Дни памяти:

16 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

4 июля

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай ро­дил­ся в 1867 го­ду в се­ле Му­ром­це­во Дмит­ров­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Пет­ра Алек­се­е­ви­ча Ро­за­но­ва. Ни­ко­лай по­сту­пил в Вифан­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, но окон­чил толь­ко два клас­са; в 1890 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на к По­кров­ско­му хра­му в се­ле Ку­ли­ко­во Дмит­ров­ско­го уез­да, а в 1905-м – во свя­щен­ни­ка к Ни­коль­ско­му хра­му в се­ле Чер­лен­ко­во Во­ло­ко­лам­ско­го уез­да[a]. С 1914 го­да он стал слу­жить в Москве в хра­ме Ми­ха­и­ла Ар­хан­ге­ла при Со­ло­дов­ни­че­ской бо­га­дельне, с 1920 го­да – в Мит­ро­фа­ни­ев­ской церк­ви в Пет­ров­ском пар­ке, с 1921 го­да – в Воз­не­сен­ской церк­ви в го­ро­де Зве­ни­го­ро­де. Во все вре­мя сво­е­го слу­же­ния с 1901 го­да он пре­по­да­вал цер­ков­но-сла­вян­ский язык в Ку­ли­ков­ской цер­ков­но-при­ход­ской шко­ле, а за­тем За­кон Бо­жий в зем­ских шко­лах[1]. В 1928 го­ду отец Ни­ко­лай был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея и за­тем на­граж­ден мит­рой.
18 мар­та 1938 го­да некий ин­спек­тор финан­со­во­го от­де­ла на­пра­вил в НКВД за­яв­ле­ние, в ко­то­ром пи­сал: «Про­шу при­нять со­от­вет­ству­ю­щие ме­ры и не до­пу­стить яв­ле­ний со сто­ро­ны слу­жи­те­ля куль­та (фа­ми­лия мне неиз­вест­на, но из го­ро­да Зве­ни­го­ро­да), ко­то­рый имел раз­го­вор о кон­сти­ту­ции. Еха­ли вме­сте из Моск­вы в од­ном ва­гоне...»[2]
На сле­ду­ю­щий день ин­спек­тор был вы­зван сле­до­ва­те­лем на до­прос. Он по­ка­зал: «Я ехал из го­ро­да Моск­вы, в од­ном ва­гоне со мной еха­ли два ста­ри­ка. Один из них ока­зал­ся свя­щен­ни­ком Ро­за­но­вым, ко­то­рый рас­про­стра­нял контр­ре­во­лю­ци­он­ную кле­ве­ту в от­но­ше­нии со­вет­ской вла­сти, го­во­рил: “Свя­щен­ни­ков аре­сто­вы­ва­ют непра­виль­но, так как кон­сти­ту­ция го­во­рит за пол­ную сво­бо­ду и непри­кос­но­вен­ность лич­но­сти. Кон­сти­ту­ция фаль­ши­вая, она из­да­на для об­ма­на ра­бо­чих и кре­стьян. Ста­лин на­ду­мал кон­сти­ту­цию для вти­ра­ния оч­ков, на­пи­са­на в кон­сти­ту­ции сво­бо­да, а на де­ле на­си­лие”»[3].
Про­то­и­е­рей Ни­ко­лай, ко­то­ро­му ис­пол­ни­лось то­гда семь­де­сят два го­да, был аре­сто­ван 21 мар­та 1938 го­да, по­ме­щен в зве­ни­го­род­скую тюрь­му и в тот же день до­про­шен.
– Ва­ше со­ци­аль­ное по­ло­же­ние по­сле ре­во­лю­ции 1917 го­да? – спро­сил его сле­до­ва­тель.
– Слу­жил свя­щен­ни­ком по день мо­е­го аре­ста, то есть до 21 мар­та, в про­дол­же­ние со­ро­ка вось­ми лет без пе­ре­ры­ва.
Вско­ре сле­до­ва­тель, вед­ший де­ло, был аре­сто­ван, и 8 мая уже дру­гой сле­до­ва­тель вновь до­про­сил свя­щен­ни­ка. Од­на­ко, несмот­ря на арест сле­до­ва­те­ля за со­вер­шен­ные им без­за­ко­ния, при­шед­ший на его ме­сто, де­лал то же са­мое: он при­влек к след­ствию штат­но­го сви­де­те­ля, ко­то­рый под­пи­сал необ­хо­ди­мые про­то­ко­лы до­про­сов, и за­тем за­явил от­цу Ни­ко­лаю:
– Вы об­ви­ня­е­тесь в вы­ска­зы­ва­нии кле­ве­ты в от­но­ше­нии со­вет­ской вла­сти...
– Ви­нов­ным се­бя в этом не при­знаю. Но, дей­стви­тель­но, я вы­ска­зы­вал недо­воль­ство от­но­си­тель­но со­вет­ской вла­сти за непо­силь­ные на­ло­ги, ко­то­рые бы­ли на­ло­же­ны на ме­ня, как на свя­щен­ни­ка, рай­он­ным финан­со­вым от­де­лом, – от­ве­тил свя­щен­ник.
7 июня 1938 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Ни­ко­лая к рас­стре­лу, и 10 июня в Та­ган­ской тюрь­ме в Москве с него бы­ла сня­та фо­то­гра­фия для па­ла­ча. Про­то­и­е­рей Ни­ко­лай Ро­за­нов был рас­стре­лян 4 июля 1938 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Июнь».
Тверь. 2008. С. 383-386


При­ме­ча­ния

[a] Ныне Ша­хов­ской рай­он Мос­ков­ской об­ла­сти.

[1] РГИА. Ф. 831, д. 242, л. 58. ЦИАМ. Ф. 2121, оп. 1, д. 1873, 1916 г., л. 290 об-292.
[2] ГАРФ. Ф. 10035, д. 24210, л. 6.
[3] Там же. Л. 8.

Случайный тест