Дни памяти

9 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

15 декабря

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ник Кос­ма ро­дил­ся 14 ян­ва­ря 1904 го­да в се­ле Шу­шва­лов­ка Кре­мен­чуг­ско­го уез­да Пол­тав­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Сте­па­на Маг­ды и в кре­ще­нии был на­ре­чен Пав­лом. В 1907 го­ду се­мья пе­ре­еха­ла в го­род Ир­кутск, где с 1912 го­да Сте­пан Маг­да стал ра­бо­тать ак­циз­ным чи­нов­ни­ком. Па­вел по­сту­пил в Ир­кут­ское про­мыш­лен­ное учи­ли­ще, ко­то­рое окон­чил в 1918 го­ду. В 1919 го­ду он стал ра­бо­тать учи­те­лем на стан­ции Ба­та­рей­ная Ир­кут­ско­го уез­да. В этом же го­ду се­мья вер­ну­лась на ро­ди­ну в Шу­шва­лов­ку, где Па­вел стал ра­бо­тать учи­те­лем. В 1920 го­ду он уехал в Моск­ву и ра­бо­тал кон­тор­щи­ком в транс­порт­ной кон­то­ре.
В 1921 го­ду Па­вел по­сту­пил в Мос­ков­ский пе­да­го­ги­че­ский ин­сти­тут, где про­учил­ся до 1924 го­да, ко­гда он сде­лал окон­ча­тель­ный вы­бор и по­сту­пил по­слуш­ни­ком в Вы­со­ко-Пет­ров­ский мо­на­стырь в го­ро­де Москве. В 1926 го­ду его при­зва­ли в ар­мию, и он и слу­жил в Там­бо­ве в ка­ва­ле­рий­ском пол­ку. Де­мо­би­ли­зо­вав­шись через год, он вер­нул­ся в Вы­со­ко-Пет­ров­ский мо­на­стырь. Ду­хов­ным его от­цом стал ар­хи­манд­рит Ага­фон (Ле­бе­дев), а близ­ким дру­гом – иеро­ди­а­кон Фе­о­дор (Бо­го­яв­лен­ский). В этом мо­на­сты­ре Па­вел при­нял мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Кос­ма и был ру­ко­по­ло­жен во иеро­ди­а­ко­на.
Ле­том 1929 го­да хра­мы в мо­на­сты­ре бы­ли за­кры­ты и бра­тия пе­ре­шла слу­жить в храм пре­по­доб­но­го Сер­гия на Боль­шой Дмит­ров­ке, здесь отец Кос­ма слу­жил вме­сте с иеро­ди­а­ко­ном Фе­о­до­ром. Иеро­ди­а­кон Кос­ма был аре­сто­ван 28 де­каб­ря 1930 го­да во вре­мя оче­ред­но­го го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь сре­ди дру­гих трех­сот свя­щен­ни­ков и мо­на­хов, аре­сто­ван­ных то­гда в Москве.
Бу­дучи до­про­шен, отец Кос­ма от­ве­чал на во­про­сы сдер­жа­но и крат­ко, ис­хо­дя из сво­их ре­ли­ги­оз­ных убеж­де­ний. «Ни­ка­ким по­ли­ти­че­ским те­че­ни­ям ни­ко­гда не сим­па­ти­зи­ро­вал, – ска­зал он сле­до­ва­те­лю. – Мое от­но­ше­ние к со­вет­ской вла­сти опре­де­ля­ет­ся мо­им пра­во­слав­ным хри­сти­ан­ским мо­на­ше­ским убеж­де­ни­ем, что каж­дая власть да­на Бо­гом и со­про­тив­ле­ние ей есть грех. Ис­хо­дя из это­го, я ни­ко­гда и ни­где о со­вет­ской вла­сти пло­хо­го ни­че­го не го­во­рил. Ан­ти­со­вет­ской аги­та­ци­ей ни­ко­гда не за­ни­мал­ся».
Отец Кос­ма был при­го­во­рен к трем го­дам ссыл­ки в Се­вер­ный край. Вер­нув­шись из ссыл­ки, он был ру­ко­по­ло­жен во иеро­мо­на­ха и в ап­ре­ле 1934 го­да на­прав­лен слу­жить в По­кров­скую цер­ковь в се­ло Ми­ля­ти­но Мо­жай­ско­го рай­о­на. Но недол­гим бы­ло его слу­же­ние здесь – без­бож­ной вла­сти нена­ви­стен был рев­ност­ный пас­тырь, ей бы­ло без­раз­лич­но, вы­ска­зы­ва­ет­ся ли он вслух от­но­си­тель­но со­вет­ской вла­сти или нет, во вся­ком ис­тин­ном пас­ты­ре со­вет­ская власть ви­де­ла толь­ко вра­га и бы­ла на­стро­е­на к та­ко­вым непри­ми­ри­мо.
Иеро­мо­нах Кос­ма был аре­сто­ван 11 ап­ре­ля 1935 го­да вме­сте со сво­им ду­хов­ным от­цом ар­хи­манд­ри­том Ага­фо­ном (Ле­бе­де­вым) и дру­ги­ми ду­хов­ны­ми детьми от­ца Ага­фо­на. Все они бы­ли за­клю­че­ны в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве.
– Кто по­ре­ко­мен­до­вал вам по от­бы­тии на­ка­за­ния остать­ся в Мо­жай­ске? – спро­сил его сле­до­ва­тель.
– Ме­ня на­пра­вил в Ми­ля­ти­но Свя­щен­ный Си­нод. Зна­ко­мых у ме­ня в Мо­жай­ске кро­ме двух ста­рух мо­на­хинь... нет.
На во­прос сле­до­ва­те­ля при­зна­ет ли отец Кос­ма се­бя ви­нов­ным, он от­ве­тил:
– В предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии ви­нов­ным се­бя не при­знаю, так как я на во­про­сы при­хо­жан о вступ­ле­нии в кол­хоз все­гда от­ве­чал, что в кол­хоз нуж­но всту­пать, а так­же удер­жи­вал кре­стьян от вы­хо­да из кол­хо­за.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы про­во­ди­ли бе­се­ды на все­воз­мож­ные те­мы и, в част­но­сти, об­суж­да­ли во­прос о кол­хо­зах и го­во­ри­ли о при­ше­ствии ан­ти­хри­ста.
– Раз­го­во­ры ве­лись обыч­но­го по­ряд­ка. Про­тив кол­хо­зов я ни­ко­гда не го­во­рил. Об ан­ти­хри­сте я так­же не го­во­рил, но сам имею о нем суж­де­ние цер­ков­ное.
– Мы рас­по­ла­га­ем дан­ны­ми, что вы на свои бе­се­ды при­вле­ка­ли мо­ло­дежь. От­веть­те, ка­кую цель вы пре­сле­до­ва­ли, окру­жая се­бя мо­ло­де­жью?
– Я мо­ло­де­жи ни­ко­го не встре­чал. Един­ствен­ное ме­сто встреч мо­их с мо­ло­де­жью бы­ли по­мин­ки, где они при­сут­ство­ва­ли как участ­ни­ки по­хо­рон.
На этом до­про­сы бы­ли за­кон­че­ны, и сле­до­ва­тель стал до­пра­ши­вать сви­де­те­лей – жи­те­лей Ми­ля­ти­но.
– Име­ет ли свя­щен­ник Маг­да ав­то­ри­тет пе­ред ве­ру­ю­щи­ми граж­да­на­ми, и в чем он вы­ра­жа­ет­ся? – спро­сил сле­до­ва­тель сек­ре­та­ря Ми­ля­тин­ско­го сель­со­ве­та.
– Пе­ред ве­ру­ю­щи­ми Маг­да име­ет боль­шой ав­то­ри­тет, при его слу­же­нии уве­ли­чи­лось ко­ли­че­ство ве­ру­ю­щих. Ра­нее неко­то­рые граж­дане из се­ла Ми­ля­ти­но по­се­ща­ли цер­ковь ред­ко, а при его служ­бе не счи­та­ют­ся с ра­бо­той в кол­хо­зе, в ре­ли­ги­оз­ные празд­ни­ки бы­ли слу­чаи – ухо­ди­ли мо­лить­ся в цер­ковь. Го­во­рят, что свя­щен­ник Маг­да очень хо­ро­шо слу­жит и очень при­вет­лив.
– Не бы­ло ли слу­ча­ев со сто­ро­ны свя­щен­ни­ка Маг­ды во вре­мя бо­го­слу­же­ния про­по­ве­да­ния ве­ру­ю­щим, и в чем оно вы­ра­жа­лось?
– Слы­шал неод­но­крат­но раз­го­во­ры от ве­ру­ю­щих се­ла Ми­ля­ти­но, что Маг­да про­по­ве­ду­ет им в церк­ви о ка­кой-то за­гроб­ной жиз­ни, но в чем оно вы­ра­жа­лось, я не знаю. Бы­ли слу­чаи, про­хо­дя позд­но ве­че­ром, слы­шал от ве­ру­ю­щих, что они пла­ка­ли и го­во­ри­ли, что хо­рош наш свя­щен­ник, нам про­по­ве­ду­ет, где и как на­ша жизнь пло­хо про­те­ка­ет. Но в чем это вы­ра­жа­лось, я не мог слы­шать, так как ме­ня в се­ле Ми­ля­ти­но очень бо­ят­ся как ком­со­моль­ца и ра­бот­ни­ка Ми­ля­тин­ско­го сель­со­ве­та.
– Име­ет ли ав­то­ри­тет в се­ле Ми­ля­ти­но ваш свя­щен­ник Маг­да? – спро­сил сле­до­ва­тель дру­го­го сви­де­те­ля.
– Свя­щен­ник Маг­да име­ет очень боль­шой ав­то­ри­тет сре­ди на­се­ле­ния се­ла Ми­ля­ти­но, а так­же ря­да дру­гих сель­со­ве­тов, – от­ве­тил тот.
– С кем он име­ет связь, и в чем она вы­ра­жа­лась?
– Свя­щен­ник Маг­да име­ет тес­ную связь с ря­дом лиц на­ше­го се­ла... да­же стал вли­ять на школь­ни­ков, ко­то­рые ста­ли хо­дить в цер­ковь, то­гда как рань­ше до него у нас в цер­ковь по­чти ни­кто не хо­дил.
– Име­ет­ся ли при­рост по­се­ще­ний граж­да­на­ми дру­гих сель­со­ве­тов?
– За вре­мя служ­бы Маг­ды очень боль­шое ко­ли­че­ство ста­ло хо­дить кол­хоз­ни­ков дру­гих сель­со­ве­тов, и при во­про­се к ним, по­че­му так да­ле­ко хо­ди­те, они от­ве­ча­ли, что очень хо­ро­шо ваш свя­щен­ник про­по­ве­ду­ет о бу­ду­щей жиз­ни на небе.
– Име­ет ли ав­то­ри­тет сре­ди мест­но­го на­се­ле­ния свя­щен­ник Маг­да, и в чем та­ко­вой вы­ра­жа­ет­ся? – спро­сил сле­до­ва­тель мест­но­го пас­ту­ха.
– Свя­щен­ник Маг­да име­ет боль­шой ав­то­ри­тет сре­ди ве­ру­ю­щих, до при­ез­да это­го свя­щен­ни­ка на­се­ле­ние в цер­ковь хо­ди­ло очень ма­ло, а при Маг­де очень мно­го по­яви­лось ве­ру­ю­щих, да­же из дру­гих сель­со­ве­тов очень мно­го хо­дят кол­хоз­ни­ков.
– Вли­я­ет ли свя­щен­ник Маг­да на ра­бо­ту в кол­хо­зе, то есть на упа­док кол­хо­зов?
– Свя­щен­ник Маг­да, как мне из­вест­но, в окру­жа­ю­щих кол­хо­зах ослаб­ля­ет ра­бо­ту, по­сле при­ез­да его очень мно­го ста­ло за­ин­те­ре­со­ван­ных хо­дить к нему в цер­ковь мо­лить­ся Бо­гу. Тем са­мым ли­ца, не счи­та­ясь с ра­бо­той в кол­хо­зе, в празд­нич­ное вре­мя ухо­ди­ли мо­лить­ся Бо­гу, бро­сая ра­бо­ту в кол­хо­зе... Я лич­но слы­шал от граж­дан­ки... се­ми­де­ся­ти лет, ко­то­рая мне ска­за­ла, что свя­щен­ник у нас луч­ше тех, ко­то­рые бы­ли до него.
Был вы­зван в ка­че­стве сви­де­те­ля бла­го­чин­ный, тес­но со­труд­ни­чав­ший с НКВД, свя­щен­ник Фе­дор Ка­зан­ский, и сле­до­ва­тель спро­сил его:
– Дав­но ли вы зна­ко­мы с иеро­мо­на­хом Маг­дой, и что вам из­вест­но о его ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти?
– Иеро­мо­на­ха Маг­ду я знаю с ап­ре­ля 1934 го­да, с мо­мен­та воз­вра­ще­ния его из ссыл­ки и по­ступ­ле­ния на служ­бу в цер­ковь в Ми­ля­ти­но, ку­да он по­сту­пил по ре­ко­мен­да­ции епи­ско­па Вар­фо­ло­мея[1].
Иеро­мо­нах был ипо­ди­а­ко­ном Вар­фо­ло­мея и по­чи­та­ет ар­хи­манд­ри­та Ага­фо­на, с ко­то­рым под­дер­жи­ва­ет са­мую тес­ную связь, дей­ствуя по его ука­за­ни­ям. В се­ле Ми­ля­ти­но он быст­ро объ­еди­нил во­круг церк­ви ве­ру­ю­щих и ор­га­ни­зо­вал как бы мо­на­стырь, при­гла­сив ту­да мо­наш­ку, ко­то­рая слу­жи­ла вме­сте с Маг­дой в ка­че­стве пса­лом­щи­ка. Я как бла­го­чин­ный встре­чал иеро­мо­на­ха Маг­ду до­воль­но ча­сто, но он был пре­дель­но осто­ро­жен. В раз­го­во­ре он го­во­рил мне, что мно­го по­стра­дал от без­бож­ни­ков за Хри­сто­ву ве­ру. По­том он рас­ска­зы­вал, что в се­ле Ми­ля­ти­но цер­ковь бы­ла за­ня­та под зер­но, но он су­мел отобрать ее от вра­гов-ком­му­ни­стов, и те­перь со­вер­ша­ет­ся бо­го­слу­же­ние... Для при­об­ре­те­ния ав­то­ри­те­та сре­ди ве­ру­ю­щих он по при­ме­ру Ага­фо­на Ле­бе­де­ва юрод­ству­ет, чем и при­вле­ка­ет ве­ру­ю­щих, ко­то­рые счи­та­ют его за до­стой­но­го пре­ем­ни­ка Ага­фо­на Ле­бе­де­ва...
Сле­до­ва­тель НКВД Бу­лыж­ни­ков до­про­сил из чис­ла де­жур­ных сви­де­те­лей дру­го­го свя­щен­ни­ка, ко­то­рый по­ка­зал, что иеро­мо­нах Кос­ма (Маг­да) яв­ля­ет­ся ду­хов­ным сы­ном ар­хи­манд­ри­та Ага­фо­на, под ру­ко­вод­ством ко­то­ро­го на­хо­дит­ся и в на­сто­я­щее вре­мя. Иеро­мо­нах Кос­ма про­во­дит боль­шую ра­бо­ту по при­вле­че­нию мо­ло­де­жи к церк­ви, до­ка­зы­вая необ­хо­ди­мость ча­сто­го по­се­ще­ния церк­ви, мень­ше­го со­при­кос­но­ве­ния и вы­пол­не­ния ка­кой-ли­бо по­ли­ти­че­ской ра­бо­ты на пред­при­я­тии, и ка­те­го­ри­че­ски за­пре­щал при­ни­мать ка­кое-ли­бо уча­стие в ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной ра­бо­те. Иеро­мо­нах Кос­ма враж­деб­но на­стро­ен про­тив со­вет­ской вла­сти. Свою ан­ти­со­вет­скую ра­бо­ту про­во­дит ис­клю­чи­тель­но сре­ди мо­ло­де­жи, ко­то­рую при­вле­ка­ет для раз­лич­ных ра­бот в церк­ви, – убор­ки, спе­вок; рас­ска­зы­вал Свя­щен­ную ис­то­рию, жи­тия свя­тых, за­ни­мал­ся пре­по­да­ва­ни­ем За­ко­на Бо­жия несо­вер­шен­но­лет­ним.
