ско­го, ви­ка­рия Мос­ков­ской епар­хии Сер­гия (Вос­кре­сен­ско­го).
– При по­се­ще­нии на­шим при­чтом ар­хи­епи­ско­па Сер­гия ни­ка­ких раз­го­во­ров на об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ские те­мы мы не ве­ли. Пом­ню толь­ко, что, ко­гда бы­ла опуб­ли­ко­ва­на но­вая кон­сти­ту­ция, ар­хи­епи­скоп по­здра­вил нас с по­лу­че­ни­ем граж­дан­ских прав, – ска­зал диа­кон.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы лич­но сре­ди окру­жа­ю­щих вас лиц ду­хов­но­го зва­ния и ве­ру­ю­щих ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную про­па­ган­ду, рас­про­стра­няя про­во­ка­ци­он­ные слу­хи о го­не­нии на ре­ли­гию и ду­хо­вен­ство в СССР, о пред­сто­я­щей войне фа­шист­ских стран с СССР и по­ра­же­нии по­след­не­го в этой войне. При­зна­е­те ли вы это?
– Нет, я это­го не при­знаю.
16 де­каб­ря сле­до­ва­те­ли до­про­си­ли диа­ко­на Ми­ха­и­ла То­лу­за­ко­ва, при­вле­кав­ше­го­ся ими в ка­че­стве сви­де­те­ля во всех тех слу­ча­ях, ко­гда у них не бы­ло до­ста­точ­ных дан­ных, чтобы офор­мить об­ви­не­ние. О диа­коне Гав­ри­и­ле он по­ка­зал: «Ар­хан­гель­ский враж­деб­но на­стро­ен про­тив со­вет­ской вла­сти. Про­во­дил ра­бо­ту по при­вле­че­нию ве­ру­ю­щих к церк­ви, во вре­мя за­кры­тия церк­ви на Крас­ной Пресне под­стре­кал ве­ру­ю­щих к мас­со­вым вы­ступ­ле­ни­ям и сбо­ру под­пи­сей под про­те­стом про­тив за­кры­тия церк­ви»[2].
20 де­каб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла диа­ко­на Гав­ри­и­ла к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре, и 5 фев­ра­ля 1938 го­да он с эта­пом за­клю­чен­ных при­был в го­род Ле­со­за­водск, в 19-е от­де­ле­ние Бам­ла­га НКВД.
По­чти сра­зу же по­сле при­бы­тия в ла­герь про­тив него и ду­хо­вен­ства, на­хо­див­ше­го­ся в ла­ге­ре и со­бран­но­го в 145-й ко­лонне, бы­ло на­ча­то но­вое де­ло. В на­ча­ле мар­та 1938 го­да осве­до­ми­те­ли до­нес­ли в опер­часть НКВД, что со­брав­ши­е­ся в ла­ге­ре свя­щен­ни­ки по­ют вслух мо­лит­вы и об­суж­да­ют гря­ду­щие цер­ков­ные празд­ни­ки. 12 мар­та в ка­че­стве об­ви­ня­е­мо­го был до­про­шен один из свя­щен­ни­ков Мос­ков­ской епар­хии, про­то­и­е­рей Лео­нид Ха­рью­зов, при­знав­ший се­бя ви­нов­ным в том, что участ­во­вал в контр­ре­во­лю­ци­он­ных раз­го­во­рах, ко­то­рые ве­лись сре­ди за­клю­чен­ных. Был до­про­шен свя­щен­ник из Моск­вы Иоанн Со­ко­лов, ко­то­рый так­же при­знал се­бя ви­нов­ным и что контр­ре­во­лю­ци­он­ные раз­го­во­ры ду­хо­вен­ством ве­лись, за­тем ста­ли до­пра­ши­вать­ся сви­де­те­ли. Все­го по де­лу при­влек­ли трид­цать од­но­го че­ло­ве­ка, из них чет­ве­ро при­зна­ли се­бя ви­нов­ны­ми, осталь­ные ви­нов­ны­ми се­бя не при­зна­ли, сре­ди них и диа­кон Гав­ри­ил Ар­хан­гель­ский; 31 мар­та 1938 го­да трой­ка НКВД на ос­но­ва­нии по­ка­за­ний сви­де­те­лей и неко­то­рых об­ви­ня­е­мых при­го­во­ри­ла их всех к рас­стре­лу. Од­на­ко они не бы­ли сра­зу уби­ты, про­дол­жа­ли хо­дить на об­щие ра­бо­ты, иные же стра­даль­че­ски скон­ча­лись до ис­пол­не­ния при­го­во­ра, как свя­щен­ник Алек­сий Про­то­по­пов[3].
5 июля 1938 го­да все аре­сто­ван­ные, кто до­жил до это­го по­след­не­го для них дня на зем­ле, бы­ли рас­стре­ля­ны и сре­ди них – диа­кон Гав­ри­ил Ар­хан­гель­ский.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Июнь».
Тверь. 2008. С. 412-414


При­ме­ча­ния

[1] ЦИАМ. Ф. 2126, оп. 1, д. 1135, л. 226-228; Ф. 2127, оп. 1, д. 469, л. 37 об-38.

[2] ГАРФ. Ф. 10035, д. 38944, л. 50.

[3] Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сий (Про­то­по­пов); па­мять 21 ап­ре­ля/4 мая.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест