Дни памяти:

28 июня  (переходящая) – Собор Белорусских святых

Житие

Ни­ки­фор (Па­ра­схес-Кан­та­ку­зен) (1540-е – 1599), ар­хи­ди­а­кон, эк­зарх Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха в Мол­да­вии и Ре­чи Поспо­ли­той.
Ро­дил­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле, в со­сто­я­тель­ной се­мье в 1540-х го­дах. Об­ра­зо­ва­ние он по­лу­чил в Ита­лии в Па­ду­ан­ском уни­вер­си­те­те, где учи­лись мно­гие пра­во­слав­ные гре­ки. Нема­лое чис­ло пра­во­слав­ных, обу­чав­ших­ся в те вре­ме­на в Ита­лии, по­па­да­ло под вли­я­ние за­пад­ной куль­ту­ры и ухо­ди­ло из Церк­ви, при­чем неко­то­рые ста­но­ви­лись ак­тив­ны­ми про­тив­ни­ка­ми пра­во­сла­вия. С Ни­ки­фо­ром это­го не про­изо­шло, хо­тя неко­то­рое вре­мя он по­сле окон­ча­ния уни­вер­си­те­та оста­вал­ся в Па­дуе, где пре­по­да­вал гре­че­ский язык.
Свою вер­ность пра­во­сла­вию Ни­ки­фор вы­ра­зил тем, что при­нял сан диа­ко­на и стал слу­жить в пра­во­слав­ном со­бо­ре свя­то­го Мар­ка в Ве­не­ции, где про­был семь лет, за­ни­мая долж­ность про­по­вед­ни­ка. Несо­мнен­но, что за дол­гие го­ды жиз­ни в Ита­лии он хо­ро­шо изу­чил ри­мо-ка­то­ли­цизм и за­пад­ную куль­ту­ру.
В на­ча­ле 1580-х го­дов он ока­зы­ва­ет­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле и вско­ре на­чи­на­ет за­ни­мать вид­ное по­ло­же­ние в Кон­стан­ти­но­поль­ской Пат­ри­ар­хии. Ни­где в из­вест­ных до­ку­мен­тах не го­во­рит­ся о том, был ли Ни­ки­фор мо­на­хом. Од­на­ко из­вест­ный нам путь его жиз­ни поз­во­ля­ет утвер­ждать, что сво­ей се­мьи у него не бы­ло – ве­ро­ят­но, он был мо­нах или це­ли­бат. С са­мо­го на­ча­ла сво­ей де­я­тель­но­сти в Кон­стан­ти­но­по­ле Ни­ки­фор про­явил необыч­ную энер­гию в за­щи­те уче­ния и тра­ди­ций пра­во­сла­вия. Так, по­езд­ка в Мол­да­вию в го­род Яс­сы за сбо­ром средств в пат­ри­ар­шую каз­ну при­ве­ла его к необ­хо­ди­мо­сти вы­сту­пить за со­хра­не­ние ста­ро­го ка­лен­да­ря и про­тив уже то­гда на­саж­да­е­мой унии.
В этот же пе­ри­од он по­зна­ко­мил­ся с та­ки­ми вид­ны­ми де­я­те­ля­ми, как князь Кон­стан­тин Острож­ский и канц­лер Я. За­мой­ский. Они при­гла­си­ли Ни­ки­фо­ра пре­по­да­вать в ос­но­ван­ных ими шко­лах. Есте­ствен­но, что Ни­ки­фор при­нял при­гла­ше­ние пра­во­слав­но­го кня­зя Кон­стан­ти­на и от­верг прось­бу ка­то­ли­ка За­мой­ско­го. Од­на­ко, несмот­ря на кон­фес­сио­наль­ные рас­хож­де­ния и про­бле­му ка­лен­да­ря, у Ни­ки­фо­ра сло­жи­лись в этот пе­ри­од хо­ро­шие от­но­ше­ния с поль­ским канц­ле­ром.
В пе­ри­од за­то­че­ния пат­ри­ар­ха Иере­мии на ост­ро­ве Ро­дос Ни­ки­фор про­явил ис­клю­чи­тель­ную ак­тив­ность в де­лах Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та. Ему при­шлось столк­нуть­ся с край­ним упад­ком дел в пат­ри­ар­хии. Он упо­треб­лял все свои си­лы на вос­ста­нов­ле­ние за­кон­ной вла­сти и по­ряд­ка в Церк­ви, но по­тер­пел по­ра­же­ние. Его от­пра­ви­ли в ссыл­ку на ост­ров Кипр. Он был так­же окле­ве­тан пе­ред рус­ским по­слом, что име­ло нема­лое зна­че­ние, по­сколь­ку рус­ское вли­я­ние на де­ла Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та в то вре­мя бы­ло весь­ма ве­ли­ко.
Од­на­ко Ни­ки­фор бе­жал из за­клю­че­ния и вновь вклю­чил­ся в борь­бу за ка­но­ни­че­ский строй в Церк­ви. За вре­мя от­сут­ствия пат­ри­ар­ха Иере­мии управ­лять рас­стро­ен­ны­ми де­ла­ми пат­ри­ар­ха­та при­шлось Ни­ки­фо­ру, что бы­ло тя­же­лой за­да­чей, так как пат­ри­ар­хия бы­ла ра­зо­ре­на и име­ла огром­ные дол­ги.
Ни­ки­фор очень чтил пат­ри­ар­ха Иере­мию, ко­то­ро­го на­зы­вал че­ло­ве­ком свя­той жиз­ни, и пат­ри­арх Иере­мия был воз­вра­щен на пре­стол бла­го­да­ря его уси­ли­ям. Од­на­ко воз­вра­ще­ние Иере­мии на пре­стол в кон­це 1587 го­да не осво­бо­ди­ло Ни­ки­фо­ра от тя­же­лых обя­зан­но­стей по на­ла­жи­ва­нию дел в пат­ри­ар­хии. Пат­ри­арх Иере­мия ре­шил са­мо­лич­но от­пра­вить­ся "на свя­тую Русь" про­сить по­мо­щи, а ме­сто­блю­сти­те­лем пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла оста­вил Ни­ки­фо­ра. Та­ким об­ра­зом Ни­ки­фор, оста­ва­ясь в сане диа­ко­на, в об­щей слож­но­сти в те­че­ние трех лет управ­лял де­ла­ми пат­ри­ар­ха­та – воз­мож­но, уни­каль­ный слу­чай в ис­то­рии пра­во­слав­ной церк­ви.
Про­зви­ще "муд­рей­ший", ко­то­рое бы­ло при­сво­е­но Ни­ки­фо­ру, со­от­вет­ство­ва­ло его да­ро­ва­ни­ям и раз­ма­ху де­я­тель­но­сти. Он поль­зо­вал­ся лю­бо­вью и пол­ным до­ве­ри­ем пат­ри­ар­ха Иере­мии, несмот­ря на мно­го­чис­лен­ных вра­гов, пы­тав­ших­ся ском­про­ме­ти­ро­вать его в гла­зах пат­ри­ар­ха. Осо­бые пра­ва, ко­то­рые Ни­ки­фор по­лу­чил в ка­че­стве эк­зар­ха, бы­ли утвер­жде­ны гра­мо­той двух пат­ри­ар­хов – Иере­мии и Ме­ле­тия Алек­сан­дрий­ско­го.
В борь­бу с уни­ей эк­зарх Ни­ки­фор пер­во­на­чаль­но всту­пил в Мол­да­вии, ор­га­ни­зо­вав осуж­де­ние унии на Со­бо­ре в Яс­сах ле­том 1595 го­да, на­ру­шив пла­ны ри­мо-ка­то­ли­ков. По ини­ци­а­ти­ве Ни­ки­фо­ра был от­стра­нен епи­скоп Ге­ор­гий (Мо­ги­ла), про­во­див­ший уни­ат­скую ли­нию. Од­новре­мен­но ре­ше­ния Яс­ско­го Со­бо­ра, в ко­то­рых уния рез­ко и су­ро­во осуж­да­лась, яви­лись под­держ­кой для пра­во­слав­ных в Поль­ше, со­про­тив­ляв­ших­ся на­силь­ствен­но­му вве­де­нию унии.
В пе­ри­од пре­бы­ва­ния Ни­ки­фо­ра в Мол­да­вии там сло­жи­лась ост­рая си­ту­а­ция. Осуж­де­ние унии про­зву­ча­ло 17 ав­гу­ста, а в сен­тяб­ре к Яс­сам по­до­шел поль­ский во­ен­ный от­ряд под на­чаль­ством Я. За­мой­ско­го, дав­но зна­ко­мо­го с Ни­ки­фо­ром. Но в ок­тяб­ре сю­да по­до­шли 42-ты­сяч­ные вой­ска та­тар и ту­рок, окру­жив­шие по­ля­ков. Непо­да­ле­ку на­хо­ди­лась еще од­на 40-ты­сяч­ная ту­рец­кая ар­мия. Ни­ки­фор всту­пил в пе­ре­го­во­ры с тур­ка­ми и су­мел до­бить­ся от­во­да та­тар­ско­го вой­ска, чем спас по­ля­ков.
