Дни памяти

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

23 сентября – Собор Липецких святых

Житие

 

Наталия Копытина родилась 25 августа 1885 года в селе Порой Куйманской волости Лебедянского уезда Тамбовской губернии (совр. Липецкая область) в семье государственного крестьянина Федора Михайловича Фролова и его супруги Матроны Герасимовны.
Согласно записи в Метрической книге Михаило-Архангельского храма села Порой, в тот же день было совершено ее крещение священником Петром Никифоровым вместе с диаконом Василием. Имя свое она получила в честь мц. Наталии, память которой совершается 25 августа. Восприемниками при крещении младенца Наталии были жители села Порой Григорий Иванович Копытин и Анна Афанасьевна Фролова. Семья Фроловых была благочестивой и трудолюбивой. Жили в каменном доме недалеко от храма, кормились крестьянским трудом.
По достижении двадцатилетнего возраста, Наталию выдали замуж за односельчанина Антона Ивановича Копытина, девятнадцати лет. Венчание состоялось в Михаило-Архангельском храме 6 ноября 1905 года. Семья мужа Наталии была известна в селе своим благочестием и строгими нравственными устоями. Свекор Иван Егорович к тому времени уже умер, жили вместе со свекровью Марией Дмитриевной, бабушкой Матроной, братьями и сестрами Антона Ивановича. Брат Антона – Игнат, был старостой в церкви, пел в хоре. По праздникам вся семья неизменно шла на службу, дома оставались кто-либо из женщин (по очереди) и маленькие дети. Вскоре в молодой семье родились дети: первенец Василий в 1907 году, дочь Дария в 1911 году, сын Федор в 1913 году, дочь Мария в 1916 году.
Муж Наталии — Антон Иванович, был сильным и красивым, работал «ключником» (совр. кладовщик) на сахарном заводе в Трубетчино, но в возрасте 33-х лет его настигла болезнь, которую в народе называли «антонов огонь». Наталья осталась вдовой с четырьмя детьми, замуж больше не выходила. Семья жила скромно: «до 1931 года имела «хату, лошадь и корову, земли купчей и арендной не было», а после 1931 года, когда началась коллективизация, «за исключением хаты не имеет ничего». К этому времени старшие дети Наталии Федоровны имели свои семьи. Семья старшего сына Василия и дочь Мария жили вместе с матерью. Несмотря на начавшееся гонение на Церковь, в храме села Порой службы совершались, сохранилось предание о том, что только был снят колокол. В селе было много верующих.
В 1929 году, после закрытия Сезеновского монастыря, в Порой и окрестные села, на свою родину, вернулись монахини и поселились у своих родных. Они активно ходили в церковь, читали Псалтирь по умершим, поддерживали тесную связь друг с другом, служили духовной опорой и поддержкой верующим во время испытания. Это настораживало власти, и в начале1930-х годов прошла первая волна арестов. Были арестованы и осуждены монахини и несколько верующих из села Порой и окрестных сел.
В августе 1937 года был издан приказ о проведении массовых арестов, в том числе и церковников-мирян. Сотрудники НКВД провели в селе допросы свидетелей, которые показали, что у них в селе существует «контрреволюционная группа церковников», которые, кроме того, что часто посещают храм, еще и собираются по домам, где поют церковные песнопения, читают Евангелие, также собираются в лесу и поют там церковные песнопения, а после песнопений ведут антисоветскую агитацию, которая выражалась в жалобах на условия жизни, которые создали для них коммунисты. Главная же вина заключалась в отказе участвовать в выборах в Верховный Совет СССР. Один из свидетелей показал, что, придя в один дом, в котором находились верующие, он пригласил хозяина дома прийти на выборы и проголосовать, на что тот сказал: «За антихристов и губителей я голосовать не буду». Другой, бывший здесь, его поддержал и заявил: «Теперь мы вам потребовались, а когда грабили нас, то забирали последнюю скотину и даже тряпку, тогда мы вам не нужны были». Здесь же находилась Наталия Федоровна и другие женщины, которые стали причитать: «Господи! Господи!.. замучили всех окончательно. Неужели Бог нас не услышит и не избавит от этих антихристов». 20 декабря 1937 года власти арестовали всю группу верующих в селе, в том числе и Наталию Федоровну, обвинив ее в том, что она «являлась активным членом контрреволюционно-церковной группы и среди населения вела антисоветскую агитацию с использованием религиозных предрассудков».
Заключенных поместили в Данковскую тюрьму. В тот же день Наталия Федоровна была допрошена следователем: — В соответствии с показаниями обвиняемых… вы являетесь членом контрреволюционной организации… и среди населения вели контрреволюционную агитацию, направленную на подрыв колхозного строительства и на срыв мероприятий по выборам в Верховный Совет СССР. Подтверждаете ли вы это? – Принадлежность к контрреволюционной организации я отрицаю. Антисоветской агитации среди населения я не вела. – Вы лжете. Показаниями свидетелей вы достаточно изобличены в принадлежности к контрреволюционной организации и в том, что под видом молитв вы среди населения вели контрреволюционную агитацию, направленную на подрыв существующего строя, используя для этого религиозные предрассудки. – Показания свидетелей о моей контрреволюционной деятельности я отрицаю. Зная, какими методами тогда производилось дознание, можно представить, какой крепкой верой, мужеством и стойкостью обладала эта, совсем не молодая 52-х летняя женщина, не признавшая себя виновной и никого не оговорившая!
К концу декабря следствие было закончено, 30 декабря 1937 года тройка НКВД вынесла приговор Наталие Федоровне — восемь лет заключения. Сначала наказание она отбывала в Рязанской тюрьме, а затем была отправлена в женский лагерь, который находился в Акмолинском отделении Карлага НКВД.
В 1942 году арестована в лагере. Проходила по групповому делу "Дело Евдокии (Андриановой) и 11-ти заключенных. Акмолинск. 1942 г."
20 апреля 1942 года Судебной Коллегией по уголовным делам Карагандинского облсуда в Акмолинском отделении Карлага приговорена к расстрелу.
Расстреляна в апреле 1942 года. Место погребения неизвестно.
30 мая 1989 года была реабилитирована прокуратурой Липецкой области по 1937 году репрессий.
14 апреля 1993 года реабилитирована по Закону республики Казахстан по 1942 году репрессий.
Канонизирована в лике святых мучениц на Архиерейском соборе 13-16 августа 2000 года по представлению Алма-Атинской епархии.

Источник: Елецкая епархия

Случайный тест