Был вы­зван на до­прос один из при­хо­жан По­кров­ско­го хра­ма, ко­то­рый хо­ро­шо знал иеро­мо­на­ха Кос­му.
– Ка­кие про­по­ве­ди рас­ска­зы­вал вам Кос­ма? – спро­сил его сле­до­ва­тель.
– Свя­щен­ник Кос­ма за пе­ри­од на­хож­де­ния сво­е­го в се­ле Ми­ля­ти­но ска­зал не боль­ше пя­ти про­по­ве­дей о жи­ти­ях свя­тых, при­зы­вал ве­ру­ю­щих во имя спа­се­ния сво­ей ду­ши мо­лить­ся Бо­гу, – сдер­жан­но от­ве­тил тот.
По­сле то­го, как след­ствие бы­ло за­кон­че­но, иеро­мо­нах Кос­ма был об­ви­нен «в том, что про­во­дил сре­ди ве­ру­ю­щих ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию и рас­про­стра­нял лож­ные слу­хи о яко­бы про­во­ди­мых со­вет­ской вла­стью го­не­ни­ях на ре­ли­гию и ве­ру­ю­щих».
8 июня 1935 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при НКВД при­го­во­ри­ло иеро­мо­на­ха Кос­му к трем го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь, и он был от­прав­лен в Бам­лаг, где ока­зал­ся вме­сте со мно­ги­ми дру­ги­ми за­клю­чен­ны­ми свя­щен­ни­ка­ми и, в част­но­сти, с епи­ско­пом Гер­ма­ном (Ко­ке­лем).
Пре­сле­до­ва­ния свя­щен­ни­ка про­дол­жи­лись и в ла­ге­ре. 10 фев­ра­ля упол­но­мо­чен­ный 3-й ча­сти 12-го от­де­ле­ния Бам­ла­га на стан­ции Об­лу­чье, рас­смот­рев име­ю­щий­ся ма­те­ри­ал от­но­си­тель­но епи­ско­па Гер­ма­на (Ко­ке­ля), иеро­мо­на­ха Кос­мы (Маг­ды) и неко­то­рых дру­гих за­клю­чен­ных свя­щен­ни­ков, по­ста­но­вил «за­ве­сти на ука­зан­ных лиц аген­тур­ное де­ло под на­зва­ни­ем “Мра­ко­бе­сы”».
Отец Кос­ма пи­сал на­чаль­ни­ку 12-го от­де­ле­ния Бам­ла­га: «Ра­бо­тая эко­но­ми­стом 22 ко­лон­ны, 26 фев­ра­ля от­пра­вил­ся с ра­бот­ни­ка­ми от­де­ле­ния на про­рыв в лес... Вер­нув­шись от­ту­да и при­сту­пив к ис­пол­не­нию сво­их обя­зан­но­стей, при по­се­ще­нии объ­ек­тов ко­лон­ны... и бу­дучи весь­ма обес­си­лен­ным, за­шел в бу­фет, идя ми­мо стан­ции, где и был за­дер­жан. По фак­ту за­дер­жа­ния ме­ня ли­ши­ли за­че­та ра­бо­чих дней за пер­вый квар­тал за са­мо­воль­ную от­луч­ку…» Отец Кос­ма про­сил от­ме­нить это ре­ше­ние, ли­шав­шее его воз­мож­но­сти ко­гда-ни­будь уви­деть сво­е­го боль­но­го пре­ста­ре­ло­го от­ца.
27 ап­ре­ля 1936 го­да в ба­ра­ке, где жил отец Кос­ма был про­из­ве­ден обыск, и в ре­зуль­та­те у него ото­бра­ли две­на­дцать стра­ниц пе­ре­пис­ки, пись­мо на имя про­ку­ро­ра, три кон­вер­та, чет­ки и икон­ку.
11 ап­ре­ля 1937 го­да осве­до­ми­тель по клич­ке «Смир­нов» до­нес в 3-ю часть, что иеро­мо­нах Кос­ма «до фа­на­тиз­ма, несмот­ря на свой мо­ло­дой воз­раст, пре­дан­ный ре­ли­гии... за ре­ли­ги­оз­но-контр­ре­во­лю­ци­он­ную про­па­ган­ду от­бы­ва­ет вто­рой срок. Об­ла­да­ю­щий твер­дой во­лей, упрям­ством, на­сквозь про­пи­тан ан­ти­со­вет­ским на­стро­е­ни­ем. Име­ет тес­ную связь с... Ко­ке­лем».
В кон­це ле­та 1937 го­да со­труд­ни­ки НКВД по­лу­чи­ли при­каз об уси­ле­нии ре­прес­сий, и 4 сен­тяб­ря они про­из­ве­ли обыск в ба­ра­ке, где на­хо­дил­ся отец Кос­ма; у него бы­ли най­де­ны за­пис­ная книж­ка с тро­па­рем, две ску­фьи, чер­ный под­ряс­ник, па­ра­ман с кре­стом и па­ра­ман без кре­ста. По­сле обыс­ка свя­щен­ник был за­клю­чен в след­ствен­ный изо­ля­тор ла­ге­ря.
12 сен­тяб­ря 1937 го­да ру­ко­вод­ство шта­ба 31-й ко­лон­ны 12-го от­де­ле­ния Бам­ла­га по тре­бо­ва­нию опер­упол­но­мо­чен­но­го да­ло ха­рак­те­ри­сти­ку от­цу Кос­ме, на­пи­сав, что он ве­дет сре­ди за­клю­чен­ных раз­ла­га­ю­щую про­па­ган­ду, за­клю­ча­ю­щу­ю­ся в утвер­жде­нии, что на цер­ков­но­слу­жи­те­лей идет го­не­ние. Маг­да вме­сте с Ко­ке­лем на­зы­ва­ют труд в ла­ге­ре под­не­воль­ным, а тех, кто вы­ра­ба­ты­ва­ет нор­мы или пе­ре­пол­ня­ет их, ро­бо­та­ми.
Бы­ли до­про­ше­ны лже­сви­де­те­ли, но са­мо­го иеро­мо­на­ха Кос­му на до­прос не вы­зва­ли; на ос­но­ва­нии по­ка­за­ний лже­сви­де­те­лей и осве­до­ми­те­лей бы­ла со­став­ле­на справ­ка для рас­смот­ре­ния трой­кой НКВД, в ко­то­рой фак­том, до­ка­зы­ва­ю­щим пре­ступ­ле­ние, бы­ло на­зва­но то, что иеро­мо­нах Кос­ма, «со­дер­жась в ла­ге­ре, про­дол­жал про­во­дить сре­ди окру­жа­ю­щих контр­ре­во­лю­ци­он­ную цер­ков­ную аги­та­цию. Неза­кон­но хра­нил ря­су, цер­ков­ные кни­ги и дру­гие при­над­леж­но­сти цер­ков­но­го ха­рак­те­ра».
26 но­яб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка к рас­стре­лу. Иеро­мо­нах Кос­ма (Маг­да) был рас­стре­лян 15 де­каб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 4». Тверь, 2006 год, стр. 234–242.

При­ме­ча­ния

[1] Ре­мо­ва.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест