Дни памяти:

Житие

Пя­тый Все­лен­ский Со­бор (Кон­стан­ти­но­поль­ский II) был в Кон­стан­ти­но­по­ле, при свя­том бла­го­вер­ном ца­ре Юс­ти­ни­ане I (527–565), в 553 го­ду, для ре­ше­ния во­про­са о пра­во­ве­рии трех дав­но умер­ших епи­ско­пов: Фе­о­до­ра Моп­су­ет­ско­го, Фе­о­до­ри­та Кир­ско­го и Ивы Эдес­ско­го, ко­то­рые еще во вре­ме­на Тре­тье­го Все­лен­ско­го Со­бо­ра (431; па­мять 9 сен­тяб­ря) в сво­их пи­са­ни­ях вы­ра­жа­ли несто­ри­ан­ские мне­ния. Так как Со­бор Хал­ки­дон­ский (451; па­мять 16 июля), осу­див­ший мо­но­фи­зи­тов и об­ви­ня­е­мый ими в несто­ри­ан­стве, не осу­дил трех ука­зан­ных епи­ско­пов (рав­но как и Тре­тий Все­лен­ский), то, чтобы от­нять у ев­ти­хи­ан по­вод к об­ви­не­нию пра­во­слав­ных в со­чув­ствии несто­ри­ан­ству и рас­по­ло­жить ере­ти­че­ству­ю­щую пар­тию к еди­не­нию с по­сле­до­ва­те­ля­ми Хал­ки­дон­ско­го Со­бо­ра, свя­той Юс­ти­ни­ан из­дал указ, в ко­то­ром в трех от­дель­ных «Гла­вах» осуж­да­лись три упо­мя­ну­тых епи­ско­па. Но так как этот указ не был при­знан все­ми пред­ста­ви­те­ля­ми Церк­ви (осо­бен­но на За­па­де и, в част­но­сти, в Аф­ри­ке), то воз­ник спор о «Трех гла­вах». Для ре­ше­ния это­го спо­ра и был со­зван Пя­тый Все­лен­ский Со­бор.

На этом Со­бо­ре при­сут­ство­ва­ло 165 епи­ско­пов. Па­па Ви­ги­лий (537–555), быв­ший в Кон­стан­ти­но­по­ле, от­ка­зал­ся участ­во­вать в Со­бо­ре, хо­тя был три ра­за при­гла­ша­ем офи­ци­аль­ной де­пу­та­ци­ей от име­ни со­брав­ших­ся епи­ско­пов и са­мо­го им­пе­ра­то­ра. Со­бор от­крыл­ся под пред­се­да­тель­ством свя­то­го Ев­ти­хия, пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го (552–565; 577–582). Со­глас­но им­пе­ра­тор­ско­му эдик­ту, де­ло о «Трех гла­вах» бы­ло тща­тель­но рас­смот­ре­но в про­дол­же­нии вось­ми за­се­да­ний с 4 мая по 2 июня 553 го­да. Ана­фе­ма (про­кля­тие) бы­ла про­из­не­се­на на ли­цо и на уче­ние Фе­о­до­ра Моп­су­ет­ско­го без­услов­но; но от­но­си­тель­но Фе­о­до­ри­та и Ивы осуж­де­ние огра­ни­чи­лось толь­ко неко­то­ры­ми со­чи­не­ни­я­ми, ли­ца же их как очи­щен­ные Хал­ки­дон­ским Со­бо­ром без со­мне­ния, вслед­ствие рас­ка­я­ния, бы­ли по­ща­же­ны от ана­фе­мы. Необ­хо­ди­мость этой ме­ры бы­ла обу­слов­ле­на тем, что в осуж­ден­ных со­чи­не­ни­ях со­дер­жа­лись вы­ска­зы­ва­ния, поз­во­ляв­шие несто­ри­а­нам тол­ко­вать в свою поль­зу опре­де­ле­ния Хал­ки­дон­ско­го Со­бо­ра. Но снис­хож­де­ние от­цов Со­бо­ра в ду­хе ико­но­мии в от­но­ше­нии лич­но епи­ско­пов Ивы и Фе­о­до­ри­та оже­сто­чи­ло мо­но­фи­зи­тов про­тив со­бор­но­го ре­ше­ния. Несмот­ря на это, им­пе­ра­тор по­ве­лел об­на­ро­до­вать со­бор­ное по­ста­нов­ле­ние, а па­пу Ви­ги­лия как еди­но­мыш­лен­ни­ка ере­ти­ков на­ка­зать от­лу­че­ни­ем от Церк­ви. Впо­след­ствии па­па со­гла­сил­ся с об­щим мне­ни­ем от­цов и под­пи­сал со­бор­ное опре­де­ле­ние. Но епи­ско­пы Ис­трии и вся об­ласть Ак­ви­лей­ско­го мит­ро­по­ли­та бо­лее ве­ка оста­ва­лись в рас­ко­ле.

На Со­бо­ре от­цы рас­смат­ри­ва­ли так­же за­блуж­де­ния пре­сви­те­ра Ори­ге­на, зна­ме­ни­то­го цер­ков­но­го учи­те­ля III ве­ка. Его уче­ние о пред­су­ще­ство­ва­нии че­ло­ве­че­ских душ бы­ло осуж­де­но. Осуж­де­ны бы­ли так­же ере­ти­ки, не при­зна­вав­шие об­щее вос­кре­се­ние мерт­вых.

Случайный тест