Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

17 июня  (переходящая) – Собор Санкт-Петербургских святых

2 августа

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский ро­дил­ся 26 ок­тяб­ря 1887 го­да в Санкт-Пе­тер­бур­ге. Отец его, Ге­ор­гий Ге­ор­ги­е­вич Стеб­лин-Ка­мен­ский, был ди­рек­то­ром кан­це­ля­рии Мор­ско­го Ми­ни­стер­ства, а в по­след­ние го­ды пе­ред ре­во­лю­ци­ей – се­на­то­ром по де­пар­та­мен­там ге­раль­ди­ки и су­деб­но­му Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Се­на­та. Кро­ме то­го он был пред­се­да­те­лем Рос­сий­ско­го об­ще­ства мор­ско­го пра­ва. Дед Ива­на, Ге­ор­гий Пав­ло­вич Стеб­лин-Ка­мен­ский, в по­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни был Ви­лен­ским гу­бер­на­то­ром в чине тай­но­го со­вет­ни­ка. В это вре­мя он при­об­рел име­ние Би­ю­циш­ки в Ви­лен­ском уез­де, где про­шло дет­ство Ива­на. Здесь в име­нии бы­ла по­гре­бе­на его мать, Оль­га Алек­сан­дров­на, дочь ви­це-адми­ра­ла Алек­сандра Пав­ло­ви­ча Жанд­ра, умер­шая 17 ав­гу­ста 1902 го­да.
Пер­во­на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние Иван по­лу­чил до­ма. Оль­га Алек­сан­дров­на ока­за­ла огром­ное вли­я­ние на него и на двух его се­стер, Оль­гу и Ели­за­ве­ту, – это бы­ли бла­го­че­сти­вые де­ви­цы стро­гой и пра­вед­ной жиз­ни; они умер­ли в 1981 го­ду в го­ро­де Ка­шине Твер­ской об­ла­сти. C дет­ства маль­чик чув­ство­вал теп­ло ма­те­рин­ской люб­ви и си­лу ее бла­го­сло­ве­ния. “Ты ведь мой?” – го­во­ри­ла ма­ма, и это бы­ло для него са­мой до­ро­гой лас­кой. Но она умер­ла ра­но, ко­гда Ива­ну ис­пол­ни­лось че­тыр­на­дцать лет. Гля­дя на мать и пе­ре­жи­вая ее по­те­рю в день ее смер­ти, он чув­ство­вал, как два по­ни­ма­ния со­вер­шив­ше­го­ся за­хва­ты­ва­ют его це­ли­ком: пер­вое – это ост­рая боль от без­воз­врат­ной по­те­ри то­го, что бы­ло са­мым яр­ким, са­мым теп­лым в зо­ло­тые дни дет­ства, и вто­рое – что даль­ней­шая его жизнь без ма­те­ри бу­дет сви­де­тель­ство­вать о том, ка­кое дви­же­ние ду­ши она в нем раз­ви­ла. Ему то­гда ка­за­лось, что каж­дый дур­ной по­сту­пок его по­сле­ду­ю­щей жиз­ни явит­ся оскорб­ле­ни­ем ее свет­лой па­мя­ти и на­ру­ше­ни­ем обя­за­тельств по от­но­ше­нию к ней.
По­сле смер­ти ма­те­ри Иван окон­чил че­ты­ре клас­са гим­на­зии и, в со­от­вет­ствии с се­мей­ной тра­ди­ци­ей, вы­брал служ­бу на фло­те, по­сту­пив в Мор­ской ка­дет­ский кор­пус, ко­то­рый окон­чил в 1908 го­ду со зва­ни­ем ко­ра­бель­но­го гар­де­ма­ри­на. При окон­ча­нии Мор­ско­го ка­дет­ско­го кор­пу­са Иван Ге­ор­ги­е­вич был на­граж­ден пре­ми­ей име­ни адми­ра­ла На­хи­мо­ва. В 1908 го­ду он по­лу­чил на­зна­че­ние на крей­сер “Бо­га­тырь” и в 1908–1909 го­дах на­хо­дил­ся в за­гра­нич­ном пла­ва­нии. В 1909 го­ду он был про­из­ве­ден в мич­ма­на, пе­ре­ве­ден в 1-й Бал­тий­ский флот­ский эки­паж и на­зна­чен в ди­ви­зи­он ис­пы­ты­ва­ю­щих­ся ми­но­нос­цев. В 1909–1910 го­дах Иван Ге­ор­ги­е­вич ис­пол­нял долж­ность рот­но­го ко­ман­ди­ра на крей­се­ре “Адми­рал Ма­ка­ров”. В 1911 го­ду он был на­граж­ден ита­льян­ской се­реб­ря­ной ме­да­лью за ока­за­ние по­мо­щи по­стра­дав­шим во вре­мя быв­ше­го в 1908 го­ду зем­ле­тря­се­ния в Си­ци­лии и Ка­лаб­рии. В 1912 го­ду Иван Ге­ор­ги­е­вич был про­из­ве­ден в лей­те­нан­ты. В 1914 и в 1915 го­дах он был на­граж­ден ор­де­на­ми Свя­то­го Ста­ни­сла­ва 3-й сте­пе­ни с ме­ча­ми и бан­том и Свя­той Ан­ны 3-й сте­пе­ни с ме­ча­ми и бан­том. В июне 1917 го­да Иван Ге­ор­ги­е­вич уво­лил­ся из фло­та по со­сто­я­нию здо­ро­вья.
Ле­том 1918 го­да он стал ра­бо­тать в на­уч­ной экс­пе­ди­ции, об­сле­до­вав­шей нев­ские от­ме­ли. В 1919–1921 го­дах Иван Ге­ор­ги­е­вич по мо­би­ли­за­ции слу­жил по­мощ­ни­ком ди­рек­то­ра ма­я­ков Бал­тий­ско­го фло­та и од­новре­мен­но ис­пол­нял долж­ность пса­лом­щи­ка в Свя­то-Тро­иц­ком хра­ме в Пет­ро­гра­де. В это вре­мя он бес­по­во­рот­но ре­шил стать свя­щен­но­слу­жи­те­лем, от­дать все­го се­бя и всю свою жизнь на слу­же­ние Бо­гу, стать во­и­ном Хри­сто­вым. Бла­го­дат­ная под­держ­ка, ко­то­рую он ощу­тил, ко­гда при­нял это ре­ше­ние, да­ла яс­но по­чув­ство­вать, что Гос­подь его при­зы­ва­ет и не оста­вит его в зем­ных ис­пы­та­ни­ях.
Вос­пи­тан­ный в хри­сти­ан­ской се­мье, ос­но­вой жиз­ни ко­то­рой бы­ло сле­до­ва­ние за­по­ве­дан­ным Хри­стом нрав­ствен­ным прин­ци­пам, во­ен­ный офи­цер, обу­чен­ный по­слу­ша­нию флот­ско­му уста­ву, он был чужд дву­смыс­лен­но­сти и лу­кав­ства. В бес­ком­про­мисс­но­сти жиз­ни во Хри­сте, твер­дом сле­до­ва­нии за Хри­стом бы­ло что-то срод­ное и близ­кое жиз­ни бо­е­во­го мор­ско­го офи­це­ра. Но во­ин зем­но­го оте­че­ства рис­ку­ет и на­пря­га­ет­ся толь­ко в пе­ри­од во­ен­ных уче­ний и бо­е­вых дей­ствий, а во­ин Хри­стов рис­ку­ет и на­пря­га­ет­ся еже­ми­нут­но, и в осо­бен­но­сти ес­ли су­дил ему Гос­подь жить во вре­ме­на го­не­ний. Го­то­вясь к при­ня­тию са­на свя­щен­ни­ка, Иван Ге­ор­ги­е­вич го­то­вил­ся и к ис­пы­та­ни­ям. Не толь­ко уте­ши­тель­ным, но и скорб­ным и горь­ким ока­зы­вал­ся в то вре­мя путь свя­щен­но­слу­жи­те­ля, где его жда­ли за­ча­стую узы тю­рем­ные. Отец Иоанн вспо­ми­нал впо­след­ствии о сво­ем за­клю­че­нии как о вре­ме­ни, ко­гда наи­бо­лее яс­но ощу­ща­лось при­сут­ствие Бо­жие.
При­няв ре­ше­ние стать свя­щен­ни­ком, все­це­ло вру­чив се­бя во­ле Гос­под­ней, он по­ехал на мо­ги­лу ма­те­ри в при­над­ле­жав­шее им ко­гда-то име­ние непо­да­ле­ку от Виль­ны. При­кла­ды­ва­ясь к зем­ле, он по­чув­ство­вал, что в ду­шу нис­хо­дят мир и по­кой, и ему сде­ла­лось теп­ло, как в дет­стве, как буд­то ощу­ти­лось, что мать сно­ва бла­го­слов­ля­ет его. По воз­вра­ще­нии в Пет­ро­град Иван Ге­ор­ги­е­вич был в 1920 го­ду ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на.
В 1921 го­ду отец Иоанн был впер­вые аре­сто­ван ЧК, но по­сле непро­дол­жи­тель­но­го за­клю­че­ния осво­бож­ден. Ле­том 1923 го­да он был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка ко хра­му Свя­той Тро­и­цы на Стре­мян­ной ули­це; вско­ре он был на­зна­чен на­сто­я­те­лем это­го хра­ма и воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея. Но­вое слу­же­ние це­ли­ком за­хва­ти­ло его. Пастве он от­да­вал все свое вре­мя и си­лы.
2 фев­ра­ля 1924 го­да вла­сти аре­сто­ва­ли свя­щен­ни­ка. В это вре­мя на­ча­лось мас­со­вое воз­вра­ще­ние хра­мов из об­нов­лен­че­ства в пат­ри­ар­шую Цер­ковь. Ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась жизнь при­хо­дов, и ор­га­ни­зо­вы­ва­лись брат­ства. Чтобы по­ло­жить это­му ко­нец, ОГПУ ста­ло все силь­нее вме­ши­вать­ся в цер­ков­ную жизнь, в Пет­ро­гра­де бы­ло аре­сто­ва­но око­ло со­ро­ка че­ло­век ду­хо­вен­ства и ми­рян. От­ца Иоан­на об­ви­ни­ли в том, что он объ­еди­нил во­круг се­бя пра­во­слав­ных и они ста­ли со­би­рать­ся не толь­ко в хра­ме, но и в квар­ти­рах, где чи­та­лись ака­фи­сты, Свя­щен­ное Пи­са­ние и свя­щен­ник объ­яс­нял од­ну или две гла­вы из апо­столь­ских по­сла­ний. Вы­зван­ный на до­прос, отец Иоанн ска­зал, что слу­жил в квар­ти­рах неко­то­рых сво­их при­хо­жан мо­леб­ны, по­сле ко­то­рых го­сти пи­ли чай, а ожи­дая по­ка по­да­дут, ве­ли бе­се­ды на ре­ли­ги­оз­ные те­мы. Это­го для вла­стей ока­за­лось до­ста­точ­но: 26 сен­тяб­ря 1924 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло от­ца Иоан­на к трем го­дам за­клю­че­ния в Со­ло­вец­кий конц­ла­герь. Все­го к за­клю­че­нию в конц­ла­герь бы­ло при­го­во­ре­но трид­цать пять че­ло­век – ду­хо­вен­ства и ми­рян.
В Со­ло­вец­ком конц­ла­ге­ре отец Иоанн дер­жал­ся неза­ви­си­мо, все­гда хо­дил в свя­щен­ни­че­ской одеж­де и по­се­щал цер­ков­ные служ­бы, до­ко­ле это поз­во­ля­лось; они бы­ли боль­шим уте­ше­ни­ем в су­ро­вых усло­ви­ях ла­гер­ной жиз­ни. Отец Иоанн пи­сал из Со­ло­вец­ко­го ла­ге­ря пись­ма, адре­суя их сво­е­му от­цу, сест­рам и ду­хов­ным де­тям.
“Хри­стос раж­да­ет­ся, сла­ви­те!
До­ро­гие мои род­ные и во Хри­сте лю­би­мые, ра­дуй­тесь! Ра­дуй­тесь на­сту­па­ю­ще­му ве­ли­ко­му празд­ни­ку, в зим­нюю сту­жу ве­ща­ю­ще­му о гря­ду­щей весне. Пусть еще креп­нут мо­ро­зы, пусть зим­ние вью­ги за­кры­ва­ют от на­ших глаз солн­це – мы ведь зна­ем, что при­ро­да вер­шит свое де­ло и за фев­раль­ски­ми мо­ро­за­ми непре­мен­но вы­плы­ва­ет ве­сен­нее сол­ныш­ко. Пусть и в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства еще ца­рит нрав­ствен­ная сту­жа, пусть на­ро­ды мя­тут­ся еще в безум­ном эго­и­сти­че­ском стрем­ле­нии к ма­те­ри­аль­но­му лич­но­му бла­го­по­лу­чию, – де­ло Бо­же­ствен­но­го стро­и­тель­ства со­вер­ша­ет­ся; Солн­це Прав­ды неуклон­но со­гре­ва­ет все то, что при­зва­но к жиз­ни; мир от зем­ли неотъ­ем­лем, не тот мир, ко­то­рый не мо­жет усто­ять при пер­вой бро­шен­ной ко­сти, пер­вом столк­но­ве­нии ма­те­ри­аль­ных ин­те­ре­сов, а тот мир, ко­то­рым на­пол­ня­ет­ся ду­ша го­лод­но­го че­ло­ве­ка, ко­гда он по­де­лит­ся сво­им по­след­ним кус­ком с чу­жим ему ни­щим. Этот мир – непо­бе­дим по­то­му, что это мир люб­ви, а не со­гла­ше­ния. Преж­де бес­плод­ное стрем­ле­ние луч­ших лю­дей утвер­дить свою во­лю к доб­ро­де­ла­нию с яв­ле­ни­ем на зем­ле Бо­га Сло­ва по­лу­ча­ет обиль­ную бла­го­дат­ную по­мощь и бла­го­во­ле­ние в че­ло­ве­ках, во­пло­ща­ет­ся в жизнь. Но чтобы и нам ис­пол­нить­ся празд­нич­ной ра­до­сти, чтобы и нам по­кло­нить­ся ро­див­ше­му­ся Солн­цу Прав­ды, вспом­нив бла­го­ве­стие ан­ге­ла, пой­дем мыс­лен­но в го­род Да­ви­дов, ис­пол­ним­ся на­стро­е­ни­ем псал­мо­пев­ца, ца­ря, пас­ту­ха и про­ро­ка.
До­ро­гие мои, неуже­ли вы еще не на­учи­лись еже­днев­но чи­тать сло­во Бо­жие, неуже­ли вы еще – не ска­жу не по­ня­ли, но не по­чув­ство­ва­ли, что этот ду­хов­ный хлеб вам нуж­нее обык­но­вен­но­го. Ко­гда мне при­хо­дит­ся чи­тать по­ло­жен­ные на каж­дый день от­рыв­ки, я ду­маю о всех вас и о том, ка­кую поль­зу, уте­ше­ние и ра­дость каж­дый из вас мог бы в них по­лу­чить.
Всем серд­цем по­здрав­ляю всех с празд­ни­ком и мо­лю Гос­по­да, чтобы, при­з­рев на всех Его ищу­щих, Он Сам отряс бы их гре­хов­ную сквер­ну, из­ве­стил бы их в ве­ре, утвер­дил в на­деж­де, со­вер­шил в люб­ви и соде­ял бы их вер­ны­ми ча­да­ми Сво­ей свя­той Церк­ви. Пусть мои ми­лые пле­мян­ни­ки, ра­ду­ясь о да­ро­ван­ном им Гос­по­дом ра­зу­ме и воз­мож­но­сти по­лу­чить об­ра­зо­ва­ние, не воз­но­сят­ся мыс­ля­ми, но вспо­ми­на­ют То­го, Кто, ра­зу­мом уже в две­на­дцать лет пре­вос­хо­дя уче­ных стар­цев, пре­бы­вал в по­слу­ша­нии у некниж­но­го Иоси­фа, и учат­ся выс­шей пре­муд­ро­сти – ду­хов­но­му сми­ре­нию. Пусть на­ча­ло выс­шей пре­муд­ро­сти – страх Гос­по­день – ля­жет в ос­но­ву всей их де­я­тель­но­сти.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

От Де­вы раж­да­ет­ся, гря­дет же ко Кре­ще­нию Хри­стос, Бо­жия муд­рость и си­ла (3 и 4 ир­мо­сы ка­но­на празд­ни­ка Кре­ще­ния Гос­под­ня).
До­ро­гие, мои лю­би­мые, за­бо­та­ми жи­тей­ски­ми раз­де­ля­е­мые, но в серд­це мо­ем куп­но жи­ву­щие дру­ги и ча­да о Хри­сте! При­вет­ствую вас с ве­ли­ки­ми празд­ни­ка­ми Рож­де­ства и Кре­ще­ния Гос­под­ня. Как бы мне хо­те­лось опять всех по­ви­дать и про­ве­сти вме­сте празд­ни­ки. Знаю, что не мо­гут не быть у каж­до­го из вас скор­би и со­мне­ния, и так ра­дост­но мне бы­ло бы ви­деть, как все они по­то­ну­ли в бла­го­го­вей­ном по­кло­не­нии Бо­жи­ей Пре­муд­ро­сти, в со­вер­шен­ной уве­рен­но­сти в Его Все­мо­гу­щей Си­ле. От­дай­тесь Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей, верь­те Хри­сту Гос­по­ду, что "бла­жен­ней да­я­ти, неже­ли прии­ма­ти". Не ищи­те ра­до­стей жиз­ни, но ста­рай­тесь дать их тем, кто в них нуж­да­ет­ся боль­ше вас. Ко­го же удру­ча­ет бо­лезнь или силь­ная скорбь – "не бой­те­ся": всем лю­дям пред­ле­жит, по­ка еще в уни­чи­же­нии, в скот­ских яс­лях, Ве­ли­кая Ра­дость – Она про­ве­дет вас через все зем­ные скор­би и пе­ча­ли, через са­мую смерть и вы­ве­дет вас в бес­ко­неч­ную до­ли­ну све­та и ра­до­сти, в до­ли­ну чи­стой люб­ви и веч­ной жиз­ни. Иди­те же, по­кло­ни­тесь Хри­сту Гос­по­ду, оставь­те на вре­мя (как Виф­ле­ем­ские пас­ту­хи) свои ста­да зем­ных за­бот; но знай­те, что еще за­дол­го до Сво­е­го рож­де­ния Он воз­ве­щал через про­ро­ка Ис­а­ию: на ко­го воз­зрю? Ток­мо на крот­ко­го и мол­ча­ли­во­го (со­кру­шен­но­го ду­хом), и на тре­пе­щу­ще­го сло­вес Мо­их. Иди­те к Гос­по­ду со вся­кой кро­то­стию, с со­зна­ни­ем сво­е­го недо­сто­ин­ства (ру­це на гру­ди иму­ще сог­бен­ны), с твер­дой ве­рой в лю­бовь Бо­жию всем хо­тя­щим спа­стись, с ис­пол­нен­ной тре­пе­том го­тов­но­стью по­слу­жить Ему, как Он из­во­лит, с ра­дост­ной бла­го­дар­но­стью за при­зыв к Его Свя­то­му слу­же­нию, в чем бы это слу­же­ние ни вы­ра­жа­лось. Иди­те со свет­лым ли­ком очи­щен­ной по­ка­я­ни­ем со­ве­сти, с на­прав­ля­ю­щим вас к Гос­по­ду (по­доб­но звез­де) при­я­ти­ем Свя­тых Та­ин ожив­лен­ным серд­цем. Иди­те к чи­та­ю­ще­му со­кро­вен­ная че­ло­ве­че­ская Мла­ден­цу, Са­мо­му от зло­го Иро­да и нече­сти­во­го ми­ра со­кро­вен­но­му – иди­те к Нему – Он вас зо­вет, вам Он от­кро­ет­ся, вам Он улыб­нет­ся и по­тя­нет­ся на­встре­чу! Иди­те, спе­ши­те, и вы по­лу­чи­те неска­зан­ную Ра­дость, за­лог Ра­до­сти веч­ной, и си­лу к пе­ре­не­се­нию всех неиз­беж­ных нам тя­гот жиз­ни.
Да бу­дет так со все­ми ва­ми.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...Вот уже на­сту­па­ет Ве­ли­кий пост, на­сту­па­ет вре­мя, ко­гда ве­ли­кие све­тиль­ни­ки ду­ха, всю жизнь про­во­див­шие в са­мо­со­бран­но­сти, на­хо­ди­ли по­треб­ность в еще боль­шем са­мо­углуб­ле­нии, в еще боль­шем на­пря­же­нии сво­их ду­хов­ных сил. Мы же, всю жизнь про­во­див­шие бес­печ­но, про­хо­дим ми­мо и этой ду­хов­ной лест­ни­цы в цар­ство све­та, не на­хо­дя ни­ка­кой на­доб­но­сти под­нять но­гу свою на пред­ле­жа­щую нам сту­пень, но лишь пе­ре­ме­ной пи­щи ду­ма­ем оправ­дать свою при­над­леж­ность к ис­куп­лен­но­му Кро­вию Хри­сто­вой Его из­бран­но­му ста­ду. Мы сов­ме­ща­ем ве­ру в Рас­пя­то­го с воз­мож­но­стью да­же по­сле вы­но­са кре­ста от­да­вать­ся свет­ским раз­вле­че­ни­ям. Дух во­ин­ству­ет про­тив пло­ти, и плоть во­ин­ству­ет про­тив ду­ха. Ра­ди по­бе­ды в че­ло­ве­ке ду­ха Сам Гос­подь об­ле­ка­ет­ся во плоть и страж­дет ею; мы же, ве­ря в это спа­си­тель­ное для нас та­ин­ство, ру­га­ем­ся над Ним, удо­вле­тво­ряя же­ла­ния пло­ти. Да еще на­зы­ва­ем эти же­ла­ния по­треб­но­стя­ми, в то вре­мя как и пло­ти на­шей “еди­но есть на по­тре­бу” – слу­жить Гос­по­ду в под­чи­не­нии Ду­ху Ис­ти­ны в нас жи­ву­ще­му.
Еще раз под­твер­ждаю, что я не от­ри­цаю для хри­сти­а­ни­на воз­мож­но­сти выс­ше­го зем­но­го сча­стья – се­мей­но­го, но убеж­ден в том, что ис­тин­ное се­мей­ное сча­стье мо­жет быть ре­зуль­та­том со­еди­не­ния двух сер­дец в стрем­ле­нии их к Све­ту Ис­ти­ны, на этом стрем­ле­нии стро­я­щих свою жизнь и в этом стрем­ле­нии ищу­щих вза­им­ной под­держ­ки. Зна­ет Отец Небес­ный Им же да­ро­ван­ные лю­дям зем­ные бла­га и не ли­шит их тех, кто ис­кренне Ему слу­жит. "Ищи­те преж­де Цар­ствия Бо­жия и сия вся при­ло­жат­ся вам!" Кто же ищет зем­но­го сча­стья преж­де Цар­ствия Хри­сто­ва, кто сам дерз­но­вен­но про­сти­ра­ет за ним ру­ку, не ожи­дая, ко­гда Гос­подь бла­го­во­лит ему по­дать его, – тот упо­доб­ля­ет­ся пра­от­цу, ис­кав­ше­му ве­де­ния Ис­ти­ны через вку­ше­ние за­пре­щен­но­го Но­си­те­лем Ис­ти­ны пло­да. Не тре­бу­ет­ся, чтобы все хри­сти­ане бы­ли ас­ке­та­ми, но без­услов­но тре­бу­ет­ся от них та­кое стрем­ле­ние к Гос­по­ду, ко­то­рое де­ла­ло бы их го­то­вы­ми при­нять от Него вся­кое слу­же­ние с ве­рою, что имен­но оно даст каж­до­му из них выс­шую до­лю воз­мож­но­го для них сча­стья. Ве­ли­кий пост уста­нов­лен Цер­ко­вью в со­зна­нии немо­щи че­ло­ве­че­ской и невоз­мож­но­сти для че­ло­ве­ка быть в рав­но­по­сто­ян­ном ду­хов­ном на­пря­же­нии. Это вре­мя, ко­гда каж­дый хри­сти­а­нин мыс­лен­но дол­жен пред­стать Гос­по­ду с те­ми та­лан­та­ми, ко­то­рые он в слу­же­нии Ему в те­че­ние го­да успел при­об­ре­сти. Нам же что ска­зать Гос­по­ду, как не "по­тер­пи на мне" и "не по­се­цы мене со смо­ков­ни­цей бес­плод­ною". Но пусть ду­ша на­ша в пред­сто­я­щий пост от­вер­зет­ся для вос­при­я­тия ве­ле­ний и ука­за­ний Бо­жи­их на бу­ду­щее вре­мя. Да не оста­нет­ся на­ше со­зна­ние омра­чен­ным со­вер­шен­ны­ми на­ми ошиб­ка­ми. Да явит­ся нам свет Хри­стов. Да бу­дет Крест Его нам стол­пом ог­нен­ным, осве­ща­ю­щим наш путь во мра­ке зем­но­го ве­де­ния, и стол­пом об­лач­ным, за­щи­ща­ю­щим нас от па­ля­ще­го зноя зем­ных вле­че­ний. Пусть наш про­све­щен­ный ве­рою ра­зум уви­дит ис­тин­ный путь, ко­гда он не ви­дит ни­ка­ко­го пу­ти, пусть он не усум­нит­ся в вы­бо­ре пу­ти и то­гда, ко­гда опыт жиз­ни бу­дет пред­став­лять ему их мно­же­ство.
Лю­би­мые мои, что это я все чув­ствую скорб­ную нот­ку в ва­ших пись­мах? Прав­да, мно­го скор­бей у всех нас, жи­ву­щих во зле и су­е­те ми­ра, но не по­гло­ща­ют­ся ли скор­би на­ши ве­рою во всё об­нов­ля­ю­щую, про­све­ща­ю­щую и ожив­ля­ю­щую бла­го­дать Бо­жию? Скор­би­те ли вы от со­зна­ния сво­е­го недо­сто­ин­ства? Ра­дуй­тесь же то­гда и о ми­ло­сти Бо­жи­ей, толь­ко недо­стой­ны­ми и по­зна­ва­е­мой. Огор­ча­ет ли вас неправ­да жиз­ни? Но ведь это сви­де­тель­ству­ет, что вы лю­би­те лю­дей в ней по­гряз­ших и жа­ле­е­те их, а ес­ли вы лю­би­те и жа­ле­е­те их, оче­вид­но ин­ту­и­тив­но чув­ствуя при­сут­ствие кру­пи­цы добра в каж­дом че­ло­ве­ке, – то зна­е­те ли вы, что Гос­подь, все­зна­ю­щий и все­ви­дя­щий, не оста­вит по­гиб­нуть и ма­лой до­ли этих кру­пиц, но так или ина­че все доб­рое со­еди­нит во­еди­но. На­ша ра­дость – воз­мож­ность слу­жить это­му со­еди­не­нию; на­ша скорбь – со­зна­ние сво­ей немо­щи в этом слу­же­нии. Но скорбь эта ис­це­ля­ет­ся ве­рою в по­да­ю­ще­го по­мощь всем ищу­щим ее Гос­по­да, а ра­дость не мо­жет омра­чить­ся на­шим недо­сто­ин­ством по­то­му, что слу­же­ние Гос­по­ду не чуж­до и бес­сло­вес­ным жи­вот­ным, и са­мой неоду­шев­лен­ной при­ро­де. Каж­до­му же че­ло­ве­ку все­гда от­кры­та воз­мож­ность со­зна­тель­но­го слу­же­ния. Не от­вер­га­ют­ся ни блуд­ни­цы, ни мы­та­ри, ни раз­бой­ни­ки. Мне по­нят­ны сле­зы скор­би о та­ких на­ших по­ступ­ках, ко­то­рые по че­ло­ве­че­ской спра­вед­ли­во­сти долж­ны бы­ли бы вы­звать от­вра­ще­ние от нас ли­ца Гос­под­ня, но тем бо­лее мне по­нят­ны сле­зы уми­лен­ной ра­дост­ной бла­го­дар­но­сти к То­му, Кто еще да­ле­че нам су­щим идет на­встре­чу и яв­ля­ет зна­ки то­го, что мы, хо­тя и блуд­ные, но ми­лые Ему ча­да.
Бу­дем при­учать­ся все­гда, во всем, что с на­ми со­вер­ша­ет­ся, ви­деть по­след­ствие все­бла­го­го Бо­жия о нас про­мыш­ле­ния, бу­дем все­гда стре­мить­ся вы­пол­нять то слу­же­ние, ко­то­рое в тех или иных об­сто­я­тель­ствах Гос­подь от нас ожи­да­ет: будь то тер­пе­ли­вое несе­ние скор­бей, или та или иная по­мощь ближ­не­му, или про­сто мол­ча­ние на обид­ное сло­во, или обуз­да­ние сво­их же­ла­ний, или что-ли­бо иное.
Ме­ня же, столь­ко скор­би вам всем при­нес­ше­го и невни­ма­ни­ем сво­им ее уси­ли­ва­ю­ще­го, про­шу про­стить и по­ми­нать в мо­лит­вах сво­их не как слу­жи­те­ля Хри­сто­ва, ка­ким я вам пред­став­ля­юсь, а как сла­бо­го че­ло­ве­ка, несу­ще­го вы­со­кое слу­же­ние, на каж­дом ша­гу спо­ты­ка­ю­ще­го­ся и нуж­да­ю­ще­го­ся в по­сто­ян­ной по­мо­щи, по ва­шим мо­лит­вам мо­гу­щей мне быть по­дан­ной в изоби­лии. Бла­го­да­тию Сво­ею Гос­подь и Бог наш Иисус Хри­стос да по­ми­лу­ет и про­стит всех нас.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

До­ро­гие мои, лю­би­мые!..
Не по­лу­че­но мною упо­ми­на­е­мое в по­след­них пись­мах ва­ше об­щее по­здрав­ле­ние с Празд­ни­ком. Но мне уже ра­дост­но, что оно бы­ло на­пи­са­но. Со­хра­ни­те ли вы ду­хов­ную бли­зость хоть в ма­лой до­ле и в бу­ду­щем го­ду, неуже­ли не до­шед­шее до ме­ня ва­ше об­щее по­здрав­ле­ние явит­ся по­след­ним де­лом ва­ше­го един­ства? Хо­чет­ся ду­мать, что нет, не толь­ко по­то­му, что я всех вас люб­лю и мне ра­дост­но опять уви­деть вас всех вме­сте, но и по­то­му, что ме­нее утвер­жден­ные из вас, ли­шив­шись ду­хов­ной под­держ­ки вза­им­но­го об­ще­ния, вряд ли най­дут та­кую под­держ­ку в дру­гом ме­сте; а под­держ­ка так нуж­на вся­ко­му че­ло­ве­ку! Хо­ро­шо, что т. О. вспо­ми­на­ет де­рев­ню Би­ю­циш­ки: ни­че­го, кро­ме со­гре­ва­ю­ще­го чув­ства бла­го­дар­но­сти за тот ти­хий уют, ко­то­рым она ды­ша­ла, она вы­звать не мо­жет. Пусть сей­час она от нас бес­ко­неч­но да­ле­ка; от это­го она нам ка­жет­ся еще бо­лее до­ро­гой, близ­кой. Лю­ди неве­ру­ю­щие ча­сто и в бла­го­при­ят­ных об­сто­я­тель­ствах не по­лу­ча­ют ра­до­сти жиз­ни и толь­ко в тяж­кие ми­ну­ты с го­ре­чью вспо­ми­на­ют об уже утра­чен­ном бла­го­по­лу­чии. Мы же, со­гре­тые ве­рой Хри­сто­вой люб­ви, це­ним вы­ше всех зем­ных благ тот ду­шев­ный мир, ко­то­рый яв­ля­ет­ся пло­дом чи­стой со­ве­сти и по­зна­ния сер­деч­ной люб­ви на­ших близ­ких. До неко­то­рой сте­пе­ни спра­вед­ли­во, что "нуж­но уметь быть счаст­ли­вым". Хри­сти­а­ни­ну, ве­ру­ю­ще­му в сло­ва Спа­си­те­ля: "Се Аз с ва­ми есмь до скон­ча­ния ве­ка", от­кры­та воз­мож­ность по­лу­чить ра­дост­ное уте­ше­ние от Са­мо­го Ис­точ­ни­ка Люб­ви во всех об­сто­я­тель­ствах жиз­ни. Ра­дость бла­го­по­лу­чия усу­губ­ля­ет­ся для нас ра­дост­ным чув­ством бла­го­дар­но­сти за по­лу­чен­ную от Гос­по­да ми­лость, а скорбь тя­же­лых пе­ре­жи­ва­ний по си­ле ве­ры уме­ря­ет­ся или да­же с из­быт­ком по­кры­ва­ет­ся ра­до­стию Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва из мерт­вых. Один ан­глий­ский про­по­вед­ник дал мне мысль, что ра­дость от слов "ви­ди­те ме­сто, где ле­жал Гос­подь" осо­бен­но мо­жет быть по­ня­та на клад­би­ще. В са­мом де­ле, нис­шел Гос­подь на зем­лю, сни­зо­шел и до мо­ги­лы, на зем­ле но­ся плоть че­ло­ве­че­скую и во гро­бе не имея ни ви­да, ни доб­ро­ты. Ме­сто, где ле­жал Гос­подь, – мо­ги­ла; но Его уже там нет. Пре­дел че­ло­ве­че­ских стра­да­ний – по­зор­ная смерть – из­ве­да­на Са­мим Гос­по­дом. "Не пла­чи­те". Ве­ра Хри­сто­ва при­во­дит нас от смер­ти к жиз­ни. "Пе­чаль ва­ша в ра­дость бу­дет..." Не пре­да­вай­тесь скор­би о неуря­ди­цах в Церк­ви, Гос­подь все устро­ит к ра­до­сти вер­ных. Лишь бы нам са­мим не пе­ре­стать быть вер­ны­ми Ис­тине и Люб­ви.
Да пре­бу­дет с ва­ми Гос­подь неот­луч­но.
Не за­бы­вай­те мо­лит­вы и в мо­лит­ве и ме­ня.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

До­ро­гие мои, лю­би­мые! Мно­го вы, ко­неч­но, в про­шлом пе­ре­жи­ва­ли ра­до­стей; мно­го по­лу­ча­ли удо­вле­тво­ре­ния от со­зна­ния пло­до­твор­но­сти сво­ей тя­же­лой ра­бо­ты, но мно­го бы­ло у вас и ост­ро му­чи­тель­ных ми­нут, ко­гда вся даль­ней­шая жизнь пред­став­ля­лась бре­ме­нем, ко­гда вся ра­бо­та дол­гих лет ка­за­лась утра­тив­шей свою цен­ность. Но нет, до­ро­гие, ес­ли мы с ва­ми зна­ем, что в ма­те­ри­аль­ном ми­ре, под­вер­жен­ном тле­нию, ни­что не про­па­да­ет бес­след­но, то, несо­мнен­но, еще бо­лее пол­но­цен­ным в смыс­ле по­след­ствий бы­ва­ет вся­кое уси­лие во­ли, вся­кое дви­жи­мое ис­ка­ни­ем прав­ды на­пря­же­ние мыс­ли, вся­кое про­яв­ле­ние люб­ви. Ни­что не про­па­да­ет бес­след­но, хо­тя ча­сто след и не бы­ва­ет нам за­ме­тен, как, впро­чем, и в ма­те­ри­аль­ном ми­ре. По­это­му, ес­ли в на­шей жиз­ни мы ра­бо­та­ем в ин­те­ре­сах спра­вед­ли­во­сти и прав­ды, ес­ли мы ра­ди по­мо­щи дру­гим огра­ни­чи­ва­ем свои по­треб­но­сти, – то мы не бу­дем со­жа­леть об этом, хо­тя бы нам ка­за­лось, что вся на­ша ра­бо­та слу­чай­ны­ми усло­ви­я­ми бы­ла уни­что­же­на (на­при­мер, близ­кий к за­вер­ше­нию дол­го­лет­ний уче­ный труд – по­жа­ром), хо­тя бы лю­ди, ко­то­рых мы по­ста­ви­ли на но­ги, вы­ка­за­ли нам чер­ную небла­го­дар­ность. Мы не бу­дем, го­во­рю, со­жа­леть, что ра­бо­та­ли и лю­би­ли, по­то­му что имен­но толь­ко на­ше соб­ствен­ное со­жа­ле­ние и мо­жет ли­шить на­шу де­я­тель­ность нрав­ствен­но­го ве­са. В сво­ем по­след­нем пись­ме ко мне вы вспо­ми­на­е­те Ж. и Н. Я пом­ню, как они оба мне го­во­ри­ли, что за ко­рот­кое про­жи­тое вре­мя сво­ей сов­мест­ной жиз­ни они так мно­го по­лу­чи­ли сча­стья, что ес­ли во­об­ще для лю­дей су­ще­ству­ет ка­кая-ни­будь пор­ция сча­стья, то они, несо­мнен­но, уже ее по­лу­чи­ли. "Что бы нас ни ожи­да­ло в бу­ду­щем, го­во­ри­ли они, мы уже не име­ем пра­ва жа­ло­вать­ся, так как дру­гие лю­ди за дол­гую жизнь не ви­дят и ма­лой до­ли то­го сча­стья, ко­то­рым мы уте­ше­ны". Ду­маю, что в дол­гие по­сле­ду­ю­щие го­ды ис­пы­та­ний толь­ко что пе­ре­дан­ное их при­зна­ние ча­сто при­хо­ди­ло им на ум, уме­ряя пе­ре­жи­вав­ши­е­ся тя­го­ты, при­ми­ря­ло их с жиз­нью и до по­след­ней ми­ну­ты из­го­ня­ло из сер­дец их вся­кое со­мне­ние в бла­го­сти Все­дер­жи­те­ля. Ес­ли и в ва­шей жиз­ни бы­ло мно­го разо­ча­ро­ва­ний, ес­ли вам при­шлось пе­ре­жить са­мых до­ро­гих вам близ­ких, то вы все-та­ки име­е­те уте­ше­ние знать, что ни вы, ни ва­ши близ­кие ни в до­воль­стве, ни в скор­би не от­сту­пи­ли от Ду­ха Ис­ти­ны и Люб­ви.
Да ис­пол­нит Гос­подь вас бла­го­дат­ной си­лой, по­треб­ной для пре­одо­ле­ния вся­кой скор­би, ра­дост­ной ве­рой в тор­же­ство Вос­крес­ше­го Хри­ста. Да даст­ся нам ра­дость сви­да­ния и вза­им­но­го об­ще­ния в усло­ви­ях мир­ной жиз­ни, ис­пол­нен­ной люб­ви и неуга­си­мо­го же­ла­ния быть вер­ны­ми слу­га­ми Рас­пя­то­го Гос­по­да.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...Вре­мя ле­тит. Через ме­сяц – Жи­во­нос­ное Хри­сто­во Вос­кре­се­ние. Всем серд­цем же­лаю всем вам, мои до­ро­гие, близ­кие, лю­би­мые, об­ре­сти за пост и Страст­ную сед­ми­цу ду­шев­ный мир и бес­пре­дель­ную ве­ру в бла­гость Бо­же­ствен­но­го Про­мыс­ли­те­ля, чтобы ра­дость пе­ре­жи­ва­ния Свет­ло­го Вос­кре­се­ния за­кре­пи­ла бы их в серд­цах ва­ших непо­ко­ле­би­мо. Те­перь толь­ко на­чи­наю по­ни­мать, на­сколь­ко непра­ви­лен обыч­ный по­лу­у­ти­ли­тар­ный под­ход к ве­ре в Бо­га. В том-то и со­сто­ит ра­дость на­ше­го сле­до­ва­ния Хри­сту, что мы не про­сто ба­ло­ван­ные де­ти Небес­но­го От­ца, по­лу­ча­ю­щие от Него все, что ни по­же­ла­ем: "Отец Мой до­се­ле де­ла­ет, и Аз де­лаю", го­во­рит Гос­подь; и мы "дру­зи" Его, ес­ли тво­рим то, что Он нам за­по­ве­дал, то есть ес­ли участ­ву­ем в Его де­ла­нии. Де­ла­ние же во­пло­тив­ше­го­ся Гос­по­да со­сто­я­ло в пре­по­беж­де­нии зло­бы лю­бо­вью, в без­ро­пот­ном при­я­тии Крест­ной смер­ти от обла­го­де­тель­ство­ван­но­го Им на­ро­да. "От­че, от­пу­сти им!" Но чтобы мы мог­ли при­нять уча­стие в де­ла­нии Хри­сто­вом, мы преж­де все­го долж­ны стре­мить­ся лю­бо­вию пре­по­бе­дить то на­ча­ло зло­бы, ко­то­рое жи­вет в нас са­мих и вы­яв­ля­ет­ся во всех ви­дах эго­из­ма. Убить в се­бе эго­изм или, по мень­шей ме­ре, от­ре­шить­ся от него – есть пер­вое усло­вие для сле­до­ва­ния Хри­сту: "Да от­вер­жет­ся се­бе". Вто­рое усло­вие – го­тов­ность к по­сто­ян­но­му в зем­ной жиз­ни пе­ре­не­се­нию скор­бей: "Да возь­мет крест свой". "В ми­ре скорб­ни бу­де­те". По есте­ству мы не сы­ны Бо­жии, но со­зда­ние Его и без­от­вет­ные ра­бы, по бла­го­да­ти же де­ла­ем­ся сы­на­ми Бо­жи­и­ми, ес­ли бы­ва­ем вер­ны­ми Его ра­ба­ми...
Дай же нам всем Гос­подь си­лу все­гда ид­ти по пу­ти прав­ды и люб­ви. Зна­ем, что ал­чу­щие прав­ды и вер­ные люб­ви по­лу­ча­ют укреп­ле­ние в са­мые тя­же­лые мо­мен­ты сво­ей де­я­тель­но­сти, ко­гда и прав­да, и лю­бовь ка­жут­ся нам ле­жа­щи­ми во гро­бе. "Не ры­дай Мене... зря­щи во гро­бе... во­ста­ну бо и про­слав­лю­ся...", слы­шит в сво­ем серд­це каж­дый из нас в та­кие ми­ну­ты, и ра­дост­ный тре­пет твер­дой ве­ры в Вос­кре­се­ние Хри­сто­во вли­ва­ет в нас но­вые си­лы для даль­ней­шей жиз­ни. Го­ря­чо при­вет­ствую вас, ду­хов­ных от­цов мо­их и всех до­ро­гих мне род­ных и близ­ких в ве­ре, с Празд­ни­ком. Гос­подь да со­хра­нит, упра­вит и воз­ве­се­лит всех вас.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

До­ро­гие мои, род­ные и во Хри­сте лю­би­мые, здрав­ствуй­те и уте­шай­тесь ду­хов­ной ра­до­стью, в чи­сто­те со­ве­сти упо­вая на Гос­по­да. Ми­лым мо­им пле­мян­ни­кам и пле­мян­ни­цам, как под­пи­сав­шим, так и не под­пи­сав­шим пись­мо, с лю­бо­вию по­сы­лаю свое бла­го­сло­ве­ние и всей ду­шой же­лаю вся­ко­го бла­го­по­лу­чия. Пусть, не мудр­ствуя мно­го, жи­вут в про­сто­те серд­ца и чи­сто­те со­ве­сти, то­гда не отой­дет от них та вза­им­ная связь, ко­то­рая спо­соб­на уте­шить и укре­пить каж­до­го из них в от­дель­но­сти в ми­ну­ту уны­ния...

"Бла­го­вест­вуй, зем­ле, ра­дость ве­лию..."
При­вет­ствую всех вас, мои до­ро­гие, с Ве­ли­ким Празд­ни­ком на­ча­ла лич­но­го уча­стия Твор­ца Все­лен­ной в жиз­ни че­ло­ве­че­ства. "Сло­во плоть бысть и все­ли­ся в ны". Од­но ду­хов­ное про­ви­де­ние это­го по­во­рот­но­го пунк­та в ис­то­рии ми­ра вы­зва­ло у Ис­айи ли­ку­ю­щую песнь "С на­ми Бог". От зем­ли еще не от­ня­ты скор­би, мир еще во зле ле­жит, но "с на­ми Бог". Он с на­ми во­ин­ству­ет про­тив зла, в нас са­мих гнез­дя­ще­го­ся, и в серд­цах на­ших уста­нав­ли­ва­ет­ся Цар­ство Бо­жие; Он с на­ми бо­рет­ся и про­тив внеш­не­го зла, и ору­жие Его – ору­жие непо­бе­ди­мое – крест, т. е. бес­пре­дель­ная все­пре­воз­мо­га­ю­щая лю­бовь, обо­жеств­ля­ю­щая че­ло­ве­ка сми­ре­ни­ем Все­дер­жи­те­ля. "Бла­го­вест­вуй, зем­ле, ра­дость ве­лию". Бла­го­вест­вуй, зем­ля, по­то­му что лю­ди в сво­ей гре­хов­но­сти так ото­шли от ин­ту­и­тив­но­го вос­при­я­тия при­сут­ствия Бо­же­ства, что на­до им, чтобы кам­ни возо­пи­ли. Ча­сто ли у нас по ве­ре при­сут­ству­ю­щих при та­ин­ствен­ном вхож­де­нии в наш храм Ца­ря Сла­вы так тре­пе­щет серд­це, как оно востре­пе­та­ло у пра­вед­ной Ели­за­ве­ты – от при­вет­ствия Ма­те­ри Бо­жи­ей? Бла­го­вест­вуй, зем­ле! Слы­шишь ли ты, зем­ля жи­вая, – че­ло­век? Не пу­сто­словь, не злоб­ствуй, но бла­го­вест­вуй. Дай в тво­ем серд­це ме­сто Ду­ху Бо­жию, в те­бе жи­ву­ще­му. Хоть ты и зем­ля, но есть в те­бе и ча­сти­ца небес. Итак, от­дай­ся всем су­ще­ством де­лу Бо­жию. "Бла­го­вест­вуй, зем­ле, ра­дость ве­лию, хва­ли­те, небе­са, Бо­жию сла­ву!"
Еще раз при­вет­ствую от­цов мо­их ду­хов­ных и всех близ­ких мне и лю­би­мых, ста­рых и мо­ло­дых с на­сту­па­ю­щим Ве­ли­ким днем Свет­ло­го Хри­сто­ва Вос­кре­се­ния.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...Вче­ра, в день Бла­го­ве­ще­ния, мне осо­бен­но вспо­ми­нал­ся наш храм на Стре­мян­ной, так как в этот день в по­след­ние го­ды обыч­но пер­вый раз по­сле зим­не­го пе­ре­ры­ва со­вер­ша­лась служ­ба в са­мой церк­ви (а не в за­ле). Как-то осо­бен­но бы­ва­ло все­гда ра­дост­но мо­лить­ся в этот день, как бы вновь оку­на­ясь в то мо­лит­вен­ное на­стро­е­ние, ко­то­рым храм на­пол­нял­ся мно­гие го­ды. Как-то осо­бен­но ощу­ща­лось, что вот-вот его сво­ды на­пол­нят­ся ли­ку­ю­щей незем­ной ра­дост­ной пес­ней: "Хри­стос вос­кре­се!" Лег­ко и ра­дост­но вос­при­ни­ма­лась весть Ар­хан­ге­ла о спа­се­нии ми­ра, по­то­му что вся ду­ша бы­ла со­гре­та ве­рою в Об­но­ви­те­ля всей при­ро­ды, по­то­му что и по­то­ки во­ды, сте­кав­шие со сво­дов по сте­нам и тем по­сте­пен­но сни­мав­шие на­лет инея со свя­щен­ных изо­бра­же­ний, как-то при­бли­жа­ли нас к сон­му из­бран­ни­ков, к Пре­чи­стой За­ступ­ни­це и к Са­мо­му Со­кро­вен­но­му, в Люб­ви по­зна­ва­е­мо­му Твор­цу. Здесь то­же на­сту­па­ет вес­на, с крыш снег ста­ял, но на зем­ле его еще мно­го. По­го­да сто­ит яс­ная, и уже гре­ю­щие сол­неч­ные лу­чи го­во­рят о си­ле бла­го­да­ти Бо­жи­ей, спо­соб­ной со­греть и хо­лод­ное серд­це, го­во­рят о брен­но­сти и ми­мо­лет­но­сти все­го зем­но­го, на­хо­дя­ще­го­ся в пол­ной за­ви­си­мо­сти от Небес­ной Во­ли; го­во­рят о неиз­мен­но­сти Неба, остав­ше­го­ся тем же, ка­ким бы­ло все­гда, ка­ким оно бы­ло и то­гда, ко­гда мы все бы­ли вме­сте...
Всем серд­цем всем вам, мои до­ро­гие и во Хри­сте лю­би­мые, же­лаю ис­пол­нить­ся ра­до­стью Вос­кре­се­ния.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

Свет­лое Хри­сто­во Вос­кре­се­ние.
Хри­стос вос­кре­се, до­ро­гие, лю­би­мые мои! Во­ис­ти­ну, несо­мнен­но вос­кре­се! Непо­сти­жи­мо че­ло­ве­че­ско­му уму это та­ин­ство, но оно ис­тин­но. Непо­сти­жим для нас и Про­мы­сел Бо­жий, но и он ис­ти­нен, и ве­рен, и спа­си­те­лен, и ра­до­стен: ра­до­стен в ми­ре и бла­го­по­лу­чии, ра­до­стен и в скор­бях и ис­пы­та­ни­ях; ра­до­стен неотъ­ем­ле­мой ра­до­стью по­зна­ния все­по­кры­ва­ю­щей, все­по­беж­да­ю­щей люб­ви Бо­жи­ей.
Хри­стос вос­кре­се! Вос­крес­ла жизнь, умер­ла, по­те­ря­ла свою си­лу, свое жа­ло смерть. Са­мое ужас­ное со­сто­я­ние че­ло­ве­че­ской ду­ши – от­ча­я­ние – уже не име­ет под со­бой ос­но­ва­ния, по­то­му что уни­что­жен ужас жиз­ни – со­зна­ние неот­вра­ти­мо­сти и непо­пра­ви­мо­сти смер­ти, со­зна­ние без­на­деж­но­сти борь­бы с нею. Веч­на не смерть, а – жизнь; веч­но не ни­что, а бы­тие. Все, что но­сит в се­бе за­ро­дыш Жиз­ни, за­ро­дыш Люб­ви, за­ро­дыш Ис­ти­ны, – не мо­жет уни­что­жить­ся. Утвер­жда­ет­ся бес­ко­неч­ность Жиз­ни, утвер­жда­ет­ся ко­неч­ность смер­ти. Ибо при вы­яв­ле­нии Ис­ти­ны – по­сра­мит­ся, уни­что­жит­ся ложь. Ибо при вы­яв­ле­нии ис­тин­но­сти бы­тия, вы­явит­ся и ложь от­ри­ца­ния. Ибо при вы­яв­ле­нии пол­но­ты Люб­ви, рас­та­ет, уни­что­жит­ся вся­кое зло. Ибо бы­тие есть Лю­бовь и Ис­ти­на, ибо от­ри­ца­ние и зло суть ложь. Мно­го ра­дост­ных мыс­лей из­ли­ва­ет­ся се­го­дня из мо­ей ду­ши, но все они – ни­что по срав­не­нию с тем бо­гат­ством ра­до­сти, ко­то­рым ис­пол­не­но серд­це че­ло­ве­ка, ве­ру­ю­ще­го в Вос­кре­се­ние Хри­сто­во. Со­здал Гос­подь Свое по­до­бие и по­чил; пал че­ло­век и умерт­вил в се­бе об­раз Бо­жий; и вос­стал Гос­подь, вновь явил Свою жиз­не­по­да­тель­ную си­лу и об­но­вил че­ло­ве­ка. Да не сму­ща­ет­ся же серд­це хри­сти­а­ни­на ни в ка­ких об­сто­я­тель­ствах. Ес­ли по­чи­ва­ет Гос­подь и вре­мен­но Се­бя не яв­ля­ет – не дрем­лет Он и все­гда по­даст все то, что дей­стви­тель­но по­треб­но че­ло­ве­ку. Что страш­ли­вы есте, ма­ло­ве­ры? Вос­крес Хри­стос, и да бу­дет ра­дость Его Вос­кре­се­ния от нас неотъ­ем­ле­ма.
Встре­ти­ли празд­ник ми­ло­стию Бо­жи­ею тор­же­ствен­но и ра­дост­но. Служ­бу Свя­тых Стра­стей со­вер­ша­ли один­на­дцать, а свет­лую утре­ню две­на­дцать омо­фо­ров. Служ­ба кон­чи­лась в ше­стом ча­су. На Страст­ной мне при­шлось мно­го чи­тать, чи­тал и по­след­нюю по­лу­нощ­ни­цу с ка­но­ном.
...Пле­мян­ни­ки мои лю­би­мые, жи­ви­те в ми­ре.
Хри­стос вос­кре­се!
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

