Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

10 июня

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай ро­дил­ся в 1872 го­ду в се­ле Стра­хо­во Кли­мов­ской во­ло­сти Ка­шир­ско­го уез­да Туль­ской гу­бер­нии в дво­рян­ской се­мье. Его отец, Сте­пан Ари­стов, был вла­дель­цем име­ния при се­ле Стра­хо­во, а при се­ле Овеч­ки­но имел бо­лее пя­ти­сот де­ся­тин зем­ли. Ни­ко­лай по­лу­чил об­ра­зо­ва­ние в гим­на­зии и в те­че­ние двух лет, в 1895–1896 го­дах, был управ­ля­ю­щим име­ния у по­ме­щи­ка Аля­бье­ва в Туль­ском уез­де. Бо­лее все­го его влек­ла то­гда ху­до­же­ствен­ная фо­то­гра­фия, по­лу­чив­шая в это вре­мя боль­шое рас­про­стра­не­ние и до­бив­ша­я­ся зна­чи­тель­ных успе­хов как по ка­че­ству, так и по ху­до­же­ствен­но­сти ис­пол­не­ния, и Ни­ко­лай по­сту­пил уче­ни­ком фо­то­гра­фа в фо­то­гра­фи­че­скую ма­стер­скую в Сер­ги­е­вом По­са­де. В 1900 го­ду он за­вел свою фо­то­ма­стер­скую в го­ро­де Алек­сан­дро­ве.
У Ни­ко­лая Сте­па­но­ви­ча и его су­пру­ги Ли­дии бы­ло две до­че­ри, при рож­де­нии тре­тье­го ре­бен­ка су­пру­га при ро­дах скон­ча­лась, а через пол­го­да умер мла­де­нец, и впо­след­ствии Ни­ко­лай Сте­па­но­вич жил вдов­цом, сам вос­пи­ты­вая до­че­рей. Бу­дучи бла­го­че­сти­вым цер­ков­ным че­ло­ве­ком, он и до­че­рей вос­пи­тал в бла­го­че­стии и люб­ви к Церк­ви. И во­ис­ти­ну, ко­го Гос­подь лю­бит, то­го на­ка­зы­ва­ет: од­на из до­че­рей за­бо­ле­ла ме­нин­ги­том и, хо­тя она вы­жи­ла, по­след­ствия этой бо­лез­ни оста­лись у нее до кон­ца жиз­ни.
В 1917 го­ду Ни­ко­лай Сте­па­но­вич пе­ре­ехал с до­че­ря­ми в Сер­ги­ев По­сад и от­крыл здесь фо­то­ма­стер­скую, но от­ка­зал­ся от нее в 1929 го­ду, ко­гда окон­ча­тель­но опре­де­ли­лись мас­шта­бы эко­но­ми­че­ско­го раз­ру­ше­ния стра­ны, уни­что­же­ния лю­бой че­ло­ве­че­ской ини­ци­а­ти­вы и раз­граб­ле­ния на­ро­да боль­ше­ви­ка­ми. Кро­ме то­го, оста­ток сво­ей жиз­ни Ни­ко­лай Сте­па­но­вич же­лал це­ли­ком по­свя­тить слу­же­нию Церк­ви. И Гос­подь при­нял его на­ме­ре­ние и уго­то­вал ему му­че­ни­че­ский пре­крас­ный ве­нец.
В июле 1930 го­да Ни­ко­лай Сте­па­но­вич был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на к церк­ви свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла в Сер­ги­е­вом По­са­де, пе­ре­име­но­ван­ном к то­му вре­ме­ни в За­горск, и 5 ап­ре­ля сле­ду­ю­ще­го го­да был аре­сто­ван и за­клю­чен в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве.
От­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, диа­кон Ни­ко­лай ска­зал: «Про­тив вла­сти ни­че­го не го­во­рил и счи­таю, что за со­вет­скую власть, как за го­су­дар­ство, в ко­то­ром мы жи­вем и от ко­то­ро­го за­ви­сим, мы долж­ны мо­лить­ся, чтобы улуч­шить по­ло­же­ние Церк­ви и предот­вра­тить го­не­ние на Цер­ковь, то есть до­бить­ся, чтобы со­вет­ская власть не устра­и­ва­ла го­не­ние на ре­ли­гию, ко­то­рое мы в на­сто­я­щее вре­мя от­ча­сти и чув­ству­ем, – в част­но­сти, я счи­таю, что аре­сто­ван за то, что от­дал се­бя на слу­же­ние Бо­гу»[1].
Диа­ко­на Ни­ко­лая об­ви­ни­ли в том, что он со­сто­ял чле­ном за­гор­ско­го фили­а­ла контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции и за­ни­мал­ся ан­ти­со­вет­ской мо­нар­хи­че­ской аги­та­ци­ей. Вла­сти под­ра­зу­ме­ва­ли под этим по­ми­на­ние в хра­ме за упо­кой Рос­сий­ских им­пе­ра­то­ров, ко­гда диа­ко­ну Ни­ко­лаю при­хо­ди­лось чи­тать вслух их име­на по по­дан­ным за­пис­кам. Это­го для со­труд­ни­ков ОГПУ ока­за­лось до­ста­точ­но, чтобы вы­не­сти су­ро­вое ре­ше­ние.
6 июня 1931 го­да Кол­ле­гия ОГПУ при­го­во­ри­ла диа­ко­на Ни­ко­лая Ари­сто­ва к рас­стре­лу; он был рас­стре­лян 10 июня 1931 го­да и по­гре­бен в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле на Ва­гань­ков­ском клад­би­ще в Москве.
По­сле то­го, как от­ца Ни­ко­лая рас­стре­ля­ли, до­че­рям вы­нес­ли из тюрь­мы остав­ши­е­ся от него ве­щи и за­пис­ку, в ко­то­рой он про­сил млад­шую дочь На­деж­ду не остав­лять сво­им по­пе­че­ни­ем боль­ную сест­ру. На­деж­де бы­ло то­гда два­дцать три го­да, и она ра­бо­та­ла в шко­ле учи­тель­ни­цей. Сра­зу же по­сле рас­стре­ла от­ца ее вы­звал ди­рек­тор шко­лы и ска­зал: «Вас ви­де­ли в хра­ме, – или цер­ковь, или шко­ла». Без ма­лей­ших ко­ле­ба­ний На­деж­да вы­бра­ла Цер­ковь, тут же на­пи­са­ла за­яв­ле­ние об уволь­не­нии и устро­и­лась на дру­гую ра­бо­ту. Вско­ре по­сле му­че­ни­че­ской кон­чи­ны от­ца сест­ры при­юти­ли в сво­ем до­ме се­мью аре­сто­ван­но­го свя­щен­ни­ка, про­то­и­е­рея Вла­ди­ми­ра Мед­ве­дю­ка[2]. Мо­лит­ва­ми от­ца-му­че­ни­ка На­деж­да без­мя­теж­но и бла­го­че­сти­во про­жи­ла жизнь, уха­жи­вая за сест­рой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Май».
Тверь. 2007. С. 249-252


При­ме­ча­ния

[1] ГАРФ. Ф. 10035, д. П-60406, т. 1, л. 44.

[2] Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир (Мед­ве­дюк); па­мять 20 но­яб­ря/3 де­каб­ря.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(6 голосов: 5 из 5)