Дни памяти

24 октября – Собор всех святых, в Оптиной пустыни просиявших

20 декабря

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ник Гу­рий ро­дил­ся в 1880 го­ду в се­ле Пе­сья Медын­ско­го уез­да Ка­луж­ской гу­бер­нии в се­мье ра­бо­че­го Ми­ха­и­ла Са­мой­ло­ва, в по­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни ра­бо­тав­ше­го на ткац­кой фаб­ри­ке в Москве, и в кре­ще­нии был на­ре­чен Ге­ор­ги­ем. Окон­чив цер­ков­но­при­ход­скую шко­лу в род­ном се­ле, он до пят­на­дца­ти лет жил с ма­те­рью, а за­тем уехал в Моск­ву и по­сту­пил уче­ни­ком в ти­по­гра­фию, где про­ра­бо­тал до 1903 го­да.
Зна­ком­ство со зна­ме­ни­той Оп­ти­ной Пу­сты­нью, на­хо­дя­щей­ся в Ка­луж­ской гу­бер­нии, вле­че­ние серд­ца и ду­ши при­ве­ли к то­му, что Ге­ор­гий ре­шил­ся пой­ти в мо­на­стырь, что­бы, ес­ли то бу­дет Бо­гу угод­но, остать­ся в нем на­все­гда. В ав­гу­сте 1903 го­да он пе­ре­сту­пил по­рог оби­те­ли. До ру­ко­по­ло­же­ния в свя­щен­ный сан он нес по­слу­ша­ние в пе­ре­плет­ной ма­стер­ской, по зна­ком­ству с этим де­лом в жиз­ни мир­ской.
11 ав­гу­ста 1905 го­да Ге­ор­гий был опре­де­лен в чис­ло бра­тии оби­те­ли, 12 ав­гу­ста 1910 го­да – по­стри­жен в мо­на­ше­ство с на­ре­че­ни­ем име­ни Гу­рий, а 17 мар­та то­го же го­да – ру­ко­по­ло­жен во иеро­ди­а­ко­на[1]. 20 ап­ре­ля 1913 го­да в суб­бо­ту Свет­лой не­де­ли ски­то­на­чаль­ни­ком иеро­мо­на­хом Фе­о­до­си­ем (По­мор­це­вым), иеро­мо­на­ха­ми Нек­та­ри­ем (Ти­хо­но­вым) и Кук­шей (Степ­чен­ко­вым) и иеро­ди­а­ко­ном Гу­ри­ем бы­ла от­слу­же­на ли­тур­гия, а по­сле ли­тур­гии – со­бор­ная па­ни­хи­да по слу­чаю два­дца­то­го дня со вре­ме­ни кон­чи­ны ар­хи­манд­ри­та Вар­со­но­фия[2]. Стар­ца Вар­со­но­фия все знав­шие его лю­би­ли как угод­ни­ка Бо­жия, че­ло­ве­ка ис­крен­не стре­мя­ще­го­ся ко спа­се­нию, в чьем хри­сти­ан­ском серд­це мно­гим то­гда бы­ло не тес­но. Ко­гда та­кой че­ло­век уми­ра­ет, мно­гие из знав­ших его весь­ма скор­бят, скор­бят не о нем, а о се­бе, впер­вые за­ча­стую осо­зна­вая, что ушел ко Хри­сту че­ло­век, чьи мо­лит­вы бы­ли при­ня­ты Бо­гом, бы­ли им за­щи­той на их зем­ном скорб­ном пу­ти, а со­ве­ты, осве­ща­ю­щие вся­кое дей­ствие све­том хри­сти­ан­ско­го про­све­ще­ния, при­бли­зит ли тот или иной по­сту­пок к об­ре­те­нию че­ло­ве­ком бес­цен­ной еван­гель­ской жем­чу­жи­ны, или еще даль­ше уве­дет от Хри­ста, – ограж­де­ни­ем от па­губ­ных оши­бок.
В 1917 го­ду со­вер­ши­лась без­бож­ная боль­ше­вист­ская ре­во­лю­ция, при­шли скорб­ные дни на­си­лия и об­ще­на­род­ных стра­да­ний; иеро­ди­а­кон Гу­рий был мо­би­ли­зо­ван в ты­ло­вое опол­че­ние Крас­ной ар­мии и при­ко­ман­ди­ро­ван к ко­зель­ско­му уезд­но­му во­ен­но­му ко­мис­са­ри­а­ту, где вы­пол­нял обя­зан­но­сти пе­ре­пис­чи­ка мо­би­ли­за­ци­он­но­го от­де­ла. В 1921 го­ду он был де­мо­би­ли­зо­ван и вер­нул­ся в Оп­ти­ну Пу­стынь. Мо­на­стырь был фак­ти­че­ски со­вет­ской вла­стью за­крыт, вме­сто не­го об­ра­зо­ва­лась из мо­на­ше­ству­ю­щих сель­ско­хо­зяй­ствен­ная ар­тель, ку­да иеро­ди­а­кон Гу­рий и по­сту­пил. В этом же го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во иеро­мо­на­ха.
В 1923 го­ду ар­тель бы­ла со­вет­ской вла­стью лик­ви­ди­ро­ва­на, и отец Гу­рий пе­ре­ехал в се­ло Ниж­ние Прыс­ки, где стал слу­жить в Пре­об­ра­жен­ском хра­ме свя­щен­ни­ком. Он усерд­но про­по­ве­до­вал за бо­го­слу­же­ни­я­ми, рев­ност­но слу­жил, за­ча­стую ис­пол­няя для кре­стьян тре­бы бес­плат­но, мно­гим он по бед­ствен­но­му их ма­те­ри­аль­но­му по­ло­же­нию по­сто­ян­но по­мо­гал, пом­ня апо­столь­ское сло­во, что ис­тин­ное бла­го­че­стие за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы по­мо­гать си­рым и вдо­вам[3].
В 1929 го­ду при­шло вре­мя, ко­гда без­бож­ни­ки при­сту­пи­ли к окон­ча­тель­но­му уни­что­же­нию мо­на­сты­рей и аре­стам мо­на­хов, боль­шая часть ко­то­рых слу­жи­ла в при­ход­ских церк­вях, явив­шись как бы по­след­ним опло­том и за­щи­той пра­во­сла­вия сре­ди бу­шу­ю­ще­го мо­ря во­ин­ству­ю­ще­го без­бо­жия.
В 1929 го­ду к упол­но­мо­чен­но­му ОГПУ по Ко­зель­ско­му рай­о­ну по­сту­пи­ла слу­жеб­ная за­пис­ка от куль­тур­ни­ка Ко­зель­ско­го го­ро­но; он пи­сал: «До­во­жу до ва­ше­го све­де­ния, что при об­сле­до­ва­нии ниж­не-прыс­ков­ской из­бы-чи­таль­ни вы­явил сле­ду­ю­щее: что ба­тюш­ка Гу­рий... ве­дет контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию про­тив из­бы-чи­таль­ни и во­об­ще со­вет­ской вла­сти, о чем го­во­рят и де­ти, ко­то­рые хо­дят в цер­ковь... и ко­то­рые пе­ре­ста­ли хо­дить в из­бу-чи­таль­ню, го­во­рят, что поп ска­зал: "в из­бе-чи­таль­не про­во­дят раз­ную эристь[4] и глу­пи­сти­ку..." и по­то­му про­шу... рас­сле­до­вать это де­ло...»[5]
Сам из­бач из се­ла Ниж­ние Прыс­ки в сво­ем за­яв­ле­нии на­пи­сал: «Про­шу во­лост­ной ко­ми­тет пар­тии об­ра­тить вни­ма­ние на сле­ду­ю­щий факт... мест­ный поп ве­дет ан­ти­со­вет­скую ра­бо­ту при всех мо­леб­ных сбо­рах, чи­та­ет лек­ции, ко­то­рые враж­деб­ны дик­та­ту­ре про­ле­та­ри­а­та. Про­шу это де­ло пе­ре­дать в со­от­вет­ству­ю­щие ор­га­ны...»[6]
Ве­че­ром 28 ян­ва­ря 1930 го­да отец Гу­рий был аре­сто­ван и за­клю­чен в тюрь­му в Ко­зель­ске. По­сле аре­ста он был по­чти сра­зу же до­про­шен. На во­прос о том, при­зна­ет ли он се­бя ви­нов­ным, иеро­мо­нах Гу­рий от­ве­тил: «За вре­мя мо­е­го про­жи­ва­ния в се­ле Ниж­ние Прыс­ки я не имел ни­ка­ко­го об­ще­ния с кре­стья­на­ми, кро­ме ре­ли­ги­оз­ных треб. Ес­ли при­хо­ди­ли ко мне в ха­ту –то ис­клю­чи­тель­но по ка­ко­му-ли­бо де­лу... На по­ли­ти­че­ские те­мы раз­го­во­ра с кре­стья­на­ми не вел и во­об­ще не вел аги­та­ции про­тив про­во­ди­мых ме­ро­при­я­тий со­вет­ской вла­стью в де­рев­не»[7].
14 фев­ра­ля 1930 го­да сле­до­ва­те­ли ОГПУ до­про­си­ли сра­зу не­сколь­ко сви­де­те­лей. Один из них, кан­ди­дат в чле­ны ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, по­ка­зал, что «в мар­те 1929 го­да в церк­ви свя­щен­ник Гу­рий Ми­хай­ло­вич Са­мой­лов ча­сто чи­тал про­по­ве­ди, где за­тра­ги­вал со­вет­скую власть. По­сле этих слу­хов я по­слал из­ба­ча... про­ве­рить слу­хи. Ока­за­лось, что факт был на­ли­цо... Са­мой­ло­вым бы­ли бро­ше­ны сле­ду­ю­щие сло­ва: "На­до не бо­роть­ся, не ид­ти впе­ред, а жить по-Бо­жье­му" и мно­гое дру­гое... Связь с мест­ны­ми ку­ла­ка­ми по­па за­клю­ча­ет­ся в ча­стом по­се­ще­нии по­след­ним их до­мов. Все со­ве­ты ку­ла­ки по­лу­ча­ют от по­па. Поп за­ре­ко­мен­до­вал се­бя пе­ред бед­но­той. Пу­тем по­да­чек ко­му пи­ро­га, ко­му яи­чек...»[8].
Дру­гой сви­де­тель, до­про­шен­ный в тот же день, по­ка­зал: «При­мер­но в 1929 го­ду, не пом­ню ка­ко­го чис­ла, поп Са­мой­лов в про­по­ве­ди про­во­дил срав­не­ние апо­столь­ской жиз­ни с ком­му­ни­ста­ми. При этом ука­зы­вал, что ком­му­ни­сты ве­дут на­род не по пра­виль­но­му пу­ти и враз­рез с апо­столь­ским уче­ни­ем. Поп Гу­рий Са­мой­лов сре­ди на­се­ле­ния поль­зу­ет­ся ав­то­ри­те­том, и кре­стья­не ис­пол­ня­ют его со­ве­ты. Сре­ди кре­стьян, жен­щин и де­тей, ве­дет аги­та­цию про­тив из­бы-чи­таль­ни, го­во­ря, что в из­бе-чи­таль­не ком­му­ни­сты пле­тут ересь, вслед­ствие че­го кре­стья­не со­всем не ста­ли хо­дить в из­бу-чи­таль­ню. В 1929 го­ду пе­ред Пас­хой при­ез­жал пред­ста­ви­тель из го­ро­да Ко­зель­ска, что­бы про­ве­сти ан­ти­ре­ли­ги­оз­ный до­клад, но Са­мой­лов так под­го­то­вил кре­стьян, что до­клад­чи­ка не ста­ли слу­шать и все разо­шлись с со­бра­ния. По­сле его аги­та­ции мно­гие кре­стья­не вы­ска­зы­ва­лись про­тив са­мо­об­ло­же­ния на куль­тур­ные нуж­ды, где ука­зы­ва­ли, что нам из­ба-чи­таль­ня боль­ше не нуж­на»[9].
По­сле до­про­сов сви­де­те­лей сле­до­ва­тель предъ­явил от­цу Гу­рию об­ви­не­ние в ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции и сно­ва спро­сил, при­зна­ет ли он се­бя ви­нов­ным, на что иеро­мо­нах Гу­рий от­ве­тил: «В предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии ви­нов­ным се­бя не при­знаю. Про­жи­вая в се­ле Ниж­ние Прыс­ки с 1923 го­да... про­по­ве­ди на по­ли­ти­че­ские те­мы я не го­во­рил. Так­же не вел аги­та­ции про­тив са­мо­об­ло­же­ния и из­бы-чи­таль­ни. Близ­ких у ме­ня кре­стьян нет. Но кре­стья­не ко мне от­но­сят­ся с ува­же­ни­ем вви­ду то­го, что я так­же с ни­ми об­ра­ща­юсь хо­ро­шо, не тре­бую с них за ре­ли­ги­оз­ные тре­бы. Бы­ва­ли слу­чаи, что я по­мо­гал бед­ня­кам про­дук­та­ми... Но ни в чем их не на­стра­и­вал»[10].
По­сле предъ­яв­ле­ния свя­щен­ни­ку об­ви­не­ния сно­ва бы­ли вы­зва­ны на до­прос сви­де­те­ли и в част­но­сти из­бач, на­пи­сав­ший до­нос. На до­про­се он по­ка­зал: «В 1929 го­ду я ра­бо­тал в се­ле Ниж­ние Прыс­ки из­ба­чом, где бы­ли весь­ма труд­ные усло­вия ра­бо­ты в свя­зи с про­во­ди­мой ан­ти­со­вет­ской аги­та­ци­ей свя­щен­ни­ка... Гу­рия Са­мой­ло­ва. Са­мой­лов вел в церк­ви про­по­ве­ди на ре­ли­ги­оз­ные те­мы, где ка­сал­ся со­вет­ской вла­сти, го­во­ря: "Вот на­ро­дил­ся ан­ти­христ. Со­вет­ской вла­сти бу­дет ско­ро ко­нец. Власть ев­рей­ская, пра­вят на­ми евреи, ко­то­рые разо­рят нас". Мне од­на­жды са­мо­му лич­но при­шлось слы­шать про­по­ведь в церк­ви Са­мой­ло­ва, ко­то­рый го­во­рил: "На­ста­ли тя­же­лые вре­ме­на, и в бу­ду­щем мы долж­ны ждать Хри­ста". Са­мой­лов... вел аги­та­цию про­тив из­бы-чи­таль­ни. Жа­ло­вал­ся на ме­ня ро­ди­те­лям мо­ло­де­жи, что я яко­бы по­сы­лал де­тей во­ро­вать у Са­мой­ло­ва дро­ва и га­дить на па­пер­ти хра­ма. Тем са­мым под­ры­вал мой ав­то­ри­тет... Са­мой­лов поль­зо­вал­ся боль­шим ав­то­ри­те­том... и ка­кие бы он ни вел про­по­ве­ди, они его не вы­да­ва­ли»[11].
Дру­гой сви­де­тель по­ка­зал: «В 1928 го­ду, по­стом, Гу­рий Са­мой­лов, что­бы при­влечь боль­ше кре­стьян в цер­ковь, по­сле ве­чер­ни в мо­ем при­сут­ствии го­во­рил: "Граж­да­не, при­хо­дит ко­нец ве­ре Хри­сто­вой. Нас при­тес­ня­ют с каж­дым го­дом. Вам не­об­хо­ди­мо по­ка­ять­ся... "Вслед­ствие че­го кре­стья­не еще боль­ше на­ча­ли по­се­щать цер­ковь. До по­ступ­ле­ния свя­щен­ни­ка Са­мой­ло­ва у нас был свя­щен­ник мо­ло­дой, Вла­ди­мир Ива­но­вич... ко­то­рый был лег­ко­го по­ве­де­ния, ино­гда вы­пи­вал, пля­сал, ино­гда го­во­рил про­тив Бо­га, вслед­ствие че­го от­учил всех кре­стьян от церк­ви. С по­ступ­ле­ни­ем Са­мой­ло­ва, та­ко­вой пу­тем за­вле­че­ния граж­дан на свою сто­ро­ну и поль­зу­ет­ся ав­то­ри­те­том сре­ди кре­стьян, что вред­но от­ра­жа­ет­ся при про­ве­де­нии вся­ко­го ро­да по­ста­нов­ле­ний пра­ви­тель­ства и пар­тии в де­рев­не»[12].
К на­ча­лу мар­та след­ствие бы­ло за­кон­че­но, врач осви­де­тель­ство­вал свя­щен­ни­ка и, най­дя у не­го гры­жу, на­пи­сал, что он «при­го­ден к лег­ко­му фи­зи­че­ско­му тру­ду»[13].
22 мар­та 1930 го­да про­ку­рор, озна­ко­мив­шись с об­ви­ни­тель­ным за­клю­че­ни­ем, от­пра­вил де­ло на ре­ше­ние трой­ки. На сле­ду­ю­щий день, 23 мар­та, трой­ка при ПП ОГПУ при­го­во­ри­ла иеро­мо­на­ха Гу­рия к вось­ми го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­герь, и 31 мар­та он был от­прав­лен эта­пом в Ха­ба­ровск.