До­ро­гие, лю­би­мые, во­ис­ти­ну Хри­стос вос­кре­се. Встре­ти­ли мы празд­ник тор­же­ствен­но и ра­дост­но. По­ра­до­ва­ли ме­ня ве­сточ­кой и ми­лые пле­мян­ни­ки. До­ро­го мне каж­дое их сло­во, каж­дое сви­де­тель­ство их люб­ви ко мне, и до­ро­го в осо­бен­но­сти по­то­му, что я ни­ко­гда ни­че­го им от се­бя не да­вал и не де­лал, и, сле­до­ва­тель­но, их при­вя­зан­ность ко мне слу­жит толь­ко по­ка­за­те­лем то­го, как до­ро­го и близ­ко их серд­цу то свя­тое бла­го­ве­стие, ко­то­ро­го я был для них слу­жи­те­лем. Груст­но, хо­тя и есте­ствен­но, что в умах неко­то­рых из них раз­ные со­мне­ния на­чи­на­ют при­об­ре­тать слиш­ком боль­шое зна­че­ние. Не для то­го дан ум че­ло­ве­ку, ко­неч­но, чтоб он им пре­не­бре­гал, но для то­го, чтобы он им поль­зо­вал­ся. Мно­го раз мне при­хо­ди­лось им го­во­рить – пусть все­ми си­ла­ми ста­ра­ют­ся по­сту­пать все­гда по со­ве­сти и за­ко­ну люб­ви к ближ­не­му, и то­гда ни­ка­кие со­мне­ния им не страш­ны: они оста­нут­ся Хри­сто­вы­ми, и ра­зум не толь­ко не бу­дет от­вра­щать их от На­чаль­ни­ка Жиз­ни, но бу­дет со­дей­ство­вать их даль­ней­ше­му ше­ствию по Его ис­тин­но­му пу­ти. У про­фес­со­ра пси­хо­ло­гии и со­ста­ви­те­ля учеб­ни­ка ло­ги­ки на­ше­го совре­мен­ни­ка Джейм­са есть в рус­ском пе­ре­во­де це­лый ряд лек­ций, пред­ло­жен­ных им аме­ри­кан­ской мо­ло­де­жи. Од­но из ос­нов­ных его по­ло­же­ний за­клю­ча­ет­ся в том, что ра­зум, от­ри­цая то, что за­ра­нее объ­яв­ля­ет­ся непо­сти­жи­мым, т. е. не вхо­дит в его ком­пе­тен­цию, ру­ко­во­дит­ся при этом не ло­ги­че­ски­ми вы­во­да­ми из по­ло­жи­тель­ных зна­ний, а дей­ству­ет неволь­но под дав­ле­ни­ем под­со­зна­тель­но­го, то­же при­над­ле­жа­ще­го к об­ла­сти ин­ту­и­ции и чув­ства вле­че­ния. Джеймс под­чер­ки­ва­ет, что воз­мож­ность ошиб­ки для ра­зу­ма, от­да­ю­ще­го­ся та­ко­му вле­че­нию, от­нюдь не ме­нее ве­ро­ят­на, чем для ра­зу­ма, от­да­ю­ще­го­ся ве­ре. Гос­подь да вра­зу­мит их Ду­хом Ис­ти­ны и да уте­шит всех вас во вза­им­ной люб­ви.
Хри­стос вос­кре­се!
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

Свет­лое Хри­сто­во Вос­кре­се­ние. Во­ис­ти­ну вос­крес Гос­подь. "Смер­ти празд­ну­ем умерщ­вле­ние..."
Не на­прас­но неве­ру­ю­щие лю­ди ча­сто не лю­бят да­же го­во­рить о смер­ти. Не на­прас­но тро­парь на­ше­го Празд­ни­ка празд­ни­ков ис­пол­нен упо­ми­на­ни­я­ми о смер­ти как о по­беж­ден­ном вра­ге. Не на­прас­но апо­стол го­во­рит, что ес­ли Хри­стос не вос­крес, то ве­ра на­ша тщет­на. В жиз­ни лю­дей, в их со­зна­нии нет ни­че­го ужас­нее смер­ти. Смерть – это ко­нец; это веч­ная неот­вра­ти­мая пре­гра­да для стрем­ле­ния че­ло­ве­че­ства к устрой­ству сво­е­го проч­но­го бла­го­по­лу­чия, к удо­вле­тво­ря­ю­щей его по­сто­ян­ной со­зи­да­тель­ной де­я­тель­но­сти. Смерть раз­лу­ча­ет как бы на­все­гда лю­бя­щие серд­ца; смерть от­ни­ма­ет у че­ло­ве­че­ства ве­ли­ких дви­га­те­лей его куль­ту­ры. Это она за­став­ля­ет че­ло­ве­ка тру­дить­ся в по­те ли­ца с ран­них лет, и тру­дить­ся не со­зи­да­тель­ной ра­бо­той, а чтобы есть свой хлеб, чтобы под­дер­жать свое су­ще­ство­ва­ние. Смерть – от­ни­ма­ет у лю­дей 9/10, ес­ли не боль­ше, их сил на вос­со­зда­ние то­го, что она, эта все­раз­ру­ша­ю­щая си­ла, во вре­ме­ни про­яв­ля­ю­ща­я­ся, непре­рыв­но у них от­ни­ма­ет; она – нена­вист­ный гос­по­дин, на ко­то­ро­го лю­ди об­ре­че­ны по­сто­ян­но ра­бо­тать, чтобы не утра­тить тех до­сти­же­ний в об­ла­сти зна­ний и куль­ту­ры, до ко­то­рых неимо­вер­ным, так ска­зать, "сверх­уроч­ным", но за­то сво­бод­ным тру­дом до­шли преды­ду­щие по­ко­ле­ния. Бог не со­тво­рил смер­ти, ибо Он со­здал все для бы­тия, но за­ви­стью дья­во­ла во­шла в мир смерть, и ис­пы­ты­ва­ют ее при­над­ле­жа­щие к уде­лу его. Пра­вед­ность бес­смерт­на, а неправ­да при­чи­ня­ет смерть. Так учил пре­муд­рый Со­ло­мон, в скор­би сво­ей по­зна­вая, что и он, как и все лю­ди, стра­хом смер­ти под­вер­жен раб­ству и умрет на­равне с глуп­ца­ми. А мы ве­ру­ем в Вос­крес­ше­го, си­лою Бо­же­ства Сво­е­го смер­тию умерт­вив­ше­го на­чаль­ни­ка смер­ти. Смерть – это ви­ди­мый нена­вист­ный пре­дел для есте­ствен­но стре­мя­ще­го­ся к веч­но­сти че­ло­ве­ка. Вос­кре­се­нье – это ре­аль­ный пре­дел ка­жу­щей­ся веч­но­сти смер­ти; оно раз­ди­ра­ет за­ве­су, от­де­ля­ю­щую нас от по­зна­ния веч­но­сти сво­е­го бы­тия. Во­ис­ти­ну вос­кре­се Гос­подь, лю­би­мые мои, до­ро­гие! И ра­ду­юсь, что вы все так же, как и я, по­зна­ли ис­тин­ность этой, не вме­ща­ю­щей­ся в ум че­ло­ве­че­ский, ра­дост­ной ве­сти. Ведь и нам, по ми­ло­сти Сво­ей, Гос­подь мно­го­крат­но да­вал ра­дость удо­сто­ве­рить­ся в ней, по­то­му что ина­че как мог­ли бы мы, при­вык­шие до­ве­рять толь­ко опы­ту и ве­рить од­ним гла­зам, от­дать­ся ве­ре в то, что да­же и по­нять не мо­жем. Вос­крес Гос­подь во пло­ти че­ло­ве­ка; вос­крес че­ло­век си­лою об­но­вив­ше­го его Бо­же­ства – вот что го­во­рит нам на­ша ве­ра, по­спе­ше­ству­е­мая ра­дост­ным сер­деч­ным тре­пе­том и укреп­ля­е­мая на­шим недо­уме­ва­ю­щим ра­зу­мом, опыт­но по­знав­шим си­лу Бо­жию. Вос­крес Гос­подь – и вся грязь жи­тей­ская, вся зло­ба ми­ра уже об­ре­че­на на смерть. Пусть же она не омра­ча­ет на­ше­го, под­час тя­же­ло­го, но яс­но­го при све­те Вос­кре­се­ния пу­ти к веч­ной ра­до­сти!
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...Вспо­ми­на­ют­ся мне сло­ва пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма (из за­пи­сок Мо­то­ви­ло­ва): "Гос­подь от­крыл мне, что бу­дет вре­мя, ко­гда ар­хи­ереи зем­ли рус­ской и про­чие ду­хов­ные ли­ца укло­нят­ся от со­хра­не­ния Пра­во­сла­вия во всей сво­ей чи­сто­те, и за то гнев Бо­жий по­ра­зит их. Три дня сто­ял я, про­сил Гос­по­да по­ми­ло­вать их и про­сил луч­ше ли­шить ме­ня, убо­го­го Се­ра­фи­ма, Цар­ствия Небес­но­го, неже­ли на­ка­зать их. Но Гос­подь не пре­кло­нил­ся на прось­бу убо­го­го Се­ра­фи­ма и ска­зал, что не по­ми­лу­ет их, ибо бу­дут учить уче­ни­ям и за­по­ве­дям че­ло­ве­че­ским, серд­ца же их бу­дут сто­ять да­ле­ко от Ме­ня". Но "да не сму­ща­ет­ся серд­це ва­ше". Ис­ти­на – бес­смерт­на, и да­же гроб­ные пе­ле­ны Ее удер­жать не мо­гут. Ве­рим, что, что бы ни слу­чи­лось, "пе­чаль ва­ша в ра­дость бу­дет..."
Кто ро­дил­ся в ка­то­ли­че­стве, с то­го и спро­сит­ся как с ка­то­ли­ка, но го­ре то­му, кто от боль­шой бли­зо­сти к Гос­по­ду, от чи­сто­го ис­по­ве­да­ния пра­во­слав­ной ве­ры сде­ла­ет хоть шаг в сто­ро­ну уда­ле­ния от Него... Да упра­вит Сам Гос­подь всех вас, род­ных мо­их и близ­ких о Хри­сте Иису­се, мо­лит­ва­ми Пре­чи­стой Вла­ды­чи­цы и всех свя­тых рус­ских и во всем ми­ре про­си­яв­ших.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

Хри­стос вос­кре­се! Вче­ра слу­жил ли­тур­гию, се­го­дня, как и по­сто­ян­но, при ли­тур­гии при­сут­ство­вал и мо­лил­ся, как умел, за вас, за всех близ­ких, за лю­би­мый на­род, за всех хри­сти­ан и ищу­щих прав­ды Бо­жи­ей.
Мне пред­став­ля­ет­ся, что все че­ло­ве­че­ство в це­лом, от­дель­ный на­род, брат­ство или се­мья, ина­че го­во­ря, вся­кое объ­еди­не­ние от­дель­ных лиц не ина­че вос­при­ни­ма­ет или ис­то­ча­ет из се­бя доб­ро и зло, как имен­но через со­став­ля­ю­щих его лю­дей. Вся­кий че­ло­век, не су­мев­ший огра­дить свое серд­це от втор­же­ния в него зло­бы, тем са­мым впус­ка­ет этот яд в свою се­мью, в брат­ство, в на­род, во все че­ло­ве­че­ство; на­обо­рот, хри­сти­а­нин, воз­гре­ва­ю­щий в сво­ем серд­це лю­бовь, от­вер­за­ю­щий две­ри серд­ца сво­е­го Гос­по­ду, как бы впус­ка­ет Его в се­мью, брат­ство, на­род, че­ло­ве­че­ство. Пусть скорбь твоя о зло­бе ми­ра и недо­стат­ке в нем люб­ви не по­пустит те­бе са­мо­му за­пач­кать­ся этой зло­бой и утес­нить ею лю­бовь и в тво­ем серд­це. Каж­дый смот­ри за той две­рью, ко­то­рая те­бе вве­ре­на. "Будь ве­рен до смер­ти, и дам те­бе ве­нец жиз­ни" (Апок.2:10). Каж­дый из нас в сво­ей со­ве­сти хо­ро­шо зна­ет, что ча­сто он не де­ла­ет то­го доб­ро­го, ко­то­ро­го хо­чет, и де­ла­ет то злое (ина­че, вред­ное), ко­то­рое нена­ви­дит. Что же уди­ви­тель­но­го, ес­ли в объ­еди­не­нии от­дель­ных лич­но­стей их част­ные недо­стат­ки сум­ми­ру­ют­ся и вы­зы­ва­ют столк­но­ве­ния, рас­при, вой­ны? Это не толь­ко не уди­ви­тель­но, но пря­мо-та­ки неиз­беж­но. А мы него­ду­ем и жа­лу­ем­ся друг на дру­га, на об­ще­ство, на его за­ко­ны... Вот в том-то и де­ло, что "Цар­ство Бо­жие внутрь вас есть". Пусть каж­дый, ви­дя­щий об­ще­ствен­ные недо­стат­ки и непо­ряд­ки, по­ста­ра­ет­ся преж­де все­го вос­ста­но­вить долж­ный по­ря­док в се­бе са­мом. Пусть за­мол­чит в нем все жи­вот­ное, пусть во­ца­рит­ся в нем Дух Кро­то­сти, Дух Люб­ви. "Иже Хри­сто­вы суть – кто хо­чет Цар­ствия Хри­сто­ва, кто ищет его, – плоть рас­пя­ша со страстьми и по­хотьми" – "ибо гнев че­ло­ве­ка не тво­рит прав­ды Бо­жи­ей" (Гал.5:24; Иак.1:20). А у ко­го стра­сти раз­нуз­да­ны, кто не мо­жет во­дво­рить по­ря­док в сво­ем ма­лень­ком те­лес­ном ми­ре – хра­ме, как у то­го яв­ля­ет­ся мысль кри­ти­ко­вать есте­ствен­ный ре­зуль­тат со­еди­не­ния по­доб­ных ему еди­ниц? "На­ша брань, – учит апо­стол, – не про­тив пло­ти и кро­ви" (то есть не про­тив лю­дей), но про­тив "ми­ро­пра­ви­те­лей тьмы ве­ка се­го, про­тив ду­хов зло­бы под­не­бес­ных" (Еф.6:12).
Ес­ли Гос­подь по­пус­ка­ет со­вер­шать­ся на зем­ле все­воз­мож­ной неправ­де, то не по­то­му ли, что Он дал че­ло­ве­ку сво­бод­ную во­лю, и не для то­го ли, чтобы при­ме­ром бо­лее за­мет­но­го внеш­не­го непо­ряд­ка по­бу­дить че­ло­ве­ка к де­я­тель­но­сти по вос­ста­нов­ле­нию рас­стро­ен­но­го пра­во­по­ряд­ка в его внут­рен­нем ми­ре? Итак, при ви­де неспра­вед­ли­во­сти че­ло­ве­че­ской не злоб­ство­вать по­до­ба­ет, не осуж­дать сле­ду­ет без то­го под­ле­жа­щих осуж­де­нию, не ве­да­ю­щих, что тво­рят, лю­дей; над­ле­жит ужас­нуть­ся, до ка­ко­го без­рас­суд­ства до­во­дит грех, ча­стью и в нас име­ю­щий се­бе при­ют, над­ле­жит по­мо­лить­ся Гос­по­ду о бла­го­дат­ном, не по за­слу­гам, про­све­ще­нии на­ше­го со­зна­ния.
В ми­ре все по­сле­до­ва­тель­но. Ис­ти­ну мо­жет по­знать толь­ко пре­бы­ва­ю­щий в Ис­тине. "Бла­же­ни чи­стии серд­цем, яко тии Бо­га узрят". Че­ло­век со­гре­ша­ю­щий, то есть укло­ня­ю­щий­ся в сво­их по­ступ­ках от Ис­тин­но­го Пу­ти, тем уже сви­де­тель­ству­ет, что нет в нем и по­зна­ния Ис­ти­ны. Ни сло­ва Бо­жия, ни "сущ­но­сти ве­щей" не мо­жет по­нять от­да­ю­щий­ся гре­ху че­ло­век, хо­тя бы он знал на­изусть весь Вет­хий и Но­вый За­вет и все фило­соф­ские си­сте­мы от со­тво­ре­ния ми­ра до на­ших дней. "Кто ду­ма­ет, что он зна­ет что-ни­будь (в со­вер­шен­стве), тот ни­че­го еще не зна­ет так, как долж­но знать. Но кто лю­бит Бо­га, то­му да­но зна­ние от Него" (1Кор.8:2-3; ср. так­же Иак.3:13-18 и 1Кор.2:6-16).
Как ни ка­жет­ся стран­но, путь про­ник­но­ве­ния в тай­ны бы­тия боль­шею сво­ей ча­стью про­хо­дит не через изу­че­ние тво­ре­ний ве­ли­ких мыс­ли­те­лей и да­же от­цов Церк­ви, а через очи­ще­ние сво­е­го серд­ца от гре­хов­ной сквер­ны. Мир ле­жит во зле и по­то­му пре­бы­ва­ет во лжи и не мо­жет по­знать Ис­ти­ны. Он ши­ро­ко от­вер­за­ет две­ри свои вся­кой неправ­де и со­блаз­нам, но мы – слу­жи­те­ли Хри­сто­вы, через нас не долж­но быть вхо­да в мир гре­хов­ной зло­бе. Пусть через нас в объ­ятый пла­ме­нем гре­ха мир бу­дет от­крыт путь лишь для бла­го­дат­ной люб­ви Хри­сто­вой, мо­гу­щей уга­сить пла­мень зло­бы и спа­сти все то доб­рое, что страж­дет в этом пла­ме­ни и жаж­дет спа­се­ния, хо­тя бы, ду­хом лу­кав­ства пре­льщен­ное, уже са­мо не ве­да­ет, от­ку­да это спа­се­ние мо­жет прий­ти.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

Свет­лое Хри­сто­во Вос­кре­се­ние. Хри­стос вос­кре­се!
До­ро­гие мои, лю­би­мые, близ­кие, все­гда в серд­це но­си­мые, Хри­стос вос­кре­се! "Не пла­чи­те Нетлен­но­го во тли". Ес­ли ви­ди­те раз­ла­га­ю­щий­ся во гре­хах мир, – не огор­чай­тесь так, как буд­то с ним по­ги­ба­ет что-ли­бо ис­тин­но цен­ное. Все воз­вы­шен­ное, все ис­тин­ное, все, чем ды­шит вся­кая бо­го­бо­яз­нен­ная ду­ша, – нетлен­но и "уже не уми­ра­ет". Хри­стос вос­крес, сде­лав вся­кую скорбь про­хо­дя­щею, Хри­стос вос­крес – страш­ный при­зрак смер­ти рас­се­и­ва­ет­ся, "яко та­ет воск от ли­ца ог­ня". Хри­стос вос­крес – тай­на Бо­жия, тай­на бы­тия пле­ня­ет че­ло­ве­че­ский ра­зум, и вся выс­шая пре­муд­рость его пре­кло­ня­ет­ся пе­ред неве­ро­ят­ною Ис­ти­ною. "Бог иде­же хо­щет, по­беж­да­ет­ся есте­ства чин". Хри­стос вос­кре­се! Есть ли еще ме­сто для уны­ния в ка­ких бы то ни бы­ло об­сто­я­тель­ствах? Хри­стос вос­крес, и при непри­ступ­ном све­те Его Вос­кре­се­ния ка­жут­ся та­ки­ми жал­ки­ми все на­ши стра­хи и вол­не­ния о вре­мен­ном, ча­сто ми­нут­ном бла­го­по­лу­чии. Хри­стос вос­кре­се! Свет­ло и ра­дост­но на ду­ше, и нет ни­че­го, что в даль­ней­шей зем­ной жиз­ни мог­ло бы нас сму­тить. Хри­стос вос­кре­се – лю­дие, ве­се­ли­те­ся! Ве­се­ли­тесь, лю­дие Хри­сто­вы, ве­се­лие ва­ше от вас неотъ­ем­ле­мо. Оно ис­то­чи­лось для вас же из неплод­но­го кам­ня, оно не свой­ствен­но ва­ше­му рож­де­нию по пло­ти, с го­да­ми увя­да­ю­щей. Оно при­об­ще­но вам как дар бла­го­да­ти, по­да­ва­е­мой всем, "иже от Бо­га ро­ди­ша­ся", ве­рою в три­днев­но Вос­крес­ше­го, жи­вы­ми мерт­ве­ца­ми Рас­пя­то­го и для про­по­ве­ди Жиз­ни мерт­вых из гро­бов Воз­звав­ше­го. Хри­стос вос­кре­се! "Вси на­сла­ди­те­ся". Как мно­го в этот день уже да­же ото­шед­ших от ве­ры за­ра­жа­ют­ся ве­се­ли­ем ве­ру­ю­щих; мно­гие из них са­ми бес­со­зна­тель­но оза­ря­ют­ся све­том Хри­сто­ва Вос­кре­се­ния и со свет­лым празд­нич­ным ра­дост­ным ли­цом участ­ву­ют в на­шем ли­ко­ва­нии, ис­пол­ня­ясь лю­бо­вью. Ми­ло­стию Бо­жи­ей, как и в про­шлом го­ду, я встре­тил празд­ник, удо­сто­ив­шись уча­стия в слу­же­нии Свет­лой утре­ни и обед­ни. Чи­тал 1-ю треть Еван­ге­лия по-фран­цуз­ски. До­мой при­шел око­ло ше­сти ча­сов. В мо­мент Ве­ли­ко­го вхо­да ал­тарь уже осве­тил­ся ко­сы­ми лу­ча­ми толь­ко что вос­шед­ше­го солн­ца...
Нет со­мне­ния, что вре­мя до кон­ца мо­е­го сро­ка про­ле­тит неза­мет­но. Ме­ня за­бо­тит те­перь толь­ко же­ла­ние, чтобы Гос­подь укре­пил всех вас в со­вер­шен­ной по­кор­но­сти Его свя­той во­ле и твер­дой ве­ре в бла­гость Его Про­мыс­ла о нас, дабы, ес­ли Ему угод­но бу­дет по­слать мне вме­сто воз­вра­ще­ния к вам – но­вое ис­пы­та­ние, ни­кто из вас из-за ме­ня ни сло­вом, ни мыс­лью не на­ру­шил бы вер­но­сти Гос­по­ду и не омра­чил бы сво­е­го со­зна­ния пред­по­ло­же­ни­ем, буд­то с на­ми мо­жет слу­чить­ся и нечто та­кое, че­го не по­мыс­лил и не по­же­лал Все­б­ла­гий Про­мыс­ли­тель, лю­бя­щий нас Отец Небес­ный. Го­ре че­ло­ве­ку, ко­то­рый счи­та­ет свою судь­бу за­ви­ся­щей от злой во­ли или слу­чай­ных оши­бок лю­дей. Во­ис­ти­ну ве­ру­ю­ще­му че­ло­ве­ку все со­дей­ству­ет на поль­зу. Бла­го­по­луч­ные об­сто­я­тель­ства вы­зы­ва­ют в нем бес­пре­дель­ную бла­го­дар­ность Гос­по­ду, по­да­ю­ще­му нам, греш­ным, Свои ми­ло­сти, в то вре­мя как Сам Он взял на Се­бя на­ши яз­вы и тя­го­ты; ис­пы­та­ния же, при всей их тя­же­сти, яв­ля­ют­ся для несу­щих их ис­точ­ни­ком ра­дост­но­го со­зна­ния се­бя со­ра­бот­ни­ка­ми и вер­ны­ми во­и­на­ми Хри­сто­вы­ми. Неве­ру­ю­щим, на­обо­рот, и бла­го­по­лу­чие и ис­пы­та­ния ча­ще все­го бы­ва­ют ги­бель­ны­ми: пер­вое раз­вра­ща­ет, а по­след­ние до­во­дят до от­ча­я­ния...
Здесь же за весь свой срок я по­чти ни­че­го не чи­тал, но в усло­ви­ях за­клю­че­ния так вы­де­ля­ют­ся, так бро­са­ют­ся в гла­за те сто­ро­ны жиз­ни, ко­то­рые обыч­но да­же не за­ме­ча­ют­ся, что са­мо со­бой на­коп­ля­ет­ся огром­ное мно­же­ство пси­хо­ло­ги­че­ских на­блю­де­ний как над со­бой, так и над окру­жа­ю­щи­ми. И все эти на­блю­де­ния так яр­ко об­ри­со­вы­ва­ют на­ши немо­щи и на­шу по­треб­ность в по­мо­щи Бо­жи­ей...
По­жа­луй­ста, пе­ре­дай­те всем близ­ким как празд­нич­ный Пас­халь­ный при­вет, так и мое по­сто­ян­ное по­же­ла­ние всем им вся­ко­го бла­го­по­лу­чия, а до­ро­гим от­ступ­ни­кам от ве­ры Хри­сто­вой ско­ро­го и без­за­вет­но­го воз­вра­ще­ния к ней...
Верь­те, до­ро­гие, род­ные по пло­ти и по ве­ре Хри­сто­вой, что я всех жи­во пом­ню и по-преж­не­му люб­лю боль­ше, чем мог это вы­ка­зы­вать по свой­ству сво­е­го ха­рак­те­ра. Гос­подь да пре­бу­дет с ва­ми неот­ступ­но.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

"Жаж­ду­щую ду­шу мою бла­го­че­стия на­пой во­да­ми..."
До­ро­гие мои!..
Ка­жет­ся, кон­ца нет мо­ей раз­лу­ке с ва­ми. Вы­рва­на ду­ша моя из ат­мо­сфе­ры люб­ви, ото­рва­на от во­жде­лен­ной служ­бы Гос­под­ней и бро­ше­на в мир су­е­ты, осуж­де­на на чуж­дую ей ра­бо­ту. Чув­ствую, хо­ро­шо чув­ствую, как ма­ло уже оста­ет­ся во мне во­ды жиз­ни, и в тос­ке ду­ша моя стре­мит­ся к вам, стре­мит­ся вы­рвать­ся из удру­ча­ю­щей ее мир­ской об­ста­нов­ки. Немощ­но­му мо­е­му ра­зу­му не пред­став­ля­ет­ся дру­го­го успо­ко­е­ния, как воз­вра­ще­ние в род­ное гнез­до. Но муд­рость свя­то­оте­че­ская в цер­ков­ных пес­но­пе­ни­ях при­зы­ва­ет ду­ши, жаж­ду­щие ду­хов­но­го уте­ше­ния, про­сить дру­гой на­пи­ток: "бла­го­че­стия на­пой во­да­ми". Этот на­пи­ток по­да­ет­ся вся­ко­му про­ся­ще­му его че­ло­ве­ку, где бы он ни на­хо­дил­ся. Но чтобы ду­ша уте­ши­лась этим на­пит­ком, на­до чтобы она дей­стви­тель­но к нему по­тя­ну­лась.
Ми­лые мои, и вы уста­ли от су­е­ты жи­тей­ской, и вам хо­чет­ся ду­хов­но­го от­ды­ха? Не ищи­те его в непре­стан­ном ис­пол­не­нии тех же­ла­ний, ко­то­рые воз­ни­ка­ют в хо­тя и про­све­щен­ном ве­рою, но все еще немощ­ном ва­шем ра­зу­ме. "Жаж­дай да гря­дет ко Мне!" Слы­ши­те сло­ва Гос­под­ни? Иди­те к Нему всем ва­шим же­ла­ни­ем, иди­те и до­верь­тесь Ему. Пусть не пу­га­ет вас крест, ко­то­рый сто­ит на пу­ти каж­до­го че­ло­ве­ка, ведь от кре­ста уже не ве­ет смер­тью, как преж­де. "Се бо при­и­де кре­стом ра­дость все­му ми­ру", ведь крест от­кры­ва­ет нам Свет Вос­кре­се­ния. Путь ми­мо кре­ста есть путь по­ги­бе­ли. Мы долж­ны раз и на­все­гда убе­дить­ся в том, что наш ра­зум, как и на­ши ор­га­ны внеш­них чувств, слиш­ком несо­вер­шен­ны для по­зна­ния Ис­ти­ны, мы мо­жем знать ве­щи лишь "от­но­си­тель­но", лишь "от­ча­сти". Ес­ли мы хо­тим по­знать Ис­ти­ну, то долж­ны ис­кать ее "ду­хом", в мо­лит­ве. Вду­май­тесь в сло­ва: "лю­бяй ду­шу свою – по­гу­бит ю, а нена­ви­дяй ду­шу свою – об­ря­щет ю". Вот как ис­ка­жа­ет ис­тин­ный путь наш сла­бый ра­зум. Итак, не от­да­вай­тесь скор­бям жиз­ни и ищи­те уте­ше­ния в бла­го­че­стии.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...С про­шло­го го­да, кро­ме кол­лек­тив­ных, ни от ко­го из пле­мян­ни­ков пи­сем не по­лу­чал.
Я знаю, что и сам ма­ло пи­сал зи­мой, хо­тя и не пе­ре­ста­вал всех вас лю­бить по-преж­не­му, но знаю и то, как труд­но в мо­ло­дые го­ды не под­да­вать­ся внеш­ним впе­чат­ле­ни­ям. Груст­но, боль­но и жут­ко ста­но­вит­ся за мо­ло­дежь. Да со­хра­нит Гос­подь их и всех вас от вся­ко­го зла Сво­ей Все­силь­ной дес­ни­цей, пред­ста­тель­ством Непо­роч­ной Вла­ды­чи­цы и всех свя­тых. Чи­сто­та ду­шев­ная, непо­роч­ная со­весть, ум незло­би­вый – са­мые луч­шие про­по­вед­ни­ки ис­тин­но­го хри­сти­ан­ства для вся­ко­го воз­рас­та. Очи­щай­те ду­шу сло­вом Бо­жи­им и мо­лит­вою, со­весть ва­ша пусть бу­дет ва­шим на­став­ни­ком, и ум ваш да про­све­тит­ся лю­бо­вию ко все­му, что но­сит на се­бе об­раз Бо­жий. Сер­деч­но, с лю­бо­вью еще раз всех при­вет­ствую.
Гос­подь по­сре­ди нас есть и бу­дет.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

Во­ис­ти­ну вос­кре­се Хри­стос!
До­ро­гой мой па­поч­ка, сест­ры и все лю­би­мые мои близ­кие. От­цы, бра­тья, сест­ры и ча­да. Вос­крес Гос­подь, всех ищу­щих Его, даль­них и близ­ких, со­би­ра­ю­щий во­еди­но. Вос­крес Гос­подь и дал нам ра­дость по­зна­ния Сво­е­го Вос­кре­се­ния. Счаст­лив тот, кто, встре­тив празд­ник с от­кры­тым, чи­стым серд­цем, су­мел на­сла­дить­ся этой ра­до­стью. Го­ре то­му, кто, увле­чен­ный жи­тей­ски­ми за­бо­та­ми, за­крыл свое серд­це для встре­чи Же­ни­ха, ис­хо­дя­ще­го из гро­ба.
У нас празд­ник встре­чен и про­во­дит­ся тор­же­ствен­но. Всю неде­лю по­ют оба хо­ра и ве­чер­ни, и утре­ни, и обед­ни; на­ро­ду мно­же­ство. К со­жа­ле­нию, я при­шел в Страст­ную Пят­ни­цу в хо­лод­ную риз­ни­цу и про­сту­дил го­лос. Уже ста­тии на по­гре­бе­нии чи­тал по­ни­жен­ным го­ло­сом, но все-та­ки, хоть и на низ­ких то­нах, но пол­ным го­ло­сом про­чел все 16 па­ре­мий. Петь на Пас­ху бы­ло труд­но. "Аще кто бла­го­че­стив" чи­тал через си­лу. К Еван­ге­лию немно­го спра­вил­ся, чи­тал по-гре­че­ски две ча­сти и по-фран­цуз­ски две ча­сти. О. Е. чи­тал по-ма­ло­рос­сий­ски, что очень по­нра­ви­лось на­шим хох­луш­кам, о. Н. чи­тал по-ла­ты­ни, а диа­ко­ны по-рус­ски и сла­вян­ски. Пе­ли за­ме­ча­тель­но, в осо­бен­но­сти "Ми­лость ми­ра". Обед­ню кон­чи­ли в че­ты­ре с по­ло­ви­ной ча­са. Раз­го­ве­лись без ог­ня.
Хри­стос вос­кре­се!
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...Управ­ля­е­мые Все­б­ла­гим и непо­сти­жи­мо пре­муд­рым Про­мыс­лом Бо­жи­им, во­ис­ти­ну мы все­гда мо­жем ра­до­вать­ся. Ра­до­ва­лись мы при­бли­же­нию Празд­ни­ка празд­ни­ков, ра­ду­ем­ся и те­перь, ожи­дая об­нов­ле­ния бла­го­да­ти Ду­ха, все­гда с но­вой си­лой да­ю­щей нам внут­рен­нюю ра­дость по­зна­ния по­сто­ян­ной, все­гда уте­ша­ю­щей нас бли­зо­сти Три­еди­ной Люб­ви. Лю­бовь же по­зна­ет­ся не в долж­ном воз­да­я­нии, не в пла­те­же, не в до­го­во­ре, а в ми­ло­сти, в да­ре. По­это­му тот бо­лее спо­со­бен по­знать си­лу люб­ви Бо­жи­ей, кто луч­ше ви­дит свое ни­что­же­ство как тва­ри и свое несо­вер­шен­ство, свою гре­хов­ность как об­ра­за и по­до­бия Бо­жия. Непре­стан­ное воз­но­ше­ние к Гос­по­ду бла­го­дар­но­сти за неза­слу­жен­ные ми­ло­сти укреп­ля­ет ве­ру в воз­мож­ность каж­до­му из нас окон­ча­тель­но очи­стить­ся от вся­кой сквер­ны и при­об­щить­ся к Веч­но­му Све­ту. Страш­но и ду­мать о пред­сто­я­щем от­ве­те за всю ми­лость, нам ока­зан­ную, но ра­дост­но со­зна­вать, что Все­ве­ду­ще­му Су­дии имя – Лю­бовь; а мо­жет ли Лю­бовь, сво­ею жиз­не­по­да­тель­ною кро­вью ис­це­ля­ю­щая на­ши гно­я­щи­е­ся яз­вы, от­верг­нуть ко­го бы то ни бы­ло из тех, для ко­го Она яв­ля­ет­ся са­мым до­ро­гим, са­мым в жиз­ни же­лан­ным. Ес­ли лю­ди (в том чис­ле и мы) ма­ло ис­пы­ты­ва­ют ра­до­сти в жиз­ни, то по­то­му, что они в неко­ем ду­хов­ном ослеп­ле­нии не толь­ко не во­дят­ся за­ко­ном люб­ви, но, на­про­тив то­го, ста­ра­ют­ся дру­гих за­ста­вить се­бе слу­жить, и слу­жить не по люб­ви, а в си­лу необ­хо­ди­мо­сти, из ма­те­ри­аль­ных рас­че­тов. Мне хо­чет­ся под­черк­нуть, что Ска­зав­ший: "В ми­ре скорб­ни бу­де­те", вме­сте с тем и обе­щал уче­ни­кам, что "ра­дость их ис­пол­нит­ся", то есть бу­дет пол­ною, со­вер­шен­ною, и что ра­до­сти их у них ни­кто не от­ни­мет. Итак, скор­би жиз­ни сей не долж­ны уга­шать в нас ра­до­сти – это толь­ко та необ­хо­ди­мая уз­кость, через ко­то­рую нам над­ле­жит с ра­дост­ною ве­рою в пра­виль­ность это­го пу­ти вый­ти в без­гра­нич­ный про­стор еще неиз­ве­дан­ной ра­до­сти, ис­то­ча­е­мой Све­том Ис­ти­ны и Люб­ви. "Се бо при­и­де кре­стом ра­дость все­му ми­ру". Бла­го­да­рю Гос­по­да, от­вер­за­ю­ще­го мне ве­де­ние непре­стан­ных Его ми­ло­стей, ибо ми­ло­сти Его непре­стан­ны ко всем лю­дям, ко­то­рым Гос­подь хо­щет спа­сти­ся и в ра­зум ис­ти­ны прий­ти, но в бла­го­по­лу­чии и до­воль­стве и обыч­ном ду­хов­ном невни­ма­нии мы в боль­шин­стве слу­ча­ев не за­ме­ча­ем этих ми­ло­стей и, за­бы­вая, что "вся­кое да­я­ние бла­го и всяк дар со­вер­шен ис­хо­дит от От­ца Све­тов", всё при­пи­сы­ва­ем сво­им спо­соб­но­стям и счаст­ли­вой слу­чай­но­сти. Меж­ду тем, по­вто­ряю, по­зна­ние ми­ло­сти Бо­жи­ей есть по­зна­ние Его к нам Люб­ви, а по­зна­ние Его все­со­вер­шен­ной Люб­ви есть ис­тин­ная ра­дость жиз­ни...
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

"Егда сни­шед язы­ки слия..."
День Свя­той Тро­и­цы. В дет­стве у нас этот день про­хо­дил по­чти неза­мет­но; ед­ва оста­лось в па­мя­ти впе­чат­ле­ние от церк­ви на клад­би­ще и длин­ных мо­лит­вах на ко­ле­нях. Празд­ник от­ли­чал­ся от про­чих толь­ко бе­рез­ка­ми. Пер­вое со­зна­тель­ное пе­ре­жи­ва­ние празд­ни­ка Жи­во­на­чаль­но­го Три­един­ства по­лу­че­но мной в по­слу­жив­шем мне Ов­чей ку­пе­лью на­шем хра­ме на Стре­мян­ной; осо­бен­но пом­нят­ся 1920 и 1922 го­ды. Ожи­да­тель­но-ра­дост­но и свет­ло про­хо­ди­ли эти дни. В 1923-м я слиш­ком жи­во еще пе­ре­жи­вал пер­вый ме­сяц сво­е­го свя­щен­ства и по­те­рю лю­би­мо­го хра­ма. По­сле­ду­ю­щие го­ды не мог­ли мне дать ра­до­сти непо­сред­ствен­но­го мо­лит­вен­но­го об­ще­ния в этот празд­ник с ва­ми, но раз­де­лив­ший неко­гда на от­дель­ные на­ро­ды впад­шее в грех че­ло­ве­че­ство бла­го­дат­ным об­ще­ни­ем Свя­то­го Ду­ха со­би­ра­ет во­еди­но всех, по все­му ми­ру рас­се­ян­ных, тос­ку­ю­щих о Све­те Ис­ти­ны и ищу­щих Его лю­дей. Бы­ва­ет, что близ­кие лю­ди едут в од­ном ва­гоне до стан­ции, где им над­ле­жит на­все­гда раз­лу­чить­ся; бы­ва­ет и то, что близ­кие с раз­ных сто­рон съез­жа­ют­ся для даль­ней­шей сов­мест­ной жиз­ни. Че­ло­век, мне ка­жет­ся, тем преж­де все­го от­ли­ча­ет­ся от жи­вот­но­го, что, ода­рен­ный ра­зу­мом, он не жи­вет непо­сред­ствен­ны­ми ощу­ще­ни­я­ми дан­но­го мо­мен­та. Мы ве­рим, что все тя­го­ты жиз­ни, как и Крест Са­мо­го Гос­по­да, бу­дучи бо­лез­нен­ным след­стви­ем на­шей гре­хов­но­сти, в то же вре­мя яв­ля­ют­ся и спа­си­тель­ным сред­ством, пре­одоле­ва­ю­щим на­ше уда­ле­ние от Ис­точ­ни­ка вся­ко­го бла­га. Мы ве­рим, что и раз­де­ле­ние и со­еди­не­ние – зве­нья од­ной и той же спа­си­тель­ной це­пи бла­го­дат­но­го Про­мыш­ле­ния о нас Выш­ней Люб­ви. На­до по­знать свою ин­ди­ви­ду­аль­ность, свою лич­ную обособ­лен­ность, чтобы пе­ре­жить ра­дость сво­е­го един­ства с близ­ки­ми во вза­им­ном до­пол­не­нии друг дру­га в об­щем слу­же­нии Ис­тине и Люб­ви. Сам Гос­подь в Тро­и­це по­кло­ня­е­мый яв­ля­ет Со­бой об­раз со­вер­шен­но­го со­еди­не­ния трех раз­ли­ча­е­мых Лиц. Не бу­дем же за­ви­до­вать тем, кто вре­мен­но на­хо­дят­ся вме­сте, но бу­дем ра­до­вать­ся общ­но­сти це­ли и все­ми си­ла­ми к ней стре­мить­ся. Ин­те­рес­но, что че­ло­век, по гре­хов­ной немо­щи сво­ей все-та­ки слиш­ком от­да­ю­щий­ся впе­чат­ле­ни­ям пе­ре­жи­ва­е­мо­го мо­мен­та, вме­сте с тем ощу­ща­ет неудо­вле­тво­ря­ю­щую его непол­но­ту сво­их пе­ре­жи­ва­ний, ин­ту­и­тив­но чув­ствуя вре­мен­ность их. В дет­стве мы го­во­рим: "ко­гда я бу­ду боль­шой", в зре­лом воз­расте мы то­же все счи­та­ем вре­мен­но непол­но­цен­ным и го­во­рим: "ко­гда я кон­чу то или иное де­ло" или "до­стиг­ну то­го или ино­го по­ло­же­ния", "ко­гда я же­нюсь", "ко­гда я вый­ду на сво­бо­ду" и так да­лее. Ведь это то­же ошиб­ка. Жизнь на­ша в те­ле на зем­ле (по­доб­но утроб­ной жиз­ни мла­ден­ца по от­но­ше­нию к жиз­ни в те­ле) яв­ля­ет­ся под­го­то­ви­тель­ным про­цес­сом к веч­ной жиз­ни, но все эта­пы этой под­го­то­ви­тель­ной жиз­ни рав­но пол­но­цен­ны, как ча­сти об­ще­го про­цес­са. Не прав тот, кто вы­чер­ки­ва­ет из сво­ей жиз­ни от­дель­ные ее пе­ри­о­ды: бо­лезнь, уси­лен­ную ра­бо­ту, за­клю­че­ние... Ты вы­чер­ки­ва­ешь, а жизнь идет непре­рыв­но и неиз­мен­но за­пе­чатле­ва­ет в ду­ше тво­ей непре­рыв­ную кри­вую тво­е­го де­ла­ния, тво­е­го ду­хов­но­го на­пря­же­ния. Ты вы­чер­ки­ва­ешь по­то­му, что хо­чешь оправ­дать свою ле­ность; ты вы­чер­ки­ва­ешь и не от­да­ешь се­бе от­че­та в том, что каж­дый от­дель­ный пе­ри­од тво­ей жиз­ни от­кры­ва­ет те­бе осо­бые воз­мож­но­сти ду­хов­но­го воз­рас­та­ния и что ожи­да­ние же­ла­е­мых то­бой усло­вий не долж­но спо­соб­ство­вать пре­не­бре­же­нию воз­мож­но­стя­ми уже не име­ю­ще­го по­вто­рить­ся пе­ре­жи­ва­е­мо­го мо­мен­та...
С ра­дост­ной ве­рой в бла­гость От­ца Небес­но­го, Свя­тым Ду­хом на­став­ля­е­мые, бу­дем ста­рать­ся хоть из­да­ли сше­ство­вать Гос­по­ду Иису­су, чтобы на­ше серд­це с ра­дост­ным тре­пе­том непре­стан­но оза­ря­лось све­том Его Вос­кре­се­ния...
От­но­си­тель­но вза­и­мо­от­но­ше­ний с близ­ки­ми мне ду­ма­ет­ся, что для вза­им­ной под­держ­ки и укреп­ле­ния люб­ви необ­хо­ди­мо де­лить­ся друг с дру­гом сво­и­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми, не опа­са­ясь пе­ре­су­дов и, мо­жет быть, да­же неспра­вед­ли­вых осуж­де­ний. У Бо­га лю­бовь и ми­лость без­гра­нич­ны, ни­кто из ищу­щих Его не оста­нет­ся оби­жен­ным. По­это­му мы не со­пер­ни­ки друг для дру­га, но по­пут­чи­ки и со­ра­бот­ни­ки. Со­пер­ни­ки не мо­гут быть от­кро­вен­ны друг с дру­гом, и меж­ду ни­ми по­то­му и не мо­жет быть ис­крен­ней люб­ви. Лю­ди, во­об­ще от­ча­сти дви­жи­мые жи­вот­ны­ми ин­стинк­та­ми, от­ча­сти же воз­буж­да­е­мые са­мо­лю­би­ем, так при­вык­ли по­сто­ян­но со­пер­ни­чать друг с дру­гом, и при­том со­пер­ни­чать пе­ред ли­цом дру­гих лю­дей, что вся­кое сло­во осуж­де­ния, мо­гу­щее по­ни­зить их лич­ные шан­сы, очень бо­лез­нен­но ими пе­ре­жи­ва­ет­ся, по­то­му-то лю­бовь и оску­де­ва­ет. Мы же, хри­сти­ане, по­вто­ряю, не со­пер­ни­ки друг для дру­га, ибо сто­им не пе­ред че­ло­ве­че­ским су­дом. По­это­му лю­бовь все по­кры­ва­ю­щая име­ет сво­бод­ный до­ступ в на­ше об­ще­ство. Ес­ли мы бу­дем ста­рать­ся пом­нить, Ко­му мы сле­ду­ем и Ко­го име­ем сво­им су­дьей, то и пе­ре­су­ды и осуж­де­ния да­же не бу­дут для нас бо­лез­нен­ны. Ино­гда нам ка­жет­ся, что кри­ти­ка да­же близ­ких лю­дей за­тра­ги­ва­ет то, что нам до­ро­го и свя­то. На са­мом де­ле то, что чи­сто и свя­то, кри­ти­ки не бо­ит­ся, но ча­сто мы са­ми по немо­щи сво­ей к воз­вы­шен­ным пе­ре­жи­ва­ни­ям от­но­сим и при­мы­ка­ю­щие к ним пе­ре­жи­ва­ния дру­го­го по­ряд­ка. Мне ка­жет­ся, что ес­ли то, чем мы де­лим­ся со сво­и­ми близ­ки­ми, вы­зы­ва­ет непра­виль­ные, по на­ше­му мне­нию, пе­ре­су­ды, то, зна­чит, мы не по­ня­ты; на­до не за­мы­кать­ся в се­бе, а, на­про­тив то­го, по­ста­рать­ся быть по­ня­тым. Мо­жет быть, та­кое уси­лие по­мо­жет и нам са­мим в сво­ем пред­став­ле­нии от­де­лить от по­сто­рон­них на­сло­е­ний, так ска­зать, от­кри­стал­ли­зи­ро­вать сущ­ность на­ших свет­лых пе­ре­жи­ва­ний и тем еще бо­лее их уси­лить. Ко­гда же мы са­ми бы­ва­ем кри­ти­ка­ми сво­их близ­ких, то долж­ны пом­нить, что нам осо­бен­но бы­ва­ют за­мет­ны в дру­гих на­ши соб­ствен­ные недо­стат­ки (и срод­ные им), и по­то­му, преж­де чем вы­ска­зы­вать свое суж­де­ние, на­до хо­ро­шень­ко се­бя про­ве­рить в этом от­но­ше­нии. Те, кто ме­ня не по­ни­ма­ют, го­во­рят, что я хо­чу, чтобы ве­ру­ю­щая мо­ло­дежь от­рек­лась от всех ра­до­стей жиз­ни. Это, ко­неч­но, невер­но. Мне со­всем не по ду­ху и так на­зы­ва­е­мые "ки­сей­ные ба­рыш­ни", то есть те, кто не де­ла­ют то­го или дру­го­го по­то­му, что "это не при­ня­то". Мне хо­те­лось бы, чтобы не толь­ко мо­ло­дежь, но и сам я, и все ве­ру­ю­щие при­об­щи­лись бы выс­шей ра­до­сти жиз­ни, по­сто­ян­но­го со­зна­ния се­бя Хри­сто­вы­ми, чтобы жизнь на­ша не бы­ла бы "про­зя­ба­ни­ем", а дей­ствен­ной, со­зна­тель­ной ра­бо­той над взра­щи­ва­ни­ем сво­е­го ду­хов­но­го та­лан­та.
Хри­сти­а­нин не чужд зем­ных ра­до­стей, на­про­тив то­го, он их вос­при­ни­ма­ет в го­раз­до боль­шей сте­пе­ни, чем неве­ру­ю­щий че­ло­век, по­то­му что ве­рит, что они ему да­ны не слу­чай­но, и ра­дость то­го или ино­го жи­тей­ско­го пе­ре­жи­ва­ния со­еди­ня­ет­ся у него с ду­хов­ным пе­ре­жи­ва­ни­ем бес­пре­дель­ной бла­го­дар­но­сти Ве­ду­ще­му на­ши нуж­ды. Хри­сти­а­нин не чужд зем­ных ра­до­стей, но не ста­вит их це­лью сво­ей жиз­ни, не бо­рет­ся за них с ближ­ни­ми, не ищет, по­это­му он их по­лу­ча­ет "чи­сты­ми" и они не омра­ча­ют его ду­ха.
...При­бли­жа­ет­ся день Пре­об­ра­же­ния, день, ко­гда в пер­вый год мо­е­го диа­кон­ства Гос­подь явил мне Свою ми­лость. Вы помни­те, на­вер­ное, что я был бо­лен. Но ме­ня угне­та­ла не бо­лезнь са­ма по се­бе, мне бы­ло страш­но быть от­ри­ну­тым от Бо­же­ствен­но­го слу­же­ния за свое недо­сто­ин­ство. А что мо­жет быть ужас­нее, как быть в гла­зах лю­дей свя­щен­но­слу­жи­те­лем, а чув­ство­вать се­бя от­ри­ну­тым Гос­по­дом. И я про­сил то­гда не вы­здо­ров­ле­ния, а лишь воз­мож­но­сти слу­жить в празд­ник на ноч­ном мо­ле­нии и ран­ней. Служ­ба на­чи­на­лась в пол­ночь. В де­сять ча­сов ве­че­ра я по­про­бо­вал встать с по­сте­ли, но на ко­сты­лях до­шел толь­ко до по­ло­ви­ны кух­ни, и мне сде­ла­лось со­всем дур­но. Опра­вив­шись, я вер­нул­ся в по­стель очень огор­чен­ный. Те­перь я бла­го­да­рю Гос­по­да за то, что Он от­ка­зал мне то­гда в уте­ше­нии; ведь ина­че мно­гие, а мо­жет быть и я сам, в ми­ну­ты со­мне­ний объ­яс­ня­ли бы вне­зап­ное улуч­ше­ние мо­е­го здо­ро­вья са­мо­вну­ше­ни­ем. От­няв у ме­ня на­деж­ду в тот мо­мент, Гос­подь дей­стви­тель­но явил мне су­гу­бую ми­лость. В пол­ночь, ко­гда уда­рил ко­ло­кол, я был убеж­ден, что оста­нусь в по­сте­ли, но чтобы не упре­кать се­бя, что я не упо­тре­бил все уси­лия, я все-та­ки спу­стил но­ги на пол, и тот­час же, к сво­е­му изум­ле­нию, по­чув­ство­вал, что мо­гу сто­ять. В го­ло­ве мо­ей яс­но, од­на­ко, пред­ста­ви­лось, что сто­ять у по­сте­ли не зна­чит еще быть в со­сто­я­нии спу­стить­ся с тре­тье­го эта­жа и прой­ти в цер­ковь, но я се­бе ска­зал, что ес­ли Гос­по­ду угод­но, то Он, ко­неч­но, даст мне си­лы, и од­новре­мен­но ре­шил ид­ти не толь­ко без ко­сты­лей, но и без пал­ки. Все бы­ли удив­ле­ны не ме­нее ме­ня, но я про­шел в цер­ковь, вы­хо­дил на по­ли­е­лей, вы­но­сил тя­же­лое празд­нич­ное Еван­ге­лие и за­тем слу­жил обед­ню. Прав­да, я был как во сне, но служ­ба хо­ро­шо со­хра­ни­лась в мо­ей па­мя­ти. Пом­ню да­же, что по ошиб­ке (обед­ня шла во Все­х­свят­ском при­де­ле, и кро­ме ме­ня слу­жил диа­кон от Вла­ди­мир­ской) я сам на­чал воз­глас "огла­шен­нии, изы­ди­те" и, толь­ко на­чав уже его, за­ме­тил, что во вра­тах ли­цом ко мне и с под­ня­тым в ру­ке ора­рем сто­ит слу­жив­ший за стар­ше­го диа­кон. Он уви­дел, что я сму­тил­ся, и дал мне знак про­дол­жать, не оста­нав­ли­ва­ясь. Вер­нув­шись до­мой, я уже не чув­ство­вал преж­ней сла­бо­сти, но все же дол­жен был про­си­деть до­ма до Воз­дви­же­нья. Мне все­гда ра­дост­но все это вспо­ми­нать, как мне ра­дост­но ве­рить в ми­лость Бо­жию к недо­стой­ным Его ми­ло­сти и в ис­пол­не­ние с ве­рой при­но­си­мой мо­лит­вы от вся­ко­го греш­ни­ка. Толь­ко "что воз­дам Гос­по­де­ви о всем еже воз­да­де ми"?
Гос­подь да со­хра­нит, упра­вит и воз­ве­се­лит вас всех Сво­ею бла­го­да­тию, пред­ста­тель­ством Пре­чи­стой Вла­ды­чи­цы и всех свя­тых.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

До­ро­гие мои!..
Ча­ще бу­дем с ве­рою по­вто­рять: "Са­ми се­бе и друг дру­га, и весь жи­вот наш Хри­сту Бо­гу пре­да­дим", и серд­це на­ше не бу­дет сжи­мать­ся от бес­по­кой­ства при дол­гом непо­лу­че­нии из­ве­стий. Празд­ни­ки у нас про­шли тор­же­ствен­но и ра­дост­но. Со спо­кой­ной ду­шой всту­па­ем в но­вый год. Ино­гда хо­чет­ся, чтобы вре­мя шло ско­рее, чтобы по­ско­рее на­сту­пил мо­мент мо­е­го сви­да­ния с ва­ми все­ми; но ко­гда вду­мы­ва­ешь­ся в смысл жиз­ни и непо­вто­ря­е­мость каж­до­го мо­мен­та вре­ме­ни, то, на­обо­рот, ста­но­вит­ся да­же страш­но за те дни, ча­сы и ми­ну­ты, ко­то­рые мы лег­ко­мыс­лен­но упус­ка­ем без поль­зы. Бли­зит­ся вре­мя, ко­гда я, мо­жет быть, вновь воз­вра­щусь к ак­тив­ной пас­тыр­ской де­я­тель­но­сти. Го­тов ли я к ней? Ис­поль­зо­вал ли я все воз­мож­но­сти, чтобы к ней под­го­то­вить­ся долж­ным об­ра­зом? Увы, нет! А оста­ю­щи­е­ся ме­ся­цы, бо­юсь, про­ле­тят так же бес­плод­но, как и про­шед­шие. Ра­дост­но мне ду­мать о кон­це сро­ка, как ра­дост­но юно­ше ду­мать об окон­ча­нии шко­лы. Но к ра­до­сти при­ме­ши­ва­ет­ся чув­ство опа­се­ния за вы­пуск­ной эк­за­мен и свою под­го­тов­лен­ность к пред­сто­я­щей за ним де­я­тель­но­сти. Все­це­ло мыс­лен­но от­да­ва­ясь во­ле Бо­жи­ей, не смею же­лать, чтобы ско­рее про­тек­ло вре­мя, ко­то­рое я и так не успе­ваю долж­ным об­ра­зом ис­поль­зо­вать, и на­де­юсь на ми­лость Гос­под­ню и Его все­силь­ную бла­го­дать, все недо­ста­ю­щее вос­пол­ня­ю­щую.
Груст­но мне, ко­неч­но, ду­мать о воз­мож­ной еще дол­гой раз­лу­ке с род­ным го­ро­дом и ис­кренне лю­би­мы­ми во Хри­сте от­ца­ми, бра­тья­ми, сест­ра­ми и ча­да­ми. Хо­чет­ся хоть нена­дол­го по­ви­дать всех близ­ких, по­бе­се­до­вать с пле­мян­ни­ка­ми и пле­мян­ни­ца­ми, уже со­всем пе­ре­хо­дя­щи­ми в зре­лый воз­раст, уте­шить­ся сов­мест­ной мо­лит­вой в пе­ре­пол­ня­ю­щих ду­шу свет­лы­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми зна­ко­мых хра­мах... но, по Апо­сто­лу, не чуж­ды нам ис­пы­та­ния, но по­ис­ти­не они необ­хо­ди­мы для всех хри­сти­ан. В са­мом де­ле, как ина­че, как не через ис­пы­та­ния, ид­ти за Тем, Кто не имел где гла­ву при­к­ло­нить. По­кой ду­шам на­шим, ис­тин­ная, без­мя­теж­ная внут­рен­няя ра­дость, ис­пол­нен­ная ве­ры в тор­же­ство Люб­ви и Ис­ти­ны, об­ре­та­ют­ся несе­ни­ем ига Хри­сто­ва. В жиз­ни лю­ди ча­сто ви­дят ми­раж сча­стья, ис­че­за­ю­щий в тот мо­мент, ко­гда он ка­жет­ся уже со­всем близ­ким. Ис­тин­ное сча­стье непре­мен­но со­еди­ня­ет­ся со слу­же­ни­ем Гос­по­ду в той или иной фор­ме, и да­же ис­те­ка­ет из него. Мо­ло­дые лю­ди, со­еди­ня­ясь в об­ще­ние бра­ка, толь­ко в том слу­чае по­зна­ют ис­тин­ное сча­стье, ес­ли они чи­сты от ис­ка­ния ма­те­ри­аль­ных или иных вы­год, ес­ли в са­мом стрем­ле­нии к су­пру­же­ско­му об­ще­нию они с тре­пе­том, не сты­дясь Гос­по­да, но ра­дост­но по­ви­ну­ясь Ему, по­мыш­ля­ют об этой ве­ли­кой Тайне бы­тия. Плод их люб­ви бу­дет пло­дом слу­же­ния Гос­по­ду и бу­дет во­пло­щать в се­бе луч­шие стрем­ле­ния сво­их ро­ди­те­лей. Са­мые тя­же­лые пе­ре­жи­ва­ния, ес­ли толь­ко они вос­при­ни­ма­ют­ся умом и серд­цем как слу­же­ние Гос­по­ду, де­ла­ют­ся лег­ко пе­ре­но­си­мы­ми и по ве­ре ра­дост­но во­жде­лен­ны­ми. Вспом­ни­те свя­тую му­че­ни­цу Со­фию, ви­дев­шую стра­да­ния сво­их до­че­рей, вспом­ни­те апо­сто­ла Ан­дрея, свя­щен­но­му­че­ни­ка Иг­на­тия Бо­го­нос­ца и ис­чис­ля­е­мых ты­ся­ча­ми му­че­ни­ков, ра­дост­но от­дав­ших се­бя и близ­ких сво­их на му­че­ния. И не на­до и в мыс­лях иметь, что это де­ла­лось, как те­перь го­во­рят, "в при­пад­ке ре­ли­ги­оз­но­го экс­та­за"; нет, их ра­дост­ное ше­ствие на смерт­ные му­ки ло­ги­че­ски ис­те­ка­ло из их ми­ро­со­зер­ца­ния и ве­ры.
Мир ле­жит во зле, и, предо­став­лен­ные са­мим се­бе, мы ча­сто из­не­мо­га­ем в борь­бе со злом. Ес­ли мы вни­ма­тель­но от­но­сим­ся к сво­ей жиз­ни, ес­ли на­ме­ча­ем се­бе путь сле­до­ва­ния, то ча­сто при­хо­дит­ся нам за­ме­чать, что мы с пу­ти сби­ва­ем­ся, кру­жим­ся на од­ном ме­сте и воз­вра­ща­ем­ся об­рат­но. Тя­же­ло со­зна­вать, как ты да­ле­ко от­сто­ишь от то­го ме­ста, ку­да рас­счи­ты­вал дав­но прий­ти. Сно­ва на­би­ра­ешь­ся сил, сно­ва пус­ка­ешь­ся в путь – и опять неми­ну­е­мы неуда­чи. И ча­сто че­ло­век впа­да­ет в уны­ние при со­зна­нии, что вре­мя идет, что уже невоз­мож­но ему до­брать­ся до во­жде­лен­но­го ме­ста. Но вот Гос­подь Сил, тер­но­вым вен­цом увен­чан­ный, идет че­ло­ве­ку на­встре­чу и про­тя­ги­ва­ет ему Свою Все­мо­гу­щую ру­ку, чтобы ве­сти его мно­го даль­ше, чем ку­да смел он на­де­ять­ся дой­ти, еще ко­гда был по­лон сил. Уже­ли не ра­до­стен бу­дет по­рыв та­ко­го че­ло­ве­ка к Гос­по­ду? Уже­ли смо­жет он срав­нить все воз­мож­ное на зем­ле сча­стье с ра­дост­ным тре­пе­том про­хож­де­ния от­де­ля­ю­щих его от Гос­по­да ша­гов, как бы ни бы­ли са­ми по се­бе эти ша­ги тя­гост­ны? Ис­по­ве­дую, что мы недо­стой­ны мук за Хри­ста, недо­стой­ны и ма­лей­ше­го уча­стия в несе­нии Его ига. Ра­дост­но по­это­му и я при­му вся­кое но­вое ис­пы­та­ние, лишь бы Гос­подь бла­го­во­лил очи­стить серд­це мое от гре­хов­ной тя­го­ты, лишь бы Он дал мо­им ду­хов­ным пле­чам по­чув­ство­вать, что они несут не иное что, а Его свя­тое, бла­гое и во­жде­лен­ное вся­ко­му хри­сти­а­ни­ну иго. Ду­маю и ве­рю, что и все вы с ра­до­стью пре­кло­ни­те под него свои гла­вы.
Креп­ко всех це­лую и пре­даю ми­ло­сти Бо­жи­ей.
Лю­би­те и бе­ре­ги­те друг дру­га.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

До­ро­гой мой па­поч­ка, до­ро­гие мои род­ные и близ­кие ду­хом...
Боль­ше все­го ме­ня по­ра­зи­ло из­ве­стие о смер­ти ми­лой те­ти Оли. Мне хо­чет­ся на­де­ять­ся, что она пе­ред смер­тию хоть немно­го успо­ко­и­лась и при­ми­ри­лась с тем кре­стом, ко­то­рый ей по­слал Гос­подь. Ес­ли у нее не хва­ти­ло для это­го ду­хов­ной бод­ро­сти, ес­ли до са­мо­го кон­ца тя­же­лая бо­лезнь не от­пу­сти­ла ее со­зна­ния, то мы, лю­бив­шие и лю­бя­щие ее, тем не ме­нее бу­дем ве­рить, что ми­ло­сти­вый Гос­подь, лю­бя­щий нас и со­стра­да­ю­щий нам боль­ше, чем мы мо­жем и по­мыс­лить лю­бить и жа­леть друг дру­га, даст ей веч­ный по­кой там, где нет бо­лез­ней и пе­ча­лей, где нет разо­ча­ро­ва­ний, где лю­бовь по­кры­ва­ет недо­стат­ки всех ищу­щих ее, спо­соб­ных к са­мо­от­вер­жен­ной де­я­тель­но­сти, где веч­ный свет оза­ря­ет чи­стых серд­цем.
При всех из­ве­сти­ях из род­но­го го­ро­да неволь­но под­ни­ма­ет­ся же­ла­ние по­ско­рее вер­нуть­ся до­мой, всех по­ви­дать и уте­шить­ся ве­рою и вза­им­ной лю­бо­вью; ка­жет­ся, как буд­то мо­жешь что-то сде­лать, вос­пол­нить недо­ста­ю­щее. Но не Все­ви­дя­щий ли пра­вит ми­ром, не зна­ет ли Сам "вся ис­пол­ня­яй" все на­ши нуж­ды и по­треб­но­сти. А по­то­му, ес­ли Ему угод­но бу­дет по­слать ме­ня на край све­та, то и то­гда ни я, ни, хо­чу ду­мать, и вы не усум­ни­тесь в том, что и в этом слу­чае Его все­гда бла­гая во­ля на­прав­ле­на нам на поль­зу. На­ша скорбь о раз­лу­ке есте­ствен­на, но она не долж­на нас угне­тать. Мы не долж­ны сму­щать­ся тем, что по немо­щи сво­ей и огра­ни­чен­но­сти сво­е­го ра­зу­ма не мо­жем се­бе пра­виль­но осве­тить со­вер­ша­ю­ще­е­ся с на­ми, и для то­го, чтобы от­дать­ся во­ле Гос­под­ней спо­кой­ной ду­шой, чтобы уме­рить скорбь, нам над­ле­жит опять укре­пить се­бя вку­ше­ни­ем пре­чи­сто­го Те­ла Хри­сто­ва и про­све­тить свой ра­зум при­ча­ще­ни­ем Его Бо­же­ствен­ной Кро­ви. За вре­мя сво­е­го пре­бы­ва­ния на Со­лов­ках я по­чти ни­че­го не чи­тал, ни­че­му не на­учил­ся, мно­гое за­был, во мно­гом опу­стил­ся, но Гос­подь уте­шил ме­ня имен­но тем, что мне, быть мо­жет, те­перь осо­бен­но нуж­но. Я при­об­рел пол­ную по­кор­ность Его Во­ле и твер­дую уве­рен­ность в бла­гой це­ле­со­об­раз­но­сти все­го со­вер­ша­ю­ще­го­ся с на­ми. Это не зна­чит, что мне не хо­чет­ся до­мой и что я ма­ло чув­ствую скорбь дли­тель­ной раз­лу­ки со все­ми мною лю­би­мы­ми; нет – мне про­сто ста­ло по­нят­но, что скор­би не толь­ко мо­гут со­пут­ство­вать хри­сти­а­ни­ну на его зем­ном пу­ти, но пря­мо яв­ля­ют­ся есте­ствен­ны­ми его спут­ни­ка­ми. Ес­ли Сам Гос­подь при­шел на зем­лю для несе­ния кре­ста (Ин.12:27) и тем – спа­сти че­ло­ве­че­ство, то и нам при воз­ник­но­ве­нии во­про­са "Что мне ска­зать? От­че, из­ба­ви ме­ня от ча­са се­го" – над­ле­жит са­мим се­бе от­ве­тить, "но (ведь) на час сей я и при­шел". Весь смысл зем­ной жиз­ни – ра­бо­та над со­бой и под­чи­не­ние ап­па­ра­та, вос­при­ни­ма­ю­ще­го внеш­ние впе­чат­ле­ния физи­че­ско­го ми­ра, ап­па­ра­ту ду­хов­ных вос­при­я­тий. "Нуж­ни­цы вос­хи­ща­ют Цар­ство Бо­жие". "В тер­пе­нии" нам над­ле­жит стя­жать при­об­ще­ние сво­их душ Бо­же­ствен­но­му све­ту. Меж­ду тем нам очень труд­но бы­ва­ет по­бу­дить се­бя к дей­ствен­но­му слу­же­нию Гос­по­ду, ес­ли внеш­ние об­сто­я­тель­ства не бу­дут так или ина­че это­му спо­соб­ство­вать. По­то­му-то и ска­за­но: "Воз­ра­дуй­тесь в тот час и взыг­рай­те!" Итак, да со­вер­шит­ся во­ля Гос­под­ня. Но нам дан ра­зум, чтобы дей­ство­вать со­об­раз­но тем об­сто­я­тель­ствам, ко­то­рые нам из­вест­ны, и под­го­тов­лять­ся к то­му, что нас мо­жет ожи­дать.
Мое бла­го­по­лу­чие и здо­ро­вье в ру­ках Гос­под­них. Моя ра­дость – ве­ра в спа­си­тель­ное для всех ищу­щих Све­та, Ис­ти­ны и Люб­ви Вос­кре­се­ние Хри­сто­во. Мое же­ла­ние – по­сто­ян­но ра­бо­тать Еди­но­му Ис­тин­но­му Вла­ды­ке всех, ра­бо­тать на од­ном де­ле с Ним Са­мим, с Пре­чи­стой Вла­ды­чи­цей, с про­ро­ка­ми и свя­ти­те­ля­ми, апо­сто­ла­ми и му­че­ни­ка­ми, пре­по­доб­ны­ми и пра­вед­ны­ми, имея сво­и­ми со­общ­ни­ка­ми вас и всех, к ко­му при­ле­пи­лось мое серд­це, по­зна­ни­ем не вре­мен­ной, плот­ской, но ис­тин­ной, ни­ко­гда не пре­ста­ю­щей ду­хов­ной люб­ви, ко­то­рая есть со­зву­чие сер­дец, тай­но от на­ше­го ума вос­пе­ва­ю­щих хва­лу сво­е­му об­ще­му Твор­цу. Чем гром­че раз­да­ет­ся в нас эта див­ная хва­ла, тем бли­же ста­но­вим­ся мы и друг ко дру­гу.
Гос­подь да пре­бу­дет с ва­ми неот­луч­но.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...Ми­ло­стию Бо­жи­ею я не уны­ваю... и скорб­лю лишь о ду­хов­ной немо­щи сво­ей. Я на опы­те те­перь по­знаю, что кто не со­би­ра­ет – тот рас­то­ча­ет. Я так позд­но стал со­би­рать и так ма­ло со­брал, что очень ско­ро пре­вра­тил­ся из без­ра­бот­но­го в ни­ще­го.
Вре­мя идет, мо­жет быть, и ве­чер­ний мой час уже бли­зок, а в све­тиль­ни­ке мо­ем елей не при­бы­ва­ет. Со­зна­ние та­кой сво­ей немо­щи и бес­по­кой­ство за тех, кто мне до­рог вза­им­ной ду­хов­ной под­держ­кой, вы­зва­ли несколь­ко скорб­ных но­ток в мо­их к вам пись­мах. Знаю, од­на­ко, что нот­ки эти – фаль­ши­вые нот­ки, и боль­ше объ­яс­ня­ют­ся мо­ей ле­но­стью, чем об­сто­я­тель­ства­ми, яко­бы их вы­звав­ши­ми. Ес­ли Гос­подь по­се­тил нас раз­лу­че­ни­ем, то и это по­се­ще­ние ми­ло­сти­во и бла­го, как и все, что Он со­вер­ша­ет, и нет со­мне­ния, что ес­ли оно не да­ет нам ду­хов­но­го ро­ста, то са­ми в этом ви­но­ва­ты. Что ка­са­ет­ся жи­тей­ской пе­ча­ли о те­лес­ной раз­лу­ке, то она есте­ствен­на, как скорбь же­ны, егда рож­да­ет, как свя­зан­ная с каж­дой ра­бо­той из­вест­ная тя­го­та, как для про­яв­ле­ния люб­ви нуж­но из­вест­ное са­мо­огра­ни­че­ние (так как со­вер­шен­ная лю­бовь вы­зы­ва­ет са­мо­по­жерт­во­ва­ние). "Кто лю­бит от­ца или мать па­че Мене, несть Мене до­сто­ин", и это не по­то­му, что не на­до силь­но лю­бить от­ца и мать; на­про­тив то­го, "чти от­ца тво­е­го" (см. так­же Мк.7:11-13). По­то­му-то "в ми­ре скорб­ни бу­де­те", но ведь "пе­чаль ва­ша в ра­дость бу­дет". Труд, вы­нуж­ден­ный ра­ди про­пи­та­ния, есть след­ствие гре­ха. В по­те ли­ца пад­ший че­ло­век ест свой хлеб, в бо­лез­нях же­на рож­да­ет де­тей. Неуди­ви­тель­но, что и ду­хов­ный плод вы­ра­щи­ва­ет­ся с тру­дом. "Цар­ствие Бо­жие ну­дит­ся и нуж­ни­цы вос­хи­ща­ют е". Нена­ви­стен че­ло­ве­ку вы­нуж­ден­ный труд, но он ра­дост­но ра­бо­та­ет, за­бо­тясь о лю­би­мом че­ло­ве­ке. Невоз­мож­но лю­дям не иметь скор­бей, но мы, ве­ру­ю­щие, с неко­то­рой да­же ра­до­стью их пе­ре­но­сим и от­ча­сти доб­ро­воль­но на них идем ра­ди со­слу­же­ния Са­мо­му Хри­сту Гос­по­ду в стро­и­тель­стве со­вер­шен­но­го зда­ния ис­куп­лен­но­го Его Кро­вию че­ло­ве­че­ства. "Не кто­му вас гла­го­лю ра­бы", "вы дру­зи Мои есте"... Мы уже не зна­ем раб­ских стра­да­ний, но без тя­гот жи­тей­ских невоз­мож­но нести лег­кое и бла­гое бре­мя Хри­сто­во. Итак, во­ис­ти­ну "сла­ва Бо­гу за все"...
Бу­дем и мы празд­но­вать день свя­тых бес­среб­ре­ни­ков, сво­им без­воз­мезд­ным де­ла­ни­ем при­зы­ва­ю­щих нас рав­но сла­вить Гос­по­да как в дни ра­до­сти, так и в дни пе­ча­ли. Мне ка­жет­ся, через свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и де­душ­ка наш по­кой­ный при­зы­ва­ет нас не быть ути­ли­та­ри­ста­ми в ве­ре, но, ис­пол­ня­ясь в дни ра­до­сти бла­го­дар­ной лю­бо­вью к Ис­точ­ни­ку вся­ко­го бла­га, в дни скор­би уте­шать­ся ею и укреп­лять в се­бе на­деж­ду на Ве­ду­ще­го на­ши нуж­ды и пе­ча­ли...
Что мо­жет быть мне ра­дост­нее, чем то, что па­мять обо мне вы­зы­ва­ет стрем­ле­ние, мо­лит­ву к То­му, Кто Один до­сто­ин по­сто­ян­ной па­мя­ти, Кто Один мо­жет нас очи­стить от сквер­ны, дать смысл на­шей жиз­ни и при­об­щить нас веч­ной ра­до­сти.
По люб­ви ва­шей по­крой­те пе­ред Гос­по­дом мою немощь и вспо­ми­най­те обо мне толь­ко как о недо­стой­ном, но всем серд­цем пре­дан­ном Ему Его слу­жи­те­ле. Несмот­ря на дли­тель­ную раз­лу­ку, я чув­ствую се­бя так близ­ко ко всем вам, что ес­ли бы каж­дый из вас мог, по­смот­рев, как в сказ­ке, в вол­шеб­ное зер­каль­це, уви­деть ме­ня, то вы уви­де­ли бы ме­ня ра­ду­ю­щим­ся в свет­лые ми­ну­ты ва­шей жиз­ни и бо­лез­нен­но скор­бя­щим о тех из вас, кто по мир­ской су­е­те и немо­щи от­сту­па­ет от бла­го­да­ти Бо­жи­ей...
Ве­ру­ю­ще­му во вре­мен­ность те­лес­ной жиз­ни и веч­ность пол­но­ты бы­тия осо­бен­но ра­дост­но ве­рить, что ему, по сло­ву апо­столь­ско­му, все со­дей­ству­ет ко бла­гу. Са­мо со­бой, что в это "всё" не вхо­дит ни один соб­ствен­ный дур­ной по­сту­пок, но за­то вхо­дят ре­ши­тель­но все тя­же­лые пе­ре­жи­ва­ния, как те, ко­то­рые яв­ля­ют­ся след­стви­ем на­ших соб­ствен­ных оши­бок, так и в осо­бен­но­сти те, ко­то­рые на­ми лич­но дей­стви­тель­но не за­слу­же­ны. Тут мы участ­ву­ем в несе­нии об­ще­го все­го че­ло­ве­че­ства кре­ста, то есть в несе­нии Кре­ста Взяв­ше­го на Се­бя гре­хи все­го ми­ра Хри­ста.
Да хра­нит и упра­вит всех вас Гос­подь.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...Мно­го раз­мыш­лять и ана­ли­зи­ро­вать по­лез­но то­гда, ко­гда в жиз­ни ру­ко­во­дишь­ся ре­зуль­та­том сво­их раз­мыш­ле­ний; ес­ли же мы, хо­ро­шо по­ни­мая, как на­до по­сту­пать, по­сту­па­ем ина­че и свое вни­ма­ние со­сре­до­то­чи­ва­ем не на том, чтобы уни­что­жить эту ненор­маль­ность, а на том, чтобы еще раз­вить ду­хов­ное по­ни­ма­ние, то этим лишь бе­ре­дим свои яз­вы и са­ми се­бя под­вер­га­ем боль­ше­му осуж­де­нию, как раб, хо­ро­шо зна­ю­щий во­лю Гос­по­ди­на и ее не ис­пол­ня­ю­щий. Во­об­ще я ис­по­ве­дую, что нрав­ствен­ный за­кон – не что-то ми­фи­че­ское, не на­хо­дит­ся на небе, чтобы на­до бы­ло его от­ту­да до­ста­вать, не хра­нит­ся за мо­рем на­у­ки, чтобы нуж­но бы­ло дол­го его до­бы­вать, но "он в устах тво­их и в серд­це тво­ем, чтоб те­бе ис­пол­нять его". Ес­ли бы че­ло­век не был гре­хо­вен, то есть ес­ли бы он не ощу­щал в се­бе, кро­ме нрав­ствен­но­го ду­хов­но­го за­ко­на, еще дру­гой за­кон – жи­вот­ный, то он не нуж­дал­ся бы в под­креп­ле­нии нрав­ствен­но­го ин­ту­и­тив­но­го за­ко­на, в ум­ствен­ном ис­сле­до­ва­нии его.
Ко­гда мы по­лу­ча­ем же­ла­е­мое на­ми рас­по­ря­же­ние, то охот­но и с пер­во­го сло­ва его ис­пол­ня­ем. Ко­гда же по­лу­ча­е­мое рас­по­ря­же­ние для нас неже­ла­тель­ное или труд­но­ис­пол­ни­мое, то мы по­дроб­но ис­сле­ду­ем, на­сколь­ко оно для нас обя­за­тель­но и ка­те­го­рич­но. Ча­сто мы со­зна­ем, что по­сту­па­ем несо­от­вет­ствен­но сво­е­му зва­нию хри­сти­а­ни­на, но за­кры­ва­ем на это гла­за, как бы не за­ме­ча­ем это­го. Изу­че­ние сло­ва Бо­жия, пи­са­ний свя­тых от­цов и жи­тий свя­тых под­чер­ки­ва­ет нам тре­бо­ва­ния нрав­ствен­но­го за­ко­на и тем об­лег­ча­ет нам сле­до­ва­ние ему, но, по­вто­ряю, оно по­лез­но нам, лишь ко­гда и по­сколь­ку мы ищем этой под­держ­ки, а не за­ни­ма­ем­ся чи­сто тео­ре­ти­че­ским ис­сле­до­ва­ни­ем бо­го­слов­ских во­про­сов. А так как ед­ва ли мы мо­жем учесть, ка­ки­ми имен­но по­буж­де­ни­я­ми (и на­сколь­ко) мы ру­ко­во­дим­ся при на­шем углуб­ле­нии в во­про­сы ду­ха, то, ко­неч­но, не сле­ду­ет осуж­дать и тех, кто ма­ло ими за­ни­ма­ет­ся, в то же вре­мя ста­ра­ясь по ме­ре сво­е­го по­ни­ма­ния, хо­тя бы из­да­ли, но вер­но сле­до­вать по сто­пам Хри­сто­вым. Гос­подь так или ина­че все­гда спо­соб­ству­ет на­ше­му ду­хов­но­му воз­рас­та­нию, и са­ми мы ви­но­ва­ты, ес­ли оно при­оста­нав­ли­ва­ет­ся; но по­чти на вся­ком пу­ти есть бо­лее лег­кие и бо­лее труд­ные пе­ре­хо­ды, и поз­во­ли­тель­но пут­ни­ку ис­кать луч­шие усло­вия для сво­е­го сле­до­ва­ния. Бог ни­ко­го не ис­ку­ша­ет, то есть не со­блаз­ня­ет на дур­ное, но Он по­пус­ка­ет ча­сто та­кие по­ло­же­ния, ко­гда на­ши сла­бо­сти, на­ши стра­сти бо­лее обыч­но­го вле­кут нас ко злу. По­это­му Сам Гос­подь за­по­ве­дал мо­лить­ся "не вве­ди нас во ис­ку­ше­ние". В этой мо­лит­ве Гос­подь учит нас не сва­ли­вать на Него ви­ну за свои па­де­ния, а по­зна­вать немощь сво­их соб­ствен­ных сил в борь­бе со злом.
Не со­мне­ва­юсь я в непре­рыв­но­сти Про­мыш­ле­ния Бо­жия о на­шем ду­хов­ном воз­рас­та­нии для веч­ной жиз­ни, но для то­го, быть мо­жет, и ста­вит нас Гос­подь иной раз в тя­же­лые для та­ко­го воз­рас­та­ния усло­вия, чтобы мы луч­ше по­зна­ва­ли немощь сво­их лич­ных спо­соб­но­стей, по­сто­ян­но ис­ка­ли бы по­мо­щи свы­ше и за свет­лые ми­ну­ты ду­хов­но­го подъ­ема бла­го­да­ри­ли бы Гос­по­да как за дар бла­го­да­ти. С дру­гой сто­ро­ны, мы зна­ем, что хри­сти­а­ни­ну недо­ста­точ­но быть лишь пас­сив­ным вос­при­ем­ни­ком бла­го­да­ти Бо­жи­ей, нуж­но, чтобы он был ак­ти­вен, чтобы он и сам на­пря­гал свои си­лы, и вот Гос­подь, вре­мен­но ли­шая нас Сво­ей по­мо­щи, как бы об­на­жа­ет пе­ред на­ми от­сут­ствие на­шей ак­тив­но­сти и тем са­мым опять-та­ки ока­зы­ва­ет нам по­мощь в ду­хов­ном воз­рас­та­нии. Итак, ве­ря в бла­гой Про­мы­сел Бо­жий, мы не уны­ва­ем в ис­пы­та­ни­ях, но ду­ша на­ша есте­ствен­но тос­ку­ет, по срав­не­нию псал­мо­пев­ца, как жаж­ду­щая зем­ля (яко зем­ля без­вод­ная). Впро­чем, огля­ды­ва­ясь на уже про­шед­шее вре­мя мо­ей раз­лу­ки с ва­ми, я не мо­гу не ска­зать, что Гос­подь и тут явил мне столь­ко Ми­ло­сти­во­го Сво­е­го уте­ше­ния, что скор­беть я мо­гу толь­ко о сво­ей небла­го­дар­но­сти и немо­щи ду­хов­ной. И скорбь моя рас­тво­ря­ет­ся ра­до­стью о Гос­по­де, и в со­зна­нии сво­ей немо­щи я еще боль­ше стрем­люсь слу­жить Гос­по­ду всем сво­им су­ще­ством...
Непре­стан­но о всех вас ду­маю, мыс­лен­но воз­ла­гаю все за­бо­ты на все­бла­гой Про­мы­сел Бо­жий. Го­ря­чо бла­го­да­рю всех ра­ду­ю­щих ме­ня ве­сточ­кой о се­бе, бла­го­да­рю и тех, кто вспо­ми­на­ет ме­ня в сво­их мо­лит­вах, и в осо­бен­но­сти тех, кто па­мять обо мне со­еди­ня­ет с же­ла­ни­ем оправ­дать пе­ред Гос­по­дом мою недо­ста­точ­ную пас­тыр­скую де­я­тель­ность сво­им доб­рым по­ве­де­ни­ем в ве­ре и чи­сто­те. 23 фев­ра­ля, сам со­вер­шая Бо­же­ствен­ное бла­го­да­ре­ние, вспо­ми­нал всех име­нин­ниц и всех вас, до­ро­гие мо­е­му серд­цу.
Укреп­ляй­тесь ду­хом, будь­те все­гда бод­ры и не ску­чай­те по мне, па­мя­туя, что "ве­ру­ю­ще­му все со­дей­ству­ет ко бла­гу".
Не на­си­луй­те друг дру­га непре­мен­ным ча­стым об­ще­ни­ем, но каж­дый по­рознь ста­рай­тесь воз­гре­вать в се­бе лю­бовь друг к дру­гу и по ме­ре воз­мож­но­сти не от­де­лять се­бя от дру­гих в мо­лит­ве. Че­го се­бе же­ла­е­те, то­го про­си­те и близ­ким.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...День свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи ми­ло­стию Бо­жи­ею я встре­тил слу­же­ни­ем все­нощ­ной и обед­ни, а про­вел в свет­лом на­стро­е­нии. Ве­че­ром по­лу­чил Аси­но пись­мо, ко­то­рое ме­ня боль­ше об­ра­до­ва­ло, чем огор­чи­ло. Об ее от­хож­де­нии от Церк­ви я уже знал, а од­но то, что она мне на­пи­са­ла, уже сви­де­тель­ству­ет, что, несмот­ря на свое те­пе­реш­нее ми­ро­со­зер­ца­ние, внут­ренне она чув­ству­ет общ­ность сво­их стрем­ле­ний с на­ши­ми. Ко­гда воз­ни­ка­ет во­прос о про­ти­во­ре­чи­ях на­у­ки и ре­ли­гии, мне все­гда пред­став­ля­ет­ся, что ис­сле­до­ва­ние его со­вер­шен­но бес­по­лез­но. Хо­тя Бо­га и над­ле­жит "по­зна­вать", а не "при­зна­вать", но по­зна­вать Его мож­но толь­ко серд­цем, по­то­му что для ума мы Его пря­мо про­по­ве­ду­ем "непо­зна­ва­е­мым". Ес­ли бы ум че­ло­ве­че­ский мог на­уч­ным пу­тем раз­ре­шить во­про­сы о бы­тии или небы­тии Бо­га, то, несо­мнен­но, все лю­ди, до­стиг­шие нуж­ной сте­пе­ни об­ра­зо­ван­но­сти, де­ла­лись бы ве­ру­ю­щи­ми в слу­чае по­ло­жи­тель­но­го его раз­ре­ше­ния и неве­ру­ю­щи­ми в об­рат­ном слу­чае. Но ведь мы зна­ем, что сре­ди вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ных лю­дей мож­но встре­тить и глу­бо­ко ве­ру­ю­щих и со­вер­шен­но неве­ру­ю­щих лю­дей. Не яс­но ли, что все спо­ры, как част­ные, так и ми­тин­го­вые, на эту те­му бес­по­лез­ны. По­это­му-то, как ни гру­стен нам факт от­хож­де­ния (ве­рю, вре­мен­но­го) от Церк­ви немощ­ных ее чле­нов, ко­неч­но, не пу­тем ло­ги­че­ских вы­во­дов мы мо­жем их вер­нуть об­рат­но. Мы зна­ем, ко­го Гос­подь на­зы­ва­ет стро­я­щи­ми на ка­мен­ном фун­да­мен­те. Мы зна­ем, и ко­го апо­стол Па­вел на­зы­ва­ет ис­тин­ны­ми иуде­я­ми. Эго­ист не мо­жет быть хри­сти­а­ни­ном, а дви­жи­мый лю­бо­вью непре­мен­но по­па­дет на крест­ный путь и пой­дет вслед за Хри­стом, мо­жет быть да­же дол­го сам то­го не за­ме­чая. Ко­неч­но, не толь­ко от­ступ­ле­ние от Церк­ви Хри­сто­вой, но и вся­кий грех тя­же­ло от­зы­ва­ет­ся на ду­ше че­ло­ве­ка, по­доб­но как уста­ло­му пут­ни­ку тя­же­ло оши­бить­ся в вы­бо­ре до­ро­ги, но мы по ве­ре име­ем уте­ше­ние в том, что Доб­рый Пас­тырь не даст по­гиб­нуть ни од­ной из Сво­их овец, как бы да­ле­ко она ни за­бре­ла. Этой мыс­лью и я по­сто­ян­но уте­ша­юсь, ко­гда бес­по­ко­юсь за со­сто­я­ние всех близ­ких мне и да­ле­ких, зна­е­мых и незна­е­мых, блуж­да­ю­щих во тьме неве­рия, но серд­цем сво­им жаж­ду­щих Све­та Прав­ды.
Гос­подь да пре­бу­дет с ва­ми неот­луч­но и мо­лит­ва­ми Пре­чи­стой Вла­ды­чи­цы и свя­тых Сво­их да огра­дит вас от вся­ких бед и скор­бей...
Не уны­вай­те ни­ко­гда ду­хом, но и не пре­не­бре­гай­те сво­им здо­ро­вьем, а до­ро­жи­те им – как од­ним из цен­ней­ших да­ров Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей...
Хо­чет­ся всех вас по­ви­дать, чтобы узнать, как вы все жи­ве­те, да ду­ша бо­лит за тех, ко­му я был ну­жен, в осо­бен­но­сти за пле­мян­ни­ков и пле­мян­ниц. Ве­рю, ко­неч­но, что Про­мы­сел Бо­жий не оста­вит их си­ры­ми, но для ду­хов­ной жиз­ни необ­хо­ди­мо соб­ствен­ное неослаб­ное вни­ма­ние и стрем­ле­ние быть со Хри­стом. Зна­ют ли они ра­дост­ный плод та­ко­го стрем­ле­ния, ищут ли вся­кой воз­мож­но­сти со­зна­тель­нее встать на путь Хри­стов, мо­лят­ся ли о по­мо­щи свы­ше, не пре­не­бре­га­ют ли безум­но свя­ты­ми та­ин­ства­ми Церк­ви, не сде­ла­ла ли их раз­лу­ка со мной бо­лее рав­но­душ­ны­ми к ду­хов­ным ин­те­ре­сам – вот во­про­сы, ко­то­рые не вы­хо­дят у ме­ня из го­ло­вы, и ес­ли ду­хов­ное со­сто­я­ние близ­ких мне лю­дей пре­успе­ва­ет, ес­ли мой отъ­езд мог спо­соб­ство­вать бо­лее са­мо­сто­я­тель­но­му, а по­то­му и бо­лее со­зна­тель­но­му стрем­ле­нию их к Ис­тине и Люб­ви, то я бла­го­слов­ляю день мо­е­го отъ­ез­да и мо­ей раз­лу­ки с ва­ми. Ми­лые мои, ведь мы все­гда близ­ки друг к дру­гу (раз­ве вы это са­ми не чув­ству­е­те?), ес­ли же скорбь на­шей те­лес­ной раз­лу­ки спо­соб­ству­ет де­лу Хри­сто­ву, то она яв­ля­ет­ся на­шим вкла­дом в Со­кро­вищ­ни­цу Люб­ви, а мы так ма­ло по сво­ей немо­щи мо­жем в нее вло­жить и так мно­го ею поль­зу­ем­ся, что для нас долж­но быть ра­дост­но дать и эту леп­ту...
Еще раз хо­чу вас про­сить не удру­чать­ся скор­бью, мо­жет быть, еще дли­тель­ной со мной раз­лу­ки. Ра­дост­но слу­жить Гос­по­ду в ми­ре и бла­го­по­лу­чии, пе­ре­жи­ва­е­мые же на­ми скор­би де­ла­ют нас не толь­ко Его слу­жи­те­ля­ми, а и со­при­част­ни­ка­ми Его скор­би. Сме­ет ли наш про­све­щен­ный ве­рою ра­зум тя­го­тить­ся та­ким со­уча­сти­ем?..
"Серд­це че­ло­ве­ка об­ду­мы­ва­ет свой путь, но Гос­подь управ­ля­ет ше­стви­ем его". Не со­мне­ва­юсь, что моя раз­лу­ка с ва­ми не про­длит­ся ни од­ной ми­ну­ты доль­ше, чем то опре­де­лит Тот, Ко­му Еди­но­му я хо­чу слу­жить всем умом, всем серд­цем и все­ми мо­и­ми си­ла­ми. Раз­ве да­но нам ра­зу­меть вре­ме­на и ле­та, яже Отец по­ло­жил во Сво­ей вла­сти? К об­ста­нов­ке я дав­но при­вык, и са­ма по се­бе она ме­ня ма­ло тя­го­тит; "Гос­под­ня зем­ля и ис­пол­не­ние ея". Во вся­ком по­ло­же­нии ве­ру­ю­щий че­ло­век по­лу­ча­ет от Гос­по­да уте­ше­ние: "Аще... все­лю­ся в по­след­них мо­ря, и та­мо бо ру­ка Твоя на­ста­вит мя и удер­жит мя дес­ни­ца Твоя". Груст­но мне толь­ко, что я не с ва­ми, что не мо­гу непо­сред­ствен­но с ва­ми пе­ре­жи­вать все, что вам ра­дост­но и тя­же­ло, все, что вас вол­ну­ет; груст­но мне, что вре­мен­но я ли­шен ра­до­сти слу­жить чи­сто­му Хри­сто­ву ста­ду, но, стре­мясь до­мой, стре­мясь к сво­е­му де­лу, я не смот­рю и не на­де­юсь на при­езд той или иной ко­мис­сии и на но­вый ко­декс, я ожи­даю пе­ре­ме­ны от Ис­тин­но­го Вла­ды­ки всех, Ко­му "вся пре­да­на". За­хо­чет Он – немед­лен­но по­сле­ду­ет и рас­по­ря­же­ние...
По­ка же Гос­подь бла­го­во­лит быть мне в раз­лу­ке с ва­ми, не над­ле­жит ли спо­кой­но это­му по­ко­рить­ся?.. "Мо­лит­ву про­лию ко Гос­по­ду и То­му воз­ве­щу пе­ча­ли моя..."
Для то­го чтобы быть хри­сти­а­ни­ном, во­все не нуж­но чи­тать бо­го­слов­ские трак­та­ты. На­до иметь толь­ко серд­це от­вер­стое, хра­нить в се­бе чи­сто­ту ду­шев­ную и, со­зна­вая свою немощь, про­сить по­мо­щи свы­ше. Как ча­сто в са­мо­уве­рен­но­сти сво­ей мы не де­ла­ем по­след­не­го и по­то­му по­па­да­ем на лож­ный путь!
Сер­деч­ное, го­ря­чее спа­си­бо всем тем, кто вспо­ми­на­ет ме­ня в сво­их мо­лит­вах.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...Дерз­но­вен­ны­ми мо­лит­ва­ми пра­вед­ной Ели­за­ве­ты и пред­ста­тель­ством Пре­чи­стой Вла­ды­чи­цы да по­даст Гос­подь всем вам Свою бла­го­дат­ную по­мощь и ра­дост­ную воз­мож­ность в обыч­ных по­все­днев­ных тру­дах быть вер­ны­ми Его слу­га­ми, все­гда во­дя­щи­ми­ся же­ла­ни­ем бла­га всем, с кем Бо­жи­им Про­мыс­лом мы в жиз­ни встре­ча­ем­ся. Ес­ли Гос­подь снис­хо­дил на зем­лю не для то­го, чтобы Ему слу­жи­ли, но чтобы Са­мо­му Ему по­слу­жить че­ло­ве­че­ству, то, ко­неч­но, и мы долж­ны слу­жить друг дру­гу. Лю­ди по Все­муд­ро­му Про­мыс­лу от­ли­ча­ют­ся друг от дру­га и по­лом, и ро­стом, и физи­че­ской си­лой, и ра­зу­мом, и кра­со­той, и мно­гим дру­гим, – и это раз­ли­чие, ду­ма­ет­ся, по­доб­но раз­ли­чию чле­нов на­ше­го те­ла, да­но нам с тем, чтобы в доб­ро­воль­ном вза­и­мо­дей­ствии по­лу­ча­лась бы пол­ная гар­мо­ния еди­но­го жи­во­го ор­га­низ­ма (см. 1Кор.12).
Мне пред­став­ля­ет­ся, что че­ло­ве­че­ство со­зда­но как бы в него­то­вом, несо­вер­шен­ном ви­де с тем, чтобы сво­бод­ной во­лей оно го­то­ви­лось к со­вер­шен­ной жиз­ни в Гос­по­де, то есть Ис­тине и Люб­ви, и пре­иму­ще­ства од­них вос­пол­ни­ли бы недо­стат­ки дру­гих. "При­го­товь­те путь Гос­по­ду, пря­мы­ми сде­лай­те сте­зи Ему; вся­кий дол да на­пол­нит­ся, и вся­кая го­ра и холм да по­ни­зят­ся..." Ес­ли че­ло­ве­че­ство в сво­ем ис­то­ри­че­ском раз­ви­тии идет по пу­ти та­ко­го сгла­жи­ва­ния су­ще­ству­ю­щих нера­венств, то есть в со­зна­нии сво­е­го един­ства лю­ди от са­мо­об­слу­жи­ва­ния по­сто­ян­но пе­ре­хо­дят к доб­ро­воль­но­му слу­же­нию об­ще­ству, то оно рас­тет, про­грес­си­ру­ет. Ес­ли же на­обо­рот, че­ло­ве­че­ство не на­уча­ет­ся слу­жить сво­е­му един­ству, ес­ли лю­ди, дви­жи­мые эго­из­мом, упо­треб­ля­ют свои пре­иму­ще­ства – си­лу, кра­со­ту, ра­зум и про­чее – для сво­их лич­ных це­лей, то оно рас­па­да­ет­ся, ма­лит­ся, ре­грес­си­ру­ет.
Че­ло­век, по на­шей ве­ре, со­здан со сво­бод­ной во­лей, но, чтобы она мог­ла вы­явить­ся, необ­хо­ди­мо, чтобы он имел что-ли­бо в сво­ем рас­по­ря­же­нии. Итак, соб­ствен­ность са­ма по се­бе – не во­ров­ство. Сам Гос­подь на­де­ля­ет че­ло­ве­ка соб­ствен­но­стью, ко­то­рой преж­де все­го яв­ля­ют­ся его при­род­ные спо­соб­но­сти ("и об­ла­дай­те"). Но ес­ли че­ло­век упо­треб­ля­ет не толь­ко свое зем­ное иму­ще­ство, но хо­тя бы и од­ни свои при­род­ные спо­соб­но­сти для улуч­ше­ния сво­е­го по­ло­же­ния в ущерб дру­гим, то пе­ред ли­цом Бо­жи­им в серд­це сво­ем он дол­жен при­знать се­бя при­сво­и­те­лем – во­ром (Лк.16). Увы, мы зна­ем, что на де­ле в че­ло­ве­че­стве уже ис­ся­ка­ет лю­бовь, ис­ся­ка­ет на­столь­ко, что сам че­ло­век вы­нуж­ден ид­ти на при­ну­ди­тель­ное огра­ни­че­ние сво­бод­ной во­ли друг дру­га вплоть до ли­ше­ния пра­ва соб­ствен­но­сти. По­то­му-то "мно­го зван­ных, но ма­ло из­бран­ных" (Мф.20:16). По­то­му-то "вый­ди­те из сре­ды их и от­де­ли­тесь, го­во­рит Гос­подь" (2Кор.6:17). И ко­неч­но, хри­сти­а­нин дол­жен все свое вни­ма­ние со­сре­до­то­чи­вать на том, чтобы так или ина­че слу­жить ближ­ним. Зна­чит ли это, что я дол­жен де­лать са­по­ги са­пож­ни­ку, а не он мне? Зна­чит ли это, что я сам дол­жен се­ять или до­бы­вать для об­щи­ны хлеб, а не по­лу­чать его? Ко­неч­но, нет. Но это зна­чит, что ка­ков бы ни был род мо­е­го тру­да, я не имею пра­ва на ис­клю­чи­тель­ное бла­го­по­лу­чие; это зна­чит, что чем боль­ше я про­ни­ка­юсь ду­хом Хри­сто­вым, тем бо­лее ста­ра­юсь огра­ни­чить свои лич­ные по­треб­но­сти вне за­ви­си­мо­сти от ко­ли­че­ства, так ска­зать, поль­зы, ко­то­рую я вно­шу в об­щи­ну... Хо­чет­ся мне на­пом­нить всем мо­им лю­би­мым пле­мян­ни­кам, что в ос­но­ве хри­сти­ан­ства – лю­бовь. "О сем ра­зу­ме­ют вси, яко Мои уче­ни­цы есте, аще лю­бовь има­те меж­ду со­бою". Лю­бовь ис­тин­ная, лю­бовь Хри­сто­ва все по­кры­ва­ет. Для нее са­мо­лю­бие не пре­гра­да. Ста­рать­ся на­до не за­мы­кать­ся са­мим в се­бе, но но­сить немо­щи друг дру­га и бре­ме­на друг дру­га. На­до ста­рать­ся да­же шу­тя не сме­ять­ся над сла­бо­стя­ми близ­ких. Ес­ли сла­бость дей­стви­тель­но на­ли­цо, то она – со­всем не пред­мет для ве­се­ло­го сме­ха (а тем бо­лее зло­го); она тре­бу­ет мо­лит­вен­ной под­держ­ки об­ла­да­е­мо­го ею. Ес­ли же сме­ют­ся в шут­ку над несу­ще­ству­ю­щею сла­бо­стью, то тем ча­сто пре­пят­ству­ют здо­ро­вым сер­деч­ным от­но­ше­ни­ям.
Всем серд­цем всем вам же­лаю по­сто­ян­но­го воз­рас­та­ния во Хри­сте. Да пре­бу­дет Он с ва­ми неот­луч­но.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...За вре­мя мо­ей раз­лу­ки с ва­ми для ме­ня при­об­ре­ли но­вый смысл сло­ва: "все­гда, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков". Кро­ме по­ня­тия бес­ко­неч­но­го вре­ме­ни, ко­то­рое они об­ни­ма­ют, в них слы­шит­ся мне те­перь еще и ве­ра во все­бла­гой Про­мы­сел Бо­жий, ве­ра в неиз­ме­ня­е­мость по­сто­ян­ной люб­ви Бо­га к нам, слы­шит­ся го­тов­ность про­слав­лять имя Его не толь­ко в хра­ме, не толь­ко в дни бла­го­по­лу­чия, но все­гда и при всех об­сто­я­тель­ствах спо­кой­но и да­же в скор­би ра­дост­но от­да­вать­ся Его свя­той во­ле, лишь бы Он бла­го­во­лил при­нять на­шу скорбь как служ­бу Люб­ви, хо­тя она и яв­ля­ет­ся ча­ще все­го по­след­стви­ем на­шей гре­хов­но­сти. "Мо­лит­ву про­лию ко Гос­по­ду и То­му воз­ве­щу пе­ча­ли моя". Ес­ли "кре­стом при­и­де ра­дость все­му ми­ру", то нести крест – зна­чит нести ра­дость. Серд­це че­ло­ве­ка, уны­ва­ю­ще­го под тя­го­тою жи­тей­ских пе­ре­жи­ва­ний, оза­ря­ет­ся ра­до­стью, ко­гда он по­зна­ет, ка­кую он несет но­шу. Вот по­че­му, мне ка­жет­ся, ве­ра Хри­сто­ва, ни­че­го не из­ме­няв­шая в ма­те­ри­аль­ном и об­ще­ствен­ном по­ло­же­нии са­мых пер­вых сво­их адеп­тов и вы­зы­вав­шая в даль­ней­шем сви­ре­пые на них го­не­ния, все­гда с ра­до­стью вос­при­ни­ма­лась все­ми чи­сты­ми серд­цем. Ес­ли хри­сти­а­нин в скор­би впа­да­ет в уны­ние, это зна­чит, что он по гре­хов­но­сти сво­ей от­сту­пил от Гос­по­да и утра­тил жи­вую ве­ру в бла­го­по­треб­ность кре­сто­но­ше­ния, в си­лу крест­ной люб­ви. "Про­тив­ных си­лы кре­ста стра­шат­ся на­чер­та­е­ма на воз­ду­се" – го­во­рит­ся в кре­сто­воз­дви­жен­ском ка­ноне. Че­ло­век, не укреп­лен­ный ве­рою, то­же до та­кой сте­пе­ни бо­ит­ся вся­кой жи­тей­ской непри­ят­но­сти, что во из­бе­жа­ние ее пус­ка­ет­ся ча­сто на де­ла, осуж­да­е­мые его соб­ствен­ной со­ве­стью. Ве­ру­ю­щий же "по нему хо­дит", то есть идет за ним (за кре­стом), "ко­ле­на пре­кло­ня­ю­ще Хри­сту".
До­ро­гие мои, я пи­шу это для тех, кто осла­бе­ва­ет в скор­би, чтобы в об­нов­ле­нии ве­ры через по­ка­я­ние и при­об­ще­ние Свя­тых Та­ин они по­лу­ча­ли уте­ше­ние. Нет нам скор­би без ра­дост­ной воз­мож­но­сти при­не­сти ее к пре­сто­лу Люб­ви. Но так как вся­кий грех – есть от­ступ­ле­ние от Ис­ти­ны, и путь гре­хов­ный все даль­ше нас от нее от­во­дит, то в по­гре­шив­шем че­ло­ве­ке ис­ка­жа­ет­ся вер­ное стрем­ле­ние к ра­дост­но­му очи­ще­нию, и чем боль­ше он со­гре­ша­ет, тем ему труд­нее да­же ве­рить в дей­стви­тель­ность всем все­гда от­кры­той воз­мож­но­сти по­лу­чить уте­ше­ние и ду­хов­ное укреп­ле­ние через по­ка­я­ние. Я хо­тел бы, чтобы все, кто мне бли­зок, зна­ли, где и как на­до ис­кать по­мо­щи в тя­же­лую ми­ну­ту скорб­но­го уны­ния, по­то­му что и сам я все­гда к это­му спа­си­тель­но­му сред­ству при­бе­гаю.
...За ис­тек­шие го­ды мно­го уже во­ды утек­ло, мно­го еще уте­чет за остав­ший­ся мне год, да и как он за­кон­чит­ся? Нет нуж­ды знать, по­то­му что все во вла­сти все­бла­го­го От­ца. Что ка­са­ет­ся ме­ня, то я ми­ло­стию Бо­жи­ею очень спо­кой­но смот­рю на пред­сто­я­щий год и хо­тел бы толь­ко вос­пол­нить в те­че­ние его то, что я упу­стил за преды­ду­щие го­ды, чтобы и для вас и для ме­ня тя­гост­ная раз­лу­ка не оста­ва­лась бы без доб­ро­го пло­да в де­ле на­ше­го спа­се­ния. Гос­подь да не оста­вит вас Сво­ею ми­ло­стию и да по­мо­жет вам по ме­ре сил в ми­ре и со­гла­сии каж­до­му в сво­ем ро­де нести крест­ное бре­мя жиз­нен­но­го пу­ти...
Пусть вас ни­что не сму­ща­ет. Все­силь­ный, Люб­ве­обиль­ный и Ми­ло­сти­вый Гос­подь днесь и во ве­ки неиз­ме­нен. Ес­ли на мою до­лю и вы­па­дет ка­кое-ни­будь но­вое ис­пы­та­ние, я при­му его с тос­кой сер­деч­ной за всех вас, но со спо­кой­ной ве­рой в бла­гость Выш­не­го Про­мыс­ла. Про­во­жая ме­ня в за­клю­че­ние, вы са­ми по­да­ри­ли мне об­ра­зок "мо­ле­ние о ча­ше". Ка­кое нуж­но еще уте­ше­ние хри­сти­а­ни­ну? При­ни­мая свя­щен­ство, я со­зна­тель­но брал на се­бя слу­же­ние Рас­пя­то­му, хо­ро­шо зная Его сло­ва о том, что "несть раб бо­лий Гос­по­да сво­е­го". И Гос­подь, ве­рю я, при­нял от ме­ня же­ла­ние по­слу­жить Ему в дни по­ру­га­ния и со­вер­шил ме­ня свя­щен­ни­ком в день Сво­ей стра­сти, в пят­ни­цу. Но­вый За­вет в от­ли­чие от Вет­хо­го да­ет ищу­щим Гос­по­да лю­дям бла­га не ма­те­ри­аль­ные, а ду­хов­ные. Но­вый Из­ра­иль уже не по­лу­ча­ет чу­дес­ным об­ра­зом изоби­лие зем­ных пло­дов, на­про­тив то­го, он при­зы­ва­ет­ся в уча­стии в Гол­гоф­ской жерт­ве для дей­ствен­но­го уча­стия в об­щем вос­кре­се­нии. Ис­тин­но и спра­вед­ли­во, что "бла­жен­нее да­вать, неже­ли при­ни­мать", хо­тя на­ше­му ослаб­лен­но­му гре­хом со­зна­нию это и ка­жет­ся со­мни­тель­ным. Об од­ном про­шу вас – ста­рай­тесь все­ми си­ла­ми быть в ми­ре друг с дру­гом, несмот­ря на раз­ни­цу в го­дах, в ха­рак­те­рах, взгля­дах и об­ра­зо­ва­нии. На­сколь­ко воз­мож­но, мы долж­ны жить в ми­ре со все­ми. Гос­подь да бу­дет неиз­мен­но по­мощ­ни­ком, на­став­ни­ком и уте­ши­те­лем всем вам, мои до­ро­гие и лю­би­мые, и пред­ста­тель­ством усерд­ной За­ступ­ни­цы да огра­дит вас от вся­ко­го зла.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский

...Мне ка­жет­ся, что ес­ли Гос­подь явил­ся к греш­ни­кам, то по­то­му, что не счи­тал их чуж­ды­ми Се­бе, но и за­блуд­ших от пу­ти ис­ти­ны, не по­те­ряв­ших со­весть лю­дей по­чи­тал сво­и­ми ов­ца­ми. Чуж­ды и нам толь­ко те лю­ди, ко­то­рые доб­ро на­зы­ва­ют злом, а зло – доб­ром; все же про­чие, как бы они ни по­гряз­ли в су­е­те ми­ра, – на­ши со­бра­тья. Мы близ­ки Хри­сту, ес­ли не чуж­да­ем­ся та­ких лю­дей ра­ди со­хра­не­ния лич­но­го ду­шев­но­го рав­но­ве­сия, но, пре­бы­вая с ни­ми, ста­ра­ем­ся в то же вре­мя нести к ним мир и лю­бовь. Не на­до из­бе­гать жиз­ни и ра­бо­ты с те­ми, с кем нас Гос­подь так или ина­че со­еди­нил, на­до лишь из­бе­гать уча­стия в их гре­хах и не под­да­вать­ся их при­ме­ру в та­ких по­ступ­ках, ко­то­рые осуж­да­ет на­ша со­весть; то­гда не за­тем­нит­ся в нас свет Хри­стов, но, оза­рив на­ших близ­ких, он ис­пол­нит на­ше серд­це ра­до­стью от со­зна­ния хо­тя бы в ма­лой ме­ре ис­пол­нен­но­го слу­же­ния. Са­мое же слу­же­ние есте­ствен­но бы­ва­ет нам в тя­гость, как до из­вест­ной сте­пе­ни тя­гост­на вся­кая ра­бо­та. Но "Цар­ство Бо­жие ну­дит­ся", и без тру­да мы ни­че­го со­вер­шить не мо­жем; ве­ра же об­лег­ча­ет тя­го­ту жиз­ни и де­ла­ет иго Хри­сто­во бла­гим и бре­мя Его лег­ким. Я не хо­чу этим от­ри­цать смыс­ла мо­на­ше­ства, но ду­маю в со­от­вет­ствии с рас­суж­де­ни­я­ми апо­сто­ла о вдо­ви­цах (в 1-м по­сла­нии к Ти­мо­фею), что в мо­на­ше­ство долж­ны ид­ти те лю­ди, ко­то­рых Гос­подь при­зы­ва­ет на это де­ла­ние со­от­вет­ству­ю­щи­ми жиз­нен­ны­ми об­сто­я­тель­ства­ми. Те же, на по­пе­че­ние ко­то­рых Гос­подь так или ина­че от­дал де­тей или род­ных, или про­сто близ­ких лю­дей, долж­ны нести тот вид слу­же­ния, ко­то­рый вы­те­ка­ет из это­го по­ло­же­ния. Непра­виль­но ста­вить во­прос так, что ес­ли для од­них хо­ро­шо уда­лять­ся в пу­сты­ню, то и для дру­гих то­же, а ес­ли для од­них это нехо­ро­шо, то не по­до­ба­ет и дру­гим. На­до, мне ка­жет­ся, все­гда пом­нить, что мы все – чле­ны еди­но­го че­ло­ве­че­ства, но, как апо­стол го­во­рит, не все мы ухо или глаз, но каж­дый дол­жен дей­ство­вать со­от­вет­ствен­но сво­е­му на­зна­че­нию, в чем и да по­мо­жет всем нам Гос­подь по мо­лит­вам Пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри и всех свя­тых...
Ми­лые мои! ...Счи­таю нуж­ным ска­зать, что не все­гда чест­ный и ува­жа­е­мый че­ло­век бы­ва­ет но­си­те­лем ис­ти­ны, и на­обо­рот, ча­сто Ис­ти­на Бо­жия вла­га­ет­ся в недо­стой­ные со­су­ды. Хо­ро­шо и ра­дост­но ви­деть до­стой­ный со­суд бла­го­да­ти Бо­жи­ей, но нуж­но пом­нить, что не в са­мом со­су­де, а в со­дер­жи­мом си­ла Бо­жия. "Не ста­рец Мене дер­жит, но Аз дер­жу его: той бо от Мене от­пу­ще­ния про­сит" (за­пев 9-й пес­ни на Сре­те­ние). Раз­ве нет кри­сталь­но чи­стых ксен­дзов и пас­то­ров? Ду­маю, од­на­ко, что их до­сто­ин­ство не до­ка­зы­ва­ет ис­тин­но­сти ка­то­ли­че­ства и лю­те­ран­ства. Раз­ве мы не зна­ем, что си­ла Бо­жия в немо­щи со­вер­ша­ет­ся, что лич­ные недо­стат­ки свя­щен­но­слу­жи­те­лей не мо­гут опо­ро­чить со­вер­ша­е­мые ими та­ин­ства. Итак, не на са­мих слу­жи­те­лей нуж­но глав­ным об­ра­зом об­ра­щать вни­ма­ние и не столь­ко ис­кать иде­аль­ных лю­дей (ко­то­рых, кста­ти, и не су­ще­ству­ет, по­то­му что "Един Свят"), сколь­ко до­ро­жить чи­сто­той но­си­мых ими идей и бе­гать вся­кой сквер­ны, по­ро­ка или че­го-ли­бо та­ко­во­го в ис­по­ве­да­нии ве­ры, в мо­лит­ве.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский”.

К кон­цу сро­ка за­клю­че­ния ста­но­ви­лось все оче­вид­нее, что вла­сти не раз­ре­шат от­цу Иоан­ну жить в Пет­ро­гра­де и ду­хов­ным де­тям при­дет­ся сми­рить­ся с про­дол­же­ни­ем раз­лу­ки. Так и слу­чи­лось: его от­пра­ви­ли в адми­ни­стра­тив­ную ссыл­ку в го­род Во­ро­неж, ку­да он при­был в но­яб­ре 1927 го­да. Здесь он по­лу­чил ме­сто свя­щен­ни­ка в Алек­се­ев­ской церк­ви быв­ше­го Де­ви­чье­го мо­на­сты­ря, а через неко­то­рое вре­мя был на­зна­чен ее на­сто­я­те­лем и од­ним из бла­го­чин­ных епар­хии. Бла­го­да­ря его уси­ли­ям и ак­тив­ной под­держ­ке, во­ро­неж­ски­ми при­хо­жа­на­ми по­сто­ян­но со­би­ра­лись и пе­ре­сы­ла­лись сред­ства в Со­ло­вец­кий конц­ла­герь Во­ро­неж­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Пет­ру (Зве­ре­ву) и дру­гим на­хо­дя­щим­ся в за­клю­че­нии пра­во­слав­ным. Од­на из сви­де­тель­ниц на след­ствии поз­же по­ка­зы­ва­ла об от­це Иоанне: “Свя­щен­ник Иван Ге­ор­ги­е­вич Стеб­лин-Ка­мен­ский, про­жи­вая в ра­бо­чем по­сел­ке, сре­ди ве­ру­ю­щих поль­зо­вал­ся гро­мад­ным ав­то­ри­те­том, по­это­му у него все­гда на квар­ти­ре и во­об­ще, где он бы­вал, со­би­ра­лось мно­го ве­ру­ю­щих. Все быв­шие "зве­рев­цы" груп­пи­ро­ва­лись око­ло свя­щен­ни­ка Ка­мен­ско­го”.
В 1928 го­ду без­бож­ные вла­сти ста­ли ор­га­ни­зо­вы­вать оче­ред­ное го­не­ние на Цер­ковь, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го долж­ны бы­ли быть окон­ча­тель­но за­кры­ты все мо­на­сты­ри и мно­гие при­ход­ские хра­мы. По­всю­ду по ини­ци­а­ти­ве вла­стей устра­и­ва­лись со­бра­ния ра­бо­чих, тре­бу­ю­щих за­кры­тия церк­вей, уси­ли­лась про­па­ган­да про­тив ве­ры и Церк­ви. 2 сен­тяб­ря 1928 го­да в ра­бо­чем по­сел­ке, в ко­то­ром на­хо­дил­ся Де­ви­чий мо­на­стырь, уже на­по­ло­ви­ну за­ня­тый без­бож­ни­ка­ми, со­сто­я­лось со­бра­ние жи­те­лей по­сел­ка. Все­го на тер­ри­то­рии мо­на­сты­ря бы­ло устро­е­но 275 квар­тир, в ко­то­рых лю­дей неве­ру­ю­щих, а так­же оста­вав­ших­ся в ке­льях мо­на­хинь про­жи­ва­ло 872 че­ло­ве­ка. На со­бра­нии при­сут­ство­ва­ло 217 че­ло­век, и 100 че­ло­век бы­ло при­гла­ше­но со сто­ро­ны, так как да­же и в та­ких усло­ви­ях без­бож­ни­ки не бы­ли уве­ре­ны, что им удаст­ся за­крыть цер­ковь. Один из вы­сту­пив­ших сра­зу ука­зал на то, что по­чи­та­те­ли и по­сле­до­ва­те­ли аре­сто­ван­но­го ар­хи­епи­ско­па Пет­ра (Зве­ре­ва) на­ча­ли ре­ли­ги­оз­ную де­я­тель­ность: “….Зве­рев­щи­на опять под­ня­ла го­ло­ву, гнез­до ее пол­но­стью не бы­ло уни­что­же­но, нуж­но их уни­что­жить через ГПУ”.
Вы­сту­пав­шие го­во­ри­ли: “До сих пор еще мно­гие не зна­ют ра­бо­че­го по­сел­ка, а зна­ют Де­ви­чий мо­на­стырь, и дей­стви­тель­но ра­бо­чие жи­вут в сте­нах мо­на­сты­ря. В прес­се ча­сто встре­ча­ют­ся со­об­ще­ния о за­кры­тии мо­на­сты­рей, церк­вей и то­му по­доб­но­го и об ис­поль­зо­ва­нии их по­ме­ще­ний под жи­лье и ра­бо­чие клу­бы. 500 ра­бо­чих долж­ны жить са­ми и вос­пи­ты­вать сво­их де­тей в куль­тур­ных усло­ви­ях, а мы ви­дим, что ан­ти­со­вет­ские эле­мен­ты здесь в мо­на­сты­ре бе­рут под свое вли­я­ние под­рас­та­ю­щее по­ко­ле­ние...”
“...Или ра­бо­чий по­се­лок или мо­на­стырь: ес­ли до­ро­га нам со­вет­ская власть, нам нуж­но бо­роть­ся с контр­ре­во­лю­ци­ей. В мо­на­сты­ре име­ет­ся поп, став­лен­ник Зве­ре­ва. Зве­рев­щи­на по­гу­би­ла и неко­то­рых из на­ших то­ва­ри­щей ра­бо­чих. Есть и сей­час по­мо­га­ю­щие зве­рев­щине. Со зве­рев­щи­ной нуж­но по­кон­чить”.
“В 31-й ке­лье жи­вет поп Иоанн, став­лен­ник Зве­ре­ва. Я жи­ву в ке­лье № 89 и ви­жу, как это­го по­па по­се­ща­ют же­ны контр­ре­во­лю­ци­о­не­ров Неча­е­ва и Пуш­ки­на (быв­ший кти­тор Тер­но­вой церк­ви). Мо­наш­ки учат де­тей ра­бо­чих под­хо­дить к это­му свя­щен­ни­ку за бла­го­сло­ве­ни­ем...”
“Всем уже яс­но, что му­зы­ка ко­ло­ко­лов – это му­зы­ка контр­ре­во­лю­ции. До тех пор, по­ка бу­дет су­ще­ство­вать здесь контр­ре­во­лю­ци­он­ное гнез­до, ра­бо­че­го по­сел­ка фак­ти­че­ски су­ще­ство­вать не бу­дет...”
“Мо­наш­ки ме­ша­ют куль­тур­но­му раз­ви­тию под­рас­та­ю­ще­го по­ко­ле­ния и за­во­е­вы­ва­ют со­чув­ствие жи­те­лей не толь­ко в сте­нах мо­на­сты­ря, но и да­ле­ко за его сте­на­ми...”
8 сен­тяб­ря 1928 го­да в Во­ро­неж­ской га­зе­те “Ком­му­на” бы­ла опуб­ли­ко­ва­на ста­тья “Но­во­де­виц­кий мо­на­стырь – под ра­бо­чие квар­ти­ры. Цер­ковь – под клуб”. В ста­тье, в част­но­сти, го­во­ри­лось: “...Всю­ду вы­не­се­ны ре­зо­лю­ции, в ко­то­рых ра­бо­чие все­це­ло при­со­еди­ня­ют­ся к тре­бо­ва­ни­ям на­се­ле­ния по­сел­ка и со сво­ей сто­ро­ны на­ста­и­ва­ют на ско­рей­шем вы­се­ле­нии всех быв­ших мо­на­шек, а так­же за­кры­тии церк­ви в чер­те по­сел­ка и обо­ру­до­ва­нии в ней клу­ба или шко­лы. Вы­сту­пав­шие в пре­ни­ях ра­бо­чие вы­ра­жа­ли удив­ле­ние по по­во­ду то­го, что до сих пор с мо­наш­ка­ми "це­ре­мо­ни­лись". Ука­зы­ва­лось так­же на необ­хо­ди­мость ре­ши­тель­ной борь­бы с контр­ре­во­лю­ци­он­ны­ми вы­ход­ка­ми "чер­ни­чек" и их вер­хо­во­да – "от­ца Иоан­на", став­лен­ни­ка Пет­ра Зве­ре­ва”.
По пуб­ли­ка­ци­ям в без­бож­ной прес­се, где пря­мо тре­бо­ва­ли аре­ста от­ца Иоан­на, ста­но­ви­лось яс­но, что этот арест неиз­бе­жен, при­чем без­бож­ни­ки вос­поль­зу­ют­ся лю­бым, да­же са­мым незна­чи­тель­ным по­во­дом.
4 мар­та 1929 го­да по­мощ­ник на­чаль­ни­ка ми­ли­ции от­пра­вил в ОГПУ со­об­ще­ние: “По име­ю­щим­ся непро­ве­рен­ным све­де­ни­ям в до­ме № 4 по Вве­ден­ской ули­це про­жи­ва­ю­щий там свя­щен­ник Иван, став­лен­ник ар­хи­ерея Зве­ре­ва, ве­дет оже­сто­чен­ную аги­та­цию про­тив со­вет­ской вла­сти, и во­об­ще в этом до­ме за­ме­ча­ет­ся ка­кая-то груп­пи­ров­ка, о чем со­об­ща­ет­ся для све­де­ния”.
В пять ча­сов утра 1 мая 1929 го­да, ко­гда без­бож­ни­ки при­шли ло­мать крест на ку­по­ле хра­ма, скон­ча­лась игу­ме­ния Де­ви­чье­го мо­на­сты­ря. Это сов­па­де­ние по­ру­га­ния хра­ма со смер­тью игу­ме­нии на­столь­ко по­ра­зи­ло ве­ру­ю­щих, что об этом дол­го го­во­ри­ли в го­ро­де. Впо­след­ствии вла­сти об­ви­ни­ли от­ца Иоан­на в том, буд­то он утвер­ждал, что ее смерть яви­лась ре­зуль­та­том го­не­ний на Цер­ковь. 4 мая со­сто­я­лись по­хо­ро­ны игу­ме­нии. Отец Иоанн сам от­пе­вал игу­ме­нию в ее квар­ти­ре в мо­на­сты­ре, пре­вра­щен­ном без­бож­ни­ка­ми в ра­бо­чий по­се­лок, от­ку­да в со­про­вож­де­нии мно­гих мо­ля­щих­ся со слу­же­ни­ем по пу­ти ли­тий все про­шли на Тер­но­вое клад­би­ще. По­сле по­гре­бе­ния отец Иоанн всех бла­го­сло­вил, по­со­ве­то­вав остав­шим­ся мо­на­хи­ням и при­хо­жа­нам мо­на­сты­ря дер­жать­ся вме­сте.
19 мая 1929 го­да отец Иоанн был аре­сто­ван и 21 мая до­про­шен. На во­про­сы сле­до­ва­те­ля свя­щен­ник от­ве­чал с боль­шим до­сто­ин­ством, ста­ра­ясь ни в чем не уро­нить свой сан. Он до­бил­ся раз­ре­ше­ния соб­ствен­но­руч­но за­пи­сать свой от­вет. “Я по от­но­ше­нию к со­вет­ской вла­сти ло­я­лен, – пи­сал отец Иоанн, – но не со­чув­ствую ме­ро­при­я­ти­ям, на­прав­лен­ным про­тив ре­ли­гии. Счи­таю непра­виль­ным обу­че­ние де­тей в шко­лах в про­ти­во­ре­ли­ги­оз­ном на­прав­ле­нии и то­му по­доб­ное. По­сколь­ку я дру­го­го ору­жия не знаю, кро­ме кре­ста, то как в про­шлое вре­мя, так и в на­сто­я­щее я на­хо­жу един­ствен­но пра­виль­ным дей­ство­вать на мас­сы уми­ро­тво­ря­ю­ще. Осуж­дал вся­кое вы­ступ­ле­ние про­тив граж­дан­ских за­ко­нов. Для ме­ня нет со­мне­ния, что ве­ра в рас­пя­то­го Хри­ста непо­бе­ди­ма, что ка­жу­ще­е­ся тор­же­ство ма­те­ри­а­лиз­ма есть вре­мен­ное яв­ле­ние. С прось­бой о мо­лит­ве мне по­да­ва­ли мно­же­ство за­пи­сок, так как я на па­мять ни­ка­ких просьб о мо­лит­ве не при­ни­мал. Сре­ди за­пи­сок име­ют­ся та­кие, в ко­то­рых про­сят о мо­лит­ве за за­клю­чен­ных и за за­блуд­ших. Под "за­блуд­ши­ми" я по­ни­мал ото­шед­ших от ве­ры или хо­тя на сло­вах и ве­ру­ю­щих, но жи­ву­щих без­за­кон­но. За все вре­мя сво­ей служ­бы в быв­шем Де­ви­чьем мо­на­сты­ре я неопу­сти­тель­но каж­дый празд­ник и каж­дое вос­кре­се­нье, а ино­гда и на буд­нях го­во­рил по­уче­ния чи­сто ду­хов­но­го ха­рак­те­ра или разъ­яс­ня­ю­щие бо­го­слу­же­ния, от­нюдь не ка­са­ясь ни граж­дан­ской вла­сти, ни необ­хо­ди­мо­сти за­па­сать­ся те­ми или ины­ми про­дук­та­ми. По­сле смер­ти игу­ме­нии ни лич­но, ни через ко­го-ли­бо дру­го­го ни­ка­ких слу­хов по го­ро­ду не рас­пус­кал. Что смерть игу­ме­нии, по­сле­до­вав­шая во вре­мя сня­тия кре­ста с церк­ви быв­ше­го Де­ви­чье­го мо­на­сты­ря, вы­зва­на этим сня­ти­ем, не мог го­во­рить, так как ее по­ра­зил, ес­ли не оши­ба­юсь, тре­тий по сче­ту удар за два дня до смер­ти, и с тех пор она не при­хо­ди­ла в со­зна­ние, так что я да­же не мог ее при­ча­стить пе­ред смер­тью. Еще ме­нее я ви­но­вен в том, что ко­гда-ли­бо по­буж­дал на­зы­вать се­бя или сам на­зы­вал се­бя ис­тин­ным пас­ты­рем, в ис­клю­чи­тель­ном смыс­ле при­зван­ным спа­сать ве­ру­ю­щих от тем­ных сил адо­вых боль­ше­виз­ма, но не от­ре­ка­юсь от то­го, что счи­таю се­бя од­ним из вер­ных пас­ты­рей Хри­сто­вой Церк­ви, обя­зан­ных сло­вом, жи­ти­ем, ду­хом, ве­рою и чи­сто­тою быть об­раз­цом для вер­ных и ограж­дать их от тьмы неве­рия, и ис­по­ве­дую, что по ве­ре мо­ей не толь­ко ма­те­ри­а­лизм, но и са­ми "вра­та адо­вы" не одо­ле­ют Церк­ви Хри­сто­вой. С мо­ги­лы игу­ме­нии я ушел до ее за­кры­тия, но дей­стви­тель­но бла­го­слов­лял под­хо­див­ших ко мне, при­чем как умел уте­шал, но слов "не пе­чаль­тесь, мы до­бьем­ся сво­е­го луч­ше­го" не го­во­рил”.
29 мая вла­сти сно­ва до­про­си­ли от­ца Иоан­на. Услы­шав, в чем его об­ви­ня­ют, свя­щен­ник от­ве­тил: “Ви­нов­ным се­бя в предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии не при­знаю ни в ма­лей­шей сте­пе­ни. За все вре­мя сво­е­го пре­бы­ва­ния в Во­ро­не­же как на ду­ху, так и с ам­во­на, и в част­ных бе­се­дах, не столь­ко по стра­ху на­ка­за­ния, сколь­ко по сво­е­му ми­ро­со­зер­ца­нию, все­гда учил кро­то­сти, тер­пе­нию и по­кор­но­сти граж­дан­ским за­ко­нам. Ни­ко­го око­ло се­бя не груп­пи­ро­вал и, остав­шись слу­чай­но вре­мен­но ис­пол­ня­ю­щим долж­ность епар­хи­аль­но­го бла­го­чин­но­го, с мар­та се­го го­да с ду­хо­вен­ством епар­хии имел лишь офи­ци­аль­ные сно­ше­ния спра­воч­но­го ха­рак­те­ра. Рас­пус­кать ка­кие бы то ни бы­ло слу­хи счи­таю ни­же сво­е­го до­сто­ин­ства как слу­жи­те­ля ду­ха. Об­ви­не­ние в аги­та­ции о по­хо­де дер­жав про­тив со­вет­ской вла­сти счи­таю яв­ным по­ка­за­те­лем со­вер­шен­но невер­ной осве­дом­лен­но­сти ГПУ о мо­ей лич­но­сти, так как по­доб­ная нера­зум­ная де­я­тель­ность со­вер­шен­но не со­от­вет­ству­ет ни на­прав­ле­нию мо­их мыс­лей, ни ха­рак­те­ру мо­их от­но­ше­ний чи­сто ду­хов­но-на­зи­да­тель­ных к ве­ру­ю­щим. Слов, при­пи­сы­ва­е­мых мне 16 фев­ра­ля се­го го­да "граж­дане, хлеб­ных за­па­сов нет, гро­зит го­лод, за­па­сай­тесь кто мо­жет", я так­же не го­во­рил, и они так­же ма­ло со­от­вет­ству­ют мо­ей де­я­тель­но­сти. Ни­ка­кой аги­та­ции в свя­зи со смер­тью игу­ме­нии не вел. Тем­ные си­лы адо­вы, по по­ни­ма­нию Церк­ви и уче­нию апо­столь­ско­му, ни­че­го об­ще­го с по­ли­ти­че­ским устрой­ством стра­ны не име­ют и дей­ству­ют при вся­ком ре­жи­ме (на­ша борь­ба не про­тив пло­ти и кро­ви, то есть не с людь­ми, но про­тив ду­хов зло­бы под­не­бес­ных). Ли­цам, при­хо­див­шим ко мне и во­про­шав­шим о вступ­ле­нии в ко­опе­ра­цию, кол­хо­зы, ком­му­ны и то­му по­доб­ном уча­стии в но­вом устрой­стве сель­ско­го хо­зяй­ства, все­гда от­ве­чал в том ду­хе, что ес­ли при этом... не тре­бу­ет­ся от­ка­за от ве­ры, то, ра­зу­ме­ет­ся, в по­доб­ном уча­стии гре­ха быть не мо­жет... Ли­цам, при­хо­див­шим ко мне из раз­ных мест за по­мо­щью от раз­ных бо­лез­ней, я все­гда со­ве­то­вал об­ра­щать­ся к вра­чам, ссы­ла­ясь на Свя­щен­ное Пи­са­ние. Вме­сте с тем со­ве­то­вал им и при­ча­стить­ся и не от­ка­зы­вал в сво­ей мо­лит­ве”.
4 июля 1929 го­да сле­до­ва­те­ли со­ста­ви­ли об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, в ко­то­ром го­во­ри­лось, что свя­щен­ник за­ни­мал­ся де­я­тель­но­стью, под­ры­ва­ю­щей ав­то­ри­тет и мощь со­вет­ской вла­сти.
16 ав­гу­ста 1929 го­да по­ста­нов­ле­ни­ем Осо­бо­го Со­ве­ща­ния при Кол­ле­гии ОГПУ отец Иоанн был при­го­во­рен к за­клю­че­нию в Со­ло­вец­кий конц­ла­герь сро­ком на три го­да.
Из Во­ро­неж­ской тюрь­мы отец Иоанн пи­сал сво­им ду­хов­ным де­тям:
“"От­че Свя­тый! со­блю­ди их во имя Твое" (Ин.17:11).
Празд­ник Усек­но­ве­ния гла­вы Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Гос­под­ня Иоан­на.
29-VIII/11-IХ–1929 го­да.
Не умру, но жив бу­ду и по­вем де­ла Гос­под­ня.
Гос­подь и Бог наш Иисус Хри­стос бла­го­да­тию и щед­ро­та­ми Сво­е­го че­ло­ве­ко­лю­бия да про­стит вам, воз­люб­лен­ные ча­да, вся по немо­щи со­де­ян­ные ва­ми со­гре­ше­ния ва­ши; Сам Он да отря­сет ва­шу гре­хов­ную сквер­ну, да оза­рит ва­ши по­мыш­ле­ния, да из­ве­стит вас в ве­ре, да утвер­дит в на­деж­де, да со­хра­нит в люб­ви и да со­блю­дет вас чест­ны­ми чле­на­ми Свя­той Сво­ей Церк­ви.
Ве­да­ет "Се­дяй одес­ную От­ца" скорбь раз­лу­ки пас­ты­ря со сво­ей лю­би­мой паст­вой. Ве­да­ет "Пас­тырь Доб­рый", с ка­кой скорб­ной си­лой вы­ры­ва­ет­ся в ми­ну­ту раз­лу­ки мо­лит­вен­ное воз­зва­ние: "От­че Свя­тый, со­блю­ди их во имя Твое". Ве­да­ет Серд­це­ве­дец, что де­ла­ет­ся и в мо­ем серд­це при раз­лу­ке с ва­ми, воз­люб­лен­ные во Хри­сте си­ро­ты – сест­ры По­кров­ской оби­те­ли и все вер­ные Гос­по­ду при­хо­жане Пре­об­ра­жен­ско­го хра­ма. Неуже­ли я за­бу­ду тех, с ко­то­ры­ми уте­шал­ся об­щей мо­лит­вой и об­щим по ме­ре сил слу­же­ни­ем Хри­сту Гос­по­ду? Неуже­ли я за­бу­ду тор­же­ствен­но-ра­дост­ное и мо­лит­вен­но-усерд­ное пе­ние де­ви­че­ских хо­ров? Раз­ве не бы­ло для ме­ня ве­ли­кою ра­до­стью быть сви­де­те­лем пе­ред Гос­по­дом усер­дия тру­див­ших­ся в хра­ме и ис­крен­не­го стрем­ле­ния к чи­сто­те, люб­ви и прав­де при­сту­пав­ших к Свя­тым Бо­же­ствен­ным Тай­нам? На­до ли мне каж­до­го из вас на­зы­вать по име­ни, чтобы вы зна­ли, что всех вас и каж­до­го в от­дель­но­сти я но­шу в сво­ем серд­це, вме­сте с ва­ми скорб­лю, вме­сте с ва­ми ра­ду­юсь? Или бук­вы и сло­ва вам мо­гут ска­зать боль­ше, чем го­во­ри­ли и го­во­рят вам ва­ши соб­ствен­ные серд­ца? Ес­ли за вре­мя мо­е­го слу­же­ния в Во­ро­не­же и пре­бы­ва­ния сре­ди вас вы, вве­рен­ные мне Гос­по­дом, не чув­ство­ва­ли, что ва­ша вер­ность Ему для ме­ня до­ро­же соб­ствен­ной жиз­ни, ес­ли вы это­го не чув­ство­ва­ли, то, увы, ни это пись­мо, ни ка­кое-ли­бо дру­гое вам это­го не от­кро­ют. Но ес­ли во­ис­ти­ну люб­лю вас лю­бо­вью Хри­сто­вой, ес­ли я от­ча­сти уте­ша­юсь ва­шей скор­бью, так как она сви­де­тель­ству­ет и о ва­шей ко мне люб­ви, то ныне, рас­ста­ва­ясь с ва­ми, от­да­вая вас под По­кров Усерд­ной За­ступ­ни­це Пре­чи­стой Вла­ды­чи­це (Она – Мать и Игу­ме­ния ва­ша), вру­чая вас са­мо­му Ее несрав­нен­но боль­ше ме­ня вас лю­бя­ще­му Сы­ну, – ныне хо­чет­ся мне в по­след­ний раз со сле­за­ми про­сить вас: не уны­вай­те ни­ко­гда, не со­мне­вай­тесь в непре­ста­ю­щей люб­ви к вам На­чаль­ни­ка Жиз­ни. Помни­те, что тер­пе­ли­вым пе­ре­не­се­ни­ем скор­бей мы как бы идем на­встре­чу Со­шед­ше­му к нам с небес и крест нас ра­ди Пре­тер­пев­ше­му: от­крой­те Ему ва­ши серд­ца, чтобы Он во­шел в них, чтобы Он ве­че­рял с ва­ми и вы с Ним. Тер­пи­те до кон­ца. В ва­ших немощ­ных со­су­дах вы су­ме­ли про­не­сти дра­го­цен­ную и спа­си­тель­ную пра­во­слав­ную ве­ру длин­ным пу­тем и пре­одо­леть боль­шие пре­пят­ствия; не раз­бей­те эти со­су­ды на­по­сле­док, чтобы не раз­ли­лась Во­да жиз­ни, чтобы не на­прас­ны­ми ста­ли все тру­ды ва­ши. Помни­те, что по­сы­лая скор­би, Гос­подь при­бли­жа­ет вер­ных Сво­их к Се­бе, к Сво­е­му Кре­сту. Не впус­кай­те не толь­ко зло­бы, но и до­са­ды в серд­ца ва­ши; для это­го преж­де все­го ста­рай­тесь жить в люб­ви и ми­ре друг с дру­гом, вза­им­но про­щая все оби­ды. На­учи­тесь хо­тя под ко­нец пре­да­вать са­мих се­бя и друг дру­га и всю свою жизнь Хри­сту Бо­гу. Сдер­жи­вай­те се­бя в каж­дом сло­ве, в каж­дой мыс­ли. "Вся­кое ды­ха­ние да хва­лит Гос­по­да"... Го­ри­те пред Гос­по­дом, как чи­стые вос­ко­вые све­чи, и ста­рай­тесь, чтобы совре­мен­ный ве­тер не за­ту­шил ваш ого­нек, ста­рай­тесь за­щи­щать его от ду­но­ве­ний мир­ских стра­стей и су­е­ты – чте­ни­ем сло­ва Бо­жия, осо­бен­но Еван­ге­лия и по­сла­ний апо­столь­ских на рус­ском язы­ке. Хра­ни­те се­бя в чи­сто­те, не лги­те, не уго­ждай­те про­тив со­ве­сти че­ло­ве­ку. Впро­чем, вы во всем этом успе­е­те, ес­ли бу­де­те по­сто­ян­но упраж­нять­ся в мо­лит­ве, не от се­бя я учил вас мо­лит­ве Иису­со­вой. "Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­жий, по­ми­луй мя, греш­но­го". Эта мо­лит­ва воз­рас­ти­ла дух мно­гих по­движ­ни­ков бла­го­че­стия. По­вто­ряй­те ее непре­стан­но, хо­тя бы с хо­лод­ной ду­шой, Сам Гос­подь со­гре­ет ее за по­сто­ян­ство ва­ше­го к Нему стрем­ле­ния. Ищи­те Гос­по­да всем серд­цем, и Он от­кро­ет­ся вам ра­дост­но и свет­ло. Ищи­те Гос­по­да, ведь Он неда­ле­ко от каж­до­го из нас. Ищи­те Гос­по­да, – вы узна­е­те ра­дость Его об­ре­те­ния. Са­ми по­зна­е­те ра­дость и ме­ня сде­ла­е­те участ­ни­ком этой ра­до­сти. Не оставь­те этих мо­их слов пу­сты­ми сло­ва­ми, дай­те им ме­сто в ва­ших серд­цах; ведь эти сло­ва – часть мо­ей ду­ши, пусть хоть эта ча­сти­ца мо­ей ду­ши оста­нет­ся жить в Во­ро­не­же, дай­те ей жить в ва­ших серд­цах, жить, а не уми­рать, бра­тья и сест­ры. Ес­ли вы скор­би­те о раз­лу­ке со мной, ес­ли вам боль­но ду­мать, что, мо­жет быть, со вре­ме­нем мы ста­нем чу­жи­ми друг дру­гу, то будь­те осо­бен­но вни­ма­тель­ны к сво­ей ду­хов­ной жиз­ни, будь­те вер­ны Хри­сту Рас­пя­то­му, и у под­но­жия Его Кре­ста вы, хо­чу ве­рить, все­гда най­де­те ме­ня, недо­стой­но­го. Не от­хо­ди­те от Кре­ста, и мы бу­дем близ­ки­ми друг дру­гу во все вре­мя на­шей раз­лу­ки, как дол­го бы она ни тя­ну­лась. Бу­дем вме­сте ве­рить в спа­си­тель­ность крест­ных стра­да­ний и вме­сте узна­ем ра­дость Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва во всем Его све­те. "Кре­сте, ты нам си­ла бу­ди". На­учи нас по­зна­нию доб­ро­воль­но­го сми­ре­ния, си­лы и люб­ви ныне вновь но­си­мо­го Дол­го­тер­пе­лив­ца, чтобы мы с несо­мнен­ной ве­рой взы­ва­ли Ему, нас ра­ди во гроб по­ло­жен­но­му: "Жиз­но­да­вче, сла­ва Те­бе".
Про­сти­те, воз­люб­лен­ные ча­да мои во Хри­сте, бра­тья и сест­ры, ме­ня, мно­го­греш­но­го, за все мною по неве­де­нию и немо­щи со­де­ян­ное, по­крой­те сво­ею лю­бо­вью мои недо­стат­ки и упу­ще­ния и не уста­вай­те мо­лить­ся за ме­ня ко Гос­по­ду, и аз, недо­стой­ный иерей, вла­стью Его, мне дан­ною, про­щаю и раз­ре­шаю вас от всех ва­ших гре­хов (кро­ме умыш­лен­но ута­ен­ных) во имя От­ца и Сы­на и Свя­та­го Ду­ха. Аминь.
По­ка име­ет­ся воз­мож­ность, ча­ще при­сту­пай­те к Свя­той Ча­ше. Хри­стос по­сре­ди нас бу­дет неот­луч­но. Всем серд­цем вас лю­бя­щий недо­стой­ный слу­жи­тель Рас­пя­то­го Все­дер­жи­те­ля.
Свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский”.

По при­бы­тии в Со­лов­ки отец Иоанн был опре­де­лен во 2-е от­де­ле­ние конц­ла­ге­ря. От­сю­да он пи­сал в Во­ро­неж од­но­му из при­хо­жан:
“1930.23.1. Сер­деч­но бла­го­да­рю Вас за Ва­ше лас­ко­вое пись­мо, жи­во на­пом­нив­шее мне ту об­ста­нов­ку, где я про­вел столь­ко ча­сов, где я от­ды­хал не столь­ко в дру­же­ской бе­се­де, как в со­зна­нии всем су­ще­ством то­го ис­крен­не­го род­ствен­но­го от­но­ше­ния, ко­то­рым Вы и о. В. ме­ня ба­ло­ва­ли... В Во­ро­не­же во­об­ще ме­ня це­ни­ли не по за­слу­гам. Я ча­сто се­бя чув­ство­вал "зо­луш­кой" в зо­ло­той ка­ре­те. Ко­му как не мне из­вест­но, что я дей­стви­тель­но знаю, что я дей­стви­тель­но чи­тал, как я дей­стви­тель­но тру­дил­ся, как я в дей­стви­тель­но­сти сам по се­бе за­слу­жи­ваю то­го, что мне воз­да­ва­ли как слу­жи­те­лю Все­дер­жи­те­ля. Сам по се­бе я дей­стви­тель­но зо­луш­ка, но си­лою Бо­жи­ею я дей­стви­тель­но, как это мне са­мо­му ни уди­ви­тель­но, имею не толь­ко одеж­ду, но и внут­рен­ний об­лик слу­жи­те­ля Ду­ха. До­ро­жа этой неза­слу­жен­ной ко мне ми­ло­стью свы­ше, я по­ни­мал всю от­вет­ствен­ность, с нею свя­зан­ную, счи­тал­ся с нею по ме­ре сил и по­сто­ян­но жил в из­вест­ном на­пря­же­нии...
У нас до сих пор не бы­ло на­сто­я­щих мо­ро­зов, и, стро­го го­во­ря, хо­ро­шень­ко­го сан­но­го пу­ти еще то­же нет. Од­на­ко я ми­ло­стью Бо­жи­ею здо­ров, по край­ней ме­ре все чле­ны дей­ству­ют без от­ка­за и без бо­ли. В этом от­но­ше­нии мне го­раз­до луч­ше, чем в про­шлом го­ду. Но все же ско­ро уже на­сту­пит зи­ма и, ду­маю, с боль­ши­ми мо­ро­за­ми, так как сред­няя тем­пе­ра­ту­ра го­да по­чти неиз­мен­на. Хо­ро­шо, у ко­го есть за­пас топ­ли­ва и теп­лая одеж­да. Для него зим­няя сту­жа луч­ше теп­лой осе­ни. Я лич­но, как всё имею, бо­юсь хо­ло­дов лишь за дру­гих. Во вся­ком слу­чае, уже ко­нец ян­ва­ря, и через два ме­ся­ца де­ло пой­дет к теп­лу.
Я здесь жи­ву не со­всем так, как Вы се­бе пред­став­ля­е­те... Моя ра­бо­та про­те­ка­ет хо­ро­шо зна­ко­мым мне рус­лом, но не тем, ко­то­ро­го ищет моя ду­ша. Ну что ж, ви­ди­мое внеш­нее есть об­раз неви­ди­мо­го внут­рен­не­го. Бы­ва­ет и для ду­ши зи­ма, ко­то­рую мы долж­ны уметь пе­ре­жи­вать. Лю­бовь близ­ких лю­дей, как сол­неч­ные лу­чи, несет сер­деч­ное теп­ло через огром­ные про­стран­ства, не толь­ко не те­ряя сво­ей си­лы, но, на­обо­рот, да­вая эф­фект теп­ла, толь­ко до­стиг­нув объ­ек­та дей­ствия. Всё, что я имею, всё, что я по­лу­чаю, так мно­го мне го­во­рит о люб­ви близ­ких, что мое серд­це со­гре­то на мно­гие го­ды, хо­тя бы зи­ма ду­ши про­дол­жа­лась без пе­ре­ры­ва. Я пи­шу Вам в пер­вый раз и, мо­жет быть, пи­сать боль­ше не бу­ду, но знаю, что Вы и все, ко­му я не пи­шу, но ко­го ис­кренне люб­лю, чув­ству­ют мое же­ла­ние все­гда быть с ва­ми, чтобы вме­сте де­лить скор­би и ра­до­сти, чтобы вме­сте ид­ти крест­ным пу­тем к Вос­кре­се­нию на­все­гда. Ме­ня стра­шит не крест­ный путь, а, на­обо­рот, ко­гда мне жи­вет­ся слиш­ком хо­ро­шо; я все бо­юсь, уж не свер­нул ли я с тес­но­го пу­ти, ве­ду­ще­го к Жиз­ни, и не по­пал ли на ши­ро­кую до­ро­гу, за­ман­чи­вую лишь до вре­ме­ни.
Гос­подь да бла­го­сло­вит всех вас, да со­хра­нит и упра­вит вас. Я го­тов сам тер­петь по­боль­ше, лишь бы Он из­лил обиль­но Свою ми­лость на тех, ко­го мне вре­мен­но вве­рил.
Ис­кренне лю­бя­щий вас свя­щен­ник Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский”.

На этот раз пре­бы­ва­ние от­ца Иоан­на в Со­ло­вец­ком конц­ла­ге­ре бы­ло недол­гим. На­чаль­ник 6-го от­де­ле­ния СО ОГПУ Туч­ков в 1930 го­ду раз­вер­нул энер­гич­ную де­я­тель­ность, на­прав­лен­ную на уни­что­же­ние цер­ков­но-свя­щен­но­слу­жи­те­лей. 23 ап­ре­ля 1930 го­да в Со­ло­вец­кий конц­ла­герь по­сту­пи­ло рас­по­ря­же­ние об аре­сте и от­прав­ке в Во­ро­неж­ское ОГПУ свя­щен­ни­ков Ни­ко­лая Ду­ло­ва и Иоан­на Стеб­лин-Ка­мен­ско­го. В на­ча­ле мая отец Иоанн был до­став­лен в Во­ро­неж­скую тюрь­му.
Пер­вый до­прос был 15 мая. Так как свя­щен­ник Ни­ко­лай Ду­лов со­гла­сил­ся да­вать по­ка­за­ния, нуж­ные след­ствию, то сле­до­ва­те­лю оста­ва­лось все­го лишь до­ка­зать на­ли­чие близ­ко­го зна­ком­ства меж­ду свя­щен­ни­ка­ми. Отец Иоанн на во­про­сы сле­до­ва­те­ля от­ве­чал: “В быт­ность мою в Во­ро­не­же на сво­бо­де свя­щен­ник Ду­лов при­ез­жал в Во­ро­неж два ра­за; один раз на Тро­и­цу (в на­ча­ле июня) 28-го го­да, а вто­рой раз в но­яб­ре то­го же го­да. Оба ра­за мы ви­де­лись с ним в хра­ме, при­чем пер­вый раз он слу­жил в со­бо­ре с при­чтом быв­ше­го Де­ви­чье­го мо­на­сты­ря, а вто­рой раз лишь при­сут­ство­вал Про­то­и­е­рей Иоанн. Во­ро­неж­ская тюрь­ма. 1930 год на служ­бе. По­сле пер­вой служ­бы я при­гла­сил его со мной по­обе­дать. Ни­ка­ких со­ве­ща­ний свя­щен­ни­ков с уча­сти­ем Ду­ло­ва не устра­и­ва­лось. Ни­ка­ких бро­шюр свя­щен­ник Ду­лов мне не при­во­зил; бро­шю­ра "Что дол­жен знать пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин" мне не зна­ко­ма. Во­об­ще я ин­те­ре­со­вал­ся лишь мне­ни­я­ми ав­то­ри­тет­ных иерар­хов, а не без­лич­ны­ми бро­шю­ра­ми”.
20 мая свя­щен­ни­ку Иоан­ну Стеб­лин-Ка­мен­ско­му бы­ло предъ­яв­ле­но об­ви­не­ние. Он об­ви­нял­ся в том, что “рас­про­стра­нял цер­ков­но-мо­нар­хи­че­ские ли­стов­ки и бро­шю­ры, рас­про­стра­нял и раз­но­го ро­да ан­ти­со­вет­ские про­во­ка­ци­он­ные слу­хи и вел аги­та­цию про­тив всех ме­ро­при­я­тий со­вет­ской вла­сти в об­ла­сти кол­лек­ти­ви­за­ции, ин­ду­стри­а­ли­за­ции СССР, имея ко­неч­ной це­лью под­го­то­вить ве­ру­ю­щую мас­су к вы­ступ­ле­нию про­тив со­вет­ской вла­сти, свер­же­нию ее и вос­ста­нов­ле­ние мо­нар­хии. В ре­зуль­та­те вы­ше­из­ло­жен­но­го во мно­гих рай­о­нах Цен­траль­ной Чер­но­зем­ной об­ла­сти бы­ли мас­со­вые вы­ступ­ле­ния на­се­ле­ния про­тив со­вет­ской вла­сти и ее ме­ро­при­я­тий”.
Озна­ко­мив­шись с об­ви­ни­тель­ным за­клю­че­ни­ем, отец Иоанн стал пи­сать, что с об­ви­не­ни­ем не со­гла­сен и объ­яс­нять по­че­му, но до­пи­сать ему не да­ли. Од­на­ко свя­щен­ник по­тре­бо­вал, чтобы ему да­ли воз­мож­ность от­ве­тить на предъ­яв­лен­ное об­ви­не­ние. Через два дня сле­до­ва­тель раз­ре­шил ему на­пи­сать объ­яс­ни­тель­ную за­пис­ку. Отец Иоанн на­пи­сал: “В предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии ви­нов­ным се­бя ка­те­го­ри­че­ски не при­знаю. В мо­нар­хи­че­ской цер­ков­ной ор­га­ни­за­ции я не со­сто­ял... Ко мне при­ез­жа­ли по цер­ков­ным де­лам кре­стьяне, чле­ны об­щин и ду­хо­вен­ство, и из ближ­них сел чер­нич­ки... Ни­ка­ких бе­сед ор­га­ни­за­ци­он­ных, по­ли­ти­че­ских я не вел ни с кем”.

Вме­сте с ним бы­ли аре­сто­ва­ны иеро­мо­на­хи Ге­ор­гий (По­жа­ров) и Кос­ма (Вяз­ни­ков), свя­щен­ник Ге­ор­гий Ни­ки­тин и ми­ряне Ев­фи­мий Гре­бен­щи­ков и Петр Вяз­ни­ков. Ви­нов­ны­ми в предъ­яв­лен­ном об­ви­не­нии они се­бя не при­зна­ли. 14 июля 1930 го­да им бы­ло предъ­яв­ле­но по­ста­нов­ле­ние об окон­ча­нии след­ствия. 23 июля об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние бы­ло от­прав­ле­но в Кол­ле­гию ОГПУ. 28 июля Кол­ле­гия рас­смот­ре­ла “де­ло” и при­го­во­ри­ла об­ви­ня­е­мых к рас­стре­лу.
Про­шли празд­ни­ки пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го и про­ро­ка Илии. Ве­че­ром 2 ав­гу­ста об­ви­ня­е­мым объ­яви­ли при­го­вор. За­тем их по­гру­зи­ли в ма­ши­ну, чтобы вез­ти в окрест­но­сти Во­ро­не­жа и учи­нить рас­пра­ву. В де­сять ча­сов ве­че­ра то­го же дня ар­хи­манд­рит Алек­се­ев­ско­го мо­на­сты­ря Ти­хон (Креч­ков), иеро­мо­на­хи Ге­ор­гий (По­жа­ров) и Кос­ма (Вяз­ни­ков), свя­щен­ни­ки Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский, Сер­гий Гор­тин­ский, Фе­о­дор Яко­влев, Алек­сандр Ар­хан­гель­ский, Ге­ор­гий Ни­ки­тин и ми­ряне Ев­фи­мий Гре­бен­щи­ков и Петр Вяз­ни­ков бы­ли рас­стре­ля­ны.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХХ сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 4»
Тверь. 2000. С. 221-287


Биб­лио­гра­фия

Лы­ско Ве­ра Алек­сан­дров­на. Вос­по­ми­на­ния. Ру­ко­пись.
Ве­ре­щак-Сер­ге­е­ва На­деж­да Адоль­фов­на. Вос­по­ми­на­ния. Ру­ко­пись.
Про­то­пре­сви­тер М. Поль­ский. Но­вые му­че­ни­ки Рос­сий­ские. Т. 2. Джор­дан­вилл, 1957. С. 191-193.
Пра­во­слав­ная жизнь. 1995. № 8. С. 4-16.
За Хри­ста по­стра­дав­шие. Го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. 1917-1956. М., 1997. С. 112.
Дво­рян­ский ка­лен­дарь. Тет­радь 5. СПб, 1998. С. 102-104.
Ар­хив УФСБ РФ по Во­ро­неж­ской обл. Арх. № П-24705. Т. 1, л. 1, 55-57, 80, 82, 88; Т. 2, л. 100-102, 146-148; Т. 3, л. 210-211, 216-217, 219, 224-225, 282, 304-310, 325-327; Т. 4, л. 497-508, 610-614.
Ар­хив УФСБ РФ по Санкт-Пе­тер­бур­гу и Ле­нин­град­ской обл. Арх. № П-82582. Л. 393-395, 398, 400, 410.

Ис­точ­ник: www.fond.ru

Случайный тест

(5 голосов: 5 из 5)