Дни памяти

9 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

1 октября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ми­ха­ил ро­дил­ся 14 но­яб­ря 1887 го­да в се­ле Би­ка­ли­ха Твер­ской гу­бер­нии в се­мье бла­го­че­сти­вых кре­стьян Сте­па­на и Ев­до­кии Ско­беле­вых. Серд­це ве­ру­ю­ще­го че­ло­ве­ка от­кры­то све­ту про­све­ще­ния, и ро­ди­те­ли Ми­ха­и­ла, по­ста­рав­шись дать ему хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние, от­да­ли его в учи­тель­скую шко­лу в Нов­го­ро­де. По­сле ее окон­ча­ния он ре­шил из­брать путь слу­же­ния свя­той Пра­во­слав­ной Церк­ви. В 1910 го­ду Ми­ха­ил Сте­па­но­вич был ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на ко хра­му в се­ле Ра­меш­ки, с ко­то­рым ока­за­лась свя­за­на впо­след­ствии вся его жизнь и ис­по­вед­ни­че­ский по­двиг.
В на­ча­ле 1918 го­да обо­зна­чи­лось с опре­де­лен­но­стью, что на­сту­пи­ла эпо­ха го­не­ний, кон­ца ко­то­рым не бы­ло вид­но, эпо­ха небы­ва­лая для Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. И вот, ко­гда мно­гие и мно­гие уже при­ня­ли му­че­ни­че­скую кон­чи­ну и зем­ля обиль­но обаг­ри­лась кро­вью свя­щен­но­му­че­ни­ков и му­че­ни­ков, диа­кон Ми­ха­ил в 1925 го­ду при­нял ру­ко­по­ло­же­ние в сан свя­щен­ни­ка ко хра­му, где пят­на­дцать лет про­слу­жил диа­ко­ном.
В са­мом на­ча­ле оче­ред­но­го эта­па го­не­ний, в 1929 го­ду, о. Ми­ха­ил был аре­сто­ван, об­ви­нен в неупла­те на­ло­гов и при­го­во­рен к двум го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь и к пя­ти го­дам ссыл­ки. Же­сто­кие усло­вия ла­ге­ря и ссыл­ки не сло­ми­ли во­лю свя­щен­ни­ка, и в 1935 го­ду он вер­нул­ся слу­жить в свой храм в се­ло Ра­меш­ки.
И сра­зу же на­ча­лись пре­сле­до­ва­ния. Вла­сти, не имея про­тив свя­щен­ни­ка об­ви­не­ний по­ли­ти­че­ских, по­тре­бо­ва­ли от него упла­ты непо­силь­но­го на­ло­га, чтобы за­тем за невы­пол­не­ние его аре­сто­вать. В 1936 го­ду они ему да­ли за­да­ние — за­го­то­вить корм для ско­та, и нор­му да­ли за­ве­до­мо та­кую, чтобы свя­щен­ник не спра­вил­ся с ней, но за­тем за­ме­ни­ли за­да­ние вы­пла­той де­нег на за­ем. Отец Ми­ха­ил не в си­лах был упла­тить и этих де­нег, он об­ра­тил­ся на служ­бе к при­хо­жа­нам с прось­бой по­мочь ему: «Про­шла од­на бу­ря, Бог за­сту­пил­ся за нас, и вла­сти сня­ли за­да­ние по ко­рью, но по­сле ти­хой по­го­ды сно­ва на­сту­па­ет бу­ря, с ко­то­рой, я ду­маю, мы как-ни­будь спра­вим­ся и со­бе­рем день­ги на за­ем».
Про­ти­во­стоя без­удерж­ной про­па­ган­де без­бо­жия, о. Ми­ха­ил в про­по­ве­ди на Рож­де­ство Хри­сто­во в на­ча­ле 1937 го­да при­звал при­хо­жан не ве­рить бо­го­хуль­ни­кам, ко­то­рые го­во­рят, что нет Бо­га, а меж­ду тем са­ми ле­то­счис­ле­ние ве­дут от Рож­де­ства Хри­сто­ва. Эти сло­ва впо­след­ствии бы­ли вы­став­ле­ны как до­ка­за­тель­ство тя­же­лей­ше­го пре­ступ­ле­ния свя­щен­ни­ка про­тив вла­стей.
В 1937 го­ду вла­сти ста­ли ак­тив­нее ис­кать по­вод к за­кры­тию хра­ма. Од­ним из та­ких по­во­дов, ко­то­рым поль­зо­ва­лись по­чти все ру­ко­во­ди­те­ли сель­со­ве­тов и рай­ис­пол­ко­мов, — бы­ло за­кры­тие хра­мов под пред­ло­гом ава­рий­но­го со­сто­я­ния зда­ния и необ­хо­ди­мо­сти ре­мон­та. Ко­гда в июне 1937 го­да та­кое пред­ло­же­ние воз­ник­ло и от­но­си­тель­но ра­меш­ков­ской церк­ви, при­хо­жане от­пра­ви­лись в рай­ис­пол­ком от­ста­и­вать храм. Вла­сти усту­пи­ли, но 17 июля аре­сто­ва­ли о. Ми­ха­и­ла, и то­гда под пред­ло­гом от­сут­ствия свя­щен­ни­ка храм был за­крыт.
Сра­зу же по­сле аре­ста он был пре­про­вож­ден в Твер­скую тюрь­му и здесь же­сто­ко до­про­шен.
— Вы об­ви­ня­е­тесь в си­сте­ма­ти­че­ской ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции, на­прав­лен­ной на под­рыв су­ще­ству­ю­ще­го строя. При­зна­е­те ли се­бя в этом ви­нов­ным? — спро­сил сле­до­ва­тель.
— Ви­нов­ным се­бя не при­знаю, — от­ве­тил о. Ми­ха­ил.
— Ва­ши по­ка­за­ния лож­ны, след­ствие от вас тре­бу­ет прав­ди­вых по­ка­за­ний о ва­шей ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции.
— Ни­ка­кой аги­та­ции я не вел и ви­нов­ным се­бя не при­знаю.
По-ви­ди­мо­му, сле­до­ва­те­лем бы­ли при­ме­не­ны к свя­щен­ни­ку пыт­ки, ко­то­рые сде­ла­ли невоз­мож­ным даль­ней­ший до­прос, но ко­гда о. Ми­ха­ил при­шел в се­бя, до­прос был про­дол­жен.
— Ва­ши преды­ду­щие по­ка­за­ния лож­ны, след­ствие рас­по­ла­га­ет ма­те­ри­а­ла­ми о ва­шей ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции и тре­бу­ет прав­ди­вых по­ка­за­ний о ва­шей контр­ре­во­лю­ци­он­ной ра­бо­те. При­зна­е­те ли се­бя ви­нов­ным?
— Ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции я ни­ка­кой не вел и ви­нов­ным се­бя не при­знаю.
— Ва­ши по­ка­за­ния невер­ны, так как 28 но­яб­ря 1935 го­да, во вре­мя ис­по­ве­ди, вы ве­ли аги­та­цию про­тив кол­хо­зов, при­зы­вая кол­хоз­ни­ков вы­хо­дить из кол­хо­зов. При­зна­е­те ли се­бя ви­нов­ным?
— Сре­ди ве­ру­ю­щих на ис­по­ве­ди я ни­ка­кой аги­та­ции про­тив кол­хо­зов не вел и ви­нов­ным се­бя не при­знаю.
— В этот день сре­ди ис­по­ве­дав­ших­ся граж­дан вы ве­ли по­ра­жен­че­скую ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию про­тив су­ще­ству­ю­ще­го строя и его ру­ко­во­ди­те­лей. При­зна­е­те ли се­бя ви­нов­ным?
— Та­ких слов я сре­ди ис­по­ве­дав­ших­ся у ме­ня граж­дан не го­во­рил и в ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции ви­нов­ным се­бя не при­знаю.
— 5 июля 1936 го­да вы в церк­ви го­во­ри­ли про­по­ведь, в ко­то­рой вы­ра­жа­ли ан­ти­со­вет­ские взгля­ды про­тив за­го­то­вок и зай­ма. При­зна­е­те ли се­бя ви­нов­ным?
— Аги­та­ции про­тив за­го­то­вок и зай­ма не вел и ви­нов­ным се­бя не при­знаю.
— В кон­це 1936 го­да вы дис­кре­ди­ти­ро­ва­ли как цен­траль­ные, так и об­ласт­ные и рай­он­ные га­зе­ты, на­зы­вая их ло­жью. При­зна­е­те ли се­бя в этом ви­нов­ным?
— В дис­кре­ди­та­ции га­зет ви­нов­ным се­бя не при­знаю.
— 7 ян­ва­ря 1937 го­да вы ска­за­ли ан­ти­со­вет­скую про­по­ведь, в ко­то­рой дис­кре­ди­ти­ро­ва­ли рай­он­ных ру­ко­во­ди­те­лей, су­ще­ству­ю­щий строй и его ру­ко­во­ди­те­лей. При­зна­е­те ли се­бя ви­нов­ным?
— Ан­ти­со­вет­ских про­по­ве­дей я не го­во­рил и ви­нов­ным се­бя не при­знаю.
— В на­ча­ле 1937 го­да, в свя­зи с со­бы­ти­я­ми в Ис­па­нии, вы ве­ли по­ра­жен­че­скую ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию про­тив на­род­но­го фрон­та Ис­па­нии и про­тив со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства. При­зна­е­те ли в этом се­бя ви­нов­ным?
— Я во­об­ще ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции не вел и ви­нов­ным се­бя не при­знаю.
— Ва­ши по­ка­за­ния лож­ны, вы изоб­ли­ча­е­тесь сви­де­тель­ски­ми по­ка­за­ни­я­ми, дай­те след­ствию прав­ди­вые по­ка­за­ния.
— Ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции не вел, ви­нов­ным се­бя не при­знаю и боль­ше по­ка­зать ни­че­го не мо­гу.
27 сен­тяб­ря Трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла о. Ми­ха­и­ла к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Ми­ха­ил Ско­белев был рас­стре­лян 1 ок­тяб­ря 1937 го­да.
При­чис­лен к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.


Игу­мен Да­мас­кин. "Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия". Тверь, Из­да­тель­ство "Бу­лат", т.1 1992, т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест