День памяти

Житие

В го­ды бла­го­че­сти­во­го им­пе­ра­то­ра Ти­ве­рия (†576 год) в Кон­стан­ти­но­по­ле жи­ла Ма­рия Син­кли­ти­кия[1], стра­дав­шая от неиз­ле­чи­мой бо­лез­ни. Она по­про­си­ла свя­щен­ни­ков, хра­нив­ших Ман­ди­ли­он, Неру­ко­твор­ный Об­раз Хри­ста, при­не­сти его в ее дом и оста­вить там на со­рок дней, чтобы Ма­рия смог­ла чу­дес­ным об­ра­зом ис­це­лить­ся. Свя­щен­ни­ки при­нес­ли Ман­ди­ли­он в дом Ма­рии, и она по­кло­ни­лась ему. За­тем она на­кры­ла свя­ты­ню кус­ком ма­те­рии та­ко­го же раз­ме­ра, по­ло­жи­ла в фу­тляр и от­нес­ла в се­мей­ную ча­сов­ню. Она за­жгла пе­ред этим фу­тля­ром лам­па­ду, ко­то­рая го­ре­ла на про­тя­же­нии всех со­ро­ка дней, что Ман­ди­ли­он на­хо­дил­ся в ее жи­ли­ще.

По про­ше­ствии со­ро­ка дней бо­ли Ма­рии вме­сто то­го, чтобы прой­ти, уси­ли­лись, став невы­но­си­мы­ми. То­гда она по­про­си­ла од­ну из сво­их слу­жа­нок при­не­сти ей фу­тляр со свя­ты­ней, чтобы она смог­ла по­кло­нить­ся ей и най­ти об­лег­че­ние в сво­их стра­да­ни­ях. Но ко­гда слу­жан­ка во­шла в ча­сов­ню, она уви­де­ла, как из фу­тля­ра под­ни­ма­ют­ся язы­ки пла­ме­ни до по­тол­ка ча­сов­ни и спус­ка­ют­ся вниз, не опа­ляя при этом ни­ка­ких пред­ме­тов и со­су­дов, на­хо­дя­щих­ся там. От стра­ха и изум­ле­ния слу­жан­ка упа­ла. Меж­ду тем из до­ма при­шли дру­гие слу­жан­ки и, уви­дев ее ле­жа­щей на по­лу, из­ве­сти­ли об этом хо­зяй­ку до­ма Ма­рию. С боль­шим тру­дом она под­ня­лась с кро­ва­ти и по­шла в ча­сов­ню и уви­де­ла пла­мя. Тот­час же она по­сла­ла за свя­щен­ни­ка­ми из хра­ма. Вме­сте с ни­ми при­шло мно­же­ство лю­дей. Свя­щен­ни­ки со­вер­ши­ли мо­лит­ву, а со­брав­ши­е­ся лю­ди гром­ко кри­ча­ли “Гос­по­ди по­ми­луй! Гос­по­ди по­ми­луй!”

По окон­ча­нии мо­лит­вы пла­мя по­сте­пен­но угас­ло. Иереи от­кры­ли фу­тляр, чтобы убе­дить­ся, не по­стра­дал ли Неру­ко­твор­ный Об­раз. Ико­на оста­лась це­лой и невре­ди­мой, но на по­кры­вав­шей ее ма­те­рии, ко­то­рую пат­ри­ция Ма­рия по­ло­жи­ла на ико­ну, от­пе­ча­та­лась ко­пия Ман­ди­ли­о­на. И ко­гда те­ло Ма­рии на­кры­ли этим тка­не­вым изо­бра­же­ни­ем, ее бо­ли тот­час утих­ли, хо­зяй­ка ис­це­ли­лась и ста­ла со­вер­шен­но здо­ро­вой.

Пе­ред смер­тью Ма­рия пе­ре­да­ла свя­тую ко­пию Ман­ди­ли­о­на ар­хи­епи­ско­пу Ме­ли­тин­ско­му (Ар­ме­нии) До­ме­ти­а­ну, ко­то­рый по­се­тил Кон­стан­ти­но­поль вме­сте с ме­ли­тин­ски­ми пра­ви­те­ля­ми. По же­ла­нию Ма­рии эта свя­тая ко­пия неру­ко­твор­ной ико­ны бы­ла по­ло­же­на в жен­ском мо­на­сты­ре Воз­не­се­ния Гос­под­ня в Ме­ли­тине.

Ко­гда при им­пе­ра­то­ре Ирак­лии (†615 год) пер­сы ста­ли раз­граб­лять им­пер­ские тер­ри­то­рии, мо­на­хи из Ме­ли­ти­ны бе­жа­ли в Кон­стан­ти­но­поль, за­брав с со­бой и ко­пию свя­то­го Неру­ко­твор­но­го Об­ра­за.

Ев­фи­мий, епи­скоп Ахе­ло­ос­кий. “Ори­ги­нал и ко­пии неру­ко­твор­ной ико­ны Хри­ста”

Пе­ре­вод с но­во­гре­че­ско­го: ре­дак­ция ин­тернет-из­да­ния “Пемп­ту­сия”.


При­ме­ча­ние

[1] Не включена в совре­мен­ный Ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Случайный тест