На мол­дав­ском гос­по­дар­ском пре­сто­ле бла­го­да­ря Ни­ки­фо­ру был утвер­жден Иере­мия Мо­ги­ла, брат от­стра­нен­но­го епи­ско­па Ге­ор­гия. Дру­гим кан­ди­да­том был ту­рец­кий став­лен­ник, но имен­но хри­сти­а­нин Иере­мия, поль­ский кан­ди­дат, по­лу­чил по­мощь от эк­зар­ха. Воз­мож­но, что Ни­ки­фор, со­би­рав­ший­ся в это вре­мя ехать в Поль­шу по де­лам унии, рас­счи­ты­вал на при­зна­тель­ную оцен­ку его дей­ствий со сто­ро­ны поль­ско­го пра­ви­тель­ства. Но во­пре­ки та­ким ожи­да­ни­ям гет­ман За­мой­ский ко­вар­но пред­ло­жил Ни­ки­фо­ру за­ехать в по­гра­нич­ный го­род Хо­тин для встре­чи с ним. На са­мом де­ле это бы­ла ло­вуш­ка, и Ни­ки­фор, при­е­хав в Хо­тин, был тот­час аре­сто­ван как ту­рец­кий шпи­он. Ни­ки­фор про­вел в за­клю­че­нии пол­го­да. Опа­са­ясь его вли­я­ния на пра­во­слав­ных, поль­ское пра­ви­тель­ство и ко­роль Си­гиз­мунд III не со­би­ра­лись его вы­пус­кать.
То­гда Ни­ки­фор бе­жал из за­клю­че­ния, но вме­сто воз­вра­ще­ния в без­опас­ность, в Кон­стан­ти­но­поль, он углу­бил­ся в поль­ские зем­ли с це­лью вы­пол­нить свой долг по за­щи­те пра­во­сла­вия от унии. При­бы­тие Ни­ки­фо­ра в Брест на Со­бор, ку­да он явил­ся под по­кро­ви­тель­ством кня­зя Кон­стан­ти­на Острож­ско­го, име­ло ре­ша­ю­щее зна­че­ние для даль­ней­ше­го раз­ви­тия со­бы­тий. Ар­хи­ди­а­кон Ни­ки­фор с его гро­мад­ным опы­том и умом су­мел ор­га­ни­зо­вать пра­во­слав­ных и про­ве­сти за­се­да­ния пра­во­слав­ной сто­ро­ны так, что ре­ше­ния пра­во­слав­но­го Со­бо­ра по­лу­чи­ли за­кон­ную си­лу, а уни­а­ты бы­ли осуж­де­ны. До­не­се­ния в Рим пап­ско­го нун­ция и при­став­лен­но­го к Ни­ки­фо­ру иезу­и­та Пет­ра Ар­ку­дия сви­де­тель­ству­ют о рас­те­рян­но­сти, бес­по­кой­стве и оже­сто­че­нии ри­мо-ка­то­ли­ков. Ни­ки­фор, по их мне­нию, был очень опа­сен, под­ры­вал ав­то­ри­тет ко­ро­ля, при­сво­ил се­бе непод­ле­жа­щую власть и т.д.
Сра­зу по­сле Со­бо­ра на­ча­лись го­не­ния на пра­во­слав­ных, но и в этих усло­ви­ях Ни­ки­фор про­дол­жал ве­сти се­бя неза­ви­си­мо и бес­страш­но. Ко­гда Ки­рилл (Лу­карь) и дру­гие гре­ки по­спеш­но по­ки­ну­ли стра­ну, Ни­ки­фор остал­ся, про­дол­жая ор­га­ни­зо­вы­вать со­про­тив­ле­ние унии, рас­сы­лая по­сла­ния, обод­ряя и убеж­дая ма­ло­душ­ных. Он пре­бы­вал в зем­лях кня­зя Кон­стан­ти­на Острож­ско­го и пре­по­да­вал в Острож­ской ака­де­мии.
Вско­ре Ни­ки­фор был об­ви­нен в шпи­о­на­же в поль­зу Тур­ции. Ини­ци­а­то­ром пре­сле­до­ва­ния Ни­ки­фо­ра вы­сту­пил гет­ман Я. За­мой­ский. Ни­ки­фор был при­вле­чен к су­ду, на ко­то­ром об­ви­ни­те­лям не уда­лось ни­че­го до­ка­зать. Об­ви­ня­ли Ни­ки­фо­ра не толь­ко в шпи­о­на­же, но и в дру­гих пре­ступ­ле­ни­ях, обес­пе­чи­ва­ю­щих ему смерт­ную казнь: чер­но­кни­жие, убий­ство, пре­лю­бо­де­я­ние с ма­те­рью сул­та­на, враж­деб­ные Поль­ше дей­ствия в Мол­да­вии. Все эти об­ви­не­ния не име­ли под со­бой поч­вы, а лишь изоб­ли­ча­ли нена­висть к Ни­ки­фо­ру со сто­ро­ны ор­га­ни­за­то­ров унии. Ни­ки­фор дер­жал­ся неза­ви­си­мо и ре­ши­тель­но от­вел все об­ви­не­ния. Суд за­кон­чил­ся пол­ным про­ва­лом об­ви­ни­те­лей, од­на­ко Ни­ки­фор на сво­бо­ду вы­пу­щен не был.
Без вся­ко­го при­го­во­ра он был от­прав­лен в Маль­борг­ский за­мок. Хо­тя судь­бой эк­зар­ха ин­те­ре­со­вал­ся ту­рец­кий сул­тан, ко­роль Си­гиз­мунд III за­ве­рил его, что Ни­ки­фор по­мо­га­ет ка­за­кам и яв­ля­ет­ся мос­ков­ским шпи­о­ном. Хо­да­тай­ства гре­че­ских иерар­хов, в част­но­сти, Алек­сан­дрий­ско­го пат­ри­ар­ха Ме­ле­тия, бы­ли про­игно­ри­ро­ва­ны поль­ским пра­ви­тель­ством. Князь Кон­стан­тин Острож­ский, вы­сту­пав­ший в за­щи­ту Ни­ки­фо­ра, так­же не про­явил осо­бой на­стой­чи­во­сти.
Через два го­да по­сле про­цес­са Ни­ки­фор умер в за­клю­че­нии от го­ло­да. Смерть Ни­ки­фо­ра тща­тель­но скры­ва­лась по­ля­ка­ми, но, тем не ме­нее, в на­сто­я­щее вре­мя об­на­ру­же­но несколь­ко до­ку­мен­тов, с до­сто­вер­но­стью сви­де­тель­ству­ю­щих о его на­силь­ствен­ной смер­ти. Важ­ней­шим из них яв­ля­ет­ся об­на­ру­жен­ное Жу­ко­ви­чем пись­мо Ипа­тия По­цея Яну Са­пе­ге с упо­ми­на­ни­ем "из­мен­ни­ка Ни­ки­фо­ра, из­дох­ше­го в Маль­бор­ке". Дру­гие два сви­де­тель­ства при­над­ле­жат пра­во­слав­ным. В од­ном из них го­во­рит­ся, что Ни­ки­фор за­му­чен в 1599 го­ду; в дру­гом он упо­ми­на­ет­ся вме­сте со Сте­фа­ном Зи­за­ни­ем, так­же по­стра­дав­шим за ве­ру.
Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ки­фор как рев­ност­ный за­щит­ник пра­во­сла­вия и бо­рец про­тив унии был ка­но­ни­зо­ван Свя­щен­ным Си­но­дом Укра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви как мест­но­чти­мый свя­той в 2001 го­ду с уста­нов­ле­ни­ем па­мя­ти ему 6 ок­тяб­ря. Чин про­слав­ле­ния был со­вер­шён мит­ро­по­ли­том Ки­ев­ским Вла­ди­ми­ром 28 ок­тяб­ря то­го же го­да в Львов­ском Ге­ор­ги­ев­ском ка­фед­раль­ном со­бо­ре. Вско­ре Свя­той Си­нод Бе­ло­рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, рас­смот­рев жи­тие, тру­ды, по­дви­ги и цер­ков­ное слу­же­ние ар­хи­ди­а­ко­на Ни­ки­фо­ра, про­сла­вил его в ли­ке свя­щен­но­му­че­ни­ков в чис­ле мест­но­чти­мых свя­тых Бе­ло­рус­ско­го Эк­зар­ха­та де­я­ни­ем от 31 ян­ва­ря 2002 го­да. Так как день его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны неиз­ве­стен, при его про­слав­ле­нии его имя лишь бы­ло вне­се­но в Со­бор Бе­ло­рус­ских свя­тых.

Случайный тест