От­быв за­клю­че­ние в конц­ла­ге­ре, отец Гу­рий не­за­дол­го до на­ступ­ле­ния но­вых страш­ных го­не­ний вер­нул­ся в ев­ро­пей­скую часть Рос­сии; он по­се­лил­ся сна­ча­ла в го­ро­де Медынь Ка­луж­ской об­ла­сти, а 15 мар­та 1937 го­да пе­ре­ехал в се­ло Во­ло­во Туль­ской об­ла­сти, где стал слу­жить в хра­ме в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Зна­ме­ние». Под­хо­дил пе­ри­од са­мых же­сто­ких го­не­ний на Цер­ковь, и его слу­же­ние ста­но­ви­лось сплош­ным ис­по­вед­ни­че­ством. Все­ми чув­ство­ва­лось при­бли­же­ние боль­шой ми­ро­вой вой­ны, что вы­зы­ва­ло еще боль­шую зло­бу у власть иму­щих. При­не­ся за два­дцать лет прав­ле­ния на­ро­ду мно­го зла, они еще боль­ше не­на­ви­де­ли, но уже бо­я­лись его, и по­то­му про­дол­жа­ли при­но­сить ему зло, аре­сто­вы­вая, от­прав­ляя в ла­ге­ря и уби­вая, од­ним сло­вом, вме­сто со­зи­да­тель­ной де­я­тель­но­сти за­ни­ма­ясь ис­треб­ле­ни­ем под­дан­ных.
В но­яб­ре 1937 го­да пред­се­да­тель мест­но­го сель­со­ве­та вы­дал для Во­лов­ско­го от­де­ле­ния НКВД справ­ку об от­це Гу­рии: «Про­жи­вая в се­ле Во­ло­ве, свя­щен­ник Са­мой­лов ак­тив­но вел аги­та­цию про­тив со­вет­ской вла­сти о том, что она всех гра­бит, ско­ро ей при­дет ко­нец... Вел ча­сто служ­бу в церк­ви...»[14]
В се­ре­ди­не но­яб­ря 1937 го­да на­чаль­ник Во­лов­ско­го от­де­ле­ния НКВД до­про­сил кре­стьян, не­ко­то­рые из ко­то­рых доб­ро­воль­но со­гла­си­лись стать лже­сви­де­те­ля­ми, дру­гие же бы­ли пре­вра­ще­ны в лже­сви­де­те­лей ухищ­ре­ни­я­ми сле­до­ва­те­ля. Боль­шая часть из них по­ка­за­ли, что де­вять че­ло­век, о ко­то­рых их спра­ши­ва­ли, яв­ля­ют­ся ак­тив­ны­ми цер­ков­ни­ка­ми – чле­на­ми цер­ков­но­го со­ве­та и не же­ла­ют всту­пать в кол­хоз.
Сле­до­ва­те­лю это­го бы­ло не­до­ста­точ­но, и он при­пи­сал чле­нам цер­ков­но­го со­ве­та тер­ро­ри­сти­че­ские пла­ны, ко­то­рые они яко­бы на­ме­ре­ва­лись осу­ще­ствить под ру­ко­вод­ством их при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка, иеро­мо­на­ха Гу­рия, ко­то­рый и был при­вле­чен к от­вет­ствен­но­сти де­ся­тым об­ви­ня­е­мым, как ру­ко­во­ди­тель ан­ти­со­вет­ской цер­ков­ной груп­пы кре­стьян. Все аре­сто­ван­ные ви­нов­ны­ми се­бя не при­зна­ли.
Иеро­мо­нах Гу­рий был аре­сто­ван 22 но­яб­ря 1937 го­да и на сле­ду­ю­щий день до­про­шен на­чаль­ни­ком Во­лов­ско­го от­де­ле­ния НКВД.
– Вы аре­сто­ва­ны за контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию, ко­то­рую про­во­ди­ли сре­ди на­се­ле­ния се­ла Во­ло­во, при­зна­е­те ли се­бя ви­нов­ным в этом? – спро­сил он.
– Ни­ка­кой контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции я сре­ди на­се­ле­ния не вел и ви­нов­ным се­бя в этом не при­знаю, – от­ве­тил свя­щен­ник.
– Ко­го вы со­би­ра­ли у се­бя в до­ме из граж­дан се­ла Во­ло­во в 1937 го­ду и для ка­кой це­ли?
– У се­бя в до­ме я ни­ко­го не со­би­рал, но ино­гда ко мне в квар­ти­ру при­хо­ди­ли при­хо­жа­не, а так­же при­хо­дил ко мне на квар­ти­ру цер­ков­ный ста­ро­ста, ...по­но­марь, ко­то­рые за­хо­ди­ли ко мне на квар­ти­ру по цер­ков­ным де­лам.
– Вы лже­те. В ва­шей квар­ти­ре со­би­ра­лись цер­ков­ни­ки, быв­шие ку­ла­ки, для об­суж­де­ния во­про­сов контр­ре­во­лю­ци­он­но­го ха­рак­те­ра. По­че­му вы от­ри­ца­е­те это?
– При по­се­ще­нии мо­ей квар­ти­ры вы­ше­ука­зан­ны­ми ли­ца­ми ни­ка­ких раз­го­во­ров контр­ре­во­лю­ци­он­но­го ха­рак­те­ра не бы­ло.
– Где вы на­хо­ди­лись 7 но­яб­ря 1937 го­да?
– На­хо­дил­ся в се­ле Во­ло­во, с ше­сти ча­сов утра до двух ча­сов дня я слу­жил в церк­ви, по­то­му что в этот день бы­ло мно­го ис­по­вед­ни­ков и при­част­ни­ков.
26 но­яб­ря сле­до­ва­тель сно­ва до­про­сил иеро­мо­на­ха Гу­рия.
– След­ствие вто­рич­но тре­бу­ет от вас при­зна­ния в ва­шей контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти...
– Я след­ствию за­яв­ляю, что ни­ка­кой контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти я ни­где и ни­ко­гда не вел.
– Вы лже­те. След­ствию из­вест­но, что вы в сен­тяб­ре, ок­тяб­ре, но­яб­ре 1937 го­да сре­ди на­се­ле­ния ве­ли аги­та­цию о том, что ско­ро ан­ти­хри­сту Ста­ли­ну ко­нец, всех кре­стьян му­ча­ют, гра­бят и так да­лее. По­че­му вы это от­ри­ца­е­те?
– Та­ких раз­го­во­ров с мо­ей сто­ро­ны не бы­ло ни­ко­гда и ви­нов­ным в этом се­бя не при­знаю.
– 7 но­яб­ря во вре­мя служ­бы был у вас пе­ре­рыв? И ку­да во вре­мя пе­ре­ры­ва вы хо­ди­ли?
– Во вре­мя окон­ча­ния утрен­ней служ­бы 7 но­яб­ря 1937 го­да до обед­ни дей­стви­тель­но по­бы­вал кое у ко­го из граж­дан се­ла Во­ло­во.
– По ка­ким де­лам?
– Про­сто так, про­ве­дать.
На этом до­про­сы бы­ли за­кон­че­ны и на сле­ду­ю­щий день иеро­мо­нах Гу­рий был от­прав­лен в туль­скую тюрь­му. 7 де­каб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла всех чле­нов цер­ков­но­го со­ве­та к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре, а иеро­мо­на­ха – к рас­стре­лу.
Иеро­мо­нах Гу­рий (Са­мой­лов) был рас­стре­лян 20 де­каб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Оп­ти­ной пу­сты­ни». Вве­ден­ский став­ро­пи­ги­аль­ный муж­ской мо­на­стырь Оп­ти­на пу­стынь. 2008 год. Стр. 153–164.

При­ме­ча­ния

[1] ОР РГБ. Ф. 213. К. 1. Д. 3. Л. 759 об-760. ГАКО. Ф. 903. Оп. 1. Д. 339. Л. 20 об.-21.
[2] ОР РГБ. Ф. 214. Опт. 367. Л. 229.
[3] Ср. Иак.1:27.
[4] Как яс­но из кон­тек­ста, куль­тур­ник не знал сло­ва «ересь». – Прим. ред.
[5] УФСБ Рос­сии по Ка­луж­ской обл. Д. П-1956. Л. 1.
[6] Там же. Л. 2.
[7] Там же. Л. 8 об-9.
[8] Там же. Л. 10.
[9] Там же. Л. 12
[10] Там же. Л. 16.
[11] Там же. Л. 19.
[12] Там же. Л. 21 об.
[13] Там же. Л. 20.
[14] УФСБ Рос­сии по Туль­ской обл. Д. П-14605. Л. 51.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест