Дни памяти

24 октября – Собор всех святых, в Оптиной пустыни просиявших

21 января

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ник Па­ф­ну­тий ро­дил­ся в 1866 го­ду в де­ревне По­бед­ное Мцен­ско­го уез­да Ор­лов­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Фе­до­ра Ко­сти­на и в кре­ще­нии был на­ре­чен Бо­ри­сом. Пер­во­на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние он по­лу­чил в сель­ской шко­ле. Бо­рис был млад­шим у ро­ди­те­лей, и отец бла­го­сло­вил его ид­ти в мо­на­стырь. Он по­сту­пил в Оп­ти­ну Пу­стынь и на трид­цать чет­вер­том го­ду жиз­ни, 5 ав­гу­ста 1900 го­да, был по­стри­жен в мо­на­ше­ство с име­нем Па­ф­ну­тий; 23 ав­гу­ста 1904 го­да он был ру­ко­по­ло­жен во иеро­ди­а­ко­на, а 8 ав­гу­ста 1910 го­да — во иеро­мо­на­ха.
26 июня 1914 го­да иеро­мо­нах Па­ф­ну­тий был ко­ман­ди­ро­ван в ка­че­стве свя­щен­но­слу­жи­те­ля в Управ­ле­ние 8-й брига­ды Го­со­пол­че­ния Мос­ков­ско­го Во­ен­но­го Окру­га. По окон­ча­нии Пер­вой ми­ро­вой вой­ны он вер­нул­ся в оби­тель и слу­жил в ней до ее окон­ча­тель­но­го за­кры­тия в 1923 го­ду. По­сле вы­се­ле­ния из мо­на­сты­ря отец Па­ф­ну­тий по­се­лил­ся в де­ревне Со­сен­ка Ко­зель­ско­го рай­о­на Ка­луж­ской об­ла­сти и стал со­вер­шать те или иные тре­бы по прось­бе кре­стьян.
В 1937 го­ду иеро­мо­нах Па­ф­ну­тий по­се­тил свою ро­ди­ну, ве­ро­ят­но ду­мая остать­ся здесь до сво­ей кон­чи­ны — в это вре­мя он уже был бо­лен ту­бер­ку­ле­зом, но Гос­подь опре­де­лил ина­че. Узнав, что за ним сле­дят, и уже со­труд­ни­ки НКВД при­хо­ди­ли и ин­те­ре­со­ва­лись при­е­хав­шим мо­на­хом, он воз­вра­тил­ся в де­рев­ню Со­сен­ка. Здесь он силь­но раз­бо­лел­ся и во вре­мя бо­лез­ни, 13 де­каб­ря 1937 го­да, был аре­сто­ван и за­клю­чен в ка­ме­ру пред­ва­ри­тель­но­го за­клю­че­ния при Ко­зель­ском рай­он­ном от­де­ле­нии НКВД. То­гда же в те­че­ние че­ты­рех дней бы­ли аре­сто­ва­ны су­пру­га свя­щен­ни­ка, слу­жив­ше­го до сво­е­го аре­ста в Бла­го­ве­щен­ской церк­ви в Ко­зель­ске, ста­ро­ста этой церк­ви и шесть мо­на­хинь и по­слуш­ниц Ша­мор­дин­ско­го мо­на­сты­ря. Все они об­ви­ня­лись в том, что, встре­ча­ясь в до­ме су­пру­ги аре­сто­ван­но­го свя­щен­ни­ка и «бу­дучи враж­деб­но на­стро­е­ны к по­ли­ти­ке со­вет­ской вла­сти, вза­им­но до­го­во­рив­шись меж­ду со­бой, со­би­ра­ли неле­галь­ные ре­ли­ги­оз­ные сбо­ри­ща, ку­да во­вле­ка­ли от­ста­лую часть кол­хоз­ниц и кол­хоз­ни­ков, рас­про­стра­ня­ли ре­ли­ги­оз­ные ли­стов­ки и про­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию сре­ди на­се­ле­ния...»[1]
Сра­зу же по­сле аре­ста сле­до­ва­тель до­про­сил от­ца Па­ф­ну­тия.
— След­ствие рас­по­ла­га­ет сви­де­тель­ски­ми по­ка­за­ни­я­ми о том, что вы как... мо­нах со­сто­я­ли в контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции, воз­глав­ля­е­мой по­па­дьей... про­во­ди­ли по ее за­да­нию сре­ди на­се­ле­ния контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию про­тив со­вет­ской вла­сти и ее ме­ро­при­я­тий. След­ствие тре­бу­ет дать прав­ди­вые по­ка­за­ния.
— Ви­нов­ным се­бя в этом не при­знаю, в контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции я не со­сто­ял и аги­та­ции не вел.
— След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми о том, что в де­каб­ре 1936 го­да вы про­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию про­тив пе­ре­пи­си на­се­ле­ния. Тре­бу­ем прав­ди­вых по­ка­за­ний.
— Ви­нов­ным в этом се­бя не при­знаю...
— След­ствие име­ет точ­ные дан­ные о том, что вы по за­да­нию по­па­дьи... про­во­ди­ли в де­каб­ре 1937 го­да контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию про­тив вы­бо­ров в Вер­хов­ный Со­вет. Тре­бу­ем прав­ди­вых по­ка­за­ний.
— Ви­нов­ным се­бя в про­ве­де­нии контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции не при­знаю и про­тив вы­бо­ров в Вер­хов­ный Со­вет не вы­сту­пал.
— При­зна­е­те ли се­бя ви­нов­ным в предъ­яв­лен­ном об­ви­не­нии?
— Ви­нов­ным се­бя в предъ­яв­лен­ном об­ви­не­нии... не при­знаю...
16 де­каб­ря 1937 го­да бы­ло со­став­ле­но об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние и де­ло от­прав­ле­но на рас­смот­ре­ние вне­су­деб­ной трой­ки. Су­дя по то­му, как раз­ви­ва­лись даль­ней­шие со­бы­тия, ма­те­ри­а­лы де­ла бы­ли пе­ре­да­ны лишь на от­ца Па­ф­ну­тия, и 5 ян­ва­ря 1938 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла его к рас­стре­лу. Мо­на­хи­ни, цер­ков­ная ста­ро­ста и же­на свя­щен­ни­ка, най­дя, ве­ро­ят­но, воз­мож­ность до­го­во­рить­ся со сле­до­ва­те­ля­ми, в фев­ра­ле 1938 го­да бы­ли из-под стра­жи осво­бож­де­ны.
Иеро­мо­нах Па­ф­ну­тий (Ко­стин) был рас­стре­лян на рас­све­те дня празд­ни­ка Бо­го­яв­ле­ния, 19 ян­ва­ря 1938 го­да, и по­гре­бен в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Оп­ти­ной пу­сты­ни». Вве­ден­ский став­ро­пи­ги­аль­ный муж­ской мо­на­стырь Оп­ти­на пу­стынь. 2008 г. Стр. 165–170.

При­ме­ча­ния

[1] УФСБ Рос­сии по Ка­луж­ской обл. Д. П-13238. Л 11.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест